Форум латиноамериканских сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум латиноамериканских сериалов » Актрисы » Марион Котийяр / Marion Cotillard


Марион Котийяр / Marion Cotillard

Сообщений 31 страница 60 из 304

31

http://s3.uploads.ru/jOf0L.jpg
http://s2.uploads.ru/80KI2.jpg
http://s2.uploads.ru/lPs4K.jpg

0

32

http://s3.uploads.ru/oxq50.jpg

0

33

0

34

http://s3.uploads.ru/8LceN.jpg
http://s3.uploads.ru/EB6qc.jpg

0

35

http://s3.uploads.ru/qIL7b.jpg
http://s2.uploads.ru/pn3o6.jpg
http://s2.uploads.ru/kXhD9.jpg

0

36

http://s3.uploads.ru/VgNUt.jpg
http://s2.uploads.ru/toYiI.jpg

0

37

Марион Котийяр и Гаспар Ульель представили «Два дня, одну ночь»

В минувший вторник в парижском отеле Le Grand Rex состоялась премьера картины «Два дня, одна ночь». Ее представили исполнители главных ролей – Гаспар Ульель и Марион Котийяр. Собственно, муж последней – Гийом Кане – и снял ленту. Режиссер также присутствовал на мероприятии. Гийом Кане больше знаком российскому зрителю как актер. После главной роли в экранизации романа «Просто вместе» супруг Марион Котийяр проснулся знаменитым в нашей стране.

Фильм «Два дня, одна ночь» рассказывает о Сандре, у которой есть всего один уикенд, чтобы убедить своих коллег отказаться об бонусов во имя того, чтобы она смогла сохранить работу. Собственно, Сандру и сыграла Марион Котийяр.

Фильм «Два дня, одна ночь» - это уже не первый режиссерский опыт Гийома Кане. На его счету 3 короткометражки, сериал и 3 фильма. Последний – «Маленькие секреты», в котором он также снял свою жену, собрал по всему миру более 48 миллионов долларов. Посмотрим, насколько успешна будет новая лента. В любом случае, без внимания она не останется, ведь главную роль в ней сыграла, пожалуй, одна из самых известных во всем мире на сегодняшний день французских актрис – Марион Котийяр.

0

38

http://s2.uploads.ru/Ep9Cs.jpg
http://s2.uploads.ru/mEZDH.jpg

0

39

http://s2.uploads.ru/pe8mq.jpg
http://s2.uploads.ru/g7PsH.jpg
http://s3.uploads.ru/l7scw.jpg

0

40

http://s3.uploads.ru/7Rwa6.jpg
http://s3.uploads.ru/IpfiO.jpg

0

41

http://s2.uploads.ru/2PXEo.jpg
http://s3.uploads.ru/5N8pH.jpg

0

42

http://s2.uploads.ru/gIRv9.jpg
http://s2.uploads.ru/phNA4.jpg
http://s3.uploads.ru/nHFgP.jpg

0

43

http://s3.uploads.ru/qcFTM.jpg

0

44

http://s3.uploads.ru/4ply3.jpg

0

45

Марион Котийяр: я люблю актрис!

Звезда фильма «Ржавчина и кость» снялась в оригинальной фотосесси журнала W и дала откровенное интервью.

37-летняя оскароноская француженка рассказала, кто ее вдохновляет как актрису: «Мои родители были актерами, их кумиром был Чарли Чаплин. Любимой актрисой моей мамы была Грета Гарбо».

Марион Котийяр поведала о своем детстве: «Я всегда хотела выразить себя, став кем-то другим. Я нуждалась в опыте человеческой души, а не только своей души. Мне всегда было недостаточно собственных душевных переживаний! Когда мне было 10 или 11 лет, я играла злую экономку в лагере. Я кричала на всех. До сих пор помню чувства, которые тогда испытывала. Мне действительно нравилось играть».

Актриса рассказала о своей первой главной роли в американском фильме «Крупная рыба»: «Я была фанаткой фильма «Битлджус» и очень хотела поработать с Тимом Бертоном. Помню, как страницы со сценарием лежали под моей подушкой целый месяц. Я не знаю, как мне удалось получить эту роль, зато точно знаю, как сильно я ее хотела».

Об «Оскаре» за лучшую женскую роль, который Марион Котийяр получила за «Жизнь в розовом цвете», она вспоминает так: «Это было потрясающе. Во Франции много актеров, но у вас не будет возможности поделиться опытом друг с другом. В Америке вы показываете кино и обсуждаете его с актерами, которые знают, каково это – открыть свое сердце, душу и разум другим людям и впустить их туда. Я чувствую особую близость с актрисами… Я люблю актрис. Я люблю их! Когда в фильме нет актрисы, я как будто скучаю по ней. Без женщины – все не то».

0

46

http://s3.uploads.ru/GeqaI.jpg

0

47

http://s3.uploads.ru/9oHcP.jpg

0

48

http://s3.uploads.ru/A8tOH.jpg

0

49

http://s2.uploads.ru/M94Sp.jpg

0

50

http://s3.uploads.ru/O0G4D.jpg

0

51

Марион Котийяр обрела свое счастье в семье

37-летняя актриса рассказала об этом в интервью британскому Harper’s Bazaar, на обложке  которого она появилась.

Марион Котийяр, которая в первый раз стала мамой в мае прошлого года, открыла для себя секрет счастья. У актрисы и режиссера Гийома Кане родился сын, мальчика назвали Марсель. «С тех пор, как у меня появился Марсель, каждый день моей жизни проходил рядом с ним», - рассказала молодая мама.

Несмотря на то, что Марион Котийяр и Гийом Кане официально не поженились, актриса называет их семьей. «Последняя вещь, которую я узнала о себе, это то, что я могу быть абсолютно счастливой. Свое счастье я нашла в семье, и это для меня в новинку. У меня так было не всегда, поэтому я могу оценить, насколько я сейчас счастлива», - рассказала актриса.

На вопрос о ее планах на жизнь актриса ответила: «Я не знаю, что будет дальше в моей жизни, потому что я просто не хочу этого знать».

0

52

http://s3.uploads.ru/RKkaG.jpg

0

53

http://s2.uploads.ru/0cC95.jpg

0

54

http://s2.uploads.ru/moZw9.jpg

0

55

http://s2.uploads.ru/Quz25.jpg

0

56

http://s3.uploads.ru/2XdfO.jpg

0

57

Марион Котийяр: «Избегая счастья, я пыталась избежать новых страданий»

Родив сына, актриса начала бороться c пессимизмом, от которого не могла избавиться.

http://s2.uploads.ru/1LOKq.jpg

На серых берегах Гудзона

Июнь 2012 года. Нью-Йорк

Марион закрыла за собой дверь, сбросила кроссовки и с наслаждением выпуталась из слинга, в котором носила сына на прогулку в парк. Прогулка получилась долгой, спина противно ныла, но Марион была довольна тем, что не изменила принципиальной привычке ходить пешком. Убежденная защитница окружающей среды, она где только можно старается обойтись без экологически вредного автомобиля. Париж исхожен ею вдоль и поперек, и даже в самых удаленных уголках французской столицы никто уже не удивляется звезде мирового кино, спешащей по делам на своих двоих.

Нью-Йорк — не Париж, зелень тут еще нужно поискать. Куда как легче было бы довезти ребенка до парка на машине, чем тащить на себе, к тому же Гийому не нравится, что Марион дает папарацци возможность себя преследовать. Он всегда относился к этой стороне славы без восторга, а после рождения сына направленные на членов семьи объективы стали будить в нем зверя. В мае прошлого года в Париже он даже набросился с ломиком на двух фотографов, пытавшихся исподтишка снять прибытие Марион с новорожденным Марселем из роддома. Судебное разбирательство тянется уже больше года и обещает закончиться только в сентябре. Изначально ответчиком был Гийом, обвиняемый в нанесении побоев и краже орудий репортерского труда. Но теперь французское правосудие, серьезно настроенное на защиту частной жизни граждан, размышляет, не влепить ли «пострадавшим» по девять месяцев тюрьмы за клевету.

Попадать в юридические передряги на территории чужого государства Марион не хотела. В США такие истории принято раздувать до невероятных пропорций, да и суды могут оказаться не столь благосклонны. Поэтому она даже рада, что Гийом с головой ушел в работу над своим первым англоязычным фильмом «Кровные узы» и большую часть времени живет где-то между съемочной площадкой в Бруклине и студией в Голливуде. У него нет времени воевать с репортерами, которые соревнуются за право сделать первый четкий снимок Марселя анфас. Марион тоже занята в фильме, но они с Гийомом продумали ее график так, чтобы не приходилось надолго оставлять ребенка с няней.

Взяв сына на руки, актриса подошла к окну. Из квартиры на восемнадцатом этаже модного жилого комплекса открывался фантастический вид на изящно упакованный в гранитные набережные Гудзон. Но безупречная геометрия фонарей, скамеек и клумб наводила на актрису тоску. Все казалось слишком формальным и неживым — совсем не то, что дома, в старом парижском квартале Маре.

Актриса не планировала возвращаться к съемкам в Голливуде так скоро. Но она уже давно заметила, что ее планы — самая ненадежная вещь в мире. В конце 2010 года режиссер Кристофер Нолан, который уже работал с Марион в фильме «Начало», позвонил ей с предложением сняться в его следующем проекте — «Темный рыцарь: Возрождение легенды». «Я подумала: постойте, он же говорит про Бэтмена! — вспоминала она. — Я с детства с ума схожу по Бэтмену! Чуть не расплакалась, когда узнала, что «Возрождение легенды» будет последним фильмом о нем. А тут оказывается, я еще могу поучаствовать. Вот здорово! Первым импульсом было немедленно согласиться — на любых условиях, хоть бесплатно, но я прикинула, что в сроки, о которых говорит Крис, мне нужно будет не в кино сниматься, а ребенка рожать. У меня прямо сердце упало. Я сказала: «Крис, прости, я не могу». А он ответил: «Ничего, история у нас долгая, мы тебя дождемся. Если хочешь участвовать, я придумаю, как это организовать». Проводить много времени на площадке я не смогла бы, поэтому в сценарий специально для меня вписали небольшую роль. Моя героиня работает с Брюсом Уэйном, альтер эго Бэтмена, и он за ней немножко приударяет. Мы даже снимали кое-какие поцелуи…»

Но, несмотря на «Оскар» и теплое отношение ведущих голливудских режиссеров, Марион все еще не доверяет Америке в достаточной степени, чтобы ей было комфортно подолгу жить там.

«Мне кажется, правительство США много врет, — заявила она пять лет назад в интервью французской телепрограмме. — Я всегда подозревала, что хроника высадки американских астронавтов на Луну в 1969 году — это монтаж. А теракты 11 сентября 2001 года? Самолеты и раньше врезались в небоскребы — и здания горели, но не падали. А в Нью-Йорке две огромные башни превратились в пыль за несколько минут. Значит ли это, что Всемирный торговый центр строили с нарушением технологии или он безнадежно устарел? Возможно, его содержание обходилось кому-то слишком дорого, и этот кто-то решил, что его проще разрушить, чем модернизировать».

Эти слова аукнулись Марион через год, когда она прогремела на весь мир в роли Эдит Пиаф в фильме «Жизнь в розовом цвете». Пытаясь выяснить, что собой представляет молодое дарование, американцы выкопали запись той программы и пришли в страшное негодование. «Я же не утверждала, что знаю правду, — объясняла актриса. — У меня есть склонность сочинять теории заговора, искать во всем второе дно и тайный умысел. Я не из тех, кто верит официальным источникам. Обычно все гораздо хуже, чем нам говорят».

Суицид на глазах у любимой

Марион не всегда была такой недоверчивой пессимисткой. Когда-то, по ощущениям — примерно вечность назад, она искренне считала, что мир устроен идеально. В доме ее родителей, людей богемных и творческих, царила атмосфера праздника, не переводились гости. Мама с папой любили путешествовать в экзотические страны, откуда возвращались с кучей необычных подарков и захватывающих историй. «Все мои школьные друзья хотели жить у меня, так у нас было привольно, весело и интересно», — вспоминала Марион. Она выросла на фильмах и книгах, в которых любовь сталкивалась с преградами только для того, чтобы героически их преодолеть. И свято верила, что в жизни все так и есть.

Мужчину, которого она полюбила, звали Жюльен Рассам. Он был сыном мэтра французского кино Клода Берри, талантливым актером, а еще законченным наркоманом, унаследовавшим душевное расстройство от своей матери. К огромному удивлению Марион, ее любви оказалось не под силу ни побороть зависимость Жюльена, ни излечить его от суицидальных наклонностей. В 2000 году в припадке наркотического безумия он выбросился у нее на глазах из окна отеля Raphael на авеню Клебер…

Но и тогда судьба не закончила доказывать потрясенной Марион, что даже самая ужасная ситуация может стать еще хуже. Падение с третьего этажа не убило Жюль­ена. 32-летний мужчина оказался почти полностью парализован, прикован к инвалидному креслу, зависим от врачей и сиделок. Два года спустя он все-таки нашел способ покончить с собой, но на сей раз ни у кого из близких не хватило жестокости его за это осуждать.

Марион не нужно было ухаживать за Жюльеном день за днем, но, навещая его, она видела достаточно горя, чтобы в ее душе на долгие годы поселился страх. «Я боялась быть счастливой, — говорила актриса. — Если я видела, что мне грозит счастье, тут же находила способ все испортить. Я разговаривала об этом с людьми и обнаружила, что многим комфортнее жить, если у них все плохо. Понимаете, когда вы несчастливы, вам нечего терять, вы живете надеждой на лучшее, ведь все беды рано или поздно кончаются. А когда вам хорошо, вы терзаете себя ожиданием утраты и боли, потому что счастье тоже не может длиться вечно. Вот так, избегая счастья, вы избегаете страдания».

Новая философия Марион не предусматривала ни новой большой любви, ни материнства. Именно поэтому ей потребовалось четыре года, чтобы сказать другому мужчине: «Я люблю тебя». И еще четыре — чтобы решиться родить от него ребенка.

Игра в слабо

Осень 2002 года. Бельгия, съемочная площадка фильма «Влюбись в меня, если осмелишься»

Марион понуро сидела на лавочке, отщипывая клочки бумаги от титульной страницы сценария. Она перечитывала его снова и снова, пыталась почувствовать свою героиню, раствориться в ней, хотя бы ненадолго забыв о собственном горе. Но после февраля, когда покончил с собой Жюльен, прошло слишком мало времени, и горе, несомненно, перевешивало. Режиссер ждал от актрисы задора, бесшабашности, искры, а получал беспричинные слезы и маленькие трагедии.

Проблема заключалась еще и в том, что Гийом Кане, исполнитель главной мужской роли, раздражал Марион. Не сам по себе, а тем, что был беззастенчиво счастлив в браке с немецкой моделью и актрисой Дианой Крюгер. Марион мучилась, наблюдая со стороны счастье влюбленного человека. И жалела, что судьба так жестоко отказала в этом ей самой, завидовала и стыдилась этой зависти.

— Как дела? — Гийом появился возле скамейки, стоило ей о нем подумать.

— Не очень.

— Я тут размышлял… — Он плюхнулся рядом и запустил обе руки в волосы, ероша отрастающие после стрижки кудри. — Может, мы лучше поймем героев, если поиграем в их игру?

Марион задумалась. Своеобразные любовные отношения персонажей фильма представляли собой бесконечную череду пари, иногда смешных и безобидных, иногда — непристойных или опасных. Идея Гийома вызвала двойственную реакцию. С одной стороны, Марион терпеть не могла попадать в неловкие ситуации, не умела и не хотела смеяться над собой и сильно обижалась, когда это делали другие люди. С другой стороны, она всегда была азартной.

— Ты начинаешь, — лукаво сказал Гийом, приняв ее молчание за знак согласия.

— Ну смотри, — предупредила Марион. — Ты сам напросился.

Чувствуя себя заговорщиками, они вернулись в гостиницу. Актриса вынесла из номера поляроид.

— У тебя есть десять минут, чтобы принести мне фотографию задницы. Слабо?

Он убежал раньше, чем Марион успела добавить, что задница должна быть женской. И через несколько минут вернулся, размахивая снимком своих ягодиц.

— Раз ты так, тогда принеси мне фото пениса. — поляроид вернулся к хозяйке. — На фото должна быть твоя рука, чтобы я знал, что ты сама его сделала. На это я даю тебе… час. Слабо?

Через пятьдесят с лишним минут Марион, задыхаясь то ли от гнева, то ли от смеха, влетела в номер Гийома и бросила в него маленьким квадратиком со словами:

— Скотина! Это был самый ужасный час моей жизни!

Актер скептически посмотрел на снимок.

— И у кого из съемочной группы такой маленький?.. Даже не знаю, можно ли это засчитать!

Взвыв от возмущения, Марион принялась швырять в Гийома все, что подвернулось под руку. Адреналин бежал по венам, она давно не чувствовала себя такой живой, радостной, всемогущей и... счастливой.

На следующий день в ресторане она потребовала, чтобы Гийом уговорил красивого официанта дать ему номер телефона. «Я не знаю, как ухаживать за мужчинами, — рассказывал потом Кане. — И запросто мог получить телесные повреждения, между прочим. Пока я разливался соловьем, пытаясь соблазнить несчастного парня, Марион чуть не умерла от хохота».

Идея Гийома сработала на двести процентов.

За несколько дней едва знакомые люди превратились в лучших друзей, а над съемочной площадкой засверкали давно ожидаемые режиссером романтические фейерверки.

Съемки закончились, а дружба продолжала крепнуть. «Марион была якорем, который привязывал меня к реальности, — говорил Гийом. — После того как я снял фильм «Не говори никому», у меня случился кризис. Я испугался, что никогда больше не буду таким счастливым и свободным, как в юности, когда еще не купался в золоте, зато делал только то, что хотел. Даже отношение близких ко мне изменилось. Раньше я мог махнуть с друзьями к морю, мы брали с собой доски для серфинга, гитары, по вечерам садились на террасе с вином и спорили обо всем на свете. А после того как я стал знаменитым, никто не осмеливался возражать мне. Я месяцами не говорил ни с кем по душам — даже с людьми, с которыми жил под одной крышей. Я стал набирать работу, чтобы был повод отказываться от приглашений в гости и поездок, ссылаясь на занятость. Врал родным, врал друзьям, врал себе».

— Ты становишься скучным заносчивым засранцем, — честно предупреждала Марион, когда остальные твердили Гийому, что он просто «взрослеет» и «мудреет».

И он был ей за это благодарен. «Мне повезло, что у меня был такой особенный друг, как Марион, — рассказывал Кане позже. — Я бы с ума без нее сошел. Она напоминала мне, что по большому счету кино — всего лишь детская игра, но при этом относилась к моей одержимости, моим метаниям со всей серьезностью. Она как никто понимает, что для людей из мира кино, как для детей, нет ничего важнее их дурацких игр».

Марион поддержала Гийома и в период крушения его брака с Дианой. Работа, в которую он впрягался, спасаясь от тоски, не оставляла ему времени на жену. Наделенная прохладным темпераментом от природы, Диана совсем остыла к мужу. Но, к ее чести, Гийома за это не винила. Говорила, что выскочила замуж слишком рано, разочаровалась в браке и хочет посвятить себя карьере. Но вскоре, еще не успев официально развестись,  уже начала выходить в свет с новым другом — актером Джошуа Джексоном.

В 2006 году Гийом и Марион оказались в странной ситуации. Они оба были свободны — ничто не мешало им наконец-то признать, что любят друг друга, и уже довольно давно. Ничто, кроме страха Марион перед счастьем. Именно это так долго удерживало Гийома от признания. Он изливал невостребованные чувства в дневник, который потом положил в основу сценария своего третьего фильма — «Маленькие секреты». «В главной героине много от меня, — признавала Марион. — Например, она стесняется переодеваться при мужчине, с которым собирается заняться сексом. Должна признать, со стороны это выглядит очень странно».

Боясь разрушить жизненно важные для них обоих отношения ради такого хрупкого, ненадежного чувства, как любовь, они всеми силами скрывали истинные чувства, прятались за «непреодолимыми» внешними факторами и обстоятельствами. Но время что-то решать все-таки пришло.

К осени 2007 года Гийом и Марион выработали компромиссный вариант. Она переехала к нему в квартал Маре, но не поселилась в его просторном дуплексе, а сняла маленькую двухкомнатную квартиру через двор. «Мы должны иметь возможность побыть в одиночестве, — говорила Марион. — Он невыносим, когда работает над картиной, а мне нужно место, где я могу без свидетелей справиться с очередным эмоциональным взрывом». О том, что они не просто соседи, а любовники, долгое время знал только один человек — ее отец. Впервые Марион и Гийом официально появились вместе на публике лишь два года спустя. «Я хотела разобраться в своих чувствах, — рассказывала актриса. — Но потом решила, что мы умрем от старости раньше, чем я разберусь. Если бы я была хоть в чем-то твердо уверена, это была бы уже не я».

Материнство и медитация

Июнь 2012 года. Нью-Йорк

Уложив заснувшего Марселя в кроватку, Марион отправилась в гостиную медитировать. С восточными духовными практиками она познакомилась еще в детстве благодаря маме, но до рождения сына они оставались для нее теорией. «Я всегда была гиперчувствительна, подвержена сильным эмоциям, склонна делать из мухи слона, — говорит Марион. — И после родов все это только усилилось. Но я знаю, что мои вечные страхи и внутреннее беспокойство вредят ребенку, который в этом возрасте очень остро чувствует настроение мамы. Поэтому стараюсь зат­кнуть эмоциональный фонтан, стать более благодушной, организованной и гармоничной личностью. Я научилась относиться к себе и своим душевным терзаниям с иронией, перестала носиться как угорелая, постоянно обижаться, искать виноватых, замыкаться на своих переживаниях. Когда я с сыном, мои мысли должны быть чистыми и принадлежать только ему».

Она потянулась за уже ставшей настольной книгой — «Искусство медитации» Матье Рикара, но мягкая трель телефона заставила ее вскочить и метнуться к оставленной в прихожей сумке. Впрочем, Гийом привык дожидаться ответа долго. Бытовая неорганизованность жены для него не секрет.

— Да, любимый, привет, — прошептала Марион в трубку. — Малыш спит. Он сегодня утром проснулся в хорошем настроении, поел, погулял, так что я самая счастливая мама на свете. Знаю, что его ангельское поведение — это временно. Нет, не потому, что я его балую. Конечно, мы скучаем… А приезжай-ка для разнообразия ночевать домой. Слабо? Я люблю тебя. Пока.

Вернувшись в гостиную, она скользнула взглядом по пейзажу за окном, но он больше не вызывал отторжения. После разговора с Гийомом даже стальной Гудзон казался ей вполне симпатичной и дружелюбной рекой. Марион в очередной раз подумалось: а ведь создатели фильмов и книг были правы в том, что любовь в конце концов всегда торжествует над отчаянием, страхом, даже над смертью. Поэтому она и назвала сына Марселем — в честь боксера Марселя Сердана, погибшего возлюбленного ее героини Эдит Пиаф…

Текст: Екатерина Живова

0

58

http://s2.uploads.ru/CvPaj.jpg

+1

59

http://s3.uploads.ru/2pA3F.jpg

0

60

http://s3.uploads.ru/zL4D9.jpg

0


Вы здесь » Форум латиноамериканских сериалов » Актрисы » Марион Котийяр / Marion Cotillard