Форум латиноамериканских сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Во имя любви / Por Amor

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

1 серия
Венеция. Панорама Большого канала; качающиеся у берега гондолы, голуби… Такими картинами начинается наша теленовелла. Мы начинаем с венецианского отеля «Сиприани», где тихо, мирно досматривают свой сон Элена и Эдуарда – бразильянки, мать и дочь, приехавшие в Венецию на пятнадцать дней. В номере темно, окна задёрнуты шторами, защищающими комнату от яркого утреннего солнца. Телефонный звонок пробуждает Элену ото сна. Опрокинув стакан, Элена взяла трубку и проговорила сонным голосом: «Алло!». Добрый женский голос сообщил, что сейчас шесть утра, именно в это время, согласно служащей отеля, нужно было их разбудить. Но Элена, ничего не понимая, сказала, что она не просила будить их в шесть утра, но ситуация тут же прояснилась, так как с соседней постели встала Эдуарда и сказала, что это она просила, так как ей нужно было позвонить в Рио. Поблагодарив служащую за услугу, Элена положила трубку и укоризненно посмотрела на дочь: «Да ведь только шесть утра!».
-А в Рио час ночи. Я позвоню Марселу, чтобы узнать, дома ли он.
-Да он спит уже, наверное, - простонала Элена, откидываясь на подушки.
Эдуарда стала нажимать на кнопки. Вскоре она заговорила: трубку в доме Мота сняла служанка Зила, которая подтвердила, что Марселу дома спит мертвецким сном. «Зила ты ангел! Спасибо, только не говори никому, что я звонила, пока!» Положив трубку и уловив укоризненный, но нежный взгляд матери, Эдуарда засмеялась и сказала Элена, что любит как может.
-Мне это не нравится, - сказала Элена. – Ты же ему каждый Божий день звонишь. Мы же завтра возвращаемся, потерпи немного!
-Я ему только ещё один разочек позвоню, - попросила Эдуарда. – Только скажу, каким мы рейсом прилетаем.
-Ладно, - смягчилась Элена. – Раз уж мы встали, давай позавтракаем…
Когда Зила положила трубку, на кухню вошла хозяйка – Бранка де Баррус Мота – она пришла поторопить служанку принести лёд.
-Кто звонил? – спросила она, увидев руку Зилы, держащей трубку.
-Эдуарда, звонила узнать, спит ли уже Марселу.
Бранка усмехнулась и пошла обратно в гостиную, где её ждали гости: Мег и Тражану – старые друзья и давние компаньоны семейства Мота; их дочь Лаура; Виржиния – сестра Элены – и её муж Рафаэл. Бранка, известная сплетница и любительница шумных вечеринок, тут же сообщила всем присутствующим новость о звонке Эдуарды. Зная о ревнивой натуре будущей невестки, Бранка  «предсказала», что с таким характером Эдуарда быстро надоест Марселу.
-А Марселу спит и не знает, что ему звонили, - сказала Мег.
-И Леонарду тоже спит, - вставила Зила.
-А Милена у нас живёт на полную катушку, - сказал Арналду, муж Бранки, - она сейчас в Ангре, снимается для какого-то журнала.
-Завтра она будет здесь, - сказала Бранка ему в ответ. – Приедет примерять платье для свадьбы.
Где разговор об Эдуарде, там и об Элене: избаловала она свою дочь вконец. Далее Бранка стала обсуждать с присутствующими личную жизнь Элены, недоумевать, как так можно – за два года сменить троих мужчин.
-А что такое, Бранка? – улыбнулась Виржиния. – Она свободная женщина, что тебе не нравится.
-Да я ничего и не говорю, Виржиния… Мег, ну скажи. Вон, и Лаура чуть за Марселу замуж не вышла, а ведь они были такой красивой парой…
Лаура, привлекательная и аппетитная девушка, в одной руке держа бокал с шампанским, в другой - дымящуюся сигарету, поглядывая в сторону второго этажа, где располагались комнаты всех членов семьи, решила подняться и навестить Марселу. Ведь она питала к нему давнюю страсть и решила воспользоваться ситуацией, а вдруг тот передумает… Она подошла к двери, тихонько её приоткрыла. В это время мимо проходил Леонарду, младший брат Марселу, тайно влюблённый в Лауру. Девушка не заметила его, поэтому, когда она прошмыгнула в спальню к Марселу, Леу встал возле приоткрытой двери и стал смотреть, что она будет делать. Лауринья подошла к постели, где спал Марселу, присела на краешек, погладила парня рукой по груди, набрала в рот шампанского и приблизилась к губам Марселу. Когда тот проснулся, Лаура уже впилась в него губами, переливая своё шампанское ему в рот. Марселу еле вырвался, встал с постели и посмотрел на бывшую подружку как на сумасшедшую.
-Не могу уснуть после шампанского, - прочирикала Лаура.
-Ты с ума сошла?
-Ты даже знаешь, по кому, - пристально посмотрела на него она.
Марселу встал с постели и прошёл в ванную, взял зубную щётку и стал чистить зубы, между делом разговаривая с Лаурой. Когда та попыталась его обнять, он намекнул, что завтра едет в Ангру по работе, поэтому ему надо сейчас отоспаться.
-А ты знаешь, на этой неделе ровно два года, как мы стали встречаться, - улыбнулась она.
-А день, когда мы разбежались, ты не отмечаешь? – оттолкнул её Марселу и снова лёг в кровать. – Лаура, всему когда-то приходит конец.
-Я знаю. – Лаура присела рядом с ним. -  И поэтому буду ждать, когда разойдёшься с Эдуардой. А я ведь терпеливая. Она только что тебе звонила, интересовалась, дома ли её любовь. Ну и ревнивая. Она тебе быстро надоест… Не смотри на меня, это твоя мама так говорит…
Наконец, Марселу удалось вытурить настырную девицу из своей комнаты, правда при этом ему пришлось удовлетворить её просьбу и поцеловать её на прощание. Леу еле успел отбежать от двери, когда Лаура вышла из комнаты и закрыла дверь. Поздоровавшись с братом Марселу, разочарованная Лаура протянула ему бокал с шампанским и пошла вниз. А Леу нашёл на бокале след от губной помады Лауры и, прикоснувшись своими губами к этому месту, отпил из него…
После завтрака Элена собралась было вновь нырнуть в тёплую постель, но Эдуарда, сказав, что последний день в Венеции нельзя проводить так бездарно, вытащила её на улицу. Покатавшись на гондоле, погуляв по площади Сан-Марко, они взобрались на башню, где Элена рассказала дочери, как она приезжала сюда одна, оставив маленькую Эдуарду Виржинии, и на этом самом месте загадала желание. Тогда она пожелала вернуться сюда вместе с дочерью; и вот её желание исполнилось. Эдуарда, послушав рассказа матери, тоже захотела загадать желание: она пожелала вернуться сюда вместе с Марселу и с их маленьким сынишкой, которого они планируют завести.
-А ты не хочешь загадать желание, мама?
Немного посопротивлявшись, Элена пожелала, чтобы её дочь приехала сюда вместе с мужем и их маленьким сынишкой.
-Да ты же ведь для меня загадываешь, мама! Это не считается!
-Считается, - улыбнулась Элена. – Желание матери всегда исполняется, так что у тебя всё сбудется!..
Затем мать и дочь вернулись в гостиницу, откуда Эдуарда снова позвонила в Рио, теперь уже на работу Марселу. Жених работал на строительном предприятии, которое полностью принадлежало семейству Мота. Управлял всем этим глава семейства – Арналду Мота. Когда в зале заседаний раздался телефонный звонок, никого рядом не было. Наконец вошёл сам Арналду и поднял трубку.
-Алло, кто говорит? А, Эдуарда, привет! Это твой будущий свёкор!
-Привет, папочка, как дела? – спросила Эдуарда, услышав знакомый голос на том конце провода. Слово «папочка» неприятно задело Элену, которая находилась в этот момент в другой комнате. Арналду соединил её с Марселу, попросив попутно свою «правую руку», привлекательную и деловую на вид женщину лет сорока по имени Изабел, передать Марселу, чтобы тот занялся гостем из Сан-Паулу, показал ему Рио с высоты птичьего полёта и рассказал ему о перспективах их фирмы. Марселу, разговаривая с Эдуардой, не мог уделить ей полностью своё внимание, так как секретарши то и дело приносили какие-то бумаги, которые должен был подписать только Марселу. Да ещё и гость из Сан-Паулу, о котором только и талдычила ему Изабел по настоянию Арналду. Эдуарда из-за этого осталась недовольна разговором. Она сообщила ему номер рейса, как и обещала матери, и узнала, что Марселу летит в Ангру.
-Один? – уточнила она.
-Естественно один. Ну всё, целую, целую, я тебя люблю, люблю, пока!
Эдуарда положила трубку и на вопрос матери: «Ну как?» ответила обиженно: «Как всегда в запарке. На вертолёт опаздывал».
Спустя некоторое время они снова отправились на прогулку по городу. Идя вдоль одного из венецианских каналов, они остановились и облокотились на перила. Тогда Элена обратилась к дочери, сказав, что слышала, как Эдуарда называет Арналду папой.
-Да, называю. Иногда просто «свёкром» или «дорогой», как это делает Бранка…
-Я тебе ничего не говорю, - продолжила Элена, - просто я хочу, чтобы ты знала, что наша семья ничуть не хуже их. Больше денег не значит лучше… Понимаешь?..
-Нам столько ещё посмотреть надо, - ответила Эдуарда, делая вид, что не слышала последних слов матери.
Вместе с гостем из Сан-Паулу Марселу вышел на вертолётную площадку, где их ждал пилот Фернанду. Марселу дал ему указание полетать над Рио и его окрестностями, затем высадить гостя в аэропорту и лететь в Ангру. В то время как вертолёт пролетал над Нитероем, девочка Сандринья, девочка шести лет, увидела в небе вертолёт и сразу узнала, что там Фернанду, её брат. Девочка так засмотрелась, что не заметила как вышла на дорогу и чуть не была сбита машиной. Лидия, мать Сандры, услышав визг колёс, бросила ножницы и выскочила на улицу:
-Сандринья, давай-ка, дочка в дом, а то машина собьёт!
-Посмотри! – крикнула Сандра, указывая пальцем на вертолёт. – Там Нанду!
-Возможно, - улыбнулась Лидия и ещё раз сказала дочери возвращаться в дом.
Не успела девочка зайти, как к ней сзади подкрался почтальон и спросил: «Как зовут нашу сеньориту?»
-Сандра Гонзага Греку, - отчётливо проговорила девочка.
-Значит это тебе, - ответил почтальон и протянул ей красочную открытку из Рима. Радостная Сандринья пробежала в дом и показала открытку матери: «Смотри, от тёти Элены!». Но полностью разглядеть открытку матери она не дала. Лидия только рассмеялась и попросила дочь подняться наверх сказать папе, чтобы нашёл квитанцию за свет, а то не дай Бог ещё свет отключат…
Когда Сандра открыла дверь, Орестес рылся в сумке жены (наверное, как раз искал квитанцию). «Ты только матери не говори», - попросил он дочь.
-Ладно, не скажу. Посмотри, тётя Элена мне открытку прислала.
-Какая красивая, - проговорил Орестес, взял открытку и, посадив дочь на колени, стал читать. Элена передавала Сандринье привет и сообщила, что купила ей в Риме платье. Сандринья запрыгала от радости, выхватила открытку и поскакала в свою комнату, приговаривая: «У меня будет новое платье!»…
Орестес между тем собрался в Рио (напомню, что их семья жила в Нитерое – городе, что на другом берегу бухты, напротив Рио). Дело в том, что деньги, которые Лидия ему оставила на оплату электричества, он потратил на костюм, который собирался одеть на свадьбу Эдуарды. И он собрался теперь занять денег у Флавии, компаньонки Элены. Ему не составило труда добраться до этого тихого местечка, где располагалась фирма Элены (вместе с Флавией и Аниньей они занимались интерьером квартир). Но здание фирмы встретило его закрытыми дверями: Флавия куда-то ушла. Тогда Орестес направился в ресторан Вилсона, «неофициального» мужа Марсии – подруги Элены и Флавии. Вилсон, светловолосый мужчина лет тридцати пяти радушно принял Орестеса, сказал, что Флавия пошла в банк и скоро вернётся, и угостил его бокалом холодного пива. Орестес был частым любителем спиртного, что приносило неприятности ему и членам его семьи, поэтому от пива он не отказался.
Тем временем Элена и Эдуарда продолжали свою экскурсию. Они фотографировались и снимали друг друга на камеру на лестнице, на берегу Большого канала, рядом со стоянкой катеров. Неожиданно их внимание привлёк мужчина лет пятидесяти, показавшийся вдали. Он встретил одного прохожего, идущего ему навстречу, видимо, знакомого, и заговорил с ним на португальском языке.
-Бразильцы! – засмеялась Элена. – Да, их теперь везде можно встретить…
-А ты вроде бы вон тому понравилась, мама. Смотри, как он на тебя посмотрел.
-Глупости, он тебе улыбнулся.
-Мне улыбаться нечего, я ведь замуж выхожу. А он очень даже ничего, ты посмотри.
-Давай разыграем его! – заговорщицки подмигнула ей Элена. – Прикинемся итальянками. Давай, давай.
Элена поволокла слабо сопротивляющуюся Эдуарду вперёд, в то время как мужчина распрощался со своим знакомым и пошёл навстречу дамам.
-Сеньор! – обратилась к нему Элена по-итальянски. – Мы с дочерью из Рима, решили приехать в Венецию, посмотреть на город. Вы не могли бы нас сфотографировать?
Мужчина явно с большим удовольствием откликнулся на просьбу встретившихся ему женщин. Затем они попросили его снять их на камеру. Когда всё было готово, мужчина вдруг спросил, а можно ли ему с ними тоже сфотографироваться. Дам оказались не против и, остановив прохожего, попросили его запечатлеть их троих на фото и на видео. Когда всё было окончено, Элена и Эдуарда собрались было попрощаться с незнакомцем, как вдруг тот рассмеялся.
-А почему вы смеётесь? Что смешного?
-Любезнейшая Мария Эдуарда, мы же с вами бразильцы и недавно знакомы, - сказал мужчина теперь уже на португальском языке. – Я работаю в компании Арналду и старый друг семьи Мота. Мы с вами виделись пару раз у Бранки. Не помните?
-Нет! Не помню! – рассмеялась и Эдуарда. – Если бы вспомнила, не стала бы корчить из себя дурочку.
-Да нет, прекрасно получилось, - возразил мужчина. – Позвольте представиться – Атилиу Новелли.
-Очень приятно, - пожала ему руку Эдуарда. – А это моя мама, Элена.
-Очень приятно! – пожали друг другу руки Атилиу и Элена. – Правда, извините, что так получилось…
-Слушайте, я предлагаю, скоро время обеда, а вы, как я вижу здорово проголодались. Давайте отметим нашу встречу спагетти и вином.
Они пришли в уютное уличное кафе на берегу одного канала и, сделав заказ, стали рассказывать каждый о себе. Когда Атилиу предложил им десерт, Эдуарда слабо сопротивлялась, напоминая о своей диете, но в конце-концов не отказалась от предложения Атилиу отведать фирменное блюдо этого кафе. Затем они ещё погуляли немного. Пока Эдуарда ходила и снимала всё вокруг, Элена и Атилиу шли вместе, ведя тёплую беседу. Атилиу поведал ей, что завтра он продолжит свой путь на Восточном Экспрессе. Ему ещё предстоит побывать во Франкфурте, Париже, Лондоне…
-Восточный Экспресс? – удивилась Элена. – Да это же как у Агаты Кристи! Я всю жизнь об этом мечтала…
-Так поедемте вместе.
-Нет, ну что вы. Эдуарда выходит замуж, а я мать невесты… Нам же ещё столько сделать надо. Но как-нибудь я обязательно совершу это путешествие…
Они немного помолчали, затем Элена промолвила:
-Странно, мы с вами стоим тут и разговариваем, как старые друзья. А ведь мы всего лишь несколько часов знакомы…
-Да, - согласился Атилиу. – Бывает, чтобы стать друзьями, не нужно так много времени, а только завернёшь за угол – и вот он, друг. Скажите, вы верите в любовь с первого взгляда?
-Любовь с первого взгляда? – Элена посмотрела на него. – В общем, это возможно…
-Точно так же существует и дружба с первого взгляда.
Элена ничего не сказала ему в ответ; лишь согласно кивнула, улыбнувшись.
К тому времени Марселу уже прилетел в Ангру. Здесь у них был загородный дом, в котором в последнее время жила Милена, сестра Марселу. В доме её не оказалось, тогда Марселу понял, что та, наверное, прохлаждается сейчас на катере рядом с берегом, и пошёл туда. Милена действительно была там, она вышла  на носовую часть катера и нырнула в воду. Её действия, да и вообще вся она привлекли внимание пилота Нанду, который стоял между деревьями и смотрел на неё. Марселу прошёлся по пирсу и у катера встретился с сестрой, вылезшей из воды. Они поздоровались и Марселу сказал ей, что она полетит в Рио на вертолёте, а сам он, как только решит свои дела, поедет на машине.
-А ты со мной полетишь, Лаура? – крикнула Милена. Марселу увидел, как из катера, держа бокал с шампанским, вышла Лаура и шла по направлению к ним.
-Пожалуй, я задержусь, - проворковала она.
-А ты что здесь делаешь? Милена... – обратился он к сестре.
-Только не сердись на меня, я тут не причём... Сначала одна мне на голову сваливается, потом другая. Я её что, прогнать должна была? Пойду одеваться.
Милена удалилась, а Лаура продолжала действовать...
-Зачем я тебе сказал, что поеду в Ангру... – промолвил Марселу...
-Видишь ли, на подсознательном уровне ты тянешься ко мне, - она подошла к нему ближе. – В Рио мы вернёмся вместе.
-В Рио мы вместе не вернёмся. Вплавь доберёшься.
-Марселу, ну отчего ты такая колючка, а? – она рассмеялась толкнула его и вместе с ним прыгнула в воду...
Марсия, жена Вилсона, вернувшись из банка, увидела Флавию, и сказала подруге, что была только что у врача и что он только что подтвердил, что она беременна. Флавия кинулась обнимать подругу, затем спросила:
-А как Вилсон?
-Я ещё с ним не говорила. Он же не хочет ребёнка, ты знаешь... Я уже дважды делала аборт, он меня заставлял. Но больше слушать его я не буду. Либо я оставляю ребёнка, либо мы расходимся.
-Я думаю, что он согласится. Сама увидишь, каким замечательным отцом он станет... – принялась успокаивать Флавия Марсию, как женщины услышали голос Вилсона.
-Марсия, ты что, уснула совсем?
-О Господи, я и забыла! – она обернулась к Флавии. – Ты не видела, кто в гостиной?
-Нет, не видела, я сразу же к тебе прошла, не через гостиную. А кто там?
Марсия и Вилсон провели её в гостиную и перед ними открылась картина: Орестес, спящий на диване.
-Боже, что он здесь делает? – улыбнулась Флавия.
-Искал тебя, - рассказал Вилсон. – Я угостил его пивом, пока тебя не было, его развезло, причем очень быстро. Он и выпил-то немного. Наверное, был голодным.
Вилсон ушел, а Флавия сказала:
-За деньгами, наверное, приходил. Элена уехала.
-Он рассказывал сегодня, что получил открытку от дочери из Рима. Такой довольный был, - подхватила Марсия.
-Сомневаюсь я, что Эдуарда могла ему написать. Элена - да, но не дочь. Она его стыдится. Не так давно, Элена мне рассказывала, она перешла на другую сторону улицы, когда увидела его... Ладно, подожду, пока он проснётся, а пока расскажи мне о ребёнке...
Милена улетела с Нанду, оставив Марселу и Лауру одних. В вертолёте она спросила у пилота:
-Вы что, новенький? Раньше нас возил Валтер, а вас я не видела.
-Да, у него сегодня выходной, - ответил Нанду
-Валтер всегда такой угрюмый... Вы симпатичнее...
-Спасибо, - ответил Нанду, оглядываясь на Милену.
В это время Марселу уже садился в автомобиль, собираясь уезжать. Лаура стояла на дорожке, её лицо как бы говорило: «Неужели ты оставишь меня здесь?». Марселу сдал назад, прямо к ногам Лауры и сказал ей, что она может садиться, но если она хоть слово скажет, то высадит её на дороге. Лаура засияла и не мешкая прыгнула в машину.
День катился к концу, уже начинало смеркаться.
Элена собирала чемоданы, а Эдуарда уже лежала в кровати, собираясь заснуть. Элена говорила о новом знакомом, об Атилиу. Он был таким загадочным, ничего о себе не рассказал. Женат ли он или нет? Может, вдовец? Почему он тогда так весел?.. Говоря это, она обернулась и посмотрела на Эдуарду – та уже спала мёртвым сном.
Бранка и Виржиния в это время сидели в гостиной дома Мота, собираясь уйти поужинать в ресторан. Бранка давала указания Зиле, чтобы та, когда позвонит Арналду, передала ему, чтобы он ехал прямиком в ресторан. В это время вернулся с тренировок Леу, как обычно, он подошёл к матери и поцеловал её в щёку. Бранка тут же отпрянула от него:
-Ты что, ты же потный. Макияж испортишь.
-Извини, я пойду в душ.
-Но почему ты в клубе душ не принимаешь? Все так делают!
Виржиния смотрела на неё с расширенными глазами: ей, наверное, часто приходилось быть свидетельницей такого отнюдь не заботливого отношения Бранки к младшему сыну. Бранка тем временем взяла телефон и сказала:
-Позвоню Марселу, узнаю, как он там. Знаешь, кто с ним едет? Лаура. С утра рванула в Ангру. Они хоть и разошлись, но остались друзьями...
-Да, не дай Бог Эдуарда узнает, - улыбнувшись, покачала головой Виржиния.
В это время Лаура всю дорогу забивала голову Марселу своими разговорами.
-Когда Эдуарда прилетает?
-Послезавтра.
-Надо же... Её столько не было, а мы даже не воспользовались...
В это время раздался звонок сотового Марселу. Он попросил Лауру достать его с заднего сидения и подать ему.
-Нет, за рулём нельзя, это запрещено законом, - сказала Лаура, отвечая на звонок.
-Дай мне телефон, а вдруг это Эдуарда. Потом расхлёбывай... Дай телефон.
-Алло... Да, Бранка, это Лаура...
-Дай телефон!.. – Марселу уже перестал следить за дорогой.
-Марселу, машина! – закричала Лаура, глядя на дорогу.
Было уже поздно: машина с Марселу и Лаурой врезалась в идущую впереди машину, и Марселу потерял управление. Автомобиль залетел на деревянный трамплин, сшибая все ограждения (инцидент случился рядом с  дорожно-ремонтным сооружением), и перевернулся в воздухе несколько раз. Затем он упал на асфальт и, перевернувшись ещё несколько раз, залетел на обочину, оставшись лежать вверх колёсами.
-Алло! Лаура! Алло! – повторяла в трубку Бранка, но ей никто не ответил...

0

2

2 серия
Автомобиль лежал на обочине вверх колёсами, оставив за собой след из стекольных осколков. В машине находились Лаура и Марселу, они были без сознания и все в крови. На дороге стали останавливаться другие машины, кто-то вызвал скорую помощь.
Бранка в это время сходила с ума от волнения и неизвестности. Они попали в аварию, она в этом уверена. Она слышала, как Лаура кричала, что впереди машина, и сейчас, когда Бранка её зовёт по телефону, она не отвечает. Она чувствует, что случилось несчастье. Бранка от бессилия легла на диван, держа в стакан воды, который Виржиния приказала Зиле принести хозяйке.
-У всех матерей есть шестое чувство, - шептала Бранка Виржинии. – Когда Марселу был грудным ребёнком, я оставила его одного на какое-то время. Верёвка от соски обмоталась вокруг его шеи… Я каким-то образом почувствовала несчастье и пошла к сыну… Ещё бы чуть-чуть, и он бы задохнулся…
…Скорая приехала быстро. «Ангелы асфальта» (так было написано на форме санитаров – прим. авт.) водрузили пострадавших на носилки и уехали в клинику. К Марселу и Лауре тут же были подключены все нужные приборы. Пока они ехали, Лаура смогла прийти в сознание и окровавленной рукой нащупать Марселу, лежащего на соседних носилках.
Милена в это время, считая, что волнение матери есть что-то психически нездоровое, попросила по телефону Изабел разузнать, что произошло.
-Хорошо, Милена, - сказала Изабел. – Ты только дай мне время, хорошо? В любом случае, у Марселу есть все документы с собой, так что если авария и произошла, то мы об этом скоро узнаем.
И в самом деле. Через несколько минут Милена и Лео вошли в гостиную, где находились Виржиния и Бранка, и сообщили ужасную новость, от которой Бранка впала в истерику. Милена и Лео собрались поехать в больницу.
-Леонарду! – произнесла Бранка. – Помоги своему брату, слышишь. Если он не выживет, я уйду вслед за ним.
-Мама, ничего страшного не будет, вот увидишь!.. – попытался успокоить её Лео, но был удостоен в ответ хлопком двери: Бранка, не желая никого видеть, заперлась в кабинете Арналду.
-Лео, позвоните, когда доберётесь, хорошо? – попросила Виржиния.
Изабел предстоял тяжёлый разговор с Арналду. Пока тот был доволен: только что они уломали одно дельце, и Арналду справил это событие стаканчиком виски; он вообще часто любил выпить. И сейчас, держа стакан в руке, он кокетничал с Изабел в своём кабинете.
-Ладно, позвони Марселу, он уже должен был вернуться, - попросил Арналду Изабел, но видя, что та подозрительно молчит, не глядя ему в глаза, замолчал.
-Арналду, - Изабел не знала с чего начать. – Ты только не волнуйся… Всё под контролем. Марселу… он попал в аварию… врачи им уже занимаются… самое страшное позади…
-Почему ты мне раньше не сказала!!! – заорал Арналду нечеловеческим голосом. – Где он?!! В какой больнице!
Он выбежал из кабинета, никого не видя и ничего не слыша. Изабел не могла оставить его одного, поэтому побежала вслед за ним, давая знаки обслуживающему персоналу оставаться на своих местах.
Тем временем в Венеции Эдуарда ворочалась во сне, ей явно снился кошмар. Наконец она проснулась в холодном поту. Элена всё это время не спала, она сидела на кровати и читала книгу. Увидев, что дочь проснулась обеспокоенной, она подбежала к кровати и принялась успокаивать её.
-Ничего страшного, приснился кошмар. Это всего лишь сон… Если хочешь можешь взять воду, она стоит рядом с тобой.
Она встала у окна и мечтательно стала рассказывать Эдуарде о том, как Атилиу ей поведал о путешествии на Восточном Экспрессе…
-Спи, дорогая, спи. Надеюсь, ты не просила разбудить нас в шесть утра, как сегодня.
-Нет, мама, - улыбнулась Эдуарда, снова устраиваясь поудобнее.
Милена и Лео в больнице не давали покоя врачу, расспрашивая его о Марселу, но тот не мог дать никаких предварительных сведений.
-Ну хотя бы что-нибудь! – взмолилась Милена.
-Сеньорита, понимаете, бывает так, привозят к нам пациента; он просит закурить, а через десять минут закрывает глаза и умирает… Это я к тому, что нельзя сказать, что ваш брат отделается только ушибами.
Арналду с Изабел тоже приехали в больницу. Если бы не сильные охранники, то разъярённый отец разнёс бы клинику на куски.
-У вашего сына серьёзная черпно-мозговая травма, если вовремя не сделать операцию, то может произойти кровоизлияние в мозг, это опасно! – сказал ему всё как на духу врач, и Арналду успокоился, лишь подчинённо попросил врача рассказать ему всё в малейших деталях.
Пока Флавия и Марсия разговаривали в гостиной, Орестес всё ещё досматривал свой сон на диване. Неизвестно сколько ещё он бы так проспал, если бы не упал на пол, ворочаясь во сне. Увидев Марсию и Флавию, он несколько смутился, и попросил у них прощения.
-Ты так сладко спал, что нам было жалко тебя будить, - сказала Флавия. – У тебя ко мне какое-то дело?
-Я сейчас уберу со стола, - улыбнулась Марсия, чувствуя, что она пока здесь не нужна. – Флавия, когда закончите, не уходи, пожалуйста, я хочу показать тебе ещё несколько сосудов, которые я изготовила.
Когда она ушла, Орестес попросил у Флавии в долг за счёт фирмы четыреста шестнадцать реалов и объяснил, зачем они ему понадобились.
-Лидия съест тебя с потрохами, - пошутила Флавия, выписывая чек. – Вот, держи… Орестес, и возьмись за ум.
Орестес подал Флавии жест, давая понять, что больше таких штучек он не выкинет. Довольный, он благополучно переправился на пароме у другому берегу, в Нитерой, и пешком дошёл до дома. Тут по его спине пробежал холодок: в окнах всех остальных домов горел электрический свет, а в его окнах горел тусклый свет свечей. Значит, отключили. Орестес тихо вошёл в дом, где ужинали Лидия, Нанду и Сандра. Естественно, у Лидии был очень удручённый вид, Сандра ела тихо, положив голову на руку, Нанду смотрел на мать, вздыхая. Орестес решил сделать вид, что ничего не произошло и собрался поцеловать жену, как она сухо сказала ему помыть руки. Нервно улыбнувшись, Орестес прошёл к умывальнику, заведя разговор о росте детской преступности. Он сел за стол, продолжая рассказывать, как Лидия перебила его своим разговором:
-Орестес, оглянись вокруг, ты ничего странного не заметил? Знаешь, сколько клиенток я сегодня потеряла? Шесть! Люди хотели выглядеть нормально, привести себя в порядок, завтра день ветеранов, а у меня не было света. Денизи заканчивала обслуживать одну клиентку при свете фонарика, потому что нас отключили за неуплату.
Как и бывает обычно, начались пререкания. Лидия вспомнила Орестесу и то, что тот не задерживается ни на какой работе и все его пригрешения, а тот защищался в ответ как только мог. Нанду, понимая, что снова настало время выяснения отношений, встал из-за стола и пошёл в свою комнату, не желая в этом участвовать.
-Но я учитель математики…
-Знаешь, единственное действие, которое ты усвоил, - вычитание. Ты только берёшь и ничего не приносишь. Кому нужна такая математика! – Лидия вскочила из-за стола. – Ты испортил мне жизнь. Какая мне от тебя польза, скажи на милость? Никакой!!! Никчёмный, безответственный человек! Я подам на развод!
С этими словами она убежала из гостиной, запершись в спальне. От последних слов Орестесу стало нехорошо; он посмотрел на дочь, которая молча сидела за столом и уже ничего не ела. Он подошёл к ней и сказал ей тихо, взяв в руки блюдечко со свечкой:
-Сандринья, ты знаешь, что все великие открытия совершались при зажжённых свечах. Посмотри, дочка. Все писатели, учёные, драматурги творили свои гениальные вещи, когда ещё не было электрических лампочек. Это правда. Правда…
Сандра посмотрела на отца, улыбнулась и прыгнула к нему на колени. Она любила отца и прощала ему всё. Орестес тоже безумно любил дочь, и был счастлив, что она его понимает и любит. Сандринья быстро уснула на руках отца, и Орестес отнёс её в спальню, заботливо накрыл её одеялом и погасил свечу. Затем он пошёл к Нанду и показал ему квитанцию, сказав, что завтра он обязательно заплатит за свет.
-Я тебя люблю как собственного сына, ты знаешь…
Затем он побрёл в свою спальню, но Лидия молчала и не собиралась отпирать дверь. Орестес понял без слов, что ему придётся спать сегодня в гостиной, и он обречённо лёг на жёсткий диван, накрывшись своим собственным пиджаком.
На следующий день Атилиу прислал Элене и Эдуарде в отель по одной розе. К цветам прилагалась записка, в которой он приглашал их на прогулку в сад Казанова. Эдуарда сказала матери идти одной:
-После вчерашних спагетти я очень поправилась и теперь до самой свадьбы я на диете, - пояснила она.
Элена не стала возражать и пошла в сад одна. Когда она вошла в ворота, она увидела Атилиу; тот сидел за столиком, на котором стояло ведро со льдом и бутылкой шампанского. Элена прошла к нему, они выпили по бокалу, и Атилиу сказал, что он скоро уезжает и хотел бы прогуляться с Эленой на прощание. Сперва они покатались на гондоле. Атилиу поставил видеокамеру прямо перед ними, приобнял Элену и сказал:
-Когда уезжаешь  из Венеции, всего увозишь что-то с собой, и в душе ты чувствуешь себя богаче.
-И насколько богаче ты стал в этот раз?
-Миллионером!
Затем они поехали на вокзал, откуда Атилиу скоро должен был уехать. Он пригласил Элену в вагон, провёл её между столиков; она присела за рояль и нажала на несколько клавиш, показывая своё не совсем хорошее умение игры на рояле. Потом Атилиу показал ей своё купе, в котором Элена отметила, что место для сна здесь очень узкое, но оно очень удобно для влюблённых, так как на нём легче всего прижиматься друг к другу.
-Не люблю прощаться, - сказала она.
-Мы и не прощаемся. До встречи в Рио-де-Жанейро. Без всякого сомнения, из всех моих поездок в Венецию эта – самая лучшая.
-И у меня тоже…
Атилиу поцеловал ей руку на прощание, она сошла на перрон и поезд тронулся. Элена ещё немного постояла, махая вслед уходящему составу и держа в руках присланную Атилиу розу. Скоро и им с Эдуардой предстояло улетать…
Тем временем Бранка, даже не позавтракав, с утра помчалась в больницу вместе с Арналду посмотреть на сына. Ему сделали операцию и теперь врачи надеялись, что Марселу пойдёт на поправку без осложнений. При виде сына, к которому подключены приборы, находящегося без сознания у Бранки сжалось сердце, а Арналду выглядел осунувшимся и постаревшим. Леонарду всю ночь дежурил в больнице. С утра он проведал спящую Лауру, которая, в отличие от Марселу, легко отделалась – всего несколько ссадин и переломов. Сегодня её уже выписывали. После больницы Бранка и Арналду вернулись домой и приказали Зиле подавать завтрак.
-Газеты прямо пестрят фотографиями Марселу и Лауры, - сказал Арналду.
-Не буду ничего читать, - заявила Бранка и приказала Зиле, - сожги всё и выброси. Газеты всё врут. В одной из них даже написали, что Марселу не сможет ходить.
-Безобразие, как можно бить лежачего, - возмутился Арналду.
В этот момент и спустилась вниз только что проснувшаяся, но уже собравшаяся уходить Милена. По ней было видно, что дела брата не совсем её волновали.
-Ты куда-то уходишь, дочка? – осведомился Арналду.
-Да, в Ангру. Надо отснять несколько плёнок.
-Даже в такой момент ты не можешь остаться дома, - укоризненно дочь Бранка.
-Ну ты же сама мне сказала, что здесь я только для примерки свадебного платья. С Марселу всё в порядке, я ему здесь не нужна. Да и обстановка здесь тягостная…
-А ты чего хотела! – не переставала Бранка. – Мой сын без сознания, лежит в больнице после операции. Ты думаешь, что это так, пустяки?
-Ладно, мне пора, - сказала Милена, не желая ссориться с матерью и потому проигнорировав её. – Я потом вам позвоню, чтобы узнать новости…
-Дочь, ты на вертолёте летишь? – спросил Арналду. – Тогда подожди, подбросишь меня до фирмы, а сама полетишь в Ангру. Я только документы захвачу.
-Есть новости от Атилиу? – спросила мужа Бранка, перед тем как он ушёл за бумагами. Этот вопрос заставил Милену пристально присмотреться сначала к матери, потом к отцу, но на Арналду вопрос не возымел никакого действия, и поэтому он ответил спокойно:
-Что ты, дорогая. Ты же знаешь, когда Атилиу куда-то уезжает, то ответа от него не жди. Он даже Изабел прислал всего только две открытки.
-А мне не прислал ни одной. То есть нам… - Бранка сделала вид, что оговорилась, но Милена знала, что мать давно питает тайную любовь к Атилиу, поэтому пожелала укольнуть маму на прощание. – В такие моменты мне его так не хватает…
Арналду ушёл, а Милена приступила к действиям:
-Знаешь, как ты вздыхаешь, когда речь заходит об Атилиу? – И она изобразила тяжёлый вздох по любимому.
-Что ты имеешь в виду?
-Да так, ничего, - издевательски ответила дочь.
-Не прикидывайся дурочкой. – Бранка отложила салфетку.
У Милены это было ещё не всё, и она продолжила:
-Я ещё раз покажу, как ты это делаешь: закрываешь глаза и глубоко вздыхаешь, вот так…
-Никакого уважения к старшим! – Бранка не выдержала и вскочила из-за стола. К этому времени уже вышел Арналду, и Бранка утихомирилась. Милена с довольной ухмылкой побежала к отцу и они вышли из дома в обнимку.
Из больницы Лео поехал к Виржинии. Они договорились поехать в аэропорт встречать Элену и Эдуарду.
А пока Лаура уже успела проснуться, и Мег с Тражану, приехавшие к дочери с самого утра, уже собрались забирать её домой. Некоторое время ей предстояло поездить в инвалидной коляске. Мать ни на минуту не замолкала, рассказывая в подробностях, что сегодня к Лауре придут её друзья отметить её второе рождение. Лаура, которой часто были скучны разговоры матери, отправила её к отцу, дожидаться её там, а сама попросила медсестру отвезти её в палату, где лежал Марселу. Глядя на него через стекло, она не заметила, как подошёл врач, оперировавший этой ночью Марселу:
-Там пришёл полицейский, он хочет допросить тебя насчёт того, что случилось.
-Ничего страшного, с ним отец разберётся.
-Знаешь, после сегодняшних газет я подумал, что ты его невеста, а оказалось, что…
-Да, невеста не я, - вздохнула Лаура. – Но я не теряю надежды…
Самолёт из Италии уже приземлился в Рио. Элена и Эдуарда уже получили багаж и направлялись к выходу, ожидая паспортного контроля. Эдуарда то и дела глядела на периодически открывающиеся и закрывающиеся вновь двери, в проёмах которых можно было увидеть встречающих: она высматривала Марселу.
-Дуда, меня не задави, - услышала она голос матери. Эдуарда не смотрела вперёд, поэтому своими носилками задевала носилки матери впереди. – Смотри, там Виржиния! А Марселу не видно?
-Нет, - сказала Эдуарда. И сразу же увидела за Виржинией Леонарду. – Только Лео вижу… Неужели он не приехал меня встречать?!
Эдуарда уже надулась.
-Мне кажется, он где-то там, мы просто его не видим, - возразила Элена.
-А мне кажется, он вообще не пришёл…
Они вышли в здание аэропорта, и Элена кинулась в объятия сестры. А Эдуарда кинулась с расспросами к Лео. Естественно, в первую очередь её интересовало, где Марселу.
-Понимаешь, он не смог приехать. Но приехал я, ты разве не рада будущему родственнику?
-Я знала, знала, что он не придет. Мама, вот видишь, а я что говорила?
Рассерженная, она не заметила, как Виржиния что-то шепнула Элене на ухо и как мать посмотрела на них, плохо скрывая за улыбкой своё волнение. Виржиния ей уже рассказала про аварию во всех подробностях, и про Лауру в том числе. Эдуарда с Лео шли впереди, а сёстры – позади, обсуждая это происшествие.
-Ты понимаешь, что факт присутствия Лауры в машине осложняет ситуацию! – говорила Элена Виржинии.
-Понимаю. Но в такой момент Эдуарда должна проявить понимание.
О да, Эдуарда была готова проявить понимание, оно у неё прямо через край всё лилось: все уши Лео прожужжала о том, как она возмущена тем, что для Марселу дела важнее.
-Да ты посмотри, какая сегодня погода. – Лео старался сохранять весёлый настрой. – Погода сразу поправит тебе настроение.
-Оно ужасное, - отрезала Эдуарда.
Они подошли к машине, и Эдуарда первая села в неё. Элена посмотрела на сестру и Лео и сказала:
-Я расскажу.
Она подошла к открытой двери и попросила дочь выйти. Эдуарда ничего не поняла и спросила мать, что случилось, но Элена ещё раз настояла на своей просьбе.
-У нас для тебя неприятная новость, ты должна знать.
-Марселу ехал домой из Ангры и попал в аварию, - начала Виржиния.
-Поэтому он и не приехал тебя встречать, - закончил Лео.
-Но почему вы сразу не сообщили, я бы сразу приехала.
-Дорогая, в этом не было необходимости, - сказала Виржиния. – Вы и так уже возвращались.
-Хочешь, я тебя туда отвезу? – предложил Лео.
-Конечно, хочу. Поехали прямо сейчас.
-Эдуарда, погоди, не торопись, нужно ещё завезти домой вещи, - возразила Виржиния.
-Нет, тётя, ты не понимаешь, мне нужно видеть Марселу сейчас. Но если вы не хотите, то я поеду на такси, нет проблем.
Пришла очередь Элены. Она схватила дочь и сказала, что они прямо сейчас поедут в больницу.
-Плохи его дела, тётя, да? Скажи правду…
-У него была травма, ему сделали операцию, - сказала Виржиния. – Но сейчас уже всё в порядке. Всё самое страшное позади, Эдуарда!

0

3

3 серия
Все четверо приехали в клинику, где находился Марселу. Эдуарда сразу же побежала в палату к жениху, а Лео – к Лауре, думая, что она ещё здесь. Элена и Виржиния зашли в больницу последними; сёстры продолжали идти в обнимку. Виржиния высказала мнение, что нужно было всё же рассказать Эдуарде про Лауру сразу, но Элена ей возразила, сказав, что так сразу она не решится.
-Элена, рано или поздно она всё равно узнает, во всех газетах писали об этой аварии…
Когда Эдуарда зашла в палату, над Марселу склонилась медсестра, она проверяла состояние пострадавшего. С тяжёлым сердцем глядя на Марселу, Эдуарда спросила, как он, всё ли будет в порядке; ведь она слышала, что после подобных случаев бывают осложнения.
-Давайте не будем пока загадывать, подождём, что будет. Главное, что он остался в живых. – И вышла, оставив Эдуарду наедине с женихом.
Она взяла стул, стоявший у окна и поставила рядом с койкой, свой ранец повесила на спинку, присела и, взяв руку Марселу, прислонилась к нему щекой. Элена и Виржиния решили вместе с Эдуардой пока не заходить, а зайти потом; они сели на сидения в холле и попросили Лео принести им кофе. Тут Элена спохватилась и решила позвонить домой:
-А то подумают, что самолёт упал в океан, - пошутила она.
В доме хозяйничала соседка Элены – Санта и Флавия, зашедшая к подруге, так как ей нужно было кое-что занести. Тадинья, домработница Элены, не смогла сегодня прийти, поэтому готовиться к приезду Элены вызвалась Санта. Из соседней квартиры раздавались крики: Нестор ругал свою восемнадцатилетнюю дочь Катарину за то, что опять видел её с парнем, а Катарина, естественно защищалась. В это время раздался телефонный звонок и Флавия взяла трубку. Узнав, что Элена сразу же поехала в больницу, Флавия сказала, что сейчас здесь Санта, так как Тадиньи нет, и попрощалась с подругой. В это время входная дверь распахнулась: Нестор и Катарина решили перенести «место боевых действий» в квартиру Элены, но Флавия быстренько поубавила пыл ссорящихся, приказав Кати не дерзить отцу.
-Ты у меня ещё дождёшься, - пригрозил дочке Нестор и пошёл домой, а Кати вместе с ней прошла на кухню к Санте. В это время опять зазвонил телефон, и Флавии пришлось снова ответить на звонок. Звонил Сезар, старый знакомый Элены и Эдуарды, молодой врач-гинеколог старше Эдуарды на пару лет. В подростковом возрасте они с Эдуардой были влюблены друг в друга, но потом подростковая любовь Эдуарды угасла, а вот Сезар был в неё влюблён до сих пор. Сезар звонил поинтересоваться, приехали ли уже хозяева, но узнал, что они из аэропорта сразу же поехали к Марселу.
-Я передам, что ты звонил, пока! – попрощалась с ним Флавия.
В это время Лидия открывала свой салон красоты, а Нанду уходил на работу, собираясь прежде, по просьбе матери, завезти Сандру в школу. В это время и пришёл Фонсека, работник салона Лидии, с газетой, в которой на самом видном месте пестрели фотографии Лауры и Марселу.
-Папа, жених Эдуарды умер! – бросилась к вышедшему отцу Сандринья, но Нанду ей возразил:
-Он не умер, а просто без сознания.
-Господи!..
-Вот, богатые тоже плачут, - промолвила Лидия. – Орестес, я вырезала несколько объявлений и оставила в гостиной, иди посмотри, может что-нибудь подходящее найдёшь.
Но Орестес сидел молча в кресле, изучая заголовок статьи.
-Да, накрылась свадебка медным тазом, - вздохнула Лидия, глядя на мужа…
Эдуарда сидела неподвижно, прижавшись к руке Марселу, когда вошла уборщица проверить всё ли в палате в порядке. Увидев Эдуарду, она приняла её за сиделку и сказала:
-Да, сегодня выглядит получше.
-Он поправится.
-Я уж думала, он не выживет… В газетах такое писали… Зато невесте повезло.
-Что? – Слово «невеста» насторожило Эдуарду. Уж не оговорилась ли уборщица?
-Его невеста, - повторила болтливая женщина. – Сегодня уже выписали. Говорят, они скоро поженятся. Ну ладно, вы извините, мне надо бежать.
Уборщица ушла, а Эдуарда осталась одна, не зная, что делать. Она встала со стула, подошла к двери, как бы смотря вслед только что ушедшей незнакомой женщине, потом посмотрела на лежащего Марселу, но уже другим взглядом, подозрительным, как бы спрашивающим «Неужели ты меня обманул тогда по телефону? Неужели ты поехал с НЕЙ?». Затем решила всё же выйти, наверное, собиралась устроить допрос Виржинии в коридоре. Но дверь в палату открылась и Элена вместе с сестрой сами пришли в палату:
-Ну как он, дочка? – улыбнулась Элена, пытаясь взять дочь за руки, но видя, с каким лицом та от неё отстранилась, осеклась. Неужто узнала?
-Кто был с ним в машине? – спросила Эдуарда.
-Лаура, - шёпотом сказала Виржиния.
Эдуарда резко повернулась к окну и усмехнулась.
-Я так и знала! Я была уверена! – Эдуарда не слышала просьб матери и тёти говорить потише. – Что-то мне подсказывало, что стоит мне отвернуться, как она тут же не замедлит этим воспользоваться. Но ты, мама, меня уговорила: «Поезжай в Италию, не звони ему в час ночи, ты его разбудишь». Теперь я всё знаю, Зила меня обманула, он не ночевал дома. Вы всё врёте, чтобы выставить меня на посмешище.
-Эдуарда, я была там, когда ты звонила, Марселу действительно спал, - влезла Виржиния.
-Я никому из вас не верю!
-Но он же просто согласился её подвезти, - пыталась образумить дочь Элена. – По-моему, это нормально.
-Нет, когда речь идёт о Лауре всё ненормально. Нас уже путают, говорят, что она его невеста. Не веришь? Знаешь, кто мне это сказал? Уборщица! Зашла и сказала, что его невесте повезло, почти не пострадало. Значит, говоришь, это нормально, да?
-Если просто подвёз, то нормально, - сказала Виржиния. – Тебя что, никогда не подвозили?
-А ты не сравнивай меня с Лаурой! И вообще идите все к чёрту! Вы меня обманули и сейчас, наверное, весь Рио надо мной смеётся.
-Эдуарда, это уже смешно! – сказала Виржиния.
-Замолчи!
-Ты как разговариваешь! – строго сказала ей Элена.
-Да я с вами вообще разговаривать не хочу! – отрезала Эдуарда.
-Вот теперь ты точно ведёшь себя, как избалованная девчонка!
-Хватит! Я вас ненавижу! Если бы не эта уборщица, я бы вообще ничего не узнала!
В этот момент в палату вошла Бранка. Увидев, что её будущая невестка скандалит, она возмутилась не меньше её. Виржиния попыталась успокоить Бранку, сказав, что просто Эдуарда узнала о том, что в машине была Лаура.
-И только поэтому так разоралась? – сказала Бранка, осматривая сына.
-А на что вы рассчитывали, дона Бранка? Что я буду тихонько плакать в уголке? Да меня тошнит от вас всех!
-Вот нахалка! – Бранка пристально смотрела на неё.
-Вы меня никогда не любили, хотели, чтобы он женился на Лауре.
-Теперь я вижу, что была абсолютно права!
-Ведьма! – закричала Эдуарда в ярости. – Ведьма! Ведьма!
-А ну-ка убирайся отсюда, пока я не выставила тебя на улицу. – Бранка приняла боевой вид. – Невоспитанная девчонка! Ты хоть понимаешь, что его жизнь в опасности?!
-Да пусть он лучше умрёт и отправляется в ад ко всем чертям!
Бросив это, Эдуарда выбежала из палаты, вон из больницы. Элена бросилась за ней, не сказав Бранке ни слова. Виржиния тоже через несколько секунд побежала за ними. Лео, сидевший в коридоре тоже решил не бросать их в беде. Эдуарда, едва выбежав на дорогу, чуть не попала под машину. Но её это не остановило; она поймала такси и не мешкая села на заднее сиденье. Элена, видя, что дочь не владеет собой, попросила Лео сесть в машину и поехать за ними, да Лео и не надо было ничего объяснять, он уже нёсся со всей скоростью на стоянку, где оставил машину. Элена тоже побежала вслед за Лео. Когда его машина исчезла за поворотом она остановилась; сама она выглядела ужасным. Виржиния догнала её, обняла и сказала ей:
-Я ведь с самого начала была за то, чтобы рассказать ей всё сразу, чтобы вот так не получилось.
-Да, мы щадим своих детей, - согласилась Элена.
Эдуарда в это время ехала в такси; она так ещё и не решила, куда она поедет. Увидев на переднем сиденье газету с лицами Марселу и Лауры, она схватила её и стала её рассматривать.
-Сеньорита, куда вам? – спросил таксист, но Эдуарда как будто не слышала его. – Куда вас подбросить?
-К чёрту! – еле слышно ответила Эдуарда.
Лео вернулся без Эдуарды, сказав, что не смог их догнать: машина быстро скрылась из виду. Он вызвался отвезти Элену домой, и Виржиния только поддержала эту идею.
-Я поговорю с Бранкой, - сказала Виржиния. – Посмотрю, в каком она настроении. Поезжайте.
Элена не стала возражать и села в машину. По дороге она всё не могла поверить в то, что Эдуарда назвала будущую свекровь ведьмой.
-Но вы же не могли предположить, что она так отреагирует, - сказал Лео.
-Нет, к сожалению, могла. Я знаю свою дочь. Она может быть нежной и доброй, а в считанные секунды может разозлиться. Наверное, ты не замечал этого, потому что видел её только с одной стороны, а я – с обеих сразу. Дочь, выросшая без отца – это страшно. Она думает, что ей всё дозволено…
Милена и Арналду добрались до аэродрома, откуда Арналду должен был полететь на работу, а Милена – в Ангру. Валтер уже приготовился было к предстоящему рейсу, как Милена вдруг окликнула отца и спросила, можно ли им полететь с тем пилотом, которого она выберет, и указала на Фернанду.
-Валтер, вы не обидитесь? – спросила она.
-Дочь, в чём дело? – спросил Арналду.
-Папа, просто я сама хочу выбрать пилота.
Фаусту, управляющий компанией, в которой работал Нанду, позвал его, и дочь с отцом сели в вертолёт. Всего несколько минут, и Арналду был уже на работе, а Милене предстояло провести ещё чуть меньше часа с этим смуглым симпатичным пилотом в летящем вертолёте. Перед тем, как вертолёт оторвался от крыши здания фирмы Мота, Милена спросила Нанду, нет и у него плеера, а то тут такие пейзажи ей открываются, грех не послушать соответствующую музыку.
-Вам повезло, - сказал пилот и вытащил из-под второго сиденья CD-плеер и сумку с дисками. Так они и долетели до Ангры, где Милену уже ждала группа фотографов. Девушка спросила у пилота, есть ли у него какие-то дела, важные рейсы в Рио. Когда он ответил, что свободен весь день, она сказала, что тогда она забирает его на весь день, а в Рио они вернутся вечером.
Видя, что Орестес куда-то собрался, Лидия спросила:
-Идёшь устраиваться на работу?
Он ответил, что позвонил им и на днях узнает, что будет с работой. А сейчас он, узнав, что Элена уже прилетела, собрался поехать к ним, чтобы выразить свою поддержку дочери. Лидия, услышав это, усмехнулась и спросила:
-Думаешь, пустят? Она тебе никогда не звонила и всё время сбегала от тебя из школы. И на свадьбу не пригласит.
-Я отец и должен выразить поддержку, - настоял Орестес.
-Ладно, иди. Потом расскажешь, как всё было, - иронично ответила ему Лидия. Она-то знала, что Орестес таким образом не добьётся от дочери хорошего отношения к себе, но Орестес был неумолим.
Лео довёз Элену до дому и вместе с портье Нарсизу они занесли в дом чемоданы. Элена предложила Лео кофе, но тот отказался, сказав:
-Вы можете принять душ, а я подожду вас, если позвонят, я подойду.
-Ты просто прелесть! – восторженно посмотрела на него Элена. – Боже, дай ума моей дочери…
Эдуарда вышла на берегу озера Родригу де Фрейтаса. Идя по деревянной дорожке, она сжимала в руках газету. Ей надо было обдумать, то делать дальше. Вдруг в её голову пришла какая-то мысль и она снова села в такси. На этот раз она сказала точный адрес, куда ей надо… Она назвала адрес дома Тражану. Ей нужно было поговорить с Лаурой, а заодно и поквитаться с ней. Она доехала до нужного дома без особых проблем. Служанка Элвира (уж не могу сказать, знала ли Элвира, кто такая Эдуарда или не знала… - прим. Maup.) открыла дверь и сказала, что Лаура отдыхает у бассейна. Они немного раньше до приезда Эдуарды справили второе рождение Лауры, был и торт при этом.
-Эдуарда! – громко произнесла Лаура, когда увидела соперницу. – Вот так неожиданность. Как любезно с твоей стороны только прилететь и сразу же ко мне. Элвира ты можешь идти. Хотя, принеси, пожалуйста, сока и льда. Ну, как видишь, я жива и здорова.
-Очень жаль! – прошептала Эдуарда.
-Ой, для такой участливой девушки не слишком подходящие слова, - издевательски усмехнулась Лаура. – Но я в коляске всего лишь на пару недель. Потом я поправлюсь и стану красивее, чем была.
-Послушай-ка, там, в машине, тебе удалось выжить, но от меня тебе не уйти!
-Ты осмелишься напасть на женщину в инвалидной коляске? – Лаура сохраняла невозмутимый вид. – Воспользуешься случаем?
-Воспользуюсь примерно так же, как и ты пользовалась моим отсутствием, чтобы флиртовать с Марселу. – Дуда продолжала сжимать в руках газету, которую взяла из такси.
-Ошибаешься, дорогая! Я флиртую с ним и в твоё присутствие. Ничего не поделаешь, такова моя жизненная установка, - сказала Лаура.
-Какая же ты циничная! – возмутилась Эдуарда и ударила газетой по коляске. Бить прямо по Лауре она пока не решалась.
-А ты слишком старомодная со своими понятиями о любви и верности. У меня иная точка зрения на сей счёт: захотела – получай. Мужчины тоже так с нами поступают.
-Это они так думают о тебе подобных, а со мной всё по-другому. У меня другая установка: моё – это моё, а чужого мне не надо.
-Ты просто исчезающий вид наивной дурости, - сказала Лаура, сверля Эдуарду глазами. – Я считаю, что у меня больше прав на Марселу, мы с ним два года встречались, поэтому никогда не откажусь от своих намерений. И между прочим это частное соперничество, так как я от тебя и не скрываю, что не остановлюсь, пока не получу Марселу…
-Я принесла ещё и торт, - раздался голос Элвиры, поэтому девушкам пока пришлось прекратить разговор. – Попробуйте, я оставлю всё здесь.
-Спасибо, - еле слышно отозвалась Эдуарда…
Элена уже успела принять душ, Лео уехал, так что дома она была одна. Она думала об Эдуарде, волновалась за неё, как бы чего не натворила… Раздался звонок в дверь. Для Элены было неожиданно увидеть на пороге Орестеса; тот сказал, что пришёл, потому что узнал о несчастье с женихом Эдуарды. Элена улыбнулась и пустила его, сказав, что Эдуарды нет, потому что она сразу же поехала к Марселу. Орестес держал в руках бумажный пакет с кокосовой стружкой, он сказал, что её делает одна девушка, живущая по соседству с ними. Элена улыбнулась и предложила ему кофе; Орестес с радостью его принял и Элена ушла на кухню. В углу гостиной стоял столик, служивший минибаром в доме Элены. Здесь располагались несколько бутылок с вином и коньяком, а также несколько пустых стаканов. Орестес стал осматривать гостиную, в которой уже давно не был. На полке стояли фотографии Эдуарды…
Элена вышла в гостиную с кофе, и они сели за стол. Стали разговаривать. Разговор был дружеским, Элена спрашивала, как поживает Лидия, как Сандринья, получила ли она открытку, которую она отправила. Сказала, что привезла обещанное платье.
-Да, она была такая довольная!
-Я посылала ей ещё одну открытку из Венеции. Она должна прийти позже.
Орестес рассказал ей, что занимал у Флавии за счёт фирмы четыреста шестнадцать реалов, так как ему нужно было оплатить свет, и пообещал, что скоро получит деньги.
-Хорошо, как получишь, так сразу и отдашь, - сказала ему Элена. Честно говоря, ей, наверное, было всё равно, даже если бы Орестес их не вернул, она бы забыла об этом. Она знала, что у семейства Гонзага Греку были иногда проблемы с деньгами.
В этот момент раздался телефонный звонок: звонила Виржиния. У неё были не очень радостные вести: она говорила с Бранкой, в общем, нужно ждать, пока Марселу придёт в себя, тогда станет ясно, будет ли свадьба или нет.
-Виржиния, давай позже поговорим, я жду, что Эдуарда позвонит, она ещё не пришла. Я тебе перезвоню, пока!
Пока Элена разговаривала с Орестесом, Рафаел говорил с женой. Он бы не хотел, чтобы свадьба расстраивалась из-за капризов племянницы, ведь на кону стоит его сотрудничество с Арналду, а ведь он знает, что если Бранке придёт что-то нехорошее в голову, то из-за обиды на Эдуарду она надавит на Арналду и тот прекратит всяческие деловые контакты с Рафом.
-Милый, а что я могу с этим поделать? – пожала плечами Виржиния.
-Ты злишься, потому что он тебя бросил, так? – спросила Эдуарда, когда Элвира ушла.
-Дело не в этом, - ответила Лаура. – Просто, я повторю слова Бранки, ты относишься к той категории жён, которые обнюхивают мужа, подобно ищейкам, проверяют счет, вскрывают письма мужей, вспаривая их над чайником. Никогда бы до такого не додумалась. Одним словом, жить с такими – просто страшная мука, а мне совсем не хочется, чтобы он мучился. И, хотя вы уже назначили свадьбу, я открыто тебе заявляю, что буду продолжать за него бороться.
-Ты что думаешь? – возмутилась Эдуарда. – Что я пришла сюда поплакаться и на коленях тебя молить не отнимать у меня Марселу? Да мне на страшно соперничество, я его не боюсь, да я ревнива и, возможно, как ты говоришь, отношусь именно к этой категории жён, которую ты охарактеризовала, ну и что? Я была там, в больнице, накричала на него, на Бранку, на мать, потому что меня бесит, что вы оказались с ним в одной машине и тебя называют его невестой из-за этого!
-Да ты просто собственница! – удивилась Лаура. – Зачем тебе муж? Заведи себе раба!
-Да, я собственница, - не отступала Эдуарда. – Если хочет, то пусть остаётся с тобой, хотя сомневаюсь, что так случится. И знаешь, почему. Да просто он не любит тебя и никогда не любил. Он пользовался тобой, вот и всё, таких как ты он менял словно перчатки. Каждую неделю новая. Однажды он встретился с приятелем и сказал ему, что у него девушки расписаны по всем дням недели. Лауре отведён понедельник. Видишь, даже не воскресенье. Но со мной всё по-другому, меня он любит каждый день, а тебя ему было жаль. Поэтому, если разобраться, то ты сама напросилась к нему в машину, чтобы попытаться с ним сблизиться, я в этом просто уверена.
На такое заявление, отчасти правдивое, Лаура отреагировала взрывом смеха:
-Напросилась? Тебе так сказали! Ты, ..., мы вместе ездили в Ангру, соответственно и возвращались тоже вместе.
-Неправда! – воскликнула Эдуарда, но Лаура привела веский аргумент – трудно не поверить:
-Ты звонила ему три дня назад, чтобы узнать дома ли он. – Лаура внимательно следила за её реакцией: глаза у той обеспокоено забегали. – Зила сказала, что он дома и уже спит. Припоминаешь?
-Так он не ночевал дома?
-Да был он, дурочка, был. Ночевал со мной. В постели. В своей комнате. Кстати, ты нас очень развеселила, а Бранка даже сказала: «Ну вот, опять проверяет». Лео видел, как я выходила из его комнаты. Как же мы тогда хохотали, ты не представляешь. А потом мы договорились встретиться на следующий день и поехать в Ангру.
Сказанное произвело на Эдуарду действие, она постепенно теряла над собой контроль.
-Эдуарда, какая же ты смешная. Не добрая, умная девушка, какой тебя все считают, а просто клоун.
Эдуарда не сдерживая больше себя размахнулась и заехала газетой по лицу нахальной соперницы.
-Что, не ожидала такого услышать, дурочка? – спросила Лаура, получая новые удары. – Идиотка. Трусиха. Да ты бы не пришла, если бы я не сидела в инвалидной коляске!
-Да, я вижу, что вы друг дуга стоите! – выкрикнула Эдуарда и ушла бы в таком состоянии, если бы Лаура не решила окончательно добить соперницу психологически:
-А ты знаешь, как делается искуственное дыхание рот в рот? – крикнула она, показывая свою доступность. – Попробуй, тебе очень понравится.
Эдуарда остановилась, обернулась, выпустила из рук сумочку и, подойдя поближе размахнулась и снова ударила её газетой по лицу.
-На! Получай. Вот, возьми себе это! – она сняла с пальца кольцо и схватила Лауру за руку. – Смотри сюда, внимательно, кольцо, сапфиры, бриллианты. Подарочек невесты, видишь?
-Эдуарда пусти, мне больно.
-А вот газетка, тоже неплохо здесь смотритесь, бери на память, чтобы никогда не забывала. – Развернув газету, она ткнула ею Лауре прямо в лицо. – Жениха, кольцо, газету – всё забирай! А теперь тебе надо искупаться.
С этими словами она схватила инвалидную коляску и покатила её к бассейну.
-Эдуарда, ты что делаешь? Оставь меня в покое! – кричала Лаура. – Нет, только не в бассейн.
Но Эдуарда и не думала останавливаться, наоборот, сейчас она выполнит своё намерение до конца. Не слыша криков соперницы, она безо всяких раздумий бросила коляску в воду…

0

4

4 серия
Эдуарда подобрала брошенный ранец и направилась к выходу. В это время в дверях появились Элвира и Лео, принёсший корзину цветов для Лауры. Увидев Эдуарду, он сначала не понял, в чём дело, но когда Эдуарда спокойным голосом сказала ему: «Беги, Лео, Лауринья тонет в бассейне» и скрылась в доме, то, не раздумывая, сунул корзину в руки Элвире и бросился в бассейн спасать беспомощную Лауру. К счастью, Лаура лишь воды наглоталась, поэтому, откашлявшись, сумела быстро прийти в себя. Лео попросил Элвиру принести ей сухую одежду, так как боялся, что Лаура может простудиться, и служанка, причитая, как такое могло случиться, ушла в дом за одеждой.
-Она хотела меня убить…
-Ты ей сказала, что у вас с Марселу ничего не было?
-Вот ещё! – фыркнула Лаура.  – Буду я перед ней унижаться. Я сказала, что у нас с ним было всё…
Пока Эдуарда держала путь по направлению к дому, Орестес, допив вторую чашку кофе, собрался уходить. Элена, как полагается, передавала привет Лидии, Нанду, просила обнять крепче Сандринью и поговорить с ней о платье, может, она сама приедет как-нибудь погостить к Элене, заодно заберёт и платье. Уже у двери Орестес поинтересовался, не откладывается ли свадьба.
-Понимаешь ли, Лидия интересуется, ты же её знаешь. Да и народ думает, что я с ней и в церковь не пойду. Но к алтарю-то поведу её я…
-Орестес, - улыбнулась Элена. Ей было жалко Орестеса, ведь она знала свою дочь: у её отца было мало шансов на выполнение такой важной и счастливой миссии – вести дось к алтарю. – Надо всё же подождать.
-Да, Эдуарда так не поступит, к тому же везде принято, чтобы отец вёл дочь в церковь под руку. Лидия не знает, я заказал себе костюм у портного на свадьбу, такой красивый, тёмно-серого цвета, скромный, но элегантный. Получу приглашение и тогда никто рта не откроет. Ты скажи ей, что я приходил, пусть знает, что я за неё тоже беспокоюсь.
-Обязательно скажу, - пообещала Элена, открывая дверь, в которую сразу же вбежала Кати, а следом за ней и Нестор.
-Элена, он меня побил!
Нестор рассказал, будто бы шёл по площади и видел, что в машине Марсинью, парень Катарины, тискал её. Но Элена быстро расставила всё по местам. Кати она отправила в свою комнату, а Нестора попросила пойти к себе, пообещав поговорить с ним позже.
-Это мои соседи, прекрасные люди, но дочка с папашей ругаются хуже кошки с собакой!
-Да, - согласно кивнул Орестес. – Моя мама говорила, что с соседями надо ладить, потому что они – наши ближайшие родственники.
Но ему и в самом деле было пора идти; Элена открыла дверь, и он, помахав ей рукой, направился к лифту. Закрыв дверь, Элена закатила глаза: да, трудно будет убедить дочку послать приглашение отцу. Конечно, если свадьба ещё будет. Судя по тому, как она отреагировала на всё, что произошло, вполне было возможно, что свадьба и не состоится. Затем она вспомнила, что надо ещё поговорить с Катариной, она пошла в комнату. Стала разбирать чемоданы и отчитывать строптивую девчонку: у неё одни парни на уме, отцу и матери по дому не помогает, об учёбе и вовсе забыла…
-Элена, но отцу вообще никто не нравится, он всех моих мальчишек разогнал!..
Они замолчали, потому что в дверях появилась Эдуарда, осунувшаяся, усталая, готовая свалиться с ног. Элена подбежала к ней, поддержала и усадила на стул. Ей нужно было расспросить дочь, где она была, куда ездила, поэтому попросила Катарину пойти пока домой.
-Мы позже поговорим, а заодно отдам тебе подарок, который привезла из Италии.
Катарина ушла, а Элена кинулась к дочери с расспросами, где та была.
-У Лауры. Хотела всё выяснить.
-И выяснила? – спросила Элена таким тоном, каким спрашивают: «Ну что, убедилась, что была не права?». Но Дуда ответила:
-Выяснила. Всё это время они были вместе, в постели и прочее.
-Но этого не может быть, Марселу любит тебя! А Лаура только пользуется случаем, когда Марселу и сказать ничего не может.
-Мама, я расспрашивала Зилу, она подтвердила: Лаура была там, когда я звонила из Венеции.
-Но как можно ей верить?!
-Мне просто надоело враньё.
-Значит врут все, включая меня и Врижинию? А Лаура – нет?
-Да, только ей я и поверила. Вы же меня убедить не смогли.
С этими словами она встала и пошла в свою комнату – Элена бросилась за ней, пытаясь убедить дочь в обратном. Эдуарда же взяла шкатулку, в которой хранились письма и фотографии и, приговаривая: «Хватит! Всё кончено!», стала по очереди разрывать всё это на мелкие клочья.
Милена и Нанду возвращались из Ангры. Закончили достаточно быстро, ещё не успело стемнеть, а уже отщёлкали десять плёнок (кстати, в прошлой серии, когда Милену фотографировали на катере, Нанду случайно увидел на заднем сидении сумку своей пассажирки, из которой выглядывали фотографии Милены. Нанду втащил одну из них, самую удачную, и спрятал в своё кресло). В вертолёте Милена интересовалась, накажут ли Нанду, когда они прилетят, на что пилот ответил, что наказать не накажут, но всё же надо было предупредить о задержке, а то там наверняка подумали, что вертолёт упал.
-Ты что, упаси Боже. Ты разве уже когда-нибудь падал?
-Падал. Год назад. Тогда нас было трое, мотор забарахлил… Нам тогда повезло, вертолёт не загорелся, упал в реку. А потом… Потом спастись удалось только мне одному…
-Господи, и ты после этого всё ещё летаешь! – удивилась Милена.
-А что тут такого? Вот ты, к примеру, наверняка кого-то любила, страдала по кому-нибудь, так?
-Да, я уже своё отстрадала…
-Но это же не значит, что ты не можешь ещё раз влюбиться. Так же и я. После падения я не стал бояться полёта…
Вечером в доме Бранки гостили Виржиния и Раф. Бранка, ещё не отошедшая от скандала в больнице, то и дело говорила о Марселу, об Эдуарде, о том, какой у неё характер и так далее. Виржиния говорила в это время по телефону с Эленой, которой еле удалось успокоить дочь. Она попрощалась с сестрой, положила трубку и прошла в гостиную ко всем. Бранка в это время отвечала на высказывание Арналду: «Решать будет свадьба или нет, решать не тебе, дорогая, а Марселу. Ведь он её всё равно любит, а сегодняшнее происшествие было не что иное, как сцена ревности»:
-Я говорю о другом. Я говорю, что после свадьбы жизнь моего сына превратится в ад, - она замолчала, увидев Виржинию, но потом продолжила. – Виржиния, ты меня извини, но, принять я её не могу, как и её мамашу, хоть и не могу, к сожалению, запретить ему жениться. Тебя я очень люблю и всегда рада видеть в моём доме. Но вы с ней такие разные…
-Я говорила только что с Эленой. Она рассказала, что Эдуарда не хочет выходить замуж. Порвала все письма, фотографии. Элена с ней не согласна, она собирается позже поговорить с дочерью. Поговорить она хочет и с тобой Бранка, хочет извиниться за сегодняшнее.
-Завтра я не смогу её принять, - сухо проговорила Бранка. – Весь день буду в больнице.
В это время к этой компании присоединились супруги Тражану, правда, вид у обоих был взволнован; вскоре стало ясно в чём дело, так как Мег рассказала о визите Эдуарды в их дом.
-Намеренно столкнула коляску в воду. Значит, хотела убить…
-И такой цветочек пророчат мне в невестки? – ухватилась за новую соломинку Бранка. – Вы представляете? И это чудо должна быть женой моего сына! Матерью моих внуков!..
Прошло несколько дней. Марселу уже заметно поправился и сегодня его собирались выписывать из больницы. Об Эдуарде ему никто ничего так и не говорил. Он звонил ей несколько раз, но она намеренно не подходила к телефону.
-Она ...! – говорила ему Бранка. – А чтобы выходить замуж, воспитывать детей и управлять домом, надо быть женщиной.
Но Марселу считал, что это неважно. Важно было то, что он любил Эдуарду. Хотя весть о поступке Эдуарды и Лауры его не слишком радовала. Лишь только когда вошёл врач и спросил, готов ли Марселу ехать домой, тот улыбнулся, радуясь скорой возможности отдыхать дома в своей комнате.
-Тебе крупно повезло, - говорил ему врач. – Нервные центры не повреждены, а после аварии нам сразу же удалось выявить, какой орган поражён, поэтому ты так быстро поправился. Вы интересовались насчёт осложнений, мы надеемся, что их всё же не будет. На некоторое время тебе придётся ограничиться некоторыми вещами: не загорать, не напрягаться. Некоторое время желательно не водить машину, а то молодёжь у нас такая – только выкарабкался и сразу же за баранку тянется.
-Доктор, а как насчёт женитьбы? У меня скоро свадьба.
-Не вижу никаких препятствий, - сказал врач. – Но вам следует спрашивать не у меня, а у невесты. Вдруг ей не захочется проводить медовый месяц с человеком, который только что вышел из больницы.
-Это верно, - согласилась Бранка, придерживая сына.
Сама же Эдуарда не хотела больше ничего слышать ни о Марселу, ни обо всём, что с ним связано. Ей было плохо, на неё навалилась депрессия и она чувствовала себя обманутой всеми. Сейчас она сидела в гостиной вместе с матерью, медленно расправляясь с завтраком. Элена хотела поговорить с дочерью, советовала той высказаться если ей хочется, но Эдуарда лишь отвечала, что говорить не о чём. Тогда Элена плюнула на всё это и встала, собираясь ехать в мастерскую.
-Знаешь, вечером мы могли бы сходить в кино, в ресторан. Тебе надо отвлечься… Послушай, если уж нам суждено и дальше жить вместе, мы вместе должны и строить планы на дальнейшую жизнь. Кстати, Виржиния мне сказала, что сегодня Марселу выписывают из больницы.
-А, так он выжил? – сказала Эдуарда таким тоном, будто бы желала его смерти.
-Не ...чься, Эдуарда.
-Ну да, ребячество, ...чество. Вы все так обо мне и думаете. Вот когда тебя так же унизят, выставят на смех, ты это поймёшь.
-Эдуарда! – Элена взяла стул и села против дочери. – Ты думаешь, со мной такого не случалось? Мы же всю жизнь прожили вместе, с самого твоего рождения. Разве тебе не приходилось меня утешать, успокаивать, когда меня унижали, оскорбляли, высмеивали? Разве не ты меня успокаивала, когда я страдала из-за брата, мужа, любовников? Да, и у меня были минуты счастья, и минуты разочарований, горечи. И так у всех людей, повсюду! Ты сейчас ведёшь себя как девчонка, отказываешься от своей большой любви, и всё потому что ты не знаешь жизни, а ведь она нелегка. Я сама была виновата, когда складывала твоё представление о мире в розовом цвете, подобно обоям в твоей комнате. Читая тебе газеты, я пропускала всё плохое, где было бы написано об убийствах, о войнах, о нищете, голоде, о смерти детей. Ты так и не выросла у меня, не повзрослела… Подумай об этом, Эдуарда… Надо расти и учиться реально воспринимать мир… Ну ладно, я в мастерскую. Если что, я буду там, звони.
Она накинула ветровку и оставила Эдуарду со своими мыслями. Дома Эдуарде сидеть не хотелось и она решила немного проветриться. Их дом находился в Ипанеме, поэтому до пляжа было рукой подать. Одев лёгкое простое платьишко, она прошлась по дорожке, сошла вниз, босиком прошлась по тёплому жёлтому песку и тут её внимание привлекла беременная женщина, выходящая из воды. К ней подбежал мужчина, явно её муж, обнял её и ни пошли вдоль по пляжу.
Пройдя ещё немного, Эдуарда направилась к дому, вошла в лифт. На их этаже как всегда был шум и гам: Нестор и Катарина опять ссорились в соседней квартире; постояв немного, Эдуарда отперла ключом дверь и направилась в душ. Мать права: ей действительно нужно было строить планы, раз уж пошло на то дело…
Элена в это время разговаривала с по телефону из мастерской с Сезаром. Положив трубку, она сказала Флавии:
-Кто знает, может, на этот раз ему повезёт.
Но центром внимания сейчас у них была Марсия. Она была беременна, счастлива от того, что скоро родится ребёнок, от этого у неё появилось больше вдохновения, желания работать и создавать новые глиняные сувениры. Кроме того она запланировала сделать ремонт в одной из комнат и организовать там детскую. Разговор женщин прервал мужской голос, доносившийся с улицы: Вилсон звал Марсию и голос у него был какой-то недовольный. Марсия вышла на балкон и увидела Вилсона, держащего результаты анализа.
-Я уже иду, дорогой, - сказала Марсия и ушла с балкона. Взволнованным голосом она сказала подругам, - нашёл результаты.
-Не волнуйся! – посоветовала Элена. – Сейчас поговорите и всё будет в порядке.
-Дай-то Бог! – сказала Марсия и ушла домой с Вилсоном.
Дома с мужем состоялся неприятный разговор. Вилсон был непреклонен, он не хотел этого ребёнка, как Марсия ни пыталась его убедить, что до сих пор мучается от тех двух абортов, что она уже сделала:
-Я часто во сне слышу плач ребёнка. Они снятся мне, как живые.
-Да глупости, как можно страдать, пока не родился!
-Это ты так думаешь… Вилсон, нам нужен этот ребёнок. Положи руку на мой живот, неужели ты не чувствуешь, что там ребёнок, которому ты дал жизнь. Наш ребёнок уже существует.
-Глупости всё это, ничего не существует, пока не родился.
-Нет, существует! Если не хочешь, чтоб он рождался, можешь убить меня вместе с ним.
-Или я, или он! – отрезал Вилсон и оставил её одну.
Возвратившись домой, Марселу сразу же взялся за свой ноутбук и, лёжа в постели, стал работать на нём. В холле в это время Зила подошла к Бранке с сумочкой, которую Зиле передал шофёр доны Мег. Брана с подозрением взяла сумочку и, отправив Зилу восвояси, заглянула в посылку. В сумочке лежали записка и футляр для кольца. Первым делом Бранка вскрыла записку; Лаура писала ей: «Бранка, так как Марселу не хочет меня видеть, прошу передать ему кольцо, которое Эдуарда оставила во время своего последнего визита, может, он захочет сохранить его на память. Целую, Лаура». Отложив записку, Бранка достала из сумочки и футляр, раскрыла его и достала кольцо. Улыбнувшись, она пошла к Марселу и с удовольствием вручила ему кольцо и записку. Она только восхитилась поступку Лауры, теперь она была уверена, что Марселу, узнав, как его невеста умеет разбрасываться кольцами, потеряет всякое желание на возрождение отношений между ним и Эдуардой. А Лаура, кто знает, может, у неё появился шанс. Бранка, делая вид, что ей всё равно, оставила Марселу, а тот, прочитав записку и узнав, что это кольцо, которое он подарил Эдуарде, отложил ноутбук и, ничего никому не сказав, уехал на машине. Впрочем, его пропажу быстро обнаружили. Зила, зашедшая к нему с соком, удивилась, не увидев Марселу в комнате. Милена, которая находилась в это время дома, сразу же взялась за телефон, но тот словно сговорился с Марселу, потому что плохо работал.
Марселу же решил не терять больше ни минуты, она приехал к Эдуарде. Эдуарда открыла дверь, думая, что Кати опять убегает от отца, но увидев на пороге жениха, собиралась без слов захлопнуть перед ним дверь; Марселу не растерялся и подставил ногу, но Эдуарда всё же не собиралась его пускать.
-Зря ты пошёл на такую жертву, приехал ко мне весь больной, доказывать мне всё равно ничего не надо, я уже и так всё сказала твоей мамуле и ненаглядной Лауринье.
-Зачем же ты так?! Ведь я тебя люблю, я тебе столько раз это доказывал.
-Ты мне это доказывал только тогда, когда был со мной! Я раньше этого не понимала, и вообще я была просто дурой. Вот я и решила поумнеть. Меня унизили, выставили на смех, а такое нельзя забыть.
-Ну что же мы стоим на пороге, может, ты позволишь мне войти?
-Нет, лучше не надо, я уже и так обожглась, смеялись надо мной, злословили. Всё, хватит…
-Да ты…
-Инфантильная, избалованная, - продолжила за него Эдуарда. – Да, все мне это говорят, кроме Лауры – она меня называет просто дурой и, наверное, она ближе к истине. Только Лео меня и понимает, ведь в вашей семье он самый человечной…
-Причём тут моё семейство. Ты же выходишь замуж за меня.
-Кто тебе вообще сказал, что я выхожу замуж?
-И ты осмелишься всё так разрушить?
-Лучше сейчас, чем откладывать на потом, - решительно заявила Дуда, а когда увидела, что Марселу закрыл лицо руками от отчаяния, сказала, - Марселу уходи, если ты умрёшь у моих дверей, твоя мамочка меня не простит, а она уже и так винит меня в аварии, хотя меня здесь ещё не было.
Но когда из своей квартиры вышел Нестор, перекинувшись парой слов с Марселу, и Нарсизу с соседкой, Эдуарда, не желая выяснять отношения на глазах у всех пустила Марселу в дом:
-Ладно, входи и быстренько говори всё, что хочешь сказать.
В квартире Марселу пока безуспешно пытался растопить заледеневшее сердце Эдуарды, потому что та только и твердила о том, как права была Лаура, когда говорила, что Марселу считает Эдуарду простушкой.
-Да хватит говорить о Лауре, причём здесь она! Да если бы я её любил, то женился бы на ней! Но я же приехал к тебе.
-Да, если бы не та авария, я бы вообще ничего не узнала… - тихо проронила Дуда.
Тогда Марселу придвинулся к ней поближе, взял за руки и, глядя ей в глаза, произнёс:
-Выходи за меня, Эдуарда!
Эдуарда не могла больше злиться на Марселу и, улыбнувшись, кинулась в его объятия, по которым очень скучала и после которых последовали поцелуи…
Прошло некоторое время, до свадьбы оставался один день. Эдуарда примеряла дома подвенечное платье, поэтому, радостная, решила позвонить Марселу и рассказать ему о том, что она делает. Но Марселу не мог с ней долго разговаривать: во-первых, как всегда был весь в делах, во-вторых, из Лондона звонил Атилиу, а Марселу с ним очень нужно было поговорить.
-А-а-а, мы с ним познакомились в Венеции. Ну ладно, я тебе об этом потом расскажу, не буду тебе мешать! Пока! – и отсоединилась.
-С кем мы познакомились в Венеции? – улыбнулась Элена, делая вид, будто не поняла, о ком разговаривали Эдуарда и Марселу.
-С Атилиу. А тебя уже всю затрясло, мама, - пошутила Эдуарда.
-Ну что ты, я даже и лица его не помню, - возразила ей мать, хотя на самом деле это, естественно, было не так.
Примерка прошла успешно и вскоре все ушли. Элена решила изучить список приглашённых на свадьбу и была удивлена, когда большинство имён ни она, ни Эдуарда и в глаза не видели и все эти люди были знакомыми Арналду и Бранки. Это не очень ей понравилось и она решила поговорить с дочерью, ведь та не пригласила даже Сезара с семьёй, а ведь они были с детства знакомы.
-Ну тогда надо пригласить и всех твоих коллег: Флавию, Анинью, Марсию с Вилсоном… Так? – рассмеялась Эдуарда, считая возмущение матери не к месту, несерьёзным.
-Почему бы и нет, они тоже часть твоей жизни. К тому же в списках я не увидела отца…
Слова застряли у Эдуарды в горле: его-то она приглашать точно не собирается!
-Однажды он встретился нам с Марселу на улице – это был такой стыд! Ну папулю ты мне сама, конечно, выбрала.
-Ты дитя большой любви, помни об этом! – возразила Элена. – Ты же не думаешь, что я тебя родила от первого встречного…
-Мамочка, - перебила её Эдуарда. – Ну к чему сейчас эти разговоры, накануне свадьбы. Ну ладно, мне надо идти…
-А кто же тебя к алтарю поведёт? С кем ты войдёшь в церковь? – задала последний вопрос Элена.
-С Рафаелом, мы уже договорились, - ответила Эдуарда и, послав воздушный поцелуй матери, была такова…
Милена всё продолжала летать в Ангру, теперь, когда она была знакома с Нанду, она полностью заменила им Валтера. Во время одного из таких полётов Милена рассказала Нанду, что завтра женится её брат, поэтому она не сможет поехать в Ангру на выходные. Услышав новость, Нанду в свою очередь поведал ей, что он сын Лидии, которая замужем за Орестесом, отцом Эдуарды, вторым браком.
-Так что мы с тобой в каком-то смысле родственники.
-Вот это да, - только и смогла произнести Милена. – Не знала, что у Эдуарды есть отец.
Лидия все эти дни терялась в догадках, что за портной всё время названивает Орестесу. Однажды за столом Сандра сказала, что звонил портной и просил передать, что Орестесу надо на примерку.
-Это ещё что такое? – подозрительно спросила Лидия.
-Откуда я знаю, - отводил глаза Орестес, чем ещё больше заставлял Лидию ему не верить.
А сегодня, накануне свадьбы Эдуарды, она, прибираясь в комнате Фернанду, увидела костюм в шкафу. Она сразу же поняла, что это костюм Орестеса, заказанный портному, который названивал ему все эти дни. Он заказал его к свадьбе Эдуарды и спрятал в комнате Нанду.
-Я даже знаю откуда ты взял деньги. Ты не заплатил за свет и занял их у кого-то. Всю жизнь приходится вертеться! Всю жизнь! Орестес, они тебя не пригласили и не пригласят!
-Но свадьба только завтра, а Элена сказала…
-Да она сама ничего не знает, а свадьбой занимается семья жениха, они богаты! И видеть тебя там не хотят!
-Но она моя дочь…
-И тебя не любит, - перебила его Лидия. – Ты помнишь, как она перешла на другую сторону улицы, когда тебя увидела? Ты потом проплакал всю ночь… Тот, кто не чтит отца с матерью, не заслуживает любви! Плати ей тоже монетой, не иди на свадьбу. Достаточно того, что пойдёт Сандринья, Элена её крёстная. Она развлечётся, свадьба для неё всё равно, что спектакль в театре. Но тебе туда ходить не надо. Как они с тобой так поступили, обидели как ребёнка. Орестес, не ходи туда… Давай сделаем следующим образом: ты надеваешь свой костюм, я – свои лучшие наряды и пойдём куда-нибудь поедим пиццу, а людям скажем, что были на свадьбе, и всё!
Она пустилась с Орестесом в пляс, но тот всё же отстранился от неё, настаивая на своём. Так он молча говорил, что не отступит и пойдёт на свадьбу. Тогда Лидия не стала его убеждать ни в чём, а тихо лишь сказала:
-Поступай, как знаешь…

0

5

5 серия
Итак, к свадьбе было почти уже всё готово. Так говорил Леонарду Мег и Лауре, которых он встретил, играя в теннис на корте.
-Хоть бы цунами начался и никто не пришёл, - сказала Лаура, сводя свою реплику к шутке.
Мег ушла вперёд, а Лаура задержалась, чтобы ещё немного поговорить с Лео. Он спрашивал её, придёт ли она на свадьбу, на что она пошутила, что придёт, так как может Эдуарду взглядом удастся убить.
-Как же ты её ненавидишь, - улыбнулся Лео.
-Лаура! – позвала Мег, взглядом показывая, что им пора идти.
-Пока, Лео… Спасибо, что меня от смерти спас.
-Да ты… и не умирала вроде, - ответил Лео, чувствуя себя немного неловко перед Лаурой.
-И всё равно – спасибо, - настояла на своём Лаура и чмокнула своего спасителя в губы. Посмотрев на него, она подбежала к матери, и они пошли, разговаривая.
Мег немного укорила Лауру в том, что она поцеловала Лео, тем самым лишний раз его обнадёживая.
-Он введёт меня в дом Марселу, - подмигнула ей Лаура.
-Что ты имеешь в виду? – немного удивлённо попросила уточнить её Мег.
-Да так, ничего. Просто запасной вариант, мама. И только.
Мег объяснялась со своей дочерью, а Бранка – со своей. Её беспокоило то, что дочь в последнее время мало что стало интересовать. Раньше Милена училась, работала, путешествовала… Последнее, кстати, она любила совершать очень часто и, по мнению Бранки, из этих путешествий дочка многому научилась. А сейчас у неё только одна Ангра на уме. Размазывая ступни ног кремом, Бранка поведала Милене, что хочет открыть свой бизнес, подбить под это дело ещё и Мег с Виржинией.
-Ты могла бы к нам присоединиться, а то всё без дела сидишь, - говорила она Милене.
Их разговор прервал стук в дверь: Зила сообщила, что звонит Атилиу, при этом напомнив, что хозяйка ведь всё время про него спрашивала. Милена улыбнулась и посмотрела на мать.
-Я спрашиваю? – заколебалась Бранка. – Да я боюсь, что он на свадьбу опоздает. Спасибо, Зила, я трубку здесь возьму.
Милена была рада отделаться таким способом от скучного разговора с мамой. Поняв, что здесь она теперь лишняя, она сказала, что пойдёт перекусит что-нибудь на кухне, а то с утра ничего не ела.
-Не забудь только снять трубку, мама, - намекнула ей Милена, закрывая дверь.
На лице Бранки отразилась лёгкая но довольно радостная улыбка, она распустила волосы и, улёгшись на кровати, она ответила на звонок:
-Алло, Атилиу! Ты уже в Рио? Я так рада тебя слышать!..
Об Атилиу думала и Элена. Лидия доверила ей Сандринью, и девочка сегодня ночевала у крёстной. Уложив крестницу у себя в комнате, она легла рядом и стала вспоминать ту прогулку на гондоле, когда Атилиу признался ей, что от этой поездки он почувствовал себя миллионером. Её воспоминания прервала пришедшая домой Эдуарда. Увидев Сандринью, она не очень обрадовалась, но спросила тихо у матери:
-Как это понимать?
Элена объяснила ей, что она переночует сегодня у них, так как завтра Сандра будет на свадьбе. Улыбнувшись, Эдуарда пожелала матери спокойной ночи и пошла спать. Присутствие Сандриньи здесь ей не совсем понравилось, но, несмотря на это, маленькая сводная сестра ей нравилась, но факт, что у них был общий отец, несколько отталкивал Эдуарду.
На следующий день дел было невпроворот. Эдуарду с самого утра наряжали, красили, приводили в порядок, а она была вынуждена сидеть неподвижно и изнывать от жары. Ей очень хотелось пить, но она не хотела лишний раз потеть, поэтому воздержалась от питья. Потом всё же она согласилась попить воды из стакана мелкими глотками. А ещё и Сандринья, которая сидела и действовала Эдуарде на нервы своими разговорами.
-А пирог там будет?
-Не знаю, - отвечала Эдуарда.
-Обожаю пирог. Папа тоже. Ты знаешь, Эдуарда?
-Слушай, ты лучше помолчи, - попросила Эдуарда. – А то я и так нервничаю.
В это время пришла и Элена, она ходила Сандринье за подследниками. Элена приказала Тадинье сделать девочке бутерброд, так как впереди ещё целая церемония, а за стол ещё не скоро сядут. Вслед за Эленой пришёл и Рафаел, первым делом поцеловавший свою красавицу-племянницу. Элену несколько кольнуло это, ведь она надеялась, что Эдуарда попросит отца ввести её в церковь.
Орестес тоже готовился к свадьбе. Нанду стриг и брил его в салоне матери, до восемнадцати лет ведь он работал в салоне, помогая матери.
-Помолодел лет на десять, - улыбнулся Нанду, закончив стрижку.
-А может, на двадцать? – тоже ответил ему шуткой Орестес. – Я ещё костюм и галстук одену – совсем красавец буду.
Она пошёл одеваться, после вышел в зал, где никого не было. Тогда Орестес прошёл на кухню и, взяв из шкафа спрятанную бутылку водки, сделал маленький глоток. Он успел поставить её на место, когда пришла Лидия и поправила мужу воротник. Она смирилась с тем, что Орестес пойдёт на свадьбу, хотя и называла его время от времени из-за этого ласково упрямцем.
-Знаешь, я же ведь отец, зачем мне приглашение. Ведь отцу с матерью не надо особого приглашения на свадьбу, ведь так? Ну в крайнем случае приглашение могло и не дойти.
-Поступай как знаешь, если ты считаешь, что так правильно…
-Лидия, а кто знает, вдруг Эдуарда увидит меня на свадьбе, элегантного, в костюмчике, а? Растрогается и попросит повести её к алтарю.
-Дай-то бог, что так оно и было, - взяла его за руки Лидия, хотя она знала, что такие случаи – большая редкость, и что гораздо чаще всё случается наоборот, причиняя лишь больше страданий.
-Всё будет в порядке, Лидия. Я обещаю. Я поеду на автобусе, через мост.
-Я тебе такси заказала.
-Такси? – растрогано переспросил Орестес. – Но ведь это же так дорого…
-Я дам тебе денег, после такси у тебя ещё даже останется.
Сказала и ушла за деньгами, а Орестес улыбнулся. Всё шло так, как он хотел, а значит, он правильно сделал, что решил пойти на свадьбу. Он ещё раз подбежал к шкафу и сделал ещё один маленький глоток водки…
Вечерело. В церкви стал собираться народ. Сандринья вошла в церковь с Тадиньей под руку; рядом с ними шла Флавия. Вместе пришли и старые знакомые Элены: доктор Морети, известный в Рио гинеколог и его коллега - педиатр доктор Жайме (Паулу Фигейреду). Лаура пришла в церковь раньше своих, прошла, оглядывая убранство помещения и села на стул рядом со старушкой, доной Филоменой, матерью Атилиу. Пришёл и Сезар, один, без своих родителей, сеньора Антенора и доны Мафалды. Катарина и Марсинью, увидев Тадинью с Флавией, сели рядом с ними.
Орестес благополучно доехал до Рио, попросив водителя высадить его неподалёку от церкви. Было жарко, и он зашёл в бар, заказав маленькую бутылку минеральной воды. Наливая воду себе в стаканчик, он увидел, как бармен наливает кому-то коньяк. Он долго не мог решиться, наконец, попросил бармена угостить и его чем-нибудь покрепче. У него оставалось ещё достаточно денег. Одной рюмкой дело не ограничилось, тем более бармен, наверное, не любил однообразия, постоянно смешивая разные напитки. Орестес быстро опьянел; его не покидала мысль о том, что никто его не пригласил, хоть и надеялся, что это всего лишь случайность, и про него никто не забыл. В конце концов он сумел взять себя в руки и направиться в церковь.
В церкви уже собралось полно народу, были фоторепортёры: ведь свадьба Марселу Мота – это знаменательное событие среди светского общества Рио-де-Жанейро. Началась церемония. Сначала под руку в церковь вошли Арналду и Бранка, последнюю переполняла гордость – ведь она мать жениха! Следом за ними вошёл и жених под руку с Миленой, далее – Элена со своим братом Педру, жившим в Сан-Паулу, Виржиния с Лео, Мег и Тражану, которые встали недалеко от алтаря, рядом с Лаурой. У алтаря ожидал падре; Милена похлопала брата по спине, и тот встал у алтаря, рядом с ним встали родители, Элена с Педру. Вбежали в церковь Атилиу с Изабел (они встречались уже два года), виновато улыбаясь, они быстро прошли к свободным местам. Элена увидела Атилиу и была немного удивлена, она-то не знала, что Атилиу не свободен; лицо этой сорокалетней женщины рядом с ним было ей мало знакомо. Изабел помахала рукой Бранке и Арналду, а Атилиу, здороваясь, кивнул головой Элене; та тоже в ответ сделала приветственный кивок. Но внимание Элены мгновенно переключилось на другой объект – на Орестеса, только вошедшего в церковь и тихонько проследовавшего вдоль стены, никому не мешая. Ей стало не по себе ещё и оттого, что Орестес слегка шатался, что выдавало его пьяный вид. Но вот заиграл марш Мендельсона. Внимание публики устремилось на вход в церковь, где вот-вот должна появиться невеста. Орестес понял, что о ведении дочери к алтарю не могло быть и речи. Все встали со своих мест. И вот в дверях появились дамы, несущие цветы в руках, вслед за ними – и невеста, идущая под руку с Рафом. Орестес увидел это и ему стало больно и обидно, слёзы потекли у него из глаз, и он то и дело вытирал их. Но одновременно он чувствовал и гордость и счастье видеть свадьбу своей красавицы-дочери. А Элена следила за ним, время от времени переключая своё внимание на церемонию.
-Это моя дочь, - тихо сказал Орестес какому-то незнакомому мужчине, который услышав пьяный голос, почуяв запах спиртного и приняв Орестес за сумасшедшего, решил проигнорировать его слова и продолжил дальше смотреть на свадьбу.
Раф поцеловал руку своей племяннице и передал её в руки жениху. Эдуарда вручила букет невесты матери и, встав рядом с Марселу, стала слушать падре. Орестес всё ещё протирал глаза, затем, когда  жених и невеста стали обмениваться кольцами, он встал поудобнее, чтобы следить за всем действием. Когда они обменялись кольцами, падре произнёс:
-Именем Отца, Сына и Святого духа объявляю вас мужем и женой!
Счастливые молодожёны улыбнулись друг другу и поцеловались.
Затем процессия двинулась к выходу. Орестес стал пробираться через ряды, вместе с гостями, чтобы поближе увидеть свою дочь.
У выхода молодых ждал автомобиль. Около него они ещё раз обернулись под аплодисменты публики и поцеловались. Их улыбки исчезли с лиц, когда из церкви раздался пьяный крик:
-Эдуарда-а!
Эдуарда, ничего не понимая, увидела своего отца, расталкивающего остальных гостей и родственников жениха и невесты. Он подошёл к Эдуарде и сказал:
-Эдуарда, доченька! Вот пришёл поздравить тебя…
И попытался обнять дочь, но упал на колени, когда та с криками: «Пусти! Пусти меня!» отскочила от него. Охранники подскочили к Орестесу, поставили его на ноги и прислонили его к машине, а тот кричал им:
-Она моя дочь! Она моя дочь!
Долго громилы разбираться не стали, а решили ликвидировать нарушившего свадебную идиллию где-нибудь в подворотне.
-Папа! Папа! – закричала Сандринья. – Пустите его!
Элена крепко держала Сандру, произошедшее потрясло её не меньше остальных. Она тут же обратилась к стоявшему рядом Сезару и попросила его увезти Орестеса отсюда. Марселу кричал репортёрам, чтобы те не снимали – куда там! Вспышки сверкали только так! Бранка решила пойти на помощь сыну и сама, вместе с оставшимися охранниками, разогнала журналистов. Элена же увела девочку в церковь, чтобы утешить её…
Охранники дотащили Орестеса до тёмного проулка и стали разбираться с ним, надавав ему по шапке, да так, что кровь потекла. Если бы не Сезар, неизвестно, что бы с ним случилось. Хотя охранники и его посчитали за сообщника пьяного сумасшедшего, поэтому один из них схватил Сезара за воротник и, прижав к стенке, пригрозил:
-Ещё раз увижу тебя здесь, тебе не поздоровится.
И оставили его с Орестесом. Сезар склонился над мужчиной и стал вытирать его лицо своим платком. Затем дотащил его до своей машины, собираясь отвезти его домой.
-А ты кто? – спросил его Орестес.
-Я Сезар. Сын Антенора и Мафалды, вы помните?
-Антенора и Мафалды? Нет… Не помню… Как вы думаете, молодой человек, отцу нужно приглашение на свадьбу собственной дочери?
-Думаю, что нет, - ответил Сезар, вытирая ему кровь. – Вы мне подскажете, где именно вы в Нитерое живёте, хорошо?
-Как вы думаете, Эдуарда на меня сердится?
-Думаю, она расстроена, но ничего. Со временем всё пройдёт.
Он пристегнул ремень себе и Орестесу, и они поехали в Нитерой.
Лаура теперь не жалела, что пошла на свадьбу. Теперь она злорадствовала по этому поводу. Ну надо же, а она думала, что у Эдуарды нет отца.
-Так оно и есть, - сказала ей Виржиния. – Это называется безотцовщина без отца…
-Да, сладенький теперь у неё будет медовый месяц, - проговорила Лауринья, но была одёрнута Мег.
А Эдуарда в машине лила слёзы от отчаяния; ей было очень стыдно. Она стала обвинять мать, она была уверена, что это мать пригласила отца на свадьбу, а ведь она, Эдуарда, этого не хотела!
-Как я теперь пойду на приём?! Нет, я не смогу!
-Как не сможешь, родная? Да ты что! Отец очень расстроится, да и мама, и гости тоже… - Марселу пытался утешить свою жену как только мог.
Гости же в это время уже собирались на приём по случаю женитьбы. Бранка ходила рядом с Арналду и все уши ему прожужжала про этот скандал.
-Не дай бог журналисты пронюхают про всё это.
-Да его же никто не знает, дорогая… А что он там бормотал никто и не слышал
-Арналду, ты не хуже меня знаешь, что журналисты видят и слышат всё! Как-то раз Виржиния показала мне его, но я его не запомнила. Это надо же, отец моей невестки. Тесть моего сына! Теперь ты видишь какая она, эта Элена! Как можно было выходить замуж за такого человека?!
Но Изабел её немного успокоила, сказав, что мало кто верит, что это был отец Эдуарды. Тем временем Лаура, пользуясь случаем, каждому встретившемуся ей гостю рассказывала, что это отец невесты, который НЕДАВНО (!!!) бросил её мать (вот же дрянь-то! :-))))) – прим. Maup.)
-Мне это Виржиния рассказывала, а ведь она – тётка невесты! – дополняла она при этом.
Бранка, расхаживая с Изабел по залу, оставила на время тему скандала и спросила у спутницы, где Атилиу.
-Он куда-то испарился после скандала. Это ещё в церкви было…
Элена в это время утешала Сандринью в церкви. Внезапно она почувствовала, как чья-то рука легла ей на плечо; она обернулась, перед ней стоял Атилиу.
-Всё хорошо? – поинтересовался он.
-Да… - неуверенно ответила Элена. – Относительно, конечно. Ты видел Эдуарду, как она была расстроена, бедняжка… Я даже не знаю, как она сейчас там…
Атилиу улыбнулся и, протянув руку Сандринье, предложил ей пойти с ним.
-Я покажу тебе церковь.
Сандринья посмотрела на Элену, молча спрашивая, модно ли ей, на что Элена в ответ подтолкнула её, с уверенностью отпуская девочку с венецианским знакомым. Через некоторое время они вернулись, и девочка заснула на руках у Элены.
-Это был её отец… И отец Эдуарды тоже. Но для Сандриньи было очень тяжело видеть, как уводят её отца, она же ребёнок.
-Я понимаю, - сказал Атилиу, положив свою тёплую руку на руку Элены. – Подобное и я испытал в детстве. Мне тогда было лет восемь. Мой отец возвращался домой, он, правда, выпил лишнего и нёс подарок маме на день рождения. Какие-то мальчишки не то что его избили, но здорово над ним поиздевались. Мальчишки отняли у него подарок и стали перебрасывать его из рук в руки. Он прыгал между ними, пытался отнять подарок, но мальчишки и не собирались этого делать, им было весело и они смеялись… В конце-концов отец выбился из сил и упал, ударившись головой о землю; у него даже кровь пошла. Мальчишки убежали, продолжая смеяться, а я видел всё из окна нашего дома. Я выбежал к нему и прижал его голову к себе… и плакал… плакал… Мне было так плохо, как никогда больше… я даже думал, что умру от горя. Даже сейчас вспоминаю – и слёзы наворачиваются на глаза, а ведь уже столько лет прошло…
Атилиу вызвался помочь ей и отвезти Сандринью домой к Элене. Около дома Элена сказала Атилиу:
-Ты, наверное, куда-то ехал? Я сбила тебя с пути.
-Это в Венеции ещё случилось, - улыбаясь, тихо сказал ей Атилиу.
-Кстати, а как поездка? Расскажешь потом? Знаешь, недавно я видела сон. Мы ехали вдвоём на Восточном Экспрессе, поезд набирал скорость, а мне стало так страшно, но поезд не останавливался… Ладно, пойду приведу себя в порядок и поеду на праздник, хотя мне не хочется. Но я нужна сейчас Эдуарде.
Атилиу вызвался помочь Элене донести Сандринью до кровати, и ей пришлось согласиться. Дома были Тадинья и Педру, который пил чай. Элена представила друг другу мужчин и попросила Тадинью проводить сеньора Атилиу в свою спальню, чтобы он положил Сандринью.
-Элена, сестра, надо же какая неприятность! – сочувственно протянул к ней руки Педру, когда они остались наедине. – Я думал, что Орестес уже давно к вам не приходит. Я чуть со стыда не сгорел, выбежал из церкви.
-Орестес то и дело объявляется. Мне его жалко… Слушай, я думала, ты сразу на праздник пойдёшь.
-Нет, Элена, я уже не успею, через час у меня самолёт в Сан-Паулу, а оттуда я на машине в Кампинас. Там у меня деловая встреча.
-Понимаю, - разочарованно сказала Элена, ожидавшая, что сегодня она поговорит с братом о разных вещах, ведь всё же в разных городах живут… - Вечно так, всю жизнь бегом. Но что поделаешь… Слушай, Атилиу, может, выпьешь чего-нибудь?
-Нет спасибо. Ты можешь не торопиться, я тебя подожду. Там всё равно будут всю ночь веселиться…
Сезар уже довёз Орестеса до дома и вместе с Лидией они уложили его в кровать. Сезар накладывал повязку, а Лидия не могла не сокрушаться:
-Я же говорила, просила чтобы ты не ходил туда! Господи!
-Но она же моя дочь…
-Твоя дочь – Сандринья, а та другая, хоть ты и участвовал в её рождении, не может называться твоей дочерью! И не надо меня уверять в том, что она молодая. Возраст тут не причём, просто она жестокая! Вот и всё!
-Извините, - прервал её Сезар. – Ему сейчас лучше отдохнуть. Ничего страшного не произошло, завтра только нужно будет сменить повязки. И ещё я вам выпишу лекарство, оно не очень дорогое, но очень хорошее, помогает ранам быстро заживать. Оно продаётся в любой аптеке.
-Спасибо вам! – благодарно посмотрела на него Лидия. – Сколько я вам должна? Ведь вы ехали из самого Рио.
-Да нет, что вы, какие деньги. Я ведь с самого детства знаю сеньора Орестеса. Никогда не забуду его уроков математики, как он всех нас ей учил. Он – хороший преподаватель.
-Да, - грустно покачала головой Лидия. – Орестес добр со всеми, но жесток к себе…
Тем временем Марселу и Эдуарда приехали на приём, но Эдуарда засела наверху, стыдясь выходить к гостям. Узнав это, Бранка провела с невесткой разъяснительные работы. Теперь она должны была встать на сторону своей невестки, ведь они стали семьёй. Эдуарда обижается на мать – правильно, Бранка поддержит.
-Знаешь, если ты боишься выходить к гостям, то я тебе обязана посоветовать ничего не бояться. Выходи смело, уверенно улыбайся, смотря на всех. Это отбивает всяческую охоту иронизировать!
Сказала и ушла, оставив невестку. Лаура внизу подошла к Марселу и спросила у него язвительным тоном:
-Как же ты мог позволить избить собственного тестя?
-Ну и змея ты, Лаура, - удостоил он её своим ответом.
И не желая стоять рядом с ней поднялся наверх и вышел к гостям уже под руку со своей женой. Эдуарда делала так, как ей советовала Бранка, и надо сказать, её действия произвели на публику эффект: гости не переставали хлопать и восклицать, какие же они красивые, молодые муж и жена…
Они спустились вниз и стали обходить столы, перебрасываясь с гостями парой слов. Затем заиграл вальс, и Марселу закружил Эдуарду в главном свадебном танце жениха и невесты.
После танца праздник шёл полным ходом. Атилиу и Элена едва успели на танец мужа и жены. Изабел, увидев Атилиу, тут же бросилась к нему и, поцеловав несколько раз в щёку, спросила:
-Дорогой, где ты пропадал? Тебя уже все обыскались.
Атилиу объяснил, что помогал Элене отвезти маленькую девочку домой, и представил друг другу женщин, сказав, что познакомился с Эленой в Венеции.
-Знаете, - сказала ей Изабел, улыбаясь. – Это уже третий отпуск, который он совершает без меня.
Затем увела Атилиу за стол, где сидели Бранка, Арналду, Мег и Тражану. Атилиу практически не участвовал в разговоре этой компании, не сводя глаз с Элены; затем он извинился перед почтенной публикой и встал из-за стола. Он подошёл к Элене и пригласил её на танец, та с радостью согласилась.
Бранка была очень удивлена, увидев, что Атилиу и Элена общаются, как старые друзья или даже больше, чем друзья. Она спросила у Изабел:
-Они что, знакомы?
-Да, - тихо проронила Изабел, у которой роман с Атилиу в последнее время явно шёл к разрыву. – Познакомились в Венеции.
-Только познакомились? И больше ничего? – грозно посмотрела на неё Бранка, как бы говоря ей: «Не смей упускать Атилиу!».
-Извини, я отойду, - вставая, сказала Изабел, не желая разговаривать с Бранкой на эту тему.
Тем временем Лаура словила момент и, подойдя к Марселу и Эдуарде, попросила разрешения у невесты украсть жениха на танец.
-Ты же не заставишь меня краснеть своим отказом? – сказала ему Лаура.
Марселу посмотрел на жену, и та кивнула ему, давая разрешение на танец. Позже она сама станцевала под музыку живого оркестра вместе с Лео, у того плохо получалось, и это веселило их обоих. Элена специально подошла поближе к танцплощадке, надеясь, что Эдуарда, увидев её, кинется ей в объятия; но дочка не замечала мать, она продолжала на неё дуться. Поняв это, Элена постояла ещё немного и, грустно вздохнув, ретировалась.
И вот пришла пора кидать свадебный букет всем приглашённым на свадьбу девушкам. По традиции невеста должна была встать спиной к девушкам и кинуть им букет. Кто из девушек словит этот букет, значит, эта девушка и выйдет замуж следующей.
Эдуарда повернулась спиной к публике и, отсчитав до трёх, кинула букет. Раздались возгласы, аплодисменты – букет уже словили. Эдуарда обернулась и увидела белые цветы в руках Лауры…
-Ну надо же! – улыбнулась Лауринья, разглядывая букет. Такая игра случая заставила улыбку Эдуарды исчезнуть с её лица в мгновение ока; для неё этот момент оказался неприятным.
-Знаешь, - сказала Милена Лауре, стоявшая рядом с ней, - если бы этот букет летел в меня, то я бы точно на землю упала.

0

6

6 серия
После бросания букета Эдуарда поднялась наверх, а Элена разговаривала с Атилиу. Она говорила, что приехала отметиться, чтобы люди не говорили, не судачили, что мать и отец испортили свадьбу дочери. Она уже собиралась ехать домой.
-Я тебя отвезу.
-Спасибо, но меня уже ждёт такси.
-Променяла меня на такси. Не знал, что я тебе так противен.
-Ну что ты, - улыбнулась Элена. – Мне нравится с тобой находиться, очень. Я просто не хочу лишать тебя праздника.
-Без тебя праздник уже не праздник, - улыбнулся ей в ответ Атилиу.
-Неизменно любезный и обольстительный. Ладно, пойду поднимусь к дочери… А Изабел на нас и так уже поглядывает. Надеюсь, у тебя не будет из-за меня проблем.
-Не будет, - серьёзно сказал Атилиу. – Мое кредо – искренность и честность. От правды никогда не бывает плохо…
Изабел и в самом деле не сводила глаз с Атилиу и Элены; она молча сидела у окна и попивала шампанское. Неизвестно, сколько бы они ещё так просидели, если бы Виржиния не склонилась над ними и не сказала, что Эдуарда скоро уезжает. Элена поблагодарила сестру и сказала, что сейчас к ней поднимется. Не сводила с них глаз и Бранка. Милена заметила это и не упустила возможности уколоть мать; она подошла к ней и также глядя на Атилиу с Эленой, шепнула Бранке:
-Что, боишься конкуренции со стороны Элены, мама?
-Не говори глупостей. Это вообще-то проблемы Изабел. А ты как со мной разговариваешь? В последнее время ты стала вообще агрессивной дочка. Так недолго и всех своих женихов разогнать.
-А кто сказал, что мне эти женихи нужны? – ответила ей Милена…
Перед тем как Элена собралась подняться к дочери, Атилиу подвёл её к столику за которым сидела его мать, дона Филомена, и представил их друг другу.
-Атилиу описал вас точь-в-точь так же, как вы выглядите. Он сказал, что познакомит меня с красивой сорокалетней женщиной.
-Вовсе я про возраст и не говорил, - шутливо отнекивался Атилиу. – Ну ладно, у мамы привычка спрашивать про возраст; я сказал, что тебе сорок или около того, но не больше.
-Ваш сын просто обольститель.
-Все женщины мне об этом говорят, - подмигнула ей дона Филомена.
-Мама, не компрометируй меня. У Элены нет времени, потом вы поговорите, она заедет к тебе на чашку чая, и ты сможешь ей рассказать про меня.
И все трое весело рассмеялись.
Затем Элена направилась к лестнице, возле которой стояла компания из трёх девушек и парня. Среди них была и Лаура, фраза которой, обращённая к её приятелям, заставила Элену задержаться и «присоединиться» на секунду к этой компании:
-Хотите верьте, хотите нет, но она девственница.
-Девственница?
-Да, кажется, Марселу сплоховал.
-Не похоже на него.
-Как дела, Лаура? – Элена подошла к этой тёплой компании молодых людей. Лицо её выражало желание уколоть побольнее Лауру, которая считает, что факт девственности Эдуарды может её как-то посрамить. – Значит, по-вашему, когда девушка выходит замуж нетронутой, это так плохо?
-Нет, мы ничего не говорили, - Лаура не ожидала, что Элена могла услышать, что она говорила. – Просто эти девственницы… Эдуарде не помешало бы быть современнее.
-А, поняла, - иронично заключила Элена. – Поняла, что девушка должна выходить замуж уже бывалой. Такой, как ты, так, дорогая? Чао!
Развернувшись, Элена побрела наверх, а компания рассмеялась, все, кроме Лауры; колкость Элены оставила неприятный осадок в её душе.
Эдуарда стояла лицом к зеркалу; она видела, как вошла мать, но не пожелала обернуться.
-Я хотела к тебе подойти раньше, обнять, поздравить, поцеловать, пожелать счастья. Но к тебе было не подобраться, дочка.
В ответ Эдуарда сказала матери, что та её огорчила. Сегодня день её свадьбы, она должна была помешать этому безобразию.
-Эдуарда, у меня тысяча недостатков, но я бы никогда не причинила тебе огорчений в день твоей свадьбы. Я потрясена не меньше твоего. Мы с тобой всю жизнь прожили вместе, всегда друг другу помогали. Бывало, ссорились, но ссорились, скорее, как две сестры, а не как мать с дочерью. И сейчас я не хочу, чтобы ты уезжала не поцеловав меня на прощание, не обняв. Я не хочу ссориться с тобой в этот день.
Дверь раскрылась: Марселу, думая, что Эдуарда одна, решил её поторопить. Элена поцеловала зятя, пожелала ему удачи. Эдуарда сказала, что сейчас выйдет, они только попрощаются с матерью. Марселу сказал, что будет ждать внизу и вышел, догадавшись, что мать и дочь не только прощались, но и пользовались возможностью расставить все точки над i.
-Хорошо, мама, не будем ссориться. Я постараюсь забыть об этом дне, как о кошмарном сне. Хотя это будет не просто… Моё состояние совсем не подходит для первой брачной ночи, - она расплакалась. – Как я мечтала об этом дне, об этой ночи. Раньше я считала что всё просто: ходить на свидания, влюбляться, а сейчас всё обернулось кошмаром. И надо же было такому случиться прямо у дверей церкви. Я не хотела, чтобы все знали, что у меня такой отец; я всю жизнь завидовала своим подругам, которые гордились своими отцами, прыгали им на шею, когда те приходили за ними в школу. А я умирала от страха, что появится мой отец и я снова убегу от него; я лгала, придумывала всякие вещи про него, а однажды даже сказала, что он умер… Почему ты его полюбила?! Почем ты вышла за него, родила от него дочь, почему?
-Эдуарда! В этом никто не виноват. Не стоит сейчас обсуждать этот вопрос. Твой отец не преступник и ничего противозаконного он не сделал. Он хотел тебя сегодня обрадовать…
«Обрадовать»… Эдуарда даже усмехнулась от такого заявления матери.
-Видела бы ты Сандринью, как ей было плохо от того, что она увидела. Если отец для тебя ничего, то он для неё всё!
Марселу снова их побеспокоил; Эдуарда сказала, что уже идёт.
-Ладно, мама, я напишу тебе открытку, - сказала Эдуарда, когда Марселу закрыл за собой дверь.
-Когда вы едете?
-Завтра утром. А сегодня мы будем ночевать в гостинице. Может, ещё удастся спасти мою первую брачную ночь.
-Конечно, всё будет хорошо, - улыбнулась Элена. – Ты будешь счастлива. Забавно. Мы так и не поговорили с тобой о первой брачной ночи… В моё время матери часами обсуждали с дочерьми этот вопрос, а я так и не успела. Я плохая мать…
Эдуарда промолчала. Выдержав паузу, Элена раскинула объятия, и Эдуарда, всё ещё вспоминая сегодняшнее происшествие, медленными шагами подошла к матери, и они обнялись. Затем они разнялись, и Эдуарда убежала, оставив Элену одну, всю в слезах. Ей тоже было обидно и одновременно жалко всех: и Орестеса, и Эдуарду… и себя.
Долго она тоже не стала задерживаться. Она вышла вслед за дочерью и, сев на такси, уехала домой.
В гостинице Эдуарда стояла в нерешительности, одетая в халат; Марселу подошёл к ней, поцеловав её волосы.
-Марселу, подожди, - сказала Эдуарда, оборачиваясь. – Не спеши.
Одаривая жену нежными поцелуями, Марселу попросил её:
-Ты выполнишь мою просьбу? Обещаешь?
-Проси всё что хочешь!
-Роди мне сына! Парня!
-Хорошо. Я буду молить об этом бога.
И они снова слились в страстном поцелуе. Марселу медленно снял с неё халат, затем взял её на руки и отнёс её к гостиничной кровати, служившей сегодня брачным ложем. После продолжительных ласк и поцелуев Эдуарда задала Марселу вопрос:
-Как ты считаешь, я правильно поступила, что сохранила свою невинность до свадьбы?
-Я это считаю проявлением любви, - ответил Марселу, целуя её. – Я тебя люблю и одновременно восхищаюсь тобой. Ты себя берегла для меня. Ты не следуешь никакой моде, не поступила так, как остальные девушки; ты не такая как все. Я всегда мечтал не только любить, но и восхищаться своей девушкой.
-Я чувствую себя так неуверенно, потому что думаю, что остальные девушки красивее меня, желаннее меня.
-Ты лучше всех! Мы будем счастливы и у нас обязательно будет сын.
-Марселу, не пугай меня так! А вдруг родится дочь?
-Пусть их будет столько сколько родится. Пока не родится сын…
И они снова слились в поцелуе, в жарких объятиях…
Элена приехала домой; сняв с себя это платье, она сразу же почувствовала себя легче, она была у себя дома и могла расслабиться. Сейчас она сидела в кресле, держа в руке тёплую чашку кофе. Внезапно она услышала, как кто-то позвонил в дверь. Она встала, поглядела на часы, подумав, что для визитов уже поздновато. Затем пошла в гостиную, чтобы узнать, в чём дело; из коридора она увидела Тадинью, взглядом показывающую на дверь. Элена вышла в холл и увидела Лидию. Вид у неё был взволнованный. Элена приняла её радушно, хотя и знала, что Лидия просто так не пришла бы.
-Я пришла за своей дочкой, - сказала Лидия.
-Так поздно? Но она уже спит, - попыталась возразить ей Элена.
-Со мной Фернанду, он понесёт её на руках.
-Ну зачем, Лидия? Я ведь завтра привезу её, зачем её сейчас беспокоить? Какая жестокость…
-Я не хочу, чтобы девочка находилась в доме, где унизили и оскорбили её отца. Вот это в моём уразумении жестокость.
-Но я не сделала ничего плохого, - попыталась переубедить Лидию Элена.
-Зато твоя дочь сделала… Я хочу как можно скорее забрать свою дочку! Подумать только, он её отец… И чтобы дочь не пустила отца на собственную свадьбу!
-Но я пыталась сделать всё возможное, чтобы это не произошло…
-Ты должна была это раньше сделать, - перебила её Лидия. – Ты должна была воспитать дочь, сделать из неё нормального человека, а не это полное ненависти, безжалостное существо…
-Ты не очень-то, полегче! – Элена знала, что Лидия обижена, но и свою дочь она не могла позволить себе дать в обиду. – Я понимаю, ты рассержена, но плохо говорить о своей дочери в моём доме я тоже никому не позволю. Орестес вышел за рамки приличия, он был пьян, ты об этом знаешь?
-Он выпил для смелости… Чтобы не страдать от того, что его забыли! Он выпил, чтобы притвориться, что всё хорошо, всё нормально, когда дочь не приглашает отца на свадьбу! Он мне сказал, что она девчонка, что все молодые девчонки такие! Как бы не так! Я таких людей не знаю. Если бы он получил приглашение на свадьбу, то он бы гордился! Да он бы повесил это приглашение на самое видное место в гостиной. Тебе понятно, что творилось у него в душе?!
Элена понимала. И сожалела, что так всё получилось…
-У нас отключили электричество, - продолжала Лидия; слёзы текли из её глаз. – Потому что на деньги для уплаты за свет он заказал себе костюм, рубашку, галстук, которых у него не было! Старый ..., он думал, что дочь, увидев его на свадьбе, пригласит его в церковь. Он сам в это не верил, но делал вид, что верит. И выпил, чтобы не страдать… За это я его ненавижу!.. Но и твою дочь я также ненавижу, за то, что она оттолкнула его от себя как собаку.
Элена пыталась подойти к Лидии, понимающе обнять, но та никому не верила, и с психом вывернулась от рук Элены. Тогда Элена попросила Тадинью принести ей воды… Лидия сделала глоток и немного успокоилась.
-Я не собираюсь говорить с тобой… Я пообещала и себе, и Нанду, что заберу Сандринью и уйду. Но не сдержалась.
-Выскажись, тебе станет легче.
-Ты так говоришь, потому что чувствуешь своё превосходство, - усмехнулась Лидия.
-Я никогда не чувствовала себя выше других. Ты же знаешь, я отношусь к тебе с уважением, обожаю Нанду, Сандру. У нас с Орестесом сложились хорошие отношения, хотя мы и развелись. Я к нему испытываю…
-Жалость, - ответила за неё Лидия. – Вот, что ты испытываешь…
-Нет, не жалость. Скорее, разочарование человеком, который так мало сделал в жизни… Присядь, расслабься.
-Расслабиться? – Лидия не любила, когда её жалели. – Он лежит там дома один, с разбитой головой. Как они могли так поступить с ним? Что это за свадьба такая, где у ворот церкви стоят охранники и не пускают тех, кто не из высшего общества? Когда нормальные люди женятся, они наоборот хотят, чтобы все видели их свадьбу.
-Никто не виноват, Лидия! Ни моя семья, ни семья Марселу…
-Хватит разговоров! – вздохнув, закончила Лидия. Нанду уже забрал девочку и ждал в коридоре.
-Оставь её, Лидия, - сделала последнюю попытку Элена.
-Нет. Я хочу, чтобы она видела, как выглядит её отец, - настояла на своём Лидия и закрыла за собой дверь…
Хотя молодожёны уже исполняли супружеский долг в гостинице, банкет по этому случаю ещё продолжался. Бранка, Изабел и Виржиния сидели за одним столом; внимание этих трёх женщин было сосредоточено на Атилиу, который теперь танцевал с Флавией. Бранка было очень интересно узнать, кто же это такая? Виржиния сказала ей, что это Флавия, компаньонка Элены.
-Похоже, он решил прибрать к рукам всю фирму, - язвительно заметила Бранка.
-Он так жесток со мной, - тихо сказала ей Изабел.
-Да, дорогая моя, тебе с этим не справиться, - ответила ей Бранка. И чем больше она говорила, тем больше Виржния не понимала её. – Если бы он был моим, уж я бы его не упустила. Ты говоришь, что у вас современные отношения? Но каким образом, позволь узнать, если вы живёте в разных квартирах. Мужчина должен быть всё время у нас на виду!
-Это случается и под одной крышей, - вставила своё слово Виржиния, и теперь уже Бранке пришлось удивиться…
На следующее утро газеты пестрели фотографией Орестеса, протягивающего руки к застывшей от ужаса Эдуарду. Комментарием к этому изображению служил заголовок статьи «Отец невесты устроил скандал на свадьбе». Завтракая, Элена отбросила свежий номер, сказав, что не будет читать, дабы с утра не испортить себе настроение в выходной день. Но она была спокойна, так как была уверена, что Эдуарда не прочтёт этого: она не имела привычки читать утренних газет. Выпив кофе она, перед тем как поехать в мастерскую, собиралась поехать к Виржинии.
В аэропорту Эдуарда рассматривала газеты, а Марселу принесли свежий номер «Журнал ду паиш». Увидев фотографию жены на второй странице газеты, он отложил её, чтобы Эдуарда не видела этого.
А вот Бранке было неспокойно от того, что свадьба её сына стала и в самом деле событием из-за этого сумасшедшего, что посмел пристать к невесте прямо у ворот церкви. Доводы Арналду о том, что маленькую статейку на второй странице, нисколько не заметную, никто и не увидит, её не успокаивали.
Читало за завтраком газету и семейство Тражану. Мег возмущал список представителей элиты города, которые, согласно этой статьи, якобы присутствовали на свадьбе:
-Я и половины перечисленных там не видела! – заметила она.
-Да это свадьба войдёт в историю города, - отметила для себя Лаура.
-Нехорошо смеяться над чужой бедой, - осадила её Мег, прикармливая свою любимую собачку, мопсиху по имени Инес. – Ещё неизвестно, что нас ждёт в этой жизни…
Когда и Лидия увидела статью о свадьбе Эдуарды, она тут же не раздумывая пошла в их с Орестесом спальню, чтобы показать мужу эту статью. Пускай он видит, пускай ему будет ещё более стыдно, чем сейчас… Но когда она отворила дверь и уже приготовилась ещё раз хорошенько его отчитать, она успокоилась, увидев, как дочка Сандринья и отец сидели на кровати молча, в обнимку. Орестес попросил у неё прощения, и она, конечно же простила… Она всегда прощала… Они не заметили Лидию, и она сумела молча, тихонько выйти из спальни. Она вышла в гостиную, держа в руках газету; Нанду, завтракавший в это время, непонимающе посмотрел на мать.
-Да, нам надо обо всём этом забыть, - сказала она сыну, разрывая газету. – Для Орестеса это неприятно, но хуже всего сейчас этим выскочкам – Марселу и Эдуарде…
Когда Элена приехала к сестре, там тоже завтракали; от кофе она не отказалась и присоединилась к семейству Фонтес. Рассуждая трезво, Рафаел успокаивал Элену, что когда Эдуарда вернётся из путешествия, никто уже и не вспомнит об этом скандале. А Виржиния присоединилась к мужу, сказав, что во многих газетах даже и не говорится, что это отец Эдуарды.
Тут голос поднял Родригу, старший сын Виржинии и Рафаела, парень лет двадцати, со строптивым характером. Он недолюбливал Эдуарду из-за её характера и отношения к собственному отцу.
-Знаешь, тётя, что Эдуарде надо? – сказал парень. – Хорошего ремня.
-Что такое, Родригу? – удивлённо спросила у него мать. – Тебя когда-нибудь наказывали физически?
-Не было необходимости, - ответил он к ещё большему изумлению матери и её желанию восторженно расхохотаться. – Ну ладно, мои дорогие, я вынужден вас покинуть, а то на пляж опоздаю.
Жулиана, младшая дочь супруг Фонтес, восемнадцатилетняя пышная девушка, последовала за братом, так что Элена, Виржиния и Рафаел остались втроём. Тогда Элена и спросила сестру:
-Скажи мне, а что из себя представляет Атилиу?
И лучше бы не спрашивала. Потому что Виржиния и Рафаел, дополняя друг друга, рассказали ей очень много вещей про Атилиу и его отношениях с Бранкой и Изабел, которые Элена и не ожидала услышать. Они рассказали, что он вдовец – его жена погибла в автокатастрофе пять лет назад, - но сейчас у него давняя связь с Изабел, продолжавшаяся уже два года. Да и вообще, с кем у него только не было связей: ещё бы, ведь он умён, обходителен, умеет нравиться женщинам. Но главная опасность исходит не от этих его качеств, а от… Бранки!
-Бранка?! – удивилась Элена. – Причём здесь Бранка?
Рафаел рассказал, что Бранка сама его любит, а Милена рассказывает об всем этом направо и налево.
-А Арналду? – спросила Элена.
-У Бранки к Атилиу платоническая любовь, и только, - сказала Виржиния. – И с Арналду они сводят это к шутке.
-Бранка рассказала мне, что его брак был очень счастливым, - продолжала Виржиния. – Но у них не было детей, и это их очень огорчало. Она проходила всяческие лечебные курсы, процедуры. Потом умерла.
-Да, они возвращались на машине после вечеринки у Арналду и Бранки, - дополнил жену Рафаел. – Атилиу выпил лишнего и не справился с управлением. Сам  он отделался царапинами, а Алисия, так звали его жену, умерла лишь только её доставили в больницу. Он долгое время винил себя, ни с кем не разговаривал, жил отшельником. И Бранка решила помочь ему справиться с одиночеством. Уж не знаю, как ей это удалось, но… удалось…
-Что-то ты сегодня слишком много болтаешь, - перебила его Виржиния, но Элене этого уже было достаточно… Виржиния и Рафаел советовали ей не связываться с Атилиу, ведь они видели, как он ухлёстывал за ней вчера.
-Да не собираюсь я ни с кем связываться, просто спросила. Интересно же было что-нибудь узнать о человеке, с которым я имела честь познакомиться…
Атилиу встретил утро в квартире Изабел; как и обычно он увидел её обсуждающей дела с кем-то по телефону, щелкающей клавишами на калькуляторе, производя вычисления… Время от времени она обращалась к Атилиу: сунула газету, где было написано про отца Эдуарды, пообещала приготовить вкусный завтрак, предложила ему ещё немного поспать, так как было ещё рано. Атилиу смотрел на неё; он не понимал её, не понимал, как можно всё время думать о работе, о делах? Неужели она надеется на продолжение отношений, на узаконивание этих отношений, если дела для неё всегда выше всего? Одевая часы на руку, Атилиу почувствовал неприятный осадок от сегодняшнего утра. Он не стал дожидаться, пока она выйдет из душа, и ушёл.
Кажется, этаж Элены на некоторое время перестали содрогать постоянные крики и ссоры Нестора и Катарины, потому что из Татуи вернулась мать семейства – Сирлея. Она гостила у доны Леонор, своей матери, которая жила в Татуе, родном городе Сирлеи, где она, будучи молодой девушкой, выиграла конкурс красоты и стала знаменитостью города Татуи. Катарина встретилась с матерью на улице, так что в дом они вошли вместе.
-Бабушка насовала тебе всяких гостинцев, - говорила Сирлея дочери в своей комнате. – Компот, баночка варенья, мёд. Ты это не любишь, я знаю, но бабушка думает, что ты такая же послушная, какой была в десять лет.
Она с огромным облегчением легла на кровать, уставшая и выбившаяся из сил. Не без помощи Катарины она снял тесные чулки со своих ног и вздохнула с ещё большим облегчением: она страдала от варикоза и собиралась сделать ещё одну операцию. Терезинья, молодая служанка, девчонка по возрасту, наверное, чуть старше Катарины, принесла хозяйке кофе, смешанное с несколькими каплями коньяка и сказала, что сеньор Нестор просил убраться в квартире и купить цветы. Но она должна была это сделать завтра, никто ведь не ждал, что дона Сирлея надумает приехать на день раньше.
-Купи цветы сегодня, пусть ему будет приятно. Купи, а то он расстроится.
Она легла на живот, держа чашечку ароматного кофе в руках, и попросила Кати сделать ей массаж ног, как она это умела делать.
-Знаешь, в Татуе встретилась с человеком, который в молодости ухлёстывал за мной, когда я была мисс красоты.
-Ух ты! И как? – поинтересовалась Катарина.
-Полная развалина, - ответила Сирлея. – Лысый, с огромным животом, золотая коронка на переднем зубе. Женат, отец девятерых детей. Эх, знаешь дочка, отчего мы стареем? Оттого, что видим, как другие состарились. Над собой мы этого не замечаем…
Она отдохнула немного, затем полезла в ванну.; тогда-то и пришёл Нестор. Узнав, что жена приехала, он, не теряя ни минуты, пошёл к ней и со словами: «Мне сегодня про тебя такой сон приснился… Надо бы его воплотить в жизнь» плюхнулся в ванну. Только пена летала по всей ванной от их смеха, веселья и «воплощения сна Нестора в жизнь». А Кати сидела под дверью в ванную, слушая их весёлый смех, подбирая пену из-под двери и радуясь за своих родителей.
Флавия тем временем в мастерской оживлённо рассказывала Элене о том, как она танцевала с Атилиу.
-Элена, где ты его только нашла. Такой галантный, изысканный мужчина.
-Мы с ним в Венеции познакомились, - ответила Элена.
-Послушай, я случайно не перехожу тебе дорогу? – деликатно спросила у неё Флавия.
-Переходишь дорогу? Мне? – рассмеялась Элена. – Да ты что, перестань. Мы встретились в Венеции, пообедали в ресторане. Потом встретились на свадьбе и всё…
-Ах, Венеция, - улыбнулась Флавия. – Венеция – это Венеция, дорогая. Знатоки говорят, что это идеальное место, чтобы влюбиться. Обстановка этому способствует.
-Не знаю, что за обстановку ты имела в виду, - ответила Элена.
Затем Флавия перевела разговор в другое русло, спросив Элену, что насчёт квартиры Эдуарды, в которую она собирается переехать после медового месяца. Элена поведала, что по приезду из Венеции она с дочерью на эту тему ещё не говорила, но считает, что интерьером стоит продолжить заниматься.
-Флавия, - окликнула подругу Элена. – Ты только не очень надейся, потому что он не свободен.
-Правда?
-Да, у него есть женщина. Это мне сестра рассказала…
Флавия только плечами пожала в ответ.
В доме Бранки между тем решили организовать пикник с шашлыками и сауной; умением готовить шашлыки славился Арналду. Приехали Мег с Луарой, были, естественно, Бранка с Арналду, Лео, Милена, Изабел и Франку, хороший знакомый семьи Мота, один из известных врачей Рио; Бранка видела в нём будущего мужа Милены, а вот Милена не разделяла мнения матери на сей счёт. Но сейчас она с Франку весело плескалась в бассейне, Лео, делая вид, что читает, время от времени переводил взгляд на Лауру, которая сидела недалеко от него. Когда Милена и Франку вышли из воды, Лаура решила залезть в воду, а Лео, стараясь привлечь к себе её внимание, прыгнул в воду и поплыл к другому концу бассейна. Пришла и Роза, давняя подруга Бранки.
Франку и Арналду готовили шашлык, а Изабел и Бранка сидели за столиком и разговаривали. Естественно Изабел рассказала ей, как сегодня поступил Атилиу.
-Знаешь, я не буду бегать за ним и ревновать.
-Значит, ты не хочешь быть женщиной, Изабел. Мы ревнуем даже тех, кого не любим. Я ревную всех, я страдаю от ревности к Атилиу. Если ты дашь ему уйти, я тебя не прощу, Изабел. Если бы он был моим мужем и любовником, я бы его не упустила…
-Но он мне не муж и не любовник…
-Кем же ты ему приходишься? Коллегой, с которой он спит? Держи Атилиу, иначе он от тебя сбежит. Иначе мы его потеряем. Я бы не смогла допустить, чтобы мужчина уходил из моего дома, как из борделя.
Их разговор прервали Франку и Арналду, сказав, что шашлык скоро будет готов.
-Только смотри, чтобы мясо было не слишком жирным, а то в прошлый раз мне от него так плохо было, - сказала Бранка мужу.
-Это не от шашлыков, дорогая, - в тот раз ты перепила мартини, - ответил Арналду, намекая на мартини, который делал для Бранки Атилиу. Бранка отреагировала на колкость мужа, посмотрела на него испепеляющим взглядом, но тут же её лицо приняло приветливые черты, так как она увидела Атилиу, который тоже решил присоединиться к отдыхающим в выходной день людям.
-Смотрите, кто пришёл, - улыбнулась она, посмотрев на Изабел. – Властитель одиноких сердец.
Но Изабел не собиралась сюсюкать с Атилиу. Если он думал, что его поступок останется незамеченным, то он очень ошибался. Когда Атилиу подходил к столику с Изабел и Бранкой, Изабел раньше, чем он приготовился поцеловать дам, встала со своей лежанки и, сняв халат, прыгнула в бассейн. Атилиу посмотрел на неё, как на маленького ребёнка, который только из вредности решил проигнорировать его приход, и покачал головой.
Когда Марсия, встав на стремянку, красила стены в будущей детской, к ней пришёл Вилсон, чтобы узнать у неё, где лежит чековая книжка. Марсия решительно игнорировала его вопросы, пока он не подошёл к ней ближе и схватил за руку. Она сразу же обернулась и, глядя ему в глаза, сказала:
-Хочешь меня столкнуть?
-Мне нужна чековая книжка. Дай мне её, потом можешь заниматься своими делами.
-А я не стану говорить с тобой о всякой чепухе, пока мы не решим вопрос с ребёнком. Сначала надо обсудить это, а потом найдём это чёртову книжку.
-А я тебе сказал, что ничего не хочу знать об этом проклятом ребёнке!
-Проклятом? Будь проклят тот час, когда я повстречала тебя. Знаешь почему тебе не хочется ребёнка, знаешь?
-Просто не хочу и никогда не хотел, - ответил Вилсон.
-Неправда, ты хотел от той крашеной блондинки, что была до меня. Ты мне сам рассказал, когда напился. Но она не хотела и бросила тебя при первой же возможности. Просто она была белой.
-Замолчи! – Вилсон  снова схватил её за руку. – Какую чушь ты несёшь!
-Ты хотел от неё ребёнка, потому что она была белой!
-Перестань кричать!
Их крики были хорошо слышны в ресторане. Флавия и Элена как раз там обедали. Услышав крики, подруги понимающе переглянулись, как бы говоря друг другу: «Пусть они выговорятся».
-У тебя расовые предрассудки, - говорила Марсия. – Ты расист!
-Я? Я расист? – задыхался Вилсон. – Да что ты несёшь. Я с тобой встречаюсь уже четыре года, мы повсюду бываем вместе!
-А кому не нравится красивая аппетитная креолка? Но ребёнок – это другое дело: ходить с ним по улицам, водить в школу – этого тебе не хочется. Ты расист. Расист! Расист!
Она замахала на него валиком, которым красила стену, разбрызгивая её по комнате, и Вилсон попытался ухватить её за руку. Наконец ему это удалось, но он сделал какое-то неловкое движение, сильно потянул на себя, и шаткая стремянка обрушилась на пол вместе с Марсией. От жуткого грохота Элена и Флавия вскочили из-за стола, глядя наверх. Марсия лежала на полу и стонала, держась за живот…

0

7

7 серия
Вилсон, не зная, что делать, сбежал вниз, отряхивая со своего лица краску. Элена и Флавия подбежали к нему с расспросами, что там случилось у них наверху, но тот не смог дать внятный ответ; облокотившись на стойку, он лишь дрожащим голосом сказал, что Марсия упала. Обе женщины с криками «Марсия!» кинулись наверх. Марсия лежала на полу, руки её были на животе; Флавия подложила ей под голову подушка, а та всё стонала, что потеряет ребёнка.
-  Не потеряешь, -  отозвалась Элена. – Я позвоню Сезару, пусть осмотрит её.
Рабочего номера телефона Сезара Элена не помнила, и позвонила сначала к нему домой. Трубку сняла его мать, дона Мафалда, которая и уточнила, как позвонить на работу сыну.
Затем пошла в комнату, где лежала Марсия, и вместе с Флавией помогли ей подняться и довели на её кровать; Марсия чувствовала боль в животе.
- Хорошо, что ребёнок крепко держится, -  подбодрила её Элена. – Но я волнуюсь, вдруг у тебя перелом ноги, руки.
Марсия попросила Элену принести ей воды, и когда та ушла, она вдруг почувствовала кровотечение. Флавия поддержала её, заверила, что всё будет в порядке.
-  Где он? Где Вилсон? – спросила она.
-  Зачем тебе сейчас Вилсон? Ты лучше о ребёнке думай.
Элена вернулась со стаканом воды и спросила Марсию, правда ли, что Вилсон столкнул её. Марсия рассказала всё, как было: он не специально это сделал, просто схватил её за руку и она не удержала равновесие, всё было случайно… Она не могла просто думать, чтобы Вилсон нарочно её толкнул.
Элена решила и с Вилсоном провести разъяснительную беседу. Она пригрозила ему, что если с ребёнком что- то случится, то она сдаст его в полицию, как бы Марсия не молила её это не делать. Неважно, что он не специально это сделал, одно того факта, что с самого начала, когда он узнал о беремнности, он отравлял ей жизнь, уже достаточно.
- А если бы она не хотела рожать, -  перешёл в наступление Вилсон. – Вы бы уговаривали её сделать аборт, даже если бы я и мечтал о ребёнке. Да вы просто не ребёнка защищаете, а интересы Марсии.
- Я тебе так скажу: у матери больше прав на то, чтобы решить, оставлять ребёнка или нет, -  ответила ему Элена. – Так что молись, чтобы с ребёнком ничего не случилось, потому что иначе я привлеку тебя к ответственности, так и будет!
А спустя некоторое время приехал Сезар и нашёл состояние Марсии удовлетворительным, сказав, что ребёнка она не потеряет.
- Я видел ту лестницу, но я вам так скажу, -  говорил Сезар. – Не обязательно падение может спровоцировать выкидыш. То, что у Вас кровотечение, ещё не страшно. – Другое дело, если вы нервничаете…
- Ещё как! – решила сказать за неё Элена. – Ты уж извини, но я скажу, что её муж против этого ребёнка и настаивает на аборте. Он ей покоя не даёт, не разговаривает с ней, а сегодня они крепко поругались. И она упала с лестницы.
- Ну вот видите. Падение, стресс – кровотечения просто не могло не быть, заключил Сезар. – Конечно, это не аксиома, но таких случаев предостаточно. Давайте сделаем так, Марсия. Чтобы вы окончательно успокоились и не волновались за жизнь вашего ребёнка, мы поедем в больницу и сделаем ультразвуковой снимок.
Марсия с удовольствием согласилась с предложением доктора и попросила подруг поехать вместе с ними, но те и так не собирались оставлять её одну…
Пикник в доме Бранки был в полном разгаре. Бранка, Арналду, Лео, Милена, Лаура, Мег, Атилиу, Изабел и Роза находились возле бассейна и вели светскую беседу. Читая газету Мег оповестила всех, что какой- то журналист вновь назвал их семью «вылезшими из трущоб» (Тражану владел сетью супермаркетов).
- Меня раздражает только, в каком тоне они о нас так говорят, -  продолжала Мег. – А в общем, я даже горжусь, что нас так называют. Сегодня я вижу много бывших миллионеров, ушедших ко дну, а мы поднимаемся наверх.
Это изречение Мег стало поводом для новой темы разговора: кто откуда вышел в мир большого бизнеса. В частности, Бранке было что сказать на этот счёт: она, как любила часто это делать, стала рассказывать о том, как ещё тридцать лет тому назад она подавала кофе в салоне некой мадам Клариты, а Арналду учился на втором курсе политехнического, рискуя остаться там навечно. Но она не стыдится своего прошлого. За отца вступилась Милена, напомнив матери, что он получил наследство от своего отца.
- Разве я виноват, что я его сын? – поинтересовался у Бранки Арналду.
- Настоящий выплывший – это тот, кто сам всего добился, -  вставил Атилиу.
- Упорным трудом, причём, -  присоединилась к нему Мег. – Вот мы с вами сидим тут, отдыхаем, а где Тражану?..
- Сидит за прилавком, как простой продавец -  закончила за мать Лаура, которая эти слова слышала с самого детства.
- Ну, положим, за прилавком он не стоит, -  поправила её Мег. – Но он ходит по супермаркетам, сам проверяет счета, следит за нашим благосостоянием…
- Знаешь, дорогая, -  согласилась с ней Бранка. – Я скажу тебе, что если бы мы не открыли фирму, то денег, что Арналду получил по наследству, нам и на полгода бы не хватило.
- Прежде чем получить что- то, надо это заслужить, -  сказала Мег. – Это философия нашей семьи. Лаура к нас заканчивает экономический факультет…
- Тяжкий крест, -  сыронизировала ей в ответ Лаура, оставив эту компанию: все эти разговоры ей быстро надоедали. Лео посидел несколько минут вместе со всеми и тоже пошёл за Лаурой.
- Наталья, наша младшая дочь, учится в Нью- Йорке, -  продолжала Мег. – Когда она вернётся из Штатов, она будет свободно говорить по- английски. И всё это стоит больших денег.
- Я считаю, что учёба это вложение денег, а не их трата, -  сказал ей Арналду, и Мег не могла с этим не согласиться
Лаура сидела у другого бассейна (как я понял, их было два – прим. Maup.), потягивая шампанское из стакана и покуривая сигарету. Лео сел позади неё; она обернулась.
- Ты говорила, что бросишь курить, -  сказал он ей.
- Хотела, -  ответила она. – Но не получилось.
- И пьёшь тоже многовато.
- Ты что, решил следить за мои здоровьем? – улыбнулась она ему в ответ.
- Лаура, тебе спортом надо заниматься.
- Ужас, -  лаконично отозвалась об этой мысли она.
- Я мог бы научить тебя теннису.
- Лео, перестань. Тем более про теннис, который я считаю скучным видом спорта: мячик туда- сюда, налево, направо. Скучно. – Сказав это, он оставила его одного…
Атилиу и Изабел решили вместе пойти в сауну; Изабел всё ещё дулась на него, не разговаривала с ним на протяжении всего выходного дня, проведённого у Бранки. Но в сауне она первая начала разговор, укорив его в том, что мужчина, уходящий из дома женщины, не предупредив её об этом, не уважает эту женщину, тем более, что она бы с ним так не поступила. Последнюю фразу она произнесла, когда Атилиу ответил ей, что уважает её не меньше, чем она его.
- Зато ты делаешь много других вещей, -  сказал ей Атилиу. – Ты слишком практична, слишком объективна. Это не вяжется с моим представлением о любовных отношениях. До сих пор я молчал.
- Это означает разрыв?
- Скажи, как можно быть такой официальной, Изабел? Как можно всё время думать о работе? Даже слово «разрыв» ты произносишь так, будто речь идёт об аннулировании делового контракта! Ты не даёшь волю чувствам, всё время себя сдерживаешь, чтобы, не дай Бог, не показать свою слабость… Тебе так стыдно любить?
- А что, по- твоему, означает «любить»? Хныкать, бегать за любимым, дорогим, ненаглядным? Я не такая, но я умею любить. И ты, по- моему, не жаловался, да и другие мужчины, с кем я встречалась, были довольны.
- Ты чудесная, привлекательная женщина, Изабел. Я тебя хочу и, уверен, что и другие мужчины сказали бы то же самое. Но беда в том, что для тебя всегда на первом месте стоит работа. Тебя больше интересуют профессиональные устремления, амбиции, желание продвинуться. Всё это для тебя важнее личного счастья; даже хуже, работа – это и есть твоё самое большое счастье. Изабел, у тебя на тумбочке рядом с кроватью лежит калькулятор – я только сегодня это заметил. Я просыпаюсь сегодня утром, в субботу, и вижу, как ты разговариваешь по телефону, обсуждаешь какие- то сроки, цены. Я почувствовал себя круглым дураком!
- А почему ты не хочешь мне помочь? – заплакала Изабел, прижавшись к его ноге.
- Нет, я так не смогу. Тогда у нас начнётся период ругани и взаимных обид…
После такого разговора Изабел не могла здесь остаться, её душили слёзы. После сауны она собралась и уехала домой. Пока Лео рассказывал Мег, что предложил Лауре научить её играть в теннис, а Мег только радовалась этой идее Леонарду, Бранка решила поговорить с Атилиу об Изабел. Они присели на скамейку.
- Я специально решил поехать в Европу, чтобы отвлечься от всех этих проблем, -  сказал ей Атилиу. – А когда вернулся, то понял, что моё терпение иссякло. Ничего у нас не получится. А я ищу одну- единственную женщину.
- Извини меня, Атилиу, но мне кажется, что единственная женщина, которая понимает тебя – это я, -  сказала Бранка и погладила его по руке. Такое действие не смогло не привлечь внимания Арналду и тот закричал, увидев их:
- Эй, там, что это вы кокетничаете?
- Если бы, дорогой мой, -  улыбнулась ему Бранка, и они с Атилиу встали со скамейки, направившись к народу. – Просто я сказала, что я – единственная женщина, которая его понимает.
- Но мы поздно встретились, -  дополнил Атилиу.
- Не будь таким самонадеянным, -  подмигнула ему Бранка. – У меня ещё есть, чем удивить тебя, но для тебя это будет даже слишком.
Все рассмеявшись восторженно похлопали Бранке.
- Да, это настоящая любовная сцена, -  встряла Милена. – Папочка, ты разве ничего не сделаешь?
- Нет, я им верю, -  ответил Арналду, сводя всё к шутке.
- И мне? – улыбнулась Бранка
- Ему! – сказал Арналду, и ещё больше улыбнулся.
- Это хорошо, что так. После двадцати пяти лет совместной жизни для женщины это – лучший комплимент от мужа, -  сказала ему Бранка. – Излишнее доверие смахивает на безразличие. Ты должен всегда во мне сомневаться, для меня это как комплимент.
Сезар оказался прав: после УЗИ Марсия и впрямь успокоилась, радуясь за своего ребёнка. Сезар только посоветовал её не нервничать, лишний раз не напрягаться, не ссориться с Вилсоном. Из больницы она поехала домой с Флавией. Возвратясь домой, она сказала Вилсону, что ребёнка не потеряла  не потеряет.
- Зато потеряла меня, -  холодно отозвался он.
- А зачем ты мне нуден? Просто, чтобы мужик рядом был? Да у меня таких сколько угодно может быть. – С этими словами она оставила его одного, закрывшись в комнате.
А Элена пригласила Сезара к себе на чашечку кофе. Уж за Элену Сезар мог порадоваться, потому что та сказала ему, что после свадьбы Эдуарды она не чувствует себя одинокой, наоборот, она сможет всегда устроить свою жизнь.
- Отрадно это слышать, -  улыбнулся Сезар.
- Но одна вещь меня беспокоит. Я хочу, чтобы Эдуарда была счастлива в браке, а любовь вовсе не является гарантией счастья. Я любила многих мужчин, но счастлива не была, да и их не сделала счастливыми, не получилось… Ты любишь её. Я знаю, ты её всегда любил, с самого детства.
- У меня не было ни малейшего шанса, -  грустно ответил Сезар, восторгаясь пониманием Элены. – Но я на всё пойду, лишь бы ей было хорошо!
- Я благодарна тебе за всё, люблю не меньше, чем свою дочь, и всегда рада, когда ты достигал и достигаешь каких- то успехов.
- Этим я обязан только вам.
- Нет, себе. Ты всегда был прилежным и старательным – это заслуга твоих родителей, которые правильно тебя воспитали.
- Если бы вы не оплачивали мою учёбу, я бы никогда не окончил университет и не открыл бы собственный кабинет. Всем, чего я достиг, я обязан Вам!
- Да, я знаю, что помогала тебе с учёбой, но ведь твои родители тоже в подобной ситуации помогли бы Эдуарде.
Сезар торопился, ему надо было заехать за Анитой, своей девушкой, будущим педиатром, с которой они собирались пообедать дома с родителями Сезара. Элена поинтересовалась, не собирается ли Сезар ещё жениться.
- Нет, что вы, до этого ещё далеко. Мы и не думали даже.
- Правильно, молодец, сначала надо встать на ноги. Досталось тебе, конечно, сегодня, но я очень рада, что ты зашёл, давно мы вот так не сидели.
На площадке как всегда была слышна ругань, крики: Нестор снова кричал на Катарину: за ней должен был заехать Марсинью, вот он и снова взбесился. Но Сирлея, которая знала, каким образом утихомирить сегодня мужа (собой, естественно ;- )) – прим. Maup.), быстренько вытурила Кати из квартиры, чтобы отец ещё больше не рассердился. Сезар как раз выходил от Элены, и они с Кати вместе вышли из дома. Молодая девчонка, естественно не смогла не заметить милого парня, молодого человека, доктора, к тому же ещё и акушера, который, как она помнила, был давним знакомым Элены, и с удовольствием кокетничала с ним, а Сезару только забавно было слушать её: они такие беззаботные, непосредственные, эти юные девушки.
Во дворе, на глазах у Марсинью, который сидел в машине и ревниво смотрел на них, она сказала доктору на прощание:
- Если понадобится, я к вам обращусь?
- Думаю, если это произойдёт, то не очень скоро, -  ответил ей Сезар и услышал, как Марсинью посигналил Кати. – Вам, наверное, пора, а то вас ждут.
Глядя ей вслед, он только улыбнулся, помотав головой.
Прошло некоторое время. Элена получила, наконец, долгожданную открытку из Нью- Йорка, где проводили медовый месяц Марселу и Эдуарда. Вместе с Сирлеей они забежали в квартиру, сели за стол, и Элена вскрыла письмо с фотографиями. Элена была очень довольно, как Эдуарда ей написала письмо: слова так и плясали от счастья семейной жизни, письмо передавало радостное настроение дочки, и Элену это не могло не радовать. В конце письма Эдуарда написала, что ещё не говорила Марселу, но у неё была задержка на десять дней. Если это беременность, то…
- Я стану бабушкой! Сирлея! – воскликнула Элена и засмеялась, чувствуя себя самой счастливой матерью на свете.
В письме Эдуарда просила как можно быстрее заняться их с Марселу квартирой, поэтому Элена уже на всех парах неслась к Флавии с новостями. Флавия, узнав обо всём, отметила, что Эдуарде замужество пошло на пользу.
- Да, теперь нам и о себе надо подумать, Флавия, -  ответила ей Элена.
- Что? Неужели ты тоже собралась беременеть? – пошутила Флавия.
- Ты с ума сошла! – рассмеялась Элена. – Я уже отмучилась. Родила, вырастила дочку, выдала её замуж. Теперь мне надо найти себе друга.
- Знаешь, о ком я подумала? – сказала ей Флавия. – Об Атилиу. Именно такой, как Атилиу мне и нужен. Мужчина, которого не надо ничему учить. Молодые мальчики уже надоели. Да и тебе такой нужен. В общем, это наш вариант. Слушай, ты говорила, у него кто- то есть. Как думаешь, это у них серьёзно?
- Слушай, давай лучше о квартире поговорим. Как думаешь, мы за месяц управимся? Эдуарда не захочет долго жить в гостинице.
Поговорить о квартире не получилось: в мастерскую зашла Марсия. Элена поинтересовалась, как у неё дела, на что Марсия ответила, что с того самого случая Вилсон каждую ночь спит внизу, в ресторане, но её сей факт не слишком удручал – она была счастлива своей беременностью.
Приехав с работы, Элена вспоминала сегодняшний разговор с Флавией, но то, что рассказывали ей сестра с деверем, тоже было в её мыслях. Мотнув головой, она с трудом отогнала от себя все мысли и пошла в душ.
Изабел не стала долго горевать по поводу того откровенного разговора с Атилиу, не такой она была женщиной. Однажды она сказала ему в офисе, что разбила тот проклятый калькулятор, что был у неё на столе рядом с кроватью.
- А когда ты разобьёшь тот, что у тебя в сердце? – спросил её Атилиу.
- Подожди, нельзя же так всё сразу ломать…
- Никто ничего не ломает.
- Мы уже две недели видимся только на работе, чего ты добиваешься? – она бросилась к нему и поцеловала его, чем заставила Атилиу признать: это уже прогресс – целоваться на работе. – Ты дашь мне шанс?
- Изабел, не заставляй меня считать себя каким- то извергом. Да, я тоже считаю, что нам надо начать всё сначала… но с другими людьми. Не загоняй меня в угол. Хорошо. Давай подождём ещё немного.
На ужин Оресетес пришёл с хорошими новостями: он договорился и завтра собирался идти устраиваться на работу. Но Лидия будто и не слышала, что говорил Орестес; она смотрела на Нанду, читающего газету во время еды, и нарочно окликала его, лишь только Орестес начинал заводить эту беседу. Наконец Сандра не выдержала и вступилась за отца:
- Дай ему рассказать в конце- концов!
- Ладно, говори, -  улыбнулась Лидия. – Просто все эти истории красиво начинаются и, увы, плохо заканчиваются.
- Меня берут работать курьером в Рио. Получать буду где- то сто- сто двадцать реалов в неделю. Они всё замечательно сделали: пожилые люди не платят за проезд, лица старше шестидесяти пяти лет имеют право на бесплатный проезд в общественном городском транспорте, а в другом постановлении сказано, что эта категория лиц обслуживается работниками банка вне очереди. Так что им гораздо выгоднее взять на работу пожилого человека, а не мальчишку- посыльного, получается дешевле и быстрее.
- То есть тебя приглашают на работу «мальчишкой- посыльным»? – поинтересовалась Лидия.
- Лидия, это самая обыкновенная работа, не хуже других. К тому же, я считаю, что это удачная идея – предоставлять работу тем, кому за шестьдесят пять.
- Но ведь ты даже по возрасту не подходишь, тебе пока только шестьдесять один!
- Это детали, Лидия! Я вполне могу сойти за шестидесятипятилетнего, так ведь, дочка?
- Нет, ты не старый, -  отозвалась Сандра, и Орестес обиженно надулся, словно ребёнок.
Лидия смотрела на него ироничным взглядом, затем встала из- за стола, сказав, что пойдёт смотреть сериал. Нанду тоже пошёл в свою комнату, поблагодарив мать за ужин. Когда Орестес и Сандринья остались вдвоём, девочка подошла к отцу и, усевшись к нему на колени, сказала:
- Пап, расскажи!
И Орестес, обрадовавшись принялся во всех красках рассказывать, как он пойдёт устраиваться на работу, что его там ждёт, а девочка с удовольствием его слушала.
Настал следующий день. Элена и Флавия в мастерской разговаривали о делах, собираясь пообедать у Вилсона. Они так увлеклись беседой, что не заметили, как к ним в мастерскую пожаловал неожиданный гость – Атилиу. Он окликнул дам и они очень обрадовались, увидев его; они встретили его очень гостеприимно. Атилиу очень похвалил обстановку в этой мастерской, сказав, что всегда мечтал работать в таком уютном месте.
- Флавия приглашала меня к вам и дала мне адрес на свадьбе. Наверное, мне стоило сперва позвонить.
- Нет- нет- нет, да что вы! – наперебой возразили ему женщины. – Мы рады, что вы зашли.
Атилиу не переставал восхищаться интерьером мастерской, сказав, что его кабинет сильно отличается от этого помещения в первую очередь отсутствием тепла, душевности, чем сделал хороший комплимент этим двум женщинам…
Орестес же между тем пришёл устраиваться на работу. Прождав очередь, он, наконец, вошёл в кабинет, где ему предстояло провести беседу с мужчиной лет сорока. Тот объяснил ему, что Орестесу придётся возить векселя, чеки и даже деньги, поэтому одного удостоверения личности недостаточно, ему надо было найти фирму, в которой он когда- либо мог работать, и принести от неё рекомендательное письмо, подтверждающее надёжность принимаемого на работу человека. Орестес пообещал его принести, добавив уходя, что он учитель математики, а это может пригодиться.
- Приносите письмо, а там посмотрим, -  улыбнулся работодатель.
Лидия же переживала за Орестеса – она не считала работу курьера за работу, но что поделать. Когда Нанду уезжал по делам, она и его проверила, взял ли он шлем и прочее.
- Фонсека, скажи, сколько мне лет? – обратился парень к нему. – Двадцать с лишним, а она обращается со мной, как с двенадцатилетним.
- Некоторые двенадцатилетние умнее двадцатипятилетних, а Орестес, тот и в шестьдесят один – ребёнок!
- Не говори так о папе! – сердито насупилась Сандринья, защищая отца, чем не смогла не вызвать умиление Лидии: мать поцеловала дочь и отпустила её погулять со своей подругой Сесилией.
- Слова мне не даёт сказать против отца, -  сказала Лидия свои коллегам, глядя вслед своим детям
Изучив интерьер, осмотрев керамические вещи, сделанные с изумительной тонкостью профессионала, Атилиу пригласил дам в ресторан, но Элена сказала, что сегодня не получится, за предлог выдав необходимость поскорее заняться квартирой Эдуарды.
- Но если хотите, можете с нами пообедать сегодня в ресторане напротив, -  добавила Элена. – Не бог весть что, но пока никто не умер. Раз вы на нашей территории, нам и выбирать.
- А я с большим удовольствием вас послушаюсь, они потом становятся ласковые- ласковые, -  пошутил Атилиу и дамы засмеялись.
В ресторане Атилиу не стал изучать меню, а сказал подошедшему к ним Вилсону, чтобы он принёс ему зелень, два помидора, лук, базилик, мяту, лимон и оливковое масло и соль.
- Без ложной скромности замечу, что тот салат, которым я собираюсь угостить своих спутниц, станет украшением вашего меню.
Вилсон сделал всё, как попросил Атилиу, и тот прямо на обеденном столе за считанные минуты приготовил салат – лучшее блюдо на обед при такой жаре. Он взял у каждой из своих спутниц по вилке и, насадив на них несколько зелёных листьев из салата, дал им попробовать: Элена и Флавия нашли приготовленное блюдо просто изумительным.
- А вы были в Италии? – спросил Атилиу у Флавии, накладывая салат.
- Да, в Риме и Милане, -  ответила Флавия.
- А почему не поехали в Венецию?
- Надеюсь, мне повезёт там побывать.
- Когда соберётесь, обязательно берите с собой только близкого человека, ведь путешествие в Венецию – особое! – сказал ей Атилиу.
- Элене повезло, -  ответила ему Флавия. – Она там встретила Вас!
- Вот тут я не согласен, -  возразил ей Атилиу, кладя свою руку на руку Элены. – Это мне повезло…

0

8

8 серия
Ко всей этой компании решила присоединиться Марсия, спустившись вниз; Атилиу вежливо встал со своего места и усадил женщину, а сам пересел на другое место, ближе к окну. Флавия и Элена представили ему Марсию, и сказали, что те работы, которые он видел в мастерской, как раз дело ее рук, а вместе с мужем Вилсоном они владельцы этого ресторана. Услышав это, Атилиу заметил, что никогда не смог бы вот так: слишком уж он ленив.
-Для человека вроде меня, когда ему уже за сорок, лучшим средством от лени является любовь. Значит, мне нужно влюбиться и проехаться опять по тем прекрасным местам, где я когда-то бывал. Показать их моей любимой женщине, прогулки, театр, кино, пробуждение среди ночи, чтобы что-нибудь пожевать и выпить, - любовь обостряет все чувства. Да, я согласен с вами, я влюблялся и не раз, но мне нужна большая любовь, любовь всей моей жизни, навсегда… - Говоря это, он всё время смотрел и Элену.
А после обеда, когда Элена с Марсией направились в мастерскую, Марсия призналась ей, что как только она пообщалась с этим человеком, так сразу же почувствовала, будто он её давний знакомый, и Элена не смогла с ней не согласиться – ведь она сама едва познакомилась с ним в Венеции и тут же они стали друзьями. Потом Элена напомнила Марсии, как в ресторане при нём оживилась Флавия.
-Ну если он бабник, как ты говоришь, - сказала ей Марсия. – То его на всех хватит, но не забывай, что первой с ним познакомилась ты.
-Нет, первой с ним познакомилась некая Изабел, - ответила ей Элена.
-Он говорил, что ищет большую любовь, но, похоже, что эта самая Изабел не отвечает её требованиям, - заметила Марсия. Их разговор прекратился, потому что Марсия подняла голову, посмотрев на входную дверь, вслед за ней в ту же сторону повернулась и Элена и увидела Орестеса: он пришёл поговорить с Эленой. Марсия улыбнулась, поняв, что здесь она лишняя, и оставила их наедине.
Оретсес сказал ей, что устраивается на работу и, чтобы устроиться, нужно принести рекомендательное письмо. Вот он и пришёл к Элене попросить её написать это письмо, в котором бы говорилось, что Орестес якобы некогда работал здесь, неважно кем, хоть уборщиком, и в котором бы подтверждалось, что Орестес – человек надёжный и ему можно доверять. Элена согласилась выполнить просьбу Орестеса, но он не могла не попросить его не подвести её, даже не её, а себя самого, попросила не пить, ведь когда он пьёт, он теряет контроль над собой и прочее.
-Нет-нет, я обещаю, что больше ни капли в рот не возьму… Как там наша дочь?
-Вчера я получила от неё письмо, у них всё нормально.
Орестес сказал, что хотел бы поговорить с дочерью, попросить у неё прощения за то, что устроил на свадьбе. Затем попросил Элену подождать ещё немного, когда он получит деньги и отдаст ей тот долг.
-Знаешь, Элена, - признался он ей. – У меня такое чувство, что вся моя жизнь должна измениться… Я сам хочу, чтобы она изменилась. Сколько раз я хотел всё изменить, особенно после рождения Сандры – она мне придала сил, она верит в меня, и я не могу её подвести. Элена, я не хочу, чтобы она стала меня стыдиться, как Эдуарда сейчас стыдится. Я не ребёнок, я всё понимаю, надо смотреть правде в глаза… Однажды она перешла улицу, когда увидела меня; я её не виню, она права… Ведь в молодости чем особо гордится человек? Своими родителями в первую очередь, своей семьёй, а я ей такую возможность, увы, не дал. Но теперь я начинаю всё заново, я выберусь!
-Ты не представляешь, как я рада это слышать от тебя! – сказала ему Элена и она не врала – радость читалась в её лице от слов бывшего мужа. – Я желаю тебе счастья от всего сердца… Но тебе надо быть более серьёзным, ответственным… Словом, будь умницей!..
Она встала с кресла, хлопнула в ладоши, и, улыбнувшись, со словами: «Я напишу тебе рекомендательное письмо!» похлопала его по плечу и принялась за дело.
На аэродроме садились в вертолёт Арналду и Франку, они уезжали по каким-то делам; Милена была с ними, но с ними лететь она не собиралась. Сначала она поцеловала отца, затем – в губы – Франку; тот предложил ей что-нибудь придумать на выходные, и она предложила ему позвонить ей. На том и разошлись. Франку направился к вертолёту, а сама же Милена глядела по сторонам, пытаясь словить взглядом Нанду, которого нигде не было видно (в то время как тот прятался за одной из летающих машин и сам за ней смотрел). Вскоре она услышала звук ревущего мотора, она обернулась и увидела, как её пилот запрыгнул на мотоцикл и тронулся, набирая скорость. Улыбнувшись, Милена перегородила ему путь, и Нанду еле успел остановиться прямо перед ней. Эта сцена разворачивалась на глазах у садившихся в вертолёт Арналду и Франку, которые очень испугались, увидев, что Милена чуть не оказалась под колёсами мотоцикла. Да и Фернанду сам готов был её отругать за такую неосторожность, назвал её сумасшедшей. Но Милене было наплевать на всё: на реакцию отца и Франку, на испуг Фернанду и на то, как это всё выглядело со стороны. Спросив его, едет ли он домой, и получив утвердительный ответ, она попросилась, чтобы он прокатил её до своего дома. Нанду предупредил её, что это далеко, в Нитерое, да и «дядюшке» с отцом это, кажется, не по душе, на что Милена ответила, что всегда мечтала проехаться по мосту, соединяющему Рио с Нитероем, на мотоцикле и что она уже не маленькая, чтобы за неё волновались «дядюшка» и папочка. Нанду сам был не против этого, и она с удовольствием села позади него, надела шлем и они рванули через мост, через всю бухту, на одном берегу которого разлёгся Рио, а на берегу противоположном – Нитерой.
Рядом с его домом Милена призналась, что впервые проехала по мосту – раньше ей в Нитерое бывать не приходилось.
-Да ты что! – удивился Фернанду. – Значит ты ничего не видела?
-Почему же ничего? – улыбнулась Милена. – Я бывала в Европе, в Штатах…
-Да нет, я о нашей стране, живешь в одном городе, а что рядом – тебя не интересует.
-А что такого особенного в этом городе? – поинтересовалась Милена.
-Ты знаешь, какое место Нитерой занимает по качеству жизни сред остальных городов Бразилии? Четвёртое, а Рио? Рио же занимает восемнадцатое место!
Милена удивилась этому и сказала Нанду:
-Ты говоришь прямо как мэр города.
-Я, может, им стану, - улыбнулся он ей в ответ. – Смотри, я живу там, наверху, а внизу, на первом этаже у моей мамы – салон красоты.
-Пригласи меня познакомиться со своей семьёй, - подмигнула ему Милена.
-Да нет, думаю, сегодня не стоит, - возразил Нанду. – Мне ведь ещё нужно отвезти тебя обратно, следовательно придётся сегодня махнуть через мост дважды.
Но Нанду не пришлось самому беспокоиться о знакомстве Милены с семьёй: во двор выбежала Сандра и, обрадовавшись, прыгнула в объятия брата; тот подхватил её на руки, и она спросила, глядя на Милену:
-Кто это?
-Ну что это такое, Сандринья? Нельзя так спрашивать, это некрасиво. Милена, а это главный человек в нашей семье – моя сестрёнка.
-Она твоя девушка? – спросила у него Сандринья, чем заставила Милену улыбнуться.
-Нет, она не моя девушка, - потрепал её за нос Нанду.
Увидев, что дочь выбежала на улицу, Лидия побежала за ней и тут же Милена и Лидия были представлены друг другу.
-Да я же ведь тебя в журнале видела, - улыбаясь, пригляделась к девушке Лидия. – У него в комнате как раз твоя фотография висит.
Нанду от этих слов смутился, а Милена лишь рассмеялась. Лидия потрепала волосы Милены и предложила ей как-нибудь заехать к ней в салон, поправить волосы, а то они слабоватые у неё.
-Мама, перестань!
-Ничего страшного, я и сама знаю, что суховатые. Вы правы, и я как-нибудь приеду, чтобы заняться волосами, договорились?
Женщины улыбнулись друг другу, затем Нанду усадил Милену на заднее сиденье и повёз её домой.
Не успела Элена зайти в дом, как раздался телефонный звонок и она бросилась снимать трубку. Звонила Бранка и новости у неё были хорошие: завтра возвращались Марселу и Эдуарда. Бранка уже всё распределила: завтра она устраивает ужин по поводу приезда их птенчиков и естественно приглашает Элену тоже. Завтра они прилетят утром, отдохнут в доме Бранки, а в девять вечера собираются гости, будут только друзья. Элене не надо беспокоиться, ехать в аэропорт, шофёр Ромеу отвезёт Леонарду в аэропорт, Лео их и встретит и привезёт в дом Бранки.
-Бранка, я хочу встретить свою дочь сама, я по ней так соскучилась, - возразила ей Элена.
-Постарайся продержаться до завтрашнего вечера. Завтра жду тебя в девять.
-Хорошо, договорились, - сказала Элена и положила трубку. Завтра возвращается из свадебного путешествия дочка, и это обстоятельство не могло её не радовать.
Сирлея как раз зашла в этот момент к Элене и узнала о возвращении Эдуарды. «Да. Затянулся у них медовый месяц», - заметила Сирлея.
-На целых двадцать дней, - подмигнула ей Элена.
-Двадцать дней?
-Ага! Я уж подумала, что если они и завтра не прилетят, то она точно на втором месяце! – и Элена рассмеялась.
-Готовь приданое для внука, - поддержала её Сирлея.
-Твоими бы устами, Сирлея! – Элена даже подпрыгнула – так она была счастлива в этот момент.
Узнала о приезде Эдуарды с Марселу и Луара: Лео ей сказал, она как раз сидела вместе с матерью за столиком рядом со спортплощадкой, где занимался Лео, и пила ананасовый сок.
-Мне пропустить такое нельзя, - отметила Лаура, узнав о том, что Бранка устраивает вечеринку по этому поводу, а когда Лео снова убежал на корт, Мег заметила, сказав дочери:
-Честно говоря, я не считаю, что тебе следует туда завтра идти.
-Шутишь, мама? Я пойду туда. Если понадобится – проползу.
Рекомендательное письмо Элены помогло Орестесу: его вскоре приняли на работу и теперь он выполнял все свои обязанности. Он был рад, что получил снова работу, он был полон сил и энергии, он был счастлив знать, что он снова сможет приносить в дом деньги. А дома рассказывал, как у него получается с работой, и Лидия поначалу обрадовалась, пока не спросила:
-И они поверили, что тебе шестьдесят пять лет?
-Ну здесь мне пришлось пойти на маленький обман…
Лидия насторожилась и посмотрела сначала на Нанду, потом снова на мужа, попросив его не темнить и рассказывать всё в подробностях. Орестес рассказал, что у него есть знакомый, который подправил его удостоверение, исправил его год рождения с 1936-го на 1932-й, то есть, добавил ему четыре года, чтобы получилось шестьдесят пять лет.
-Да нет, Лидия, какая подделка? – возразил Орестес. – Просто заменили шестёрку двойкой. И всё.
-А кто этот приятель? Бывший уголовник? – повысила голос Лидия. – Орестес, не смей доставлять мне хлопот.
-Да что тут такого? – принялся защищать сам себя Орестес. – Имею же я право ради благого дела постареть на четыре года! К тому же моя мать говорила мне, что она не могла забеременеть пять или шесть лет до моего рождения. Если принять всё это во внимание, то я спокойно мог родиться в 1932-м году.
Лидия не смогла уже ничем возразить на такое заявление.
Настало утро следующего дня. Марселу и Эдуарда уже прилетели в Рио и Ромеу с Леонадрду привезли их домой к Бранке. Поначалу молодые сказали Бранке, что собираются поехать в гостиницу, и Бранка сделала вид, что не против их планов, но предложила им отдохнуть и принять душ сегодня здесь, а вечером она устраивает званый ужин по поводу их приезда. Узнав об ужине, Эдуарда несколько смутилась и посмотрела на мужа, тот в свою очередь согласно посмотрел на жену и сказал матери:
-Ведь мы же так устали, мама, нам надо отдохнуть. А ты устраиваешь праздник…
-Отдыхайте, отдыхайте, - закудахтала Бранка. – Сейчас только десять часов утра, а ужин будет в девять вечера – да ещё целый день впереди! За это время вполне успеете отдохнуть.
Она проводила их до лестницы, давая понять, что их комната ждёт их. А когда они поднялись, она подмигнула Лео, Зиле и Ромео, сказав, что в комнате их ждёт такой сюрприз – ни в какую гостиницу поехать и не захочется. Сюрприз был почти приятным. То, что во время их путешествия Бранка основательно позаботилась о полном ремонте в комнате сына до его возращения вместе с женой, было видно сразу. Проделанная работа вместо самой Бранки говорила, что ни о какой гостинице и речи быть не могло, супругам предстояло жить в доме Бранки. «Приятным» оказался другой сюрприз, правда, для Эдуарды: комната была вся обставлена корзинами с живыми цветами, и Эдуарда сразу же принялась чихать: от долгого пребывания в помещении, где много цветов, у неё начиналась аллергия. Марселу сказал, что попросит убрать цветы, и вышел из комнаты.
-Только ты могла такое придумать, мамочка! – сказал он, улыбаясь, и обнял Бранку. – Зила, распорядись, чтобы убрали цветы из нашей комнаты.
-Разве Эдуарде не понравилось? – удивлённо спросила Бранка.
-Понравилось, очень понравилось, просто у неё аллергия на цветы, - пояснил Марселу. – Ладно, пойду перекушу чего-нибудь на кухне.
Когда он ушёл, Бранка сказала Зиле:
-Аллергия на цветы – ну и невестку мне Бог послал…  Это болезнь, я всегда подозревала, что со здоровьем у неё не всё в порядке.
День катился к вечеру. Элена собиралась, одевалась, приводила себя в порядок, когда позвонила Виржиния и предложила сестре поехать к Бранке вместе; между тем к Виржинии в это время приставал Рафаел, именно в этот момент потребность выполнить супружеский долг взяла над ним верх.
-Ну что тебе нужно? – шептала Виржиния ему.
-Даже я поняла, чего ему надо, - сказала ей Элена и рассмеялась. – Слушай, если вы заедете за мной немного позже, я пойму. Иди ублажи мужа. Я тебе сейчас очень завидую, сестрёнка. До встречи, целую!
Надо сказать, что ту обстановку, которая царила сейчас в доме у Бранки, трудно было назвать вечеринкой для близких друзей: собиралось много народу, к тому же хозяйка дома распорядилась, чтобы на празднике оркестр играл живую музыку, а для молодёжи тоже было отведено место для танцев с музыкой посовременнее, ритмичнее. В общем, Бранку хлебом не корми, дай только повод для праздника!
Элена, Виржиния, Рафаел, Жулиана и Родригу уже приехали на праздник и перед тем как их встретила Бранка, Родригу уже успел скрыться где-то в толпе. Взяв Элену за руки, Бранка поведала ей, какой сюрприз она устроила там наверху молодым супругам, но какой именно говорить не стала – Элене Эдуарда всё расскажет. И тут же внимание Бранки переключилось на других знакомых, и она оставила Элену, попросив её быть как дома. Элена подошла к Виржинии, оглядываясь по сторонам. Заметив это, Виржиния сказала ей:
-Да, я тоже не вижу Атилиу.
-А откуда ты знаешь, что я его ищу? – поразившись интуиции сестры, спросила Элена.
-Так я же не вчера родилась и всё замечаю. Он тебе нравится?
-Не то слово, - призналась Элена, мне кажется, что я… нет, не влюблена, так я тоже сейчас не могу сказать. Но он мне интересен, понимаешь?
-И он как-то проявляет себя? – с улыбкой спросила сестра.
-Да, проявляет, но не только по отношению ко мне.
-Понимаю, - согласно кивнула ей Виржиния.- Парень не промах.
В следующую секунду все гости встали со своих мест и раздались аплодисменты; взгляды людей устремились в одну и ту же точку. Элена с Виржиней повернулись и увидели Эдуарду и Марселу, вышедших к гостям. Увидев мать, Эдуарда бросилась к ней, Элена побежала ей на встречу, и мать с дочерью обняли друг друга. Они повернулись в одну сторону, прижавшись друг к другу щеками, и Элена увидела, как Бранка встречает приехавших только что Атилиу и Изабел, а Эдуарде махала рукой Лаура. На секунду с их лиц пропали улыбки, но потом они снова взялись за руки и побежали секретничать. Элена напомнила Эдуарде, что та писала про задержку, но Эдуарда разочарованно поведала, что всё возобновилось в тот же день, когда она отправила письмо.
-Эдуарда, не торопись, слишком сильное желание ребёнка может помешать любви, - посоветовала Элена дочери.
Через минуту к ним подошёл Марселу, и Элена обняла и поцеловала его. Он же обнял свою жену, и Элена не могла не сказать им, какая они красивая пара. В следующую секунду его окликнули, и мать с дочерью опять на мгновение остались наедине, потому что к ним подошла Виржиния, и Дуда сказала матери и тёте, как Бранка думает о праздниках, уже сейчас думает о Новом годе, Рождестве…
-А представь, что будет, когда внук родится, - подмигнула племяннице Виржиния.
Бранка оказалась легка на помине – тут же обнаружила членов семьи Виана в укромном уголке. Напомнив Эдуарде показать матери сюрприз, она посоветовала невестке ещё слегка подкрасить губы, припудриться, так как нашла её бледной, и увела Виржинию танцевать.
-Я действительно так плохо выгляжу? – спросила она у матери.
-Ну что ты! У кого усталый вид, так у её бабушки, - подбодрила её Элена, но внимание Эдуарды вновь и вновь привлекала Лаура. Эдуарда ведь просила Бранку не звать её, слала Лауре записку, просила не приходить, но та всё равно пришла.
-Я знала, зачем она явилась, а вдруг Марселу не устоит? Мужчина есть мужчина! – Эдуарда поджала губы, а Элена только рассмеялась этой ревности дочери к своему мужу:
-Ты смотри-ка, без году неделя замужем, а уже рассуждает о мужчинах! – После этой фразы матери улыбнулась и Эдуарда.
Милена же все эти дни звонила Фернанду, всё время договаривалась с ним об Ангре, что естественно не нравилось Лидии, но что она могла поделать. А тем временем и Франку стал беспокоиться, чувствуя, что Милена, кажется, увлекается этим парнем-пилотом… Сегодня он имел честь увидеть, как она ворковала с ним по телефону, договаривалась, что завтра он отвезёт её в Ангру.
-Скажи там придурку, своему шефу, что я поеду только с тобой, доверяю только тебе. У нас здесь вечеринка, брат с женой вернулись из свадебного путешествия. А я там уже достала, наверное, твою мамулю своим звонками? Ладно, завтра встретишь меня? Хорошо. Целую, пока.
Она положили трубку и набросилась на Франку, сказав, что ей не нравится, когда её подслушивают. Он схватил её за руку и сердито спросил у неё:
-Ты хочешь выставить меня дураком? Почему ты так говорила с этим типом?
-Да кто ты такой, чтобы так со мной разговаривать, пусти! – Она вырвала руку, собираясь оставить его, но её остановил его вопрос:
-У тебя с ним что-то было?
Она подошла к нему, улыбаясь, отводя глаза, будто бы собиралась ответить утвердительно, интригуя Франку, но сказала:
-Нет. Если бы у меня кто-нибудь появился, то я бы тебе сразу же всё сказала, я не из тех, кто обманывает.
В конце-концов Франку пришлось извиниться перед ней, а она в свою очередь посоветовала ему поумерить ему свой пыл, обозвав его Отелло.
Тем временем Нанду объяснялся с матерью, которая не понимала, почему эта девчонка названивала ему целый день, на что Нанду отвечал:
-Ведь когда ты идёшь на стоянку такси, ты выбираешь водителя, у которого более надёжный вид, ведь так? Также и она! Я работаю на её отца, на неё, на их семью. Что тут такого?
-Логично, - подал голос Орестес, но Лидия тут же осадила его, попросив не вмешиваться. Нанду же сказал, что он не ребёнок, и Лидия ничего ему больше не ответила. На прощание Нанду сказал новость о приезде Эдуарды Орестесу, сказав, что Милена – дочь Арналду Моты.
-Странно, - сказал Орестес, оставшись наедине с Лидией. – Я вот думаю: Эдуарда замужем за этим парнем, Фернанду с этой девушкой. Скоро мы с тобой станем бедными родителями богатых детей.
-Нет, Орестес, - возразила ему Лидия. – Я эту девицу видела, она из тех, кому одного парня мало. Таким надо сразу нескольких.
-Но ведь тот парень женился на Эдуарде…
-Да весь этот брак Элена сшила, а из меня швея никудышная, я парикмахер…
Эдуарда уже показала Элене её с Марселу комнату, и Бранка тут же не переминула поинтересоваться у Элены, как ей понравилась комната.
-Там всё необходимое для зачатия; мне бы очень этого хотелось, скорее бы родился внук, - подмигнула Бранка, но эта шутка пришлась не ко двору, что даже Марселу ей ответил в шуточном тоне:
-Мамочка, не гони лошадей, такое впечатление что ты стоишь под дверьми и только и ждёшь зачатия.
-И Эдуарда, бедняжка, по этому поводу нервничает, - дополнила Элена.
-Ей это на пользу, ведь это такое ответственное дело.
-А если я не смогу забеременеть, я стану безответственной? – спросила у неё Эдуарда.
-Боже! – рассмеялась Бранка. – Этой девочке пальца в рот не клади! Элена, дочка вся в тебя пошла.
-В меня? – переспросила Элена.
-Ну не в папашу же – его-то мы все на свадьбе видели, в него Эдуарда не пошла…
С этими словами она покинула эту компанию, и Марселу попросил Элену не обращать внимания: скорее всего мать уже переборщила с шампанским. Элена оставила молодых наедине, и они решили немного подкрепиться. Вместе с Мег они накладывали себе в тарелки еду, когда к ним подошла Лаура и поинтересовалась, как прошло путешествие. Эдуарда подхватила Марселу под руку и, проигнорировав Лауру, они пошли прочь.
-Да что я такого сделала? Я же ведь в её доме не собираюсь появляться, а это дом Бранки.
-Теперь это и её дом тоже, - возразила Мег дочери. – Бранка переделала комнату Марселу и теперь они будут здесь жить.
Хорошую новость ей сообщила мамочка; а не поискать ли ей Лео? Парень стоял рядом с танцплощадкой и скучал. Лаура подбежала к нему и потащила в танцующую толпу, не слыша его заверений о том, что он не умеет танцевать под такой ритм; она пообещала его научить танцевать, а он в свою очередь будет учить её играть в теннис… Лео почувствовал, что Лаура явно с ним заигрывает и не мог отказаться от такой «сделки».
Перед тем как пойти в свою спальню, Эдуарда остановилась возле двоюродного брата Родригу, чтобы поприветствовать её, и тот, увидев кузину, не переминул над ней чуточку поиздеваться.
-А я думал, что тебя здесь не будет, даже друзьям своим говорил, чтобы расстались, лишь только поженились. Кстати, ты знакома с Лаурой?
Они посмотрели на стоящую рядом с ними Лауру, и Эдуарда, не желая видеть этого грубияна, бросила: «Да, виделись где-то» и собиралась уйти прочь, если бы Родригу не схватил её за руку:
-Ты меня обидеть хочешь, Родригу?
-Да нет, что ты? Хотя, после того, что ты сотворила с отцом, видеть тебя не хочется.
-Но ты-то тут причём? – спросила она, выдернув руку и убежав от него.
А позже в спальне она, грустная, попросила мужа сказать ей честно, считает ли он, что она не была права тогда, в этом происшествии с её отцом возле церкви, и Марселу, обняв её, совершенно искренне сказал, что она ни в чём не виновата.
-Разве ты виновата в том, что у тебя такой отец? Его тебе мама выбирала…
Когда Элена стояла у бассейна одна в задумчивости, она услышала знакомый, добрый, мужской голос:
-Не знаю, бежишь ли ты сама от меня или кто-то тебя гонит? И всё после нашей Венеции?
-Разве Венеции недостаточно?
-Разумеется, недостаточно. Там мы проводили гораздо больше времени, чем здесь.
-Это естественно, ведь здесь ты занятой человек, - улыбнулась Элена. – У тебя наверное есть список, кого за кем принимать. От женщин, наверное, отбоя нет.
-Нет, что ты. Знаешь такое чувство, когда человека окружает много народу, а он хочет одиночества с одним-единственным.
Она взяли по бокалу шампанского и чокнулись; их хорошо видела Изабел с другого конца бассейна, за своей спиной она услышала голос Бранки:
-Опять пожар? Мне надоело быть пожарным…
-Ведь это она к нему клеится, - проговорила Изабел.
-Нет, дорогая. Он просто ищет тот очаг, что потерял после смерти Алисии. А ты не можешь ему этого дать.
-Но я для роли домохозяйки не гожусь, - сказала Изабел, снова посмотрев на эту парочку.
-Но женщиной не рождаются, а становятся! – возразила ей Бранка. – Если бы в любви ты преуспела также, как и в делах, то Атилиу давно был бы уже у твоих ног, словно мальчишка.
С этими словами она оставила Изабел одну; слова Бранки не прошли для неё бесследно, потому что когда к ней подошёл Арналду с каким-то мужчиной и попросил её рассказать этому мужчине о каком-то проекте, она высказала резкое нежелание с кем-либо сейчас говорить, тем более о работе.
-Пусть завтра ко мне в кабинет зайдёт, я ему всё расскажу, - сказала она и оставила мужчин в удивлении.
После шампанского Атилиу пригласил Элену на танго, и они пошли на танцплощадку. Они смотрели друг другу в глаза и не могли оторваться. Бранка тоже танцевала в паре с Арналду, а Изабел пригласил на танец один из мужчин. И обе они – и Бранка, и Изабел – пристально следили за этой парой.
После танца Атилиу повёл слабо сопротивляющуюся Элену в дом, где собирался теперь открыть ей свои чувства. После этого танца он не мог больше отрицать, что любит её. Он привёл Элену в кабинет Бранки, подошёл к ней и сказал ей, что она ему нужна, спрашивал, зачем им бежать друг от друга, ведь они должны быть вместе.
-Атилиу, ради Бога! Давай вернёмся, ведь мы в доме Бранки, теперь это и дом Эдуарды…
Она сама не могла себя сдерживать, пока она говорила, Атилиу уже целовал её и она поддалась… Но их губы разъединились, когда они услышали топот каблуков… Они обернулись и увидели в дверях Изабел, смотрящую на них стеклянным взглядом. От всего увиденного она так сильно стиснула бокал с вином в своей руке, что он треснул, осколки стекла полетели вниз, но Изабел даже не дрогнула.
Атилиу и Элена смотрели то друг на друга, то на неё…

0

9

9 серия
Атилиу, увидев, что из руки Изабел течёт кровь, направился к ней, но она быстро переметнулась в другой угол, приказав ему не подходить и уважать, если неё, то хотя бы Бранку.
-Я как чувствовала, - проговорила Элена, закрывая рот рукой.
-Что надо было быть осмотрительнее? – язвительно закончила за неё Изабел; следующая её фраза была обращена к Атилиу: - Да ты же ни единой возможности не упускаешь.
Атилиу попросил Элену не оправдываться, сказав, что во всём виноват он сам. Он попытался ещё раз подойти к Изабел, чтобы посмотреть руку, так как из неё текла кровь.
-С чего это вдруг тебя это заинтересовало? – Изабел вновь отбежала от него. – Ты мне уже столько крови перепортил и даже не вспомнил.
Но Элену она к себе всё же подпустила, заранее предупредив, что жалеть её она не собирается, но Элена возразила ей, сказав, что её не надо жалеть, ведь она просто хочет ей помочь с раной. Атилиу пытался вмешаться, но когда Изабел сказала ему, что он может оставить их наедине и ничего не бояться, он спешно вышел. Элена взяла стул, поставила его подле Изабел, взяла салфетку, и стала останавливать кровотечение неожиданной свидетельницы их первого с Атилиу поцелуя.
-Осторожно, платье себе не испачкай, - улыбнулась ей Изабел, но всё равно было видно, что она не упустит возможности отпустить какую-нибудь колкость для Элены. – Когда я была подростом, я частенько обнималась со своими двоюродными, троюродными братьями по углам. Когда приходили гости, мы убегали куда-нибудь в сад или в тёмную комнату, прямо как вы сейчас. А мама так за мной и бегала… Матери боятся дальних родственников. В конце-концов именно матери делают из нас женщин…
-Пожалуйста, пойми меня правильно, то, что здесь произошло, - я этого не хотела… Подумай о том, где мы находимся, теперь это дом и моей дочери. Я бы не хотела, чтобы такая мелочь осложнила ей жизнь.
-От меня никто ничего не узнает, - сказала Изабел, убирая руку. – Я уважаю общественное мнение, семью: мужа, жену, детей… Женатые мужчины меня не интересуют.
-Женатые не интересуют и меня, - ответила Элена, вставая со стула. – Знаешь, я не убиваюсь из-за какого-то поцелуя. У меня тоже были троюродные братья, я тоже была подростком… Единственное, что я хочу тебе сказать, - я уважаю дом Бранки, уважаю тебя, и потому прошу прощения.
Вошёл Атилиу и сказал, что позвал Франку, он скоро должен подойти.
-Врача из-за такой ерунды? – сыронизировала Изабел. – Может, мне почаще себя резать, чтобы ты обо мне больше заботился?
-Прекрати, Изабел, ты слишком много выпила, - повысил голос Атилиу. – Всё хватит, конец.
-В чём конец? В том, что касается меня с тобой или меня с ней?
-У нас с ним ничего нет! – сказала ей Элена. – То, что ты видела здесь – это всё.
-Она всё прекрасно знает, - сказал ей Атилиу.
-Ну что ж, прощения я попросила, мне пора идти, - сказала Элена и направилась к двери, но она обернулась, когда Изабел сказала ей вдогонку:
-Может быть, тебе и попадались верные мужчины, а мне, как видишь, не везёт… Как знать, может Эдуарде повезёт? И почему же нам вечно кажется, что нас любят?..
-Эдуарде? – сказала Элена, подходя к ней, сверля её сердитым взглядом. – Дай Бог, чтобы тебя так любили, как её! Только вот что, моя дорогая, с тебя хватит и десятой доли той любви, какая есть у неё!
-Мы ещё посмотрим, кому выпадет роль нелюбимой женщины, - сказала Изабел ей в спину, когда она уходила.
-Посмотрим, дорогая! – крикнула Элена, хлопнув дверью.
-Ну, беги за ней! – прикрикнула Изабел на Атилиу. – Давай, беги!
-Хватит, Изабел, хватит, я сказал! – Он схватил ей. – Я отвезу тебя домой.
-Ты ещё будешь стоять перед женщиной на коленях – вот когда я всласть посмеюсь… - ответила ему Изабел. – Пусть это даже буду не я!
Через несколько минут пришёл и Франку. Он осмотрел ладонь Изабел, обработал и перевязал рану. Ещё через некоторое время в кабинет Арналду вошла и Бранка. Увидев, что Изабел поранилась, она в недоумении спросила, что здесь случилось, и Изабел ответила ей в язвительном тоне, что Элена с Атилиу здесь целовались, а она их увидела. Атилиу подтвердил слова Изабел, более спокойно объяснив хозяйке дома всю ситуацию. Тогда Бранка задала второй вопрос, обращённый к Изабел; касался он её руки.
-В довершение ко всему она раздавила бокал с шампанским и поранилась стеклом, - объяснил Атилиу.
-И он ещё издевается! – возмутилась Изабел.
-Ради Бога, прекратите, - потребовала от них Бранка, словно разнимала дерущихся подростков. – Я надеюсь, об этом никто не узнает… Мне хватит и скандала в церкви. Нет, ну я понимаю, если бы это были Лаура с Родригу, всё-таки ещё дети, но вы.
Франку закончил с рукой, и Бранка попросила его отвезти Изабел домой, а Изабел она посоветовала успокоиться и разрешила завтра на работу не выходить. Изабел молча пошагала к двери, но у выхода её развернуло, она, опустив голову, со сдерживаемым чувством обиды подошла к Атилиу и размахнувшись отвесила ему пощёчину.
-Вот тебе, мой дорогой, - тихо, но холодно прокомментировала она свой поступок и ушла, сопровождаемая Франку.
Пощёчина, «подаренная» Атилиу, даже Бранку удивила: Изабел часто бесилась из-за женщины, но рукоприкладство использовала только сейчас. Затем Бранка решила поговорить и с Эленой. Та была в комнате для гостей, заперлась в ванной и плакала. Чтобы успокоиться, ей пришлось испортить свою причёску, намочить волосы холодной водой и распустить их. Тушь размазалась по щекам, в общем, впечатляющий вид. Успокоившись, она прибрала за собой и открыла дверь; на пороге стояла Бранка, смотрела на неё с улыбкой, чувствуя своё превосходство. Элена сказала ей, что уже уходит, но Бранка посоветовала сперва привести себя в порядок и проводила Элену в её комнату. Элена наотрез отказывалась от предложения Бранки переодеться в чистую одежду, а когда та проявила настойчивость, напомнив про скандал на свадьбе Эдуарды, она ответила:
-Честно говоря, я себя виноватой не считаю, но здесь живёт моя дочь.
-Очень хорошо, что ты думаешь о дочери, - одобрила Бранка. – Потому что так ты думаешь и о моем сыне. Элена, мы с тобой практически одного возраста, и я не могу не сказать тебе, что Атилиу очень импульсивный, любит женщин и виски. Только я знаю его и могу утихомирить. Поэтому  я считаю, что вправе тебе посоветовать держаться от него подальше.
-Я подумаю, что я должна, и чего я хочу.
-Элена, мы с тобой теперь родственницы. А Атилиу и Изабел друзья нашей семьи, кроме того они занимают важные посты в нашей компании. Если между вами что-то произойдёт, мы можем оказаться в щекотливой ситуации.
-Знаешь, Бранка, я считаю, что отношения между мужчиной и женщиной, если они свободны, конечно, не могут быть щекотливыми, кем бы они ни были: белыми, чёрными, жёлтыми. Главное, чтобы они любили друг друга.
-А причём здесь любовь? – удивилась Бранка. – Так вы любите друг друга?
-Возможно, я ещё не знаю.
-Но ведь вы едва знакомы.
-Можно влюбиться и с первого взгляда. А я не намерена всю жизнь молча давить в себе любовь. Будь я замужем и влюбись я в другого, я бы развелась…
-Что ты хочешь мне сказать? – спросила Бранка, чувствуя намёки Элены относительно своей персоны.
-Я хочу сказать, что я знаю, что мне нужно, и я не позволю давать мне советы и наставлять меня на путь истинный. И ещё я надеюсь, то, что произошло никак не скажется на отношении твоей семьи к моей дочери.
-Она уже не столько твоя дочь, сколько жена моего сына. И я её в обиду не дам, - серьёзно сказала ей Бранка.
-Рада слышать это, Бранка, - не без сарказма сказала Элена.
Их разговор прервал стук в дверь; выдержав паузу, Бранка направилась к двери. Это была Виржиния, она пришла, потому что они с Рафаелом уже собирались уезжать, а сама она искала Элену, и Зила ей сказала, что сестра здесь. Увидев, в каком виде находилась Элена, Виржиния ужаснулась; Бранка сказала подруге, что Элену случайно облил вином официант, вот она и расстроилась.
-Я ей говорила, что это глупости, - врала Бранка. – При таком количестве народа ещё и не такое может случиться, правда Элена?
Почувствовав тонкие намёки Бранки, Элена сказала ей уже с плохо скрываемым раздражением, направляясь к двери:
-До свидания, Бранка, спокойно ночи, спасибо за тёплый приём.
Она скрылась в коридоре, а Виржиния закрыла за собой дверь, оставив Бранку одну.
На следующий день за завтраком Бранка поинтересовалась у Арналду, какой у Атилиу контракт с фирмой. Арналду сказал ей, что у него особый контракт, он ведёт основные проекты, разрабатываемые фирмой, только он не понял, почему вдруг Бранку заинтересовало это, и был очень удивлён, когда жена ответила ему:
-Просто меня снова заинтересовали дела фирмы, как в былые времена.
Как и было обговорено, Милена приехала на аэродром, чтобы Нанду отвёз её в Рио. Фаусту, исполняющий обязанности директора аэродрома, не мог не спросить у Милены, когда освободится Нанду, так как у него помимо Милены есть ещё и другие рейсы. Милена ещё раз посетовала на занятость Фернанду, пошутив, что ей, наверное, действительно придётся покупать собственный вертолёт и нанимать Фернанду, чтобы он был полностью только в её распоряжении. Когда она улетели, Фаусту с Валтером не упустили случая обсудить новую хозяйку Фернанду.
-Да, я бы такую бесплатно возил, - сказал Валтер.
-А я бы ещё и приплачивал, - добавил Фаусту.
В Ангре Милена, разумеется, и не собиралась отпускать его в Рио; она не понимала, ну что ему там делать, если у него в ближайшие часы нет там дел.
-Я знаю, но надо ещё наряд посмотреть, что там у меня на сегодня.
-Опять ты про наряд. Я уже начинаю ненавидеть это слово. Только попробуй мне ещё раз про наряд сказать, понял.
Она предложила ему переиграть на время ситуацию, теперь она его командир, и сейчас он наденет плавки и они пойдут купаться. Для Нанду это, конечно, выглядело забавным, хоть он и старался притвориться, что ему не хочется.
После купания был отдых на яхте. Милена похвалила Нанду за его умение плавать, да и Нанду признал, что Милена тоже плавает как русалка. Внезапный звонок мобильного отвлёк Милену; звонил Франку, интересовался, где она.
-Я в море. Небо голубое, море голубое, и вообще вся моя жизнь – голубая. С кем? С господом Богом. Ладно, целую. – Она положила трубку и сказала Нанду: - подумаешь, назвала тебя господом Богом.
-Он твой жених? – спросил Нанду.
-Он влюблён в меня. Но похоже, он сам готов называть себя моим женихом, да и мама моя подвержена всяким условностям, это она настояла на официальной помолвке, представляешь?
-Представляю. Вот ты сейчас рассказала о своей матери, а я подумал о моей. Точь-в-точь, один к одному ты прямо как мою мать описала.
-Да, они такие одинаковые и в  то же время такие разные… - согласилась с ним Милена. – Скажи, а почему твоя мама меня не любит?
-Она тебя?.. Хотя… кто её знает, о чём она думает…
-А я знаю. Я уверена, что она думает, будто я за тобой бегаю.
-Да ты что? Ей такое и в голову не могло прийти, - возразил ей Нанду.
-А я уверена, - улыбнулась ему Милена. – Моя бы мама подумала именно так. А раз уж они одинаковые, то… сам понимаешь…
А в это время Лаура обхаживала Лео. Она пересилила себя и встала с утра пораньше, как они с Лео и договаривались, и поехала с ним на спортплощадку, где он собирался провести с ней первый урок игры в теннис. Процесс обучения был для него забавным, потому что Лаура не рассчитывала силу удара ракеткой по мячу и при подаче всё время попадала в аут. Затем пришла пора и Лауре проявить свои педагогические способности. Вместе с Лео они поехали к нему домой, включили музыку и Лаура стала обучать его танцам. Но долго их урок не продлился, потому что в комнату деверя ворвалась Эдуарда, ей очень не понравилось, когда она увидела Лауру в этом доме.
-Ты меня не проведёшь таким дешёвым способом бывать в этом доме! Я пререкаться с тобой не буду, пусть Марселу с тобой разбирается! – говорила она Лауре. – А тебя она дураком выставила, Лео.
И ушла, хлопнув дверью.
-Ну зачем вы так? – Лео не знал, как ему поступить. – Мне уже и танцевать расхотелось.
-Ах так, да? Ну и кто кого дураком выставляет?
-Да я не знаю даже… Просто глупо ругаться из-за такой мелочи. Да и уроки танцев мне не нужны.
-Да и мне твой теннис не нужен, - ответила Лаура.
-Жаль… - разочарованно прошептал Лео. – Лаура, я хочу как можно чаще тебя видеть…
-Хочешь? Да меня же гонят из твоего дома, а ты и рта не раскрыл. А представляешь, если бы на твоём месте был Марселу. Уж он бы меня в обиду не дал и поставил бы нахалку на место. А если бы мы с тобой встречались? Ну что ты молчишь?..
Эдуарда же в это время уже по телефону жаловалась Марселу на Лауру, но тот ничего не мог толком понять и предложил ей подождать до вечера, когда он вернётся домой. А потом она остыла и почувствовала себя виноватой перед Лео. Она пошла к нему в комнату и попросила прощения за сегодняшнюю сцену. И по-братски поцеловав его в щёку, предупредила, чтобы он был очень осторожен с Лаурой.
Элена тоже проснулась чуть позже, приняла душ, выпила кофе. На работу она собиралась поехать позже обычного. Разделся звонок в дверь и Элена, недоумевая, кто мог прийти к ней так рано, посмотрела в глазок и увидела там букет цветов. Она открыла дверь; на пороге стоял Атилиу, прятавший своё лицо букетом роз. Услышав, что дверь открыли, он опустил букет и посмотрел прямо на Элену.
-Ты имеешь полное право сердиться на меня, - начал он с порога. – Но хотя бы возьми цветы, они ни в чём не виноваты. В одном ты можешь быть уверена, я не хотел делать тебе больно, и уж тем более усложнять жизнь Эдуарды. Это был порыв, я не мог не поцеловать тебя. Я едва не поцеловал тебя, когда мы танцевали танго, я едва не поцеловал тебя у всех на виду, мне стоило колоссального труда себя сдержать. Но когда мы остались одни, это был конец… сколько раз я спрашивал себя после Венеции, ну почему мы не воспользовались нашей поездкой лучше? Надо было рискнуть, по крайней мере, попробовать. Говорят, будто любовь, зародившаяся в Венеции, не умирает никогда. Я этого тебе не говорил, но говорю сейчас. Я полюбил тебя там, когда ты шла ко мне по саду Казановы между виноградных лоз, ветер трепал тебе волосы. Я помню всё до мельчайших подробностей. Прости меня за вчерашнее безумие. Но даже если ты не хочешь меня видеть, оставь цветы…
Она не могла его прогнать, взяла розы и пустила на порог. Она рассказала, что Бранка посоветовала ей держаться от него подальше и что она даже угрожала.
-Он тебя любит, все это видят, - сказала она. – Даже ты это видишь, ведь ты бываешь у них часто дома, вы дружите много лет, ты просто не можешь этого не замечать.
-Но причем здесь Бранка? – не понял Атилиу. – Если речь идёт о нас, а ведь мы оба свободны, так в чём проблема?
-Тот, у кого есть дети, не может быть полностью свободен, - старалась сохранить свою позицию Элена.
-И ты ничего ко мне не испытываешь?
-Кажется, я тебя люблю! – призналась ему Элена, и Атилиу почувствовал себя счастливым. – Я часто вижу тебя во сне, и это такие, хорошие сны, добрые; я даже слышу твой голос, ты шепчешь мне на ухо, я чувствую твоё тело, твой запах, словно мы уже принадлежим друг другу, словно мы уже часть друг друга…
От такого признания Атилиу был на седьмом небе от счастья и поцеловал Элену; она приняла его поцелуй, но вскоре отстранилась, сказав, что ей нужно прийти в себя.
-Я поговорил с Изабел, - сказал Атилиу.
-Причём здесь Изабел? Причём Бранка? Причём здесь кто бы то ни было, если я люблю тебя, а ты – меня? Я говорю о себе, мне надо с собой разобраться, научиться жить с собой в ладах. Тогда я буду готова на всё ради тебя!
А позже она поехала в мастерскую. Её туда позвонила Эдуарда и рассказала ей про Лауру, на что Элена посоветовала дочери забыть о Луаре, так как той же лучше, когда Эдуарда бесится. Поговорила с дочерью, положила трубку, и тут же к ним зашла Марсия с керамическим изделием, которое она изготовила сегодня. Флавия посоветовала ей поговорить с Эленой, а может, эта красивая вещь будет украшением в доме Эдуарды. Внезапно Марсия почувствовала внезапную боль внизу живота, но вскоре, когда она присела на диван всё прошло.
-А как же Вилсон? – спросила Флавия.
-По-прежнему. Я только надеюсь, что с рождением ребёнка он всё же исправится. Слушайте, вы не хотите обе стать крёстными для моего ребёнка? – предложила она Элене и Флавии. – Ведь может же быть у ребёнка две крёстные.
-Почему бы и нет? Кому как не нам быть крёстными? Мы же обе без мужей, - пошутила Флавия.
-Ооо, ну кто знает, может к тому времени вы уже замуж повыскакиваете, - подмигнула им Марсия.
Несмотря на все советы Бранки, Изабел вышла на работу, не собираясь сидеть дома в одиночестве, но вид  неё был не из лучших, Арналду сразу же заметил, что она чем-то обеспокоена. Они сидели в его кабинете и он спросил у неё:
-Правду ли мне сказала Бранка, что у вас с Атилиу всё кончено?
-Да, разошлись окончательно, - подтвердила Изабел. – Это так невероятно? Мы итак никогда не были вместе, Атилиу всегда был где-то далеко.
-Ну, не получилось, так не получилось, - сказал Арналду.
В следующую секунду он встал из-за стола и подошёл к Изабел.
-Ты долго одна не останешься. Ты такая привлекательная, интересная, талантливая, независимая, финансовая…
-Женское счастье не в этом, - сказала Изабел.
-Но это помогает, - мягким голосом произнёс Арналду и через мгновение Изабел почувствовала как его руки стали массировать её плечи. Она напряглась. – Знаешь, как легче всего забыть мужчину? Заменить его другим… Ладно, давай отметим это сегодня вечерком стаканчиком виски.
-Что отметим? – попросила уточнить Изабел, чувствуя, что Арналду имел в виду себя, когда сказал, что ей нужно заменить одного мужчину другим.
-Твою независимость. Свободу. Что может быть лучше свободы, а? – Улыбаясь, он распростёр над столом руки, а Изабел глядела на него несколько мгновений. В конце-концов она приняла его приглашение…
Орестес был счастлив, от того, что он теперь тоже работал, и Сандрниья радовалась за папу не меньше его. Однажды они договорились, что один день она пропустит школу и посмотрит, как работает папа, – ей очень этого хотелось. Лидии они решили ничего не говорить, мать не любила, когда девочка прогуливала школу.
И вот утром, позавтракав, заговорщики ушли вместе. И Орестес весь день промотался с Сандриньей по городу, по банкам, по разным местам. На девочку всё это произвело неизгладимое впечатление, она гордилась, видя, как старается отец. Вот только устала она сильно, поэтому когда пришла домой, сразу же пошла отдыхать.
А позже в салон пришла Катя, мать Сесилии, одноклассницы и подруги Сандры. Пришла он, чтобы Фонсека подстриг её маленького сына, а между делом спросила, не заболела ли Сандра.
-С чего ты взяла? – удивилась Лидия.
-Да её же сегодня в школе не было. Я пришла за Сесилией, а она мне сказала, что Сандры не было, вот я и подумала, вдруг она заболела.
Лидия не стала больше ни о чём спрашивать Катю, но так ей стало обидно. Значит, они ей наврали, значит, скорее всего, дочка захотела посмотреть, как работает её отец, и они решили от неё это скрыть. Если бы Катя не пришла, она бы, возможно, и не узнала… Она решила не говорить с дочерью, пока не придёт Орестес.
Орестес пришёл как раз тогда, когда она накрывала на стол для ужина; Сандра была в комнате. Орестес был весел, в одной руке у него был портфель, в другой – дюжина пирожков, которые он купил к ужину. Он стал рассказывать Лидии о своих успехах на работе, сказал, что начальник похвалил его, сказав, что Орестес, похоже, двигается вперёд. Но Лидия как будто не слышала его. Она лишь позвала Сандринью из комнаты. Девочка выбежала и, увидев отца, обрадовалась и повисла у него на шее.
-Сандринья, - позвала Лидия. – Папа пришёл, так что садись.
Она села на диван, и Орестес сел рядом с ней. Лицо у Лидии было какое-то невесёлое, он это сразу же заметил, как только пришёл с работы. Значит, за что-то рассердилась.
-А теперь расскажи, что было сегодня в школе? Ну? Кто знает, может при нём ты вспомнишь? – Видя, что дочь опустила глаза, она прикрикнула. – Смотри мне в глаза и говори, что было в школе?
Орестес и Сандра сидели, не зная, что ответить…
Атилиу был дома один и никого не ждал, поэтому звонок в дверь был для него неожиданным. Он открыл дверь и воскликнул от удивления:
-Бранка?..

0

10

10 серия
Стоя в дверях, Бранка сказала Атилиу, что зашла к Атилиу, чтобы увидеть его, проведать, поговорить, посмотреть квартиру одинокого волка; ведь здесь, в гостиничном номере, ему, должно быть, очень хорошо живётся, раз уж он не хочет пускать сюда женщину.
-Я уже привык жить один, - ответил ей Атилиу.- Ну, если только не передумаю.
-Мы так и будем разговаривать в дверях? – сделала намёк Бранка. – Может мне лучше вернуться домой, я тебе позвоню оттуда, и мы поговорим.
Они оба рассмеялись и Атилиу, распахнув дверь, пригласил Бранку войти в номер, проявляя все элементы гостеприимности: предложил располагаться поудобнее, предложил выпить. От выпивки Бранка не отказалась, наоборот, она сразу же попросила Атилиу сделать ей его фирменный мартини, который она очень и очень любит.
-Как это давно было, боюсь, я уже и забыл рецепт.
-Нельзя забыть то, что делалось с любовью, - ответила Бранка, последовав за Атилиу к бару. – Ведь ты говорил, что любишь меня, что я твоя лучшая подруга. Кстати, я тебе не помешала? Ты никого не ждёшь случайно?
Атилиу был сегодня абсолютно свободен, и Бранка спросила у него разрешения побродить по его гнёздышку, посмотреть, что изменилось за то время, что она не приходила сюда. Атилиу позволил, и когда Бранка скрылась за дверью, он задумался: неспроста пришла Бранка, не просто так. Она точно преследовала какую-то цель при этом визите. Но какую?..
В доме Гонзага-Греку намечался накал страстей. Лидия уличила мужа и дочь в обмане и теперь была в ожидании ответа. Орестес и Сандра, переглянувшись, стали перебивать друг друга, рассказывая, что действительно Сандра пропустила сегодня занятия. При этом девочка, зная, что все шишки обрушатся на отца, добавила, что это она попросила папу взять её с собой и посмотреть, как он работает.
-Но это случилось впервые, - вступился Орестес. – Ты не должна её ругать.
-Ругать нужно не её, а тебя! – начала Лидия. – Безответственный… Как ты мог! Ты сбиваешь дочь с истинного пути, разве так можно, Орестес?!
-Ну дорогая!.. – начал было Орестес, но Лидия его перебила:
-Не называй меня так! Ты меня не любишь; меня никто не любит, иначе бы вы меня не обманывали! Не относились бы ко мне, как к служанке, которая с утра до ночи работает на вас… Постоянно не успеваю пообедать или поужинать… Уже полгода не могу попасть к зубному врачу. - Сегодняшнее происшествие настолько её обидело, что она не смогла сдержать слёз досады и усталости. – Сколько я уже не могу забрать своё платье у портного, которое мне уже велико стало, - настолько я похудела от такой жизни!
-Мама, послушай! – звала её Сандринья. – Мамочка!
-Не называй меня так! – выкрикнула Лидия. – Я больше не твоя мама, всё! Надоело! Я тебе нужна только для того, чтобы заботиться о тебе, готовить тебе еду, стирать твои вещи – ни одна служанка такого не выдержит! От тебя с отцом одни огорчения… Как ты посмела мне врать, Сандринья? Делать вид, что ты в школе? Тебе только шесть лет, а что будет в шестнадцать? (замечу, что, по-моему, с возрастом сценаристы допустили ляп, я бы дал девочке минимум восемь лет – прим. Maup.) Как я могу тебе верить после того, что ты сделала сегодня?
-И правда, это случилось впервые, - вставил своё слово Орестес.
-Да что ты об этом знаешь? Чему ты её учишь? Хорошо хоть, что Нанду не твой сын, а то так же, как и ты, пил бы и ничего не делал.
-Папа работает, мама! – заверила девочка Лидию, и Орестес подтвердил её слова.
-Эта работа для тринадцатилетних мальчишек! Орестес, ты взрослый мужчина, неужели ты не мог найти себе работу по возрасту?
-Она подходит мне по возрасту!
-Я тебя ненавижу! Ненавижу твою пассивность, твою трусость, нежелание достичь большего… Ненавижу…
Она облокотилась на стол и, закрыв лицо руками, заплакала, а Орестес, встав с дивана, подошёл к ней, попытавшись обнять её, но она отмахнулась от него, сказав, что не желает больше знать их обоих; Сандринья тоже встала и подошла к отцу, обняв его, а Лидия продолжала:
-Я ведь ещё не так стара. Если бы я больше думала о себе, я бы не прыгала перед вами, чтобы вам угодить. Думаете, никто не находит меня красивой и привлекательной?
-Я нахожу тебя красивой, - сказал ей Орестес, подходя к ней вместе с Сандриньей.
-Как я устала! – вновь зарыдала Лидия. – Никто со мной не считается…
С этими словами она ушла в свою комнату, не желая никого видеть; Орестес присел рядом с Сандриньей и обнял её…
Но находиться в таких обстоятельствах долго было просто невозможно, и Сандринья побежала в комнату к матери, чтобы позвать её поужинать с ними.
-Я не хочу, - тихо отозвалась Лидия.
-Я больше не буду так делать, - пообещала Сандринья, обнимая мать. – Честное слово. В школе у меня всё хорошо, ты и сама знаешь, а один день ничего не изменит.
-Дело не в том, что ты прогуляла, Сандринья, - сказала Лидия, поворачиваясь к дочери. – Ты солгала. Никогда никого не обманывай, дочка, особенно родителей.
Сандринья пообещала, что больше никогда так больше не сделает.
-Хочешь, я принесу тебе что-нибудь поесть прямо сюда?
-Нет, спасибо, дочка, - улыбнулась девочке Лидия. – Я потом поем.
А когда Сандра уже собиралась вернуться в гостиную, Лидия позвала её и попросила рассказать ей, понравилась ли папина работа. И девочка принялась оживлённо рассказывать, какой папа важный, когда работает: он никогда не стоит в очередях, он всех знает, и его все знают.
-Не нужно его ругать, мама, он хорошо работает!
Лидия не смогла скрыть своих чувств и обняла дочку, сказав, что очень любит её, поэтому так строга с ней. А потом она встала с постели и вместе с Сандрой вышла к столу. Орестес сидел во главе стола и ждал их. Лидия села рядом с ним, а Сандра – рядом с ней. На стол уже было всё накрыто; Орестес долго смотрел на жену затем положил свою руку не её, и она улыбнулась ему. Так и закончился ураган в доме Гонзага-Греку.
Осмотрев квартирку, Бранка сравнила её с домом, в котором Атилиу жил с Алисией: тот был более красивым, более уютным… Атилиу ответил ей, что для уюта в доме нужна жена, дети, собака, а он просто одинокий человек. Мама ему уже предлагала переехать к ней, но уж Атилиу-то знал, что тогда начнутся споры, а так он со своей матерью в ладах, к тому же он очень практичен.
-Знаешь, почему мужчинам интересно с женщинами? – ответила ему Бранка. – Потому что женщины непрактичны. С ними хлопотно и непросто. Некоторые женщины пытаются обмануть природу – бесполезно. Тебе не найти другую женщину, похожую на Алисию. Жаль, что она умерла так рано. Алисия была очень интересной женщиной; она не боялась любви, не боялась показать свою слабость, не боялась слёз и капризов… Она умела бороться за свою любовь, была цельной женщиной, не разрывалась между любовью и долгом. Мой отец говорил, что долг превыше всего, а я так не считаю. Любовь и счастье превыше всего.
Её речь прервал звонок в дверь; Бранка пошутила, напомнив, что Атилиу вроде никого не ждёт, но тот улыбнулся и сказал, что это всего лишь посыльный из цветочного магазина. Так оно и было. Атилиу отлучился ненадолго в другую комнату, чтобы принести бумажку с адресом, а Бранка взяла со стеклянной полки маленький конвертик с запиской. Записку она непременно извлекла и прочитала, предназначалась она Элене: Атилиу просил Элену поужинать завтра с ним и не отказывать ему, так как больше двух дней он не выдержит. Поняв, что это пахнет серьёзными отношениями, Бранка положила всё на место и отошла от полки; тогда-то и вернулся Атилиу, он захватил записку и передал её вместе с адресом посыльному, попросив передать это всё адресату. Он закрыл дверь, и Бранка попросила ещё один бокал мартини. Они вернулись к разговору, и Атилиу уже смог ей ответить:
-Да, для многих счастье превыше всего, но не для многих – любовь.
-Такие тебе не нравятся, да, Атилиу? Именно поэтому ты разорвал отношения с Изабел, поэтому она тебя больше не интересует?
-Во-о-от, - рассмеялся Атилиу. – Вот истинная цель твоего визита ко мне, да, Бранка? Ты пришла поговорить со мной об Изабел?
-Нет, я пришла поговорить с тобой о себе и о тебе. О тебе, потому что ты можешь себя погубить, хочешь связаться с женщиной, которая не имеет ничего общего с тобой. Выслушай меня и не перебивай. Не надо бросать Изабел и не обижайся на меня, потому что я на её стороне. Нет никакого смысла ссориться с нами из-за женщины, с которой недавно познакомился.
-Что ты имеешь в виду? – принял серьёзный вид Атилиу.
-Атилиу, мы все увлекаемся – любая женщина тебя поймёт. Пусть это останется небольшим приключением, чем-то вроде романа с молоденькой практиканткой на работе. Я даже вспоминаю случай, когда ты ухлёстывал за горничной в парижской гостинице, а Алисия узнала об этом. Я даже думаю, нет ли у тебя детей в Европе…
-Хотел бы я иметь ребёнка. Где бы он ни находился, я был бы с ним, - серьёзно сказал ей Атилиу, и пошёл к бару, чтобы приготовить новую порцию мартини; Бранка последовала за ним.
-Этого тебе и не хватало при жизни с Алисией, этого не хватает и с Изабел. Я согласна, тебе нужна полноценная семья, жена, дети, собака – если тебе надоела Изабел, заведи себе другую, более молодую, которая родит тебе детей, а не сеньору, которая уже внуков планирует.
Последние слова были для Атилиу точкой кипения, он не мог не ответить этой даме, которая считает, что может всем давать указания, что и как делать. Нет уж, дудки, пусть своей семье приказывает, а он уж сам разберётся:
-Бранка, не разыгрывай из себя Купидона, - сказал он ей, передавая мартини. – Мне кажется, что ты зашла слишком далеко.
-Твоя жена умерла у меня на руках, перед смертью она как могла сжимала мне руку и просила меня заботиться о тебе. – Атилиу вздохнул: опять Бранка завела свою старую пластинку. – Однажды она сказала мне, что кроме неё только я могла бы стать твоей женой. Я очень жалею, что замужем. Смейся, меня это ничуть не смущает. Я сделала всё возможное, чтобы тебя образумить. Атилиу, можешь встречаться с Эленой, с кем хочешь… Но не заходи далеко, пожалуйста.
Она передала ему пустой бокал, сказав, что мартини был слишком замечательным. Атилиу сказал ей, что знает, как она относилась к Алисии, как она относится  нему, знает, что она желает ему счастья, но только попросил не стараться его оберегать, уж он как-то сам о себе позаботится. Он попросил поставить точку в этом и по-прежнему остаться друзьями.
-Хорошо, - улыбнулась ему Бранка. – Хорошо, дорогой. Прости, больше не буду тебе ничего говорить, не буду надоедать. Мы ведь всегда говорили откровенно друг друга.
Она направилась к двери, и Атилиу спросил у неё, не обиделась ли она на него.
-Нет, дорогой, не обиделась. Я всегда была и буду твоим другом, я всегда тебя любила. Проводи меня.
У двери она попросила поцеловать её на прощание, дабы забыть это разногласие между ними, и Атилиу поцеловал её в губы. И, попросив ни о чём не беспокоиться, Бранка закрыла за собой дверь в лифт.
Марсия уже закончила с ремонтом комнаты, и Элена после работы поднялась к ней, чтобы посмотреть на результат; она оказалась в полном восторге от будущей детской и сказала Марсии, что можно будет как-нибудь сделать что-нибудь подобное и с бывшей комнатой Эдуарды, превратить её в комнату для будущих внуков, которые будут навещать свою бабушку и играть в этой комнате. Разумеется, Элена заплатит Марсии.
-И не вздумай отказываться от денег, ты беременна, тебе предстоит растить ребёнка. Иначе ничего делать не будем. А Вилсон уже видел эту красоту?
-Он больше ко мне не заходит, - с грустью призналась Марсия. – Ни разу после того случая.
Элена не могла в это поверить: ведь до беременности они с Вилсоном так ладили. Элена призналась Марсии, что вместе с Флавией они подумали, что с Вилсоном что-то не так, может, в детстве что-то случилось.
-Марсия, мне не хочется вмешиваться в ваши дела, мы всегда дружили, поэтому я не могу смотреть на вашу ссору спокойно. Ты чувствуешь себя отверженной, брошенной, муж тебе не помогает. Мне хотелось бы тебе помочь.
-Просто он не хочет иметь чернокожего ребёнка, - сказала Марсия и дальше повторяла уже всё то, что говорила Вилсону тогда, когда она упала с лестницы. – Он хотел ребёнка от блондинки, с которой встречался до меня, тогда он мечтал о сыне, а от меня не хочет. Причина именно в этом, я чувствую это.
-Откуда у него могут быть расовые предрассудки? Ведь он живёт с тобой, с креолкой…
-Он мне точно так же говорил, но я ему сказала, говорю и тебе: это большая разница – встречаться с креолкой и иметь чернокожего ребёнка. Он расист, Элена, расист. Самое ужасное, что я его люблю…
-Что-то здесь не так, - призадумалась Элена. – Любовь такая штука, не всё можно объяснить. Что ты собираешься делать дальше?
-Я собираюсь родить ребёнка и развестись с Вилсоном. Из родильного дома поеду в другое место, уеду из Рио насовсем. А что мне ещё остаётся делать, дом и ресторан принадлежат ему.
-А как же твоя работа, как мастерская? – спросила Элена.
-Устроюсь куда-нибудь в другое место. Ведь когда родится ребёнок, Вилсон возненавидит меня ещё больше, - грустно заключила Марсия.
После такого откровенного разговора Элена поехала домой, где её ждали цветы от Атилиу и приглашение на ужин. Записку она прочитала в своей комнате и не могла поверить в своё счастье – рассмеявшись, она упала на диван, чувствуя себя на седьмом небе…
Изабел и Арналду сидели в баре, попивая по стаканчику виски, пока Изабел не собралась уходить домой. Арналду она предложила посидеть здесь ещё и допить свой виски. Внезапно у Арналду зазвонил сотовый, и он ответил на звонок. Звонил Рубенс, сотрудник фирмы Мота, он был в Буенос-Айресе и просил Арналду прислать кого-нибудь к нему, чтобы уладить одно благоприятное для компании дело. Изабел вызвалась поехать к Рубенсу, но Арналду показал ей знак рукой, что не стоит беспокоиться.
-Пусть Марселу поедет, - шепнул он ей. – Он хорошо знаком с проектом.
-Я знаю проект не лучше Марселу, - приняла свой обыкновенный деловой вид Изабел, - но тебе виднее, конечно. Увидимся завтра.
И она ушла, оставив Арналду обсуждать деловые вопросы с Рубенсом по телефону.
Эдуарда в это время, готовясь к ужину, обсуждала с Марселу последние новости их семьи, связанные с Лаурой. Марселу согласился с женой, что Лаура и в самом деле готова использовать любого, чтобы находиться в этом доме, не только Лео, а Эдуарда раскаивалась, что беспокоила Марселу по этому повод и попросила у мужа извинений.
Их разговор прервала Зила, передавшая, что звонит дона Флавия. Эдуарда звонила ей немного раньше, чтобы договориться о встрече с ней и мамой на квартире, но не застала Флавию, и вот теперь Флавия звонила ей. Эдуарда сказала, что завтра она отправится к матери в десять утра, оттуда они поеду на квартиру. Она положила трубку и сказала Марселу, что Флавия передавала ему поцелуй.
-Зачем мне её поцелуи? – улыбнулся Марселу, целуя жену. – Мне нужны твои.
Дома Изабел ждал ещё один сюрприз: приехала её младшая сестра Камила. Она была стюардессой и ей часто приходилось уезжать. Увидев, что сестра чем-то огорчена, Камила попросила рассказать ей последние новости, и тогда-то она узнала, что они с Атилиу расстались.
Между тем Марселу и Эдуарда спустились к столу, где уже сидели Бранка, Арналду и Леонарду. Бранка сразу же принялась за невестку, наложила ей на тарелку больше обычного, сказав, что Эдуарде надо больше есть, чтобы поддерживать форму, а не толстеть, конечно. Затем, когда позвонила Элена, Бранка приказала Зиле передать доне Элене, что Эдуарда перезвонит ей после ужина.
-Извини, дорогая, - сказала Бранка. – Но в нашем доме трапеза – это святое дело. Поговоришь с мамой после еды.
Затем, через некоторое время, Арналду передал Марелу подробности своего разговора с Рубенсом и уже собрался отправить сына на неделю в Аргентину, как встряла Эдуарда: она не хотела отпускать Марселу и ехать в Буенос-Айрес тоже не хотела, не было желания собирать снова чемоданы, да и потом, она же ведь только недавно вернулась из Нью-Йорка.
-Деточка, я всё понимаю, - сказал ей Арналду. – Но и ты должна понять, что дело очень срочное.
-Разреши мне поехать, - тихо предложил отцу Лео, чем вызвал очередной повод для насмешек со стороны отца и для критики со стороны матери. – Ведь я  смог бы разобраться за одну ночь.
-Наши дела тебя никогда не интересовали, - ответил ему Арналду.
-Неправда, вы меня сами не подпускали к ним.
-Ну хватит, - быстро замял разговор с Лео Арналду. – Нам нужен Марселу.
-Нет, он не поедет! – многозначительно воскликнула Эдуарда. – Ну почему всегда Марселу? Почему он? Наша семья уже не считается?
-Она права, - неожиданно вдруг встряла властная Бранка. – А Атилиу? Разве Атилиу не в курсе всего дела? Пусть он поедет! Марселу, сынок, завтра встретишься с Атилиу и объяснишь ему всё, он свободен, так что вполне может поехать на неделю.
-Ну тогда пускай вообще Изабел поедет, - предложил Арналду.
-Нет, поедет Атилиу, - настояла на своём Бранка. – К мужчинам в бизнесе относятся с большим доверием, чем к женщинам, так что всё решено. Дорогая, можешь положиться на меня, и твой муж всегда будет с тобой.
Эдуарда улыбнулась свекрови, увидев её теперь с другой, лучшей стороны.
А наутро она уже вовсю рассказывала матери о поступке Бранки, не переставая ею восхищаться. Ведь она же так ошибалась, когда до свадьбы думала о ней не слишком хорошо, но когда вчера она стала на её стороне, она не могла не восхититься. Но Элену эта новость не особо радовала, потому что сразу же раскусила, что стояло на самом деле за всем этим – Атилиу, а не семья Марселу. Просто Бранка отправила туда Атилиу подальше от Элены, вот и вся разгадка. Теперь Элену разочаровало другое: получается, что романтического ужина сегодня не состоится…
-Но меня беспокоит, что я не могу забеременеть. – Улыбка Эдуарда исчезла с её лица. – Одна задержка за другой сначала меня обнадёживают, а потом…
-Почему ты не купишь тест на беременность? – посоветовала Элена. – Они в каждой аптеке продаются. Если задержка на один день – тест покажет. Если ты в положении – тест тоже покажет. Дело ерундовое, на это тратится всего две минуты.
-Я знаю, но не могу решиться. Боюсь потерять надежду. Так надежда остаётся дня на три-два, а с тестом все надежды уйдут.
-Эдуарда, так нельзя. Ты живёшь в постоянном стрессе, такое состояние погубит тебя. Лучше сделать тест и не думать больше об этом, ждать другого момента.
-Я знаю, что веду себя глупо. Но я пойду и куплю сразу дюжину тестов… Но я ничего не говорю об этом Марселу. Мама, а вдруг у меня что-то не так?
-Думаю, что у тебя всё в порядке. – Элена погладила дочку по волосам. – Но если хочешь, мы можем сходить к доктору Моретти. Эдуарда, сколько раз мы с тобой говорили об этом. Это неправильно, так нельзя, ты всё время считаешь, что ты обязана родить. Пусть природа сама сделает своё дело.
-Я всё время чувствую себя виноватой из-за этого…- призналась Эдуарда.
-А кто знает, - приободрила Элена дочь. – Не это ли тебе мешает забеременеть.
Их разговор прервала вбежавшая Катарина, а потом пришла и Тадинья, бросившая все сумки и кинувшаяся обнимать Дуду. Затем Элена пошла, собираться в дорогу, и они с Эдуардой поехали на квартиру.
А у Катарины, вернее у Сирлеи были свои заботы. Они собирались праздновать день рождения Нестора, одновременно отмечая и его повышение по службе. А тут ещё и дона Леонор, мать Сирлеи собиралась приехать. В общем, полный хаос.
Катарина вместе с Марсинью только собирались ехать в аэропорт, как в дом вломилась дона Леонор, а следом за ней – Нарсизу, нёсший чемоданы. Дона Леонор сказала, что приехала на такси, а звонить не стала, так как не любит никого обременять.
Атилиу был уже в курсе дела, и ему очень не понравилось, что Бранка всё решила за всех. Он так и сказал Арналду, когда разговаривал с ним в его кабинете:
-С каких это пор Бранка управляет фирмой?
-Ну ты же её знаешь, она любит иногда взять всё в свои руки и почувствовать себя королевой, покомандовать, - засмеялся Атилиу. – Ну сам подумай: Буенос-Айрес, танго, красивые женщины!
Какое там танго и красивые женщины? Бранка поступила с Атилиу так, будто бы у него нет личной жизни, нет своих планов. Ну что ж, пусть Арналду делает, как считает нужным и пусть иногда даёт Бранке порулить штурвал компании-корабля, вот только всегда ли это может привести компанию к выгоде…
Позже к Атилиу зашла Изабел и передала ему всю необходимую для этой поездки документацию. А между делом намекнула ему, что она могла бы поехать в Аргентину вместе с ним. Она не ожидала, что Атилиу это не понравится.
-Я не понимаю, это твоё желание или очередное указание Бранки?! – повысил он голос, чувствуя что Бранка слишком много себе позволяет. После вчерашнего с ней разговора он, как и Элена, понял, каковы были истинные цели Бранки. – Даже не думай, я поеду один. Я тебя уважаю, Изабел, хотя ты мне не веришь, поэтому считаю, что наше расставание уже слишком затянулось.
-Дай мне ещё один шанс! Наши отношения длились два года, а ты хочешь их разорвать, как мимолётный роман во время карнавала.
-Шансов у нас было достаточно. Сколько раз мы ссорились и мирились? И с каждым примирением у нас были шансы.
-Если бы мы жили вместе, этого бы не случилось, - заплакала Изабел, схватившись за голову.
-Тогда нам было бы труднее расставаться, а так никому не надо собирать чемоданы. Я называю это бескровной хирургией.
С этими словами он ушёл на встречу с Марселу, а секретарша Жудити как раз позвонила в кабинет Атилиу передать, что ему звонит Элена. Но так как он ушёл, ответила Изабел и, узнав, что звонит Элена, попросила Жудити сказать ей, что Атилиу уже уехал и никто не знает, когда он вернётся.
Между тем Атилиу, перед тем как встретиться с Марселу заехал к Элене, чтобы всё ей объяснить, но открывшая дверь Тадинья сказала ему, что она уехала уже час назад.
-Знаете, что она просила передать любому, кто будет её спрашивать? – сказала ему улыбчивая Тадинья – Что она уехала в неизвестном направлении…
Между тем за завтраком Сандра сказала матери, что на следующей неделе у Сесилии день рождения, и она хотела бы надеть на праздник то платье, что ей подарила тётя Элена, но Лидия сказала, что то платье находится в доме Элены, поэтому вряд ли придётся его надеть: у Лидии нет времени, чтобы таскаться в Рио за платьем. Нанду тоже не мог: у него было много дел. И как всегда на помощь девочке пришёл Орестес; он сказал, что сегодня он будет в Леблоне и зайдёт по пути к Элене.
-Нанду, ты поедешь на выходные в Ангру? – спросила его Лидия.
-Пока не знаю, вряд ли - отозвался Нанду, но долго ответа не пришлось ждать, так как тут же раздался телефонный звонок, и голос Милены попросил Нанду. Парень расплылся в улыбке и Лидия заключила:
-По-моему, поедет…
Эдуарда, Элена и Флавия сидели в уютном кафе после того, как посмотрели будущую квартиру Марселу и Эдуарды, и естественно все разговоры только и были что о Бранке. Эдуарда расписала свекровь во всех ярких красках: восхищалась её искренностью, любовью к роскоши, её восхищало то, что Бранка не стыдилась своего прошлого, когда ей приходилось работать подавальщицей.
-Только жаль Леонарду, - продолжала Эдуарда. – Он и так молчит, а стоит ему рот раскрыть, как его тут же осаждают. Милена тоже ничего, она никому не даёт спуску… Вы только посмотрите, сколько я съела, самое интересное, что мне ещё и десерт хочется попробовать!
В общем, осмотр квартиры оказался куда более впечатлительным, чем ожидалось. Довольные мать и дочь поставили машину Эдуарды на стоянке возле дома Элены, и в машине Дуда призналась, что квартира ей очень понравилась.
-Надеюсь, ты мне это говоришь не для того, чтобы успокоить.
-Я же ведь вам много раз говорила, как мне нравятся ваши проекты! – заверила её Эдуарда.
-Я хочу тебе подробнее рассказать о том, как мы собираемся там всё оформить, давай поднимемся.
-Давай! Господи, да мы с тобой сегодня не расстанемся! И я этому очень рада! – Сияющая Эдуарда поцеловала мать в щёку.
Они поднялись на лифте, Элена достала ключ, весело болтая с дочерью, и открыла дверь; они вошли в дом…
Эдуарда уж никак не ожидала столкнуться в доме с таким подвохом: у окна, держа чашечку с кофе, стоял Орестес и смотрел на дочь.
Элена обеспокоено посмотрела на Эдуарду, а Эдуарда не могла поверить своим глазам; вся радость проведённого дня мигом покинула её…

0

11

11 серия

Эдуарда в истерике, от того что отец заявился домой к Элене, Элена пытается успокоить ее, но все попытки тщетны, они ссорятся.Бранка говорит Виржинии, чтобы она поговорила с Эленой, насчет Атилиу, и дает ей понять, что если их какие-либо отношения не прекратятся, она поставит в зависимость от этой ситуации их деловые отношения.В непринужденном разговоре Лаура расспрашивает Леу, о его жизни.Орестес забирает платье Сандры у Элены.Орестес приходит на работу к Нанду, чтобы тот подвез его до дома.Изабел высказывает Камилле свое восхищение Бранкой, но так же и не таит от нее, что Арналду начал напрямую флиртовать с ней.Бранка узнает, что Эдуарда вернулась домой в плохом настроении и решает разузнать причину.К Элене приходит Виржиния и рассказывает ей о разговоре с Бранкой, Элена возмущена,она в ужасе от того, что Бранка лезет в ее личную жизнь Виржиния рассказывает, что их дела в сфере стоматологии плохи, что им необходима это деловое сотрудничество с Арналду. Сестры вспоминают свое детство. И в конце концов благополучно прощаются.Бранка разговаривает с Эдуардой и хитростями вытягивает из нее причину ее плохого настроения.Сандра беспокоится за Орестеса. Сирлея устраивает праздник, по поводу дня рождения Нестора, приглашает всех его сотрудников по работе.Атилиу звонит Арналду и говорит, что почти все дела улажены и он может возвращаться в Рио, Бранка же категорически против и настивает, чтобы Атилиу остался там еще на некоторое время.Лидия возмущается из-за частых звонков Милены.Бранка и Эдуарда прогуливаются по магазинам и заглядывают в японский ресторанчик. Нанду прилетает в Ангру к Милене. Флавия и Элена беседуют в ресторанчике Вилсона, неожиданно туда же приходит Рафаел.

0

12

12 СЕРИЯ
Рафаел подошел к столику Элены и Флавии, почтительно поздаровался с обеими женщинами. Элена сразу поняла причину, столь неожиданного визита. Посмотрев на слегка взволнованную, сложившейся ситуацией Флавию, предложила Рафаелу пройти в ее мастерскую и разговор продолжить там. Как только Элена и Рафаел вышли, к Флавии подошел Вилсон и начал расспрашивать ее, почему она и Элена так холодно стали к нему относиться, но Флавия лишь равнодушно отшила его. К Милене в Ангру приехал Фернанду, она предложила Нанду покупаться в море, он согласился. Трудный разговор решил начать Рафаел, он боялся, что под влиянием Бранки Арналду прекратит деловые отношения с его семьей, из-за влечения Элены к Атилиу. Элена возмущенно вскрикнула:"Какого черта она лезет в мою личную жизнь!" А в это время Бранка и Эдуарда сидели в японском ресторанчике, как вдруг Бранка решила позвонить в фирму и узнать нет ли новостей от Атилиу. Она застала всех за совещанием и разбушевавшуюся Бранку решила успокоить Изабел.В ресторане Эдуарда встретила Сезара, а Анита глядя на то как Сезар мило смотрит на Эдуарду крайне возмутилась.Милена никак не может смириться с тем, что у Фернанду постоянные полеты, а времени на нее совершенно нет.Визит Рафаела не дал результата, Элена лишь сказала:"Бегать я за ним не буду, но и убегать тоже не собираюсь!" Марсия и Вилсон вновь разругались, она сообщила, что не собирается оставаться в доме Вилсона до рождения ребенка. Анита ревнует Сезара к Эдуарде.Бранка и Эдуарда приезжают в фирму, как раз во время обеда, первая нелестно отзывается об Атилиу.Только что приехавший Атилиу слышит ее слова, но Бранка неприкосновенна и лишь зайдя в кабинет Атилиу, лично извиняется перед ним, за бокалами шампанского все празднуют подписанный контракт, который Атилиу привез из Буэнос-Айреса.Из-за дождя вертолет с Миленой и Нанду приземляется, Милена выбегает из вертолета и бежит под дождь.Нанду тоже приходится выйти, чтобы затащить Милену обратно.Лидия волнуется за Нанду и звонит ему на работу.После перелета Милена везет мокрого Нанду к себе домой. Флавия слегка возмущена тем, что Эдурде не понравилась работа Марсии.Знакомя Нанду с Бранкой и Эдуардой, Милена ставит Эдуарду в неловкое положение. Атилиу приходит к Элене, она бросается в его объятия

0

13

13 СЕРИЯ
Элена рассказала Атилиу о том, что все на нее давят, но Атилиу сказал, что не собирается никого слушать.Атилиу приглашает Элену в ресторан.Изабел и ее сестра Камилла приходят к Бранке.Милена звонит Нанду, трубку берет Сандра. Во время разговора Милены и Нанду, вокруг Милены крутится Франко.Разговор так же подслушивает Лидия.Орестес рассказывает Сандре сказку на ночь, но Лидия прогоняет Сандринью спать.Элена и Атилиу приходят в ресторан, Атилиу говорит Элене, чтобы она забыла о Бранке.Эдуарда жалуется Марселу, что они мало бывают наедине.Заявляется Лаура с Леу, Леу пытается извинится перед Эдуардой, за то что привел Лауру.Арналду опять уводит Марселу от Эдуарды, в "мир" разговоров о сметах и проектах.Милена говорит Эдуарде, чтобы она привыкала к этому, в их семье дела постоянно стоят привыше всего.Заскучавшую Эдуарду Бранка позвала в свое общество.Мег так же высказала свое прдположение о дальнейших отношениях Лауры и Леу, но Бранка лишь рассмеялась ей в ответ, что услышал Леу.В ресторане Элена и Атилиу встречают Флавию и Маурисиу, очередного друга Флавии. После недолгого разговора Атилиу предлагает отправится к нему домой, Элена против, но все же соглашается.Увидев квартиру Атилиу женщины отмечают его хорший вкус.Оставшись наедине Атилиу рассказывает Элене о себе, говорит что он хотел бы иметь детей, что ему нужен семейный очаг, и что женщину он уже нашел. Засмущавшись Элена говорит, что не подходит на роль будущей мамы. Атилиу предложил отвезти Элену до дома, но в разговор вмешалась Флавия, и сказала что они сами могут подвезти Элену. Стоя на балконе Атилиу и Элена разговаривали о жизни и плавно перешли к разговору о любви. чему последовал ошеломляющий поцелуй.Только зайдя домой вдруг раздался звонок телефона, Элена взяла трубку, это был Атилиу он просил вернутся.Эдуарда записывала свои мысли в дневник, Марселу предложил ей съездить на выходные в Ангру. Эдуарда вновь приревновала Марселу к Лауре.На следующий день в разговоре Элена призналась Марсии, что нашла такого человека, который был бы и хорошим отцом и хорошим мужем,но...поздно.Марсия же не задумывалась о том какой будет отец, она думала лишь о ребенке.Арналду, Марселу и Изабел обсуждали вложение денег в будущий проект, а Атилиу, Атилиу витал в облаках. Неожиданно позвонил Рафаел, но Арналду отказался от разговора с ним. Рафаел сразу понял это, Виржиния попыталась успокоить мужа.Записав что-то в дневнике, Эдуарда быстро засунула его в ящик стола, как только увидела входящую Бранку. Собравшись на прогулку Эдуарда уехала, между тем Бранка вернулась в комнату Эдуарды и Марселу и прочитала дневник Эдуарды, где он высказывала свое предположение о беременности. Бранка рассказала об этом Арналду.Эдуарда купила тест на беременность.Элена подвезла Катарину, и вторая попросила чтобы Элена разрешила звонить ей от нее, отец был слишком строг с ней.В квартире Элену ждал сюрприз, Эдуарда приехала сообщить, что беременна.

0

14

14 СЕРИЯ
Элена очень рада за дочь, Эдуарда и Элена беседуют. Эдуарда говорит Элене, что несмотря на их ссору, она чувствует, именно здесь у Элены дома, себя в безопастности. За завтраком Милена начинает подкалывать Бранку. Милена хочет подарить куклу, подаренную ей в детстве отцом, Сандре. Эдуарда приезжает на фирму к Марселу, чтобы сообщить, что беременна. Марселу с отцом и ближайшими коллегами по работе отмечают столь знаменательную новость. А сообщить Бранке эту новость решает Эдуарда. Перед тем как выйти из дома Орестес вновь злоупотребляет алкоголем. Сандра собирается на день рождения к подруге, Сесилии. Эдуарда изливает душу Атилиу. Элена рассказывает Флавии и Марсии, что скоро станет бабушкой. Сандра приходит на праздник к подруге, ее провожает Фернандо, а забрать должен Орестес. Бранка мечтает нанять домой личного бармена. Эдуарда говорит Лео, что совершенно не держит зла на Лауру, теперь ее мысли заняты лишь будущим ребенком. Элена приходит к Орестесу и рассказывает о беременности Эдуарды. Орестес приходит на праздник за Сандрой, когда все начинают петь песню, выпивший Орестес залезает на стул, выкрикивает что- то насчет Эдуарды и падает прямо в торт, это видят только что пришедшие Нандо и Лидия, Сандру всю в слезах увозят домой. Семья Моту решила наконец собраться только в семейном кругу, чтобы отметить беременность Эдуарды, но как только речь зашла об отсутствии Элены и Атилиу, Эдуарда сказала, что Элена с Атилиу ужинают вместе, у Элены дома, Бранка и Изабел переглянулись. Атилиу приходит к Элене, после ужина Атилиу признается, что ему нужна именно Элена, только с ней он будет счастлив. Бранка накидывается на Изабел с претензиями, она в бешенстве, что у Элены с Атилиу завязываются отношения, а винит во всем Изабел. Лидия успокаивает Сандру, а в разговоре с Нандо говорит, что это Элена взволновала Орестеса новостью, и поэтому он напился. Лаура и Эдуарда беседуют, словно подруги детства. С раннего утра Нандо пытается поднять настроение Сандре. Элена приходит к Виржинии, вторая рассказывает что ей снился сон, как Элена выходит замуж. Внезапно вбежавшая Лидия берет за руку Нандо и подводит к напиханной подушками кровати, Орестес пропал.

0

15

15 СЕРИЯ
Лидия беспокоится за Орестеса, но Нанду ее успокоил и сказал, что приведет Орестеса домой. Элена и Виржиния разговаривают о беременности Эдуарды, разговор так же заходит о Бранке, которая не дает покоя Рафаелу. Марсело жалуется матери, что Эдуарда слишком нервная, она говорит во сне. Атилиу проговаривается секретарше Пауле, о том что однажды уйдет из фирмы и не вернется. Случайно он слышит разговор Изабел и Арналдо, о нем. Арналдо говорит Изабел, что нужно потихоньку отстранять Атилиу от дел компании. Арналдо заигрывает с Изабел. Милена приходит к Нанду, дарит Сандре свою куклу и все вместе они отправляются на пляж, а потом в Форта Лезу, где и находят Орестеса, Сандра прощает его. Милена и Нанду дают волю чувствам. Эдуарда очень счастлива, что беременна, она накупает кучу вещей для ребенка Марсии. Зайдя в ресторанчик Дуда говорит Вилсону, чтобы он посмотрел на одежду для малыша, в ответ на это Элена повергает ее в шок, сказав что Вилсон ребенка не хочет. Орестес приходит домой и плачет на плече у Лидии. Элена приезжает к Атилиу, он признается ей в своем желании сблизиться с ней, Элена отвечает взаимностью, они проводят ночь вместе. К Сандре приходит Сесилия, ее подруга.

0

16

16-я серия
Элена и Атилио отправляются на романтический уик-энд в Терезополис. Атилио предлагает Элене выйти за него замуж.
Милена приглашает Нанду и Сандринью на праздник Мэг Тражану. Сандринья замечает Эдуарду, беседующую с Бранкой, и подбегает, чтобы поприветствовать сестру. Эдуарда с плохо скрываемым недовольством разговаривает с девочкой.
Бранка и Лаура наблюдают за тем, как Милена заигрывает с Нанду. Лаура цинично замечает, что скоро в семье Моту будет одним голодранцем больше. Бранка осаждает девушку - Эдуарда уже не голодранка, а "жена ее сына".
Эдуарда "примеряет" живот. Марсело любуется женой.
Элена договаривается с Эдуардой о встрече. В это время в офис приходит Атилио и торжественно, "при свидетелях", объявляет о своих серьезных намерениях...

0

17

17-я серия
Атилио в присутствии Флавии и Аниньи делает Элене предложение. Элена смущенно соглашается стать его женой. Флавия с улыбкой укоряет Элену за то, что та скрывала свой роман даже от самых близких подруг.
Новая перепалка в семье Моту. Бранка возмущена тем, что Милена привела на праздник собственного пилота.
Атилио устраивает небольшой праздник в ресторане Вилсона. Друзья и знакомые Элены поздравляют влюбленных с помолвкой.
Бранка старается наладить отношения с Атилио.
Элена рассказывает Эдуарде о помолвке.
Эдуарда приезжает в офис к мужу. Она рассказывает о помолвке Элены и Атилио. Бранка, Изабэл, Арналдо и Марсело обескуражены неожиданной новостью.
По пути из офиса Эдуарда рассуждает о предстоящей свадьбе мамы, не замечая, что Бранке этот разговор не по душе. Внезапно Бранка теряет управление автомобилем...

0

18

18-я серия
Изабэл приходит в гости к Атилио…
Элена устраивает девичник для самых близких подруг.
За завтраком Эдуарда звонит маме, чтобы поинтересоваться, как прошел девичник. Милена привозит Марсело на вертолетную площадку. Марсело улетает в офис, а его сестра остается ждать Нанду, который вот-вот улетит на обзорную экскурсию с туристкой.
Элена говорит Вилсону, что хотела бы отпраздновать свадьбу в его ресторане.
В офисе Элены и Флавии, где должна состояться церемония бракосочетания, собираются гости. Это событие почтила своим визитом... Бранка, выбрав для церемонии черный костюм и черные очки.

0

19

19-я серия
Орестос приходит поздравить Элену. Он признается, что ему очень больно вспоминать, как мало он уделял внимания Элене и Эдуарде, когда они были женаты. Элена предлагает ему присоединиться к остальным гостям, но Орестос не хочет расстраивать Эдуарду. Элена знакомит Орестоса со своим новым мужем.
На вертолетной площадке Орестос встречает Милену.
Изабэл тяжело переживает женитьбу Атилио.
Милена приходит в гости к Нанду.

0

20

20-я серия
Милена признается Нанду в чувствах.
На празднике Милена предлагает Франку расстаться. Франку дает ей две недели на размышления.
Эдуарда и Марсело отправляются в Ангру. Эдуарда во время перелета чувствует себя нехорошо и сразу по приезде ложится спать. Лаура пользуется ее отсутствием, чтобы побыть с Марсело.
У Эдуарды начинается кровотечение.

0

21

21-я серия
Уилсон устраивает погром в мастерской Марсии.
Флавия, узнав об этом, отправляется в дом Уилсона и собирает вещи Марсии.
Марсело, Эдуарда и Милена срочно вылетают в Рио.
Элена и Атилио возвращаются из свадебного путешествия. Марсело сообщает Элене, что у Эдуарды произошел выкидыш. Эдуарда страшно переживает потерю ребенка, ее волнует только один вопрос – сможет ли она вновь забеременеть.

0

22

22-я серия
Марсело собирается в больницу к жене. Арналдо сообщает, что на это время назначено важное совещание в компании. Лео предлагает свою помощь: он мог бы забрать Эдуарду из больницы. Бранка в восторге от этой идеи.
Элена сама привозит дочь домой. Бранка предполагает, что Эдуарде нужно комплексное обследование, чтобы выявить причину выкидыша. Элену страшно обижают подозрения Бранки.
Орестос и Сандринья приходят навестить Эдуарду.

0

23

23-я серия
Марсело сообщает жене приятную новость – они с Эдуардой едут в Нью-Йорк.
Элена предлагает Марсии пожить у них с Атилио до рождения ребенка.
Лидия возмущена тем, что Орестос водил Сандринью к Эдуарде. Но девочка убеждает мать, что сама попросила об этом, и Эдуарда ей очень обрадовалась.
Арналдо просит Марсело встретиться с их партнерами в Нью-Йорке. Марсело подозревает, что Эдуарда будет не в восторге от этой идеи.
У Марсии начинаются роды.

0

24

24-я серия
У Марсии рождается дочь, блондинка с очень светлой кожей. Марсия просит Элену сообщить новость Уилсону. Атилио решает сам поговорить с новоиспеченным отцом.
Нанду возвращается домой под утро. Лидия, всю ночь прождав сына, отчитывает его за то, что он даже не предупредил ее. Еще больше Лидии не нравится, что Нанду провел все это время с Миленой.
Бранка просит мужа подыскать Милене и Лео работу в компании. Ее возмущает, что Марсело всего себя отдает семейному бизнесу в то время, как его брат и сестра только и делают, что развлекаются. Бранка даже предлагает Арналдо сделать старшего сына единственным владельцем компании.

0

25

25-я серия
Уилсон узнает, что его дочь родилась белой.
По просьбе Бранки Фернанду переводят на другой маршрут. Теперь он не сможет летать в Ангру с Миленой.
Марсия просит Атилио стать крестным ее дочери.
Уилсон приходит посмотреть на дочь, но Марсия не пускает его.
Бранка, узнав, что Милена продолжает встречаться с Нанду, вновь звонит своему знакомому – начальнику Нанду.

0

26

26-я серия
Эдуарда и Марсело сразу по возвращении из Нью-Йорка едут в свою новую квартиру. Бранка расстраивается, узнав, что они не будут ночевать в особняке.
Бранка устраивает праздник в честь возвращения Марсело и Эдуарды. Но виновники торжества, ссылаясь на усталость, отказываются от приглашения.
Бранка просит Алаву перевести Нанду в Сан-Паулу.
Милена встречается с Нанду.

0

27

27-я серия
Нанду сообщает Милене о предложении, которое сделал ему Алаву.
В день крестин дочери Марсия приходит в студию, чтобы переодеть ребенка и сталкивается с Уилсоном.
Орестос приходит в гости к Элене.
Милена встречается с Нанду

0

28

28-я серия
Арналдо становится плохо во время совещания. Лео отвозит отца домой.
Доктор Моретти объявляет Элене, что она ждет ребенка. Элена в растерянности: она боится за здоровье будущего ребенка, но еще больше ее беспокоит реакция окружающих.
Эдуарда узнает, что снова беременна.

0

29

29-я серия
Элена сообщает мужу неожиданную новость. Она признается, что не планировала рожать ребенка в таком возрасте. Атилио и мысли не допускает, что жена может решиться на аборт.
Эдуарда узнает, что Элена ждет ребенка. Эдуарда признается, что эта новость застала ее врасплох.
Милена снимает номер в отеле, чтобы побыть наедине с Нанду. Неожиданно в отель заявляется Бранка.

30-я серия
Бранка врывается в номер отеля, устраивает скандал, забирает у Милены сотовый телефон и кредитную карточку.
Атилио сообщает Бранке и Атилио, что у них с Эленой будет ребенок.
Арналдо предлагает Милене на время уехать в Нью-Йорк.
Лидия встречается с Бранкой…

31-я серия
Элена признается Атилио, что на протяжении многих лет ведет дневник, где описывает все важные события своей жизни, чувства и переживания, страхи и сомнения.
Эдуарда и Элена вместе выбирают детскую одежду.
Марсия прощает Уилсона и вместе с дочерью переезжает к нему.
Изабель подозревает, что беременна

32-я серия
Эдуарда случайно встречает Орестоса и Сандру. Чтобы не расстраивать Сандру Эдуарда подходит к отцу. Орестос просит у дочери прощения.
После осмотра Эдуарды доктор Моретти заключает, что во время родов ей необходимо будет сделать кесарево сечение.
Эдуарда рассказывает Марсело, что впервые за много лет общалась с отцом.
Атилио привозит Эдуарду и Элену в больницу.
Эдуарда не может дозвониться до Марсело.
На Орестоса на улице нападают грабители.
У Эдуарды начинаются роды.

0

30

33-я серия
Сыновья Элены и Эдуарды появляются на свет одновременно.
У Эдуарды начинается кровотечение – ей приходится сделать операцию.
Элена, узнав, что Эдуарда в реанимации, страшно переживает.
Сезар сообщает Элене, что у Эдуарды никогда больше не будет детей.

34-я серия
Ребенок Эдуарды умирает. Элена, узнав об этом, просит Сезаря подменить умершего младенца дочери на собственного сына.
Элена говорит Атилио, что их ребенок умер.
Эдуарда признается матери, что не может сама выкормить ребенка. Элена предлагает свою помощь.

35-я серия
Марсело узнает, что Эдуарде сделали сложную операцию, не оставив шансов стать матерью.
Эдуарда и Марсело привозят маленького Марселиньо домой.
Бранка приезжает познакомиться с Марселиньо и застает Элену за кормлением внука.
Орестос признается Лидии, что его ограбили.

36-я серия
Сезар признается Элене, что страшно мучается из-за произошедшего в больнице: он ни на секунду не может забыть об обмане, на который решился только во имя любви к Эдуарде.
Милена возвращается из Нью-Йорка.
Родители Марсии возмущены тем, что она вместе с дочерью живет в доме Уилсона.

37-я серия
Сандра и Орестос знакомятся с малышом Марселиньо.
Доктор Моретти подозревает, что Сезар что-то скрывает от него – после родов Элены и Эдуарды он сам на себя не похож: он просит, чтобы его подменили на приеме и отказывается от дежурств. Доктор Моретти предупреждает - рано или поздно он выяснит, что именно произошло в ту ночь…

38-я серия
Элена огорчена тем, что Эдуарда наняла няню, которую ей посоветовала Изабел.
Бранка спрашивает Марсело, знает ли Эдуарда об операции, которую ей сделали. Кроме того, она просит сына сменить кормилицу маленькому Марсельиньо. Бранку очень тревожит, что сейчас ребенка кормит именно Элена.

39-я серия
Сезар отказывается идти на крестины Марселиньо.
Марсело обвиняет Элену в том, что она буквально душит его брак с Эдуардой. Ее постоянное присутствие в доме мешает супругам. Орестос устраивается на работу: во время рождественских праздников он в костюме Санта-Клауса фотографируется с детьми на ярмарке.

40-я серия
Сандринья узнает в Санта-Клаусе на ярмарке отца. Орестос просит дочку сохранить это в тайне от Лидии.
Милена признается Лео и Лауре, что не любит Рождество: с тех пор, как в пять лет Бранка сказала, что Санты нет, она перестала верить в чудеса.
Эдуарда и Элена привозят Марселиньо в дом Сезаря.

0