Форум латиноамериканских сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Никто кроме тебя 2

Сообщений 31 страница 60 из 248

31

Он продолжал:
     –…Этот человек из под темной звезды, человек с мрачным прошлым, умер оплакиваемый всеми жителями княжества Монако, успев не только выдать своих дочерей замуж за принцев крови, но и обеспечить на веки вечные своего покровителя Гримальди, завести ему артиллерию из двух пушек, пехоту численностью в пять солдат и двадцать офицеров и кавалерию в виде одного конного истукана, который сидит на арабском скакуне и не знает, как же убить бесполезное время… Я как-то раз прогуливался по этому карликовому княжеству и видел всю армию собственными глазами… Я знаю, что говорю…
     Диего неожиданно спросил:
     – Послушай, Мигель Габриэль, а сами горожане часто играют в рулетку?..
     Молодой человек отрицательно покачал головой:
     – Нет.
     Видимо, Диего в этот вечер страдал из-за дефицита общения, и поэтому был склонен все время задавать вопросы – прежде всего о Монте-Карло. Вот и на этот раз он вновь не преминул уточнить:
     – Это еще почему?..
     – Дело в том, что когда-то очень давно Луи Блан категорически запретил жителям княжества появляться в игорных домах в качестве клиентов… Этот запрет действует и поныне. Этот игорный вертеп построен только для приезжих. Тут элементарный расчет на человеческую психику…
     Диего с выражением лица полицейского следователя, который выискивает в показаниях потерпевшего что-то необычайно важное, спросил:
     – И какой же?..
     Мигель Габриэль пожал плечами.
     – Неужели непонятно?.. Посмотри на себя, вспомни меня… года четыре или пять назад. Да не только меня, но и многих других людей.
     Испаноязычный недоверчиво прищурился.
      – Потрудись объясниться…
      – Каждый выигравший обязательно вернется в Монте-Карло, чтобы выиграть еще раз, а каждый проигравший – чтобы отыграть свое обратно… И он не промахнулся в этом циничном расчете на одну из самых низменных человеческих страстей, к которой, – Мигель Габриэль понизил голос, – я так же привержен… Чистая психология на прикладном уровне… Ведь из-за этого я и проигрался… Это и есть та самая печальная история, которую я хотел тебе рассказать… Будешь слушать?..
     Диего равнодушно кивнул.
     – Ну, хорошо…

0

32

Мигель Габриэль начал так:
     – Подумать только – еще каких-то пять лет назад, когда я был совсем безумным юнцом, я был фантастически богатым молодым человеком… Отец в своем завещании отписал мне вон тот особняк, – Мигель Габриэль ууказал рукой в сторону запыленного окна, в котором теперь жила семья Ломбардо, – и несколько латифундий, и еще что-то там… Впрочем, это не так важно. У меня было очень много денег – я даже теперь назвать не решаюсь эту сумму… Я менял автомобиль раз в полгода, я не носил стиранных рубашек – брезговал… И вот, из-за прирожденной любви к риску, а также в поиске новых впечатлений я решил отправиться в Европу, в Монте-Карло… Будь проклят тот день, когда я это сделал!.. – воскликнул он. – Будь проклята эта рулетка!..
     Диего кивнул.
     – Я помню… Ты действительно был богат, во всем Мехико мало нашлось бы тогда людей, которые могли бы сравниться с тобой в этом плане.
     – Надо сказать, – продолжал Мигель Габриэль, – что страсть к азартным играм была у меня с детства. И не только к играм, но и ко всему, где есть элемент риска.
     – Но, помнится мне, ты никогда не увлекался рулеткой, а только картами, – напомнил Диего, – еще лет шесть назад, если не ошибаюсь, ты слыл одним из самых азартных игроков Мехико. И, если не ошибаюсь, у тебя неплохо получалось…
     – Говорят, что тем, кто играет в рулетку впервые, необыкновенно везет. Видимо, это правда – в Монте-Карло я попал впервые, более того – до этого я еще не разу не играл в рулетку... Только в карты, как ты только что справедливо заметил. Так вот: за неделю я выиграл в одном из домов азарта что-то около семидесяти миллионов франков, а это теперь – страшно сказать!.. – больше, чем десять миллионов американских долларов. Игорный дом к моему немалому удовольствию был совершенно разорен. Я, конечно же, получил деньги, перевел их сюда, в Мексику, и целый год жил припеваючи, играя по маленькой. Помнится, тогда зимой я больше проигрывал, чем выигрывал, однако что это были за проигрыши в сравнении с тем, что я выиграл в Монако!.. И вот, дорогой Диего, спустя год меня вновь потянуло на игру. Рулетка – это ведь такая зараза!.. Это настоящее болото – оно засасывает, как ничто другое…
     Диего осторожно заметил:
     – Особенно таких, как ты…
     – Несомненно… И не только таких, – совершенно не обидевшись, ответил Мигель Габриэль. – Я оставил свой особняк в Фуэнтэ Овехуано, я оставил свои латифундии с апельсиновыми и лимонными деревьями, с барашками и бычками, и вернулся в Монте-Карло… Боже, как я был тогда глуп и самонадеян – кто бы только мог меня надоумить, чтобы я этого не делал!..
     В этот момент Луис обратил внимание, что Диего понимающе улыбнулся – было похоже на то, что рассказ Мигеля Габриэля о своих несчастьях доставляет ему истинное, ни с чем ни сравнимое удовольствие…
     «Какой он, однако, гадкий тип», – отметил про себя Луис Трехо.
     – Ну, и что было дальше?.. – с неподдельным интересом поинтересовался испаноязычный гринго.
     Из этой фразы Луис Трехо сделал вывод, что тому весьма небезынтересно узнать, каким же образом один из самых состоятельных людей Мехико дошел до полунищенского прозябания.

0

33

Мигель Габриэль только вздохнул.
     – Хозяин игорного дома встретил меня, как родного – я не поверил своим глазам, но мне даже показалось, что он даже обрадовался мне.
     – И это несмотря на то, что всего год назад ты поставил его заведение на грань настоящей катастрофы?.. – уточнил собеседник.
     – Да… Просто это был очень умный и расчетливый человек. Я слишком поздно понял это, а когда понял, было уже поздно что-то изменять… Вот так-то. Хозяин игорного дома только сказал: «Я счастлив видеть вас, граф Мигель Габриэль де ла Фронтера… Только…»
     «Ага, – подумал Луис – это, наверное, и есть тот самый общипанный граф де ла Фронтера, который зарабатывает на жизнь декламацией стихов… Тот самый тип, о котором сегодня утром рассказывал Сантильяна… Что ж, очень даже интересно…»
     Мигель Габриэль продолжал:
     – …Так вот, он сказал: – «Только предупреждаю вас – не проиграйте!..»  – «Почему?..» – удивился я. – «Потому, – объяснил хозяин этого игорного заведения, – потому, любезный граф, что дважды к человеку счастье не возвращается… Особенно в игорном доме. Особенно – в Монте-Карло… И прошу вас, – продолжил он, – очень прошу вас, не входите больше в своей жизни в игорный дом никогда!..»
     Улыбнувшись, Диего спросил:
     – Ну, и ты, конечно же, оставил его совет безо всякого внимания?..
     Молодой человек печально сказал:
     – Увы!.. Кто бы мог подумать, что он окажется прав… Тогда я высокомерно ответил ему: «Но почему?.. Неужели вы действительно думаете, что у меня не хватит самообладания?.. Что я увлекусь игрой и позабуду про все на свете?..» – «Конечно же, граф, нет… В этом я не сомневаюсь. Мои кассы всегда открыты для вас, – ответил хозяин, – но очень прошу вас, не играйте… Вы так молоды… А счастье так переменчиво…»
     Диего нетерпеливо перебил:
     – Ну, и чем же закончился этот разговор?.. – Он ухмыльнулся. – И ты, приятель, конечно же, не послушался его наставлений?..

0

34

Мигель тяжело вздохнул.
     – Он взял с меня слово, что я, если и начну играть, не проиграю больше ста франков. Точнее, хотел, чтобы я дал ему такое слово… Наивный и самонадеянный глупец! – обругал молодой человек самого себя. – Неужели я не понимал… Нет, конечно же, не понимал, иначе, этого бы ни за что не случилось… Я только презрительным тоном заявил ему: «Оставьте меня в покое… Я взрослый человек, и сам волен отвечать за свои поступки. Не мешайте мне жить так, как мне самому нравится. Я сейчас докажу вам и всем другим, что азарт ничуть не владеет мною…»
     Диего тут же осведомился:
     – Ты сразу же проигрался?..
     Мигель Габриэль, сделав отрицательный жест, с горечью произнес:
     – Нет, не сразу…
     – Наверное, тебе не повезло с самого начала, и ты решил отыграться…
     Де ла Фронтера слабо улыбнулся в ответ и, вздохнув, тихо произнес:
     – Сперва я даже выиграл – выиграл около ста тысяч франков и только посмеялся над предсказаниями этого недалекого, как мне тогда казалось, человека… Однако я проигрался в пух и прах за три недели – я играл по крупному, и мог спустить все, что имею, и за несколько дней… Я еще удивляюсь, как продержался так долго…
     Трехо вновь невольно обратил внимание на гадкую улыбку и маслянистый взгляд Диего.
     «Таких, как он, – подумал Трехо, – мы в тюрьме били до черного цвета… Если бы я сидел с гнусным гринго Диего в одной камере, я бы превратил его в самую настоящую боксерскую грушу… Думаю, что даже старый бандит Гранадос не возражал бы против такого решения…»
     А Мигель Габриэль де ла Фронтера продолжал свое невеселое, но во всех отношениях поучительное повествование:
     – Я проиграл все – и те семьдесят миллионов франков, которые выиграл год назад, и те сто тысяч, которые выиграл с самого начала… Я вошел в азарт, хотел отыграться, и потому сделал очередную глупость – заложил по факсу свой особняк, свои латифундии, которые достались мне по наследству от родителей, все – вместе с апельсиновыми и лимонными деревьями, с бычками со звездочкой на лбу… У меня не было денег даже на самый дешевый пароходный билет до Мексики, не говоря уже о чем-то другом…
     Луис в очередной раз невольно обратил внимание на то, какая довольная улыбка зазмеилась на лице Диего при этих словах приятеля.
     – Я бросался на колени перед хозяином игорного дома, умоляя его о каких-то пяти тысячах фраков, но тот был непоколебим.

0

35

Диего быстро спросил:
     – Неужели отказал?..
     Мигель Габриэль вздохнул:
     – Представь себе… Он сказал: «Нет, граф… Когда ровно год назад вы едва не разорили меня, мне пришлось залезть в долги под совершенно грабительские проценты. Око за око, зуб за зуб… Вы сами говорили, что вы – взрослый человек и потому хотите самостоятельно отвечать за свои поступки. Сожаления вы от меня не дождетесь, а милостыню подуть могу…»
     – Милостыню?..
     Мигель Габриэль тряхнул головой и, печально посмотрев на Диего, ответил:
     – Вот именно…
     – Ну, и что за милостыня?.. – удовлетворенно спросил Диего.
     – Каждое утро мне выдавали пятьсот франков. Конечно, сумма совершенно мизерная, особенно – в Монте-Карло, однако при известной экономии на нее можно прожить. По распоряжению хозяина казино меня пускали в его игорный дом совершенно бесплатно. Конечно же, я думал, что отыграюсь. Однако хитрый хозяин распорядился своим крупье, которые прекрасно запомнили меня, чтобы в случае выигрыша мне не платили, а в случае проигрыша – не брали с меня денег… Я смог уехать, благодаря необычайно счастливой встрече с одним удивительным человеком… – закончил свой грустный рассказ де ла Фронтера.
     В ответ Диего только нравоучительно-философским тоном заметил:
     – Что ж, люди достойны именно такого обхождения с ними, которого они заслуживают всей своей предыдущей жизнью… Своими страстями…
     Мигель Габриэль де ла Фронтера, не глядя на собеседника, стараясь не встречаться с ним взглядом, только рассеяно пробормотал:
     – Возможно…
     Допив вино, Диего отодвинул от себя стакан и, попросив у Сантильяны, который взирал на эту беседу в явным неудовольствием, еще один, предложил:
     – Ну что, Мигель Габриэль – может быть, выпьем за встречу?.. Я ведь понимаю, что это – не то вино, которое в свое время мы с тобой пили в Пале-Рояде… И вообще к тому вину, которое ты любишь… Но все-таки… Честно говоря, я ведь пришел сюда не пить, а послушать этих знаменитых гитаристов… – Наполнив второй стакан, предназначавшийся, вне всякого сомнения, для старого приятеля, он произнес: – Ну, за то, чтобы твои дела поправились?..

0

36

Мигель Габриэль улыбнулся.
     – Спасибо… Надеюсь, что это все-таки когда-нибудь произойдет.
     После того, как стаканы были осушены, молодой человек продолжил свой рассказ.
     – Ну, а сама технология смешна до простого. Каждый крупье проходит двухгодичную школу обучения; два года в подвалах этого самого казино он сидит и учится пускать шарик по вертящемуся кругу, учится запоминать лица, жесты и костюмы, говорить на всех языках мира, носить чистое белье и чистить зубы… Их женам и сестрам администрация открывает небольшие лавочки, торгующие всякой всячиной – от жевательной резинки до презервативов…
     – Откуда тебе известны такие подробности?.. – удивился собеседник.
     – От того самого человека, который мне помог… – ответил молодой человек. – И таким образом все эти люди поступают в пожизненное рабство – они уже не принадлежат себе до конца своих дней, они прикованы к этой проклятой вертящейся тарелке с бегающим по ней дурацким бездушным шариком…
     – Значит, их учат мошенничать?.. – удивился Диего этому сообщению.
     Мигель Габриэль передернул плечами – он даже и не знал, как ответить на этот очень-таки прямолинейный вопрос Диего.
     – Не знаю… Но мне кажется, что везде, где задействованы очень большие деньги, нельзя обойтись без обмана.
     Диего тут же согласился:
     – Безусловно…
     – Впрочем, я все-таки думаю, что некоторые крупье на Лазурном побережье наверняка мошенничают. Знаешь, как-то раз я сам был свидетелем того, как один инспектор игры сменил в продолжении часа подряд трех крупье, которые все время проигрывали…
     – Ну, а игроки?.. Они не могут сжульничать?.. – спросил испаноязычный гринко?
     Мигель Габриэль кисло улыбнулся в ответ и ответил – как во всяком случае показалось бывшему свидетелем этого занимательного разговора Луису Трехо, не без некоторого сожаления:
     – Нет, что ты!.. Это жалкие и ничтожные люди!.. Они производят совершенно отталкивающие впечатления, эти сотни людей, – нет, даже не людей, а только игроков!.. – сгрудившихся над игорными столами, покрытых зеленым сукном…
      – Вот как?..
     Молодой человек состроил необычайно брезгливое выражение лица – видимо, воспоминание о времени, проведенном в Монте-Карло, было для него одним из самых болезненных воспоминаний.
     – Да, представь себе: сорок, пятьдесят сеньоров, сеньор и сеньорит очень тесно сидят, толкая друг друга локтями и бедрами, сзади на них наваливается второй ряд, а еще сзади стиснулась толпа, сующие жадные, потные, мокрые руки через головы передних. Хотя в зале и работают кондиционеры, это не помогает – такое ощущение, что все твое тело стало каким-то липким от пота… Мимоходом локоть какого-нибудь мерзкого типа попадает в щеку или в грудь прекрасной сеньорите… Пустяки!.. – воскликнул молодой человек едва ли не на весь зал траттории, распаляясь все больше и больше. – Пустяки!.. В Монте-Карло на это никто не обращает внимания!..
     Дождавшись, пока Мигель Габриэль де ла Фронтера закончит свой взволнованный рассказ об отвратительности Монте-Карло, его собеседник Диего весьма недоверчиво произнес:
     – Мне кажется, ты просто обозлен… потому, что проигрался там.

0

37

Мигель Габриэль пропустил эту реплику между ушей. Он продолжал, теперь в его голосе звучала горечь, смешанная с иронией:
     – Знаешь, Диего, развращающее влияние Монте-Карло чувствуется повсюду на побережье. И, если присмотреться к этому повнимательнее, то иногда начинает казаться, что ты попал в какое-то зачумленное место, охваченное страшной эпидемии, которое было бы очень полезно облить керосином и поджечь… – Де ла Фронтера поморщился. – В каждом баре, в каждом супермаркете, в фойе гостинец, в кинотеатре, – повсюду стоят игральные автоматы, «однорукие бандиты» на любой вкус – от самых примитивных, до последних японских моделей, со сверхсовершенными компьютерными системами… Гарантированные шансы на выигрыш – всего лишь один из четырех…
     – И играют?..
     – Еще как!.. Конечно, люди плохо понимают, что машина не даст им выиграть, и потому что у нее – три четверти против вашей четверти…
     – Но ведь есть счастливчики, которые постоянно выигрывают в…
     Мигель Габриэль тут же перебил Диего – по тому, с каким необыкновенным жаром он это сделал, можно было понять, что настоящий азартный игрок в этом человеке еще не погиб…
     – Да, да, черт возьми, ты тысячу раз прав!.. И все потому, что такие люди играют по определенной системе!.. И я знаю таких людей!.. Благодаря одному из таких людей я и выбрался из этого вертепа!..
     Лицо Диего выразило любопытство.
     – Вот как?..
     Мигель Габриэль продолжал:
     – Да… Дело в том, что когда я был на вершине, а, точнее – в глубочайшей пропасти отчаяния, судьба свела меня с одним англичанином – мне стыдно признаться, но фамилии этого человека я так и не запомнил…
     – Который помог тебе?..
     – Да. Единственное, что мне известно о нем, так это то, что все – от чистильщика обуви у входи в гостиницу и до президента банка, где мой неожиданный благодетель держал счет, – называли его сэр Генри. Честно говоря, не помню, где и при каких обстоятельствах мы с ним познакомились – должно быть, в одном из кафе-шантанов, в изобилии разбросанных по всему Лазурному побережью… Должно быть, я быть довольно сильно пьян…

0

38

При этих словах Диего понимающе ухмыльнулся – мол, вполне понятно.
     – … Не знаю почему, но я с самого начала сумел расположить к себе этого джентльмена, величественного, красивого старика с серебряными волосами, с холеной седой бородой. Как сейчас помню – была весна, во дворе небольшого отельчика, где я жил, цвели апельсины и лимоны, источая небывалый аромат, море просто благоухало, недалеко от берега оно сливалось с голубым небом, образуя хрустальный купол… Однако в тот момент, как я уже сказал, я находился в глубочайшей пропасти, мне было не до средиземноморских красот… И я честно, ничего не скрывая, поведал этому совершенно чужому, незнакомому человеку историю своих злоключений. Сэр Генри очень серьезно выслушал меня, не перебив не разу, не высказав даже своей оценки произошедшим и только на прощание попросил меня утром пораньше зайти к нему в гостиницу.
     – Ну и что – он дал тебе денег на обратную дорогу?.. – поинтересовался Диего равнодушным тоном – скорее ради приличия, а не потому, что это ему действительно надо было знать – он хотел узнать из этого рассказа совершенно иные вещи…
    Впрочем, Луис, который не пропустил из этого больше монолога, чем диалога не единого слова, тоже с большим удовольствием узнал бы о какой-то системе, чем о неизвестном сэре Генри…
     – Что ты!.. – воскликнул де ла Фронтера, – он дал мне больше, чем просто денег… Он дал мне отличнейшей совет… Благодаря этому совету я не превратился в настоящего клошара…
     – Это ты хочешь сказать насчет системе игры в рулетку?..
     Мигель Габриэль кивнул.
     – Да… Разумеется, я не очень-то хотел посещать этого человека, думая, что максимум, на что я могу рассчитывать – на какую-нибудь кость в виде благотворительной тысячи франков, которую можно будет получить, только выслушав нравоучения да нотации о том, что молодой человек в моем возрасте должен и чего не должен… однако я приятно ошибся: сэр Генри оказался человеком порядочным и предупредительным… Подробно расспросив о Мехико – оказывается, когда-то очень давно его отец работал тут в Британском посольстве, – сэр Генри взял с меня слово, что я иногда буду навещать его… Так и началась наша, с первого взгляда, довольна странная дружба. Я действительно посещал этого джентльмена сперва с некоторым опасением, думая, что ему что-нибудь от меня надо… Однако он не высказывал никаких требований, давая свою дружбу и покровительство совершенно безвозмездно. Видно, у старика просто был дефицит общения, ему хотелось с кем-то поговорить, а в Монте-Карло, в этой грязной клоаке, такой кандидатуры не находилось… И, скажу без ложной скромности, видимо, такого собеседника он нашел во мне…
     Диего нетерпеливо перебил графа де ла Фронтеру:
     – А что за система?..
     Поморщившись недовольно – Мигель Габриэль очень не любил, когда его перебивали во время рассказа, – он произнес:
     – Знаешь, это еще предыстория… Я ведь обещал рассказать тебе все по порядку?..
     Тот кивнул.
     – Ну да…

0

39

– Тогда слушай, дойду и до системы… Да, так вот – я посещал сэра Генри едва ли не через день и, – чего самое невероятной!.. – за все время мы с ним так ни разу и не поговорили об игре… Говорили о чем угодно – и о Мехико, и о Сикейросе, и Фиделе Кастро, и о Веронике Кастро, о последних переворотах на Южноамериканском континенте, и о наркобизнесе, медильянском картеле, и о женщинах, и о американском протекционизме, и о музыке фламенко… но только не о казино. Он никогда не возвращался к тому разговору, с которого, собственно, и завязалось наше знакомство… И вот, однажды, к моему немалому удивлению он первый завел разговор об игре. Он рассказал очень много любопытного о нравах, обычаях и приемах мастеров рулетки. Я помню ту беседу так, будто бы она произошла всего только несколько минут назад. Он спросил: «Знаете ли вы легенду о черном траурном покрывале, которым накрывают игорный стол, который обанкротился и лопнул от чьей-нибудь очень счастливой игры?.. Да, это действительно правда. Один из каких-нибудь столов в Монте-Карло периодически действительно облекают трауром. Но вовсе не из-за горести, а для ловкой и хитрой рекламы. Ведь такой рассказ о черном столе ходит по всему миру, и служителям рулетки надо только время от времени его освежать»… А ротозеи и балбесы вроде нас с тобой…
     – Я не балбес, – холодно заметил Диего.
     Де ла Фронтера махнул рукой.
     – Я не имел в виду конкретно тебя… Я говорю, что такие люди всегда найдутся. Это же имел в виду и мой новый товарищ…
     – Говорят, что в Монте-Карло иногда случаются самоубийства на почве какого-нибудь очень крупного проигрыша…
     Мигель Габриэль охотно согласился.
     – Да, конечно же… И это тоже своеобразная реклама. Пусть кровавая, но реклама…
     – Реклама?..
     – Дело в том, что известие о самоубийстве немедленно привлечет на Лазурное побережье как минимум несколько десятков богатых безумцев. Ведь у многих страсть к рискованным приключениям заложена от рождения?.. Не отсюда ли охота на тигров и медведей, страсть к альпинизму, к дуэлям, к разного рода авантюрам?.. Но у рулетки нет никакой жалости, никакого сострадания к игроку… Она – машина. Льющиеся в нее миллионы, как все мы хорошо знаем, ничем не пахнут…
     Диего вновь осторожно напомнил:
     – Ты обещал рассказать о том, как этот самый сэр Генри облагодетельствовал тебя…
     – Да, теперь об этом. После того разговора сразу же спросил меня, что я думаю обо всех этих системах. Я ответил, что это чушь собачья, и что рулетку не обманешь… Тогда мой новый товарищ спросил: «Неужели невозможно, немыслимо предугадать падения шарика в ячейку, хотя бы при помощи высшей математики и кибернетики, неужели невозможно рассчитать ее на современном компьютере?.. Тем более, что у рулетки есть свои законы… Например – везет непременно новичку, как вам, Мигель Габриэль, в самый первый раз… Наверное потому, что у каждого человека есть свой ангел-хранитель, который и дает ему выиграть один раз в жизни по-крупному… Везет чаще женщинам, чем мужчинам – вероятно, у них сильнее темные инстинкты неведомого. Везет молодым здоровым людям среднего роста. Везет случайным пьяным, а кто перед игрой специально напьется – тем никогда. Но все это ерунда в сравнении с двумя положениями – во-первых, у казино всегда больше денег, чем у игрока, а во-вторых – при выходе зеро все ставки водопадом низвергаются в чрево казино…»

0

40

– Да, это так…
     – И тут сэр Генри неожиданно сказал: «Но если сумбурному вращению диска противопоставить сильную волю и холодный расчет, то всегда можно выйти если не победителем, то, во всяком случае, не проиграется дотла, как вы..» Полсе этих слов сэр Генри дал мне тысячу франков и сказал, чтобы я попробовал поставить на них…
     Диего, который слушал этот долгий монолог с неослабевающим вниманием, спросил:
     – Он дал тебе свои деньги?..
     Мигель Габриэль кивнул.
     – Совершенно верно…
     – Но ведь ты мог проиграться?..
     Де ла Фронтера кивнул головой, с любезной улыбкой произнес:
     – Совершенно верно… Но тут-то сэр Генри и рассказал мне об этой самой системе…
     Диего весь превратился в слух – впрочем, как и сидевший за соседнем столиком Трехо.
     – Ну и…
     – Его система была проста и изящна, как и все совершенное… Объяснение ее заняло у сэра Генри не более пятнадцати-двадцати минут. В тот же вечер я отправился в соседние Канны – по известным причинам, о которых я тебе только что рассказывал, вход во все игорные дома Монте-Карло был для меня закрыт…
     – Ну, и как?..
     – Я начал с простейших комбинаций: чет-нечет, красное-черное, красное-черное-красное, пас-манк… потом колонки и дюжины. По совету сэра Генри как я только замечал тенденцию к выигрышу, я повышал ставки, как только намечалась полоса проигрышей – снижал… Но не сразу, а в арифметической прогрессии…
     – То есть – в определенной гармонии?.. – уточнил собеседник.
     Похоже на то, что воспоминания о той, вне всякого сомнения, удачной игре, было у Мигеля Габриэля единственным светлым пятном из всей своей жизни в Монте-Карло, и поэтому он впервые улыбнулся не вымученной, не натянуто-резиновой или предупредительной улыбкой, а, как говорится – от всей души.
     – Совершенно верно…

0

41

– А как ты…
     Луис не успел дослушать, чем закончилась эта увлекательная и волнующая история Мигеля Габриэля, и что такое система игры в рулетку…
     Со стороны входа послышался звук висячих бамбуковых шторок. Луис обернулся в их сторону и невольно вздрогнул – на пороге стояли Антонио и Ракель Ломбардо.
     Трехо с большим трудом подавил в себе желание молниеносно вскочить и бить, бить, бить этого типа, бить очень долго, с наслаждением, пока не забьет насмерть… Этого негодяя Антонио Ломбардо, а заодно его молодую красивую жену, эту сволочную Ракель, мстя им за давние и не очень давние обиды. Однако он понимал: самое глупое, что только можно придумать. Осторожно отодвинув стул, на котором сидел, Луис сел к входу спиной, так, чтобы его не могло быть видно…
     На счастье Трехо, ни Антонио, ни Ракель не заметили Трехо. Они уселись рядом, за соседним столиком. Трехо осторожно обернулся – Антонио и его молодая жена весело говорили о чем-то своем. До слуха Луиса долетали только обрывки фраз:
     – …я думаю, этот молодой сеньор – очень порядочный человек…
     – …главное, чтобы они всегда также любили друг друга…
     – …мы всегда им поможем, я так и сказала сегодня за обедом…
     Луис сразу же догадался, что речь идет о Марте и ее женихе де Кастильего.
     «Ничего, – подумал Луис, пряча мстительную улыбку, – ничего, я посмотрю, как вы им поможете через несколько недель… и кто поможет вам, если я сделаю то, что задумал…»
     В этот момент голос Мигеля Габриэля смолк – видимо, он уже закончил свой рассказ о Монте-Карло. Впрочем, Луис Трехо не стал бы дослушивать его за все золото мира – его внимание было устремлено за соседний столик, где разместились Антонио и Ракель…
     Однако на этот раз он не услышал о Марте и ее молодом возлюбленном ни слова – теперь Ракель уже говорила со своим мужем о маленькой Пресьосе…
     Выпив кофе, супруги вежливо раскланялись с доном Хуаном Франциском Сантильяной и, пообещав непременно зайти поближе к вечеру, когда начнется концерт гитарного дуэта «Лас Тровадорес», причем не одни, а с гостями…
     «Надо как-то убрать этого жирного Сантильяну, – размышлял Луис. Исподлобья поглядывая на хозяина траттории. – Но как?.. О, был бы тут теперь Максимилиано, он бы наверняка посоветовал…»
     Луис ненавидящим взглядом посмотрел на ничего не подозревающего Сантильяну.
     «Что же делать?.. – в отчаянии думал он. – Как же мне от него избавиться?..»
     Внезапно Трехо осенила одна идея – настолько простая, что он едва не свалился со стула. Поднявшись из-за столика, он направился на улицу, к телефону автомату…

0

42

http://uploads.ru/?v=Fz0B3.jpg

0

43

http://uploads.ru/?v=2IxzM.jpg

0

44

http://uploads.ru/?v=BQyUa.jpg

0

45

http://uploads.ru/?v=AIKUV.jpg

0

46

http://uploads.ru/?v=O7RfV.jpg

0

47

http://uploads.ru/?v=DasC9.jpg

0

48

http://uploads.ru/?v=d1gxK.jpg

0

49

http://uploads.ru/?v=lNBAr.jpg

0

50

http://uploads.ru/?v=ZW8fx.jpg

0

51

http://uploads.ru/?v=VBLk3.jpg

0

52

http://uploads.ru/?v=uCbXH.jpg

0

53

http://uploads.ru/?v=MIJlP.jpg

0

54

http://uploads.ru/?v=zjm9i.jpg

0

55

http://uploads.ru/?v=NqwFn.jpg

0

56

http://uploads.ru/?v=MRQ8a.jpg

0

57

http://uploads.ru/?v=BLcpE.jpg

0

58

http://uploads.ru/?v=urRXM.jpg

0

59

http://uploads.ru/?v=tNrGH.jpg

0

60

http://uploads.ru/?v=7eNTQ.jpg

0