Форум латиноамериканских сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мануэла. Книга 1

Сообщений 1 страница 30 из 66

1

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

2

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

3

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

4

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

6

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

8

2

Тереза была возмущена до глубины души. На следующий день после приезда Фернандо она встала довольно рано, чтобы распорядиться по хозяйству. Когда брат отсутствовал, ей было все равно, приготовят вовремя завтрак или нет. В крайнем случае она могла всегда с очередным поклонником пойти в ресторан. Но присутствие в доме Фернандо заставляло ее вспоминать о том, что у нее есть некоторые обязанности по отношению к нему. Пока он холост, во всяком случае. Когда женится, — поскорее бы это произошло! — все заботы о нем лягут на плечи жены. Именно поэтому Тереза не скупилась на комплименты в адрес Сильвины, когда их мог слышать Фернандо. Вот и сегодня она вызвала к себе мадам Барнет, чтобы распорядиться относительно завтрака и обеда, и услышала от нее новость, испортившую ей настроение на весь день. Оказывается, ее бывший муж Орландо, которого она  вышвырнула  вон,  явился  ни  свет  ни  заря  за своими вещами и хотел забрать заодно и „мерседес"! У него хватило на это наглости! Хорошо, что Барнет умная женщина и прекрасно разбирается в людях. Она и запретила выпустить Орландо на „мерседесе" из поместья. Приказала закрыть ворота и не открывать до тех пор, пока сама Тереза не даст на это разрешения. Орландо не стал дожидаться встречи с бывшей женой и уехал на такси, забрав чемоданы. Он-то мог знать, как отреагирует Тереза, когда услышит, что он собрался отхватить „мерседес". Мысли о завтраке и обеде сразу же вылетели из головы Терезы, как только она услышала эту новость. Она сидела на диване и раздумывала. А похожая на старую мудрую черепаху мадам Барнет продолжала рассказ о визите сеньора Орландо:
—  Тогда он очень возмутился и заявил, что машина принадлежит ему и мы не имеем права не отдать ему ее. — Барнет с трагическим видом смотрела на Терезу сквозь толстые стекла круглых очков. — На прощанье он пообещал, что не оставит этого дела просто так и будет жаловаться. Он кричал, что подарки обратно не забирают, что вы подарили ему этот автомобиль и теперь он по закону принадлежит ему.
—  Я подарила машину ему, когда он был моим мужем! — возразила Тереза. В ее понятии мужчины делились на две категории: те, что были ее мужьями, они сразу же попадали в число изгоев, и те, что могли стать ими. С последними она еще позволяла себе держаться уважительно. Орландо перестал существовать для нее с минуты развода. — А теперь он мне никто и машина вновь моя! Он ни при чем!
—  Бедный сеньор Орландо! — Мадам Барнет уже давно служила в их семье и могла позволить себе иметь собственное мнение о мужьях молодой хозяйки. Орландо продержался довольно долго — почти два года, и она привыкла к нему. У него был не самый капризный характер, и он никогда не требовал от прислуги слишком пристального внимания к своей особе.
—  И вы еще можете сочувствовать ему? — возмутилась Тереза, слыша причитания служанки. Это обидело ее. Слуги должны мыслить так, как их хозяева. Но ругаться с мадам Барнет было бесполезно. Барнет предпочитала в ответ на выговор, если он не был достаточно справедливым, не отвечать грубостью, а приготовить невкусный обед. Тереза любила хорошо поесть, поэтому и не ссорилась со своей старой служанкой, а скорее оправдывалась перед ней. — Я ведь ему все дала! Я содержала его целых два года, как князя! — Терезу нельзя было обвинить в отсутствии темперамента. Она так горячо доказывала Барнет свою правоту, что постороннему наблюдателю могло показаться: еще немного и она бросится душить служанку. — А он набрался нахальства и связался с какой-то дешевкой! Если бы хоть была красивой, а то похожа на обезьяну! — Тереза увидела спускающегося со второго этажа, где была расположена его комната, брата и закричала, словно призывая его на помощь: — Фернандо! Ты слышишь, что говорит сеньора Барнет?
—  И что же она говорит? — С утра у Фернандо было прекрасное настроение, всю ночь ему снилась Исабель, он решил обязательно встретиться с ней и как можно скорее. Надев пиджак, Фернандо подошел к сестре и сеньоре Барнет.
— Представляешь, с утра приходил этот Орландо и вознамерился забрать „мерседес"! Какое нахальство! Ты согласен со мной? — Тереза словно была уверена, что брат немедленно начнет возмущаться по этому поводу.
—  Да? — удивился Фернандо. — Так что же ему помешало это сделать? Я почему-то всегда был уверен, что „мерседес" принадлежит твоему бывшему мужу.
— Откуда же у него могли появиться деньги на „мерседес", если я подобрала его нищим?! — Теперь Тереза перенесла эпицентр своего воздействия на брата. Этим поспешила  воспользоваться  сеньора Барнет, чтобы ускользнуть от расходившейся  не на шутку хозяйки.
—  Вам больше от меня ничего не надо? — спросила она, пятясь к выходу.
—  Нет-нет, можете идти, - отпустила служанку Тереза взмахом руки. — Позаботься о завтраке для Фернандо. Я не буду есть, у меня напрочь исчез аппетит. — Она дождалась, пока Барнет покинет комнату, повернулась к брату, который тем временем колдовал над модным галстуком. — Какой же он кретин! Да, подарила ему когда-то „мерседес"! Ну и что! Он не имеет права! — Тереза вскочила с дивана и, отчаянно жестикулируя, заходила по комнате. — Жаль, что я не могу заставить его вернуть мне все съеденные им за время нашего супружества деликатесы!
—  Сестренка, мы потом поговорим о твоих заблуждениях относительно Орландо, — сказал Фернандо и направился к выходу. Он понял, что монолог Терезы на эту тему может продолжаться очень долго. — Предупреди Барнет, что я выпью кофе где-нибудь по дороге.
—  Что ты хочешь этим сказать, Фернандо! — бросилась за ним Тереза. — Куда это ты уходишь?
—  Разузнать об одном человеке, — пояснил на ходу Фернандо, стараясь не задерживаться. Он знал свою сестру. Стоит ему остановиться, и она уже не выпустит его из дома.
—  Но ведь мы уже договорились вчера, что все вместе — Антонио, я, Сильвина, Кабреро, ты — с утра встречаемся у нас и идем в кафе! — Тереза недоумевала. Для нее всегда были загадкой люди, которые могли променять приятное времяпрепровождение с друзьями на деловую встречу. Ее брат относился именно к таким людям. Она ведь не могла догадаться, что это вовсе не деловая встреча, а желание увидеться с Исабель.
—  Что значит — договорились? — Фернандо это все начинало раздражать. Он терпеть не мог проводить время в компании так называемой золотой молодежи, отпрысков богатых семей, не знающих, как убить время. — А меня кто-нибудь спросил, хочу ли я этого? — Он изменил тактику и уже не убегал от сестры, а наступал на нее.
—  Фернандо, ну пожалуйста, — уговаривала его Тереза, пятясь в глубь комнаты. — Ведь ты толь¬ко что вернулся после долгого отсутствия. Все хотят видеть тебя, встретиться с тобой, поговорить. И потом... — Тереза лукаво улыбнулась. — нельзя же ее держать все время в подвешенном состоянии! Так  нечестно!
—  Кого ты имеешь в виду? Сильвину? — Фернандо абсолютно не нравилась подруга сестры, и он лишь из вежливости поддерживал с ней дружеские отношения.
- Ну   да!   Она   сделала   себе  новую  прическу   и хочет,   чтобы   ты   обязательно  увидел   ее  такой   неотразимой,   нарядной,   ухоженной,   то   есть   во   всей красе!
—  Ради Бога, Тереза! — воскликнул отчаявшийся Фернандо. — Избавь меня от этого удовольствия. Ты становишься похожей на маму с ее манией сводничества.
—  Дорогой, я ведь могу подумать, что ты в столь молодом возрасте перестал интересоваться женщинами. Хорошо бы — одна я, но ведь и другие могут заметить это! — Тереза не отступала. Вчера она дала слово Сильвине, что обязательно постарается решить ее проблему с Фернандо в ближайшие дни.
— Ты ошибаешься! — рассмеялся Фернандо, правда, смех его прозвучал немного деланно. — Как раз сейчас я очень интересуюсь одной женщиной и иду  разузнать о  ней хоть что-нибудь.
— И кто же это? — Любопытство пересилило все остальное, и Тереза сейчас же успокоилась. — И кто же это? — Глаза ее просто горели от любопытства.
—  Одна девушка, — пояснил Фернандо. — Она относится к тем, кого, увидев однажды, уже не забудешь никогда. — И он решительно направился к двери.
—  Подожди! — протянула к нему руки Тереза. — Не уходи, ты должен мне все о ней рассказать, Фернандо! Подожди, не уходи! — Но брата и след простыл, Тереза осталась в гостиной одна.

0

9

Исабель старалась не смотреть на стоявшую рядом с ней перед дверью в комнату мадам Герреро Бернарду. Хотя последняя и пыталась заговорить с ней, Исабель просто не отвечала, гордо подняв голову, и ждала появления из спальни матери доктора Вергары, который вот уже минут двадцать как вошел туда. Наконец со свойственной ему стремительностью он вышел в коридор. В руках у него был неизменный чемоданчик с лекарствами и инструментами.
—  Как она, доктор? — бросилась к нему Исабель.
—  Сейчас мадам будет спать, — ответил доктор Вергара. — Твое возвращение, девочка, очень подействовало на нее, взволновало. А это не проходит бесследно в таких случаях, как у мадам Герреро.
—  Тебя очень долго не было дома, Исабель, — вступила в разговор Бернарда, — а я уже несколько последних месяцев вижу мадам подавленной. — Она посмотрела на доктора. — Сеньор Вергара может подтвердить мои слова.
—  Это действительно так, — кивнул доктор.
—  Мне необходимо поговорить с вами, сеньор, — обратилась к доктору Исабель, давая понять, что разговор должен происходить один на один.
—  Да-да, конечно, — согласился доктор и направился к лестнице, ведущей на первый этаж. Исабель пошла за ним, так и не взглянув на Бернарду. А последняя проводила их взглядом, в котором читались тоска и боль. Бернарда даже не попыталась пойти вместе с ними. Она тоже поняла намек Исабель.
—  Что с ней, доктор? — спросила Исабель, когда они уже спускались по лестнице и Бернарда не могла услышать, о чем они говорят.
— Были проблемы с сердцем, — пояснил доктор. — Но ты это знаешь.
—  Но я никогда не видела, чтобы это проявлялось так резко, — возразила Исабель. — У меня подозрение, что ко всему прочему добавилось нечто еще? — Она подняла на доктора свои огромные глаза в ожидании ответа. Эти глаза умоляли доктора сказать всю правду. — Мне всегда казалось, что болезнь матери относится к тем хроническим заболеваниям, с которыми люди могут жить долгие годы.
—  Но ведь даже такие хронические болезни, — пожал плечами доктор, — как ты их называешь, однажды могут привести к кризису. Твоя мать очень сильный и гордый человек. Она всегда старалась скрыть от окружающих тяжесть своей болезни.
—  Садитесь, пожалуйста, доктор, — показала рукой на кресло Исабель и сама присела рядом. Их разделял изящный журнальный столик, сработанный под старину. Они не торопились продолжать этот невеселый разговор. Молчание прервала Исабель. Она с трудом решилась на этот вопрос: — Скажите мне, доктор, сколько осталось жить моей маме? Только откровенно. Не бойтесь, если надо, никто не узнает от меня этого.
—  Трудно ответить на ваш вопрос, сеньорита, — глубоко вздохнув, ответил доктор Вергара. — Я сразу же рекомендовал госпитализацию, но... — Он развел руками, словно констатируя совершившийся факт.
—  Что — но? — насторожилась Исабель.
—  Бернарда была против госпитализации.
—  Против? — Исабель была поражена.
—  Да, — кивнул доктор.
— Но почему?  — Исабель  ничего  не  могла  понять. Что-то происходило в ее родном доме, но что — было для нее тайной за семью печатями и никто не торопился открыть ей  эту тайну.
—  Понимаете, сеньорита, — начал осторожно доктор. — На свете существует категория людей, которые почему-то думают, что только они могут ухаживать за своими близкими.
—  И вы не настаивали? — возмутилась Исабель.
—  Конечно, настаивал, — улыбнулся ее наивности доктор Вергара. — Но одно время ей стало немного полегче, и я перестал спорить с Бернардой.
—  Вы что же, доктор, — вскочила с кресла Исабель, — слушаете каждую чокнутую служанку? — Исабель была вне себя от гнева. Она не могла понять, почему мнение Бернарды в данном случае оказалось решающим.
—  Успокойся, Исабель, успокойся, — доктор Вергара печально, без всякой обиды смотрел на нее, и этот взгляд заставил девушку прийти в себя.
—  Извините меня, пожалуйста, доктор, — прошептала она виновато и вновь опустилась в кресло.
—  Я не хочу, чтобы ты подумала, будто госпитализация совершенно необходима в данном случае, — продолжал доктор. — Иногда гораздо полезнее не лишать больного привычного окружения. И вот что я тебе скажу: что сейчас, когда ты вновь здесь, твоей  матери лучше оставаться дома.
—  Не понимаю вас, доктор, — покачала головой Исабель.
—  Твое волнение, Исабель, вполне естественно, и, поверь, я искренне сочувствую. — Доктор помолчал, стараясь не смотреть на расстроенную девушку. — Это действительно тяжело, особенно в твоем возрасте, столкнуться с неизлечимой болезнью любимого человека. Но, увы, — таков закон жизни. Родители должны умирать раньше своих детей. Я знаю, что хоть ты и понимаешь это умом, сердцу твоему от этого не легче.
—  Знаете, доктор, и все-таки я остаюсь при своем мнении. Конечно, моя мама, как вы говорите, старалась скрывать от нас всех свое состояние, но сейчас появилось нечто другое, что действует на нее куда сильнее самой болезни.
—  Что именно, Исабель? Если бы я хоть приблизительно знал причину ее нервного срыва, я бы мог помочь. — Доктор Вергара ждал ответа, но чувствовал, что Исабель не может сказать ему ничего конкретного. Ведь она только вчера вернулась после долгого отсутствия.
—  Не знаю, доктор. — Исабель задумчиво перебирала свои золотистые волосы. — Пока не знаю. Но у меня есть предчувствие, что должно случиться нечто ужасное.
—  Не следует так все драматизировать, Исабель, — попытался успокоить ее доктор. — Может быть, это все оттого, что ты не придавала до сих пор большого значения болезни матери. А сейчас столкнулась с ней лицом к лицу и поняла, что смерть может прийти к ней, к этой любимой тобой женщине.
—  Не знаю, так ли это, доктор. — Похоже, слова доктора не рассеяли сомнений и тревоги Исабель. Она продолжала говорить и не столько, может быть, для сидящего напротив нее доктора, сколько для себя самой. — Иногда даже молчание Бернарды делает ее какой-то странной, непонятной и чем-то угрожает.
—  К сожалению, мне надо идти, Исабель. — Доктор снял и протер свои очки. Похоже, что опасения Исабель относительно Бернарды не произвели на него особенного впечатления. Он поднялся и сверху вниз посмотрел на Исабель. — Постарайся понять, что ты очень долго отсутствовала и отвыкла от своего дома. Может быть, в нем и не изменилось ничего, а изменилась ты сама. Ты выросла. Ну, мне пора! — Он направился к двери.
—  Я провожу вас, доктор. — Исабель поспешила за ним.
—  Исабель, я хочу тебе кое-что посоветовать, — задержался  в  прихожей  сеньор Вергара.  —  Постарайся выяснить сейчас, что же именно мадам Герреро, как ты мне говорила, скрывает от тебя. Ты не должна оставлять в своей душе места ни сомнениям, ни подозрениям. Иначе они всегда будут преследовать тебя и превратят твою жизнь в кошмар.
—  Спасибо за совет, доктор, — поблагодарила Исабель сеньора Вергара и коснулась губами его щеки. Дождавшись, когда за доктором закроется дверь, Исабель медленно вернулась туда, где они только что беседовали, и тяжело опустилась в кресло. Ей не давал покоя настойчивый совет доктора выяснить все как можно скорее. Но как это сделать? Захочет ли мать пойти на откровенный разговор? Или придется требовать правды от Бернарды? Исабель была, словно путник, перед несколькими дорогами, из которых надо выбрать одну правильную.
Пока Исабель внизу говорила с доктором, Бернарда неслышно подошла к двери, ведущей в комнату мадам Герреро, и прислушалась. За дверью стояла тишина. Тогда она тихонько толкнула ее, и та отворилась. Серой тенью Бернарда скользнула в глубь комнаты. Подошла к кровати мадам Герреро и долго стояла, наблюдая за больной. Мадам лежала с закрытыми глазами, и нельзя было понять, спит она или притворяется.
—  Вы должны выполнить свое обещание, — заговорила Бернарда, умоляюще сложив руки перед собой. — Вы не можете умереть, не сдержав своего слова. — По щекам Бернарды катились слезы. Так же бесшумно она покинула комнату мадам Герреро, уверенная в том, что последняя слышала ее слова.

0

10

Фернандо не долго думал над тем, как ему найти Исабель. Он сразу же вспомнил о молодом человеке по имени Эмилио, встречавшем ее в аэропорту. Ведь они когда-то были немного знакомы по клубу верховой езды. Вполне вероятно, что этот Эмилио продолжает занятия в клубе. А если и нет, Фернандо без труда может узнать его адрес у секретаря.
После бурного разговора с сестрой Фернандо с облегчением вырвался из дома и уже через полчаса был на территории клуба верховой езды. Оставив машину на стоянке, он прошел на места для зрителей и стал искать глазами среди жокеев Эмилио. Здесь было довольно многолюдно. Как видно, верховая езда привлекала многих. Мимо Фернандо проезжали и совсем юные подростки, и уже взрослые и даже пожилые любители этого вида спорта, к которому и сам Фернандо когда-то был неравнодушен. И вот наконец, он увидел того, кого искал.
—  Эмилио! Эмилио! — закричал Фернандо, размахивая над головой руками.
Эмилио, услышав свое имя, гарцевал на лошади, стараясь рассмотреть человека, который его звал.
Наконец он увидел Фернандо, узнал его, улыбнулся и, приветствуя рукой, направился к служителю клуба, чтобы отдать ему лошадь. На Эмилио были высокие сапоги для верховой езды, светлые брюки и куртка. Костюм довершала жокейская шапочка с козырьком.
Подойдя к Фернандо, он улыбнулся ему и присел рядом. Снял перчатки.
—  Привет, как дела? — спросил он у Фернандо.
—  Нормально.
—  Что, еще одна случайность? — полюбопытствовал Эмилио, намекая на встречу в аэропорту. — То мы не видимся годами, а то дважды в течение двух дней. Впечатляющая случайность. — Похоже, Эмилио догадывался о причине посещения Фернандо и не очень-то рад был такому возобновлению знакомства.
—  А кто тебе сказал, что стоит верить в случайности? — улыбаясь, ответил вопросом на вопрос Фернандо. Ему было ясно, что Эмилио просто так не уступит Исабель. И вряд ли скажет, как ее найти.
—  Я что-то не очень тебя понимаю. — Эмилио ждал от Фернандо разъяснений.
—  Я пришел поговорить с тобой, — начал последний.
—  Я догадываюсь: ты пришел сюда не из-за того, что у тебя вдруг воскресла страсть к конному спорту, — усмехнулся Эмилио.
—  И это тоже есть. — Фернандо встал, приглашая Эмилио пройтись немного. Они прогуливались вдоль трибун, в этот час совершенно пустых. Фернандо никак не мог перевести разговор на Исабель. Поэтому молодые люди сначала поговорили о работе каждого из них, потом обсудили еще несколько отвлеченных вопросов, а Фернандо все не решался переключиться на нужную ему тему. Наконец Эмилио не выдержал и спросил его напрямик:
—  Послушай, мы уже поговорили и о твоей работе, и о моей, и о твоей поездке в Калифорнию, и об очередном разводе твоей сестры, но я думаю, ты пришел сюда не ради этого.
—  Ну, в общем, ты прав, — согласился Фернандо. — Скажи, эта девушка, которую ты встречал в аэропорту и с которой я летел в самолете, Исабель, да, так ее, кажется, зовут? — замялся Фернандо.
—  Да, ее зовут Исабель, — без особой радости подтвердил Эмилио, порядком утомленный долгим разговором.
—  А ты давно ее знаешь? — полюбопытствовал Фернандо.
—  Давно, — кивнул Эмилио.
—  Давно, это сколько? — Фернандо укололо чувство  ревности и  зависти  к Эмилио.
—  По времени пару лет, а по чувствам гораздо больше, — ответил Эмилио.
—  Как-как ты сказал? — не понял Фернандо. Ему необходимо было точно знать, что было между Эмилио и Исабель? Как она сама к нему относится? Свободна она или  нет в своих чувствах?
—  Я влюблен в нее, — пояснил Эмилио.
Они решили продолжить беседу в более удобном месте, чем площадка для занятий верховой ездой. Эмилио переоделся — как у постоянного члена клуба, у него был свой шкаф. Молодые люди отправились в небольшой уютный ресторанчик неподалеку от клуба и заказали себе спиртного и кофе.
—  Я ведь тебе не сказал, что Исабель моя невеста, ты неправильно меня понял. — Эмилио нравился этот Фернандо, и он не видел ничего плохого в том, что немного откровенничал с ним. Тем более что Исабель очаровала и Фернандо. Это их делало и друзьями и соперниками. Но в конце концов решающее слово все равно останется за Исабель. — Я только тебе сказал, что влюблен в нее. А это разные вещи.
—  Объясни  мне, — попросил его Фернандо.
—  Понимаешь, — начал Эмилио, — это не так все просто и  в двух словах не объяснишь.
—  Ничего, мне спешить некуда, — успокоил его Фернандо и заказал еще по стаканчику  спиртного.
—  Она очень долго училась в Калифорнии, — продолжал Эмилио, — и поэтому наши отношения возобновлялись лишь во время ее каникул, когда она приезжала домой. А времени на меня у нее всегда не хватало. В Буэнос-Айресе у нее на первом месте проблемы с матерью, дом и  прочее.
—  Но, думаю, — предположил Фернандо, — ей известно о твоих чувствах?
—  Не знаю, — пожал плечами Эмилио. — Вполне возможно, а может быть, и нет. Прошло столько времени с тех пор, как мы встречались в последний раз. А сейчас опять не слишком удачное время для выяснения отношений. Эта болезнь ее матери, сеньоры Герреро. Если вдруг ее не станет, Исабель придется  решать совсем другие проблемы.
—  А какого рода проблемы могут возникнуть у Исабель? — полюбопытствовал Фернандо. — Ведь рано или поздно все родители покидают своих детей.
—  Ну, во-первых, Исабель останется совсем одна, — начал рассуждать Эмилио. — Ведь у нее, кроме  матери,  нет  близких  родственников.  Лишь дальняя  родня  во  Франции.  Какие-то  двоюродные братья или что-то в этом роде.
—  М-да... — Для Фернандо это были действительно новые сведения об Исабель.
—  С другой стороны, — продолжал Эмилио, — я поинтересовался финансовым положением мадам Герреро. — Он помолчал. — Увы, они тоже не блестящи.
—  Невероятно, — невесело улыбнулся Фернандо. — Финансовые проблемы и многое другое, о чем не подозревает Исабель, но что может обрушиться на нее в скором будущем, обсуждаем мы с тобой, а не она.
—  Могу сказать тебе, что ее отец когда-то оставил довольно большое состояние, но сеньора Герреро не смогла распорядиться им как следует, — Эмилио продолжал откровенничать. Может быть, потому, что это было необходимо в первую очередь ему самому, а не Фернандо. — Путешествия в Европу, многочисленная прислуга, обучение в лучшем закрытом колледже Калифорнии. Иными словами, жили на широкую ногу, далеко не по тем средствам, которые у них оставались.
—  А как ты думаешь, — спросил задумчиво Фернандо, — Исабель догадывается об этих затруднениях?
—  Почти наверняка могу тебе сказать, — подумав, ответил Эмилио, — что Исабель ничего об этом не знает. — Они долго молчали, прикладываясь время от времени к стаканам. Эмилио взглянул с улыбкой на Фернандо и спросил: — Ну что, я думаю, ответил на все твои вопросы относительно Исабель?
—  Да, — кивнул Фернандо, сложив на груди руки. — Но есть еще одно, что я хотел бы узнать.
— И что же? — Эмилио не отвел своего взгляда.
—  Адрес Исабель, — улыбнулся Фернандо. — Я до сих пор так и не узнал, где она живет.
—  Думаю, что во время этой долгой беседы... — начал Эмилио, затем остановился и уточнил: — Во время этого долгого допроса ты от меня кое-что утаил, тогда как я с тобой был откровенен.
—  Что именно? — удивился Фернандо.
—  В связи с чем возник твой большой интерес к Исабель?
—  Я мог бы тебе сказать, что речь идет о возможной крупной торговой сделке между семьей Герреро и моей фирмой, — ответил Фернандо.
—  В это не поверит даже грудной младенец! — воскликнул Эмилио.
—  Поэтому-то я и не говорю тебе этого, — закончил мысль Фернандо. — Я мог бы тебе сказать, что Исабель, когда летела со мной в самолете, забыла там шарфик, и я хотел бы вернуть его ей. — И он опять замолчал, ожидая, какая последует реакция со стороны Эмилио.
—  Исабель никогда не носила шарфиков, — не заставил себя ждать с ответом Эмилио.
—  Именно потому я не говорю тебе и этого. И раз ты был откровенен со мной, я хочу отплатить тебе тем же. — Он прямо посмотрел в глаза Эмилио. — Исабель мне нравится, очень нравится. И я хотел бы знать о ней все. И еще, — добавил он, — я очень хочу, чтобы она стала как можно скорее моей  невестой.

0

11

Тереза словно с ума сошла с новым своим возлюбленным, итальянцем Марчелло, очень красивым молодым человеком, немного моложе самой Терезы. Она забыла с ним все правила приличного поведения в общественных местах и скорее напоминала пятнадцатилетнюю девчонку, чем женщину тридцати лет, имевшую уже не одного официального мужа.
Они бродили с Марчелло по городским улочкам, заходили в маленькие кафе выпить чашку кофе, целовались при всех на улицах, если им этого хотелось, а хотелось им этого каждые пять минут. Порой Тереза снимала свои туфли на высоком каблуке и бегала босиком по газонам.
Она и думать забыла о „мерседесе", который хотел забрать у нее бывший муж Орландо, да и о нем самом тоже забыла. Наконец усталые, но счастливые, голодные, они решили остановиться в небольшом кафе и перекусить. Столики этого кафе располагались под открытым небом на площадке, огороженной изящной решеткой. Кафе пряталось от солнечных лучей в тени больших деревьев. Под их густыми кронами было прохладно и уютно.
—  Спасибо, — поблагодарила Тереза своего кавалера, когда тот помог ей сесть за стол. Она вела себя жеманно, продолжая игру в юную девочку.
—  Незабываемый день, просто потрясающий день, — говорил Марчелло, потягиваясь на соседнем стуле. — Честное слово, Тереза! И все это благодаря тебе!
—  Ты еще не знаешь, сколько у нас впереди дней, прекраснее, чем этот! — Тереза нагнулась к нему и провела рукой в тонкой перчатке по его щеке, тронула пальцем нижнюю губу. Ее глаза томно и многообещающе смотрели на Марчелло из-под широких полей шляпки. — И не только дней, мой дорогой, но и ночей, — добавила она, и оба рассмеялись.
—  Их не так много, как ты думаешь, любовь моя, — печально возразил Марчелло.
—  С чего это ты взял? — Тереза приняла его сообщение за очередной розыгрыш и приготовилась смеяться.
—  Потому что мне срочно надо вернуться в Италию. К сожалению, у меня есть обязательства перед моей фирмой. Что делать, дорогая, в нашем ужасном  мире работа и  карьера  превыше всего.
—  О, дорогой, — огорчилась Тереза, — но ведь ты не будешь утверждать, что сердечные обязательства менее важны для тебя, чем какие-то деловые? — Она прильнула к Марчелло и гладила его, словно  персидского  кота.
—  Обещаю тебе очень быстро вернуться обратно.  Ни  одного  лишнего дня  не  проведу  в  Италии. И опять же, — Марчелло хлопнул ладонью себя по лбу, словно его осенила блестящая идея. — Ты сможешь приехать ко мне и навестить меня в Италии. Мы будем там жить в моем уютном маленьком домике в горах. О, как мы там будем с тобой счастливы! Никто  не сможет нам  помешать!
—  Но живем-то мы с тобой сейчас, Марчелло, в эту минуту, а не потом! — капризно запротестовала Тереза. Она была из тех женщин, что привыкли получать желаемое немедленно. — Ну, пожалуйста, Марчелло, не уезжай, — начала просить она, надув обиженно губки.
—  Да я и сам не хочу уезжать! — с раздражением ответил Марчелло. Он оглянулся и заметил, что посетители кафе обращают на них внимание: слишком шумно они вели себя в этом тихом заведении.
—  Так не уедешь! — обрадовано захлопала в ладоши Тереза. Она поцеловала его несколько раз в губы быстрыми легкими поцелуями и еще раз проворковала: - Оставайся, дорогой!
—  Не могу, —  покачал головой  Марчелло.
—  Но почему? — Тереза чувствовала, что у нее начинает портиться настроение. Она привыкла, чтобы ее желания выполнялись.
—  Потому что не могу, — упрямо пожал плечами Марчелло. Он вытащил из кармана пачку сигарет, предложил закурить Терезе. Но та молча встала и направилась к выходу. — Тереза, Тереза, вернись! — позвал Марчелло, но так и не дождался от нее ответа.

Бернарда сидела за кухонным столом и подводила баланс в своей бухгалтерской книге. Ей это удавалось с трудом. Слишком много тяжелых мыслей вертелось в голове, чтобы цифры правильно поддавались подсчетам. Она подолгу застывала с ручкой наготове над какой-нибудь записью, потом приходила в себя и мучительно вспоминала, что же это за цифра перед ней.
Рядом гладила белье Чела и без передышки болтала, отвлекая и еще больше раздражая Бернарду. Женщина знала, что останавливать Челу бесполезно. Служанка все равно через минуту забудет о том, что ее болтовня всем надоела, и продолжит работать языком. Сейчас ее интересовала личная жизнь сеньориты  Исабель.
—  Бернарда, как ты думаешь, есть у Исабель жених? — Рискуя прожечь простыню, она отвернулась от гладильной доски и ждала от Бернарды ответа.
—  Это не твое дело, — отрезала Бернарда, решившая не  церемониться  со  служанкой.
—  Будь у меня деньги на такое постельное белье, женихи бы в очереди стояли! — воскликнула Чела,  складывая отутюженную  простыню.
—  Что ты делаешь? Да как же ты смеешь сравнивать себя с Исабель! — Бернарда даже подскочила с места и отняла у Челы простыню, которую та еще держала в  руках.
Чела испуганно отпрянула в сторону, выпустив простыню и с удивлением глядя на Бернарду. Она не ожидала столь бурной реакции. Это ее даже немного испугало. Чела придерживалась мнения, что вся прислуга, независимо от возраста и положения, должна стоять друг за друга. А Бернарда поступила с ней не так, как служанка, пусть и старшая, а как член хозяйской семьи. Чела проводила удивленным взглядом разгневанную Бернарду, которая, что-то бормоча про себя, вышла из кухни, предварительно заперев книгу расходов в один из ящиков комода.
Исабель сидела в своей комнате, увлеченная приведением в порядок собственного архива — по большей части милых сердцу мелочей: писем, записок, вырезок из газет о любимых кинозвездах. Что-то она оставляла на память, что-то откладывала в сторону, чтобы выбросить. Она и не заметила, что провела  за этим занятием более двух часов.
Внезапно Исабель услышала чьи-то неторопливые шаги в гостиной и через полуоткрытую дверь увидела, что идет Бернарда. Та направлялась к лестнице, ведущей на второй этаж. Исабель насторожилась, отложила в сторону бумаги, решила проследить за тем, что будет делать Бернарда. События последних дней не позволяли ей относиться к старой служанке с тем доверием, которое она испытывала к ней прежде.
Бернарда поднялась на второй этаж. Исабель вышла из комнаты и последовала тихонько за ней. На душе у девушки было тревожно. У самой лестницы, ведущей на второй этаж, она задержалась. Уже сама мысль о том, что ей приходится следить за Бернардой, была неприятна ей. Но, переборов себя, она двинулась наверх. Тревога за мать оказалась сильнее мысли о том, как ее поведение выглядит с точки  зрения  этики.
Бернарда направилась не в комнату мадам Герреро, а в другую. Исабель, резко распахнув двери, застала ее за разборкой постельного белья в большом трехстворчатом шкафу. Появление Исабель было неожиданным для Бернарды, и  она  вздрогнула.
—  Как ты напугала меня, — с облегчением вздохнула женщина, увидев, что это Исабель. — Проходи, садись, — указала она на стул возле небольшого столика.
—  В этом нет необходимости, — почти враждебно ответила Исабель. — Ты мне должна кое-что объяснить.
—  Спрашивай. — Бернарда поняла, что Исабель сейчас начнет не очень приятный для нее разговор, но она уже так устала от той борьбы, которую вела, что ей хотелось как можно скорее покончить со всем.
—  Почему ты запретила госпитализировать мою мать? — требовательно спросила Исабель. Она уже не была той наивной и впечатлительной девочкой, к которой все так привыкли. Исабель повзрослела за те  несколько дней, что  находилась дома.  Слишком много   информации,   заставляющей   принимать   решения  именно  ей  самой, обрушилось  на нее.
—  Она  сама  не захотела, — ответила Бернарда.
—  Ты лжешь! — крикнула Исабель. Ей еще трудно было чувствовать себя равной со взрослыми, поэтому она излишне нервничала. — Доктор Вергара сказал мне, что он настоятельно советовал положить маму в больницу, но ты ему не позволила это сделать.  Почему?
—  Доктор Вергара, — закивала головой Бернарда, — но ты прекрасно знаешь, как ненавидит больницы мадам Герреро. Ей легче умереть, чем оказаться там. Больница — это конец борьбы с болезнью, которую она ведет вот уже много лет.
—  Говори все, что угодно, я уже тебе не верю. Если человек болен, надо делать то, что рекомендует врач. Ты должна была сделать так, как требовал доктор Вергара. Ты слишком много берешь на себя!
—  Исабель! — умоляюще воскликнула Бернарда. Ей было мучительно больно выслушивать все эти упреки от  Исабель.
—  Я же дочь! Я имею право требовать и проверять! Почему ты не позвонила мне сразу же в Калифорнию, чтобы этот вопрос решала я сама, а не ты, человек посторонний! — Она словно хлестала Бернарду  по лицу.
—  Я считала, что сделала все необходимое в тот момент, — стушевалась Бернарда, услышав слово „дочь". — С тех пор, как я служу в этом доме, я всегда поступаю так, как считаю разумным в том или ином случае. И ни разу мои поступки не причиняли вреда, они приносили только пользу. — Она обиженно отвернулась от Исабель, чтобы та не увидела ее слез.
—  Об этом я тоже хочу поговорить, — Исабель держалась очень независимо и решительно. — Что происходит в последнее время между тобой и моей матерью?
—  Зайди... — после длительной паузы тихо попросила  Бернарда.   Она  отошла  в  сторону,  давая возможность  Исабель  пройти   в   глубь   комнаты.   Но та не сдвинулась с места.
—  Я   хочу,   чтобы   ты   говорила   в   ее   присутствии,  —  твердо  произнесла  девушка  и,  повернувшись, ушла.
Приоткрыв соседнюю дверь, она увидела, что мадам Герреро проснулась. Исабель вошла к ней и присела на край кровати. Ей все порядком надоело и появилось горячее желание раскрыть сейчас же все тайны. Исабель склонилась над матерью и спросила:
—  Мама, правда, что ты сама отказалась от госпитализации, на которой настаивал доктор Вергара? Ответь мне, пожалуйста, но с одним условием. Я хочу услышать только правду.
—  Что? Меня хотят положить в больницу? — Мадам Герреро, несмотря на свою слабость, даже приподнялась с подушек. Она не поняла вопроса дочери.
—  Нет-нет, — поспешила успокоить ее Исабель. — Я имею в виду то время, когда меня не было дома. Ты знала об этом или нет? Доктор Вергара пожаловался мне, что Бернарда не позволила ему этого сделать. Хотя с его точки зрения госпитализация была просто необходима.
— Да, я знала, — опустилась на подушки мадам Герреро. Она успокоилась, услышав о том, что никто не собирается разлучать ее с Исабель. — Но это было сделано по моей личной просьбе, — пояснила она.
—  Почему ты так поступила, мама? — воскликнула Исабель, не видя логики в решении матери. — Неужели ты не доверяешь доктору Вергаре? Ведь он лечит тебя уже много лет и ты никогда не жаловалась на  него.  Ты  перестала ему доверять?
—  Нет, не поэтому. Причина совсем в другом. — Вокруг глаз мадам Герреро легли иссиня-черные круги, а лицо так исхудало, щеки так ввалились, что было больно на нее смотреть. — Я очень боялась, что  буду лежать в больнице,  когда ты  вернешься, — шепотом продолжала она. Внезапно мадам Герреро опять приподнялась с подушек. — Исабель, вот еще что: я не хотела, чтобы ты оставалась наедине с Бернардой. — Последнее прозвучало уже совсем зловеще. Исабель стало страшно. А мадам Герреро снова без  сил упала  на подушки.

0

12

Марчелло удалось догнать Терезу у стоянки такси. Она уже собиралась сесть в машину. После недолгих уговоров Тереза пошла на уступки и решила не уезжать. А несколько поцелуев довершили дело. Они с Марчелло вновь пошли по улицам города. Но это было уже не то что до ссоры. А может быть, так казалось, потому что и день клонился к закату. Солнечные лучи были уже не так ярки, на улицах появилось больше народу, наступил час пик.
Тереза все больше капризничала. Она устала. Марчелло удалось уговорить ее зайти еще в одно небольшое заведение, итальянский ресторанчик, в котором он обожал перекусывать, когда бывал рядом. Они выбрали столик, и Марчелло заказал пиццу. Пока заказ выполнялся, влюбленные выпили по бокалу легкого вина.
—  Марчелло, — возобновила свои уговоры Тереза. — Ну не настаивай на этой глупой поездке в Европу. Я даже уверена, ее можно перенести на более отдаленный срок. Тогда и я отправлюсь вместе с тобой. Тебе будет там не так скучно. — Она приподняла его лицо за подбородок и заглянула ему в глаза. — Я что, больше уже не нравлюсь тебе? — надула она губки. — А ведь совсем недавно ты клялся мне в вечной любви и в готовности ради нее пойти на все. А теперь не можешь выполнить такой простенькой просьбы: всего лишь на несколько недель  отложить  поездку.
—  Понимаешь, Тереза, есть вещи, которые нельзя откладывать. Бизнес, которым я занимаюсь, принадлежит не только мне.
—  Даже если я скажу, что ты мне более чем дорог?  —  изумленно отодвинулась  от  него  Тереза.
Последняя фраза ее прозвучала так, словно она делала Марчелло предложение. С точки зрения Терезы этим нельзя  было  пренебречь.
—  Тереза, — взял ее за руки Марчелло. — Не ты одна хочешь, чтобы наша любовь продлилась как можно дольше. Я просто не знаю, как мне тебя убедить в этом. Как сделать, чтобы ты поверила? Я должен ухать. Эта поездка была запланирована очень давно. От этой поездки и от меня сейчас зависят дела  очень многих людей,  понимаешь?
—  И все равно я не сдаюсь! Я не понимаю важности этой поездки и буду бороться против нее до конца. Время у меня еще есть, не так ли, милый? — И она с улыбкой дала понять возлюбленному, что просто так ему не удастся от нее отделаться. — Время все расставит по местам в отношениях людей, которые так сильно нравятся друг другу, — все так же с дьявольски многообещающей улыбкой продолжала она. — Договорились? — И, увидя обреченное выражение лица Марчелло, победно хлопнула в ладоши и крикнула на весь зал: — Официант! Шампанского! Обожаю пить шампанское с тем, кто мне очень нравится!

Фернандо сидел в своем кабинете и изучал бумаги торговой сделки, которая должна была произойти с американской фирмой через несколько дней. Именно из-за этой сделки он и провел некоторое время в Штатах. А потом случай помог ему познакомиться с Исабель. Подумать только, что если бы он не поехал тогда на машине и не заблудился с другом, то никогда не увидел бы Исабель. От этой мысли ему в последнее время становилось плохо. Внезапно его размышления  прервал решительный стук в двери
„Это может быть только Тереза, — подумал Фернандо. — Лишь она может позволить себе в этом доме стучать  в любую дверь,  как хозяйка"
—  Войдите! — крикнул он.
—  Ба! Что ты тут делаешь в одиночестве и в полумраке? — воскликнула Тереза, застыв на пороге комнаты. — Барнет сказала мне, что ты уже давным-давно дома. Почему ты вот так сидишь и не готовишься? — Она окинула кабинет брата взглядом, в котором было недоумение. Она недолюбливала эту комнату. Все здесь раздражало ее. И строгая мебель, располагающая к серьезным размышлениям, и  множество  шкафов и  полок, полных  книг.
—  А что я должен, по-твоему, делать? — поинтересовался Фернандо, откладывая в сторону бумаги.
—  Как что? — возмутилась Тереза и прошла к стулу, стоящему напротив стола. — Тебе необходимо переодеться. Вот-вот придут Сильвина и Антонио!  Пойдем вместе куда-нибудь, поужинаем.
—  Куда решили пойти? — спросил Фернандо. Ему не очень хотелось куда-то идти сейчас. Он с удовольствием  обошелся  бы чашкой  кофе.
—  Еще не решили. Антонио предлагает пойти или в „Ля Фаролло", или в новое кафе в Сан-Тельмо. — Тереза с удивлением наблюдала за тем, как брат с неохотой подымается, подходит к столику со спиртными напитками и наливает себе на донышко бокала. „Что-то странное с ним стало происходить после поездки в Штаты", — думала она. — Что с тобой случилось? Ты в последнее время словно вареный  картофель, того и  гляди  рассыпешься.
—  Ты опять? — Фернандо с раздражением обернулся к сестре. Он терпеть не мог, когда пытались влезть к нему  в душу.
—  Но ведь раньше ты всегда с превеликим удовольствием отправлялся куда угодно, — оправдывалась Тереза, — а если с красивой женщиной, то тем более. Но сейчас все изменилось, и я вправе как сестра волноваться за тебя. Может быть, ты заболел?
—  Ну, если ты говоришь о Сильвине, как о привлекательной женщине... — Фернандо не договорил наступила многозначительная пауза. Он вернулся на свое место, пригубив бокал с вином.
—  Что?  —  Тереза  была   просто   в  шоке.   —  Ты хочешь сказать, что тебе вообще не нравится Сильвина, что  она  не привлекательная?
—  Привлекательная, — кивнул Фернандо. — Но именно  сейчас мне хочется  поменять тип...
—  Женщин? — закончила за него Тереза.
—- Нет, не женщин, а отношений, — уточнил Фернандо. — До сих пор все мои связи с женщинами были так, просто, между делом, лишь бы поразвлечься к больше ничего. И тех женщин, с которыми я развлекался,  вполне устраивало  это.
—  Фернандо, — возразила Тереза с непонятной для него радостью. А ведь это ей как раз и требовалось. Ее братец был, как никогда, близок к тому, чего хотела от него Сильвина. Он созрел для женитьбы. — Ты бы мог сразу заметить, что Сильвина далеко не дура и тем более не женщина легкого поведения! Вспомни, как поэтично она говорила о семейном  очаге и о  своем отношении  к  браку.
—  Но я не могу полюбить твою подругу, обладай она даже талантом Шекспира! — отмахнулся раздраженно Фернандо. — Нельзя полюбить ни за наивность, ни за талант, ни за чистоту помыслов, нет! Любят не за это! — незаметно для себя он разгорячился, стал жестикулировать, словно обращался не к Терезе, а к многочисленной аудитории. — Любят всей кожей, ощущениями, сердцем наконец!  Просто любят, даже ни за что!
—  Это все слова, одни слова, может быть, и красивые, но совсем неразумные! — возразила Тереза, с изумлением слушавшая его тираду. — Тем более неразумные,  когда речь идет о  выборе супруги.
—  Вы только послушайте голос разума! — протянул  в  ее сторону  указующий перст Фернандо.

0

13

Чела готовила обед, скоро передвигаясь из одного конца кухни в другой. От холодильника к большому столу, на котором разделывалось мясо, резались овощи, потом к плите и так много раз. Наверное, за день  набегало  немало километров.
Временами Чела бросала любопытные взгляды на молчаливо сидящую за столом Бернарду. Девушка догадывалась, что мысли сейчас у Бернарды далеко не из приятных. Груз этих мыслей даже как будто физически придавил ее. Всегда гордая, властная с прислугой, которой она руководила, Бернарда в последнее время постарела и пригнулась, ссутулилась...
—  Вы   плохо   себя   чувствуете?   —   осведомилась Чела.
—  Нет, — не меняя позы, тихо ответила Бернарда, но потом вдруг кивнула: — Да, немного. — Почувствовав, что ведет себя странно, попыталась оправдаться: — Наверное, это давление. У меня иногда случаются перепады. В такие дни я чувствую себя очень подавленной.
—  А почему бы вам тогда не пойти к себе в комнату и не прилечь? — предложила Чела. — Я здесь сама прекрасно справлюсь. Тем более что все почти  готово.
—  Нет,  — отказалась  Бернарда.
—  Вы мне не доверяете? — обиделась Чела.
—  Нет, не в этом дело.
—  Торт уже готов, мясо у меня в духовке всегда очень хорошо запекается, — перечисляла Чела, не прекращая ни на минуту мешать, резать, чистить, крошить. — А лимонный крем — это вообще что-то!
—  Я это знаю, Чела. — Бернарда говорила тихо, словно после очень тяжелой работы, когда сил уже нет даже слово произнести. Едва уловимая грустная улыбка была на ее губах. — Я не ухожу отсюда не потому, что не доверяю тебе, нет, ты прекрасная кухарка. Просто меня в любой момент могут по¬звать.  Поэтому я сижу здесь и жду.
—  Кто? — удивилась, ничего не понимая, Чела. У нее даже мелькнула в голове мысль — не заговаривается ли  Бернарда?
—  Они,  — выдохнула тяжело Бернарда.
—  Сеньора Герреро и сеньорита Исабель? — уточнила Чела.
—  Да, они... время пришло, — скорее не Челе, а самой  себе говорила эти слова Бернарда.
—  Какое время? — На всякий случай Чела скосила глаза на циферблат настенных часов. Но подумать о времени ей не удалось. Дверь в кухню отворилась, и на пороге появилась Исабель. Она обратилась к сидящей к  ней  спиной  Бернарде.
— Мама просит тебя подняться в ее комнату, — холодно произнесла она. Затем проследила, как Бернарда тяжело поднялась со стула, словно ее ожидала казнь, и медленно пошла к двери кухни. Дождавшись, пока Бернарда пройдет мимо нее, Исабель закрыла за собой дверь.
Мадам Герреро тоже нелегко далось это решение на встречу с Бернардой в присутствии Исабель, но последняя просто настояла на этом. Вряд ли мадам чувствовала себя уверенней Бернарды. А если учесть общее состояние ее организма, то только чудом можно объяснить то, что она еще не потеряла сознания.
—  Мы пришли, мама, — сообщила Исабель, входя за Бернардой в комнату матери. — Бернарда, возьми банкетку и присядь ближе к кровати, — приказала она. Бернарда, словно автомат, медленно, но точно выполнила это распоряжение. Сама же Исабель присела в ногах у матери — таким образом, чтобы обе женщины были перед ее глазами. — Ну и... — произнесла она, глядя на них. — Я жду объяснений.
—  Бернарда, — тяжело произнесла мадам Герреро после паузы. Голос мадам был весьма неуверенный. — Я на самом деле не знаю, с чего начать наш разговор. — Она попыталась взглянуть на Бернарду, не меняя положения головы. На похудевшем бледном лице жили лишь огромные глаза, взгляд которых  был наполнен болью.
—  С самого начала, мадам, — чуть склонила в ее сторону голову Бернарда. Легкая улыбка, едва уловимая, так и застыла на ее губах. Она повернулась к  Исабель, внимательно  следившей  за  обеими. — Исабель, — начала Бернарда, — я сейчас расскажу тебе историю, которая началась давно, двадцать лет тому назад, и которую мы скрывали от тебя.
—  Эта история началась на Сицилии? — внезапно задала вопрос Исабель.
—  Эта история одной молодой девушки и одного юноши, — продолжила Бернарда, словно не расслышав вопроса Исабель. — Эта история — история любви...
—  О любви? — Исабель удивила романтическая нотка, которая прозвучала сейчас в голосе Бернарды.
—  Не знаю, — произнесла мадам Герреро, — надо ли  это, Бернарда?
—  Мама, в чем дело? — Исабель очень хотелось разобраться наконец в том, что происходило между матерью и Бернардой, которая с детства принимала деятельное участие в ее воспитании и, по сути, являлась второй ее матерью. — Я обожаю истории про любовь! — Исабель хотелось разобраться, понять и защитить мадам Герреро. Она была уверена в ее правоте.
—  Девушек всегда привлекают романтические истории о любви, — печально констатировала Бернарда. — Особенно о такой, как у девушки из моего рассказа. — И Бернарда как будто вновь погрузилась мыслями в годы беззаботной юности. Она даже прикрыла глаза, словно для того, чтобы не видеть окружающую ее обстановку и свое отражение в зеркале на стене. — Она открывала по вечерам окно в своей комнате и смотрела на море, переливающееся красками заката, а если это было ночью, то залитое лунным сиянием. — Голос Бернарды лился ровно и напоминал рокот морского прибоя. — Она ждала любви.
—  Она, эта девушка, — спросила Исабель, — была очень красива? — Рассказ Бернарды очаровывал ее.
—  Она была красивая, молодая и мечтательная,  — кивнула  Бернарда.
Мадам Герреро против своей воли тоже погрузилась в это море воспоминаний. Ведь то, что рассказывала сейчас Бернарда, происходило на ее глазах, при ее непосредственном участии. Это была часть ее жизни, далекая часть. Еще не было этой болезни, приковавшей ее к постели и отнимающей у нее по каплям жизнь.
— У нее были деньги, у этой девушки? — опять спросила  Исабель.
—  Она была не богатой, но и не бедной. — Все неприятности последних дней оставили Бернарду, она уже жила там, в прошлом, и это было написано на ее улыбающемся, помолодевшем лице. — Она была такой, как большинство тех, кто жил в ее поселке.
Перед глазами Бернарды возникли узкие улочки большого поселка, дома из камня, который добывали неподалеку. Этим же камнем были вымощены все улочки. Они были настолько узкими, что балкончики противоположных домов почти касались друг друга.
—  У ее родителей было немного земли, которую они возделывали и которая кормила семью и давала возможность даже откладывать немного на черный день. Был также каменный дом. Впрочем, такие дома были почти у  всех жителей.  Однажды...
Перед глазами Бернарды вдруг ясно предстал тот самый день, когда она увидела его, свою первую любовь. И защемило сердце. Стоял теплый солнечный день. Правда, на улочках было прохладней, потому что солнечные лучи не проникали в эти узенькие щели между высокими домами. Она шла домой, веселая, чуть танцующей походкой, и прямо посреди улочки, уже у самого дома, вдруг увидела его. Он с товарищем толкал перед собой небольшую тележку, в которой они перевозили инструменты. Она сразу же выделила его. Взглянула, и дыхание перехватило  от предчувствия большой  любви.
—  Однажды она увидела его напротив своего дома, — звучал ровный голос Бернарды. — У него была такая красивая улыбка, широкая, добрая, что, казалось, освещала все вокруг...
И вновь Бернарда следила за собой со стороны, глазами женщины, которой было на двадцать лет больше. Она видела, как юноша оставил на товарища тележку и подошел к ней. Снял фуражку и поклонился. При этом лицо его так и светилось улыбкой, он что-то сказал девушке. Ясно было, что это комплимент, который заставил ее покраснеть от удовольствия, смутиться, спрятать глаза под опущенными длинными пушистыми ресницами и ускорить шаг. Но юноша не отставал от нее, следуя чуть позади. Она взбежала на высокое каменное крыльцо своего дома и, словно почувствовав себя уверенней под защитой родных стен, остановилась и уже взглянула на него смелее. Они стояли друг против друга, только она чуть выше, на ступеньках крыльца, а он на тротуаре, и они смотрели друг на друга, как зачарованные, и улыбались, с каждой секундой все радостнее, счастливее. Товарищ наблюдал за этой немой сценой и временами делал знаки другу, стараясь дать понять, что тот должен заговорить с приглянувшейся ему девушкой.
—  Здравствуй, красавица. — Юноша протянул девушке руку.
—  Бернарда! Бернарда! — раздался властный женский голос из открытой двери дома, и испуганная Бернарда, а это была именно она, отдернула свою, уже было протянутую юноше руку и быстро скрылась за дверью.
Юноша проводил ее восторженным взглядом и повернулся к товарищу. Тот торопил его. Ведь были они на работе и из-за встретившейся им Бернарды здорово опаздывали. Рабочие инструменты, которые они везли на тележке... Их давно уже заждались. Но юноша махнул товарищу рукой, чтобы тот не расстраивался, и они быстро покатили тележку дальше.
А в доме в это время мать делала выговор дочери, наступая на нее и потрясая кулаками. Бернарда не могла понять, почему так сердится на нее мама. Только лишь из-за того, что она обменялась взглядом с парнем? Она ведь уже достаточно взрослая, и  пора бы подумать о муже.
—  Знаешь, кто этот парень? — Глаза матери сверкали праведным гневом. — Ты знаешь, кто он?
—  Нет, — развела руками Бернарда. — Откуда мне знать? — воскликнула она. — Я его сегодня в первый раз увидела на нашей улице. Да и что такого я сделала, мама? — спросила она. — Я даже не говорила с ним! Может, мне теперь и из дома нельзя выйти? Ведь ты сама говорила, что я красивая, а на красивых всегда парни обращают внимание.
—  Это старший сын злейших врагов нашей семьи! — закричала мать. — Ты что, забыла, что живешь на Сицилии? Ты никогда не должна ни разговаривать с ним, ни смотреть на него, ни думать о нем. Иначе быть тебе наказанной. Ты не должна забывать о наших обычаях. Он твой кровный враг! — Мать бросилась к Бернарде и схватила ее за плечи. — Ты поняла меня? Поняла? — трясла она Бернарду так, что у той заболела  голова.
—  Да, мама, я поняла! Отпусти меня, мне больно! — по щекам Бернарды текли слезы. Отчасти от боли, а отчасти из-за несправедливых обычаев ее родины. Она не испытывала к этому парню, что так мило улыбался ей на улице, никакой вражды. Наоборот, ей впервые так понравился молодой человек. Но она должна отказаться от своих чувств, принеся их в жертву старинной вражде, корни которой уходили далеко  в  прошлое.
—  Вот так-то будет лучше, — уже негромко проронила мать и отпустила Бернарду. Она долго еще молча, не отходя от дочери, смотрела ей в глаза, словно проверяя, поняла ли ее дочь и крепко ли засели в ее юной и потому легкомысленной головке наставления.
—  Но почему эта девушка должна была так поступать? — возмущенно воскликнула Исабель, зачарованно слушавшая эту историю о любви, больше похожую на мелодраматический роман какой-нибудь модной писательницы. Все ее чувства были на стороне юной Бернарды. Она даже не могла сообразить, что та Бернарда из сказки о любви и сидящая сейчас перед ней женщина — одно и то же лицо. И поэтому она говорила о юной Бернарде как о третьем лице.
—  Это старые счеты, — попыталась объяснить Бернарда. — Тебе действительно трудно понять это сейчас. А тогда обычаи были гораздо сильнее государственных законов.- Это старые распри другой земли, где говорят на другом языке и живут другой жизнью. — Бернарда бросила украдкой взгляд на мадам Герреро, которая дрожала, словно в лихорадке.
—  Мама, ты плохо себя чувствуешь? — испугалась Исабель, заметив состояние матери. — Если ты хочешь, мы можем отложить этот разговор до тех пор, пока ты не поправишься.
—  Нельзя отложить неизбежное, — простонала мадам  Герреро.
—  Но почему? О чем ты так трагически говоришь, мама? — Все происходящее по-прежнему было для  Исабель тайной за семью печатями.
—  Сейчас ты все узнаешь и поймешь, — сказала ей Бернарда и повернулась к мадам Герреро. — Хотите, чтобы я продолжала, мадам? — спросила она.
—  А разве ты бы остановилась, если бы я сейчас сказала тебе нет? — с горькой иронией ответила мадам, с трудом повернув голову в сторону Бернарды, чтобы видеть ее лицо.
—  Договор должен выполняться, мадам Герреро, — ответила Бернарда, не отводя своего взгляда.
—  Да о каком договоре в конце-то концов идет здесь речь? — Исабель переводила глаза с одной женщины   на   другую,   пытаясь   понять   загадочные фразы, которыми те время от времени обменивались. — Я слышу это слово уже в тысячный раз! Между кем и кем был заключен этот договор и в чем он заключается?
—  Дай мне рассказать до конца, — попросила Бернарда, — и ты сама поймешь, о каком договоре идет все время речь. Но для этого ты должна выслушать все до конца. — Бернарда помолчала и продолжила свое повествование: — Эти семейства, о которых я говорила, и к одному из которых принадлежала девушка, а к другому — юноша, издавна жили в глубокой вражде из-за клочка земли. О начале раздора никто не помнил, но длилась распря уже второе столетие.
—  Боже, — прошептала Исабель, — разве может такое быть? Разве могут люди помнить так долго зло? Эта история напоминает мне историю о Ромео и Джульетте.
—  Да, — согласно кивнула Бернарда, — действительно, эти истории похожи. И так же, как Ромео и Джульетта у Шекспира, здесь от вражды больше всех пострадали молодые влюбленные.
Мадам Герреро с горечью бросила взгляд на рассказчицу, словно хотела бы ее прервать, да не посмела.
— Они что, погибли? — в страхе воскликнула Исабель. Она была очень впечатлительной девушкой и за короткое время рассказа прониклась сочувствием к молодым людям.
—  Нет, — успокоила Бернарда, — они не погибли. — И она вновь замолчала, словно переносясь опять мыслями в далекое прошлое. Со вздохом продолжила: — Возможно, смерть была бы для них менее страшна в сравнении с тем, что произошло с их любовью.
—  А что произошло? — Исабель затаила дыхание,  ожидая  продолжения  истории.
—  Их любовь прокляли, — заговорила Бернарда, вспоминая тот летний день, когда они с матерью и отцом  отправились  после  долгих  сборов   в   церковь, набросив на себя накидки, за которыми можно было при желании спрятать лицо от слишком любопытных взглядов. — Они пришли одними из первых в церковь и сели на скамейку для прихожан в первых рядах. Скоро церковь стала заполняться остальными жителями поселка. Испокон веков церковь в их краях пользовалась большим уважением и властью. Со всех сторон на Бернарду, сидящую рядом с матерью, которая открыла на коленях Библию, смотрели лики святых, а в ее сердце пела любовь, но песнь эта была посвящена не Богу, а земному парню. Они полюбили, но не могли даже сказать друг другу о своей любви. Бернарда тихонько повернулась и окинула взглядом помещение церкви, пытаясь увидеть среди прихожан и любимое лицо. Это было единственное место, где они могли видеть друг друга, не опасаясь злой молвы. Звучала тихо церковная музыка, навевающая мысли о вечном, а Бернарда и ее возлюбленный думали не о Боге, а друг о друге. Бернарда со страхом и надеждой подняла свой взгляд на большое распятие, мысленно прося у Господа  прощения и  помощи.
Юноша видел впереди себя ее голову, изредка профиль, и его мысли были созвучны ее мыслям. Сидящие рядом с ним родственники бросали искоса взгляды на него, чтобы пресечь неугодную ни им, ни Богу любовь. То же самое происходило и со стороны родственников Бернарды. Ибо их взаимные чувства уже перестали быть тайной.
— Не вертись! — Незаметно для окружающих мать Бернарды больно толкнула ее в бок, заметив, что дочь пытается посмотреть назад. — Смотри перед собой, на алтарь! — шептала она дочери сквозь зубы, чтобы не услышали другие. — На Христа, он будет следить за тобой. Он все видит! Он узнает, если ты захочешь совершить грех непослушания  матери.
Бернарда медленно подняла к распятию свои большие черные глаза, полные слез. Она верила, что тот, на кого она сейчас смотрела, милосерден и поймет ее. Поймет и простит.
Несмотря ни на что, ни на какие препоны, что ставились родителями и родственниками молодых влюбленных с той и другой стороны, случай встретиться  представился им.
За ними постоянно следили, не спуская с них глаз, запрещали выходить из дома без сопровождения кого-либо из старших, все время внушали им мысль о взаимной ненависти, вражде, обычаях, которые необходимо соблюдать, о божьей каре. Но время шло, и вместе с ним притуплялась бдительность окружающих. А у влюбленных, наоборот: чем больше проходило времени, тем ярче разгоралось пламя взаимной любви. И вот однажды произошло следующее. В соседней деревне, до которой было несколько километров, родила одна из родственниц Бернарды. Надо было обязательно сходить к ней, навестить, поздравить от всей семьи и отнести по этому случаю подарки. Поскольку провожать Бернарду было некому, ибо шли полевые работы и каждая пара рабочих рук была на вес золота, решили отправить ее одну, проводив до окраины. Посчитали, что это соседняя деревня и туда влюбленный вряд ли побежит, тем более что ему и невдомек, должно быть, куда пошла Бернарда. Но родственники и родители молодых предполагали, а влюбленные располагали. И в первую очередь предчувствием. С утра юноша сказал, что пойдет на работы в поле, пошел туда и  потихоньку исчез.
Бернарда шла с корзинкой, в которой были подарки молодой маме и новорожденному, между двумя каменными невысокими заборами, отделяющими виноградники одного хозяина от виноградников другого. Она так задумалась, что внезапное появление любимого чуть не лишило ее сознания. Она громко вскрикнула и уронила на тропинку корзинку с подарками.
— Вот что значит повезло так повезло! — рассмеялся он, сдвинув кепку на затылок. Он уже полчаса поджидал ее за этим каменным заборчиком, прячась в высокой траве и поедая гроздь винограда, сорванную с ближайшего куста. Виноградник был на склоне холма, с которого просматривался почти весь поселок. Он прекрасно видел, как вышла Бернарда из своего дома, как провожавший ее отец свернул на участок, а она пошла дальше одна, и вот наконец он перед ней. „Боже, как она хороша!" — подумал он, любуясь ее немного растерянным лицом, стройной фигурой.
—  Посмотри, что ты наделал! — воскликнула Бернарда, напуская на себя грозный вид. Перед ними на тропинке валялись выпавшие из корзинки подарки. — Что скажет моя мать, если узнает про нашу встречу? — Бернарда уже пришла в себя. Она присела и стала собирать аккуратные свертки. С виду она сердилась, а в душе была рада тому, что парень оказался настойчивее и упрямее ее и своих родителей.
—  Подожди, потом я помогу тебе собрать все, — горячо зашептал он ей на ухо, присев рядом. Она и не заметила, как его сильные руки осторожно, но требовательно, обняли ее за плечи. Они встали друг против друга, и он попытался привлечь ее к себе, чтобы поцеловать. Бернарда начала тихо отступать от него, но он не отставал ни на сантиметр. Тропинка была узенькой, и вскоре Бернарда почувствовала за спиной плоские теплые камни заборчика. Дальше ей отступать было некуда. Но ей уже и не хотелось отступать. Она знала, что должно было произойти, того не миновать. Сладкая истома лишила ее всякой силы сопротивления. Он прижал ее к камням забора, закрыв с двух сторон руками пути к побегу. Но по затуманившимся глазам, по учащенному дыханию ее он понял, что никуда она не убежит.
—  С тех пор как я тебя тогда в первый раз увидел, — зашептал он ей, приблизив лицо почти вплотную к ее лицу, — я ни о чем не могу больше думать,  только  о тебе.
—  Ты не должен говорить со мной, — жалобно возразила она, чувствуя, что сейчас у нее отнимутся ноги от овладевшей ею внезапной слабости. Она попыталась осмотреться, но поняла, что все равно ничего не видит, кроме его глаз. — Мы не должны встречаться друг с другом, — в растерянности ухватилась она за знакомую фразу, которую тверди¬ли ей  каждый день родители.
—  Это все для стариков, у которых жизнь уже в прошлом.  Не слушай их, —  возразил он ей.

0

14

Они молча смотрели друг другу в глаза. Оба знали, что обратного пути уже нет. Он ласково и осторожно провел тыльной стороной ладони по ее щеке, убрал прядь волос, подумав о том, какая у нее нежная кожа.
—  Твоя кожа мягче козьего пуха, — шепнул он ей, приближаясь горячими губами к ее губам. — И пахнет лучше, чем апельсиновый цвет. — Пальцы его  перебирали ее густые волосы.
—  Пожалуйста, — теряя последние силы, шептала она чуть слышно, — оставь меня.
—  Я никогда не смогу оставить тебя, — возразил он ей и коснулся губами ее губ. Словно током пронзило Бернарду. Это был первый поцелуй в ее жизни...
В комнате наступила тишина, и Исабель внезапно поняла, что она находится не там, где сейчас была, перенесенная воображением, а сидит против рассказывающей эту трогательную историю Бернарды и рядом с матерью, которая слушала этот рассказ с закрытыми глазами. Исабель охватила тревога: ей вдруг показалось, что, пока она была в стране юности Бернарды, мать умерла. Но потом вздохнула с облегчением, заметив, как дрожат у нее веки и еле-еле подымается при дыхании одеяло на груди. Она взглянула на Бернарду. Та находилась под воздействием собственных воспоминаний и не вернулась еще в  реальность сегодняшнего дня.
Бернарда  продолжала  рассказ:
—  И тогда девушка поняла, что несмотря ни на что, ни на какие препятствия в ее дальнейшей судьбе, она будет любить этого мужчину всю свою жизнь, до самой смерти.
Она видела сейчас одна эту узенькую тропинку между двумя невысокими каменными оградами, где после поцелуя двое молодых людей, не говоря ни слова, опустились на колени и стали складывать в корзину рассыпанные подарки. Они даже не смотрели друг на друга, а лица у обоих были серьезные, словно оба предчувствовали те испытания, какие выпадут на их долю. Когда подарки были собраны, юноша осторожно накинул девушке на плечи упавший платок. О сколько было любви в этом простом движении! Они молча пошли по тропинке рядом, слегка касаясь друг друга.
—  Они были очень молоды? — Вопрос Исабель вывел Бернарду из задумчивости.
Исабель пересела с кровати на пол, чтобы было удобнее слушать эту сентиментальную историю
—  Она была еще почти девочкой, а он уже был мужчина, и  поэтому,  может быть, более виновен.
—  В чем? — удивилась Исабель. — Разве в любви могут быть виновные и невиновные? — Все-таки Исабель, несмотря на то, что провела долгое время в Штатах, обучаясь в колледже, осталась наивной девочкой, только начинающей познавать жестокий мир, который ее окружал.
—  В соблазнении этой юной девушки, — по слогам после небольшой паузы ответила Бернарда, словно ей трудно было произнести эти слова.
—  Бернарда! — предостерегающе воскликнула мадам Герреро.
—  Но он соблазнил ее, мадам! — резко повернулась к ней Бернарда. Она произнесла это почти яростно. Эта ярость заставила мадам Герреро отвернуться от нее, словно обвинение каким-то образом касалось и ее.
—  Это правда, что соблазненная им девушка горячо любила его, — продолжала Бернарда, словно найдя кое-что оправдывающее парня. — Но он сумел найти подходящие для этого место и время... — И вновь Бернарда обвиняла, словно в суде перед присяжными заседателями, от которых зависел приговор. А роль этих присяжных заседателей в едином лице играла сейчас Исабель. Ведь это только для нее рассказывала Бернарда и ради нее терпела душевные муки  мадам  Герреро.
—  И тогда? — Исабель не хотелось верить в страшный конец романтической истории. Ей не хотелось быть судьей, не хотелось выносить приговор. Любой: хоть оправдательный, хоть карающий. Она еще была слишком молода для этого, и ей самой, как и юной героине рассказа, хотелось любить и быть любимой.
—  В то время, как девушка бывала в соседней деревне у своей родственницы, — продолжала Бернарда, — мужчина каждый день приходил к ней. Ведь в той деревне родственники не были посвящены в тайну их отношений и не следили за ней так строго, как это делали в ее родной деревне родители. У них была возможность побыть наедине без страха, что их застигнут в самый неподходящий момент. Первые дни были полны веселых любовных игр, когда они бегали друг за другом, смеялись и немного походили на сумасшедших.
Потом все чаще эти игры прерывались поцелуями, становившимися все продолжительнее, все сладострастнее. Они пьянили и ее, и его. Они испытывали влечение друг к другу уже не просто так, а как влечет мужчину к женщине и наоборот. Девушка инстинктивно старалась отдалить тот момент, когда должно было произойти их сближение как мужчины и женщины. Но однажды они оказались в пустом сарае, где обычно хранилось сено для скота. Там все и произошло. Она вбежала, смеясь, в это помещение и слишком поздно поняла, что совершила ошибку. Пока она сообразила, что ей не следовало бы этого делать, мужчина обнял ее и стал жадно покрывать ее лицо поцелуями. Объятия его становились все крепче и  крепче,  руки ласкали все настойчивее, он поднял ее и отнес в тот угол сарая, где сохранилось немного сена, и опустил на это простое ложе.
Девушка уже не контролировала то, что происходило. Природа и ее чувства к нему брали верх над разумом, и вот уже и ее руки страстно обнимали мужчину, ее губы сами искали его губы, а затуманенные счастьем глаза ничего не видели, кроме лица любимого. Она помнила потом лишь короткое ощущение боли, его шепот и чувство огромного счастья. Потом они долго лежали в сене, прижавшись друг к другу, без слов, и лишь его руки благодарно ласкали ее. Потом его ласки опять стали настойчивыми, опять начались поцелуи, и повторилось все то же самое. И лишь тогда Бернарда начала чувствовать себя женщиной. Что-то изменилось в ней не только физически, а в первую очереди - психологически. Наверное, в каждой женщине в первую очередь просыпается инстинкт матери, который они, пока не появится ребенок, переносят на своего возлюбленного. Бернарда чувствовала к лежащему рядом с ней мужчине нечто большее, чем просто любовь девушки.
И он приходил теперь к ней каждый раз, когда она оставалась в этой деревне. Девушка старалась отдалить момент возвращения к родителям. Словно чувствовала, что счастье закончится здесь. И ей хотелось продлить его как можно дольше. Она порой не замечала, что они перестали просто так, как это было раньше, веселиться, сходить с ума, смеяться без причины, гоняться друг за другом. Все время они проводили теперь в открытом ими убежище. Оно стало их первым домом. Но она была счастлива, ничего не замечала, и одного ей хотелось – не возвращаться, как можно дольше оставаться с ним.
— Бернарда! Бернарда! — словно сквозь туман услышала женщина голос Исабель. — Бернарда, ты что, плачешь? — Исабель с участием смотрела на старую служанку, которая сама, наверное, не заметила,  как начала  плакать.
—  Нет-нет, — поспешила Бернарда вытереть слезы. — Я не плачу. Это просто воспоминания о том далеком поселке, в который я так никогда и не вернулась,  взволновали  меня.
Исабель и мадам Герреро смотрели на Бернарду с некоторым удивлением. Пожалуй, такой она предстала перед ними впервые. До сих пор они привыкли видеть в ней хорошую служанку, домохозяйку, умеющую держать их большой дом в образцовом порядке, умеющую управлять штатом прислуги, держать на учете каждую вещь. Она лучше всех знала, где что лежит, умела прекрасно готовить, старалась экономить деньги. Она сама вела переговоры со всеми обслуживающими их людьми и конторами и сама с ними рассчитывалась. И вдруг эти слезы...
—  А как долго длилась их любовь? — робко спросила  Исабель.
—  Девушка любила его много лет, — просто ответила Бернарда и, посмотрев на нее ласково, спросила, словно предупреждая, мол, лучше откажись от моего предложения, не то будет всем не очень хорошо: — Хочешь, чтобы я продолжала? — Потом повернулась к мадам Герреро и поймала ее взгляд. Она понимала смысл этого взгляда. Взгляд мадам Герреро просил, требовал, умолял не продолжать, сделать так, чтобы эта романтическая история любви девушки и парня из далекого прошлого так и осталась для Исабель просто однажды рассказанной красивой сказкой, не имеющей никакого значения ни для самой Бернарды, ни для мадам Герреро, ни тем более для Исабель. А мадам Герреро в свою очередь поняла ответ, который прочитала во взгляде Бернарды. Решать судьбу будет сама Исабель. Как она захочет, так и будет. Даже если она откажется слушать до конца, Бернарда стерпит ту душевную боль, которая придет к ней. Ведь она привыкла терпеть. Ей пришлось это делать в течение долгих лет, пока не подросла Исабель и ей не исполнилось столько лет, сколько было оговорено в договоре. Но Бернарда   не   хочет   причинять   боль   Исабель.   Если сейчас девочка скажет, что не станет больше слушать никаких историй, тайна останется между ней и мадам Герреро и никогда Исабель не узнает правды. Но если она велит продолжить рассказ, то никакие безмолвные просьбы мадам не возымеют действия.
—  Да, я хочу, чтобы ты продолжала, — ответила Исабель, но сама она чувствовала, что, может быть, не следовало настаивать на этом. И отчаяние во взгляде матери, и странное переглядывание Бернарды с нею предвещали что-то недоброе. У девушки зарождалось холодное, неприятное чувство страха перед той новостью, которую она может сейчас услышать. Этот страх скользкой змеей все глубже заползал ей в душу. — Но прежде я хочу понять, какое отношение имеет ко мне вся эта история? — Исабель знала, что еще немного и она расплачется. Ей не хотелось никаких изменений, которые могли бы нарушить привычный ход жизни, причинить вред дорогому ей человеку — ее матери. Господи, она еще там, в Штатах, когда получила телеграмму с просьбой немедленно приехать, поняла, что кончилось безоблачное лето ее детства и отрочества, что этой телеграммой кто-то резко меняет ее привычную жизнь, предлагая взамен страдания и переживания. Она заметила, как заломила руки лежавшая до этого без движений мать, как она отвернулась, закрыв лицо руками, словно не хотела ни видеть, ни слышать того, что должно было сейчас произойти. И страх  новой  волной  подступил  к сердцу.
—  Ты хочешь знать, какое отношение к тебе имеет эта история? — переспросила побледневшая Бернарда, словно сама боявшаяся того, что ей предстояло сказать. Она уже не обращала внимания на слезы, льющиеся по ее щекам.
—  Да, — прошептала Исабель против своей воли. Но что-то заставило ее сказать это „да". Может быть, та атмосфера недоговоренности, враждебности, которая витала в доме после ее возвращения из   колледжа.   Ей   хотелось   разрушить   эту   настороженность, вернуть то, что было в их доме прежде. Любовь, искренность и правду. Хотя, может быть, она была слишком маленькой, чтобы понимать, что есть настоящая правда и настоящее доверие. А теперь подросла и почувствовала фальшь.
—  Самое прямое, — тихо сказала ей Бернарда, словно не желая, чтобы это слышал еще кто-нибудь, кроме Исабель. Даже мадам Герреро.
—  Как прямое? — переспросила Исабель, еще не понимая смысла сказанного, но уже предчувствуя его трагизм и заранее пугаясь.
—  Самое непосредственное, — уже тверже сказала Бернарда, словно первое признание давало ей право и силы продолжить начатое и наконец-то увидеть финал всех душевных мук. Своих и мадам Герреро. Но глядя на Исабель, Бернарда вдруг с болью подумала: а сделает ли ее признание счастливой Исабель? Как отнесется она ко всей этой истории? Где уверенность в том, что это открытие принесет ей такую же радость обретения любимого человека, как ей, Бернарде. Ведь Исабель прожила всю свою жизнь, не зная того, что когда-то между мадам Герреро, ее матерью, и Бернардой было заключено соглашение. А вдруг этот день станет самым черным днем в жизни Исабель? Простит ли тогда сама себе Бернарда то, что, стремясь к своему собственному, личному счастью, сделала несчастной Исабель? Такие мысли терзали сердце Бернарды, так долго ждавшей этого момента, так долго скрывавшей в душе то, что ежеминутно рвалось наружу  при  виде Исабель.
Когда Бернарда произнесла последнее слово, Исабель словно перестала слышать и воспринимать окружающий мир. Она замерла на том месте, где сидела, и даже не заметила, как Бернарда, пытавшаяся перехватить ее взгляд, чтобы понять, как реагирует на услышанное Исабель, отчаялась добиться этого и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Мадам Герреро лежала, повернувшись к ней спиной, закрыв  лицо  руками.  Так  прошло  довольно   много времени. Наконец Исабель пришла в себя и попробовала рассуждать логически. Что же такое сейчас произошло? Почему она так близко к сердцу восприняла эту историю, которую рассказала Бернарда? Может быть, потому, что Бернарда так давно живет в их доме и по существу как бы стала ее второй матерью? Мать, мадам Герреро, часто болела и ухаживала за Исабель, заботилась о ней Бернарда. Наверное, ей так стало жаль бедную Бернарду, что она  потеряла контроль над собой.
Мадам Герреро слабо застонала и попыталась повернуться к дочери. Но это у нее не получилось. Исабель поняла, что у матери очередной приступ. Она не могла сообразить, что надо делать, и метнулась к двери, чтобы позвать Бернарду. Та появилась мгновенно, словно стояла за дверью и ожидала, чтобы ее позвали. Она сразу же поняла, в чем дело, взяла со столика кувшин с водой и налила в стакан. Потом капнула туда несколько капель лекарства и подала стакан мадам, предварительно подняв ее на подушку повыше, чтобы удобнее было пить.
Исабель порывалась хоть чем-то ей помочь, но Бернарда успевала все сделать сама. Мадам Герреро сделала несколько глотков из стакана и притихла. Открыв глаза, она увидела склонившуюся над ней  Бернарду.

0

15

3

Исабель стояла за спиной Бернарды и не могла увидеть лицо матери, понять, стало ли ей лучше. А Бернарда почему-то так и не отошла от постели больной. Склонившись над мадам Герреро, мешала Исабель подойти ближе.
—  Это могла бы сделать и я сама, — с раздражением заметила Исабель, имея в виду стакан с водой и лекарством, который Бернарда держала в руках.
«— Ничего, тебе еще представится возможность, — сказала Бернарда и протянула ей стакан с оставшейся водой, чтобы Исабель поставила его на стол, а сама тем временем поправила подушки мадам Герреро. И пока Исабель не было возле кровати, мадам зашептала Бернарде:
—  Я заклинаю тебя, прекрати рассказывать эту абсурдную историю! Ты ничего не добьешься, рассказав ее до конца.
—  Сожалею, сеньора, — прошептала в ответ Бернарда. Внезапная просьба мадам Герреро не удивила ее. Нечто подобное она ждала от нее, только не знала, в каких выражениях это будет сказано. — Я должна продолжить свой рассказ. Даже если мне придется страдать. Увы, никакие страдания не сравнятся с теми, что я вынесла за все эти годы. — Бернарда отшатнулась от мадам Герреро и замолчала, почувствовав, что к ним подошла Исабель.
—  О чем это вы тут шепчетесь? — поинтересовалась она. — Что за секреты от меня? Или опять спорите?
—  Нет-нет, — торопливо успокоила ее мадам Герреро, — ни о чем.
—  Нет, правда, сеньорита, — возразила Бернарда.
—  Хорошо, Бернарда, садись и продолжай свой рассказ, — распорядилась Исабель. Она догадывалась, что по каким-то причинам матери очень не хочется, чтобы Бернарда до конца поведала свою историю. — Меня очень интересует продолжение. Ты так прекрасно рассказываешь! В тебе пропадает талант писательницы. Ты бы имела большой успех у женской половины читателей. Я просто сгораю от нетерпения. Что же произошло потом с этими молодыми любовниками?
—  Несмотря на все семейные запреты, — начала рассказывать Бернарда, — они продолжали встречаться. Теперь они умудрялись это делать и в своей родной деревне. Для этого им приходилось быть очень осторожными. Кругом все слишком хорошо их знали и знали о вражде их семей. Любой промах мог привести к ужасным последствиям.
Селение, в котором жили молодые влюбленные, было окружено невысокими скалистыми горами, покрытыми густым кустарником и небольшими рощами. Вот туда-то и убегали они, крадучись, прячась за каждый камень, за каждый уступ, чтобы снизу, из поселка, их никто не мог заметить. Делали они это поодиночке, затем встречались в укромном местечке, которое заранее присматривал парень.
У них была разработана целая система сигналов, состоящая из различных мелодий, каждая из которых имела свой смысл. Если вокруг никого не было, парень насвистывал одну мелодию, если он подозревал опасность, — другую, если кто-то приближался к тому месту, где пряталась в ожидании его Бернарда, — третью и так далее. Иногда он подшучивал над ней, притаившись среди зарослей кактуса, пропускал ее мимо себя. Потом неожиданно звал по имени и вновь прятался. Бернарда пугалась, тоже пряталась, потом понимала, что это его голос она слышала, и начинала искать.
—  Коррадо! Коррадо! — звала она негромко и переходила от одного куста к другому. Потом они бросались в объятия друг к другу и долго целовались, не в силах оторваться друг от друга.
—  Бернарда!..
—  Коррадо!..
—  Бернарда, давай нагнемся, — первым приходил в себя Коррадо, замечая, что они стоят и обнимаются на самом открытом месте, и уводил ее в более укромное местечко. — Нас могут увидеть из поселка.
—  Коррадо, когда мы поженимся? — спрашивала бедная Бернарда и слышала всегда один ответ: „Скоро, очень скоро, любовь моя, ты станешь навеки моею", — и он осторожно, но властно заставлял ее лечь на жесткую землю, едва прикрытую выгоревшей травой.
Бернарда тут же забывала обо всем, сгорая в его жарких объятиях. Она не могла найти в себе силы, да и не старалась, оторваться от его губ, не могла насытиться его поцелуями. Ей всегда хотелось ощущать на своем теле его сильные руки, чувствовать их власть над собой.
—  Бернарда, хватит! — закричала мадам Герреро, яростно сверкая глазами. И Бернарда замолчала, вздрогнула Исабель. — Я не позволю тебе продолжать эту грязную историю!
—  Но почему? — Бернарда не хотела уступать хозяйке.  По  крайней  мере, на этот раз.  — Она не была грязной, — возражала она. — По крайней мере для этой бедной девочки!
—  Ты говоришь всякие непристойности, — не унималась мадам Герреро, привстав в кровати и отбросив одеяло. Будь у нее достаточно сил, она бы немедленно встала и выпроводила Бернарду вон из комнаты и смогла бы убедить Исабель в правильности своего поступка. — Я не позволю тебе продолжать!
—  Да ведь она любила его! — Бернарда защищала свое право на правду перед Исабель и защищала ту первую любовь, которая осталась на всю жизнь единственной. — Разве виновата она была в том, что он был у нее первым и единственным мужчиной, был первой и единственной любовью? Она была молода, невинна, наивна, неопытна, и обвинять ее в чем-либо преступно! Ее чувства были чисты! Да пожелай он только, и она с великой радостью отдала бы свою жизнь! — Наверное, Бернарда еще долго бы могла доказывать свою правоту перед мадам Герреро, но их спор решительно прервала Исабель.
—  Прекрати, Бернарда! — Она была рассержена тем, что происходило перед ее глазами. Она обращалась сейчас к Бернарде как к какой-нибудь молодой служанке, только поступившей на работу в их дом. — Я не позволю тебе так вести себя с моей мамой. Как ты посмела говорить с ней в таком тоне и даже кричать? — Исабель от возмущения топнула ножкой. — Грубить ей?!
—  Исабель права! — Мадам Герреро в изнеможении опустилась на подушки. Ей удалось заставить замолчать Бернарду. Как хорошо, что Исабель сама пришла ей на помощь. — Так дальше продолжаться не может, — добавила она.
—  Мне обещали рассказать эту историю...
—  Но она... — прервала Бернарда Исабель, и сама в свою очередь была прервана ею.
—  Вам необходимо успокоиться. Так нельзя продолжать. Добром это не закончится.
—  Эх, Исабель, если бы ты знала все, девочка моя, — вздохнула Бернарда, качая головой.
—  Именно все узнать я и хочу, — твердо заявила Исабель, успокаиваясь сама и присаживаясь опять на край кровати. — Я хочу знать эту историю и добьюсь, чтобы вы все мне рассказали, — заявила она, давая понять матери и старой служанке, что в любом случае своего добьется. История заинтриговала ее, может быть, не столько сюжетом, сколько отношениями между матерью и Бернардой. О существовании такой вражды между ними она даже не подозревала. Наоборот, ей казалось, что преданней Бернарды у мадам Герреро никого не было. И вдруг такое противостояние? За этим несомненно кроется какая-то тайна. А сама история, которую рассказывает Бернарда, — ключ к разгадке тайны.
—  Значит, — начала Исабель рассказывать вместо Бернарды, — это все происходило в одном маленьком поселке на Сицилии? Так, да?
—  Да, — кивнула Бернарда, — это происходило в той далекой стране.
—  А сама ты, Бернарда, откуда, с Сицилии? — внезапно спросила Исабель.
—  Да, я там родилась. — Похоже, этот прием, примененный Исабель, помог Бернарде прийти в себя и контролировать свои чувства. Она успокоилась.
—  Очень странное совпадение, — заметила Исабель как бы между прочим. — Ту девушку тоже звали Бернарда, как и тебя. И обе вы из одной страны. А ты ее хорошо знала, эту девушку?
—  Да, — сказала растерянно Бернарда. — Я ее очень хорошо знала. — У нее почему-то не хватило смелости добавить к этому ответу то, что она скрывала.
—  Расскажи, пожалуйста, что же было дальше с этой твоей знакомой и ее возлюбленным, — попросила Исабель. Она хотела посмотреть, как отнесется к ее словам мать, но мадам Герреро лежала, безучастно глядя в потолок. Казалось, она перестала интересоваться  этой   историей   и  даже   не  слушала  их,   но это было не так. Мадам прекрасно слышала каждое слово, но понимала, что ее вмешательство лишь все усложнит. Пусть события развиваются своим ходом. Коль чему суждено сбыться — сбудется.
— Встречаться им становилось с каждым днем все труднее, — приступила вновь к рассказу Бернарда. — За девушкой постоянно следили ее братья и отец. Они подозревали ее и сторожили поэтому, как цепные псы. Каждый из них не расставался с оружием. Они дежурили, карауля ее, по очереди, готовые убить на месте того, кто приблизится к их сестре. Если бы это им удалось, никто бы не смог их обвинить. Это была Сицилия, где так принято поступать. Братья ходили за Бернардой, словно тени, закинув за спину двухстволки.
Время шло, а влюбленным так хотелось видеть друг друга, что они не остановились даже перед святотатством. Они встречались в церкви и занимались любовью в ней. Это было страшным грехом. Страшнее нельзя придумать. Даже предательство казалось менее грешным, чем то, что совершали они.
На Сицилии церковь пользуется огромным уважением. Все, что связано с церковью, свято, и тень подозрения не коснется его. Именно этим и воспользовались влюбленные. Бернарда выходила из дома, кутаясь в большой черный платок и пряча глаза от братьев, готовых сопровождать ее хоть на кран света. Причем они делали это молча, с каменными лицами, глядя на нее, словно на пустое место. Они боролись не за сестру, для них она перестала быть живым человеком, они охраняли честь семьи.
Бернарда проходила мимо них, словно чужая, и направлялась узенькой мощеной улочкой в центр поселка, к церкви. Последняя стояла, окруженная высоким забором. Но ворот у забора не было. Два столба определяли вход. Бернарда входила в эти ворота, а братья оставались снаружи. Они были уверены, что сестра идет замаливать перед Богом свои грехи, и оставались ждать ее, попыхивая самодельными сигаретами.
Чем ближе она подходила к церкви, тем быстрее ей хотелось попасть в нее, чтобы увидеть Коррадо. Последние метры она почти бежала. Церковь в это время была пуста, прихожане появлялись здесь гораздо позже.
Коррадо обычно приходил сюда раньше и уже ждал ее в прохладной полутемной глубине зала, сидя на одной из длинных скамеек.
—  Я боялся, что ты сегодня не придешь! — бросился он к ней однажды и, обняв, стал жадно целовать губы, глаза, лицо, волосы.
—  За мной постоянно следят, — шептала Бернарда, наслаждаясь его долгожданными ласками.
—  Я люблю тебя, люблю, — исступленно шептал Коррадо, продолжая целовать, ни на секунду не выпуская ее из своих объятий. Он словно хотел наверстать упущенное время и запастись ее близостью на будущее. Он никогда до конца не был уверен, что увидит ее. Иногда ему приходилось уходить из церкви, так и не дождавшись Бернарды.
—  Я люблю тебя, — вторила ему Бернарда, отдаваясь ласкам. — Я люблю тебя больше жизни! — В эти счастливые минуты она забывала о своих братьях, которые ждали ее неподалеку отсюда, вооруженные и готовые покарать ее и его за поруганную честь семьи. — Коррадо, — умоляла она его, — нам надо немедленно бежать отсюда! Они рано или поздно убьют нас. Так не может продолжаться долго! Коррадо, милый, ты должен что-то сделать, ты должен спасти нас и нашу любовь! Ты обещал мне, что я буду твоей женой.
—  Ты уже моя жена, — возразил ей Коррадо, взяв в ладони ее лицо и приблизив к своему, чтобы посмотреть ей в глаза. Потом он увлек ее за собой в глубь церкви, к низеньким скамейкам.
—  Но мы не женаты с тобой по церковным законам, — жалобно продолжала Бернарда, не имея сил сопротивляться. — Я хочу стать твоей женой, как требует Господь!
—  Скоро это произойдет, любовь моя, — шептал Коррадо, осыпая ее лицо поцелуями и настойчиво подталкивая к узенькому пространству меж скамеек. — Иди ко мне, моя любовь, у нас очень мало времени.
Бернарда лежала на каменном полу церкви, ощущая через платье прохладу камней, отдаваясь ласкам Коррадо, и тихо плакала. Не такой представляла она в своих мечтах любовь. Она думала, любовь не связана с тем, что надо кого-то обманывать, совершать явный грех, что надо бояться все время и ожидать возмездия. Слишком много горечи приносила ей ее любовь и совсем не приносила радости. Хотя она любила Коррадо преданной любовью, ради которой готова была претерпеть любые муки и унижения. Даже к смерти она внутренне была готова, слишком хорошо зная характер отца и братьев.
А братья привычно ожидали ее возле церкви, не подозревая ничего, прикуривая одну за другой самодельные сигареты и сплевывая ежеминутно на иссушенную солнцем землю. Им даже в голову не приходило подойти к распахнутым дверям и заглянуть внутрь храма. Если бы они догадались сделать это хоть однажды, то в полумраке, может быть, и не заметили бы лежащих под скамейками Бернарду и Коррадо, зато наверняка услышали бы их страстный шепот.

0

16

Слишком сильна у сицилийцев вера в могущество церкви, чтобы допустить саму мысль о возможности плотской любви перед распятием Христа. Они, наоборот, думали, что раз их сестра так стремится в церковь, значит, для спасения ее души еще не все потеряно.
Из темного проема церковной двери вышла Бернарда и медленно направилась к ожидающим ее братьям. Она не торопилась пройти расстояние, отделяющее ее от них. Бернарда с Коррадо так бурно отдавались страсти, что она не успела еще прийти в себя. Губы ее, щеки еще горели от поцелуев Коррадо, тело еще трепетало от его ласк, глаза слишком явно  блестели,  а должны были  быть  потухшими  и смиренными. Поэтому она проходила участок пути между церковью и братьями как можно медленнее, незаметными движениями рук поправляя платье, платок на голове, приводя чувства и мысли в тот порядок, который был необходим для общения с родными.
Ни слова не говоря братьям, Бернарда прошла мимо них, как мимо неодушевленных предметов, и направилась по узкой улочке домой. Братья переглянулись, молча забросили за спину свои ружья и последовали за ней.
Всякий раз возвращаясь в дом, Бернарда бралась за работу по хозяйству. Время текло медленно, томительно в ожидании следующей встречи с Коррадо. Так бы все и продолжалось неизвестно сколько времени, если бы не новые обстоятельства.
Бернарда вдруг начала чувствовать себя уже не такой здоровой и сильной, как прежде. С ней что-то происходило, но что — она не могла понять. Иногда ей становилось страшно от мысли, что это Бог наказывает ее за тот страшный грех, который она совершала на его глазах с Коррадо. Порой в голову приходила мысль, что кто-то ее сглазил. Мелькало подозрение, что у Коррадо есть еще женщина и что именно она насылает на нее порчу. Ее тошнило, и в самые неподходящие моменты кружилась голова, и ей с трудом удавалось скрывать от родных свое состояние. Откуда было знать юной Бернарде, что она беременна?
Она не спала ночами и плакала по каждому пустяку, терзаемая какими-то страшными предчувствиями. С каждым днем ей становилось все хуже и хуже. Она уходила на берег моря, сплошь заваленный обломками скал, и бродила там в одиночестве, не боясь, что кто-то следит за ней. Этот участок моря прилегал к земле ее семьи, и считалось, что она находится как бы на своей территории.
Однажды она поделилась своими переживаниями с кузиной Джулией, взяв с той клятву, что она никому   не  проговорится.  То  ли  кузина  была  опытнее Бернарды и заподозрила что-то неладное, то ли от чистого сердца, но она посоветовала сходить к старой знахарке, тетушке Анжелине. Весь поселок пользовался ее услугами, доверяя ей куда больше, чем дипломированным врачам. И Бернарда решилась сходить, чтобы выяснить причину своего недомогания.
Она шла берегом моря, чтобы лишний раз не встречаться ни с кем из поселка. Шагая по колено в воде, приподняв длинное платье, Бернарда почувствовала вдруг себя так плохо, что чуть не упала. С трудом ей удалось добраться до большого камня на берегу. Голова кружилась, слабость не позволяла ей двигаться дальше. Приступ страха сжал ей грудь. А вдруг она сейчас умрет? Но постепенно туман перед глазами рассеялся, ей стало лучше, и она смогла продолжить путь.
Стоило ей выйти с территории, принадлежавшей семье, как за спиной неизвестно откуда появились братья с ружьями. Они шли за ней, держась в некотором отдалении, делая вид, что абсолютно не интересуются ею.
Тетушка Анжелина была местной знаменитостью. Если надо было снять сглаз, то это могла сделать со стопроцентной гарантией только тетушка Анжелина. Ее домик находился на окраине. Жила она на втором этаже. Домик был старый, полуразвалившийся. К двери вела скрипучая шаткая лестница. Бернарда испугалась, что вдруг ей станет плохо именно тогда, когда она будет подниматься по этой крутой лестнице. Но, увидев глаза братьев, чуть ли не бегом устремилась наверх. Постучав, она вошла. Братья, как ни в чем не бывало, подпирали каменную стену соседнего дома.
Бернарду встретили полумрак и прохлада. Пахло чем-то незнакомым, но это не было похоже на то, как пахнет в больницах. Она робко перешагнула порог. Первое, что Бернарда увидела, когда глаза ее привыкли к полумраку и смогли различать предметы, это множество чучел самых разных птиц, в основном хищных, причем они были расположены так, словно приготовились напасть на входившего. Если человек сразу не догадывался, что это всего лишь чучела, его могла охватить паника. Но Бернарда отличалась острым зрением и поняла, что эти чучела ей ничем не угрожают. Хотя первое впечатление было довольно-таки неприятным. Вставленные вместо глаз блестящие бусинки создавали впечатление, будто птицы в упор рассматривают ее.
Затем Бернарда увидела множество свечей вокруг какой-то фигурки из металла. Свечи были разной толщины и высоты. Это был основной источник света в доме. Неподалеку от свечей сидела и сама хозяйка, до сих пор не обратившая ни малейшего внимания на гостью. Словно той вообще не существовала. Седые космы падали на сгорбленные плечи старухи. Лицо было худое, загорелое до черноты. В углу рта торчала дымящаяся сигарета. Так, в молчании, прошло некоторое время, наконец тетушка Анжелина задержала свой взгляд на Бернарде.
Наверное, это был один из приемов воздействия на психику клиентов. Когда те начинали ее бояться, они одновременно проникались и верой в ее колдовские способности. А то, что вера в ее могущество очень даже помогает, тетушка Анжелина знала давно. Окинув взглядом Бернарду, робко застывшую у порога, много повидавшая на своем веку тетушка Анжелина сразу поняла причину визита девушки. Это родственникам Бернарды было трудно заметить, что происходит с Бернардой, потому что они видели ее каждый день и маленькие изменения им не бросались в глаза. Опытные же глаза тетушки Анжелины сразу определили признаки беременности.
Тяжело поднявшись со скамеечки, знахарка властным жестом указала Бернарде на низкий широкий топчан, стоявший у одной из стен.
— Ложись сюда, — коротко бросила она, внимательно следя за девушкой. „Пожалуй, поздно спохватилась", — подумала про себя тетушка Анжелина. Она всегда помогала глупым девицам, прекрасно понимая, что их ждет, если родственники узнают о беременности до свадьбы. Эта посетительница пришла слишком поздно. От ребенка уже нельзя избавиться.
Не вынимая изо рта дымящуюся сигарету, старуха подошла к лежавшей на топчане испуганной Бернарде и жестами показала, как той лечь, чтобы удобнее было осмотреть ее. Бернарда исполнила желание знахарки, чувствуя, как страх все сильнее овладевает ее ею.
—  Не бойся, — успокоила тетушка Анжелина, поднимая длинную юбку и обнажая ноги и живот девушки. — Я не сделаю тебе ничего плохого. — Затем она провела сверху вниз ладонями по телу Бернарды. Ошибки не было. Лежавшая перед ней была уже давно беременна. „Как это ей удалось скрывать до сих пор свое состояние?" — удивилась тетушка Анжелина. Хотя в ее практике встречались и такие, что умудрялись скрывать беременность гораздо дольше, чем Бернарда. На какие только уловки они ни шли, страшась родительского гнева. Не всегда это заканчивалось благополучно. Природа не любит, когда ее пытаются втиснуть в жесткие рамки. Тогда она мстит и порой жестоко.
Капли пота стекали по лицу Бернарды. Это было следствие большого психического напряжения. Да и просто было жарко и душно в царстве старой колдуньи.
—  Не бойся, деточка, не бойся, — повторяла старуха, не забывая о своей сигарете, тлевшей в уголке рта. — Вот увидишь, какие у меня нежные руки. — Она подошла к горевшим свечам, зачерпнула из чаши масла, смазала им руки, втирая его в кожу. Выплюнув наконец догоревший окурок, она вновь склонилась над Бернардой. — Не бойся, успокойся, дитя мое, расслабься. Вот так, хорошо. Сейчас мы все с тобой узнаем. Что там у тебя. Посмотрим, только не глазами, а пальцами. — Старуха хриплым, прокуренным голосом что-то запела на непонятном Бернарде языке, совершая действия, понятные в данный момент ей одной.
Бернарда вцепилась руками в края топчана так, что побелели косточки пальцев. Она ожидала, что ей сейчас будет очень больно, и приготовилась терпеть. Ведь ей нельзя было кричать. На улице стояли братья, и если она закричит, то они, чего доброго, ворвутся сюда и узнают, что она тут делает.
— Да тут нет никакого сглаза, — бормотала старая Анжелина. Она хрипло засмеялась, и смех этот был похож на уханье совы. — У тебя совсем другое, милочка! Ты была с мужчиной, и теперь исполняется закон жизни! — И она опять засмеялась, отходя от ошеломленной Бернарды.
Прошло немало времени, так показалось Бернарде, пока она начала что-то соображать. Но на самом деле это было не так долго. Старуха быстро привела ее в чувство. Бернарда молча, со страхом выслушала приговор знахарки. Она ужаснулась, когда узнала, что беременна, и уже давно. Ничего нельзя было поделать. Теперь ее ожидала смерть от рук отца или родных братьев. Ведь она опозорила свою семью. Весь поселок и близлежащие деревни будут показывать в их сторону пальцем и судачить об их позоре. Машинально приведя свою одежду в порядок, Бернарда выскочила из логова старой Анжелины, сопровождаемая ее хриплым смехом, и, забыв о своем недомогании, в одно мгновение слетела с лестницы и побежала в сторону покрытых невысокими зарослями гор.
Бернарда так погрузилась во время рассказа в свои воспоминания, что заново переживала все происшедшее с ней двадцать лет тому назад. Ей понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя и снова очутиться в этой комнате, где сидела рядом Исабель, так внимательно слушавшая ее исповедь, а на кровати, отвернувшись, молча и неподвижно лежала мадам Герреро...
—  У нее был ребенок? — спросила Исабель Бернарду, когда взгляд у той стал осмысленным.
—  Да, у нее был ребенок. И так он сильно цеплялся за жизнь в чреве матери, что никакие заклинания старой Анжелины, никакие мази и пилюли, которыми она снабдила Бернарду, не смогли разъединить мать и ребенка. — Из глаз Бернарды снова хлынули слезы. А мадам Герреро молча закрыла свое лицо рукой. Исабель же была потрясена драматизмом истории. Ей хотелось узнать, как разворачивались события дальше.
—  Не стоит продолжать, Бернарда, пора закончить со всем этим! — не выдержала мадам Герреро. Ее призыв более напоминал стон умирающей. Все происходящее доставляло ей муки, гораздо более сильные, чем ее болезнь.
—  Но почему ты не хочешь, чтобы Бернарда продолжила свой рассказ, мама? — возмутилась Исабель. — Ты не в первый раз говоришь об этом, а я хочу все знать! Надеюсь, я имею на это право. Тем более что, как я поняла, эта история касается непосредственно меня. И я хочу понять, каким образом она связана со мной.
Монолог Исабель был прерван негромким стуком в дверь. Бернарда встала, открыла ее и увидела на пороге Бенигно.
—  Извините, — Бенигно вошел в комнату. — Я не хотел мешать вам, но...
—  В чем дело, Бенигно? — Нельзя сказать, чтобы неожиданное появление слуги рассердило мадам Герреро. Наоборот, он помог ей выиграть время. И поэтому ее резкий тон не соответствовал действительному отношению к нему.
—  Звонят по телефону и просят сеньориту Исабель. Просят очень настойчиво. Я пытался объяснить, что сеньорита сейчас занята, но это не возымело действия, — Бенигно развел руками. — Я решил, что лучше будет, если сообщу об этом. Может быть, что-то важное. Правда, я сказал, будто не уверен, что сеньорита дома, и попросил подождать минутку, пока схожу и посмотрю. — Старый слуга ждал решения Исабель. Он за свою долгую жизнь научился так отвечать по телефону, что если надо, всегда можно было сказать, будто хозяйки нет дома.
—  Я не хочу ни с кем сейчас говорить, — сказала Исабель. Ей хотелось окончательно разобраться с этой историей, чтобы потом уже не возвращаться к ней.
—  Скажи, что сеньорита не может сейчас подойти к телефону, — резко приказала Бернарда Бенигно, спеша выпроводить его из комнаты. — Скажи, что к сеньоре Герреро пришел доктор и Исабель должна присутствовать при осмотре. Скажи, что она позвонит, как только освободится. — Конечно, в данный момент Бернарда брала на себя слишком много инициативы, но она понимала, что если сейчас Исабель уйдет из комнаты, история может отойти на второй план, перенестись на потом и так ничем и не закончится.
—  Хорошо, — не проявляя внешне удивления таким решительным поведением Бернарды в присутствии обеих хозяек, кивнул Бенигно и с достоинством удалился из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь. Но про себя он несколько раз помянул недобрым словом Бернарду, которая в последнее время позволяла себе слишком много.
Исабель резко поднялась с кровати, на которой сидела. Она отбросила свои великолепные длинные волосы на спину. Сделала шаг в одну сторону, потом в другую. Ей не сиделось на месте.
—  Я все равно не смогла бы сейчас ни с кем говорить по телефону, — проговорила она, словно оправдывая свой отказ. Только непонятно было, перед кем она оправдывается, перед собой или перед матерью и Бернардой. А может быть, перед тем, кто звонил ей.
—  Ты очень нервничаешь, — заметила мадам Герреро, внимательно наблюдавшая за поведением Исабель и старавшаяся понять, как повествование Бернарды повлияло на дочь. — Тебе не мешало бы хорошенько отдохнуть, — продолжала она. — А завтра...
—  Завтра? — прервала ее Исабель. — Но почему завтра? Я не понимаю тебя, мама! — Она подсела к матери. — Я хочу дослушать эту историю сегодня же!
—  Но есть такие вещи, Исабель... — попыталась остановить ее мадам Герреро, однако это ей не удалось.
—  Да,  мама,  есть вещи,  которые  не могут  и  не должны откладываться!
—  Ты никогда до сих пор не спорила со мной, — огорченно заметила мадам Герреро.
—  Извини, мама. — Исабель повернулась к Бернарде. На ее лице была написана решимость. — Бернарда, я хочу слышать, что было дальше с этой девушкой, молодым человеком и ребенком, если он появился на свет, — почти приказала она. — Продолжай! — Но, видя, что Бернарда молчит, пришла ей на помощь: — Итак, мы узнали, что этой девушке шестнадцать лет и что она забеременела. Как к этому отнеслась ее семья?
—  Семья ни о чем не догадывалась. А Бернарде хотелось только одного, чтобы ее возлюбленный Коррадо узнал обо всем и как можно скорее увез ее из поселка.
После того как Бернарда посетила старую знахарку, Коррадо куда-то исчез. Они не виделись уже несколько дней. Девушке было тяжело в одиночестве переживать страшную новость, „выданную ей" Анжелиной. Ей хотелось поделиться своими переживаниями с любимым, почувствовать его помощь, удостовериться лишний раз в том, что он не изменил своего отношения к ней и по-прежнему хочет видеть ее своей женой.

0

17

Пользуясь любым поводом, Бернарда убегала из дома, стараясь, чтобы ее братья не могли следовать за ней. Иногда это ей удавалось. И тогда она искала Коррадо в тех местах, где он мог прятаться. Но все бесполезно. Она никак не могла его найти. Однажды ей повезло. Друг Коррадо посоветовал поискать в старых развалинах, на склоне горы. Развалины эти представляли собой остатки древнего храма, который стоял тут тысячу лет назад.
Бернарда побежала к развалинам. Нет, она не бежала, она летела туда, в надежде, что наконец-то увидит Коррадо. Блуждая между полуразвалившимися колоннами, большими мраморными глыбами, она совершенно случайно натолкнулась на него. Может быть, ему и не очень-то хотелось с ней встречаться, но исчезнуть просто так, не сказав, не объяснив ей ничего, он не мог.
—  Бернарда, ты с ума сошла! — бросился к ней Коррадо, испуганно оглядываясь по сторонам. Недавно парня предупредили, что братья Бернарды поклялись убить его при первом же удобном случае. — Тебя могут увидеть здесь!
—  Почему ты уже несколько дней не появляешься и не даешь о себе знать? — упрекнула его Бернарда, но потом обняла и прильнула к его груди. — Коррадо! Коррадо!
—  А что такое случилось, что ты бросилась меня искать? — отстранил он ее от себя. — Почему ты не дождалась, как мы договаривались, пока я не подам тебе знак? — Коррадо интуитивно почувствовал: произошло нечто такое, что может доставить ему кучу неприятностей.
—  Я не могла, — прошептала Бернарда, тяжело вздыхая. — Кое-что случилось... — Бернарда опять начала его обнимать и целовать. — Коррадо, любимый мой, ты мне так нужен, я не могу без тебя больше жить, — шептала она ему на ухо.
—  Подожди, Бернарда, потерпи немного, мне сейчас не до поцелуев, — отстранил ее опять Коррадо, только на этот раз более решительно. — Успокойся и расскажи по порядку, что случилось? — Его рука случайно сорвала блузку с ее плеча — такого округлого, загорелого, с нежной бархатной кожей. Коррадо даже не заметил, как его рука начала машинально ласкать это обнаженное плечо. — Тебе нужны мои ласки, мои поцелуи? — спросил он ее, внезапно утвердившись в мысли, что все дело именно в этом.
Но Бернарда молча взяла его руку в свою, склонилась над ней и поцеловала. Потом прижала его ладонь к своей груди, молодой, упругой, нежной, и провела его рукой по своему телу вниз, к животу, где сейчас уже жило маленькое существо, плод их запретной любви, которое появится на свет через полгода или раньше. И это будет их ребенок, ее и Коррадо. Она была счастлива. Она очень любила стоящего перед ней молодого мужчину.
Коррадо проводил взглядом свою руку, которую Бернарда прижимала к телу, рука остановилась на животе, и Коррадо вдруг все понял. Он заметил, что живот гораздо больше выдается вперед, чем еще несколько месяцев тому назад, во времена их первых встреч. Он вырвал руку и, как ужаленный, отскочил к мраморной стене. Потом обхватил свою голову, словно увидел или услышал нечто страшное. Он даже застонал от отчаяния.
Бернарда поняла, как Коррадо отнесся к ее беременности. Она горько заплакала. А он стоял рядом и время от времени стучал кулаком по мрамору, словно пытался разрушить стену, закрывавшую ему путь к свободе. Так они стояли у стены, она плакала, он мрачно молчал, подавленный и злой.
— Коррадо, — окликнула она его, — Коррадо! — Слезы заливали ее лицо, и она не могла видеть, как он реагирует на ее зов. В ее голосе слышались боль, отчаяние, страх, любовь, надежда.
— Ты с ума сошла, чего ты кричишь! — про¬шипел он и зажал ей рот ладонью. — Нас могут услышать! — Он прислушался к звукам, доносившимся из поселка, и что-то его насторожило. — Я слышу, — сказал он в тревоге, — как лают собаки. — Коррадо оттолкнул ее. — Иди, — шепнул он, — я дам тебе знать о себе. Мы скоро увидимся. Я придумаю, как помочь тебе. Иди! — И он сильнее толкнул рыдающую девушку по направлению к поселку. Лай собак приближался. Гримаса страха и злости исказила его лицо. Бернарда не узнавала своего Коррадо, который еще недавно так горячо говорил ей о любви.
Она опустилась перед ним на колени, обхватила его ноги руками и припала лицом к коленям. Он резко поставил ее на ноги.
—  Беги! — приказал он. — Ради меня, беги!
Собаки лаяли совсем рядом. Рыдая, она повернулась и пошла в сторону поселка. Коррадо в отчаянии прислонился к стене. Он не знал, что ему делать. Но он отлично понимал, что будут делать братья и отец Бернарды, когда узнают всю правду. В отчаянии он плюнул в ту сторону, куда пошла Бернарда...
Воспоминания доставляли старой Бернарде страдания, Она плакала, не успевая вытирать платком глаза во время своего рассказа. Она так же переживала, как и в тот далекий день. Она бежала вместе со своей юностью после свидания с Коррадо по тропинке среди плодовых деревьев, мимо глухих стен, и ей казалось, что за ней гонятся все злые силы ада.
—  Бернарда, очнись! Что с тобой? Тебе плохо? — испугалась за служанку Исабель. — Если тебе трудно, мы сделаем перерыв. Расскажешь потом, завтра.
—  Нет-нет, мне хорошо, — успокоила ее Бернарда. — Лучше я продолжу рассказ, потому что в другой раз вряд ли у меня хватит духу вновь погрузиться в эту пучину воспоминаний, — она улыбнулась.
—  А что он сделал, когда узнал, что девушка беременна? — сразу же задала вопрос Исабель, которую успокоили слова Бернарды.
—  Он? — Бернарда усмехнулась. — Он сделал то, что посчитал нужным в такой ситуации. — Она вновь замолчала, словно не решаясь рассказать, как поступил Коррадо.
—  Он искал ее той ночью? — Исабель так переживала за героиню рассказа, что даже побледнела от волнения. — Они убежали вместе?
—  Убежали? — горько повторила Бернарда вопрос и рассмеялась. — Вместе?
—  Но ведь в таких обстоятельствах любой мужчина должен... — Исабель  не досказала  того,  что хотела,  увидев,  как  реагирует  на  ее  слова  Бернарда, — та даже встала с места.
—  Да, — протянула служанка издевательским тоном, — мужчины всегда, девочка моя, поступают так, как это выгоднее в первую очередь им. — Бернарда заходила по комнате. Мадам Герреро молча провожала ее взглядом. Она не питала к Бернарде злобы, просто она не могла жить без Исабель. Она, наоборот, сочувствовала Бернарде и прекрасно понимала ее. — Будет лучше, .— Бернарда оглянулась на Исабель, — если ты узнаешь об этих привычках мужчин как можно раньше.
—  Так что же он сделал? — не понимала Исабель. А может быть, ей не хотелось верить в человеческую подлость? Пока еще мир не успел причинить ей столько неприятностей, чтобы она его возненавидела.
—  То же, что и многие другие до него делали в отношении соблазненных ими женщин, — горько улыбнулась Бернарда. Во взгляде, который она бросила на Исабель, можно было прочитать: „Как же ты еще неопытна и наивна, моя девочка!"
— Он что, бросил ее? — Исабель с трудом произнесла эту фразу. История начиналась так романтически, была такой красивой; девушка и юноша так любили друг друга!.. И вот, грустный финал. Ей не хотелось верить в это.
—  Конечно же, бросил, — резко произнесла Бернарда. — Он так резво убежал из этого поселка, что только пятки засверкали. — Внезапно выдержка ей изменила и она почти закричала: — Будь он проклят! — Кулаки ее сжались, словно хотели уничтожить предателя.
—  Бернарда! — подала голос мадам Герреро. — Не ругайся! Я тебе уже не в первый раз это говорю, не ругайся!
—  А она молчала, — с горечью продолжила Бернарда, словно не услышав мадам Герреро. — Она все ждала, верила, надеялась, что однажды он все-таки вернется, женится на ней, как полагается по закону.
—  А ее братья? — спросила Исабель.
—  Она ничего не говорила им, потому что те хотели убить его. Он ее предал, а она продолжала верить в его любовь и охраняла его жизнь. А он воспользовался ее любовью, тем, что она молчала, не предавая его, и решил сбежать. По поселку поползли слухи. Началось это вскоре после того, как она узнала, что беременна. Вскоре слухи дошли и до нее. Она узнала, что он не только исчез из поселка, но и покинул Сицилию навсегда.
Коррадо понимал: если останется в стране, то рано или поздно его найдут братья Бернарды и пристрелят. Поэтому он решил бежать далеко. У него был брат, родная кровь, который вызвался помогать ему во всем. Пока Коррадо скрывался в горах, брат подготовил к дальнему путешествию лодку. Когда все было готово, он пригнал лодку в условленное место, недалеко от тех самых развалин, где в последний раз встретились они с Бернардой, и громко свистнул. Коррадо ожидал этого сигнала. Услышав его, он выглянул из укрытия, удостоверился, что это его брат, и бегом направился к лодке. На бегу он оглянулся и, к своему ужасу, увидел спускающихся с горы братьев Бернарды. Они долго его выслеживали и наконец нашли место, где он скрывался все эти дни.
Коррадо бежал изо всех своих сил. Сейчас от быстроты его ног зависела жизнь. Лодка была единственным спасением. Если братья Бернарды приблизятся к нему на расстояние выстрела, они непременно убьют его. Слава о том, что оба парня отличные стрелки, давно гуляла по поселку. Коррадо бежал, изредка оглядываясь на преследователей. До них было еще достаточно далеко, но все же они приближались. А прибрежный песок мешал Коррадо бежать. Ноги вязли в нем. Он терял силы, задыхался, пот заливал глаза. Ему казалось, что он топчется на месте и не приближается к лодке. Мысль о том, что его наказывает Бог за то, что он занимался любовью с Бернардой прямо в церкви, чуть не лишила его сил и желания бороться за свою жизнь. Но он овладел собой и продолжал бег.
—  Быстрее, быстрее! — кричал Коррадо брат, прячась за бортом лодки. Он увидел, что братья Бернарды на бегу целятся в него, услышал звуки выстрелов. Ко пули не видели Коррадо и не попали даже в лодку.
Коррадо достиг, наконец, берега моря, бросил в лодку узел с вещами, и они с братом начали спускать ее на воду.
—  Быстрей, быстрей, — торопил брат, — прыгай в лодку! — И после того как Коррадо взялся за весла, он изо всех сил толкнул ее в море.
—  Беги! — крикнул ему Коррадо. И тут он увидел, как его брат, стоявший по пояс в воде, вдруг взмахнул руками и упал. Одна из пуль братьев Бернарды попала ему в спину. Коррадо закричал от горя и ненависти. Но он не мог уже ничем помочь брату. Разве вернуться и присоединиться к нему, дав врагам возможность пристрелить его? И, плача от бессилия, Коррадо упрямо греб в море, все дальше удаляясь от опасности, от караулившей его смерти.
Братья Бернарды, выстрелив несколько раз по удалявшейся лодке, в которой был их обидчик, бросились к брату Коррадо. Схватив парня за руки, они вытащили его из воды. Он был еще жив, лежал лицом вниз и не видел, как уплывает все дальше Коррадо. Братья Бернарды наблюдали за уменьшающейся в размерах лодкой, жалея, что так и не сумели отомстить за сестру.
—  А что было дальше с девушкой? — спросила замолчавшую Бернарду Исабель. Но в комнату опять постучали.
—  Войдите, — негромко сказала мадам Герреро. Дверь отворилась, и в комнате опять появился Бенигно.
—  Извините, мадам, — склонил он голову в полупоклоне, — там спрашивают сеньориту Исабель. — В его руке была записка.
—  Я так и знала, — сказала недовольно Исабель, — это Эмилио. Я просила его позвонить мне попозже. Вот он и позвонил.
—  Извините, сеньорита, — Бенигно протянул ей листочек бумаги, — это не сеньор Эмилио спрашивает вас, а сеньор Фернандо Салинос. У него к вам есть срочный разговор.
—  Что ему от меня надо? — удивилась Исабель. — И как он вообще узнал, где я живу? Ведь я ему не давала своего адреса.
—  Кто это такой? — властно потребовала объяснения мадам Герреро. Она всегда просила Исабель быть разборчивой в своих знакомствах и внимательно следила за тем, чтобы дочь выполняла ее наставления.
—  Это, наверное, попутчик Исабель, с которым она летела из Америки, — объяснила Бернарда.
—  Может быть, прогнать его? — спросил Бенигно. Ему это было еще под силу. Для своих лет он был очень даже крепок.
—  Нет, — ответила Исабель, поднимаясь, — я сделаю это сама. — Она решительно направилась к двери. Бенигно ловко открыл ее перед ней и поспешил следом на всякий случай.
Бернарда осталась в комнате тет-а-тет с мадам Герреро. Последняя обрадовалась маленькой передышке. С облегчением вздохнула. Бернарда подошла к столику, на котором стоял кувшин с водой, взяла стакан и наполнила его.
—  Время принимать лекарство, мадам. — Из маленькой бутылочки она добавила в стакан несколько капель. — Врач советовал быть очень осторожными с этими каплями.
—  Тебе бы, конечно, очень хотелось, чтобы вместо этих капель был яд? — грустно улыбаясь, спросила мадам Герреро, пристально следившая за всеми действиями Бернарды. — Тебе бы очень хотелось отравить меня, не правда ли?
—  Да что вы такое говорите, мадам? — изумилась Бернарда, направляясь со стаканом в руке к постели больной. — Знайте, что я никогда не смогу причинить вам ни малейшего вреда. Тем более сейчас, — многозначительно добавила она, — когда мы так близки к правде. — Она протянула мадам Герреро стакан с лекарством. — Я ждала этот день всю жизнь.
—  Последние слова еще не сказаны, — ответила мадам Герреро, принимая стакан и поднимая его, словно это был бокал с вином и она провозглашала тост. — Ты слишком рано начала праздновать победу, Бернарда. — Мадам Герреро выпила лекарство, выпила так, как не пила его последние дни, залпом, не отрывая взгляда от стоящей перед ней Бернарды. Та в свою очередь тоже не отводила от нее своих глаз. Это была настоящая дуэль. Ни одна из них не хотела уступать. Но ни одна из них и не была уверена в победе. Борьба за Исабель была еще впереди.

0

18

Когда недовольная и почти разгневанная Исабель спустилась на первый этаж, с кресла поднялся Фернандо и шагнул ей навстречу. Он ожидал увидеть в ее глазах хоть искорку радости от встречи с ним. Но, увы, глаза Исабель метали молнии. Фернандо почувствовал себя незваным гостем.
—  Привет, Исабель, как я рад тебя видеть! — Несмотря на холодный прием, Фернандо решил вести себя как ни в чем не бывало. — Прошу простить меня за столь глупый поступок, знаю, что мне надо было сначала позвонить и получить твое разрешение на этот визит, но я не смог удержаться. Мне так хотелось увидеть тебя снова. Признаюсь, я боялся тебе звонить: по телефону так легко получить отказ. И поэтому... — он не договорил.
—  Тебе не следовало приходить сюда, — перебила его Исабель, нимало не заботясь о правилах гостеприимства.
—  Я думал, что... — Фернандо растерялся. Такого приема он все же не ожидал.
—  Я не давала тебе ни своего адреса, — продолжала суровую отповедь Исабель, — ни номера телефона и тем более не приглашала. Не понимаю, как ты посмел появиться здесь?!
—  Исабель! — Фернандо знал, что если он сейчас каким-то образом не сумеет смягчить этот ледяной прием, ему не видать больше Исабель. — Я не переставал думать о тебе ни на минуту с тех пор, как мы расстались в аэропорту. И подумал, что, возможно, у нас с тобой есть много такого, о чем стоило бы...
И опять Исабель не дала ему окончить мысль.
—  А по-моему, ты ошибаешься, и нам с тобой совершенно не о чем говорить! Так что, пожалуйста, оставь этот дом. — Исабель грациозно повернулась к нему спиной, собираясь уйти.
—  Но, Исабель! — жалобно воскликнул Фернандо, понимая, что теряет ее навсегда. Сейчас, видя ее снова перед собой, он с особенной силой понял, что не сможет пережить, если она его прогонит, лишив надежды на продолжение знакомства. — Я прошу, я умоляю тебя лишь об одном: позволь мне прийти к тебе или позвонить в другой раз. Извини, если я огорчил тебя неожиданным появлением. Я понимаю, что поступил неподобающим образом, но я ничего не мог с собой поделать.
—  Я ничего не могу позволить вам, я слишком занята! — ответила, словно отрезала, Исабель, гордо посмотрев на него из-под полуопущенных густых ресниц. Она сделала шаг к двери.
—  Исабель! — остановил ее Фернандо. — Ты не можешь так обращаться со мной! Я не заслужил этого! По крайней мере разреши мне хотя бы иногда слышать твой голос по телефону.
—  Я еще раз повторяю, что очень занята, — медленно чеканя каждое слово, ответила Исабель. — И не могу ничего разрешить вам! — Исабель прошла мимо Фернандо, который вынужден был посторониться, чтобы пропустить ее. Она отнеслась к нему так, словно это был неодушевленный предмет.
—  Исабель!    —    Фернандо    вдруг    разозлился.
С ним еще никогда так не поступала ни одна женщина. Он подошел к двери, в которую собиралась выйти Исабель, и закрыл ее, заметив в глубине соседней комнаты Бенигно, который решил на всякий случай находиться поблизости. — Я понимаю, — продолжал Фернандо, убедившись, что теперь им никто не помешает и не услышит их разговора, — что веду себя очень глупо. Но единственное, что меня может оправдать, это мое искреннее чувство к тебе. Разреши мне хотя бы объясниться.
—  Я не понимаю, о чем ты говоришь! — Исабель и слышать не хотела никаких объяснений.
— Исабель, такое случилось со мной впервые, пойми! — Фернандо решил идти ва-банк. Он объяснит ей все, даже если Исабель не желает этого. — Я смотрю на себя и не узнаю. Я спрашиваю себя: Фернандо, что с тобой происходит? Ты стал похож на пятнадцатилетнего мальчишку и ведешь себя именно так, как повел бы себя он...
—  Я не понимаю, о чем ты говоришь! — Исабель почему-то было неловко слушать признания этого молодого мужчины, так непохожего на ее поклонников, в основном, ее ровесников. — Я не хочу понимать и не хочу ничего слышать!
—  А я не могу не думать о тебе! — в свою очередь взорвался Фернандо и пошел в наступление. — С тех пор как я увидел тебя впервые, я понял, что такое любовь. Я почувствовал вот здесь, — Фернандо прижал руку к сердцу, — нечто совершенно новое. Я постоянно думаю о тебе, о твоей красоте, доброте, уме. Я ничего не могу поделать с собой и поэтому веду себя так глупо. — Он пожал плечами. — Не знаю, захочешь ли ты меня еще когда-нибудь увидеть, поэтому и решил прийти без приглашения и предварительного телефонного звонка. — Он был так беспомощен в ту минуту, когда просил не сердиться на него, что невольно вызывал сочувствие.
—  По крайней мере, я тебя приняла, — сказала, помолчав, Исабель. — И выслушала тебя, не прогнав сразу.
—  И ты думаешь, я смогу довольствоваться такой малостью? — спросил Фернандо, решивший не отступать.
—  Это больше, чем ничего, — отрезала Исабель, хотя настойчивость Фернандо произвела на нее впечатление. — Разве не так?
—  Нет, — упрямо покачал головой Фернандо. — Мне этого мало.
—  Ну и чего же ты хочешь? — возмущенно спросила Исабель. — Ты, кажется, спутал меня с кем-то из твоих знакомых, тех, что никогда не поступали с тобой так, как я. — Если было необходимо, Исабель умела быть очень язвительной. Это замечали еще в колледже ее подруги.
—  Я прежде всего хочу, чтобы ты больше меня не унижала, как ты это делаешь сейчас, — с обидой произнес Фернандо. — Я понимаю, что в какой-то степени заслужил такое отношение, но ведь я все объяснил тебе и принес свои извинения.
—  Я не хотела тебя обидеть, — сказала Исабель, решив про себя, что Фернандо где-то прав. Ей не надо было вести себя с ним резко. Ведь он ничего дурного не сделал. Ее разозлило то, что Фернандо появился без приглашения, в тот момент, когда она никого не хотела видеть.
—  Но ты это сделала, — тихо возразил Фернандо. — А ведь я, честно говоря, Исабель, этого не заслужил... — Было видно, он очень огорчен тем, что произошло сейчас между ними. Он торопился сюда, надеясь на совсем иной прием. — Куда ты, Исабель? — спросил он, увидев, как девушка решительно направилась к двери. Фернандо испугался, что опять переборщил со своими упреками и окончательно обидел Исабель.
—  Приказать, чтобы тебе принесли что-нибудь выпить, — объяснила она, решив, что действительно вела себя уж очень негостеприимно. — Чтобы ты не считал меня монстром, — Она заметила улыбку облегчения  на  лице Фернандо.  —  Что  тебе  принести? — Но строгого официального тона она не изменила.
Не переставая улыбаться, Фернандо пошутил:
—  Принеси мне твою улыбку и, пожалуйста, без льда... — Когда эта шутка вызвала ответную улыбку у Исабель и она ушла, чтобы распорядиться, Фернандо понял, что самое страшное осталось позади. Ему удалось растопить лед недоверия и добиться прощения за свой неожиданный визит. Мир вокруг сразу стал для него полным света и ярких красок, ему улыбнулась надежда.
Настроение Фернандо стало еще более праздничным, когда Исабель пригласила его в другую комнату, где их ждал накрытый столик, на котором стояли разные спиртные напитки и высокие стаканы. Налив себе и Исабель, хотя та отказывалась, Фернандо сделал глоток и продолжал начатый разговор.
—  Признаюсь честно, я впервые чувствую себя так рядом с женщиной.
—  А я, по-твоему, должна чувствовать себя польщенной этим? — вновь не удержалась от иронии Исабель. Она по-прежнему держалась довольно холодно, словно выполняла не очень приятную для нее обязанность
—  Не знаю, но, наверное, да, — неожиданно для себя сказал Фернандо и тут же подумал, что люди глупеют от счастья и могут все испортить. — Я вижу, что каждый мой поступок, каждый жест только усложняют положение, поэтому, — он решительно допил содержимое стакана, — можно попросить еще? — И протянул стакан Исабель.
—  Нет, — решительно отказала она.
—  Я так и знал, — засмеялся Фернандо. — Даже сам не понимаю, зачем и попросил. — Он поставил стакан на столик. — Ну, конечно, все надо делать по правилам хорошего тона. Пять минут на разговоры, коктейль и... все. — Теперь в его словах звучала ирония.
—  А  сейчас,  —  резко поднялась  со  стула  Исабель,  заставив   и   Фернандо   тоже  подняться,   —  я бы...
—  Да-да, — замахал руками Фернандо, прервав ее, — я тебя прекрасно понимаю, мне пора уходить. Я это уже запомнил. Ты это повторяешь с самого начала моего прихода.
—  Может быть, в другой раз я буду вести себя более гостеприимно, — ответила Исабель, выбегая из комнаты.
—  Исабель! — Вновь не дал ей уйти Фернандо. — Я понимаю, что сейчас, когда у тебя столько разных проблем, не время говорить об этом... — Фернандо вспомнил о тех проблемах, о том, что ему рассказал в кафе Эмилио относительно истинного положения семьи Герреро. Именно на это он сейчас и намекал Исабель. Но почему-то именно это и разозлило ее еще больше.
—  Я не позволю тебе вмешиваться в мои личные дела! — крикнула она.
—  Но, Исабель, — не отступал Фернандо, — я лишь хочу знать, каким образом я смог бы тебе помочь? Послушай, Исабель... — И хотя он был очень искренен в этот момент, это ему не помогло.
—  Свои проблемы я решу сама! — Исабель была непреклонна.
—  Послушай, Исабель... — но договорить он не успел.
—  Я не хочу больше ничего слышать! — бросила она ему в лицо.
—  Но я хотел помочь тебе, — Фернандо растерялся, ему была непонятна такая категоричность в отказе.
—  Замолчи! — Исабель готова была вот-вот расплакаться.
В это время дверь в комнату, где они находились, отворилась и вошел Бенигио, готовый вышвырнуть вон этого непрошеного гостя.
—  Извини меня, — пробормотал Фернандо при виде старого слуги. Ему стало неловко за тот шум, который возник по его вине.
—  Вам помочь, сеньорита Исабель? — спросил Бенигно, не спуская глаз с Фернандо.
—  Нет, Бенигно, спасибо, — овладела собой Исабель, хотя минуту назад готова была позвать верного слугу. — Проводи этого господина к выходу, а то, боюсь, он сам не найдет дороги обратно, — приказала она Бенигно.
Фернандо, пораженный всем случившимся и особенно последним ее распоряжением, стоял и смотрел на Исабель, надеясь, что она передумает. Бенигно сделал шаг в его сторону и указал рукой на открытую дверь. Жест красноречиво говорил о том, что его просят выйти из комнаты. Фернандо вынужден был подчиниться. Не мог же он, в самом деле, оказывать сопротивление этому почтенному старику. Склонив голову на прощание, он вышел из комнаты. Бенигно последовал за ним, прикрыв за собой дверь. Исабель опустилась в кресло, почувствовав, что силы окончательно оставили ее. „Какой тяжелый выдался день", — подумала она. Никогда еще до сих пор ей не приходилось столько переживать и волноваться. Сначала этот непонятный конфликт между матерью и Бернардой. Потом история, полная драматизма, которую начала рассказывать Бернарда, предупредив о том, что эта история имеет непосредственное отношение к ней. Визит Фернандо, непрошеный и неожиданный, и из-за этого даже оскорбительный. Приди он в другой день, вполне могло случиться так, что она с удовольствием приняла бы его и представила матери. Исабель устало обхватила голову руками и закрыла глаза. Ей хотелось забыть об окружающем мире и ни о чем не думать.

0

19

После того как Исабель ушла, Бернарда поняла, что может действительно произойти то, чего добивалась мадам Герреро. Она не сможет рассказать свою историю Исабель до конца. Прошло уже порядочно времени, как Исабель ушла, — достаточно, чтобы выпроводить незваного посетителя. Это очень огорчило Бернарду. Она так надеялась, что сегодня покончит с этим мучением, с этим кошмаром, преследующим ее уже много лет. Женщина так задумалась, что не услышала голоса мадам Герреро, которая звала ее.
— Бернарда! Бернарда! Ты что, не слышишь меня? — Мадам приподнялась, стараясь понять, чем вызвана такая рассеянность Бернарды.
—  Мадам? — очнулась от своих невеселых дум Бернарда и повернулась к хозяйке.
—  Я зову тебя уже несколько минут, — сообщила мадам. — Ты что, оглохла? Что с тобой случилось? Или ты возомнила о себе Бог знает что? Рановато! Пока ты моя служанка. — Мадам опустилась на подушки. Даже легкое напряжение отнимало у нее силы.
—  Извините, мадам, я просто не поняла. — Бернарда сделала вид, что внимательно слушает хозяйку.
—  Все мечтаешь? — упрекнула мадам, прекрасно понимая, что написанная на лице Бернарды готовность всего лишь маска. — Мечтаешь о волшебных историях? — коротко засмеялась она.
—  Да, мадам, вы угадали. — Бернарда решила не уступать позиции, которые с таким трудом ей удалось отвоевать во время своего рассказа. — Я мечтала о волшебных сказках. Они учат нас многим вещам, которые не всякий может себе представить.
—  Ну, а тебя, к примеру, чему они научили? — Мадам Герреро скривила губы в иронической усмешке. Как ей хотелось почувствовать себя сейчас не больной и бессильной, а наоборот. Она сумела бы поставить все на свои места. Все было бы так, как она захочет. Но, увы, ей приходится лежать в постели и зависеть даже от прислуги.
—  Меня они, к примеру, — отвечала Бернарда, нимало не смущаясь иронией хозяйки, — научили, что с теми, кто не выполняет договоров, — при этом она взглядом дала понять мадам Герреро, что сказанное в первую очередь относится к ней, — случаются очень неприятные вещи. Достаточно вспомнить хотя бы Белоснежку или Золушку...
—  Бернарда! — Мадам Герреро не испугалась намеков Бернарды. Она освободила из-под одеяла тощую от болезни руку и погрозила служанке пальцем, как маленькой девочке. — Я предупреждаю, у тебя ничего не получится из того, что ты задумала. Ты все равно не добьешься своего. Это не зависит от того, буду я лежать в постели или нет.
—  Речь идет не о моем или твоем, — серьезно заговорила Бернарда, подходя к мадам и склоняясь над ней, словно собираясь что-то сделать.
—  Бернарда! — в испуге выкрикнула мадам Герреро, отстраняясь от нее.
—  Не беспокойтесь, я ничего не сделаю вам, — хрипло рассмеялась Бернарда, успокаивая испуганную мадам. — Я просто хочу поправить у вас подушки. — Она действительно поправила их и отошла. — Чем я занимаюсь в этой жизни, кроме как тем, что слежу, чтобы вам было удобно? Стремление быть полезной вам стало основой моей жизни.
—  Куда это запропастилась Исабель? — тоскливо запричитала мадам Герреро, чувствуя себя наедине с Бернардой совершенно беззащитной. Сейчас для нее было уже не важно, услышит дочь финал рассказа Бернарды или нет. Важно было, чтобы она присутствовала здесь. — Кто этот человек, что пришел к ней? Почему она не возвращается так долго? Она ведь собиралась прогнать его и сразу же вернуться.
—  Исабель все равно узнает ту правду, которую должна знать, — проговорила Бернарда. — Днем раньше, днем позже, но все равно узнает.
Обе женщины молча ожидали Исабель, девочку, ради которой они жили на этой земле и ради которой совершали все свои поступки. Но Исабель не шла. Они не могли видеть, как она, формально выполнив долг гостеприимства, заставила Фернандо покинуть дом, а сама уселась в комнате, находившейся рядом с прихожей, и погрузилась в раздумья. И ни¬кому не дано было знать, о чем она сейчас думала.
Внезапно Бернарда заметила, что мадам Герреро что-то долго молчит и неподвижно лежит с закрытыми глазами. Она прислушалась и не уловила дыхания. Ей показалось, что и одеяло на груди мадам замерло. Страшная догадка обдала ее ледяным холодом. Тихо подойдя к кровати, Бернарда опять прислушалась и опять ничего не расслышала. Тогда она прижалась ухом к груди мадам. Но вместо биения сердца раздался тихий смех. Бернарда отпрянула в сторону, словно ее застали за чем-то предосудительным. Глаза мадам Герреро были широко открыты, она смотрела на служанку. Бернарда покраснела от охватившего ее гнева. Ее провели, как неопытную девочку.
—  Что еще? — смеялась мадам. — В чем дело, Бернарда?
—  Вы напугали меня, мадам, — сердито ответила служанка. — Она была возмущена этой неудачной шуткой мадам.
—  Ты подумала, что я умерла, а это пока не в твоих интересах, верно? — спросила мадам Герреро. — Но пока. А чуть позже ты была бы не против, чтобы это случилось. Ведь пока мы не расставили точки над «і» в отношении Исабель, ты будешь молить Бога, чтобы со мной ничего не случилось. Ибо только твоим словам она никогда не поверит. — Мадам Герреро наблюдала за выражением лица Бернарды, ее интересовала реакция служанки на услышанное. — Исабель обязательно захочет, чтобы я либо опровергла, либо подтвердила все то, что ты ей скажешь, — мадам вновь рассмеялась негромким, сухим смешком. — А ты ведь действительно испугалась, Бернарда, подумав, что я умерла.
—  Перестаньте играть со мной в свои жестокие игры, — хмуро нахмурилась Бернарда.
—  Играть? — удивленно подняла брови мадам Герреро. — Нет, это не игра, Бернарда. — Она вновь закрыла глаза, словно защищаясь от яркого света. — Ах, Бернарда, ты даже не представляешь, как бы мне хотелось сейчас остановить свое собственное сердце и  покончить  со  всем  этим,  разрушить раз и навсегда твои планы. Уж тогда ты бы не смогла ничего сделать! И Исабель осталась бы моей навсегда! Она была бы Герреро и продлила наш род... — Видимо, напряжение последних минут отрицательно сказалось на самочувствии мадам, несмотря на выпитое недавно лекарство. Она зашлась в кашле, который не давал ей дышать и сотрясал беспомощное исхудавшее тело. Ей не удавалось перебороть этот приступ.
—  Мадам! — бросилась к ней испуганная Бернарда. Она действительно не хотела, чтобы с мадам что-нибудь случилось. Та была права. Бернарде необходим был живой свидетель ее истории, иначе Исабель могла не поверить. А это для Бернарды сейчас было бы равносильно смерти. Она подошла к столику, дрожащими руками налила в стакан воды и поспешила обратно. — Мадам, пожалуйста, сделайте глоток, это вам поможет.
Но мадам Герреро отстранила ее рукой и все же справилась с приступом сама. Постепенно кашель перестал сотрясать ее тело, мадам удалось отдышаться. Она закрыла глаза, последние силы отдав борьбе с приступом. Бернарда так и стояла, склонившись над ней, держа в руке стакан с водой.
Исабель под впечатлением визита Фернандо даже забыла о том, что ее ждали наверху, в комнате матери. Она вновь и вновь восстанавливала в памяти признания гостя. До этого ей не раз объяснялись в любви, но никто еще не делал этого так убедительно. Она верила, что Фернандо был искренен. Ее мысли прервал стук в дверь. В комнату вошел Бенигно, души не чаявший в молодой хозяйке. Он склонился в полупоклоне.
—  Он ушел? — спросила Исабель, хотя была уверена, что Фернандо покинул их дом еще несколько минут тому назад.
—  Да, сеньорита, — кивнул Бенигно. — Я проводил его сразу же, как вы распорядились. До самых ворот, — добавил он, многозначительно взглянув на нее. Затем убрал со стола стакан, из которого пил Фернандо. — Вам еще что-нибудь нужно, сеньорита?
—  Нет, спасибо, мне ничего не надо, Бенигно, — отослала его Исабель. Но Бенигно не уходил.
—  Ваша комната готова, сеньорита, — сообщил он ей, намекая на то, что пора идти спать. Словно она была той маленькой девочкой, какой он запомнил ее до отъезда в колледж. — Сегодня у вас был очень напряженный день, может быть, вы пойдете отдыхать? — В последних словах проскользнули нотки назидания.
—  Нет, Бенигно, — решительно отвергла его предложение Исабель, подымаясь. Хотя она действительно устала и с удовольствием послушалась бы старого слугу. Но еще не до конца рассказана Бернардой странная история, имеющая к ней почему-то непосредственное отношение. И она обязана ее дослушать. Кажется, слишком многое скрывается за этой историей. Уже в дверях, Исабель обернулась к огорченному ее отказом идти отдыхать слуге. — Ты прав, сегодня выдался очень трудный день, Бенигно, но я не усну все равно, пока не узнаю все до конца!
—  Но, сеньорита... — попытался переубедить ее Бенигно.
Исабель прервала его.
—  Нет, Бенигно, нет! Я сказала, и этого для тебя должно быть достаточно. Ты просто забыл, что я уже взрослая. Кто бы ни звонил, меня нет дома! — Исабель легко взбежала на второй этаж и подошла к комнате матери. Оттуда доносился громкий голос Бернарды. Она что-то доказывала мадам Герреро.
„Снова они спорят, и снова Бернарда позволяет себе повышать голос на маму!" — входя в комнату, подумала Исабель.

0

20

Бернарда стояла у спинки кровати, крепко сжимая металлическую дугу, что шла поверх, и горячо говорила:
—  Я хочу только одного, мадам, — рассказать всю правду, то, как это происходило на самом деле!
—  Или преподнести все в выгодном для тебя свете, — возразила мадам Герреро.
Обе женщины были так увлечены спором, что не заметили появившуюся на пороге Исабель.
—  Это неправда! — закричала Бернарда, сложив перед собой руки, словно клялась в церкви перед распятием Христа.
—  Что случилось опять? — прервала их спор Исабель, подходя к кровати матери. — Почему вы все время ссоритесь, стоит только оставить вас наедине? Бернарда, ты снова позволяешь себе повышать голос на мою маму? К чему столько крика?
—  Просто кое-что в этой истории происходило не так, как рассказывает Бернарда, — заявила мадам Герреро. — Ей очень хочется выгородить себя, предстать перед нами невинной жертвой. Но я этого не позволю!
—  Я говорю только правду! — вновь закричала Бернарда, забыв о том, что Исабель не нравится, когда она повышает голос на мадам Герреро. — Оказавшись брошенной, беспомощной, одинокой, эта несчастная девушка уехала! Уехала в Буэнос-Айрес. И тогда... — Бернарда посмотрела на мадам Герреро и почему-то замолчала.
—  И что тогда? — спросила ее Исабель. — Продолжай дальше, Бернарда.
—  Нет, Исабель! — остановила ее и собиравшуюся продолжить рассказ Бернарду мадам Герреро. На этот раз она уже не выглядела слабой и беспомощной, какой была еще минуту назад. Глаза ее снова сверкали. Тонкая сухая рука была властно поднята вверх. Наверное, именно так поднимали вверх руку коронованные особы, призывая подданных к вниманию и повиновению. — Будет справедливо, если эту часть истории расскажу тебе я.
—  Но, мама, разве ты тоже знаешь эту историю? — удивилась Исабель.
—  Да, — кивнула мадам Герреро, устраиваясь поудобнее на подушках. — Мало того, некоторые главы этой истории развивались далеко не так, как рассказывает она. — И вновь рука мадам устремилась в сторону Бернарды, сидевшей сейчас молча на стуле и утратившей весь свой пыл. Мадам помолчала, собираясь с мыслями, и заговорила, прищурив глаза, словно стараясь получше рассмотреть давние события: — Однажды, во время страшной бури, какой давно не видывала здешняя земля, когда небо раскалывалось пополам от молний, а горы сотрясались от ударов грома...
—  Но, сеньора! — вдруг взмолилась Бернарда. — Ведь это было гораздо позже? — Бернарда повернулась к Исабель. — Исабель, ты помнишь, о чем я рассказывала? — И, не дожидаясь ответа, словно не доверяя ее памяти, начала торопливо напоминать ход событий: — Дело происходило в маленьком поселке на Сицилии. Девушка поняла, что она беременна. Потом она узнала, что ее возлюбленный оказался негодяем и бросил ее на произвол судьбы с ребенком в чреве из страха быть убитым братьями девушки. Они не успели ему отомстить за поруганную честь семьи, ибо он уплыл в лодке и покинул Сицилию. — Бернарда говорила торопливо, словно опасалась, что ее могут прервать в любой момент и она не успеет рассказать все до конца. — Девушка понимает, что если только братья узнают о ее беременности, они немедленно убьют ее. Законы Сицилии жестоки по отношению к таким, как она. Честь семьи тут ставится выше жизни того, кто опозорил семью. Девушка понимает прекрасно, что ей ни в коем случае нельзя оставаться в поселке. У нее есть лишь один выход — бежать!
—  И что? — Исабель опять была захвачена разворачивавшимся сюжетом. — Она решила убежать? Одна? Куда? К кому? Ведь она ни разу не уезжала дальше соседнего поселка. И у нее, наверное, не было для этого денег? Как она решилась на бегство? Тем более так далеко — в Буэнос-Айрес.
—  Дело в том, что туда когда-то уехали их близкие родственники, — пояснила Бернарда, вдохновленная вспыхнувшим вновь интересом Исабель. — Деньги у нее были, правда немного, но их должно было хватить. Она знала об этих родственниках по рассказам матери. Кузина Джулия, посоветовавшая в свое время обратиться к старой знахарке, да еще несколько тетушек втайне от ее родителей и братьев помогли ей с деньгами, чтобы она могла оплатить дорогу. До того часа, пока Бернарда не очутилась на борту корабля, отплывавшего в Буэнос-Айрес, она не чувствовала себя в безопасности. В любой момент все могло выплыть наружу и закончиться трагически для нее. Но наконец, все осталось позади, и она отправилась в долгое путешествие.
Бернарда помолчала, собираясь с мыслями. Мадам Герреро не прерывала ее. Если раньше Бернарда спешила, боясь, что ее могут прервать, то сейчас она не торопилась, уверенная, что ей дадут возможность довести рассказ до конца.
— Это путешествие было ужасным, — продолжала Бернарда. Когда она начала рассказывать о самом путешествии, ее даже передернуло, настолько неприятны были воспоминания. — Погода почти все эти дни, которые показались ей долгими годами, стояла неспокойная. Морские волны кидали корабль то вверх, то вниз. Девушка очень страдала от качки. А тут еще и беременность. Ей было так плохо, что она пролежала всю дорогу пластом, не подымаясь. Временами состояние ее становилось столь невыносимым, что ей хотелось броситься за борт и покончить раз и навсегда с мучениями. И лишь мысль о ребенке, который жил в ней и поминутно напоминал о себе, удержала ее от самоубийства.
Я уже говорила, что денег у девушки было очень мало и ей удалось купить билет лишь в третий класс, где не было никаких удобств. Наверное, раньше так перевозили живой товар из Африки в Америку работорговцы. Не будь на борту ее земляков, которые отнеслись к девушке очень доброжелательно, она бы не доплыла до далекого Буэнос-Айреса живой. Они делились с ней своими скудными запасами пищи, приносили ей воду, кто-то пожертвовал одеяло, на котором она лежала и которым укрывалась.
Куда плыли все эти несчастные сицилийцы? Почему они решились бросить землю своих предков, собрав нехитрый скарб? Да потому, что для нищей Сицилии и ее населения Аргентина была сказочной страной, где самый бедный богаче самого богатого сицилийца. Буэнос-Айрес был легендой, он не давал покоя, он снился по ночам, о нем мечтали. Аргентину называли землей надежд. Эти надежды давали многим веру в то, что есть смысл за что-то бороться и к чему-то стремиться. И девушка решила, что она выдержит любые испытания, но доберется до сказочной аргентинской земли. Ради того маленького человечка, что должен был появиться на свет уже совсем скоро. Она верила в то, что ей и ее ребенку удастся закрепиться на новой родине и там им повезет больше, чем на старой.
Девушка очень надеялась, что ее аргентинские родственники поймут ее и помогут. Она была готова на любую работу, она была молода, полна сил, ей неведомы были капризы городских девушек, привыкших к легкой жизни. — Бернарда вновь замолчала, в который раз переживая те давние события. Собравшись с духом, она попыталась продолжить. — Но...
—  Что случилось? — с тревогой спросила Исабель. — Она не доплыла до Аргентины? Заболела в дороге?
—  Нет, она добралась до этой обетованной земли. Ей даже удалось довольно быстро отыскать в большом городе своих родственников, на которых она так надеялась. Но надеждам ее не дано было сбыться. Как только родственники узнали о том, что она беременна, сразу же стали открыто презирать ее. Несмотря на то, что они уже давно уехали из Сицилии, законы далекой родины продолжали действовать в их кругу. Они считали себя почему-то обманутыми, считали, что их дом покрыт позором. В этом отношении они мало отличались от братьев девушки. Разве что только не грозились убить ее. Но порой презрение, с каким они относились к ней, было хуже смерти. Если бы не ребенок, который вот-вот должен был появиться на свет, девушка давно покончила бы жизнь самоубийством.
—  Грубые люди, невежды! — произнесла неожиданно для Исабель и Бернарды молчавшая все это время мадам Герреро.
—  Нет, — покачала головой Бернарда, — простые люди, жизненная философия которых была ими впитана на далекой Сицилии, в таких же маленьких деревушках, как и та, откуда бежала девушка. Хотя они и жили далеко от родины, в большом городе, по сути своей они оставались прежними сицилийцами.
—  Бесчувственные! — вновь бросила обвинение мадам Герреро.
—  Нет, — снова возразила Бернарда. Она не защищала тех далеких родственников, которых уже и на белом-то свете не было. Она просто знала, что иначе те не могли поступить, — Поверьте мне, у них было море чувств, но у них была и своя оценочная шкала в отношении к поступкам людей. И если по этой шкале поступок считался плохим, ничто уже не могло их переубедить, заставить изменить свое мнение.
—  О каких чувствах ты говоришь, Бернарда?! — возмутилась мадам Герреро. — Не раздумывая, они вышвырнули эту одинокую беременную бедняжку из дому!
—  Да, мадам, это так, но они считали, что девушка согрешила и заслуживает наказания. Они искренне верили в то, что поступают правильно. Никогда потом у них не возникало сомнения в том, что надо было поступить иначе. Не их вина, что они воспитаны были согласно суровым сицилийским традициям.
Исабель с ужасом слушала Бернарду и думала: а смогла бы она перенести все эти мучения, выпавшие на долю героини из повести Бернарды? Ведь с самого рождения у нее все было. Она не знала ни в чем отказа, для нее не существовало проблем. А если те и появлялись, их решали другие. Например, мать, или Бенигно, или та же Бернарда.
—  Первое время, — продолжала Бернарда, — девушка ходила по церквям, прося милостыню, по приютам, где ей удавалось провести ночь под кровом, а не под открытым небом. — Голос у Бернарды все чаще срывался. — Она старалась попасть туда, где могли дать тарелку с едой и не задавали лишних вопросов. Таких, как она, в городе было много, и не всегда удавалось успеть получить свой кусок хлеба.
—  Это просто чудо, что она осталась живой, не замерзла однажды ночью, когда приходилось спать под открытым небом, не умерла с голоду или от какой-нибудь болезни, — произнесла мадам Герреро.
—  Нет, — уже в который раз возразила Бернарда, — это не чудо помогло ей выжить в этом аду.. Та жизнь, что развивалась в ее материнском чреве, заставила и помогла ей выжить. Та новая жизнь, которая росла в ней, набирала силу, все чаще давала о себе знать, требуя к себе все большего внимания и заставляя с собой считаться. И вот однажды ночью, — Бернарда достала платок и вытерла выступившие на глазах слезы, — ночью, — продолжала она...
—  Когда бушевала буря? — перебила ее Исабель.
—  Да, — кивнула Бернарда. Она уже не сдерживала слез, не вытирала их платком, и они ручейками бежали по ее щекам. — Да, когда бушевала ужасная зимняя буря, столь редкая для этих мест, девушка из последних сил брела по темным ночным улицам, стараясь добраться до церкви, в которой она находила ночлег в последние дни. У нее не было теплой одежды, и она куталась в старый большой платок, который ей из жалости подарила одна почтенная сеньора. Но этот платок был слабой защитой от проливного дождя и промозглого ветра. Девушка чувствовала, что холод пробирает ее до костей. Но она боялась не за себя, а за маленького, что был у нее под сердцем. Земля от дождя размокла, превратилась в густую грязь, ноги в рваной обуви скользили, и несколько раз девушка падала прямо в потоки воды, но вновь поднималась и упрямо продолжала путь. В небе сверкали молнии, громыхали раскаты грома, окна домов смотрели на нее, словно темные пустые глазницы. Ни одного огонька вокруг. Весь город спрятался от ненастья. Все меньше оставалось сил у девушки, а до церкви надо было еще идти и идти. Все тяжелее было вставать с земли после очередного падения. Иногда ей хотелось так и остаться лежать, ни о чем не думая, не шевелясь, настолько она устала. С самого утра у нее во рту не было и маковой росинки, голод терзал ее не меньше, чем усталость. Узелок, в который было сложено жалкое тряпье, она прикрепила к поясу, потому что замерзшие пальцы не держали его. И вот девушка почувствовала, что силы совсем оставляют ее и что она не сможет добраться до церкви. Как только она поняла это, ей стало даже как-то легче.
„Будь что будет", — подумала она уже равнодушно, прислоняясь к металлической ограде, увитой какими-то растениями. За оградой виднелся большой дом. Девушка с тоской посмотрела на него. Там, за стенами, наверное, было тепло, горел свет, хозяева этого дома ужинали и не обращали внимания на вой ветра и раскаты грома, в комнатах было уютно, тепло и сухо, а в гостиной жарко горел камин... И она горько заплакала, уткнувшись головой в металлические прутья ограды.

0

21

4

— Девушка не помнила, сколько простояла она так под проливным дождем возле витой металлической решетки, пока не сообразила, что надо что-то делать, иначе она останется навсегда на этом месте. Озноб сотрясал все тело, одежда совсем не согревала, потому что была насквозь мокрая, а беспокойство за ребенка толкало ее на отчаянный поступок.
Она двинулась вдоль ограды и через несколько шагов очутилась возле широкой калитки. Когда девушка прислонилась к ней плечом, калитка приоткрылась. Она была не заперта. Что-то подсказало ей толкнуть ее сильнее и проскользнуть в образовавшуюся щель. Было так темно, что девушка двигалась почти вслепую.
Она шла осторожно по аллее, густо обсаженной какими-то растениями, к смутно белеющему впереди зданию. Когда она подошла к нему вплотную, то разглядела, что все окна плотно закрыты наружными жалюзи.  Вскоре она обнаружила и  входную дверь.
Судя по ее массивности, резьбе, дорогой медной ручке, дом принадлежал людям богатым. Девушка в растерянности остановилась, не зная, как ей посту¬пить дальше. Постучать или поискать какое-нибудь укрытие в глубине двора, в одном из подсобных помещений, чтобы переждать дождь.
Выступающий край крыши защищал ее от водяных потоков. Она опустила рядом с собой узелок и присела на него. Дом прикрывал ее от ветра, и стало немного теплее. Незаметно для себя она склонила голову на грудь, прислонилась к стене и задремала. Слишком сильно она устала в этот день и уже не могла себя контролировать. Сон сморил ее моментально. Не мешали этому ни шум дождя, ни промозглая сырость, ни мокрая одежда. Она словно провалилась в черную бездонную яму.
Девушка не проснулась даже тогда, когда к воротам подъехала большая легковая машина. Свет фар на мгновение выхватил из темноты уснувшую возле дома на узле с тряпьем девушку. Это мгновение было таким коротким, что и сидящие в машине не заметили ее, а девушка лишь глубоко вздохнула во сне, застонала и инстинктивно прикрыла лицо руками.
Водитель остановил машину и, не заглушая мотора, вышел из нее, предварительно раскрыв большой зонт. Он почтительно прикрыл от дождя то место, где должна была появиться пассажирка.
В водителе можно было узнать Бенигно, только был он не такой седой, сутулый, как сейчас. А пассажиркой в машине, которую он вел, была мадам Герреро. Моложе на двадцать лет. Да и машина была та же, что и сейчас. К чему менять вещь, если она служит тебе верой и правдой, ни в чем не уступая более новым вещам?
— Какой ливень! — пожаловался Бенигно хозяйке. Они спрятались под выступом крыши перед входом в дом, под защитой которого так крепко спала измученная девушка.
Видно было по наряду мадам  Герреро,  что она возвращалась с приема. На ней была изящная белая шубка с пушистым воротником, модная шапочка, тоже меховая, с перьями, на руках — перчатки. Она была в хорошем настроении и предвкушала отдых в теплой постели после чашки горячего чая с капелькой спиртного.
И тут Бенигно увидел спящую почти у самых дверей незнакомую девушку. От неожиданности он отпрянул назад и обернулся к мадам Герреро, которая шла чуть позади него и тоже заметила девушку. Оба растерянно переглянулись, потом мадам решительно отстранила Бенигно и подошла к девушке. Склонившись над ней, мадам внимательно рассмотрела при свете автомобильных фар лицо спящей, ее густые, мокрые волосы, дырявую шаль, в которую куталась несчастная, и, протянув руку, коснулась ее волос, убрала тяжелую прядь со лба девушки. Даже через перчатку мадам Герреро ощутила сильный жар.
Словно от толчка, девушка вдруг открыла глаза, увидела склоненное над ней лицо незнакомой дамы и испуганно прижалась к дверям. Она привыкла к тому, что ее прогоняли богатые люди, приказав прислуге подать ей что-нибудь. Случалось и так, что доставались ей лишь презрительные слова. Больше всего девушку поразил и испугал не сам факт появления этой красивой и богатой сеньоры, не перспектива подниматься и двигаться по дождю в ночь. В том, что ее так или иначе попросят покинуть это место, она не сомневалась. Хорошо уже то, что она успела немного подремать и отдохнуть. Ей даже казалось, что стало теплее. Но больше всего поразил девушку огромный камень на перстне, надетом по¬верх тонкой белой перчатки.
Сеньора неожиданно помогла девушке встать, взяв ее за руку. Та молча подчинилась. Ей было все равно, что с ней сделают, сознание было затуманено болезнью. Рука богатой сеньоры уверенно приподняла ее голову за подбородок, повернув сначала в одну, потом в другую сторону. Мадам внимательно изучала лицо девушки.  Оно  понравилось ей.  Потом сеньора заметила, что незнакомка руками поддерживает свой большой живот. Она приложила и свою руку к ее животу, поняв, что девушка беременна и время родов вот-вот наступит. Что-то заставило сеньору улыбнуться.
—  В тот день она получила впервые за многие месяцы не только кров и тарелку горячей пищи, а гораздо больше, — раздался с кровати немного хрипловатый голос мадам Герреро. — Ей не пришлось больше думать о том, как не умереть с голоду, и не пришлось искать на каждую ночь пристанище. Она стала жить нормально, как и подобает человеку.
—  За все, что она получала, девушка должна была платить честным трудом, — дополнила Бернарда. — Бесплатно ей ничего не давали.
—  А что случилось с ее сыном? — спросила Исабель. — Как поступили с ним, когда он появился на свет? Что стало с ним?
—  Сын? — Бернарда, услышав вопрос Исабель, вдруг словно потеряла дар речи. Лишь несколько мгновений спустя она смогла заговорить вновь. — Вскоре родилось и дитя... — Бернарда бросила взгляд на мадам Герреро, мучительно проглотила комок, стоявший в горле, и едва слышно сказала: — Это была девочка.
—  Девочка? — удивилась Исабель. — А я почему-то решила, что у девушки должен был родиться мальчик. Ведь этот ребенок так много страдал еще во чреве матери, и, мне кажется, это смог бы выдержать только будущий мужчина.
—  Да, это была девочка, — уже гораздо тверже повторила Бернарда. — Прелестная девочка! — При этих словах Бернарда подняла глаза на сидящую на¬против нее Исабель. Этот взгляд перехватила мадам Герреро, внимательно наблюдавшая за развитием событий, и прервала ее.
—  Теперь говорить буду я, — сказала она. Голос ее стал до неузнаваемости хриплым, прерывался, в нем не было той всегдашней уверенности, присущей мадам Герреро.
Бернарда всхлипнула, но замолчала, не став возражать.
—  Это была прелестная девочка, — с легкой улыбкой на губах заговорила мадам. — Она озарила своим рождением этот большой и грустный дом. У нее не было недостатка ни в чем! Ни в игрушках, ни в праздниках и путешествиях. — Мадам даже не обратила внимания на то, что Бернарда медленно поднялась со своего пуфика и, словно сомнамбула, начала ходить по комнате. — Она училась в самых лучших школах, — продолжила мадам, — у нее было все, что только можно пожелать! — И тут мадам впервые посмотрела в глаза Исабель. — У нее было все для того, чтобы вырасти настоящей принцессой. — Мадам Герреро рассказывала и плакала. Можно было подумать, что речь идет о девушке, которая когда-то умерла. — У нее не было недостатка ни в чем для того, чтобы получить достойное воспи¬тание, принятое в лучших кругах общества. — Она с мольбой смотрела на Исабель, которая внимательно слушала ее, пытаясь разгадать пока не разгаданную тайну ее матери и Бернарды. — Исабель, я только хочу, чтобы ты поняла, что эта девушка, а также сеньора, которая взяла на себя всю заботу о ней, делали все это из самых лучших побуждений...
Бернарда стояла спиной к кровати, словно ее не интересовало то, о чем говорила Исабель мадам Герреро. Но при последних словах мадам плечи Бернарды задрожали. Она рыдала.
—  ...И с большой любовью, — закончила мысль мадам Герреро.
—  Ты говоришь о Бернарде и о себе? — Исабель начинала понимать, какое „непосредственное отношение" имеет к этой истории она. — Мама! — воскликнула она, обращаясь к мадам Герреро. — Скажи мне правду!
Бернарду словно по лицу ударили — так она отреагировала на то, что Исабель после всего услышанного обратилась к мадам, назвав ее мамой.
—  Лучше мне умереть  прямо  сейчас,  —  рыдала мадам Герреро, откинувшись на подушку и уставясь в потолок, — чем сказать тебе это.
— Скажи мне правду, мама! — вновь воскликнула Исабель, но еще более требовательно.
Бернарда напряженно ждала, что ответит мадам. Во взгляде ее было отчаяние, и все же она надеялась. Она даже перестала плакать.
—  Исабель, — простонала мадам Герреро. У нее все же хватило мужества сквозь слезы посмотреть на дочь. — Я не твоя мама! — вдруг выдохнула она и, не выдержав, громко зарыдала.
Они смотрели друг на друга, словно расставались навсегда, обе плакали. Только мадам Герреро делала это более открыто. У Исабель лишь катились по ее прелестным щекам слезинка за слезинкой и дрожал подбородок, как у обиженного ребенка.
—  Дочка! — услышала вдруг Исабель у себя за спиной голос Бернарды. — Твоя настоящая мать — я! — И Бернарда присоединилась к двум плачущим женщинам. Теперь они плакали все втроем. В комна¬те воцарилась гнетущая тишина, прерываемая лишь тихими всхлипываниями. Исабель переводила взгляд с одной на другую и не знала, что ей делать.
—  Нет! Это неправда! — закричала она, почти с ненавистью глядя на Бернарду. — Вы все это выдумали!
—  Но мы же... — начала Бернарда, но, увидев, как смотрит на нее Исабель, которую она впервые за двадцать лет назвала дочерью, замолчала.
—  И ты, мама! — обернулась Исабель к мадам Герреро, которая лежала, закрыв лицо ладонями. — Как ты могла позволить?
—  Исабель, — воскликнула мадам Герреро, — дочь моя!.. — И она протянула к Исабель свои руки.
—  Дочь? — вскочила Исабель. — Так что же, наконец?..
—  Исабель, выслушай наши объяснения, — стонала мадам Герреро, продолжая протягивать к ней руки.
—  Может, хватит уже объяснений? — Исабель не желала слышать больше никаких историй.
—  Исабель, — заговорила Бернарда, — Исабель, постарайся понять причины, которые заставили нас так поступить, ну пожалуйста!
—  Нет таких причин, — крикнула Исабель, — которые заставили бы так поступить! Если вы, как утверждаете, моя настоящая мать, тогда почему же не вы воспитывали меня? Почему не вас двадцать лет я называла матерью?
—  Такие причины есть, — возразила Бернарда, — конечно же, есть! Мне ведь было тогда всего шестнадцать лет, я была одинока в этом большом и жестоком мире, и мне некуда было идти. Поэтому, когда сеньора Герреро предложила мне такой договор...
—  Договор? — возмущенно воскликнула Исабель. От обиды она что было силы зажмурила глаза.
—  Исабель, послушай, — продолжала убеждать ее Бернарда. — Вскоре после твоего рождения сеньора предложила мне вот что: ты будешь жить здесь, как ее родная дочь, но с одним условием... — Бернарда показывала на лежавшую молча мадам Герреро, словно обвиняла ее. Она хотела убедить Исабель в своей невиновности и вернуть ее себе как дочь. Бернарду не волновали сейчас чувства мадам, которой она верой и правдой прослужила двадцать лет.
—  Не было никаких договоров! — внезапно очень резко и решительно возразила мадам Герреро. Она видела, что Бернарда старается отвести от себя все обвинения и стать в глазах Исабель жертвой обстоятельств. — Ты не была настолько глупой, ты же сразу поняла, что это для тебя самый выгодный вариант и даже не ставила никаких условий.
—  Нет, ставила! — Бернарда защищала свое право не менее яростно, чем мадам Герреро. Они отчаянно боролись друг с другом за право называть себя матерью Исабель. А сама Исабель зажала уши руками,  словно  не хотела  слышать  этого  спора.  Она даже отвернулась, потому что и мадам, и Бернарда вели себя по отношению друг к другу так, как никогда до сих пор. Зрелище было не из приятных.
—  Я помню все так, как будто это было вчера, — продолжала Бернарда. — Вы сами пообещали мне, что когда Исабель станет совершеннолетней, мы ей скажем всю правду! Может быть, обещая, вы надеялись, что я не доживу до этого дня. Но получилось наоборот, ожидание давало мне необходимую силу и здоровье и, наоборот, отнимало их у вас.
—  Представляешь, Исабель, — обратилась за по¬мощью мадам Герреро, привстав на кровати, забыв о своем недомогании и о том, что волнения могут закончиться для нее весьма плачевно, — кто мог думать о твоем совершеннолетии, когда тебе было всего несколько недель от роду?
—  Но тогда, значит, все знали, что я... — Внезапная догадка поразила Исабель.
—  Нет, — поспешила успокоить ее мадам Герреро, — я на следующий день рассчитала всех слуг, кроме Бенигно, которому доверяла, как себе.
—  Этого не может быть, — повторяла тихо Исабель, — это какой-то кошмар, какой-то страшный сон! — Она была в таком отчаянии, что могла в этот момент сделать с собой все, что угодно. Она возненавидела жизнь, окружавшую ее двадцать лет. Ей казалось, что все эти годы она прожила в сплошном обмане. — О, Господи, как мне хочется сейчас же проснуться, открыть глаза и убедиться, что все это мне приснилось.
—  Если бы все было так, как ты говоришь! — присоединилась к ней мадам Герреро.
—  Мамочка! — бросилась к кровати Исабель. — Я не могу понять, как ты только могла позволить Бернарде вбить все это себе в голову? — Исабель обнимала мадам Герреро, лаская ее, горячо целуя.
—  Но я... — растерянно шагнула к ним Бернарда, протягивая руки к Исабель. — Дочка, — позвала она.
—  Замолчи! — яростно закричала Исабель, повернувшись к ней и не отпуская рук мадам. — И не говори мне больше ничего! Я не желаю тебя слышать! — И вновь обняла мадам Герреро. — Мамочка, ты в последнее время очень плохо себя чувствуешь. Тебе нельзя волноваться.
Бернарда схватилась в отчаянии за голову. Такого результата она даже не предполагала. Она думала, что основная трудность — заставить сказать правду мадам Герреро, а Исабель останется только признать в ней настоящую мать. Получилось же совсем наоборот. Теперь Исабель может возненавидеть ее и не пожелает видеть вообще. Такого Бернарде не пережить.
—  Мамочка, — Исабель продолжала ласкать мадам Герреро, — из-за твоей болезни у тебя возник¬ли проблемы с памятью, а Бернарда воспользовалась этим и придумала всю эту историю. Она все время просто завидовала тебе, потому что у тебя есть я. Она просто-напросто бесплодная старая дева!
—  Это неправда! — возмутилась Бернарда, услышав такое обвинение. Она даже забыла свои опасения. Фраза, произнесенная Исабель, прозвучала для нее как оскорбление. — Я выносила тебя в своем чреве, родила тебя в этом доме, вскормила тебя молоком своей груди! — Бернарда доказывала свое материнство яростно, понимая, что теряет дочь навсегда. Тем более что видела, как Исабель старается не слушать ее криков, а, припав к груди мадам Герреро, что-то ей шепчет на ухо, торопливыми движениями гладя по голове.
—  А та несчастная девушка, про которую вы мне рассказывали тут весь вечер, — шептала Исабель мадам Герреро, стараясь действительно не слушать выкриков Бернарды, — умерла, несчастная. А ее смерть так подействовала на бедную Бернарду, что когда ты родила меня, она приняла меня за свою дочь и придумала потом всю эту сумасшедшую историю. — Исабель порой теряла логику, нашептывая мадам свой вариант истории, но для нее главным был сейчас не смысл того, что она шептала, а желание заставить мадам Герреро стать снова властной и волевой сеньорой, привыкшей не уступать никому. Исабель действительно считала, что с матерью что-то случилось во время болезни. Если бы не болезнь, разве она позволила бы служанке вести себя так свободно в своем присутствии.
—  Исабель! — мадам Герреро обняла ее голову, прижала к груди и плакала. Были ли эти слезы слезами радости, ведь Исабель не покинула ее как мать, или слезами отчаяния, никто не знал.
—  Но ведь твоя настоящая мать я! — рванулась Бернарда к Исабель, протягивая к ней руки, но боясь коснуться ее. Крик Бернарды был похож на крик раненой тигрицы, у которой отнимали дитя. Она никак не могла понять, почему Исабель отказывается от нее, не хочет признавать ее своей матерью. — Я! Я! — яростно кричала она, стуча себя в грудь.
—  Замолчи и не смей никогда больше это говорить! — Исабель повернулась и посмотрела на Бернарду с такой ненавистью, что та замолкла на полуслове. — Берегись, Бернарда! — вдруг произнесла с угрозой Исабель. — Берегись! Ты очень горько пожалеешь о том, что сделала сегодня с моей матерью и со мной!
—  Исабель, Исабель. — Весь пыл мигом слетел с Бернарды, она испугалась, даже как-то сжалась и, словно оправдываясь, негромко заговорила: — У меня есть доказательства, что все сказанное мной — правда! Это подтвердят и документы, я ничего не выдумала! Ты моя дочь, Исабель! — Бернарда залилась слезами и выбежала из комнаты, сопровождаемая отчаянными криками Исабель.
—  Я не хочу этого! Не хочу! Мама, мамочка, скажи мне, что это неправда, успокой меня, мама, помоги мне! — рыдала она на груди мадам Герреро. — Это неправда, неправда, неправда!..

0

22

Бернарда буквально бегом направилась к себе. Она бросилась к большому шкафу, где на одной из полок хранились в шкатулке дорогие ей бумаги.
У нее так дрожали руки, что не сразу удалось открыть маленьким ключиком эту шкатулку.
—  Конечно же, у меня есть документы, — лихорадочно шептала Бернарда, — и у меня никто не посмеет отнять дочь! — Она торопливо перебирала содержимое шкатулки, выбрасывая все ненужное, в поисках той единственной, которая подтверждала ее права матери. — Там все ясно сказано! Ей придется прочитать все от первого до последнего слова! И столько раз, сколько понадобится для того, чтобы убедилась: я говорила чистую правду! — Бернарда развернула найденную наконец бумагу, чтобы еще раз взглянуть на то, что там написано, и бросилась обратно в комнату мадам Герреро. Но, захлопнув за собой дверь, остановилась, внезапно поняв, что злость и гнев — сейчас не лучшие ее помощники. Ей необходимы выдержка и спокойствие.
—  Не волнуйся, Бернарда, — шептала она, прижимая к сердцу дорогой листок. Ты столько лет ждала этот день, ты так долго страдала, слыша, как твой ребенок называет матерью другую женщину! Не для того же ты вынесла эти муки, чтобы в последний момент потерять дочь. Спокойно! — приказала она себе и уже неторопливо направилась к мадам Герреро.
Обессиленная бурным эмоциональным взрывом, Исабель неподвижно лежала на кровати мадам, закрыв глаза, побледневшая, осунувшаяся, молчаливая. Внутри была пустота и не хотелось жить.
—  Исабель, — тихо проговорила мадам Герреро, ласково коснувшись волос дочери, — там, в комоде, во втором ящике...
—  О чем ты, мама? — поморщилась Исабель, не имея сил даже открыть глаза и выслушать мать. Она хотела только одного — тишины и покоя.
—  У меня есть неопровержимые доказательства, — торопливо зашептала мадам Герреро. — Они лежат там, во втором ящике комода. Я взяла их недавно из сейфа и положила туда. — Мадам легонько подтолкнула Исабель к комоду. — Достань их и дай мне.
Исабель с трудом поднялась и, шатаясь, побрела к комоду. Она выдвинула ящик, о котором говорила мадам, там лежал большой конверт, он не был запечатан. Исабель заглянула внутрь, достала его содержимое и развернула.
— Посмотри, Исабель, вот документ, доказывающий, что я твоя родная мать! — с такими словами в комнату вошла Бернарда и протянула девушке лист плотной бумаги, похожий на тот, что та уже держала в своих руках. Когда Бернарда увидела это, ее сердце пронзила острая боль: она поняла, что произошло во время ее отсутствия. — Можешь удостовериться в том, что я не обманывала тебя, — настойчиво продолжала она.
—  Вот мои документы! — возразила Исабель, внимательно читая написанное и не обращая внимания на Бернарду. — Вот мое свидетельство о рождении!
—  Это фальшивый документ! — крикнула Бернарда. Ее охватила вдруг страшная слабость.
—  Нет, не фальшивый! — Теперь на глаза Исабель навернулись слезы радости. — Вот тут сказано, что я Герреро!
—  Вы не имеете права! — гневно обратилась к молчавшей мадам Герреро Бернарда. — Немедленно скажите ей, что это фальшивый документ. — Сейчас Бернарда готова была растерзать мадам за ее подлый поступок. — Вы должны объяснить Исабель, что эти документы мы с вами оформили для того, чтобы предъявить их в школе, в колледже! Подтвердите это! — Еще немного, и она бросилась бы на молчаливо лежавшую мадам Герреро. Та словно и не слышала гневной тирады.
— Замолчи, Бернарда! — оборвала ее Исабель. — Я не позволю тебе оказывать давление на мою мать! Ты не смеешь пользоваться тем, что она очень больна и не может сама дать тебе достойный отпор. Но за нее это смогу сделать я, ее законная дочь! И предупреждаю тебя, Бернарда, если ты не прекратишь свои домогательства, я вызову полицию!
—  Полицию? — И вновь Исабель удалось осадить Бернарду. Ее слова подействовали на нее, словно холодный душ. — О чем ты говоришь, Исабель? Я хочу только одного, чтобы восторжествовала правда!
—  Единственное, чего ты смогла добиться, так вот этого. — Исабель обвела рукой вокруг, имея в виду и мадам Герреро, измученную до предела, и плачущую себя. Никогда еще в своей жизни ей не приходилось проливать столько горьких слез. — Как ты могла, Бернарда, как тебе не стыдно! Всю жизнь с тобой обращались в этом доме как с членом семьи! Тебя уважали, с тобой советовались, тебе доверяли!
—  Не только со мной обращались как с членом семьи, — Бернарда теперь не кричала, а говорила спокойно и с горькой иронией. — С тобой, между прочим, тоже обращались в этом доме как с членом семьи. Пойми, дорогая, делалось это из простого милосердия, потому что ты на самом деле не из семьи Герреро, ты моя дочь!
Эти слова причиняли Исабель такие страдания, что если бы Бернарда могла увидеть ее искаженное болью лицо, то вряд ли бы посмела продолжать. Но она теперь стояла за спиной у Исабель и поэтому упрямо твердила:
—  Моя! Моя! Почему ты этого не хочешь понять?!
—  Нет! — закричала Исабель, бросаясь на колени перед кроватью мадам Герреро. — Мама! Мама! — Она словно умоляла спасти ее от всего этого кошмара. — Скажи ей, что она лжет, что это не так, что ты моя настоящая мать! Мамочка, скажи ей! Я больше так не могу, я сейчас с ума сойду!
Но мадам Герреро спрятала лицо в подушку, и лишь вздрагивающие плечи говорили о том, что она плачет. Исабель поднялась с колен, с ненавистью глядя на Бернарду.
—  Вот видишь, она даже не может отрицать этого. — Бернарда кивнула в сторону мадам Герреро. Она подошла к Исабель. — Я понимаю, дочка, какой это тяжелый удар для тебя, но со временем... — Бернарда хотела обнять Исабель за плечи, — ...я верю, со временем ты привыкнешь к этому.
Но стоило ей только дотронуться до плеча Исабель, как та, резко развернувшись, отбросила ее в сторону, ударив при этом по лицу. Словно что-то очень мерзкое прикоснулось к ней — с такой брезгливостью смотрела на пораженную как громом Бернарду покрасневшая от гнева Исабель. Это заставило последнюю сразу же умолкнуть.
—  Исабель! — с отчаянием прошептала наконец несчастная мать. Она не ожидала встретить такую ненависть со стороны той, которую когда-то произвела на свет божий.
—  Нет! — Этот вопль Исабель заставил поднять голову мадам Герреро. — Нет! Нет! — выбегая из комнаты, отчаянно кричала Исабель. Обеих женщин охватила паника. Они поняли: произошло нечто такое, что могло обернуться страшной трагедией.
— Исабель! — закричала вслед девушке мадам Герреро, пытаясь вернуть дочь.
—  Исабель! — почти одновременно с ней крикнула и Бернарда.
И та и другая плакали навзрыд, не обращая внимания друг на друга.

Перепуганный Бенигно увидел, как по лестнице со второго этажа сбежала вся в слезах Исабель и, чуть не сбив его с ног, бросилась к выходу. Старый слуга хотел было последовать за ней, но сообразив, что не сможет догнать и остановить сеньориту, в смятении поспешил в комнату мадам Герреро.
—  Мадам! Сеньорита... — и замолчал, поняв, что тут стряслось и почему Исабель выбежала из дома в таком состоянии. Ведь он был посвящен в тайну семьи Герреро...
—  Я ведь предупреждала тебя, Бернарда, о последствиях, — с горечью сказала заплаканная мадам Герреро. — Ты все разрушила. Это единственное,  чего ты смогла добиться.  Исабель  никогда не сможет признать тебя своей матерью. Для этого ей надо еще раз родиться, но с условием, что воспитывать ее с самого рождения будешь ты. — Мадам вновь не выдержала и расплакалась. — Ты этого хотела, да?
Бернарда не смогла ей ничего ответить. Реакция Исабель на известие о том, что она — ее мать, потрясла Бернарду. Она никак не ожидала такого неприятия. В ее представлении все должно было быть по-другому. Она мечтала о том, что Исабель хоть и будет поражена этим неожиданным известием, но примет ее с радостью. Бернарда забыла о том, что матерью для ребенка является не та женщина, что выносила ее в чреве и родила, а та, что потом воспитала. Двадцать лет — большой срок. И вот сейчас она сидела подавленная, убитая горем, начиная осознавать, что, возможно, лишила себя последней возможности просто видеть дочь каждый день и общаться с ней. Пусть и не в качестве матери. Вряд ли Исабель после столь неприятной сцены захочет вообще видеть ее в доме.

0

23

Выбежав на улицу, Исабель пошла куда глаза глядят. Она не замечала ничего, что делается вокруг. Глаза плохо видели из-за непрестанно текущих слез — все было словно в тумане. Очень скоро она оказалась в оживленной части города и пошла вдоль дороги по тротуару. Мимо неслись многочисленные автомобили, освещая ее ярким светом фар. Был уже поздний вечер. Исабель еще ни разу не приходилось одной выходить из дома в столь поздний вечер. Но сейчас она не думала ни о чем, а просто шла, шла. В памяти звучал голос Бернарды. Та кричала ей: „Я, я твоя настоящая мать! Ты должна знать это! Я дожидалась двадцать лет этого дня и теперь ты моя!"
Исабель проходила мимо броских витрин магазинов, пустых в этот поздний час, не обращая внимания на их сверкающее великолепие. В другое время ее женская натура никогда бы не позволила пройти мимо товаров просто так, не рассмотрев их как следует... К действительности ее вернул резкий визг тормозов. Она едва не попала под машину, когда переходила дорогу. Водитель покрутил пальцем возле виска, заметив отсутствующее выражение на ее лице. Она даже не испугалась. Только мельком взглянула на едва не сбившую ее машину и продолжила свой путь.
„Без матери, без отца, с непонятным темным прошлым, — думала она. — Хорошее будущее уготовано тебе, Исабель!"
Мимо прошли двое молодых мужчин, с интересом поглядывая на нее. Они специально замедлили шаг и некоторое время шли почти в ногу с Исабель, приняв ее за девушку „известной профессии". Но так как Исабель не обращала на них никакого внимания, они переглянулись, пожали плечами и обогнали ее. Обернувшись несколько раз, они тоже решили, что она немного не в себе.
Становилось прохладно. На Исабель была лишь легкая блузка, и девушка начала мерзнуть. Обхватив себя руками, чтобы было хоть немного теплее, Исабель продолжала идти по ночной улице, решая, как ей быть.
— Я не нужна своему отцу, — горько шептала она. — Но почему? Почему ты это сделал? — спрашивала она у человека, которого даже никогда не видела. Теперь у нее в голове звучал голос мадам Герреро: „Мы все для нее делали, мы старались, давая ей все самое лучшее, все, потому что она все это заслужила, потому что она была красива и умна, потому что она была для всех нас маленькой принцессой, которой нельзя было отказать ни в чем".
Перед глазами Исабель мелькали воспоминания прошедших лет. Такие счастливые дни учебы в американском колледже, где у нее было много друзей, подруг, поклонников. Эти воспоминания были отрывочными... Вот она садится в автомобиль, в котором уже сидят несколько человек, они все собираются на уик-энд за город... Вот она совершает свою традиционную пробежку с подругой по студенческому городку... И все эти воспоминания сопровождает голос мадам Герреро: „Она получала любые игрушки, которые просила, к ее услугам были лучшие школы и колледжи, в том числе и высшая школа в Лос-Анджелесе".
Исабель вспоминала, что могла позволить себе любую понравившуюся одежду, платье, костюмы, обувь. Она любила делать визиты в магазины Лос-Анджелеса со своей самой верной подругой по колледжу. Они выбирали себе самые модные наряды. Какую радость доставляли ей обновки! Она любила и хотела быть всегда красиво одетой. Вспоминала свою двухместную спортивную машину, на которой они путешествовали в дни каникул по Америке все с той же подругой. Эти дни были для Исабель настоящей счастливой жизнью.
Может быть, Исабель пришлось бы еще долго вот так ходить по ночным улицам города, если бы не случайное совпадение. Когда она в очередной раз переходила дорогу, ее увидел из окна зала ресторана Фернандо, сидящий там в компании сестры Терезы и ее друзей. Сначала он не поверил своим глазам. Фернандо подумал, что Исабель ему мерещится. Но потом, сообразив, что она может исчезнуть из его поля зрения, вскочил и бросился к выходу ресторана.
— Фернандо, куда ты? — закричала ему вслед ничего не понимающая Тереза.
Они уже давно расположились за отдельным столиком в уютном уголке этого небольшого и ставшего популярным в последнее время ресторанчика. Еще утром Фернандо не хотел идти с Терезой сюда, но после неудачного визита к Исабель настроение его резко испортилось, и он решил, что немного веселья ему не помешает.
Тереза была, как всегда, в своем репертуаре. В первую очередь ее интересовали все красивые молодые мужчины, сидящие в зале. Она по очереди изучала их, решая, на ком остановить выбор. Постепенно круг претендентов сужался, пока она не решила, что самый красивый парень сидит недалеко от них, причем один. Наверное, это и явилось решающим моментом в ее выборе.
—  Это нам! — позвала она громко проходящего официанта с подносом, чтобы лишний раз обратить на себя внимание посетителей. На подносе стояли высокие стаканы с коктейлями. — Спасибо, Николос! — поблагодарила она так же громко. Тереза имела талант быстро знакомиться с официантами в ресторанах и уже через несколько минут после появления знала их всех по именам. Они же платили ей признательностью, всегда выполняя почти мгновенно все ее капризы. Правда, значение тут имело и предчувствие хороших чаевых. Тереза всегда была щедра.
—  Ваше здоровье, друзья! — слышались на весь зал тосты из-за их стола. — За нас! Выпьем за всех нас! — И громче всех, естественно, звучал голос Терезы.
Она уже успела перекинуться многозначительными взглядами с понравившимся ей молодым человеком и, не стесняясь, нахваливала его сидящей рядом Сильвине. Однако для той единственным заслуживающим внимания мужчиной в этом зале был Фернандо — к ее сожалению, совсем не обращающий на нее внимания.
—  Ну, Сильвина, ты посмотри, ты только посмотри, какой он красавец, — не унималась Тереза, переглядываясь с молодым человеком. — Нет, он вправду хорош! — не умолкала Тереза. Она уже верила в то, что отыскала свое новое счастье.
—  А ты уже на него глаз положила! — засмеялась Сильвина, увидев, как к столику молодого человека подходят две разукрашенные блондинки в коротеньких юбочках. — Я думала, что он тебя так высматривает, а причина вон какая!
—  У него дурной вкус, — помрачнела сразу же Тереза и тут увидела, что ее брат сорвался с места и помчался на улицу, словно одержимый. Она попыталась остановить  его  и  узнать  причину  столь  поспешного бегства, но Фернандо и след простыл. Тереза повернулась и начала утешать погрустневшую подругу. Ведь Сильвина пришла сюда только из-за Фернандо, в которого была безнадежно влюблена.

А что же случилось с молодым человеком по имени Коррадо из грустной повести Бернарды? Да, да, с тем самым, что так подло поступил с девушкой, которая поверила ему, полюбила и забеременела от него. Он смог избежать мести братьев девушки и уплыл в открытое море, оставив на берегу убитого брата и своих преследователей.
Доплыв на лодке до ближайшего города, он нанялся на корабль матросом, чтобы оплатить своим трудом стоимость проезда до далекой Аргентины. Оставаться на Сицилии ему не было смысла. Рано или поздно, его бы нашли и убили. На Сицилии не забывают нанесенных оскорблений. Для мести временных рамок не существует. Пусть даже пройдет полвека — месть свершится.
Путь через океан оказался для него не столь трудным, как для девушки. Коррадо был парнем сильным, здоровым, обязанности матроса не очень утомляли его. Прошло немного времени, и он уже стоял на земле своей новой родины. Обратной дороги ему не было. Быстро найдя работу, Коррадо потихоньку начал вставать на ноги. Как бы он ни хотел, но мысли об оставленной им на Сицилии беременной Бернарде нет-нет да и мучили его совесть. В такие моменты он становился мрачным, прикладывался к бутылке, страдал. Но проходило время, и постепенно Коррадо стало казаться, что все произошло не с ним, а с кем-то из его знакомых. Он женился, жена была младше его и красива, у них родилась дочь, и назвали ее Мануэлой.
Отец и мать души не чаяли в своей дочери. Все их помыслы, все, что они делали, было посвящено ей, ее будущему, ее счастью. Но, говорят, ничего не проходит бесследно. Есть поверье, что отец или мать всегда чувствуют, если с их детьми происходит что-то плохое, пусть даже их разделяют расстояние и года. Вот и Коррадо вдруг почувствовал в этот день, когда происходили драматические события в доме мадам Герреро, что с ним происходит нечто непонятное. Его мучило нехорошее предчувствие. Он никак не мог понять, с чем или с кем оно связано, и так много думал об этом, что ночью ему снились кошмары, и он проснулся в холодном поту от собственного крика. Жена Коррадо проснулась чуть раньше и с испугом смотрела на него. А произошло это в тот самый момент, когда машина чуть не сбила задумавшуюся Исабель.
—  Что? Что случилось с тобой, Коррадо? — трясла его за плечо испуганная жена. Постепенно Коррадо пришел в себя, взгляд его стал осмысленным, он с удивлением посмотрел на супругу.
—  Сам не знаю, — пожал плечами и начал тереть пальцами виски. — Какой-то кошмар.
—  Ты так сильно кричал, — растерянно объяснила жена. — Я проснулась и сразу же стала тебя будить. Наверное, тебе приснился страшный сон.
—  Не знаю, — Коррадо потряс головой и вновь схватился за виски. — У меня какое-то неприятное предчувствие. Что-то связанное с дочерью. — Коррадо не знал, что у него не одна, а две дочери, и что эти кошмары связаны именно с той, которую он никогда не видел. Но жена восприняла это по-своему.
—  С нашей Мануэлой? — в испуге воскликнула она и перекрестилась. Прямо так, в ночной рубашке, она вскочила с постели и бросилась к спальне дочери. — А что с ней?!
—  Куда ты? — Коррадо, раздосадованный, бросился за ней. Он боялся, что жена разбудит дочь.
—  Мануэла! — Но перед спальней дочери жена пришла в себя и отворила дверь уже тихо: осторожно ступая по полу босыми ногами, вошла внутрь. Коррадо шел за ней.
Мануэла, их любимая дочь, крепко спала, прижав к  себе  любимую  игрушку  —  большого   плюшевого медведя. Ее не разбудили ни свет настольной лампы, которую зажгла жена Коррадо, ни скрипнувший под их ногами пол. Оба склонились над ней, а жена ласково провела ладонью по щеке дочери.
—  С ней все в порядке, — повернулась она к Коррадо, облегченно улыбаясь. — Смотри, как спокойно она спит.
—  Тем лучше, — кивнул Коррадо; они еще некоторое время стояли и любовались спящей дочерью. — Не буди ее, — сказал Коррадо жене. — Пусть себе спит.
—  Не буду, не буду, — успокоила жена. — Я только поправлю одеяло. — Она подняла одеяло повыше и осторожно поцеловала дочку в лоб.
—  Она выглядит такой беззащитной, — внезапно прошептал Коррадо, сам не зная, почему это у него вырвалось.
—  Ты так считаешь? — встревожено спросила жена, отойдя от спящей дочери. — Разве у нее нет отца и матери? А? — Она посмотрела на мужа. Они обнялись, словно объединяясь для защиты своей дочери. — Глупый ты у меня, — улыбаясь, шепнула ему супруга на ухо.
Они вернулись в свою спальню. Коррадо уже ус¬покоился, дурное предчувствие исчезло.
—  Сейчас тебе лучше? — спросила жена.
—  Да.
—  Может быть, приготовить тебе чашку чая? — Жена внимательно посмотрела на него. Она хотела удостовериться, что ему стало лучше.
—  Нет, не надо, — отказался Коррадо, устраиваясь в постели. — Ты тоже ложись.
—  Ты меня так напугал, — сказала она, прижимаясь к нему.
—  Уже все прошло, — успокоил Коррадо, обнимая и целуя ее. — Не могу понять, — говорил он немного погодя, — почему у меня вдруг возникло это ощущение. Это было как будто какое-то предчувствие, — задумчиво говорил он жене. С ним это случилось впервые, „Может быть, возраст?" — подумал он с невеселой улыбкой.
—  Успокойся, не мучай себя вопросами. — Жена гладила ласково ему лицо. — Ты же видел, что с нашей Мануэлой все в порядке. Так что беспокоиться не о чем.
—  Да, — кивнул Коррадо, — я знаю, но почему-то давит здесь. — И он прижал ладонь к груди — где сердце.
—  Завтра обязательно сходи к врачу, — попросила его жена. — По правде говоря, я давно уже замечаю: с тобой что-то не так. Последнее время ты какой-то подавленный, рассеянный. Мне будет спокойнее, если ты покажешься врачу. Обещай мне это завтра же сделать.
—  Говорят, что в том возрасте, в каком сейчас я, — то ли шутил, то ли серьезно сказал Коррадо, — мы, мужчины, начинаем изучать себя изнутри, думать о том, что мы сделали и что не успели сделать, или о том, что нам больше всего нравилось делать и на что уже больше не остается сил. — Улыбнувшись, он посмотрел в вырез ее ночной рубашки, где виднелась еще красивая грудь. Ведь жена Коррадо была много моложе его. Это вызвало у нее прилив краски к лицу, она засмеялась и погрозила ему пальцем.
—  У тебя еще достаточно сил для этого, можешь не обманывать себя. — Они обнялись и прижались друг к другу. — Похоже, у тебя слишком много такого, о чем стоит поразмыслить? — немного ревниво спросила она.
—  Если бы ты знала, — загадочно произнес Коррадо, имея в виду только одному ему известные события.
—  А что я должна знать? — сразу же встревожилась жена.
—  Да нет, ничего, — похлопал ее по гладкому плечу Коррадо, успокаивая. — Это так, глупости. Ты все про меня знаешь, даже лучше, чем я сам, — пошутил он. — Все, ложись спать. — И он шутливо подтолкнул ее к подушке, а сам погасил настольную лампу.
—  Спокойной ночи, — поцеловала его жена.
Они укрылись большим одеялом. Жена повернулась на другой бок и вскоре спокойно заснула. А Коррадо почему-то сон не брал. Он лежал с открытыми глазами и смотрел в темноту. Откуда ему было знать, что кошмарный сон, разбудивший его и жену, — весточка от первой дочери, которую он никогда не видел.

0

24

Когда Фернандо выскочил из ресторана, Исабель уже скрылась за углом. Он бросился ее искать, стараясь перекричать шум улицы.
—  Исабель! Исабель! — кричал Фернандо, отыскивая среди прохожих знакомый силуэт...
— Что с ним такое? — очень огорчилась в это время Сильвина. — Мы так хорошо проводили время, так веселились. Тереза, ты можешь мне объяснить? Куда он побежал, словно сумасшедший?
—  Мой брат в последнее время, — поправляя прическу и прихорашиваясь, отвечала Тереза, — все больше сходит с ума.. - Тереза вдруг заметила, что, несмотря на появление возле понравившегося ей молодого человека двух эффектных блондинок, она представляет для него куда больший интерес, чем они. За последние пять минут их глаза встречались несколько раз. Тереза и тот молодой человек даже обменялись многообещающими улыбками. Это вернуло Терезе уверенность в своей неотразимости и хорошее настроение.
—  Если хотите, мы можем попытаться догнать его на машине, — предложил Антонио, постоянный спутник Терезы, который надеялся, что дождется момента, когда Тереза остановит свой выбор на нем. Сейчас он хотел увезти ее отсюда, потому что заметил те взгляды, которые бросали друг на друга этот молодой человек и Тереза.
—  Отличная идея! — сразу же согласилась Сильвина.  Она  сердцем чувствовала,  что  Фернандо  убежал за женщиной. Необходимо было помешать ему. Или хотя бы присутствовать при их общении. Они сразу же засобиралась.
—  Ни в коем случае! — с улыбкой отрезала Тереза, сразу давая понять, что все будет так, как скажет она. Ей не хотелось терять новое увлечение, которое строило ей в данный момент глазки. — Никто отсюда, не уйдет. Я не собираюсь портить себе вечер из-за капризов братца.
—  Но, может быть, ему необходима наша помощь? — не сдавался Антонио, тоже заметивший игру своего соперника.
—  Я уже сказала, что никто отсюда не уйдет! — повторила Тереза, но на сей раз более внушительно. — И улыбайтесь, пожалуйста! На нас уже обращают внимание. Люди приходят сюда не слушать чужие споры, а отдыхать. Нет ничего хуже, чем творить глупости на глазах у других. — И она потянулась к бокалу, призывая всех последовать ее примеру.
—  Ты проводишь меня в туалет? — попросила ее Сильвина.
—  О, — засмеялась Тереза. — Конечно, я же знаю, что ты боишься всего на свете. А мне как раз необходимо немного припудрить нос. — Они встали и, взяв свои сумочки, пошли к выходу. — Антонио, дорогой, — попросила Тереза, одаривая его обольстительной улыбкой. — Закажи нам еще по коктейлю. — Она была уверена в его любви к ней и делала с ним все что хотела. — Мы вернемся через несколько минут... — Но последние слова скорее относились не к Антонио, а к тому молодому человеку, чтобы он не подумал, будто они уходят совсем. Тереза улыбнулась ему, проходя мимо его столика и окинув презрительным взглядом его спутниц. Поймав его ответную улыбку, она поняла, что он будет ждать...
Фернандо побежал сначала в одну сторону, но там Исабель не было видно. Потом он бросился в другую,  но  и  там  не нашел.   Он  уже  начал   терять надежду, что сможет ее догнать, как, завернув за угол, увидел вдалеке ее яркую блузку. Она ясно выделялась в свете реклам.
—  Исабель! — Ему наконец удалось ее нагнать. Он пошел рядом, тяжело дыша после пробежки.
—  Привет, — удивленная Исабель остановилась. — Откуда ты появился?
—  Разве ты не слышала, как я звал тебя? — Фернандо понял, что у Исабель случилось нечто из ряда вон выходящее. По ее лицу совсем недавно бежали слезы.
—  Нет, я задумалась, — поморщилась Исабель. — Что ты тут делаешь?
—  Ну, этот вопрос я мог бы задать и тебе, — усмехнулся Фернандо. — А что ты здесь делаешь? Ты выставила меня из своего дома, мотивируя это тем, что очень занята, что у тебя много дел, а сама спокойно совершаешь прогулку по вечернему городу, — Фернандо обвел рукой улицу. — Это была правда или предлог, чтобы избавиться от меня?
—  Это была правда, — заговорила быстро Исабель. — Сейчас я не могу запретить тебе все, что ты хочешь. — Она говорила на ходу, и Фернандо спешил за ней, чтобы слышать ее слова. — Иногда, когда появляются проблемы, просто необходимо прогуляться, подышать свежим ночным воздухом. Тогда их легче устроить.
—  Конечно, — кивнул Фернандо, — неплохо погулять и подышать свежим воздухом. — Он остановился, так как остановилась Исабель. Фернандо понял, что ей нужен сейчас человек, способный выслушать ее, помочь ей. Это был шанс завоевать расположение Исабель, которого он так безуспешно пытался добиться во время своего неудачного визита к ней. — Поговорить с кем-нибудь, — продолжил он, намекая на то, что готов ее выслушать, — и разделить с ним свои проблемы.
—  А этот кто-нибудь, — спросила его после паузы Исабель, — ты?
—  А почему бы нет? Может быть, я смогу быть тебе  полезен?  — Он  ждал  ответа,  моля  про  себя Бога, чтобы Исабель ответила согласием.
—  Но ведь это становится смешным! — воскликнула она. — Ведь ты меня даже не знаешь? С какой стати ты будешь выслушивать мои проблемы и помогать разрешить их, и с какой стати я буду тебе их рассказывать?!
—  Я приходил к тебе сегодня домой, чтобы познакомиться с тобой поближе, Исабель! — Это прозвучало и как упрек, и как ответ на ее вопрос.
—  Как ты меня увидел? — изменила тему Исабель, потому что слегка смутилась. — И где ты сейчас был?
—  Сидел с друзьями в небольшом ресторанчике, — кивнул Фернандо в сторону освещенного здания, в котором находился ресторан.
—  Ты неплохо проводил время, — усмехнулась Исабель. — Кажется, я могу испортить тебе вечер.
—  Нет, я проводил его ужасно, — искренне возразил Фернандо. — Потому что, по правде говоря, все это время думал только о тебе. Больше ни о чем я не мог думать. После того, что случилось в Лос-Анджелесе...
И Исабель вспомнила тот жаркий летний день, когда они с подругой спешили после пробежки вернуться к себе, чтобы переодеться, а машина Фернандо сбила ее. Исабель, как сейчас, помнит: она упала, очень испуганная происшедшим. Болела рука. Но все обошлось благополучно. Ее подняли, но уже через минуту она была в состоянии сама держаться на ногах. С рукой тоже ничего страшного не произошло. Небольшая ссадина — и все. Исабель тогда так сильно разозлилась на этих двоих мужчин, что сидели в автомобиле. И особенно на Фернандо. А ее подруге они понравились. Она вспомнила, как был испуган Фернандо, как она резко ответила ему, когда он предложил подвезти их до нужного места. А ведь виновата в происшедшем была она. Это она перебегала дорогу, не посмотрев предварительно по сторонам.  Потом  была  еще  одна  случайная  встреча  в кафе. И последняя — уже в самолете, когда она возвращалась домой после учебы, не дождавшись выпускного бала из-за срочной телеграммы.
—  Фернандо. — Исабель посмотрела на него умоляюще. Ей не хотелось ни с кем делиться своим горем. Не было сейчас близкого ей человека, которому бы она доверяла как себе. И Фернандо не подходил под эту категорию. — Пожалуйста, я прошу тебя очень, мне необходимо побыть сейчас одной. Спасибо тебе за желание помочь мне. Спасибо за компанию. — И она собралась идти дальше.
—  Исабель, — попытался остановить ее Фернандо, — у меня здесь рядом машина, я могу отвезти тебя домой и обещаю, что всю дорогу буду нем как рыба.
—  Пожалуйста! — Исабель почти выкрикнула это слово. — Мне надо сейчас побыть одной, пойми меня!
—  Я очень хорошо тебя понимаю, ты только не сердись, — просил ее Фернандо, заметив, что девушка вот-вот заплачет. — Я не хочу, чтобы ты раздражалась, и готов сделать для тебя все, что угодно! Можешь идти одна, если так хочешь, я буду неподалеку от тебя с машиной. На всякий случай. Вдруг тебе захочется вернуться. Ты скажешь, и я отвезу тебя домой. Пожалуйста, Исабель, я очень прошу тебя, дай мне эту возможность хоть чем-то тебе помочь. Подожди меня несколько минут здесь, пока я сбегаю за машиной, — Фернандо просто умолял ее, словно не ей, а ему требовалась срочная помощь. — Я только возьму машину и вернусь. Подожди всего одну минуту, — он уговаривал ее, как маленького капризного ребенка. — Не уходи, прошу тебя. — Фернандо тихонько отошел от нее, словно боясь спугнуть каким-нибудь резким движением, а потом бросился бежать к тому месту, где оставил машину.
Исабель смотрела ему вслед и плакала. Она сначала не двигалась, словно решив дождаться его, потом сделала один шаг, другой и бросилась бежать, не думая, куда она бежит.

0

25

...После ухода Исабель обе старые женщины долго сидели в комнате, не зажигая света. Они больше не говорили друг с другом, не спорили, кто имеет больше прав на Исабель. Обе понимали, что спокойной и счастливой жизни уже не будет в этом доме. Они сами разрушили ее. Теперь их беспокоило лишь одно, где сейчас Исабель. Прошло уже достаточно времени с момента ее ухода, а она все не возвращалась. Но вот осторожно постучали в дверь.
—  Войдите, — ответила на стук Бернарда. Конечно, обе прекрасно понимали, что, кроме Бенигно, некому стучать в эту дверь, но правила есть правила. Дверь отворилась и действительно вошел Бенигно, неся поднос с чаем.
—  Извините, мадам, — обратился он к мадам Герреро, — я подумал, что вы захотите, может быть...
—  Спасибо, Бенигно, — прервала его Бернарда, — я подам сама. Ты можешь идти.
—  А Исабель вернулась? — с надеждой спросила у Бенигно мадам Герреро, прекрасно зная, что ее нет в доме.
Бенигно ничего не ответил. Поставив поднос на тумбочку, он собрался покинуть комнату. Ему нечего было отвечать. Следя взглядом за Бернардой, которая подавала мадам Герреро чашку с чаем, он тяжело вздохнул.
—  Мадам, вам нельзя волноваться, — сказала Бернарда, протягивая хозяйке чай. — Успокойтесь. Выпейте лучше вот это. Чай взбодрит вас.
—  Что известно об Исабель? — никак не могла успокоиться мадам Герреро. Она вопросительно смотрела на своего старого и верного слугу.
—  Пока ничего, мадам, — ответил тот с виноватым видом, словно это он создал такую обстановку в доме, из-за которой Исабель вынуждена была убежать, — Как ушла два часа назад, так до сих пор не вернулась. И не звонила, — добавил он, предугадывая очередной вопрос мадам.
—  Ты куда? — резко бросила вслед рванувшейся к двери Бернарде мадам Герреро, забыв о чае и о недомоганий. Чувство ревности прибавило ей сил.
—  Мадам, — развела руками, остановившись у дверей Бернарда, — мы не можем сидеть вот так, сложа руки, пока Исабель неизвестно где. — И Бернарда поспешно вышла из комнаты.
—  Что ты собираешься делать? — вдогонку ей крикнула мадам, но ответа не дождалась. — Возьми, — протянула она слуге нетронутую чашку с чаем.
—  Пожалуйста, не вставайте, — почти поймал чашку Бенигно и поставил ее у изголовья хозяйки. По движению мадам он понял, что та собирается встать. После всех волнений, что выпали сегодня на ее долю, это был почти безумный шаг, который мог закончиться трагически.
—  Бенигно, помоги мне встать! — повелительно приказала она. — Я хочу сама узнать, где сейчас моя дочь! — Но силы оставили ее, и она просто рухнула на подушки.
—  Сеньора, пожалуйста, вам нельзя подыматься, — бросился к мадам Герреро испуганный Бенигно, поправляя на ней одеяло. Он очень опасался, что резкие движения могут привести к трагическому концу. Еще ни разу он не видел свою хозяйку в столь плачевном состоянии. — Ложитесь, мадам, — просил ее, — ведите себя спокойно, вам нельзя делать резких движений.
—  Что с нами теперь будет, Бенигно? — внезапно спросила мадам Герреро. И вновь сделала попытку подняться. — Боже, если с девочкой что-нибудь случится, я не переживу этого! — Но руки Бенигно удержали ее на месте.
—  Все будет хорошо, — успокаивал он, — все образуется, мадам. Исабель хорошая девушка, очень умная, она все поймет и поступит так, чтобы всем было хорошо. — Он вновь подал ей чашку с уже почти остывшим чаем. — А сейчас выпейте чаю и постарайтесь уснуть.
Но мадам  остановила его движением руки и  покачала головой, показывая, что не будет пить чай.
Бернарда решила обзвонить всех подруг и знакомых Исабель, желая узнать, не отправилась ли та к кому-нибудь из них. Но ничего утешительного не выяснила. Тем более что время было очень позднее и к телефонам в основном подходили заспанные слуги, от которых трудно оказалось добиться чего-нибудь конкретного.
И Бернарду, и Бенигно застал почти врасплох звонок у двери. „Кто бы это мог быть? — подумала Бернарда. — Может быть, вернулась Исабель?».
— Это Исабель! — вскрикнула мадам Герреро, взмахом руки отправляя слугу открывать. — Быстрей, Бенигно! Она же ждет!
Бенигно поспешил к дверям, переступая сразу через две ступеньки. В прихожей горела настольная лампа. Свет был оставлен специально, чтобы не плутать потом в темноте, когда вернется Исабель. Бернарда задержалась и спустилась в прихожую чуть позже Бенигно. Тот включил верхний свет и стал отпирать двери. Сквозь стекло он сразу же увидел, что это не Исабель. За дверью стоял Эмилио.
—  Минуту! — Бенигно отпер двери и вопросительно посмотрел на столь позднего гостя.
—  Где она? — даже не поприветствовав его, спросил Эмилио.
—  Сеньор Эмилио? — воскликнул удивленный Бенигно. Было чему удивляться, ведь об уходе Исабель знали лишь он, мадам да Бернарда.
—  Где Исабель, Бенигно? — вновь спросил Эмилио. — Она еще не вернулась? — на лице Эмилио было написано сильное беспокойство.
—  Видите ли, сеньор Эмилио... — начал увиливать от ответа Бенигно.  — Но тут пришла на помощь Бернарда.
— Хорошо, Бенигно, — отпустила она его, взяв на себя объяснения с гостем. — Проходите, сеньор Эмилио, — пригласила Бернарда. Она пошла впереди, ведя его вглубь дома. Они вошли в небольшую комнату с камином, здесь стояли рядом несколько больших кресел. — Проходите и присаживайтесь. Здесь нам будет удобнее беседовать, я не хочу волновать мадам... — Она проводила взглядом Бенигно, который запер двери и пошел в свою комнату. Выключив большой свет, он скрылся за дверями. Лишь тогда Бернарда продолжила разговор: — Спасибо, что вы сразу же откликнулись на мою просьбу, — поблагодарила она Эмилио.
— Но почему она так поступила? — не мог понять поступка Исабель Эмилио. Он не знал правды, Бернарда не решилась рассказывать о том, что произошло между ней, мадам Герреро и Исабель, постороннему человеку, пусть и хорошему знакомому Исабель.
—  Не знаю, Эмилио, не могу понять, — скороговоркой ответила Бернарда. — Может быть, ее так взволновало неожиданное возвращение после долгого отсутствия, — предположила она, — может, что-то нам не известное. Возможно, она не ожидала найти свою мать в таком критическом состоянии, — причем слово „мать" далось с таким трудом Бернарде, что она замолчала.
—  Но ведь должно быть что-то такое, что подтолкнуло ее на это? — не мог понять Исабель Эмилио.
—  Не знаю, не знаю, — достаточно убедительно изображала растерянность Бернарда. — Не могу ничего сказать. Вы ведь знаете характер Исабель. У нее с детства бывали совершенно непредвиденные реакции. Мы иной раз терялись, не зная, как себя с ней вести.
—  А вы предполагаете, куда она могла бы пойти? — Эмилио не верил в то, что Исабель могла вот так запросто, ради каприза, уйти из дома и не предупредить, куда пойдет. Он немного знал ее и знал о том, что она очень любила и уважала свою мать и никогда не позволила бы себе заставить ее волноваться. Есть причина, о которой ему не хотят говорить. Но в любом случае Исабель требуется помощь и ее надо найти. — Может быть, она назвала какое-нибудь место или имя подруги, где ее можно будет отыскать? Ну хоть что-нибудь вы мне можете посоветовать?
— Нет, нет, нет, я вам позвонила потому, что не сомневалась ни минуты в вашей готовности помочь. — Бернарда чувствовала себя неловко. Ей приходилось обманывать Эмилио. И надо было делать это очень правдиво. — Я немного надеялась, что вы лучше нас знаете ее подруг, — улыбнулась она Эмилио. — Вы ведь дружили с ней?..
—  Да, — согласился Эмилио, — дружили, но это было до ее отъезда в Калифорнию.
—  У нее осталось совсем немного близких друзей... — Бернарда сделала вид, что вспоминает, с кем могли сохраниться у Исабель дружеские отношения за время ее отсутствия.
—  Хотя... — И тут Бернарда кстати вспомнила про незваного гостя, что нанес сегодня визит Исабель в тот самый момент,  когда она рассказывала ей историю своей жизни.
—  Хотя что? — сразу же насторожился Эмилио.
—  Хотя сегодня ближе к вечеру у нее был неожиданный визитер, — пояснила Бернарда. — Она его не ждала, но он настоял на разговоре с ней. И Исабель пришлось принять его. Они немного побеседовали наедине, и он ушел. По-моему, это был тот самый молодой мужчина, с которым она познакомилась в самолете, когда возвращалась из Калифорнии. Не помню его имени, хотя он представился мне, когда мы встречали Исабель. По-моему, ты его знаешь. — Бернарда ясно помнила, что Эмилио узнал молодого человека.
— Его зовут Фернандо! — с досадой хлопнул себя по колену Эмилио.
„Ну, конечно, это был Фернандо, — подумал он. — Как только он узнал от меня адрес Исабель, сразу же отправился к ней. Но неужели он смог так понравиться ей, что, убежав из дома, она могла обратиться за помощью к нему?"
Эта мысль была очень неприятна Эмилио.
—  Фернандо Салинос, — повторил он имя своего знакомого.
—  Да-да, совершенно верно, я вспомнила, его действительно зовут Фернандо Салинос! — воскликнула Бернарда, подымаясь с кресла вслед за Эмилио. — А куда вы?
—  Искать Исабель, — решительно ответил Эмилио, застегивая пиджак на все пуговицы.
—  Но где вы собираетесь искать ее? — спросила удивленная Бернарда. — Искать просто так, наудачу, в таком большом городе, как наш, не имеет смысла.
—  Не знаю, — пожал плечами Эмилио. — Но, может быть, выясню что-нибудь у Фернандо. — И он быстро направился к выходу, не сказав больше ни слова.

Фернандо понадобилось не больше нескольких минут, чтобы добежать до машины, которую он припарковал возле входа в ресторан, завести ее и вернуться к тому месту, где он оставил Исабель. Но увы, девушки там не было. Растерянно Фернандо покрутился на автомобиле туда-сюда, освещая фарами окружающее пространство, — благо улочка была тихая в этот час. Но все напрасно. Он попробовал звать Исабель, но время было позднее, и кто-то из окна на четвертом этаже весьма нелюбезно попросил, чтобы он замолчал. Фернандо посидел еще некоторое время в автомобиле, в надежде, что Исабель вернется, но поняв, что ждать бесполезно, вернулся к ресторану. Поставив машину на старое место, он поднялся в зал, где продолжалось веселье. Настроение у Фернандо было куда хуже, чем до встречи с Исабель. Ведь теперь он знал, что она нуждается в помощи, что у нее действительно проблемы, и был бессилен помочь.
А Исабель, отбежав от того места, где она должна была дожидаться Фернандо, продолжала путь по ночному городу, на всякий случай свернув в более узкую улочку. Ей не хотелось, чтобы Фернандо нашел ее. Ей даже показалось, что она слышит его голос, и она ускорила шаг...
За столиком Фернандо обнаружил новое лицо. Это был тот самый молодой человек, которому Тереза весь вечер строила глазки. Наконец-то сестре удалось добиться того, о чем она мечтала весь вечер. Спутницы молодого человека, а звали его Хуанхо, испарились, и он полностью был в ее распоряжении. Она была уверена, что будет распоряжаться им в скором времени. Тереза так была увлечена беседой с Хуанхо, что даже не обратила внимание на возвращение Фернандо. А вот Фернандо заметил, что Антонио погрустнел. Когда он уходил, Антонио был веселее.
—  Так кто у вас в семье был блондин? — смеялась Тереза, глядя на сидящего рядом Хуанхо сквозь бокал, наполненный вином. — Так кто, мама или папа?..
—  Фернандо, что случилось, куда ты пропал? — обрадовалась Сильвина.
—   Да так, вышел подышать свежим воздухом, — хмуро ответил Фернандо, наливая себе вина.
—  Надо было пригласить меня, я бы тоже с удовольствием прогулялась с тобой.
—  Извини, но я предпочитаю иногда дышать воздухом один, — не очень вежливо ответил Фернандо, которому надоело притворяться, будто общение с Сильвиной доставляет ему удовольствие.
—  А мы уже хотели искать тебя? — воскликнул Антонио скорее не для Фернандо, а для Терезы, чтобы привлечь ее внимание. И, заметив, что на столе кончилось вино, еще громче позвал официанта. — Эй, как тебя, официант? — Ему удалось добиться своего. Тереза отвлеклась от Хуанхо и увидела наконец Фернандо.
—  А я что вам говорила? Не стоило никуда бежать! Все равно он рано или поздно вернулся бы к нам! Я знаю своего братишку лучше, чем кто-либо. — Она хлопнула несколько раз в ладоши, как это делает ленивый зритель, когда певец в опере берет высокую ноту. Ему и нравится, и хлопать лень. Вот он и выбирает среднее. — Мой братец прекрасный кавалер и никогда не оставит приглашенных гостей. Разреши тебе представить Хуанхо, еще одного приглашенного и моего нового друга! — Тереза показала на сидящего рядом с ней молодого человека. Она дождалась, пока Фернандо пожал нехотя протянутую ему руку нового знакомого, и громко приказала проходившему в это время мимо их столика официанту: — Принесите нам шампанского?
Фернандо пил вино бокал за бокалом, но не пьянел. Ему представлялось, как Исабель сейчас идет одна по ночным темным улицам, грустная и одинокая, беззащитная, а ей из-за каждого темного угла грозит опасность. Тогда руки его непроизвольно сжимались в кулаки и ему хотелось мчаться на машине на поиски. Но потом он понимал, что в большом городе это будет бесполезно.
Никто из их компании не обратил внимания на вошедшего в ресторан нового посетителя. А заметить его должна была в первую очередь Тереза. Ибо этим посетителем был никто иной, как Марчелло, с которым они не так давно обменивались признаниями в любви. Он не ожидал увидеть здесь Терезу и, вполне возможно, не заметил бы ее, если бы не ее привычка быть в центре внимания. Когда он подсел к стойке бара и заказал выпивку, громкий возглас Терезы, которая требовала подать шампанское, привлек его внимание. Он не поверил своим глазам. Но, убедившись в том, что это именно Тереза, поднялся и тихо подошел к их столику. Марчелло встал так, чтобы она не видела его. Нетронутый бокал с заказанной выпивкой так и остался на стойке бара.
Тереза в это время вовсю кокетничала с Хуанхо, приблизив почти вплотную к его лицу свое. Они шепотом обменивались фразами, после некоторых Тереза запрокидывала голову и громко смеялась. При этом ее роскошная грудь еще сильнее выделялась под тонкой блузкой.
- А здесь довольно мило, — шептал ей Хуанхо, не отводя взгляда от ее груди. — Ты часто здесь бываешь? — Ему хотелось как можно быстрее оказаться с новой знакомой наедине.
—  Нет, не часто и только с теми, кто мне очень нравится! — кокетливо отвечала Тереза, заметив его взгляд и нарочно касаясь грудью его руки.
—  А часто так бывает? — Хуанхо взял ее руку в свою. Он почувствовал, какая мягкая и податливая рука у Терезы.
—  Что мне кто-то нравится? — Тереза  продолжала  соблазнять его  всеми  прелестями,  которыми щедро  наделила  ее  природа.   Сейчас  она  закинула ногу за ногу, и короткая юбка почти не скрывала ее стройных  ног и  округлых   коленей.  — Возможно,  и часто. Но до такой степени, чтобы я осталась с ним, очень редко. — Она видела, что Хуанхо прямо пылает.  Это доставляло ей удовольствие. Она любила победы над красивыми мужчинами. И тут ее взгляд случайно остановился  на  Марчелло, который стоял рядом и слушал их воркованье. Но Тереза есть Тереза.  Не смутившись даже на мгновенье, она сразу же переключилась на него. — А, Марчелло! Откуда ты здесь? Я думала, ты давно уже в Италии!
— Я вспомнил, где собираются те мужчины, что тебе нравятся, и решил зайти, в надежде встретить тебя здесь. И, как видишь, не ошибся. — Бросив на нее испепеляющий взгляд, Марчелло развернулся и отправился за стойку бара, где его дожидалась заказанная порция спиртного.
— Хуанхо... — Тереза смотрела в спину уходящего  Марчелло и понимала,  что  может  потерять его навсегда. Она видела: тот был просто взбешен тем, что застал ее с другим в ресторане, куда они ходили вместе. А Тереза была не из тех женщин, кто разбрасывается красивыми мужчинами. Да еще богатыми, каким был Марчелло. Его необходимо было бы как-то остановить или сделать так, чтобы вина в их размолвке полностью легла  на  него.  Тогда  всегда можно будет возобновить отношения. — Хуанхо, ты посиди немного один, у меня есть разговор с моим старым деловым знакомым. Это недолго. Я скоро вернусь. — Она многозначительно пожала ему руку и так посмотрела в глаза, что он растаял, как мороженое под жаркими лучами солнца. Заметив, что Марчелло не смотрит в их сторону, она легонько коснулась губами Хуанхо. Удостоверившись, что тот готов ждать ее хоть сто лет и вытерпит любое обращение, Тереза поспешила к своему старому поклоннику, который теперь расположился за столиком в углу.
—  Знаешь, Марчелло, я никогда не думала, что ты сможешь подойти к столику, когда я не одна? — сразу же пошла Тереза в наступление.
—  Я тоже не думал, — спокойно ответил Марчелло, достойно парировав ее выпад, — но попробовал и у меня получилось. По-моему, ты должна быть довольна.
—  Что? Довольна? — возмутилась Тереза. Такого она не ожидала от Марчелло. Он казался ей попроще.
—  Ну да, — подтвердил Марчелло. — Это ведь доказывает, что ты мне еще не безразлична. А вот если бы я не обратил на тебя внимания, тогда, значит, ты мне разонравилась. А пока ты меня интересуешь.
—  Знаешь, Марчелло, я верю лишь одному доказательству твоей любви ко мне. Но ты ведь отказался продемонстрировать его мне в последнюю нашу встречу. — Тереза изобразила обиду и отвернулась от Марчелло.
—  Неужели ты такая бессердечная! — спросил Марчелло. — Неужели ты не можешь понять, что человек, ответственный за дело, не может бросить все так, из-за какого-то каприза?
—  А я сама такой каприз! — повернулась к нему Тереза, надув губки. — И считаю, что стою куда дороже любого дела!
—  Ты заставляешь меня поступить так, только потому что тебе, видите ли, так хочется? Нет, это не каприз! Тебя всегда интересует лишь то, что тебе хочется. А на желания других ты плюешь!
— Да, согласилась Тереза. — Это так, это правда, я не отрицаю, — наконец-то она нашла повод, чтобы обвинить Марчелло в их разрыве. Пусть мучается. А если понадобится, она всегда сможет его вернуть. Тереза давно поняла, что мужчин нельзя обижать и унижать. Их надо делать виноватыми. Тогда они готовы загладить свою вину.
Хуанхо с беспокойством наблюдал оживленную беседу Терезы и этого мужчины. Они так горячо жестикулировали, что ему казалось, еще немного, и они начнут бить друг друга.
— Извини,  Марчелло,  —  развела  руками  Тереза, — я такая и меня уже нельзя изменить! Я сама иногда по этому поводу расстраиваюсь. Но ничего не могу с собой поделать. Хотя, может быть, — Тереза мгновенно превратилась в робкую и трепетную женщину, — у нас осталась последняя возможность. — Она посмотрела  широко открытыми искренними глазами на Марчелло. — Но используем мы ее или нет, зависит только от тебя. Так ты улетаешь в Европу в намеченное время или остаешься со мной? — Вот она и поймала его на удочку. Конечно же, он не сможет отложить свою поездку. Значит, все время будет помнить о ней и  как только вернется, бросится заглаживать свою вину.
— Я   улетаю,   —  потерянным  голосом  ответил Марчелло. — Но я буду все время думать о тебе! — заверил он. — Клянусь, Тереза! Мне будет нелегко тебя забыть  после  всего,  что  между  нами  было. Я   буду  ждать  тебя  в  своем  доме,  —  с  надеждой произнес он,  заметив,  как она  вздохнула  и  развела руками, — там, в горах Сицилии. Помнишь, я рассказывал тебе о нем? Ведь ты хотела приехать? Помни, Тереза,  я  жду   тебя!  —  И  Марчелло,  поднявшись, направился к выходу.  Откуда было ему знать,  что вздох Терезы, который он воспринял  как вздох сожаления о разлуке, имел совсем не то значение. Она вздохнула с облегчением.
Хмыкнув, она проводила его насмешливым взглядом и вспомнила об оставленном в одиночестве Хуанхо.
— Куда ты от меня денешься! — негромко сказала она. — Да ты скорее умрешь, чем меня забудешь! Все мужчины одинаково глупы, самонадеянны, и потому умной женщине ничего не стоит обвести вас вокруг пальца. — Она поднялась и направилась к Хуанхо, который уже несколько минут делал ей знаки, не понимая, почему Тереза не возвращается за свой столик, а сидит в одиночестве, чему-то странно улыбается.

0

26

Исабель не узнавала улиц, по которым шла, несмотря на то, что считала себя неплохим знатоком города. Когда она была еще подростком, они любили с подругами и в сопровождении поклонников, мальчишек, путешествовать по городу на велосипедах. Кстати, ее тогда повсюду ревностно сопровождал Эмилио, не позволяя это делать другим.
Стоило Исабель забыть события сегодняшнего дня и начать думать о чем-то другом — вот об этих прогулках на велосипедах, — как лицо ее озарилось светлой улыбкой. Улицы уже не казались такими мрачными, ноги не гудели от усталости. Но стоило ей вернуться мыслями к причине бегства из дома, как мир вокруг опять представился злым и равнодушным. Она начинала замечать, что устала, проголодалась, что ей холодно. Чувство одиночества наводило смертельную тоску. И порой она начинала жалеть о том, что не позволила Фернандо сопровождать ее. Ведь сейчас она могла бы спокойно махнуть ему рукой, он подъехал бы, открыл дверцу и она оказалась бы в теплом салоне автомобиля. Но то воспитание, которое она получила у мадам Герреро, не позволило ей разрешить ему это. И вот теперь она одна. Впрочем, это участь всех максималистов. И Исабель начала вспоминать годы учебы в колледже, именно там в какой-то книжке она прочитала о максималистах.
Исабель не знала, что в это время очень  много людей в городке заняты ее поисками, думают о ней, беспокоятся.  Даже  те,  кто   никогда   не  видел   ее. Хотя и имел непосредственное отношение к ней. Да, сеньор Коррадо так и не смог уснуть после того, как кошмарный  сон  заставил  его  проснуться.  Он  долго лежал с открытыми глазами, потом с  закрытыми, потом  считал  до  тысячи, но  ничего   не  помогло.   Снотворного в доме не было, это он знал точно. Когда-то,  еще  первое  время  после  того,  как  ему  удалось перебраться  в  Аргентину,  он  часто  мучился  бессонницей, вспоминая оставленную на Сицилии молоденькую  Бернарду,  ждущую  ребенка.  Тогда  понятие совесть было для него весьма призрачно. Жалость — да. Он жалел ее, уверенный в том, что братья Бернарды вряд ли оставят ее живой.  Женщина на  Сицилии,   запятнавшая  честь  семьи,   переставала  считаться человеком, ее убивали, как собаку. И все вокруг закрывали на это глаза. Честь семьи превыше всего!   Да,  жалость  не давала   ему  спать.   Но  чем старше он становился, тем явственнее пробуждалось в нем непонятное чувство, которое все называют совестью. Лишь после того, как он женился, воспоминания   потихоньку   начали  отпускать   его.   А   когда родился  ребенок,  все  прежнее  оставило  его  совсем. И  ничто  не  тревожило  сон.   Он  очень  любил  свою дочь.   Жену  тоже,  но  дочь  особенно.  И  вот,  когда сегодня ему приснился страшный сон, когда он проснулся в холодном поту, когда сердце было  готово вырваться из груди, а жена в испуге смотрела на его выпученные глаза, неизвестный голос сказал ему, что все  это  каким-то  образом  связано  с дочерью.  Он страшно испугался. Не за себя, а за нее. И вот теперь не мог уснуть. Хотя понятно, что это лишь сон, что дочь спокойно спит в соседней комнате, но предчувствие  опасности   все  равно  осталось  и  время   от времени  трогало  холодными  пальцами  его сердце. Коррадо  понял,  что  ему  сегодня   уже  не  суждено уснуть, тихонько откинул одеяло и выбрался из-под него, стараясь не разбудить жену. Она тоже не могла долго уснуть, чувствуя, что с мужем что-то происходит. Но все-таки сон ее победил.
Осторожно открыв дверь, Коррадо выбрался из спальни, решив сварить кофе. Все равно не спать, так уж лучше взбодриться. Посидит, подумает в одиночестве... Проходя мимо комнаты дочери, он еще раз удостоверился, что с ней все в порядке. Мануэла спала, крепко прижав к себе плюшевого медведя.
Поставив на плиту кастрюльку с водой, сеньор Коррадо уселся поудобнее возле окна и стал смотреть на звездное небо. Давненько в последний раз он вот так смотрел на звезды.
На те же звезды смотрела сейчас в нескольких кварталах от дома, где жил ее отец, Исабель, устав и решив немного отдохнуть. Она нашла удобное место возле нескольких деревьев, которые росли, окруженные невысокой деревянной оградой. На нее-то и присела Исабель. Стоило ей остановиться, прекратить движение, которое хоть как-то отвлекало ее от тяжелых мыслей, как те сразу же завладели ее сознанием.
„Договор, мы заключили договор, — звучал голос Бернарды. — Мы условились, что ты будешь расти в ее доме как родная дочь, но с одним условием. Когда ты станешь совершеннолетней, ты узнаешь всю правду! Ты узнаешь, кто твоя настоящая мать".
Исабель вновь заплакала. Она столько выплакала слез, сколько не смогла выплакать за все детство. Наверное, оно у нее действительно было счастливое, если она почти никогда не плакала. Она уже устала плакать, ей казалось, что у нее и слез-то не осталось больше, но чувство бессилия перед сложившимися обстоятельствами заставляло их браться откуда-то и катиться по щекам. Небольшой платочек давно уже стал мокрым. Было слишком поздно для прохожих, улица по обе стороны была пуста, и Исабель можно было не скрывать слез, своего горя.
Она поняла сейчас, почему Бернарда вызвала ее так срочно из Калифорнии, не дав даже возможности принять участие в выпускном вечере. Ей не терпелось открыть перед дочерью правду ее рождения. Ей почему-то казалось, что Исабель воспримет все гораздо спокойнее. А Исабель никак не могла даже представить Бернарду своей матерью. Это было выше ее сил. И стоило ей только подумать об этом, как слезы вновь текли по щекам, оставляя блестящие дорожки.
— Договор!  Они  заключили   между  собой  договор, не подумав о том, как я отнесусь к этому договору,  когда  стану  взрослой!   —  простонала  она, схватившись руками за голову. — Уж лучше было бы мне не рождаться на свет! — Да, сейчас ей такая  мысль  не  казалась  кощунственной.   Или  пусть она была бы дочерью служанки, как оно и есть на самом деле. Но всегда знала об этом! И не было бы никаких трагедий! Но сейчас она совершенно другой человек.   Она  уже  не  сможет  психологически  представить Бернарду своей матерью, разрешить ей относиться  к себе,  как к дочери,  а  себе к ней — как к матери. Исабель  вспомнила,  как отреагировала  на прикосновение Бернарды там, в комнате мадам Герреро, когда Бернарда сказала ей, что время поможет привыкнуть к новой матери, и попыталась обнять ее за плечи. Даже сейчас ее тело  содрогнулось. Одно дело,  когда  Исабель относилась  к Бернарде  как  к преданной служанке. Но относиться к ней как к матери она не сможет, наверное, никогда.
Исабель очнулась от своих мыслей и почувствовала, что если она не встанет и не пойдет дальше, то окончательно замерзнет и схватит простуду. Она достаточно отдохнула. Исабель подумала, что если ей и захочется вернуться сейчас в дом, она не знает, в какую сторону надо идти. Но сидеть здесь всю ночь она не сможет.
Исабель встала и тихонько двинулась дальше. Улицы здесь были не такими широкими и светлыми, как в центре. Зато здесь было до удивления тихо, и она слышала лишь собственные шаги. Вокруг — ни одного освещенного окна. Все спали. Ей показалось, что на всем белом свете осталась одна она.

0

27

5

Эмилио пришлось помучиться, прежде чем он нашел адрес Фернандо. У него было предчувствие, что если он найдет приятеля, то сможет узнать хоть что-нибудь о пропавшей Исабель. Слишком настойчив был Фернандо, когда расспрашивал его обо всем, что касается ее. И если сразу же после того, как Эмилио сказал ему ее адрес, он помчался к ней, то не может быть, чтобы этот настойчивый тип ничего не заметил.
Лишь позвонив секретарю клуба любителей верховой езды, где когда-то они познакомились с Фернандо, и, извинившись за столь поздний звонок, сославшись на срочную необходимость, Эмилио узнал телефон и адрес Фернандо. Тот жил не очень далеко от его дома. Эмилио взял машину и через полчаса был на месте. Он обратил внимание, что все окна в доме темные. Создавалось ощущение, что дом пуст. И все же Эмилио решил проверить и позвонить. Вполне возможно, хозяева расположились в комнатах, окна которых выходили на противоположную сторону.
Ему пришлось быть настойчивым, нажимая на кнопку электрического звонка. Наконец Эмилио заметил признаки жизни внутри дома. Сначала мелькнул свет в одном из окон, потом вспыхнули лампы в прихожей, и он услышал шаги. Щелкнули замки, и на пороге Эмилио увидел пожилую женщину в очках и в ночном халате. Она была похожа на черепаху. Она внимательно оглядела Эмилио через свои смешные круглые очки.
—  Сеньор? — Женщина ждала, когда Эмилио скажет ей, кто он и зачем пришел.
—  Добрый вечер, — поздоровался Эмилио. — Прошу меня извинить за столь поздний визит, но...
—  Хотите видеть кого-нибудь из господ? — прервала его женщина, по всей видимости экономка.
—  Да, — кивнул Эмилио. — Мне просто необходимо видеть Фернандо.
—  Никого нет дома, — развела руками экономка, а это была Барнет собственной персоной, — а больше я ничего не знаю. Они еще днем ушли.
— А может быть, вы в курсе, куда они пошли? — не дал ей захлопнуть дверь Эмилио, хотя Барнет собиралась сделать это. Она уже почти спала, когда ее потревожил звонок. И теперь ей хотелось как можно быстрее отделаться от этого настырного молодого человека и оказаться в своей теплой кровати. — Может быть, они говорили про какой-нибудь ресторан или кафе? — Эмилио надеялся, что она даст ему хоть какую-то зацепку в поисках Фернандо.
— Не знаю, — покачала головой Барнет и решительно потянула дверь на себя. — С вашего позволения, пожалуйста, — намекнула она Эмилио, чтобы тот отошел в сторону и не мешал ей закрыть двери.
—  Минуту, пожалуйста, — в свою очередь проявил вежливость Эмилио, не убирая ноги. — Постарайтесь все же вспомнить, может быть, ваши господа, уходя, обмолвились, куда идут?
—  Нет, у них нет привычки рассказывать прислуге, куда они уходят. — Барнет уже начала  раздражаться.
—  Скажите, пожалуйста, — заторопился Эмилио, видя, что эта женщина скоро просто прогонит его, — а Фернандо никто сегодня не звонил? Может быть, вы случайно поднимали трубку? Не звонила ли ему женщина?
—  Не знаю, сеньор! — сложила руки, словно во время молитвы, Барнет. Она окончательно потеряла терпение, но выработанное за долгие годы службы почтение к господам еще сдерживало ее. — Я всячески стараюсь не грубить вам, однако ваши вопросы уже толкают меня на грубость. То, что вы пытаетесь выведать, — личное дело моих господ и, если вы не из полиции, то не имеете никакого права совать нос...
—  Вы не так меня поняли, — попытался успокоить ее Эмилио. — Я вам объясню сейчас все. Я не собираюсь вмешиваться в личную жизнь Фернандо, но одна наша общая знакомая ушла из дома и пропала. Ее нет вот уже несколько часов. Я пытаюсь выяснить, может быть, она звонила ему днем или ушла с ним. Уверяю вас, Фернандо поступил бы точно таким же образом, окажись он на моем месте. Эта девушка из очень уважаемой семьи, понимаете?
—  Понимаю, но ничем не могу вам помочь. Единственное, что я могу для вас сделать, — Барнет решила сгладить немного свою резкость, — так это передать вашу записку сеньору Фернандо, когда он вернется домой. А он вам позвонит.
—  Да-да, хорошо, — кивнул Эмилио, доставая из кармана ручку и думая, что ему написать в записке. Но вдруг передумал ее писать. — Спасибо и извините меня ради Бога. Я подумал и решил, что не надо записки. Я просто позвоню ему сам утром. Еще раз спасибо и извините. — Он кивнул Барнет и поспешил к машине.
Барнет захлопнула дверь и облегченно вздохнула. Ей вдруг стало плохо. „А если это был вор? — подумала она. — Боже, какой опасности я подвергалась! Ведь в доме никого! А до соседей не докричишься". И, дав зарок себе, что больше не будет открывать двери вот так, первому попавшемуся, пока не узнает цели визита, она отправилась в свою комнату. Но, увы, сон уже не шел.

А вот мадам Герреро все-таки сон сморил, несмотря на то, что она с ним боролась, как могла. Но волнения, слезы, болезнь и слабость сделали свое дело, она и не заметила, как заснула. Даже свет настольной лампы у изголовья не помешал ей.
Бернарда решила ее не будить, когда вошла в комнату, держа в руках поднос с графином. Дело в том, что как раз перед этим мадам попросила пить, и Бернарда заметила, что воды в графине — лишь на донышке. Она даже решила пропустить дачу лекарств, решив, что сон сам по себе лучшее лекарство. Стараясь не шуметь, она поставила поднос на тумбочку и присела в кресло. С улицы донесся едва слышно колокольный звон. Сердце Бернарды почему-то неприятно сжалось, когда она услышала его. Мысленно перекрестившись, она еще раз удостоверилась, что мадам Герреро спит, выключила лампу и уютнее устроилась в кресле. Ее томили предчувствия каких-то неприятных событий, виновницей которых она невольно должна стать. На душе было тяжело, тоскливо. Она прикрыла глаза, пытаясь представить себе, где сейчас может быть Исабель и что она делает. Но усталость взяла верх и над ней. Бернарда не заметила, как заснула. Спала она плохо, снились всякие кошмары. Но настолько тяжелым выдался прошедший день, что она спала, не просыпаясь.
А бедная Исабель, оказавшаяся дочерью не той матери и теперь страдающая из-за этого, продолжала свой путь по ночному городу, все удаляясь от знакомых кварталов. Как бы она ни старалась обхватить себя руками, чтобы было хоть чуть-чуть теплее, это не помогало. Она совсем замерзла. И усталость брала свое. Ноги не хотели идти дальше. Если раньше, в начале своей прогулки, добавим — вынужденной, ей удавалось греться быстрой ходьбой, то сейчас это ей было не под силу. Все чаще она садилась передохнуть. Всякий раз, когда она садилась, ей хотелось плакать. Но слезы уже не текли по щекам, она просто всхлипывала, ей хотелось завыть от душевных мук, от жалости к себе, от обиды на тот несправедливый жребий, что выпал ей. „За какие грехи?" — хотелось ей закричать в небо, туда, где был всемогущий Иисус.
Все чаще до нее доносились звуки, к которым она не привыкла в той части города, где жила. Например, лай собак. Вдоль дороги тянулись кварталы небольших частных домов. Когда она присела передохнуть в последний раз, ее одиночество нарушил мальчишка лет двенадцати, который появился из темноты улицы и как ни в чем не бывало присел рядом с ней и только после этого спросил:
—  Извините, сеньора, я вам не помешаю, если присяду рядом? — Руки он держал в карманах, как это обычно делают мальчишки, вид у него был очень независимый, нос испачкан чем-то темным, о прическе и говорить не стоит. Ее просто не было. Волосы, густые и давно не мытые, росли как им заблагорассудится. Он покосился на Исабель снизу вверх любопытным круглым, как у птицы, глазом и спросил:
—  Вы тоже ждете открытия? — И ткнул пальцем в какое-то заведение напротив с неоновой рекламной надписью, которую трудно было прочесть из-за ее чрезмерной витиеватости.
—  Что? — не поняла сразу Исабель. — Какого открытия? — За последние несколько часов этот мальчишка был первым человеком, с которым она заговорила.
—  Да бар! — снова ткнул пальцем в неоновую надпись мальчишка, всем своим видом показывая, что возмущен ее непонятливостью. — Он первым открывается в нашем районе, — И словно по большому секрету, прошептал, склонившись к ней: — Мне тут каждое утро  наливают  кофе с молоком.  Очень вкусная вещь, скажу я вам.
—  Это хорошо, — улыбнулась Исабель. Мальчишка почему-то подействовал на нее успокаивающе своей непосредственностью.
—  Я вам скажу, у меня здесь все официанты друзья! — похвалился он, чем вновь вызвал ее улыбку. — Они все меня отлично знают... — Он подождал немного, рассчитывая на то, что Исабель оценит это, потом представился: — Меня зовут Тито. А вас?
—  Исабель, — тихо произнесла девушка, как бы пытаясь услышать свое имя со стороны и понять, как оно звучит, плохо или хорошо, — Значит, ты говоришь — Тито? — переспросила она мальчугана. Одет тот был в одну только спортивную майку, настоящий цвет которой не смог бы отгадать ни один волшебник. Но утренняя прохлада была ему нипочем. — А фамилия твоя как звучит? — спросила она его, потрепав по косматой голове.
— А фамилии у меня нет, — весело сообщил Тито. — И отца с матерью тоже нет. А у вас?
—  У меня? — Исабель смутилась, не зная, как ему ответить. Ведь она почти такая, как он. Мадам Герреро, которую она считала всю свою жизнь матерью, оказалась чужим человеком, а настоящая мать, Бернарда, не вызывала у нее таких чувств, чтобы язык повернулся сказать ей — мама. А отца она вообще не знала. Но мальчику Исабель не смогла объяснить всего. — У меня, конечно, есть, — глотая слова, с трудом произнесла Исабель.
Они сидели рядом, словно брат и сестра, глядя на мигающую перед ними рекламу бара. Исабель наконец смогла прочесть, что там написано. Это была пиццерия.
Тито радостно закричал:
—  Вот, видите, открыли! — И в нетерпении спрыгнул с бетонного парапета, на котором они сидели. — Пойдемте со мной пить кофе с молоком, — от чистого сердца позвал он Исабель. — Я приглашаю  вас. — Слово  „приглашаю" он  произнес почти как взрослый мужчина, с достоинством, чем рассмешил Исабель. Но девушка постаралась сдержать улыбку. Тито все равно заметил, что она улыбается. — Не беспокойтесь, я скажу официантам, что вы моя девушка, и они нальют кофе и вам тоже! Я уверен! Они очень уважают меня.
—  Спасибо, — растроганно обняла его Исабель за плечи, подымаясь с места. — Было очень приятно с тобой познакомиться, Тито. Но мне пора идти. Извини, — и она быстро двинулась по тротуару.
—  Подождите! — крикнул ей вслед Тито. — Послушайте, сеньора, вы мне так и не сказали свою фамилию!
Когда Исабель услышала про фамилию, она побежала что было силы. Ведь теперь она не знала, какая у нее фамилия. А Тито, пожав плечами, еще долго смотрел вслед симпатичной молодой сеньоре, по его мнению, странной, а потом вошел в бар, где его радостно встретили официанты. Тито был традиционным первым посетителем вот уже несколько лет.

0

28

Бернарда проснулась сразу, словно кто-то невидимый подошел и толкнул ее в плечо. Сон еще владел сознанием, и поэтому, открыв глаза, она не сразу поняла, что полулежит в кресле возле окна в комнате мадам Герреро. Шторы на окне не могли сдержать свет наступившего дня. Лампа все еще горела. Бернарда протерла глаза, чтобы прогнать остатки сна, с трудом разогнула затекшую от неудобной позы спину и медленно поднялась на ноги. Ей пришлось немного постоять, чтобы ноги стали лучше слушаться. Погасив лампу,  она  взглянула  на  часы.   Пора  было будить мадам Герреро для приема лекарств. Налив в стакан воды из  графина, Бернарда подошла к спящей  мадам и  склонилась  над ней.  Видно было, что мадам   снились   не  самые   приятные  сны.   Постель была смята, одеяло откинуто в сторону.
— Мадам, — негромко позвала она. — Сеньора, проснитесь.
Мадам  Герреро слабо  шевельнулась,  простонала коротко, но век не разомкнула. Лоб ее был в испарине, жидкие седые волосы спутались. Без косметики она выглядела очень древней старухой, хотя была еще не так стара. Болезнь сделала свое дело.
—  Мадам, просыпайтесь, — еще раз позвала Бернарда, дотронувшись до руки.
—  А? Что?.. — Мадам Герреро с трудом повернулась на спину и приоткрыла глаза. — Что случилось, Бернарда? Который сейчас час? — Было похоже, что мадам забыла события вчерашнего вечера, поэтому ее первым вопросом было не „где Исабель?", а „сколько времени?".
—  Пора принимать лекарство, — напомнила ей Бернарда. Она поставила стакан с водой и лекарство на поднос и потянулась к мадам. — Давайте я помогу вам приподняться. — Она помогла мадам подняться повыше, поправив у нее за спиной подушки. Мадам при этом тихонько стонала. Все движения давались ей с большим трудом.
—  Следует выпить вот это, — сказала Бернарда, подавая стакан с водой и лекарство. Бернарда дождалась, когда мадам проглотит пилюли и запьет их водой, потом взяла стакан обратно и сказала: — О ней не волнуйтесь.
—  А... — Только сейчас до мадам дошло, что Исабель до сих пор отсутствует, что ее не было дома всю ночь. Тревога исказила ее лицо. — Она до сих пор еще не вернулась?
—  Она вернется, — стараясь, чтобы это прозвучало убедительно, ответила Бернарда.
— А я тебя сразу предупреждала, что так и произойдет, — заговорила мадам. — С твоей стороны было большой ошибкой сказать ей правду. Мне не следовало допускать этого разговора.
— Но она должна была знать, — пожала плечами Бернарда.
Сейчас обе женщины говорили спокойно, не спорили, как вчера, не сверкали друг на друга глазами как заклятые враги. Тревога за Исабель и сознание того, что они нанесли ей душевную травму, отодвинули на задний план вопрос, кого теперь Исабель будет называть матерью. Сейчас они были союзниками. — Нет, Бернарда, Исабель  незачем было знать все это, — подумав, произнесла мадам Герреро. — Ты слишком поторопилась выложить ей правду. Она могла бы жить дальше счастливо, как жила до сих пор. Если даже она и не поверила тебе вчера, все равно сомнения будут  раздирать  ее на части.  Она уже  не  сможет  относиться к тебе,  как  раньше,  а ведь она по-своему любила и уважала тебя. Как будет дальше? Не знаю, найдет ли она новое отношение к тебе. По-моему, нас всех устраивал тот вариант, когда Исабель оставалась в неведении.
—  Мадам... — начала было возражать или оправдывать себя Бернарда, которая до этого стояла посреди комнаты, не зная, куда себя деть. Но мадам прервала ее движением руки.
—  Но продолжать после всего случившегося старую игру уже бессмысленно, — с горечью сказала она. — Пусть будет то, что есть. — В голосе ее звучали сожаление и боль утраты. — Ничего, увы, нельзя уже вернуть назад. — Она повернула голову к Бернарде. — Мы совершили с тобой большую ошибку, Бернарда, очень большую ошибку.
—  Ошибку? — Бернарда была не согласна с этим. — Все, что мы делали, делали для нее и ради нее, — возразила она. — Даже сам Господь Бог не сможет усомниться в чистоте наших помыслов в отношении Исабель.
—  Не стоит поминать Господа Бога. Ответственны лишь ты и я, — заметила мадам Герреро. — Только мы с тобой ответственны за все. И если Исабель возненавидит нас с тобой на всю оставшуюся жизнь, то именно этого мы и заслуживаем...
—  Нет, только не это. — Бернарда сжала на груди сложенные вместе кисти рук, что побелели костяшки пальцев, и, прикрыв глаза, подняла лицо кверху, словно просила мысленно у Бога не допустить этого наказания, которое казалось ей страшнее смерти. Всю жизнь она посвятила, пусть тайно, своей дочери и теперь в обмен на это может получить лишь ненависть и презрение. — Я не смогу перенести ненависть своей дочери, — шептала она дрожащими губами, — нет, только не это, Господи!

Наступившее утро принесло Исабель тепло солнечных лучей, которые быстро ее отогрели. Но тепло не принесло ей душевного успокоения. Она еще долго вспоминала мальчишку, с которым познакомилась возле бара. Она не знала, что такое спешить ранним утром, еще затемно, к открытию бара, чтобы получить чашку кофе с молоком бесплатно, не ходила в грязной и рваной одежде, но у нее было, кажется, много общего с этим Тито. У мальчика нет отца, и у нее тоже. У него нет матери, и она сейчас между двух огней, а значит, ни тот, ни другой не греет...
Она решила взять такси, потому что ноги уже больше не подчинялись ей. Может быть, решение вернуться домой возникло у нее под впечатлением как раз этой встречи с мальчишкой. Исабель поняла, что не смогла бы жить так, как живет маленький Тито. Вернее, уже не сможет. Если бы ей было столько лет, сколько ему, то, возможно, она бы смогла привыкнуть к новой жизни. А сейчас уже нет.
Такси быстро мчало ее к дому, в котором она прожила почти двадцать лет. Ранним утром машин на дорогах было немного. Задумавшаяся Исабель не замечала мелькающих за окном автомобиля кварталов. А если бы она была в состоянии видеть их, то ужаснулась бы тому, сколько она прошла за время своей ночной прогулки.
Мысли ее все время возвращались к маленькому Тито. Как-то он запал ей в душу. Вполне возможно, думала она, что история его рождения, история любви его родителей похожи на ту историю, что услышала она от Бернарды. Сначала любовь, потом парень бросает девушку, исчезает куда-то, она остается одна, родные отворачиваются от нее. Девушка обречена на одиночество, на страшную борьбу за выживание.  Рождается сын,  но она  уже не  в  силах жить дальше. Просто матери Тито не встретилась своя мадам Герреро. Господи, о чем она думает? Ведь уверенности в том, что история Бернарды правдива, у нее нет. Да она просто не хочет в нее верить! Исабель так погрузилась в свои мысли, что не заметила, как такси остановилось возле ее дома и стоит уже несколько минут. А таксист второй раз говорит ей о том, что они на месте.
—  Что случилось? — спросила она у водителя, очнувшись. — Почему мы стоим? — И тут увидела знакомую ограду и ворота.
—  Приехали, — невозмутимо сообщил ей водитель в третий раз. Он был старым и на своем веку повидал столько разных пассажиров, что его ничем нельзя было удивить.
Расплатившись с ним, Исабель проводила глазами удалявшуюся машину, не входя во двор. Потом вдруг вспомнила рассказ Бернарды, как девушка в грозу стояла у решетки ограды и смотрела на темный фасад дома, а потом вошла в калитку. Исабель сделала то же самое.
„Наверное, закрыто, — подумала она, подходя к двери. — Придется будить Бенигно. А может быть, ей откроет Бернарда. Исабель еще не решила для себя, как ей вести себя с Бернардой. Но ей не пришлось звонить у двери. Бенигно словно почувствовал ее приход. Только она подошла к двери, как та сама открылась ей навстречу. Ее встретил старый слуга, который сделал вид, что ничего не произошло, хотя по глазам было видно, что он очень обрадовался ее возвращению.
—  Доброе утро, Бенигно, — кивнула ему Исабель, проходя в дом.
—  Доброе утро, сеньорита, — склонился в поклоне Бенигно.
—  Мадам! — ворвалась в комнату хозяйки Бернарда. — Она вернулась на такси, она сейчас подымается к вам! — Бернарда сияла от радости, сразу посвежела, помолодела, и словно не было кошмарной ночи.
—  Помоги мне подняться, — заволновалась мадам Герреро, тщетно пытаясь сделать это сама. Слабость весьма ограничивала ее движения. От напряжения кожа на лице пошла у нее пятнами. Обе женщины замерли в ожидании, глядя на приоткрытую дверь, в которой должна была появиться Исабель. Они уже слышали ее шаги.
—  Исабель! — воскликнула Бернарда, собираясь броситься к ней, но в последний момент что-то заставило ее остановиться. Скорее всего, хмурое лицо Исабель.
—  Исабель! — воскликнула вслед за Бернардой мадам Герреро и протянула ей навстречу худые руки. Улыбка ее выражала безмерное счастье. — Как ты, с тобой все в порядке?
—  Да, мама, — ответила Исабель, беря ее руки в свои, и, присев на постель, склонилась к ней, чтобы поцеловать. — Со мной все в порядке. Я просто не хотела тревожить тебя.
—  Дочка! — шептала мадам Герреро, не отпуская ее пальцы.
—  Мама? — удивилась Бернарда, наблюдавшая за их встречей со стороны. — Значит, — спросила она Исабель, — ты продолжаешь называть ее мамой? — Бернарда кивнула в сторону опустившей голову мадам Герреро.
— Да! — твердо ответила Исабель, глядя ей в глаза.
—  Но почему? — воскликнула Бернарда, заломив руки. — Ведь ты слышала вчера всю историю и могла убедиться, что твоя настоящая мать это я!
—  Потому что я Исабель Герреро! — с гордостью произнесла Исабель. При этом она держала себя так, словно была королевой и смотрела на придворную. Ни один мускул не дрогнул на ее, повзрослевшем за эту беспокойную ночь, личике. — А она моя мать?
Мадам Герреро с изумлением и тайной гордостью смотрела на Исабель.
—  А я? Кто тогда для тебя я? — взволновалась Бернарда. Такого она не ожидала. Ответ Исабель сразил ее, сломал, уничтожил. В этот вопрос она вложила свои последние силы. Еще немного, и она, казалось, рухнет в слезах на пол.
— Ты? — Исабель все так же гордо, из-под тяжелых длинных ресниц смотрела на Бернарду. — Ты останешься тем, кем была всегда в этом доме. — В ее ответе сквозило удивление. Словно она была удивлена самой постановкой вопроса. В ее понимании Бернарда была, есть и будет всегда только служанкой, которая дослужилась до должности экономки. Это слово она и произнесла, хлестко, словно выстрелила. — Экономкой! И ею ты останешься!
— Исабель! — Бернарда чувствовала, как слабнут и подгибаются ее ноги. — Я не могу поверить в то, что ты мне сейчас говоришь! Опомнись, Исабель! — Перед глазами Бернарды пронеслись, будто в калейдоскопе, все трагические моменты ее жизни. Как она мучилась, нося в себе будущее дитя! Сколько ей пришлось вытерпеть, перенести, сколько ей пришлось унижаться, чтобы сохранить ребенка в своем материнском чреве. — Исабель, после всего того, что мы рассказали тебе вчера с мадам Герреро, ты не можешь вести себя так, — говорила она сидящей напротив дочери и сама понимала, как неубедительно звучит ее голос.
— Таково мое решение, независимо от того, нравится оно тебе или нет, — сказала, словно отрезала, девушка.
—  Исабель, — чуть слышно прошептала мадам Герреро, пораженная тем, какие изменения произошли  с ее  всегда мягкой  и  нежной  Исабель  за  эту ночь.
—  Извини меня, мама, но я должна была закончить раз и навсегда эту историю, — склонилась к ней Исабель, прикасаясь губами к ее щеке. — Я пойду отдыхать. У меня слипаются глаза, я в любой  момент  могу  заснуть.  — И она  решительно поднялась.
—  Исабель, — двинулась к ней Бернарда.
—  Я пойду отдыхать! — крикнула Исабель. — И хочу, чтобы мне не мешали! — добавила она непреклонным, даже грозным голосом. Повернувшись, она быстро вышла из комнаты. И шла так, как ходят хозяйки в присутствии служанок, не обращая на них никакого внимания, словно те — неодушевленные предметы.
—  Исабель, подожди! — попыталась еще раз остановить ее Бернарда, выбежав из комнаты в коридор, но Исабель даже не повернула головы, удаляясь решительным широким шагом, словно не слышала умоляющего тона Бернарды. Женщина, поняв бесполезность своих попыток удержать Исабель и вернуть ее к разговору, который, как она считала, еще не закончен, понуро вернулась в комнату мадам Герреро.
—  Оставь ее, Бернарда, так будет лучше и для нее, — примиряюще заговорила мадам Герреро, — и для тебя, и для нас всех. — Она тяжело вздохнула.
—  Вы можете быть довольны, мадам, — ответила Бернарда, с горечью осознавая потерю дочери. — Вы этого хотели, и, в конце концов, получилось так, как вы предполагали. Выиграли вы.
—  Выиграла? — Мадам прикусила губу, замолчала, словно искала в памяти нужное слово. — Знаешь, Бернарда, по-моему, мы обе с тобой проиграли.

0

29

Фернандо проснулся после вчерашнего похода в ресторан довольно поздно. Не торопясь принял душ. Запахнувшись в махровый халат, отправился к себе в комнату, попросив Барнет распорядиться, чтобы ему принесли кофе.
—  Да, и передайте Терезе, что я не буду завтракать сегодня совсем! — крикнул он вслед экономке, которая поспешила выполнить его просьбу.
Вчера он, после того как потерял Исабель, так и не смог долго находиться в компании сестры и ее друзей. Он покинул их незаметно и, сев в машину, стал колесить бездумно по улицам ночного города, надеясь отыскать Исабель. Вернулся он значительно позднее Терезы. Утром они еще не виделись, и Фернандо не хотелось с ней встречаться. Он предчувствовал массу вопросов с ее стороны, большинство из которых будут так или иначе касаться Сильвины. Как Тереза не может понять, что он совершенно равнодушен к ее подруге!
Проходя мимо дивана в прихожей, он заметил свежую почту и захватил ее с собой. Присев за стол, он развернул газету, но через минуту понял, что не читает, а просто смотрит в страницу. И он знал причину этого. Он боялся прочитать в разделе происшествий что-нибудь касательно Исабель. Фернандо даже отметил, что машинально открыл газету именно на этом разделе. Вздохнув, он отложил газету и задумался. Он не понимал, что с ним происходит. Он не переставал думать об Исабель ни на минуту. Мало того, она снилась ему по ночам с тех самых пор, как он впервые ее увидел, лежащую на асфальте в нескольких сантиметрах от бампера автомобиля.
—  Доброе утро, сеньор! — приветствовала его служанка, появляясь в дверях. Она пришла уточнить, что подать с кофе.
—  Оно было бы добрым, — пошутил Фернандо, — если бы вот тут, — он ткнул пальцем в стол перед собой, — стоял добрый вкусный завтрак!
—  Сейчас вам его подадут, — склонилась служанка в полупоклоне и скрылась.
На ее месте тотчас же появилась, словно чертик из табакерки, Барнет.
—  Ну что! — развел недоумевающе руками Фернандо. — Неужели ты забыла, что я терпеть не могу завтракать в постели! Ты посылаешь ко мне служанку, чтобы узнать, буду ли я есть? Позабыла мои привычки за время моего отсутствия?
—  Знаю-знаю, сеньор, — спокойно отреагировала на замечание Барнет. Ее не так-то легко было вывести из равновесия. — Просто вы вчера вернулись так поздно, что я решила сначала узнать, будете ли вы вообще завтракать.
—  Хм... — Фернандо вопросительно посмотрел на нее. — А почему это ты вдруг решила, что я могу отказаться от завтрака? По-моему, я никогда не страдал отсутствием аппетита.
—  Ну, сеньор, понимаете, — начала объяснять Барнет, проверяя попутно наличие пыли на мебели, — бывает так, что после посещения ресторана хочется на следующий день в основном пить, а не есть. — Она достала из кармана небольшой колокольчик и подала сигнал. Почти тотчас же в дверях возникла та самая служанка, которой недавно Фернандо так прозрачно намекал на завтрак.
—  Можешь подавать завтрак сеньору и поторопись, он очень голоден!
—  Сию минуту! — кивнула служанка и исчезла.
—  Барнет! — воскликнул пораженный и возмущенный Фернандо. — Что происходит? Ведь я сам несколько минут тому назад приказал подавать завтрак! Но оказывается, необходимо еще и твое подтверждение, чтобы завтрак подали мне на стол.
—  Что делать, сеньор, — развела руками Барнет. — В доме слуги подчиняются только экономке.
—  Но почему? — удивился Фернандо. Его очень заинтересовало это. — Ведь хозяин-то я!
—  Совершенно верно, — согласилась с ним снисходительно Барнет. — Но вы так часто отсутствуете в доме, уезжая порой на очень продолжительное время, что руковожу в основном слугами я. Они и привыкли подчиняться лишь мне. — Барнет взглянула сверху вниз на сидящего Фернандо. — И, кстати, они знают, что когда вас нет дома, они могут спокойно спать, потому что не сплю я!
—  Ага! Я так и знал, что последуют упреки! — скорчил уморительную физиономию Фернандо. Ему нравилось вот так иногда пикироваться с слишком серьезной Барнет. „Кажется, у нее абсолютно отсутствует чувство юмора!" — не раз мелькала мысль у Фернандо во время этих пикировок.
—  Сеньор! Пожалуйста, не надо так говорить! — Барнет смутилась. Кажется, она действительно воспринимала все сказанное хозяином за чистую монету, не улавливая подтекстов. — Я никогда не позволяю в ваш адрес и в адрес сеньоры Терезы ни малейшего упрека. Я просто позволяю себе иногда небольшой комментарий.
Служанка внесла поднос, уставленный блюдами, чашками и прочим. Барнет отослала ее движением руки и сама стала накрывать на стол. Фернандо, изрядно проголодавшийся, нетерпеливо следил за ее действиями.
—  Значит, ты не спала, ожидая, когда детки, — он ткнул себя пальцем в грудь, — вернутся домой?
—  Нет-нет, сеньор, вы немного ошибаетесь. Я давно уже сплю спокойно по ночам, если не считать последней, когда меня разбудили среди ночи, так неожиданно, что я немного испугалась. А потом не смогла уснуть до самого утра. — Барнет поставила перед Фернандо тарелку и приборы, налила кофе в чашку. Сделав это, сложила руки на груди и отошла от стола, приготовившись наблюдать, как хозяин будет завтракать.
—  Среди ночи? — удивился Фернандо, что ему не помешало, однако, приступить к завтраку. Он посмотрел на экономку, не прекращая жевать. — Наверное, это какой-нибудь твой тайный поклонник, Барнет, — почти что промычал он. — Ты внушила ему такую страсть, что он не смог совладать со своими чувствами и решил немедленно с тобой объясниться. Надеюсь, ты отнеслась к его предложению жениться на тебе благосклонно? — В этот момент он не смотрел на нее, боясь рассмеяться. Дело в том, что Барнет была старой девой, и не потому, что никто не хотел брать ее в жены, а потому, что она панически боялась мужчин.
—  Да, он был очень нетерпелив! — рассмеялась Барнет. Вот к этим шуткам Фернандо относительно себя она привыкла и воспринимала их спокойно. Порой даже сама над собой подшучивала. — И действительно, молод и хорош собой! А уж влюблен, так это точно. Но увы, не в меня. Он все время расспрашивал об одной женщине, имеющей отношение к нашему дому. — И она многозначительно посмотрела на Фернандо сквозь толстые стекла очков.
—  Расспрашивал о женщине в этом доме? — Фернандо озадаченно поджал губы. — Очень интересно! Уж не Терезу ли он имел в виду? Кто это был?
—  Не знаю, но к Терезе он никакого отношения не имеет. Он назвался вашим другом. Его зовут Эмилио. — Барнет достала записную книжку, в которую заносила все, имеющее для нее хоть мало-мальски интерес. — Да, Эмилио, — прочитала она по слогам имя ночного посетителя.
—  Эмилио? Назвался моим другом? — Фернандо перебирал в уме всех своих друзей и знакомых и не находил никого, кого звали бы так. Но потом вдруг вспомнил, кто это мог быть. — Эмилио в моем доме? — Это было непонятно. — И в котором часу он приходил? — Внезапно Фернандо отставил в сторону чашку с кофе, пораженный неприятной догадкой. А если Эмилио приходил сообщить ему, что с Исабель что-то случилось вчера ночью!
—  Примерно в половине третьего, — опять взглянула в свою записную книжку Барнет, — раздался звонок в дверь. Я сразу же поспешила, надеясь, что это вернулись вы. Открыла дверь и увидела незнакомого сеньора. Если бы я могла предполагать, что за дверью посторонний, я никогда бы не открыла ему дверь! — Барнет так разволновалась, вспоминая ночной визит, что чуть не уронила очки.
Фернандо вскочил из-за стола, так и не допив кофе.
—  Барнет, мне надо спешить, прикажи убрать это потом, когда я уйду, — попросил он опешившую экономку и выпроводил ее вежливо из комнаты, чтобы переодеться. Вновь все его мысли были об Исабель. Он должен немедленно знать, что с ней случилось, он должен увидеться с ней и узнать, не нуждается ли она в его помощи.
Уже через десять минут Фернандо сбегал по лестнице,  на  ходу  поправляя  галстук и  застегивая пиджак. На первом этаже, в холле, никого не было. По всей видимости, Тереза еще спала, и Фернандо был рад этому. Ему не хотелось встречаться с ней. На столе он нашел свой дипломат, бросил в него кое-какие деловые бумаги, которые могли пригодиться ему сегодня, и защелкнул замки. Но относительно сестры он был не прав. Она уже проснулась. Услышав его шаги, вскочила с постели и, накинув на плечи халат, поспешила перехватить его.
— Фернандо! — послышался ее голос в холле. — Как хорошо, что ты еще не ушел! Мне надо очень многое тебе сказать.
—  О, черт! — прошептал Фернандо и повернулся к сестре. — Тереза, у меня нет ни секунды лишней, я уже опаздываю, — как можно категоричнее заявил он.
—  Но ведь ты не можешь уйти вот так, не переговорив со мной, — обиделась Тереза, преграждая ему путь к двери.
—  Могу, потому что у меня очень важная деловая встреча, а я не привык опаздывать, — настаивал Фернандо, пытаясь обойти сестру. — Поговорим вечером.
—  Но я не могу ждать до вечера! — возразила Тереза капризно.
—  Интересно, что это за срочные дела, что не могут подождать до вечера? — начал сердиться Фернандо. — Насколько я тебя знаю, все твои дела касаются молодых мужчин и модных ресторанов. А о них я привык говорить на досуге. Пропусти меня! — и он попытался отстранить ее.
—  О! Их очень много! И они не имеют никакого отношения к моим мужчинам и к ресторанам! — Решительно, Терезу нельзя было переспорить, когда ей чего-нибудь хотелось.
—  Интересно, какие дела ты имеешь в виду? Назови мне их, — вынужден был остановиться Фернандо. — Ну, например?
—  Твое поведение вчера вечером! — начала перечислять Тереза, деловито загибая пальцы на руке. — Твое отношение к бедной Сильвине, которая без ума от тебя. Твои насмешки над Хуанхо.
—  Насмешки над кем? — как можно естественнее удивился Фернандо.
—  Ты отлично понимаешь, о ком идет речь! — махнула рукой Тереза. Прекрати кривляться, меня не проведешь! Я прекрасно знаю все твои приемчики. Лучше ответь мне, если не хочешь опоздать на свое деловое свидание.
—  Кого ты имеешь в виду? — Фернандо делал вид, что никак не может вспомнить того, о ком говорит сестра.
—  Я имею в виду Хуанхо Фернандес Мурье, — назвала полное имя своего нового поклонника Тереза. — Это один из самых приятных и очаровательных молодых людей, которых я когда-нибудь встречала. — Тереза закатила глаза от удовольствия, вспоминая вчерашний вечер и ночь.
—  А! Вспомнил! — воскликнул Фернандо и начал смеяться. — Именно об этой мордашке я и хотел поговорить с тобой, но только не сейчас, а вечером. Сейчас у меня нет на это времени. — И, не дав опомниться Терезе, он быстро поцеловал ее в щеку и поспешил к двери, чтобы она не смогла его задержать. И уже у самого выхода вновь повернулся к опешившей Терезе: — Учти, разговор будет серьезный и долгий! — И исчез, не дав ей ответить.
—  Но Фернандо! — закричала Тереза, бросаясь за ним, и столкнулась с откуда-то взявшейся на ее пути Барнет.
—  Сеньора, прошу прощения, — заговорила та, не обращая внимания на столкновение. Она привыкла к своим экспансивным хозяевам.
—  Чего тебе? — почти закричала на нее раздосадованная уходом Фернандо Тереза.
—  Сеньорита, где вы будете завтракать? У себя в спальне или спуститесь в столовую? — спокойно спросила Барнет.
—  В подвале! — закричала Тереза, вскинув вверх руки,  словно   героиня  древнегреческой  трагедии.   — Никто не понимает моих страданий!, — кричала она, подымаясь к себе в спальню досыпать. Ей опять предстояли трудный вечер и не менее трудная ночь. Она должна быть в форме, чтобы Хуанхо не разочаровался в ней. А лучшее средство, чтобы выглядеть вечером свежей, это спать до обеда. Может быть, этот рецепт не всем по душе, но то, что ей он подходил как нельзя лучше, Тереза ручалась. Оглушительно хлопнув дверью в свою комнату, она рухнула в смятую постель и почти сразу же уснула.
А Барнет пожала плечами и пошла распорядиться, чтобы завтрак сеньорите пока не готовили.

0

30

Пока мадам Герреро и Бернарда разбирались относительно того, кто из них выиграл, а кто проиграл, Чела вынуждена была взять на себя роль хозяйки, принимая раннего посетителя. Им оказался Эмилио. Он тоже провел бессонную ночь, пытаясь найти Исабель. А сейчас, узнав от Челы, что Исабель вернулась и находится наверху, в комнате мадам, он сгорал от нетерпения увидеть ее и узнать причину такого странного поступка.
Чела провела его в ту самую небольшую комнатку, в которой был большой камин и два глубоких кресла. Эмилио с наслаждением расслабился в удобном кресле и ждал кофе, который обещала принести Чела. Чашка крепкого кофе ему сейчас не помешала бы. Но прежде он попросил Челу доложить сеньорите Исабель о своем приходе.
Чела не заставила себя долго ждать и вскоре появилась, неся на изящном серебряном подносе чашку кофе и сахар.
—  Прошу вас, сеньор, — поставила она поднос перед ним на столик.
—  Спасибо, — поблагодарил Эмилио, взяв кофе. Сахар он не стал класть, предпочитая пить кофе несладким. Кофе был хорошим. Эмилио сказал об этом Челе, и та покраснела от удовольствия. — Вы сказали Исабель, что я пришел? — спросил Эмилио.
Этот вопрос заставил Челу покраснеть еще раз.
—  Извините, сеньор, но я не смогла ей сообщить о вашем приходе, — смущенно начала оправдываться она. Чела лишь недавно приехала в большой город из провинции. Ей повезло, она поступила в услужение в такой хороший и приличный дом, какой был у мадам Герреро. И ей не так уж часто пока приходилось видеть таких красивых молодых людей, как Эмилио, хорошо одетых, с великолепными манерами. И поэтому она даже лишний раз взглянуть на него стеснялась, боясь, что он сможет прочесть в ее глазах восхищение.
На помощь ей пришла Бернарда, которая не выдержала разговора с мадам Герреро и оставила последнюю в комнате одну, решив проверить, как Чела справилась с приготовлением завтрака. Ведь она уже два дня не выполняла свои прямые обязанности экономки. И появилась внизу вовремя.
—  Хорошо, Чела, можешь идти, — отпустила она служанку, чтобы иметь возможность переговорить с Эмилио наедине.
Чела поспешно удалилась, радуясь тому, что не пришлось объяснять гостю, почему она не смогла сообщить о его приходе сеньорите Исабель. Уходя, она украдкой бросила еще один восхищенный взгляд на Эмилио.
—  Доброе утро, сеньор, — поприветствовала Бернарда гостя.
—  Здравствуйте, сеньора Бернарда, — привстал Эмилио.
—  Благодарю вас за беспокойство, — начала Бернарда, усаживаясь напротив. — Вы проявили такую чуткость, когда я попросила вас помочь в поисках сеньориты Исабель. Извините, мне надо было сообщить вам по телефону, что она вернулась домой рано утром. Я не решилась вам звонить, потому что было слишком рано.
—  Я хочу ее видеть, — сказал Эмилио.
—  Извините, сеньор Эмилио, но пока это невозможно.
—  Почему? — Эмилио отставил чашку.
—  Она пошла отдыхать и приказала, чтобы ее не беспокоили, — объяснила Бернарда. — Бедняжка не спала всю ночь и едва держалась на ногах, когда вернулась домой. Ей необходим отдых. Может быть, вы позвоните ей сегодня ближе к вечеру или завтра и договоритесь о встрече.
—  Но где она была? — спросил Эмилио. Видно было, что ответ на этот вопрос его очень волнует. — С кем? Она вам что-нибудь говорила?
—  Пожалуйста, успокойтесь, сеньор Эмилио, — поняв причину его волнения, улыбнулась Бернарда. — Исабель просто вышла прогуляться... понимаете. — Бернарда лихорадочно искала причину, которая объяснила бы ночную прогулку Исабель так, чтобы не возникло новых вопросов. — Она давно не была в этом городе. Прогулка увлекла ее, она шла, шла квартал за кварталом, заблудилась, потом долго не могла найти такси... ну и, сами понимаете... — Бернарда улыбнулась Эмилио несколько натянутой улыбкой,
—  Извините, но зачем ей надо было идти гулять одной? — удивился Эмилио. — Если ей захотелось погулять, посмотреть город, то почему она не позвонила  мне?  Ведь  с  ней  могло  произойти  все,  что угодно!
—  Главное, что с ней все в порядке! — Когда Бернарда услышала, как Эмилио произносит слова "с ней могло произойти все, что угодно", она поняла, что, случись это на самом деле, жизнь была бы кончена для нее. Она не смогла бы пережить несчастье, случившееся с Исабель по ее вине. — Слава Богу, она опять дома! — Лицо Бернарды даже посветлело от сознания того, что Исабель сейчас наверху, в своей комнате, вдали от опасностей ночного города Она встала, давая вежливо понять Эмилио, что пора и честь знать. — Я обязательно сообщу Исабель о том, какое участие вы проявили в ее поисках, и о вашем приходе. Она обязательно позвонит вам, как только проснется. Не сомневаюсь в этом. — Бернарда еще раз улыбнулась Эмилио, как можно теплее и благодарнее, чтобы он не обиделся на нее за то, что она слишком явно предлагает ему покинуть дом.
—  Да, я ухожу, — понял намек Эмилио, но нисколько не обиделся. Он мог представить, что и Бернарда провела далеко не безмятежную ночь, волнуясь за Исабель, а сейчас у нее наверняка масса забот по дому. — Сообщите ей сразу же, как только проснется, что я жду звонка, — попросил он Бернарду, склонив голову в прощальном поклоне. — Как самочувствие ее матери?
—  Чье? — Бернарда побледнела, услышав этот вопрос.
—  Как себя чувствует ее мать, мадам Герреро? — повторил Эмилио, удивленный непонятной реакцией Бернарды.
—  А, да, конечно, — Бернарда попыталась смягчить свою реакцию улыбкой. — С возвращением Исабель здоровье мадам Герреро стало гораздо лучше.
—  До свидания и не забудьте о моей просьбе, — напомнил еще раз Эмилио и направился к выходу.
Бернарда проводила его и закрыла за ним дверь. Прислонилась к двери спиной и некоторое время стояла так. В голове еще звучал вопрос Эмилио: „Как здоровье ее матери?" Вопрос этот доставлял боль. Бернарда закрыла глаза, прикусила губу. Еще немного, и она готова была закричать от боли.

Исабель так и не удалось заснуть по-настоящему. Стоило ей закрыть глаза, как она проваливалась в какую-то пропасть и летела до тех пор, пока не просыпалась от этого пугающего ощущения падения. Полежав немного с открытыми глазами, она делала новую попытку заснуть, ей это вроде бы удавалось, но опять сон был тревожный, державший ее в напряжении. Так она промучилась почти до обеда. Проснувшись в очередной раз, Исабель поняла, что такой сон не принесет ей отдыха и лучше дождаться вечера; может, тогда ей удастся расслабиться и уснуть.
Позвонив, Исабель приказала Челе принести ей чай. Как хорошо было полулежать в мягкой постели после вчерашней бесконечной прогулки. Все тело ломило, ноги болели.
—  Войдите! — крикнула она, услышав стук в дверь. „Чела с чаем", — решила Исабель.
Но вместо Челы поднос с чаем и сахаром внесла Бернарда. Ее-то меньше всего хотела сейчас видеть Исабель.
—  Я же просила Челу принести мне чай! — резко бросила она Бернарде, давая понять, что не хочет видеть ее. Она вся сразу напряглась, и внутренне, и внешне, — словно окаменела.
—  Я знаю. — Было заметно, что и Бернарде каждое слово дается с трудом. — Но мне хотелось сделать это самой.
—  Я просила, чтобы мне принесла чай Чела! — почти грубо повторила свой упрек Исабель, плотно сжимая губы, словно опасаясь, что какое-нибудь не то слово вырвется против ее воли.
—  Сожалею, я не хотела тебя расстраивать, — жалко улыбнувшись, Бернарда повернулась с подносом и направилась обратно к двери. Но не успела открыть ее.
—  Подожди! — услышала она резкий окрик Исабель. — Каким он был?
Бернарда сначала не поняла, о чем спрашивает у нее Исабель, лишь потом до нее вдруг дошло, что та хочет знать о своем отце. Бернарда медленно повернулась к дочери, не зная, с чего начать.
—  Что? — робко спросила она.
—  Кто был мой отец? — не меняя тона, спросила Исабель.
—  Значит... — Бернарда поставила на столик поднос с завтраком, подошла ближе к кровати, еще не веря до конца услышанному. — Значит, он все же интересует тебя? — тихо произнесла она. — Значит, ты подумала и решила...
—  Сядь! — прервала ее Исабель, показав взглядом на край  постели.  — Ты ошибаешься,  — почти враждебно бросила она. — Это совсем не то, что ты думаешь. Мое решение не изменилось. Для меня по-прежнему матерью остается мадам Герреро. Я Герреро, запомни. Просто из любопытства я хочу знать, каким он был, ты прекрасно понимаешь, о ком я тебя спрашиваю.
Бернарда молча кивнула, но так и не ответила на вопрос.
—  Что, неужели ты ничего о нем не знаешь? — спросила Исабель.
—  Ничего, — подтвердила Бернарда.
— И ты никогда не пыталась узнать, что с ним стало после того, как он убежал с Сицилии?
— Я знала лишь, что он действительно уехал из Сицилии и эмигрировал в Америку, — пожала плечами Бернарда.
—  А тебе не приходила в голову мысль, что он мог эмигрировать в Аргентину? — высказала предположение Исабель.
—  О, Исабель, Америка так велика, что предполагать это — чистое безумие. От Северной Америки до Южной! Один Бог может знать, в каком месте гниют его кости.
—  А почему ты так говоришь? Почему ты уверена в том, что он уже мертв? — удивилась Исабель. — Неужели ты так сильно его ненавидишь, что мысленно похоронила, хотя он, может быть, жив? Ведь ты говорила, что очень любила его? — Последнее прозвучало как упрек, словно Исабель стало обидно за отца, которого она никогда не видела и, возможно, никогда не увидит, но который все же явился виновником ее появления на свет. Быть может, это шло от желания как-то досадить Бернарде, придраться к ней, сделать так же больно, как та сделала ей вчера, чья она дочь на самом деле.
—  Да, — кивнула Бернарда, — я его очень любила, хотя он и не заслуживал этого.
—  Как его звали? — полюбопытствовала Исабель,  совершенно  спокойно  глядя  на Бернарду.  Это уже была не та нежная девочка, к какой привыкла Бернарда.
— Его звали Коррадо, — сообщила ей Бернарда и отвела свой взгляд. Она не могла смотреть в эти, вчера еще голубые, мягкие, а сейчас стального цвета, глаза, — глаза другого человека.

0