Форум латиноамериканских сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум латиноамериканских сериалов » Резюме серий ЛА сериалов » Бетти-дурнушка / Yo soy Betty, la fea


Бетти-дурнушка / Yo soy Betty, la fea

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

Спасибо за резюме сайту http://www.yosoybettylafea.net/index.php

часть 01

В то время, как ее сверстники проводят время на дискотеках и в барах, Бетти посвящает себя учебе, стараясь стать как можно более квалифицированным специалистом в области экономики и финансов. Но несмотря на все ее таланты и достижения, никто не торопится пригласить ее на работу. Бетти точно знает причину: она очень некрасива. Но девушка не теряет надежды найти работу, пусть даже вначале это будет работа, не совсем соответствующая ее квалификации. Именно поэтому в процессе поисков она оказывается у дверей дома моделей «ЭкоМода»...

Теленовелла начинается с того, что Бетти приходит в «Экомоду», куда ее пригласили на интервью на должность секретаря президента. Зрители не видят ее саму, но они видят все ее глазами. У входа Бетти встречает охранник компании, Вилсон, которому она сообщает о своем интервью, и тот пропускает девушку вовнутрь. В фойе Бетти встречает секретарша Аура Мария, и направляет ее к лифту, поднимающему девушку на нужный этаж. В коридоре Бетти сталкивается с другой претенденткой на должность, фигуристой блондинкой Патрисией, которая, взглянув на нее, пугается. Не зная, куда идти дальше, Бетти, пытаясь найти нужный кабинет, попадает в царство модельера Уго Ломбарди и его моделей. Уго приказывает «этому» выйти вон и никогда не возвращаться. Девушка объясняет, что ищет кабинет президента компании и Уго объясняет ей дорогу. Бетти успевает как раз вовремя. Секретарша отдела кадров, Берта, появляется из кабинета Президента компании и вызывает Патрисию Фернандес и Беатрис Пинсон. Обе претендентки входят в кабинет, где их встречают Гутьерес (начальник отдела кадров) вместе с другим интервьюером. Они задают девушкам вопрос о степени их профпригодности к работе секретарем в такой крупной фирме. Патти отвечает, что, хотя она не имела ранее опыта в такой работе, она закончила 6 семестров на финансовом факультете университета Сан-Марино. Бетти в ответ на тот же вопрос сообщила, что, хотя и она не имеет опыта подобной работы, она окончила с отличием 1-ю степень экономического факультета Университета и имеет 2-ю степень в области финансов, а также опыт работы ассистентом менеджера в Банке Монреаль. Гутьерес спрашивает их, на каких языках они говорят. Патти отвечает, что, кроме родного испанского, немного говорит по-английски. Бетти на тот же вопрос сообщает, что свободно говорит по-английски, по-французски, и немного по-итальянски. Кроме того, она перечисляет все, что она знает, умеет, и в чем у нее есть опыт, так что в конце ее ответа все присутствующие смотрят на нее в немом изумлении. Следующий вопрос касается семейного положения претенденток и Патрисия отвечает, что она разведена с Маурисио Бриггманом (и конечно, Гутьерес говорит, что знает его!). Бетти же отвечает, что она не замужем, на что Гутьерес посмеивается, мол, это и так понятно. А вслух он спрашивает девушку, почему же она не прикрепляет к резюме свою фотографию.
Здесь камера впервые показывает зрителю Беатрис Пинсон Солано – некрасивую девушку в очках с толстыми линзами и железной скобкой на зубах. Гутьерес говорит девушкам, что у компании есть их резюме, и им позвонят, если будет нужно, а на данный момент они могут идти. Но когда обе поднимаются со своих мест, он просит Патрисию задержаться и, практически, обещает место именно ей. При выходе из кабинета президента Бетти сталкивается с Бертой, которая держит в руках пакет с мусором. Пакет падает, мусор высыпается на пол. Катастрофа! Именно в этот момент из лифта появляются Дон Роберто и Армандо. Ужас! Берта просит Бетти загородить ее, чтобы мужчины не увидели, что произошло, ведь это владельцы компании. Но Армандо заметил мусор на полу и закричал на Берту. Увлекшись, он даже не повернулся взглянуть на Бетти, которая все это время пребывала в тотальном шоке от его обращения с работником... Немного позднее Гутьерес радостно доложил Армандо, что уже нашел для него секретаря. Просмотрев резюме кандидатки, Армандо вышел из себя. В самом деле, ну сколько можно объяснять, что ему не нужна в качестве секретарши Шарон Стоун! Ему нужна знающая, образованная, умная, говорящая на двух языках секретарша. К тому же Патрисия – лучшая подруга его невесты, Марселы Валенсия. Очень ему нужна шпионка Марселы в качестве секретарши. Нет и нет! Армандо предпочел бы увидеть резюме других кандидаток. Что ж, Гутьерес дает ему все остальные резюме. Бетти приезжает домой. Ее мама, Хулия, спрашивает, как прошло интервью. Бетти не успевает ответить, как в дом входит ее давний, самый близкий и единственный друг, Николас Мора, такой же некрасивый, как и Бетти, и столь же талантливый экономист. Вот с ним она может быть абсолютно откровенной. Ему Бетти и сообщает о своем интервью и о том, что ее опять не приняли из-за внешности. Все эти работодатели весьма воодушевляются, когда видят ее резюме, но когда они видят ее саму – никакое резюме не способно ей помочь, ее не берут на работу, говорят: «это вопрос подбора кадров»! Вот и опять, появилась какая-то красотка и забрала у нее место. Немного погодя Армандо, Дон Роберто и Гутьерес просмотрели резюме других кандидаток. Проверив резюме Бетти, они пришли в восторг. Естественно, последовал вопрос к Гутьересу, почему же он не пригласил на работу столь квалифицированного специалиста. Гутьерес замялся, но ответил, что у «специалиста» одна маленькая проблема – она уродлива. Но все равно, проверить ее необходимо, решил дон Роберто, и позвонил в банк Монреаль, где она работала. В ответ на вопрос они услышали только дифирамбы в ее адрес со стороны ее бывшего начальника. Она-де очень умна, ее знания огромны, она может работать практически на любой должности любого уровня, и если они ее наймут, то останутся в большом выигрыше. Услышав все это, дон Роберто говорит сыну, что решать ему – хочет ли он себе в секретари красивую женщину, или предпочтет квалифицированного специалиста. Дома у Пинсонов Хулия показывает Бетти и Николасу журнал, в котором размещена статья об «Экомоде». Бетти читает ее и говорит, что это статья о последней коллекции Дона Роберто, как президента «Экомоды». Она смотрит на фотографии в журнале, на которых представлены все представители верхнего эшелона компании: дон Роберто Мендоса, донья Маргарита Мендоса, Армандо Мендоса, Даниэль Валенсия, Марсела Валенсия, Марио Кальдерон, Уго Ломбарди и, даже, Патрисия Фернандес – подруга Марселы Валенсия. В это же время, на вечеринке, Даниэль очень расстроен, что на выборах нового президента компании его сестра Марсела проголосовала за Армандо, а не за него, родного брата, и все потому, что Армандо, стремясь заполучить ее голос, предложил ей «руку и сердце». Обиженный до глубины души, Даниэль предсказывает, что Армандо доведет компанию до банкротства. На этой же вечеринке мы видим и Патрисию Фернандес. Она жалуется своей подруге Марселе на свое ужасное финансовое положение, ей просто необходима помощь Марселы. Марсела обещает помочь Пати получить место секретаря Армандо. Патрисия злится: место секретаря – не совсем то, что ей бы хотелось, но Марсела урезонивает подругу, ведь это единственное место, которое сейчас свободно. Пусть Пати начнет, а там будет видно. К тому же, ей очень нужен свой человек на этом месте, чтобы следить за Армандо, а то еще вздумает «на сторону» смотреть. В конце вечера Марсела и Армандо разговаривают о дне их свадьбы. Марсела считает, что их роман должен уже придти к «логическому финалу». В конце концов, он соглашается, и они торжественно объявляют присутствующим, что свадьба состоится в сентябре. Маргарита счастлива, Уго и Пати радуются за «Мардж», в то время как Марио выглядит так, словно его лучшему другу грозит медленная, мучительная смерть. Даниэль, мягко говоря, не очень доволен.

часть 02

В первый для Бетти день работы, в «Экомоде», в демонстрационном зале, состоялся показ коллекции, на который были приглашены постоянные клиенты и дистрибьютеры. Секретарши компании прозванные «Компанией уродок» (Инесита - помощница модельера Уго, София - бухгалтер, Сандра - секретарша Марио, Аура Мария - работница приемной, Мариана - секретарша Марселы и Берта - секретарша Гутьераса) пробралась в зал тайком, чтобы посмотреть на шоу. По дороге в офис Уго, Армандо и Марио не смогли удержаться и не пофлиртовать с симпатичными моделями, встреченными по дороге. Но Уго их поймал с поличным, а уж его ядовитого языка опасались даже эти двое «искателей приключений». В офисе Бетти раздался звонок. Это Армандо попросил Бетти занести ему его бумажник - он забыл его захватить. Бетти выполнила его просьбу и… вдоволь насмотрелась на моделей - и женщин, и мужчин – в нижнем белье. Какая незадача! Выяснилось, что Армандо нужны еще кое-какие документы, и Бетти вызвалась их принести. Шоу уже началось, но Бетти, ничего не понимая, шагает по подиуму и во весь голос зовет Армандо. Стиснув зубы от злости, он отзывается, хотя готов провалиться на месте от стыда за ее появление. Стремясь побыстрее добраться до Армандо, Бетти эффектно падает с подиума и двое мужчин поблизости кидаются ей на помощь. Она извиняется за беспокойство, а шоу между тем продолжается за ее спиной! Ничего не видя вокруг, Бетти пробирается к Армандо и отдает ему документы. Но это еще не все – Бетти должна удостовериться, что это те самые, которые ему нужны, и Армандо, не выдержав, орет на нее, "ДА! это те самые!" Марио советует ей скрыться из виду от греха подальше. Бетти следует его совету, уходит назад и, увидев там остальных секретарш, присоединяется к ним, наконец-то обратив внимание на шоу. То, что она видит, вызывает у нее восторг: вот он, Новый Мир, который ей предстоит узнать! После окончания шоу Уго, в припадке ярости, высказывает Армандо все, что он думает о поведении Бетти и требует, чтобы Армандо лично позаботился о том, чтобы нога Бетти никогда больше не ступала на его территорию. К счастью, всего этого не видели Марсела и Патрисия. Вместо того, что бы смотреть шоу, они пошли обедать. Марсела может себе это позволить – никто из бывших любовниц-моделей Армандо не участвует сегодня в показе коллекции, поэтому она, Марсела, может немного расслабиться, - сообщает она удивленной спокойствием подруги Пати. Армандо возвращается к себе в офис. Конечно, Бетти ждет его там. Следуют долгие, пространные извинения за произошедший конфуз. Бетти пытается объяснить ему, что весь этот мир блеска и красоты чужд ей, она чувствует себя иностранкой (а то он, бедный, этого еще не понял!). Пытаясь загладить свою ошибку, она сообщает ему, что принесла его портфель и пиджак, и он может спокойно идти домой. Весьма грубо он отвечает ей, чтобы она оставила в покое его вещи. Расстроенная, Бетти скрывается в своей комнатке. «Медведь неуклюжий!» - цедит сквозь зубы Армандо после ее ухода. Впрочем, пока ничто не способно испортить ему надолго настроение. Армандо и Марио планируют провести приятный вечерок в обществе моделей, но внезапное появление Даниэля, которому позарез понадобилась сестра, ломает планы "плейбоев". Он ловит Армандо с одной из моделей, и тому ничего не остается, как отправиться домой, к Марселе, чтобы не нарваться на еще один скандал, от которых он уже устал. Бетти тоже идет домой. Выйдя вместе с «Компанией уродок» из «Экомоды», она садится в автобус и едет домой совершенно одна. Тем временем, Армандо признается Марио, что он уже не так уверен, что прием Бетти на работу был такой уж хорошей идеей, особенно после ее сегодняшнего фиаско, и добавляет, что не думает, что Бетти долго задержится в компании. На следующий день посыльный Фредди решает подшутить над Бетти и представляется ей как один из руководителей «Экомоды». Решив получить от затеи как можно больше удовольствия, он весьма грубо поговорил с ней и даже позволил себе, в подражание Армандо, покричать на девушку. Но представление пришлось быстренько свернуть – появился Армандо. Тут же выяснилось, что Фредди - простой посыльный, и Бетти поняла, что над ней, в очередной раз, поиздевались...
Времени на разбирательство не было, работа есть работа, и Бетти пошла к себе в кабинет. Там ее ждало новое распоряжение: Армандо сообщил, что он доверяет девушке свою личную записную книжку и дневник, в которых записаны номера телефонов всех женщин, с которыми он в прошлом состоял в связи. Далее она услышала, что никому, ни при каких обстоятельствах не имеет права отдать эти документы, включая (и особенно!) Марселу, его будущую жену. Сидя в своей комнатке, Бетти услышала спор. Марсела опять чем-то недовольна. Что на этот раз? Она возмущена тем, что Армандо доверил свою записную книжку Бетти, и дал ей доступ к своим личным делам. Кроме того, продолжает нападать Марсела, вокруг него продолжают крутиться все его «бывшие» любовницы-модели, теперь, когда они помолвлены! Как на грех, именно в этот момент приспичило появиться одной из «бывших», Карине Ларсон, которая немедленно желает видеть Армандо! Она узнала, что «ее» Армандо женится! Да еще на Марселе! Она должна с ним поговорить! Бетти успела сообщить об этом Армандо, и он буквально взмолился, чтобы Бетти избавилась от Карины и проследила, чтобы та, не приведи Господь, не нарвалась где-нибудь на Марселу. Но Карина непреклонна: она должна увидеться с Армандо. У Бетти нет другого выхода, как встретиться с ней в приемной и сделать все, чтобы она не прошла к Армандо в кабинет. Выглядит это все весьма забавно, так как Бетти сидит в своем офисе, пока Армандо и Марсела спорят в его кабинете. О прибытии Карины она узнала по телефону от Ауры-Марии. И как ей теперь выполнить задачу и проскользнуть мимо Марселы? Но, решив рискнуть, она выходит из кабинета. Поняв, что Бетти была свидетелем их спора, Марсела взвивается. Но Бетти удается перехватить Карину, она проводит ее в другую комнату, потом возвращается в кабинет и просит Армандо зайти к ней – «из-за личной проблемы». Громко сообщив ему, что он забыл об очень важной встрече, она предоставляет ему возможность ускользнуть в комнату, где сидит Карина, и поговорить с ней. Умница Бетти предупреждает о «важной встрече» и секретаршу Марио, чтобы та подтвердила факт этой «встречи» и место, где она должна состояться. Армандо также знает, где должна состояться мифическая встреча, и он должен там быть. Марсела знает телефон этой фирмы, и, если ей взбредет в голову туда позвонить, Армандо должен там быть! И это только первый из вереницы случаев, когда Бетти будет спасать от неприятностей своего босса, а у него в первый раз появилась возможность оценить ее преданность и смелость. Подумать только, это всего лишь ее второй день на работе, а она уже была вынуждена встать открыто против Марселы. Патрисия предупреждена, что Карина крутится где-то рядом и сообщает об этом Марселе. Марсела вскипела: как смела Бетти покрывать Армандо и влетела в ее офис с требованием отдать ей записную книжку Армандо, не забыв напомнить при этом, что Бетти – никто, и не ей запрещать Марселе, вмешиваться в дела будущего мужа. Бетти оправдывается, и просит понять, что она НЕ может выполнить требование Марселы, и Марсела переходит к угрозам - она просто уволит девушку, если та не отдаст ей записную книжку. Армандо привозит Карину в ресторан, откуда звонит Бетти, чтобы узнать, как обстоят дела с Марселой. Но, поскольку Марсела поселилась в ее офисе, Бетти приходится быть очень осторожной. Она ухитряется сообщить Армандо, что происходит и кладет трубку. Немного погодя Марсела, понимая, что битву с Бетти она проиграла, звонит на мобильный телефон Армандо. Но именно в это время Армандо и Карина выясняют отношения, и он...отключает телефон. Но, сообразив, что это опасно, он едет туда, где должна была состояться мифическая «встреча», и оттуда, чтобы Марсела могла проверить, где он, звонит ей...Снова скандал... Марсела приказывает Гутьересу уволить Бетти за «неуважение» к начальству, то есть к ней! Это означает, что Патти, оставшись единственной секретаршей, может вцепиться своими коготками в записную книжку Армандо перед тем, как он вернется. Но Бетти так просто не сдается. Она твердо решила дождаться возвращения босса... Армандо, наконец, приезжает. Как раз вовремя – он видит разыгравшуюся битву и при всех заявляет, что Бетти поступила абсолютно правильно. Не побоявшись еще одного скандала, он защищает Бетти, подтвердив, что запретил ей давать книжку кому бы то ни было, включая Марселу! Гутьересу тоже досталось – как он смел уволить Бетти! Бетти между тем собирается уйти сама, чтобы не быть причиной ссор Армандо с Марселой, но Армандо просит ее остаться. Он ласково дотронулся до ее подбородка, пытаясь убедить ее, что именно она – та женщина, которая ему нужна, и что она за два дня смогла выучить и понять то, на что, он думал, ей понадобится два месяца, так что ее статус временного работника канул в небытие. Марио, которому стало известно об этом разговоре, посмеивается над тем способом, которым Армандо воспользовался, чтобы не дать Бетти уйти, и заодно предостерегает его: « говорить таким образом с дурнушками опасно, неприученная к такой заботе бедная девушка может решить, что он готов на ней жениться!» Армандо даже не смешно: « нет никакого шанса, что Бетти так решит» – отвечает он другу. А между тем, направляясь к себе, Бетти вспоминает прикосновение Армандо. Марсела рассказала Маргарите о скандале с Армандо. Услышав об этом, Маргарита дала очень дельный совет: быть терпеливой и спокойной, особенно с Бетти – самой незначительной из всех ЖЕНЩИН, которые окружают Армандо. Вот уж кто-кто, а она точно не привлечет его внимания. По дороге домой Бетти встретила соседа Романа и его компанию. Они пригласили ее пойти с ними погулять, только вот она для этого должна спросить разрешения у отца (это в 26 лет!). Конечно, они сделали это специально, чтобы поиздеваться над девушкой – ее отец никогда не даст ей такого разрешения.
Дома Бетти рассказала Николасу обо всем, что произошло в «Экомоде», и как Армандо встал на ее сторону, а также о приглашении Романа. Но Николас был больше озабочен Патрисией, не окажется ли она уволенной из-за всех этих проблем. Бетти уверила его, что скорее Армандо окажется на улице, чем уволят Патрисию. Довольно резко она попросила Николаса проснуться: женщины, подобные Пати, интересуются только богатыми, хорошо одетыми мужчинами, похожими на звезд кино, обладающими, по меньшей мере, двумя платиновыми кредитными карточками, БМВ, шикарной одеждой и являющимися членами самых престижных клубов. Николас, не обращая малейшего внимания на ее слова, выражает надежду, что Бетти познакомит его с Пати, причем, чем скорее, тем лучше. После разговор перешел на их общее печальное настоящее, они оба очень некрасивы и из-за этого никому не нужны. Но зато они красивы внутри... «Внутренняя красота служит нам, некрасивым, утешением, пока мы не сделаем пластическую операцию!» - грустно пошутил Николас. В это же время в офисе Армандо, Марио показывает Армандо компьютерную программу, которая позволит ему узнать, какая из тех женщин, которые окружают его, больше всего ему подходит в жены. Вложив данные на всех знакомых женщин, включая всех работниц «Экомоды», они ожидают результата. Наконец, после нескольких кандидатур, подходящих более или менее, на экране выплывает фотография идеальной женщины – БЕАТРИС ПИНСОН СОЛАНО! Потрясенный, Армандо клянется Марио, что Бетти будет последней из женщин, на которой он соберется жениться! На свете так много красивых женщин, с чего это вдруг он «клюнет» на такую страшилу? Роман позвонил Бетти проверить, разрешил ли ей отец с ними погулять. Бетти тут же спрашивает отца, но тот отвергает подобную несуразную идею. И Бетти...идет в комнату плакать (в таком-то возрасте!). Донна Хулия заходит к дочери и слышит ее жалобы на то, что она никогда не могла выйти погулять с кем-то, что у нее нет возможности узнать мир. Мать пытается успокоить дочку, ведь Дон Гермес, папа, всегда был таким, он всегда за все волновался, сделал все, чтобы она ходила в лучшую школу, но никогда не позволял ей дружить с детьми с их улицы, кроме как с Николасом, которого всегда считал братом Бетти. Она напомнила девушке, как она страдала, когда влюбилась в Хуана Рамона, университетского однокурсника. Оставив плачущую дочку в комнате, Хулия спустилась к мужу и уговорила его разрешить Бетти пойти погулять. Бетти, счастливая до глубины души, позвонила Роману сказать, что она может пойти, и что она ждет, когда они за ней зайдут. Расставшись с Марио, Армандо приезжает к Марселе домой, а там... Приглушенный свет, Марсела в черном белье, свечи... Удивленный Армандо слышит, что он может быть счастлив на работе со своей уродливой секретаршей, но здесь, дома, именно она – его Женщина (умная женщина, на лету хватает преподносимые уроки)! Они мирятся в энный раз. Роман и его друзья так и не приходят за Бетти, а она все надеется, что они придут. Неизвестно, как долго она бы еще сидела у окна, но Гермес приказал ей отправляться в постель, уже поздно, и понятно, что никто не собирался за ней заходить. Бетти заплакала, а Гермес, чтобы хоть как-то успокоить дочку, обещает ей, что в следующие выходные они сходят куда-нибудь вместе, в кафе, в кино, или еще куда-нибудь... После того, как дочка немного успокоилась и поднялась к себе, Гермес сказал Хулии, что они должны привыкнуть к мысли, что Бетти так и останется «старой девой». В своей комнате Бетти делает первую запись в дневнике об Армандо... «Сегодня я окончательно поняла, что никто никогда не полюбит меня… Женщины привлекают мужчин внешним видом, красивой женщине мужчина прощает все, ее слушают, ею интересуются. Дурнушкам мужчины не дают ни малейшего шанса, их не слушают, они не существуют. Я – дурнушка! Но, спасибо Господу, есть кое-кто, кто не обращаюет внимание на мою внешность. Напротив, он нуждается во мне...» На следующее утро...Фредди просит у Бетти прощения за свою вчерашнюю выходку. Бетти нашла в офисе фотографию Армандо и спрятала ее у себя. Армандо сообщил Марио, что все-таки женится на Марселе, и, не стесняясь, рассказывает о прошлой ночи с Марселой, чтобы Марио понял его решение. Николас, возмущенный обманом Романа, требует от него извиниться перед Бетти, но вся компания, вместо сожаления, потешается над «рыцарем» и бьет его. Вмешивается Гермес, высказывает Роману все, что думает о нем и от души отвешивает ему затрещину. Гермеса вся компания боится... Бетти предлагает Армандо занести все данные его записной книжки и ежедневника в компьютер, а затем ввести пароль для входа, чтобы никто посторонний не мог добраться до содержания. Естественно, он с радостью соглашается. Более того, Армандо просит всех руководителей отделов составить отчеты по работе их отделов и все сведения передать Беатрис. Затем она должна сохранить все это в отдельных директориях в компьютере, добавить ее собственный бизнес-план, а также ввести копии всех прошлогодних данных. И ко всему этому будет доступ только через ее собственный пароль, который будут знать только они двое! Бетти просит Ауру Марию порекомендовать ей какое-нибудь хорошее место, где можно пообедать. Аура Мария сказала, что лучше всего пойти в ресторанчик Corrienzato, где они все обедают. Чуть позже Бетти приходит в этот ресторанчик. Она видит всю «Компанию уродок», но садится отдельно. Инесита предлагает девушкам позвать Бетти присоединиться к ним, но остальные говорят, что, хоть их и называют уродками, новая секретарша – это, вообще, полный кошмар и может только испортить вид их компании.

0

2

часть 03

Хулия позвонила Бетти на работу, чтобы рассказать о конфликте между Николасом, доном Гермесом и Романом. Выслушав, Бетти перевела разговор на другое: она придет сегодня домой очень поздно, ей нужно подготовить отчет к заседанию cовета директоров компании, которое состоится на следующий день, и на котором Армандо официально будет введен в должность Президента «Экомоды». Этот разговор подслушала Пати и помчалась к Марселе жаловаться, что ей не дают работу. Она не вынесет, что Бетти ее «затмевает»... В это же время Армандо и Бетти придумывают, как запрятать его личный каландарь и записную книжку так, чтобы Марсела не смогла до них добраться. «Команда уродок» созывает «экстренное собрание» в женском туалете. Эта практика применяется время от времени, когда у одной из них что-то случается. ( потом это будет касаться и Бетти – прим. автора). Дело в том, что Аура Мария беспрерывно плачет. Что случилось? Дело обычное, но всегда одинаково важное – ее очередной «любимый» порвал с ней. Бетти работала допоздна, ей так хотелось удивить Армандо прекрасным отчетом. Наконец, работа окончена. Когда она приоткрыла дверь своей конурки, чтобы выйти, в офис ввалились весьма романтично настроенные Армандо и Марсела и стали целоваться прямо на столе. Занятые столь важным делом, они и не заметили, как она вышла из своей комнаты (да и кого там замечать, скажите на милость!) и ушла, прикрыв за собой дверь. На следующий день... Бетти очень хочется произвести хорошее впечатление в компании во время заседания Совета Директоров, а для этого ей надо постараться выглядеть как можно лучше! Она пытается хорошо одеться. Дон Гермес и Николас собираются пойти вместе с ней в офис, но Бетти отказывается. Ох, не зря они хотели ее сопровождать – выйдя из дома, она сталкивается с Романом и его дружками, которые начинают насмехаться над ней. Но перед ними другая, сильная Бетти – они никак не думали, что она способна дать такой отпор! Все готово к началу собрания. Бетти, спеша сделать последние приготовления, на свою голову, налетает на Даниэля. Она многократно извиняется перед ним, называя при этом «Дон Валенсия». Он сбит с толку: кто эта неуклюжая страшила, которая к тому же его знает. Ответ поверг его в легкий столбняк: она - секретарша Армандо? И, к тому же, читала о нем в финансовых новостях и различных журналах? Ну нет, он весьма категоричен, Армандо просто «выбрасывает деньги на ветер», держа ТАКУЮ секретаршу! Немного погодя, когда Бетти уже выходит из офиса, чтобы зайти в зал заседаний и положить отчет на стол каждому из директоров, ее перехватывает Марсела. Она приказывает Беатрис отдать отчеты ей и идти на обед, Пати и сама может их разложить. Ох, неспроста Марсела так обеспокоилась обедом девушки: Бетти слышит, как Пати раскладывает перед директорами отчет, как бы между прочим, сообщая, как долго и трудно она, Патрисия, над ним работала. Бетти понимает, что ее просто обманули, и чувствует себя отвратительно. Но к обиде примешивается злость, когда она слышит, как Дон Роберто хвалит Пати за прекрасно сделанный отчет. В добавление ко всему, Даниэль нападает на Армандо по поводу второй секретарши: если Патрисия прекрасно выполняет свою работу, плюс красива и умеет вести себя в обществе, зачем Армандо понадобилась вторая, из-за ее красоты? Бетти слышит, как все весело смеются над ней. Расстроенная до предела, Бетти идет в одиночестве в знакомый уже ресторанчик. Но на этот раз ей не суждено поесть в одиночестве: в ресторанчике нет свободных мест и «Команда», увидев это, решает пригласить ее к себе за стол и в компанию. Они знакомятся. Дни ее полного одиночества кончились. Берта (тут же подтверждая репутацию первой сплетницы компании), немедленно сообщает Бетти, что она пришла на место Мирейи, предыдущей секретарши Армандо. Бетти удивлена: почему же Мирейя не осталась на работе теперь, когда Армандо стал президентом? Ей тут же доходчиво объяснили, что девушка влюбилась в своего босса и уволилась, потому что Армандо не выносил ее любви и всей этой ситуации, а она не могла больше выносить его равнодушие к ней. И, не переводя дыхания, девушки предостерегли Бетти от повторения ошибки Мирайи. Несколько нервно засмеявшись, она удивилась, как вообще они могли такое о ней подумать? Новые подруги решили просветить Бетти по полной программе.
Они рассказали Бетти о том, как Армандо сподобился занять президентское кресло, а дальше поведали о его родной сестре Камилле, которая совершила огромную ошибку, влюбившись в какого-то бедняка, а затем и роковой мезальянс, выйдя за него замуж в тайне от родителей. Родители не могли ей этого простить и поэтому, долгое время отношения с ней поддерживал только Армандо. Но сейчас, возможно, все изменится, ведь она развелась с мужем и переехала в Швейцарию вместе с маленьким сыном. Не оставили Беатрис в неведении и относительно Марии Беатрис, сестры Марселы и Даниэля Валенсия, которая сделала столько пластических операций, что даже она сама не помнит, как же она выглядела от природы. Между тем, Роберто официально, перед всеми директорами, передал Армандо «скипетр и державу». Но Армандо получил власть весьма условно: если в течение года он не выполнит поставленных перед ним задач, не увеличит объемы продаж, не поднимет доходы компании и не улучшит ее работу, президентом станет Даниэль. Даниэль вообще сомневается, останется ли к тому времени это место - он считает, что предложенный Армандо план приведет компанию к краху. София решила «внести свою лепту» в кампанию по просвещению новой секретарши: она сообщает, что только благодаря голосу Марселы Армандо смог получить президентство. Вот теперь Армандо расплачивается за ее голос предстоящей женитьбой. И, замечают они, цена несоразмерна велика. Бетти, скорее всего, и сама уже об этом догадалась. Марсела и Армандо, слышит она далее, встречаются уже более двух лет, он изменяет ей налево и направо, но она всегда его прощает и принимает назад. Сандра тоже подкинула свое мнение, мол, лучше бы Марселе быть поосторожнее, в один далеко не прекрасный для нее день какая-нибудь девушка придет и уведет его прямо из-под носа невесты. А Аура Мария добавила, что Армандо и Марио, оба, встречаются только с очень красивыми женщинами, но пока Армандо остается с Марселой – для удобства. Да и вообще им кажется, что Армандо просто не любит Марселу, как и никакую из тех женщин, что вьются вокруг него, он просто все время в поиске, но в результате он влюбится в совсем другую женщину, непохожую на всех этих, с которыми встречается сейчас... В конце собрания... Даниэль уходит. Марио подходит к Армандо и говорит, что, возможно, Даниэль не так уж и неправ, и план Армандо действительно слишком рискованный. «Команда» и Бетти возвращаются с обеда и Бетти опять налетает на Даниэля, который, не удержавшись, обрушивается на нее с руганью. Роберто сообщает Армандо, что они с Маргаритой уезжают в Швейцарию, помириться с дочерью и познакомиться с внуком, а затем уедут в Лондон, где теперь намерены жить. Бетти, увидев Патрисию, не выдерживает и высказывает ей все, что думает, по поводу ее воровства отчета. Марсела слышит это и вмешивается: - Нечего раздувать целое дело из-за одного жалкого отчета, - слышит Бетти. Да как она вообще смела что-то говорить. Она всего лишь секретарша и ни на что большее просто не способна! - Молчать! Роберто дает несколько советов Армандо, как управлять компанией, как вести дела. Главное, не позволять своей гордости, своему эго принимать неправильные решения, всегда стараться поступать так, чтобы спать спокойно, не бояться признаться в ошибке. И самое главное – не позволять себе решиться на какое-нибудь сомнительное дело. Кажется, отец неплохо знает своего сына, его эго, раздутое просто до непомерных размеров, его желание победить любой ценой. Бетти звонит маме и говорит, что хочет уволиться, рассказав, какую подлость провернули Марсела и Патрисия с отчетом. А в коридоре все работники прощаются с Роберто и Маргаритой. Наконец-то все ушли. Армандо возвращается в офис, но один вопрос не дает ему покоя...
Он вызывает к себе Бетти и Патрисию: убежденный, что именно Бетти подготовила отчет, он велит Пати принести ему черновики отчета. Нимало не смутившись, она отвечает, что черновики забрала Бетти... Довольный Марио поздравляет Патрисию с прекрасно сделанной работой и предлагает ей встретиться, чтобы «отпраздновать» ее большой успех. Армандо, прерывая излияния друга, объявляет им, что на следующий день на его столе должен лежать готовый бизнес-план. Кто из сеньорит соблаговолит им заняться? Патрисия быстро ответила, что она уже сделала отчет сегодня, так что Бетти может заняться планом. Но Бетти как-то надоело ходить в дурочках – и Патрисия услышала в ответ, что, поскольку она сделала столь прекрасно свой первый отчет к собранию директоров, то будет только справедливо, если она закрепит свой успех, подготовив и бизнес-план. Для Армандо, уверенного, что Пати и «палец не приложила» к отчету, слова Бетти были только на руку. С огромным удовольствием он поручил Пати подготовить ему бизнес-план и добавил, что для нее, составившей столь сложный отчет всего за один день, составление бизнес-плана будет совсем легкой задачей. Щелк! Ловушка захлопнулась! Когда обе секретарши удалились на свои места, Армандо зашел в комнатку к Бетти. Он все еще надеется получить прямой ответ на свой вопрос: кто в действительности подготовил сегодняшний отчет? Но «гордость Бетти родилась раньше ее самой», Армандо услышал, что узнает ответ, когда прочтет завтра бизнес-план Патрисии. Просмотрев свой собственный бизнес-план, Армандо и Марио убедились, что он никуда не годится. Что ж, подождем бизнес-плана Патрисии, решили они. А Патрисия... Нимало не смутившись, она жалуется Марселе, что Армандо возложил на нее непосильную задачу. Так что, во избежание провала, она решила ответить на приглашение Марио, на свидании она сумеет сделать так, чтобы он вместо нее составил, этот чертов, бизнес-план. Марсела настроена скептически, но у Пати нет другого выхода. Она приглашает обрадованного Марио к себе в апартаменты. Бетти желает «спокойной ночи» Патрисии, удачи в составлении «этого легкого» бизнес-плана. Звучит издевательски – Бетти не сомневается, что для Патрисии легче прыгнуть выше головы, чем составить этот план. Дома Бетти просит помощи у Николоса – она должна составить этот план не позже следующего утра, на карту поставлена ее работа в компании. Конечно, Николас всегда готов помочь (просто счастье, когда есть такой друг! – прим. автора). Хулия понимает, что дела обстоят не так, как должно, и выкладывает свои подозрения дочери. В конце концов, Бетти признается, что никакой она не помощник президента, она просто секретарша. Хулия согласна с дочерью, что папе ничего не надо говорить, кто знает, как он отреагирует... Но когда Гермес возвращается домой с одним из своих друзей, которому и начинает рассказывать, как он гордится дочерью, и какую потрясающую должность она занимает, нервы у Бетти почти сдают... Но она сдерживается, и тайна остается тайной. Тонкий намек на толстое обстоятельство... Армандо и Марсела улегшись в постель, говорят об их грядущей свадьбе. Армандо непреклонен: он не собирается жениться церковным браком, только гражданским. Марсела в расстроенных чувствах, она изо всех сил пытается изменить его решение. Но все безрезультатно, и оба отворачиваются друг от друга, так и не придя ни к какому решению. Пати приглашала Марио, чтобы он помог ей сделать бизнес-план. Но Марио очень недогадлив – вместо помощи «бедной девушке в сложной жизненной ситуации» он идет прямо к своей цели – он начинает ее целовать и, незаметно, они перетекают в постель. Ну какой тут бизнес-план! Видно, суждено бедному Армандо самому над ним корпеть. Тем временем, Бетти и Николас упорно работают над составлением этого самого плана. Наблюдая рвение Бетти, Николас не смог удержаться, чтобы не спросить, а чего ради, собственно, она так старается? Ради ее места или все же ради Армандо? У Бетти никогда не было секретов от Николаса – из-за того и другого в равной степени, услышал он ее ответ.

часть 04

На подготовку бизнес-плана ушла, без малого, вся ночь. Бетти и Николасу не удалось даже прилечь. Стремясь все закончить, Бетти предпочла немного опоздать на работу...

А в «Экомоде» Армандо рвет и мечет: подумать только, ни Марио, ни Патрисия еще не пришли на работу! И БЕТТИ нет! Слава Господу, что в здании крепкие стены и закаленные сотрудники – не то застали бы виновники гнева президента дымящиеся обломки и гору трупов! Как назло, когда Бетти прибегает на работу, она падает, сильно ударяется ногой и вдобавок ломает очки (бедные, многострадальные очки! – прим. автора). Но, несмотря на эти неприятности, она доковыляла до офиса Армандо и своего собственного.

Вместо начальника она застает разъяренного льва – Армандо нападает на нее, требуя ответа: не умер ли кто-нибудь в ее семье? не сломала ли она себе голову? или ее автобус попал в аварию? Испуганная Бетти на все вопросы отвечает «Нет, сеньор». Так какого же дьявола она пришла так поздно? Впрочем, ответ не интересует Армандо. Не дав ей сказать и слова в свое оправдание, он переходит к другой теме, а именно, где «носят черти» Марио и Патрисию. Неосторожное предположение Бетти, что, возможно, они вместе, вызывает новую вспышку гнева: «Понятие не имею, я им не мамочка!» Он приказывает Бетти найти их, его не интересует, как, и, наконец, немного успокоившись, просит девушку как-нибудь помочь ему прийти в себя. Что может сделать бедная секретарша? Она находит его «мячик против стресса» и дает ему. Игрушка названия не оправдывает – мячик летит на пол (хорошо, что не в голову Бетти) со словами: «Зачем он мне, я в этой штуке не нуждаюсь!» Чтобы закрепить произведенный «фурор», Армандо хватает Бетти за волосы и «провожает» ее в ее каморку. Бетти пытается что-то сказать, но у Армандо сегодня плохой день – он велит ей заткнуться и перестать хромать, она что, смеется над ним? Бетти скрывается в своем офисе, Армандо ей вслед цедит «За что мне этот крест, Господи!» ( Угу, его Крест!)

Бетти у себя в комнатке звонит в кафетерий «Экомоды» и просит принести самую большую чашку черного кофе без сахара. Кто это звонит? «Секретарша президента», отвечает Бетти. «А, так это красавица-блондинка», слышит Бетти. Нет, это другая секретарша, отвечает некрасавица и неблондинка. В трубке ощущается легкое недоумение, какая еще секретарша? Ну нет, хватит с нее предыдущей сцены, извиняться за то, что она не Патрисия, девушка не станет: «Из конуры! Я - Бетти, Дурнушка!»

Трубка с силой летит на аппарат, компьютер на столе подпрыгивает. Кто сказал, что темперамент – прерогатива только симпатичных? Бетти в этом вопросе даст сто очков вперед любой красотке! Неожиданно зазвонил телефон. На другом конце провода – папа Бетти. Его интересует, закончили ли дочь и Николас тот проект, над которым работали всю ночь. Именно в этот момент Армандо решил еще немножко покричать на Бетти. Вот здесь он был в корне не прав – у секретарш бывают заботливые, и, главное, с чувством достоинства, отцы. Услышав, как кто-то орет на дочку, дон Гермес бросает трубку и как пуля вылетает из дома – он разберется с хамом, он никому не позволит так относиться к его Беатрис! Наконец-то Марио и Патрисия появились на работе. Армандо заявляет, что Марио предатель, для Патрисии у него тоже находится парочка, весьма образных эпитетов, особенно когда на свет выплывает, что она и не начинала делать бизнес-план. Армандо понимает, что ему придется засесть за план самому.

Бетти, заслуживающая памятника за терпение, пытается объяснить, что план есть, что план готов, но Армандо «закусил удила», ее слова до него явно не доходят, и он продолжает хамить ей. Бетти, неужели ты так старалась ради ЭТОГО Армандо?! Гермес приходит в компанию и требует поговорить с доном Армандо. Но Аура-Мария на посту – она сообщает Бетти. Бетти перехватывает отца – и уговаривает его уйти, все в порядке, кричали не на нее, ему показалось... Гермес уходит. Марсела (какая неожиданность!) опять устроила Армандо скандал! Вот это именно то, чего ему сейчас и не хватало, для полного счастья! Кто сказал, что эти двое не подходят друг другу? По части скандалов – они идеальная пара. На этот раз, Марселу не устраивает...его плохое настроение. Можно подумать, что кто-то от него в восторге. Впрочем, его плохое настроение – не главное, бельмо в глазу – это все та же Бетти. Но на этот раз Марселу ждет удача: Армандо отвечает, что он готов сделать счастливой свою невесту и уволить неугодную секретаршу. Аура-Мария замечает, что Бетти хромает и созывает «экстренное собрание Команды» - Бетти нужна помощь.

Марсела и Патрисия пребывают в состоянии эйфории: они победили, от Беатрис Пинсон Солано вскоре не останется и воспоминания, какое счастье! Бетти возвращается в свой офис и внезапно слышит от Армандо, что он ее увольняет. Как в дурном сне, слышит девушка, что ему не нужны две глупые, ничего не умеющие, опаздывающие на работу секретарши. Такого «клада» ему хватит и одного, Патрисия хоть красива, и за нее «горой» стоит невеста. А Беатрис может собирать вещички и катиться отсюда. Бетти, не выдержав, плача, идет в свою комнатушку. Собрав все, она вдруг останавливается: она должна объяснить Армандо, почему опоздала, и что вообще происходит! Армандо по-прежнему не хочет ее слушать и донельзя грубо требует, чтобы она убралась отсюда. Однако Бетти решила, что не сдвинется с места, пока не объяснит, пусть он вызывает охрану. Ладно, Армандо наконец снисходит до нее, пусть объяснит, от него не убудет. Бетти вручает ему бизнес-план. Армандо читает...У него ничто не бывает наполовину: его гнев - дикий, но его радость столь же беспредельна...В этот момент входит Марио: не соблаговолит ли Президент пойти на ланч? Нет, слышит он в ответ, они никуда не двинутся из офиса, они будут изучать бизнес-план и дорабатывать его. Марио в легком шоке – откуда появилось сие чудо? Армандо с удовольствием сообщает, что «чудо» сотворила Беатрис.

Затем он попросил ее сделать копию этого бизнес-плана. Она вручила копию Марио и услышала, что пока они будут изучать документы, она может пойти на ланч, а потом должна будет присоединиться к ним для подробного объяснения и дополнительной проработки деталей. Бетти возражает – она уволена. Армандо опять вскипает – какой идиот ее уволил? Не без удовольствия, она напоминает, что этот идиот – он сам, собственной персоной. Смутившись - то ли свою грубость вспомнил, то ли за склероз неловко стало - Армандо попросил у нее прощения (настолько, насколько он вообще в то время способен был извиняться). И, конечно, об увольнении не может быть и речи! Бетти вместе с «Командой» выходит на ланч, но они не успевают еще отойти от здания, как девушки становятся свидетельницами скандала между Софией и «Чеком», ее бывшим мужем.

Скандалят они все время, сообщают подруги Бетти. А в ресторане София, едва успокоившись, сама выкладывает Бетти историю своего развода с мужем: оказывается, какая-то «свистулька»-продавщица увела у Софии мужа прямо в супермаркете. Но это – новость только для Бетти, все остальные уже привыкли к дрязгам этой пары, поэтому основной вопрос ланча: почему у Армандо сегодня такое отвратительное настроение? Бетти поведала подругам обо всем, что случилось, включая то, что Пати не выполнила порученное ей задание и в довершение всего, еще и опоздала. Подумаешь, все уверены, что на Патрисии это никак не отразится... Патрисия тем временем рассказала Марселе, что переспала с Марио. Но это не просто так – она уверена, что Марио готов на ней жениться. Взгляд Марселы дорогого стоит – она явно прикидывала, не нуждается ли ее подружка в психиатре. Чтобы хоть чуть-чуть спустить «Золушку» с небес на землю, она переспрашивает, точно ли они говорят о Марио Кальдероне? Но Пати пребывает в мечтах и возвращать ее оттуда – занятие неблагодарное, да и бесполезное – и Марсела временно «умывает руки».

Когда Бетти возвращается после обеда, ее встречает «новый» Армандо. Оказывается, он умеет говорить, и говорить вежливо, а не рычать, как раненый лев! Он досконально прочитал план и теперь «горит желанием» похвалить ее. Что ж, лучше поздно, чем никогда. Опять «ложка дегтя»: Марсела и Пати потрясены, что Беатрис еще здесь. Что случилось с ее увольнением? Армандо с огромным удовольствием объясняет им ситуацию с планом и добавляет, что именно она – самый значимый человек в его офисе и что он позволяет ей выгнать их обеих вон, он собирается работать именно с ней, и пусть только Марсела попробует возразить. «Несолоно хлебавши», подруги удаляются. Бетти объясняет Армандо и Марио, что было ошибочным в их собственном бизнес-плане. Кроме того, она может доработать некоторые детали так, чтобы план оказался еще более успешным, а объем продаж вырос, расходы же значительно сократились, и так далее... Вперед, Бетти! Воодушевленный, Армандо решает выяснить окончательно, кто же все-таки подготовил отчет, который Патрисия выдала за свой накануне? Ведь Бетти сказала, что Армандо это поймет, когда прочитает бизнес-план Пати. Плана нет – правильно ли он понял, что Патрисия точно также делала и отчет, как она сделала план? Конечно, он догадался правильно... Получив желанный ответ, Армандо делится с Марио своими подозрениями: он убежден, что одну из главный ролей в воровстве отчета сыграла его невеста. Никакими другими путями документ не мог попасть в руки Патрисии.

Следует весьма резонный вопрос Марио: и что Армандо собирается предпринять? Но Армандо пока не готов «будить спящую собаку», он просто будет охранять Бетти от таких неприятностей... В «Экомоду» нагрянула «чума» - Даниэль. У него здесь свои люди: Оларте, финансовый менеджер компании, доложил ему, что бизнес-план Армандо весьма и весьма сомнителен и может послужить причиной его отставки с президентского поста (о бизнес-плане Бетти еще никто в компании не знает!). Даниэль входит в офис Бетти. О, ужас! Девушка спит. Конечно, она сразу же просыпается, извиняется, но его мнение о ней опускается все ниже и ниже. Все же Даниэль объявляет ей о своем желании назначить встречу с Армандо на следующий день. Армандо и Марио возвращаются в офис. Они просят Бетти показать изменения в бизнес-плане, но девушка извиняется: она не спала всю ночь, а сейчас задремала и ничего не сделала. Нет, Армандо больше не будет на нее кричать... сегодня не будет... Он велит ей отправиться домой, выспаться, а завтра изменения в плане будут первым делом, которым они займутся с утра. Бетти по дороге домой, но ее ловит Аура-Мария.

Пусть Бетти даст очки Фредди, может, ему удастся как-то починить их. Фредди начинает возиться с очками. В этот момент из лифта появляется Армандо. Увидев, чем занимается Фредди, он опять вскипает (не человек, а электрический чайник! – прим. автора). Как смеет Фредди что-то там делать с очками! Впрочем, остывает он тоже быстро и вполне миролюбиво предостерегает бедного посыльного быть как можно осторожнее с очками Беатрис – самыми важными очками в «Экомоде»!

часть 05

На следующий день... Бетти, Армандо и Марио работают над бизнес-планом. Бетти ставит в известность своих начальников, что, если они собираются следовать этому плану досконально, то они берут на себя огромный риск – они должны решиться на значительное снижение цен продукции компании, а это очень опасно. В «Экомоду» приезжает Даниэль, у него назначена встреча с Армандо, плюс неймется ему, ну так хочется «подставить ножку» будущему зятю. С ним вместе – Оларте.

Даниэль опять пытается добиться объяснений на тему бизнес-плана Армандо, но безуспешно: Армандо пока не знает толком, что сказать, Бетти как раз совершенствует план после утреннего обсуждения. Но Даниэль настаивает – он не уйдет отсюда без получения исчерпывающих объяснений. Армандо просит Бетти помочь ему, прикрыть его и самой все объяснить Даниэлю (первый раз, когда Бетти будет давать объяснения ВМЕСТО Армандо! А сколько еще будет таких ситуаций...), но объяснить так, чтобы он не усомнился в успешности этого плана. Бетти сначала отказывалась, не хотела говорить неправду, потом сказала, что он все равно поймет, что дело нечисто...Но Армандито умеет уговаривать – и девушка сдалась.

Правда, Даниэль чуть не подавился смехом, когда понял, что Бетти, простая секретарша, собирается говорить с ним о финансах компании. Да что она в них понимает! Но ни он, ни Оларте, еще не знали, с кем имеют дело! Когда Бетти говорит о финансах, ее невозможно смутить. Оба скептика это поняли довольно быстро: на все их каверзные вопросы она отвечала спокойно, обстоятельно и со знанием дела. Да, пришлось признать, что в финансах «простая секретарша» разбирается куда лучше, чем два этих «профессора». Патрисия опять в своем репертуаре – жалуется Марселе, что Армандо вообще ею пренебрегает, что Бетти становится все важнее и важнее для него, а она, бедняжка, совсем на задворках. Марсела идет решительно поговорить с Армандо. Открывает дверь, картина маслом: Бетти просвещает Даниэля и Оларте в финансовой сфере. Бедная Пати, как ее игнорируют! Интересно, кого еще, кроме Армандо и Марио радует эта картина? Похоже, никого. Даниэль взбешен, что ошибся в Бетти, но признать ошибку?! У него тоже есть самолюбие. Весьма недовольно он поздравляет всех: « компания находится в руках секретарши!» (интересно, некрасивая скромная девушка, а как ее перепугались и Марсела, и Даниэль, и Патрисия – не иначе почувствовали, что ее ум перекроет всю их внешность, воспитание, уверенность в себе и положение в обществе? – прим. автора). Армандо немедленно отзывается: « почему бы и нет, если у нее знаний и мозгов хватит на всю их компанию?»

После ухода всех недоброжелателей Армандо и Марио собираются выйти в ресторан – они победили своих врагов и это надо отпраздновать! Бетти быстренько опускает их обратно на грешную землю: то, что она наговорила Даниэлю, это одно, но от реальности друзей никто не освобождал, их план очень рискованный. Придется смириться с положением вещей... Пати спрашивает у «Команды уродок», где можно поесть, они рассказывают ей о ресторанчике, но в этот момент появляется Марсела. Она зовет Патрисию поесть вместе с ней, и довольная Пати уходит с Марселой, не забыв поиздеваться над местом, где обедает «простой люд». В ресторанчике, после обеда, Мариана раскладывает карты для Бетти. То, что показывают карты, Бетти не ожидала: есть мужчина, который изменит всю ее жизнь. Взамен, она тоже изменит его жизнь. Вдохновленные услышанным, подруги так давят на девушку, что она, не выдержав, признается им, что да, есть человек, которого она любит, но имени его она не называет.

София заявляет, что если Бетти не скажет им, кто это, они решат, что она все выдумала. Что ж, Бетти удовлетворяет их любопытство, она рассказывает им о своем сокурснике по университету. Мариана не согласна – карты говорят о мужчине более зрелом, чем мальчишка из университета. Но Бетти умеет хранить тайны, она описывает им Николаса совсем другим, так что даже Мариана соглашается – да, это он. Но, прибавляет Бетти, у них ничего нет, это ее платоническая любовь. Ничего, скоро все изменится, карты не лгут, успокаивают ее подруги. Знали бы они, как далека ее мечта... После обеда, в своей каморке, она вспоминает пророчество карт и думает об Армандо – это его она любит, это он изменит ее жизнь, а она его. Спустись с небес, Бетти, это недостижимо! Но ведь за мечты не наказывают, и она мечтает... Армандо собирает у себя всех начальников отделов. Он объявляет, что теперь Бетти будет заниматься финансовыми делами, банками и т.д. Оларте чувствует, что его дни в Экомоде сочтены.

Патрисия, услышав об этом, пришла в ужас. Она пожаловалась Оларте: она не может позволить, чтобы Бетти обрела еще большую власть, это может обратиться против нее, Пати, надо что-то делать! Оларте с ней согласен и они заключают союз с целью вредить Бетти. После собрания, на вопрос Марио, не поторопился ли Армандо дать Бетти в руки столь важную область, Армандо ответил, что Бетти – тот человек, которого можно спокойно поставить во главе всей компании, они оба ничего перед ней не стоят! Пати докладывает Марселе, что «уродина» захватывает в свои руки все большую власть. Недалек тот день, когда она и Марселу выбросит из компании – подогревает ситуацию верная подруга. Но Марсела не поддается – уж в чем-чем, а в том, что Бетти не заменит Армандо ее, Марселу, она уверена. Ну а если когда-нибудь Армандо «положит глаз» на такую, как Бетти, то она, Марсела, сама его с удовольствием бросит, так как это будет уже не Армандо, а какой-то больной! На что Пати ответила, что если Бетти только попробует добиваться Армандо, он покончит жизнь самоубийством...Шуточки следовали за шуточками, но было в них что-то неестественное, они скрывали страх перед этой дурнушкой, которая становилась значимым человеком в компании, и ради которой

Армандо, не задумываясь ни на секунду, готов был сцепиться со всем миром. Бетти, между тем, спросила Сандру, всегда ли карты Марианы говорят правду. «Да, всегда!» - услышала она именно тот ответ, о котором мечтала. Патрисия просит Марселу уговорить Даниэля пойти с ней, Пати, на свидание. Это необходимо, чтобы вызвать ревность Марио. Марсела пробует договориться с Даниэлем, но тот категорически отказывается встречаться с этой... Марселе все же удается его уговорить. Пати постаралась донести до ушей Марио, что у нее свидание с братом Марселы, но он уже получил от нее, что хотел – и ее свидание для него, что «о стенку горох», никакого впечатления. Конечно, Пати опаздывает на свидание с Даниэлем. Его отношения к ней это не улучшает, естественно, и он разговаривает с ней отвратительно, но он богат и красив – она прощает ему его грубость и сообщает, что хотела бы, чтобы они были друзьями. В ответ она слышит унизительный вопрос – да что между ними общего? Она что, равна ему по знаниям? Понимает что-то в искусстве? Да кто она вообще такая? Обыкновенная… Единственное, что между ними может быть – это секс, ничего больше! Униженная,

Патрисия выкатывается от него... Ничего страшного, она не из обидчивых. Аура-Мария приглашена друзьями провести вечерок на дискотеке. Но друзей двое, а она одна. Нужно пригласить подругу. Ни Мариана, ни Сандра не могут пойти. Аура-Мария приглашает Бетти. Беатрис звонит домой, спросить разрешения. Отца нет дома, и она решает пойти без его согласия. Когда дон Гермес появился дома, и Хулия рассказала ему о том, что Бетти отправилась куда-то с друзьями, отец рассвирепел. Кавалер Бетти совсем не в восторге от девушки, которая ему досталась, и Бетти весь вечер проводит одна, молодой человек совершенно не собирается оказывать ей знаки внимания, даже говорить с ней не хочет. Впрочем, Бетти не ожидала ничего другого. Она мечтает... Армандо приходит на дискотеку, видит ее и приглашает ее танцевать, звучит музыка, которую, оказывается, оба любят, и они танцуют, танцуют... Голос Ауры-Марии возвращает ее из страны грез в реальную обстановку: поскольку кавалер Бетти уже ушел с дискотеки, Аура-Мария с приятелем отвезут Бетти домой. Дома Бетти ждет допрос: как смела она уйти куда-то без разрешения Гермеса?! Хулия его успокаивает – надо же девочке знакомиться с людьми, ей нужен друг, она должна встречаться с кем-то... Ускользнувшая в свою комнату Бетти, раскрыла свой дневник.

«Снова я убедилась, что мужчина не дает возможность некрасивой женщине даже приблизиться к нему, тогда как красивой позволяет все... Мариана разложила мне карты... Я знаю, что этот мужчина – Дон Армандо, я знаю, что скоро произойдет что-то, что изменит наши с ним жизни...» Марселу очень интересует встреча Патрисии и Даниэля, что было, спрашивает она у подруги. Ответ ее расстраивает (в каждой женщине спрятана сводня!). Патрисия негодует, он оскорбил ее, он такое ей наговорил! Может, он гей, как Уго Ломбарди? Марселу смешит это предположение, никакой он не гей, у него всегда было женщин «выше крыши». Но теперь у него на них почти нет времени, так что он стал чересчур разборчив. Теперь его привлекают только интеллектуальные женщины. Ах, так? Тогда его идеал – Бетти, Пати полна сарказма, вот если б еще она не была столь уродлива...Ну-ну, не надо заговариваться, у Даниэля нет недостатка в женщинах, которые соответствуют его вкусам. Марио и Армандо обеспокоены встречей Патрисии с Даниэлем – как бы она не стала его шпионом. Нужно, чтобы Марио об этом позаботился... У Бетти возникла проблема с Оларте, он не хочет вводить ее в курс финансового положения компании. Она все-таки берет документы и... слышит угрозы в свой адрес. Снова Армандо спешит ей на помощь – чтобы довести до конца бизнес-план, и вообще организовать работу компании, как и было задумано, ей нужны эти документы.

Несколько месяцев спустя...

Соревнования по поло в одном из престижных клубов. Весь «цвет» Боготы там. Естественно, Армандо, Марио, Марсела, Патрисия тоже в клубе. Армандо – член одной из играющих команд. А в «Экомоде», которую Армандо и Марио совершенно спокойно оставляют на Бетти, возникла срочная проблема. Немедленно требуется подпись Армандо на одном из документов. Подпись его секретарши никому, естественно, не нужна. Бетти, которая может договориться почти со всеми почти обо всем, на этот раз бессильна – Армандо нужен немедленно. Звонки на его мобильный тедефон ничего не дают – он выключен. Конечно, Бетти знает, где он, но появиться в этом обществе ей, некрасивой простушке! Ей страшно. Но лучше над ней опять будут смеяться, в противном случае у компании будут огромные неприятности. И она решается. Но как попасть в клуб быстро? О, есть Фредди и его мотоцикл. Бетти никогда раньше не ездила на мотоцикле. Но никакая жертва не будет чрезмерной, ведь речь идет о судьбе компании! Или Армандо?... Но ее испытания еще не закончились. Охрана у клуба вовсе не торопится впустить столь колоритную парочку. Их никто не знает. Бетти, отчаявшись, уже готова отступить, но спор на входе привлекает внимание Армандо и он спешит на выручку. Объяснив охране, что это его секретарша, он проводит ее внутрь клуба. Марсела немедленно приходит в «состояние боевой готовности» и начинает ругать девушку, как она посмела сюда заявиться! Что остается делать Армандо? А ничего.

Бетти для него уже не просто секретарша, а друг. А так как она друг, да еще документы, принесенные ею, спасут его голову от огромных проблем, то она остается обедать здесь, с ним и его приятелями, а потом они опять будут работать. Ах, Марсела, помолчи, не навлекай еще неприятностей на свою голову... Здесь, в этой атмосфере клуба, атмосфере богатства, Бетти чувствует себя до ужаса чужой. Но благодаря ее решительности можно заключить сделку с фирмой «RagTela», а это поможет наладить дела фирмы. Закончив дела, Марио уезжает в своей машине. Это означает, что Армандо, вместо того, чтобы сбежать от Марселы и погулять вместе с Марио и друзьями, должен отвезти Бетти в «Экомоду». Тем более знакомые девушки вырисовываются на горизонте и приглашают его повеселится, но увидев Бетти в его компании, быстренько сматываются. Это ужасно злит его, то, что она – друг, ничего не меняет, и он мечтает, как погрузит Бетти в багажник машины, и поедет, куда ему нужно... Затем он пробуждается – его мечты не унесли Бетти от клуба, он все же должен ее отвезти. Во время этой поездки Бетти получает подарок, о котором и не мечтала: Армандо объявляет, что намерен сделать ее помощником президента.

От избытка эмоций Бетти закричала. От неожиданности Армандо чуть руль не выпустил - она всегда такая сдержанная, этого он не ожидал. Схватившись за руль обеими руками, он все же улыбнулся, так обрадовала его ее радость. Вездесущая Патрисия поделилась с Марселой подозрениями: - «Вот увидишь, Армандо сделает Беатрис помощником президента, да еще и зарплату ей поднимет, а за что?» Тут даже Марсела не выдержала. Она-то знает, сколько работает Бетти, а ведь ее зарплата в три раза меньше, чем у Пати, которая только «хвостом вертит», да козни строит. «Подумаешь!» - разве что-то может пронять неуязвимую Патрисию Фернандес? Подружки-секретарши увидели, что Бетти и Армандо приехали вместе, ух, как же разыгралось их любопытство. Они немедленно притащили Бетти в «комнату заседаний». Им требовался ответ: что произошло, почему она так довольна? Бетти, несмотря на то, что Армандо попросил ее никому пока не говорить об ее назначении, не удержалась и «по секрету» рассказала обо всем. Лучше б она повесила объявление – может, кто-то и поленился бы прочесть.

А так... конечно, они поздравили ее. Но тут, как всегда вовремя, вошла Пати. Она немедленно напала на Бетти, как она могла появиться в клубе, да еще в такой одежде. Впрочем, они все одеваются так, что она, Патрисия, покончила бы жизнь самоубийством, если б ей пришлось так одеваться! Ну разве могла смолчать доблестная «Команда»? Они не преминули объявить, что Пати, простая секретарша, обязана относиться с уважением к Помощнику Президента! Не успели они гордо оповестить об этом ненавистную «пергидрольную блондинку», как та понеслась доложить Марселе. «Свершилось!» Марсела быстренько выходит на «тропу войны» с женихом. Как он может назначить эту уродину помощником? Он сошел с ума? Нет, он не сошел с ума, но своего решения не переменит, особенно в угоду ей. Точка. После этого скандала раздраженный Армандо спросил у Бетти, почему же она не сохранила все в тайне, как он просил. Она рассказывает, как было дело. Теперь ему будет гораздо сложнее сделать ее помощником, уж Патрисия с Марселой вовсю постараются этому помешать.

Позднее, Марсела, раздраженная не меньше Армандо, напала на Команду, которая опоздала возвратиться с обеда, угрожая понизить им зарплату, и приказала Гутьересу занести в их личное дело предупреждение. Кроме того, как они посмели конфликтовать с Патрисией?! Но никто с ней не ругался, пытаются объяснить секретарши. Бетти берется объяснить, что произошло, но Марсела, поджидавшая этот момент, рада случаю высказать девушке все, чего она «заслуживает». Эти крики слышит Армандо. О, Господи, что еще? Он спешит на арену и немедленно становится на сторону секретарш и Бетти, конечно же, Бетти. Чем «подливает масла в огонь», Марсела и Патрисия просто «вне себя». Ну, на Пати ему «плевать с высокой колокольни», на Марселу, похоже, тоже. Решив, что сейчас самое время, он официально объявляет, что с сегодняшнего дня Беатрис Пинсон Солано – его помощник, а не секретарь. Вся Команда кидается к Бетти с поздравлениями. Отгремели фанфары, утихло шипение змей…

Теперь пора возвращаться к насущной проблеме, а именно: на следующий день очередное собрание Совета Директоров. Готов ли у Бетти отчет? Да, он готов, но он неутешителен: невозможно выполнить задачи, которые Армандо поставил перед собой и компанией. Компания не смогла увеличить объем продаж, это вызывает бурное раздражение Армандо. Но, продолжает Бетти, компания находится в очень хорошем финансовом положении, все нормально. Но не это нужно Армандо, он не может показать Даниэлю, что его планы – невыполнимы, он должен победить своего соперника! И он решается на сомнительный шаг: он просит Бетти перекроить отчет так, чтобы из него было видно, что он был прав, а Даниэль ошибался. Бетти на все готова ради любимого, но здесь она испугалась. Это очень опасно, пытается убедить она босса, но чего не сделаешь ради любви? Девушка соглашается. Но, предупреждает она, ей придется сесть и переделать отчеты всех отделов, это займет много времени, и она едва успеет к завтрашнему дню. Даниэль подозревал, что Армандо может решиться на подделку отчета для собрания, поэтому и приказал Оларте добыть всю информацию об этом отчете.

Армандо все же беспокоится, и ему очень мешает Патрисия. Позаботиться о ней должен Марио Кальдерон, а то еще попадет в руки Даниэля, пусть думает, что Марио за ней серьезно ухаживает, что готов жениться. Для Марио это худшее из наказаний, но, делать нечего – он «принесет себя на алтарь» «Экомоды»! (Ох, как аукнется Армандо его договор с Марио! Прим. автора)

0

3

часть 06

После работы Бетти ждала автобуса, чтобы уехать, наконец, домой. В это время к ней подъехал Армандо на машине и предложил подвезти ее до дома.

Кстати, она ведь теперь его помощник, ей надо бы обзавестись собственной машиной. Нет, с ее зарплатой она пока не может себе этого позволить (должность-то он ей дал, но вот зарплату повысить забыл – конечно, такие мелочи не для него!). Ну, это не страшно, он теперь каждый вечер будет подвозить ее домой. Армандо включил радио. Какая неожиданность: звучит музыка, которую оба любят. Это придало Армандо смелости и он пригласил Бетти послушать джазовую музыку в его любимом месте.

Не веря своим ушам, Бетти слышит от него жалобы: они всегда говорят только о работе, а ему так хочется узнать ее поближе. Бетти напомнила ему – она еще должна поработать над отчетом на завтра, но Армандо возразил: они вполне могут сейчас отдохнуть, а затем вместе отправиться к нему домой и закончить отчет. Армандо сжал ее руку и признался, что счастлив, когда она рядом... Дзинь...Именно в этот момент кто-то позвал Армандо. Это одна из девушек-моделей, которая вышла из «Экомоды».

Пора просыпаться, Бетти! Модель попросила Армандо подбросить ее, он подождал, пока она села, и, кивнув Бетти, уехал. Ах да, вспомнила она, он ведь остановился рядом, чтобы напомнить ей, что она должна закончить отчет сегодня. Что делать, но не надо ей огорчаться, ведь есть и повод для радости.

Едва войдя в дом, она тут же сообщила маме и Николасу, что завтра утром, да-да, завтра, на собрании, доктор Мендоса объявит о ее новом назначении своим помощником. Фанфары! Нико, в ответ на это сообщение посоветовал Бетти гордиться собой – она многого достигла за столь короткий срок. Но, оставшись вдвоем с Бетти, Николас добавил то, что Бетти было еще приятнее услышать: она также может собой гордиться потому, что несмотря на всех прекрасных женщин, которые так и вьются вокруг ее босса, только она, некрасивая Бетти, может заставить Марселу выйти из себя. Телепатия! Именно в это время Марсела изливала душу Маргарите и Роберто по поводу доверия, которое Армандо оказывает Бетти.

Кроме того, теперь она стала его первым помощником! Разве можно ТАКОЕ вынести спокойно? (Ох, Марсела, не зря говорится, что всегда может быть еще хуже...) Донельзя изумленная, Маргарита пожимает плечами: она не может поверить, что невеста сына может скандалить с женихом из-за такой страшилы, как Бетти – что-что, но она никак не может быть той роковой женщиной, которая встанет между Армандо и Марселой! Марсела рассмеялась, конечно, Бетти – уродина, а у Армандо слишком хороший вкус, и на такую он не взглянет. Но все же...все же... Бетти не удержалась и все же рассказала Николасу о просьбе Армандо подделать данные отчета. Все сомнения Бетти подтвердил и друг: она вступает на опасный путь, кто-нибудь может обнаружить подлог. Беатрис успокаивает себя и его – вся информация закрыта для просмотра, пароль для входа знает только она одна, так что только компьютерный гений сможет проникнуть в данные.

По иронии судьбы именно в эти минуты Оларте вместе с сотрудником компьютерного отдела пытаются взломать код входа и открыть файлы с отчетом на завтра. Но парень, повозившись какое-то время, сообщает Оларте, что сделать это невозможно – Бетти хорошо все запрятала. Патрисия на свидании просит Марио взять ее к себе личным помощником (ах, это теперь так называется? – ухмыляется потенциальный босс), и рассказать всем об их личных взаимоотношениях. Но Марио голыми руками не взять – как ни в чем не бывало, он отвечает, что сейчас неподходящий момент для таких перемен. Бетти, конечно же, не преминула оповестить Николаса о связи между Патрисией и Марио Кальдероном. Если Нико мечтает о Патрисии, он сначала должен добыть кучу денег, чтобы она хотя бы взглянула в его сторону!

Бесполезно – такие мелочи не могут смутить Николаса! На следующее утро, Бетти катастрофически опаздывает, но при входе ее ожидает очередное испытание: Вилсон объявляет, что обязан доложить о ее опоздании, и теперь ее ожидают неприятности (не иначе, Марсела подсуетилась!). Бетти (достав из кармана свой темперамент) ответила, что она немедленно идет домой, а Вилсон может передать Армандо, где она. Ну а если Армандо все-таки потребуется отчет, который она подготовила, он может сам прийти за ним к ней домой! Чего-чего, а такого от «тихой мышки» Вилсон не ждал. Мгновенно сменив гнев на милость, он тут же стал умолять Бетти не делать этого, ведь за такое Армандо может уволить «бедного охранника», он даже опустился на колени перед Бетти, упрашивая ее не уходить. В этот момент «прибыла» Патрисия, незамедлившая поиздеваться над Вилсоном. Бетти, все еще не спрятавшая свой темперамент, тут же заинтересовалась, почему это Вилсон не спешит доложить об опоздании Патрисии?

Наверху, еще не остывшая Пати и невыспавшийся, злой Оларте решали, как помешать Бетти представить отчет на собрании. Поскольку вскрыть файлы не удалось, они решили просто легонько поломать компьютер. Но ведь Бетти не покидает свой офис! Ну, это как раз пара пустяков. Оларте вызвал к себе Бетти «по делу», а Патрисия, не теряя времени, зашла в офис и все сделала. Конечно, «ломать не строить», тут у Пати нет проблем! Армандо очень занят: у него серьезный разговор с Уго и Марселой. Он пытается доказать им, что не имеет значения ткани каких фабрик будут использованы при создании следующей коллекции. Уго не согласен, впрочем, он всегда не согласен с Армандо. А вот у Марселы есть более серьезная проблема для обсуждения с Армандо. Какая? Правильно, Беатрис.

Какими стали их отношения, если он всегда становится на сторону Беатрис?! Старая песня, Армандо не затыкает уши, но он уже натренировался не прислушиваться к ее словам. Бетти возвращается в свой офис. Что такое? Она не может открыть ни одного документа! Катастрофа! Армандо, который всегда рядом, начинает...естесственно, орать на Бетти, чтобы она решила эту проблему. И вообще, почему она не хранит информацию на дисках?! На помощь призывается техник, но он заявляет, что это не простая проблема. Он должен забрать компьютер к себе в лабораторию, чтобы разобраться. Армандо вновь обрушивается с гневными тирадами на Бетти, и от его ора дрожат стены. Но Бетти это уже надоело, и она орет на него в ответ: он не дает ей сосредоточиться, только нервирует ее своими криками!

Это действует на Армандо, как ушат ледяной воды. От изумления он сначала забывает орать, а потом уже вполне по-человечески просит ее пойти вслед за техником и побыть рядом с ним, пока компьютер не починят (наконец-то он вспомнил, какая именно информация спрятана в компьютере – что ж, лучше поздно, чем никогда). Бетти внизу, и Армандо приходиться отдуваться самому. Все директора и владельцы собрались в зале заседаний и услышали, что собрание не может начаться, пока не починят компьютер Бетти, так как вся информация и отчеты хранятся именно в нем. Легко представить общее негодование.

Среди возмущения доволен один лишь Оларте. Однако его радость довольно быстро начинает гаснуть, едва только он поделился ею с Даниэлем. Даниэль, услышав, что его верный «пес» позаботился испортить компьютер «злой феи» в восторг не пришел: он требует, чтобы ни в каком случае его имя рядом с этой грязной историей не упоминалось! Техник говорит Бетти, что лучше всего будет вообще отменить собрание – он все равно не успеет ничего сделать за один день. Кроме того, ему нужны все пароли Бетти. Приходится Бетти сообщить ему пароль для входа... Но тут его призывают держать ответ перед Советом Директоров. Не моргнув глазом, он объясняет, что компьютер испорчен, так как с ним неправильно обращались (как будто это не он пытался «взломать» его накануне ночью!). Бетти потрясена: это неправда, она имеет очень большой опыт работы на компьютере, такого никогда не случалось.

Но кто ее будет слушать, кроме Армандо? Даниэль тут же обрушивается на нее с претензиями, как смела она не хранить все копии на дисках? На это ей нечего ответить, она опять прикрывает босса, и стоит перед всеми, как оплеванная... Даниэль собирается уехать, все равно ясно, что сегодня уже ничего не будет, но Маргарита все же уговаривает его остаться на ланч. Роберто советует Армандо прекратить продвигать «маленькую уродинку» и дать возможность Патрисии позаботиться о собрании. Армандо согласен наполовину – он не станет продвигать Бетти после ТАКОГО фиаско, но что касается Пати... Бетти прячется в своей комнатушке. Там ее и находит ее «герой». Следующая порция криков доводит девушку до слез. Он тут же просит ее не плакать, так от этого ОН чувствует себя плохо! Но...на свете есть «Команда уродок». Они слышат всего лишь часть истории, но тут же делают «стойку» и немедленно летят на выручку к Бетти.

В своей комнатушке Бетти рассказывает им всю свою печальную повесть. Аура-Мария тут же звонит одному из многочисленных друзей, который по совместительству компьютерный «гуру» и дает трубку Бетти. Выслушав все, он недоумевает – вся эта история «выеденного яйца не стоит», это можно исправить в течение часа. Между тем, Роберто принимает часть вины и на себя, мол, такие собрания должны готовиться заранее, а так было очень мало времени, вот и получилась такая неприятность. Следующее собрание состоится спустя 2 месяца, так что у Армандо будет время подготовиться без нервов. Тут же встревает Дениэль – он-де не может оставить компанию без присмотра столько времени, он будет сюда захаживать с аудиторскими проверками. Естественно, Армандо против всеми руками и ногами, но общее мнение, что Армандо своей неподготовленностью сам навлек на себя такое недоверчивое отношение. После ланча все директора направляются в студию Уго посмотреть на новые модели, которые он подготовил.

А «Команда» приходит к технику, чтобы забрать компьютер – нашелся другой, более умелый техник, который его починит. Парень категорически отказывается, он в панике, ему нельзя выпускать из рук компьютер! Бетти приходится опять попросить о помощи Армандо, объяснив ситуацию, которая кажется ей весьма подозрительной. Арман до охотно с ней соглашается. Команда входит к технику, который все еще не согласен отдать компьютер, но тут входит Сандра и просто бьет его головой прямо по лбу! Парень согласен на половину. Полностью его сомнения исчезают, когда появляется Армандо – у техника 15 минут, чтобы все исправить, иначе «исправят» его самого. Но, чтобы ему не пришло в голову ничего остроумного, все секретарши его посторожат, так как он превысил «лимит доверия». Через 15 минут все готово, Бетти получает в руки вожделенный отчет, а девушки пытаются забрать все же компьютер у техника, который начинает находить кучу других неполадок, надеясь выиграть время и все же обнаружить то, что так тщательно охраняется. Бетти извещает Армандо, что все будет готово через 15 минут.

В ответ она слышит навязчивый мотив: только она может представить сей отчет собранию, только она одна знает назубок содержащиеся в нем данные. Как ему удается подбодрить ее и уговорить? Конечно, она соглашается. Но одно беспокоит Бетти – она должна забрать компьютер из цепких рук техника! В это же время Оларте требует, чтобы техник попытался раскрыть спрятанные в компьютере файлы и сделал копии этих файлов. Армандо сообщил всем, что все в порядке, можно начинать собрание. Даниэль расстроен – нет больше причин для аудиторской проверки. Подруги помогают Бетти все подготовить для проведения собрания, а потом тащат ее в женскую комнату, чтобы немного привести в порядок.

Ведь она впервые выступает перед Советом Директоров – надо выглядеть как можно лучше. На ее слова, что ей уже ничто не поможет никто не реагирует – девушки прихорашивают ее, одновременно стараясь поднять ее дух. Как только Бетти начинает говорить, Марсела бросает на нее очередной взгляд из серии «если бы взгляды убивали» и продолжает пялиться на нее, стремясь вывести из равновесия. Но Бетти холодна как лед, и спокойно объясняет всем, что первые месяцы под руководством Армандо прошли очень успешно. Он достиг целей, которые поставил перед собой на этот промежуток времени... Сандра, потерявшая сережку во время «Куликовской битвы» с техником, вернулась в его офис, чтобы найти ее. Весьма интересно: оказывается, техник что-то копирует. Что же ? Она бегом возвращается на рабочее место и рассказывает подругам о своих подозрениях. Они помнят, Бетти заклинала не смотреть ни один документ, до них вообще нельзя дотрагиваться. Они все вместе торопятся к нему в офис, обязательно надо забрать у него все, что он успел накопировать!

Даниэль, внимательно просмотрев весь отчет, представленный Бетти, начинает задавать множество вопросов, пытаясь ее запутать. Ему мало было прошлого фиаско? Бетти поможет ему не забыть, что как экономист она куда профессиональнее него. Она легко отвечает на все вопросы, а из всех ловушек выбирается, даже не запыхавшись, и все это с милой улыбкой на губах. Даниэль опять проигрывает! «Команде» удалось выманить техника из офиса и забрать бумаги, но теперь нужно передать их Бетти, пока парень не обнаружил пропажу. Но Бетти все еще на собрании. Что же делать? Берта, только она может войти в Зал заседаний, вызвать Бетти и передать ей копии.

Но Патрисия начеку. Нет, она не в курсе, что происходит, но ей достаточно, что кто-то из «этих» хочет войти в Зал. Да ни одна из них даже не одета подобающим образом, чтобы предстать перед столь Высоким Собранием! Между тем, техник обнаруживает пропажу копий... Роберто никогда не был мелочным человеком и успех для него – всегда успех. Он поздравляет Бетти с прекрасным отчетом и с выступлением на Собрании. Кислый Даниэль бросает, что «эта» еще будет Президентом... Армандо немедленно объявляет, что Бетти теперь его помощник и Роберто охотно одобряет мудрое решение сына. Он объявляет, что следующее собрание состоится в сентябре, за несколько дней до свадьбы Армандо и Марселы.

Все выходят из Зала. «Команда» наконец-то ловит Бетти и вручает ей копии. Когда все расходятся. Роберто еще раз поздравляет Бетти с новой должностью. Патрисия вне себя! Бетти наконец-то выкладывает Армандо все о подозрительных действиях техника и о том, что секретарши, к счастью, проследили за ним. «Бум-Бум – судьба стучится в дверь...» - ах нет, это не судьба, но это Армандо и Бетти спешат в офис техника. По дороге Бетти добавляет, что парень, скорее всего, имеет все копии ее документов. И вот Судьба, в образе Армандо, возникает на пороге компьютерного офиса. Как страшен в гневе бывает Армандо знают все. Технику не понадобилось много времени, чтобы понять, что сейчас он играет с огнем. Почему это парень так интересуется содержимым компьютера его помощницы? Кто за ним стоит? У него две минуты на ответ, или он уволен. Немного помявшись, парень сдал Оларте. Но это не помогло. Армандо немедленно его уволил, и вызвал Вилсона. Тот должен произвести обыск, дабы техник не смог вынести из здания ничего, что не принадлежит лично ему. Патрисия, наконец, узнала о происходящем. В панике она несется к технику, не назвал ли он ее имя? Пока нет, хвала Господу, но покой Пати потеряла. Оларте узнал обо всем этом и успел предупредить Даниэля: Армандо знает об испорченном компьютере Бетти. Даниэль не удивлен, он лишь еще раз предупредил Оларте – его имя не должно быть упомянуто, иначе... Армандо немедленно вызвал к себе Оларте. По какой причине он на это решился? Бетти забирает у него работу, метит на его место, он всего лишь хотел, чтобы она плохо выглядела в глазах Директоров, - услышал в ответ Армандо. Вот как, так кто же еще в этом замешан?

Кроме того, кто именно испортил компьютер Бетти? И то и другое Оларте взял на себя. Армандо уволил его, нисколько не сомневаясь, что действовал он не один. Мало того, Армандо более чем уверен, что знает остальных участников. Но пока отступает. Поскольку Директора еще находятся в здании, Армандо вновь собирает их всех в Зале заседаний и просит Бетти к ним присоединиться. Он во всеуслышание рассказывает о том, что сделал Оларте. Все, кроме Даниэля, удивлены, и Даниэль понимает, что надо «перехватить мяч».

Он тут же соглашается, что Оларте не место в их компании, и что надо позаботится и выбрать нового финансового директора. Армандо тут же говорит, что не возьмет на работу никого, кто не будет одобрен ЛИЧНО им самим. Он тут же ставит Бетти перед всеми и заявляет, что хочет ЕЕ назначить финансовым директором, но остальные категорически не согласны. Тогда он заявляет, что Бетти останется пока его помощницей, но на следующем собрании он вновь поднимет этот вопрос. На этом и соглашаются и это бесконечное собрание приходит к концу. Даниэль не преминул сообщить Пати, что ему прекрасно известно о ее роли в деле «о компьютере». Он ждет ее в своем офисе, чтобы продолжить разговор. Армандо поздравляет Бетти с успехом, благодарит за все, что она сделала на собрании, за ее помощь, дарит ей крепкое объятие и сообщает, что поднимает ей зарплату. Оказывается, день, который начинается отвратительно, может прекрасно закончиться! Бетти рассказывает «Команде» о своем продвижении. Армандо у себя в офисе говорит Марио, что убежден, что ко всему этому делу с компьютером приложила ручку Патрисия. В это же время Берта и София сообщают Бетти, что единственным человеком, который утром крутился возле офиса Бетти, была Пати.

Она даже входила внутрь и пробыла там достаточно времени, чтобы испортить компьютер. Армандо в тревоге, его беспокоят странные отношения между Патрисией и Даниэлем. Что они задумали? Марио обязан о ней позаботиться, он просто обязан с нею постоянно встречаться! Марсела тоже в тревоге, но по другому поводу. По какому именно, догадаться не трудно: Бетти приобретает все большую власть, - делится она своими печалями с верной подружкой Пати, - особенно сейчас, когда Армандо нацелился сделать ее своим финансовым директором. Что же делать? Между тем, среди всех этих треволнений Бетти добавляет Армандо и Марио еще один повод для бессоницы: они не забыли, что тех целей, которые они себе поставили, невозможно достигнуть? Чтобы их цели оказались достижимыми, нужно снизить качество материалов для коллекций Уго. Это позволит им сэкономить, но они тем самым берут на себя большой риск – захотят ли вообще покупать одежду, которая будет стоить дорого, но будет из материалов плохого качества? Это огромный риск! Бетти продолжает настаивать, что самое лучшее – это сказать правду всем держателям акций. Но Армандо не способен выпустить из рук президентский пост.

И они с Марио решают рискнуть (дорого же обойдется Армандо это решение! - Прим. автора) Этим же вечером Армандо просит Бетти присоединиться к нему и Марио на подписании контракта с фирмой «RagTela» – он хочет, чтобы Бетти просмотрела контракт, прежде чем они его подпишут. Весьма возбужденная предстоящим вечером, Бетти просит помощи у подруг: она идет на коктейль со своим боссом, они должны «сделать» ее как можно лучше. Не забывает и домой позвонить – она придет поздно, у нее деловая встреча. В женской комнате вся компания поздравляет Бетти и подсмеивается, похоже, Армандо скоро падет к ее ногам, он ведь уже подвозит ее и даже берет с собой на коктейль! Никогда он не делал этого для прежней секретарши. Знали бы они, что делают с Бетти эти невинные подколки...Инесита приносит из мастерской Уго красивый костюм для Бетти. Ее заставляют его надеть и Бетти, наконец, готова. Когда теряющий терпение Армандо видит Бетти, он прощает ей опоздание, он говорит ей, что она выглядит «божественно», Марио подхватывает: она выглядит чудесно, восхитительно...

Но это опять мечты. Реальность немедленно обрушивается на девушку: ни один из «кавалеров» даже не замечает, как она выглядит, но тут же сообщают, что они уже выходят. Так как Бетти не умеет ходить на высоких каблуках, она еле успевает за Армандо, то и дело порываясь упасть на него. Армандо приходится поддержать ее под руку, что отнюдь не приводит его в хорошее расположение духа. Пока они пробираются к выходу сквозь ее ковыляние и его «комплименты», Аура-Мария флиртует с заждавшимся Марио, и, когда они выходят на улицу, Марио целует девушку: «Спокойной ночи, милая!» Едва прибыв на коктейль, они встречают Клаудиу Элену Васкез (знаменитую модель, см. «Знаменитости в сериале»).

Ну разве может Армандо пропустить мимо такую красотку и не пофлиртовать с ней? Нет, конечно. Он этим и занялся, оставив бедную Бетти одну. Ее ноги, опять почувствовав себя неуютно, немедленно споткнулись, и она чуть не упала, к великой досаде босса. Пати приходит в офис Даниэля. Он смешивает ее с грязью, требуя секса в обмен на молчание, о ее роли в поломке компьютера. Если он откроет рот, кем она будет выглядеть в глазах всего Совета директоров, и особенно Роберто и Маргариты? Ему также нужно, чтобы она шпионила для него за Армандо. Бедная, бедная Пати, ну что ей делать?! Конечно, она соглашается на оба предложения...

часть 07

Патрисия, не забыв состроить обиженную мину, соглашается шпионить для Даниэля, в ответ он обещает не рассказывать о ее роли в поломке компьютера Бетти.

Тем временем Марио и Армандо на коктейле окончательно договариваются с фирмой «RagTela» о покупке их материалов. Они гораздо худшего качества, чем обычные материалы, которые использовались в коллекциях «Экомоды», но зато гораздо дешевле. Одновременно представители «RagTela», Диана и Мигель Роблес пытаются уговорить друзей купить все остальные детали к предстоящей коллекции тоже у них. Мигель, которого очень интересует «Экомода», узнал, что Бетти пользуется полным доверием Армандо, и постарался узнать у девушки, не она ли тот человек, который просматривает все контракты перед тем, как Армандо их подписывает? (вообще-то, это прерогатива адвокатов, но простим создателям фильма эту ошибку...) Посчитав себя свободными от дел, Армандо и Марио разрабатывают «план захвата» Клаудии Элены Васкес. Армандо, следуя плану, начинает отчаянно флиртовать с ней.

Но...его репутация его опережает. Клаудии Элене прекрасно известно, кто такой Армандо Мендоса. Слышала она и о его помолвке с Марселой Валенсия. Да, роман не получился... Мигел дает Бетти образцы продукции «RagTela», предлагая ей и ее шефам с ними ознакомиться. Это прекрасные образцы по хорошей цене, говорит он, они выиграют, если купят их. Может быть, он может позвонить ей на следующий день и пригласить ее на чашечку кофе? Немного позже Бетти подходит к Армандо – все готово к официальному подписанию контракта с «RagTela». Но Армандо не в духе: он получил «от ворот поворот» от такой красотки, как Клаудия Элена!

И Бетти принимает на себя очередную порцию грубостей своего «озабоченного» босса. Звонок домой «оправдал» ожидания Бетти – Дон Гермес выходит из себя: по его мнению, дочь слишком задержалась. Привезет ли Армандо ее домой? Бетти не в курсе планов своего раздраженного шефа, но на всякий случай отвечает утвердительно. После подписания контракта она подходит к Армандо – не может же она уйти просто так, а вдруг она ему еще нужна? Но в Армандо вновь взыграл боевой дух – он решает еще раз попытаться подкатиться к Клаудии Элене. Поэтому Бетти ему тут явно «не в кассу». Ничуть не заботясь, а как, собственно, она доберется домой, он приказывает ей немедленно уйти. Расстроенная, Бетти уходит...

Но судьба в лице Марселы немедленно мстит за обиду Бетти – Армандо пойман, Марсела дозвонилась ему по мобильному телефону. Назревает скандал: как это он еще не дома. На этот раз Армандо решает смириться с неподатливой судьбой. Глубоко вздохнув, он уходит. Сидя в машине, Армандо во весь голос жалуется на судьбу: как он мог позволить уйти такой красотке?! Но Марио прав, признает «несчастный неудачник», он не должен связываться с женщиной из мира моды, лучше ему встречаться с красотками со стороны, никому неизвестными...Но где, черт возьми, он может встретить таких женщин? В этот самый момент он вдруг видит одинокую женскую фигуру, бредущую вдоль темной, пустынной улицы.

Да это Бетти! Он останавливает машину. Что она здесь делает? Да просто бедная девушка не смогла поймать здесь такси и решила пешком дойти до более оживленной улицы – авось, там ей повезет больше. Несмотря на свою горькую неудачу сегодня, Армандо все же не мог оставить ее одну, и предложил подвезти ее до дома. Обиженная его отношением Бетти не проявила особого энтузиазма, но после настойчивого приглашения все же села в машину. По дороге Армандо опять «запел» свою любимую песню – Бетти ТАК ему нужна, только она знает, как добиться успеха. Да уж, когда увивался за Клаудией Эленой, о Бетти не вспоминал... Наконец, Бетти дома, но здесь ее ждет еще один «мужчина ее жизни» - дон Гермес наорал на дочь, как она смела вернуться домой так поздно! Армандо тоже ждет разборка - Марсела осведомляется, кто же стал «последним завоеванием» ее неутомимого жениха? Но скандала не получилось – услышав в ответ на каверзный вопрос имя Бетти, Марсела смеется, она спрашивала его о «женщине», а не о Бетти. Бетти одна, в ее руках дневник. Она пишет признание: она так счастлива быть рядом с НИМ, он поверяет ей свои мысли, он готов встать за нее против всех. Но ей очень страшно – ведь она нужна ему для работы, а ей – ей он нужен, потому что она любит его...

На следующий день... Завтрак в семье Бетти прошел в «теплой обстановке» - дон Гермес сообщил, что его увольнение – дело самого ближайшего будущего, не сегодня-завтра его компания объявит о банкротстве. Бетти успокаивает отца – она получила повышение на работе и сможет взять на себя большую часть расходов для их семьи. Немного после она вспоминает о разговоре с представителем «RagTela» - и задумывается... Из задумчивости ее выводит Николас: если Бетти получила повышение, может быть, она сможет и его устроить в «Экомоду»? Мигел (представитель «RagTela») звонит Бетти, чтобы пригласть ее на ланч. Бетти соглашается... В кабинете Марселы разыгрывается трагикомедия –

Патрисия оповещает подругу о своем «трагическом финансовом положении». Как будто Марселу это сильно волнует! В это же время в кабинете Армандо другой разговор: босс упрашивает Марио быть щедрым и внимательным к Патрисии. Не приведи Господь, если она начнет шпионить для Даниэля! Н-да, они даже и не догадываются, что «поздно пить «Боржоми»... Ну, разговоры – разговорами, но пора и о работе подумать. Бетти и Армандо вместе обходят все банки, где у компании есть счета. Армандо просит Бетти поставить свою подпись на банковских документах. Служащий банка удостоверяет ее подпись – отныне она имеет полное право расписываться в банках, наравне с Армандо или Марио. На пути к «Экомоде» Бетти, пользуясь хорошим расположением духа своего босса, осмеливается предложить кандидатуру Николаса на должность уволенного Оларте.

Но Армандо сейчас не до того – он не может ничего решить на ходу. Пусть Бетти принесет ему резюме ее друга – он прочитает, подумает..., а дальше будет видно. Наконец-то Уродки дождались своего часа: они же просто обязаны узнать, как прошел коктейль. Впрочем, это не самое главное. А главное, это – обратили ли внимание боссы на то, как прекрасно выглядела Бетти. Девушка разочаровывает подружек – боссам нет дела до ее внешнего вида. Но это еще не все: сегодня у нее другие планы на ланч, им придется пойти без нее. Если она думала, что этим дело и ограничится, то Бетти совсем не знает своих подружек – ну не могут же они не узнать, с кем Бетти обедает! Увы, им пришлось уйти, ничего не узнав – когда это надо, Бетти хорошо хранит секреты.

Армандо ставит перед фактом Марселу и Уго: он хочет, чтобы в показе следующей коллекции принимала участие Клаудия Элена. Уговаривать Уго не надо – он всегда за то, чтобы прекрасные женщины участвовали в показах коллекций, лишь бы они подальше держались от него, любимого. А вот Марсела...Ей стало известно, что девушка тоже была на коктейле, более того, Армандо за ней увивался. Да что же это такое, Армандо издевается над своей невестой, что ли?! Патрисия, направляясь на ланч, вдруг видит картину, которая потрясла ее до глубины души: Мигел из «RagTela» подсаживает Бетти в свою машину. В это же время в офисе Армандо продолжаются разборки – Армандо сообщает Марселе, что они втроем, она, он и Марио, должны поехать по делам в США, и что вместо себя, на время отсутствия, он оставит Бетти. Уго и Марсела в панике – идея им явно не по душе. Но разве можно отговорить Армандо, если он что-то решил?!

В ресторане Мигел осведомился, знает ли кто-то еще, об их с Бетти совместном ланче? «Нет, не знает»,- ответила девушка. Но почему же все так таинственно, не преминула она задать вопрос. Ответ стал для нее неожиданностью: поскольку она имеет огромное влияние на Армандо, она может помочь «RagTela» с продажей аксессуаров для новой коллекции «Экомоды». Если ей удастся уговорить Армандо приобрести все, что требуется для коллекции, в «RagTela», то ее вознаграждение составит 80 тыс. дол. Бетти возмутилась – это непорядочно, нечестно, она ни за что не согласится! Кроме того, она не намерена рисковать своей работой ради такого грязного дела. Ответ его озадачил. Впрочем, удивление его долго не продлилось – скорее всего, он просто мало предложил. Что ж... все-таки пусть она подумает, он готов ей заплатить 10 % от суммы сделки. Негодуя, Бетти покинула ресторан. Но...предательские мысли никак не хотели покидать ее голову... Возвращение Бетти с ланча ознаменовалось шквалом вопросов со стороны Берты и Софии – они умирали от желания узнать, с кем же Бетти провела время?

Девушка все-таки не удовлетворила их любопытство. Что же им оставалось делать? Конечно, они решили, что Бетти была на свидании с таинственным Николасом, ее большой, но платонической Любовью. Ах, как бы им хотелось хоть одним бы глазком... Но нечего делать, придется ждать, пока Бетти сама не познакомит их. Да и кроме того, есть еще одна тема, о которой сама Бетти, похоже, забыла: она уже получила обещанную прибавку к зарплате? Нет, еще не получила. София возмутилась: Бетти сама должна немедленно напомнить об этом Армандо. Что за безобразие, в самом деле, два раза обещал, и до сих пор не сделал! Но Бетти не может, она не рискнет сама заговорить об этом. Ну, тогда она никогда не получит больше денег! Но, похоже, заговорить, для Бетти, неизмеримо страшнее.

К несчастью, именно в это время вторгается звонок от страдающей Хулии, мамы Бетти – ситуация на работе у Гермеса критическая... Армандо, Марио и Бетти собираются обсудить расходы на новую коллекцию – необходимо как-то ухитриться и сделать ее подешевле. Бетти должна подготовить список всех аксессуаров, включая цены на них. В этот список Бетти включила и образцы фирмы «RagTela». Армандо совсем не ожидал их там увидеть, так что Бетти пришлось придумать на ходу, что она просто забыла сообщить об этих образцах. А Мигель еще на коктейле предложил 10%-ную скидку на всю их продукцию. Но даже этого недостаточно для нужной Армандо суммы. Чтобы было совсем хорошо, нужно... Неблагодарная аудитория решительно прерывает полет фантазии пылкого босса – если он собирается еще снизить качество материалов, коллекцию лучше вообще не выпускать! Но Армандо слушает только себя – ему надо значительно понизить расходы на коллекцию, всякие глупости его не интересуют, а мнение Марио – тем более. Бетти должна сделать анализ предложенных цен на товары и выбрать самую дешевую фирму. Бетти отмечает две фирмы: «SanRemo» и «RagTela». Робко напомнив о 10-процентной скидке, девушка добивается такого нужного ей результата: Армандо велит ей немедленно договориться с Мигелем о встрече.

Квартира Патрисии удостоена «высокой чести» видеть… Даниэля. От новостей глаза у него лезут на лоб: Армандо САМ обошел с Бетти все банки? И она останется вместо него на время его деловой поездки?!!! Но следующая новость намного более интригующая: Бетти куда-то ездила с Мигелем? Звучит очень подозрительно...Впрочем, Патрисия осталась разочарована – Даниэля не интересуют отношения Бетти с кем бы то ни было, главное, знает ли об этих ее отношениях Армандо? Пати в этом усомнилась. Клик! Это именно то, что надо Даниэлю: он поручит Оларте выяснить, практикует ли «RagTela» взятки. Вот будет удача, если окажется, что Бетти состоит на подпольном «окладе» у Мигеля...

Но хватит о делах: Патрисия ведь очень красива. Ну и обязана Даниэлю за его молчание. Поэтому вечер окончился в постели...но не совсем. Как только «бесстрашная разведчица» решила, что поймала свою удачу «за хвост» и заговорила о более прочных отношениях, Даниэль не стал слушать развитие этой вечной темы и немедленно «сделал ноги». А обиженная красотка осталась оплакивать очередного несостоявшегося «принца». Бетти вернулась домой и увидела печальную картину: ее отец был пьян и безумно расстроен – его совершенно точно уволят в ближайшие дни. Николас тоже ждал девушку, и ей пришлось расстроить друга, ведь она не смогла устроить его на работу в «Экомоду». Кроме того. У нее к нему огромная просьба: не мог бы он держаться как можно дальше от «Экомоды», она сказала подружкам, что у нее с ним роман.

О Боже, Николас потрясен, а он и не заметил, когда это у них случился роман?! Бетти посоветовала ему не быть идиотом – она вовсе не собирается любить его. Она просто использует его имя для не в меру интересующихся ее личными делами, подружек. Ну и кроме того, девушка ведь описала его высоким, сильным, красивым, настоящим «Казановой», обладающим деньгами и властью – разве может она теперь предъявить настоящего Николаса Мора? Не преминула Бетти и рассказать другу о предложенной взятке. Это ведь может стать спасением для ее семьи. Кроме того, «RagTela» со своими ценами просто вне конкуренции, так что ничего страшного в этой взятке не будет. Нико не одобрил ее – взятку брать не стоит.

По дороге домой Марио предложил красотке Ауре-Марии подвезти ее до дома. Дорога домой оказалась неожиданно длинной и запутанной – они заехали в мотель... Наедине с дневником Бетти призналась, что могла бы взять деньги и не чувствовать себя виноватой, она же знает, как ее семья нуждается в этих деньгах. Но, сделав это, она предаст доверие Армандо. Но должна же она помочь отцу, при одном взгляде на которого у нее разрывается сердце! Значит, она должна выбрать между преданностью боссу и желанием помочь папе. Что ж, решение принято – она поможет отцу. Успокоившись, она заснула. Всю ночь ей снился целующий ее Армандо, но...настало утро и прервало сладкие грезы. Утром... Армандо просит Бетти как можно скорее назначить встречу с Мигелем, чтобы заключить договор. Тем временем в офисе Мигеля появляется Оларте, горящий «праведным» огнем, и искусно наведя разговор на «Экомоду», предпочитает слушать, а не говорить... Фреди страшно расстроен – он узнал, что Аура-Мария не ночевала дома, более того, она провела ночь с Кальдероном...

Ну как она могла?! Поздний приход друга отметил и Армандо. На его вопрос довольный «кот» ответил, что провел прекрасную ночь с Аурой-Марией. Распалясь, он уверял Армандо, что может провести ночь и с Бетти... Но тут его фантазия ощутила болезненный удар. Вовремя опомнившись, он согласился с Армандо, что не надо перебарщивать – с такой уродиной, как личная помощница босса, никакие отношения, кроме рабочих, невозможны. Марио, Армандо и Бетти встретились с Мигелем и Дианой из «RagTela», чтобы подписать сделку.

Диана страшно довольна – она не знает, как отблагодарить Армандо за то, что он решил все купить в их фирме. Но Армандо сегодня великодушен – это не его надо благодарить, а его помощницу, ведь это она включила среди других предложений список цен от «RagTela»... Куда бы провалиться, думала в этот момент Бетти, но Мигель и Диана вполне искренне ее поблагодарили. Но все-таки в душе у Армандо покоя нет. Едва ушли гости, он заперся с Марио: он чувствует, что со всеми этими экономиями новую коллекцию не ждет большой успех. А это чревато... Но, как ему кажется, он нашел выход из любой неблагоприятной ситуации: надо открыть компанию – фантом, от имени которой в случае чего, можно будет проворачивать все денежные операции. И которая сможет наложить арест на имущество и денежные средства «Экомоды», чтобы этого не сделали банки – то есть сможет оплатить долги «Экомоды», если таковые будут.

Но, поскольку это будет компания, в полную собственность которой, возможно, перейдет «Экомода», надо, чтобы ее основателем стал человек, который безоговорочно предан «Экомоде», чтобы у него не закралось даже мысли захватить себе фирму. Угадайте, кто первым возник в голове Армандо на эту роль? Правильно, его незаменимая помощница. Между тем, Мигель позвонил Бетти. Сделка заключена, и ее проценты составляют 87 тыс. дол. Как он может передать ей деньги? Бетти страшно – она позвонит ему попозже...

Сидя в кабинете Даниэля, Оларте позвонил Мигелю. Беседа не прошла даром – магнитофон аккуратно записал слова Мигеля, что благодаря Бетти была заключена сделка с «Экомодой» и что он намерен передать девушке комиссионные за ее хлопоты. Благословенно время ланча...Бетти в ресторанчике вместе с Уродками. Основная тема разговора – Аура-Мария и ее богатый бойфренд, которого ей удалось подцепить, и что девушка будет единственной, кто сумеет выбраться из бедности (если б они знали, КТО ее бойфренд, они бы так не радовались – слава Марио Кальдерона далеко его опережает). Аура-Мария не столь категорична – она считает, что скорее разбогатеет Бетти, она ведь единственная среди них с образованием, да еще ее босс совершенно определенно верит, что если надо, его помощница сумеет «пройти по воде».

София возмущена – Армандо не способен даже дать Бетти давно обещанную прибавку к зарплате, о каком богатстве речь?! Никогда Бетти не получит того, чего достойна! «Кто знает, что может случиться...» - философски замечает Беатрис. Но этот разговор напомнил ей об обещанных деньгах от Мигеля, и, забыв про подруг, девушка вся ушла в мечты о том, что она сможет иметь, когда станет богатой... Она приедет в «Экомоду» в роскошном «Мерседесе» с шофером (Фредди) за рулем. Она будет одета в черно-белый костюм от Шанель, в шикарной шляпе и огромных солнечных очках в стиле Бетт Дэвис. Она пригласит всех Уродок на ланч в клуб, и они все поедут в Мерседесе, уместившись в нем как по мановению волшебной палочке, как в старых фильмах, когда целая толпа могла влезть в одну машину без всяких проблем. Они обедают все вместе в клубе, и там к ним присоединяются Армандо и Марио, которые не знают, как подлизаться к Бетти. После ланча Армандо и Бетти прогуливаются по территории клуба, а в отдалении резвятся Уродки и Марио, который КУВЫРКАЕТСЯ! Бетти знакомит Армандо со своими родителями и Николасом.

Они организовали свою финансовую компанию, которая обслуживает крупные корпорации. Хулия при этом одета в костюм для тенниса, а папа и Нико – в костюмы для гольфа. Армандо приглашает Бетти поужинать вечером, но ... Дзынь! Как всегда, девушка очнулась, чтобы понять, что это был очередной прекрасный сон (особенно, видимо, в той части, где Марсела и Хуго были вежливы с Бетти)... Вернувшись с ланча, девушка немедленно слышит звонок. Это Мигел. Товары уже находятся на пути в «Экомоду», а он до сих пор не знает, как ему передать деньги Беатрис. Они поговорят через 10 минут, обещает девушка. Она перезванивает отцу и, не выдержав, рассказывает все о «RagTela». Гермес взбешен: как она могла даже подумать о том, чтобы совершить такую ужасную вещь – согласиться на взятку, даже чтобы помочь ему!!! Бетти счастлива – она отвечает, что это именно то, что она так надеялась услышать от отца. Теперь она спокойна, она не возьмет эти деньги. В «Экомоде» появляется Даниэль. Он готов на все, лишь бы открыть Армандо глаза на его помощницу и ее неблаговидное поведение. Армандо уже готов присоединиться к нему в зале заседаний, когда Бетти просит Армандо срочно с ним поговорить.

Откладывать нельзя, это очень срочно. Для Армандо Бетти явно стоит на первом месте – он задерживается, и Бетти выкладывает ему все о предложенной взятке. Ответить Армандо не успевает – в кабинет врывается Марсела. Ей очень интересно узнать, что или кто так задержал ее жениха, что он заставил ждать ее брата. Армандо выложил ей все, что ему рассказала Бетти. В это время в кабинет зашел Даниэль. Бетти вышла, чтобы дать им объясниться, и Даниэль включил кассету с записью беседы Оларте и Мигеля. Бетти из-за двери услышала запись. Ожидаемого скандала не получилось – Марсела огорчила брата: они обо всем уже знают от самой Беатрис.

Скандал получился другой – Армандо, как мог, так и наорал на Даниэля из-за пленки, с чего это ему так хочется отравить жизнь бедной девушке?! Не забыл он напомнить и то, что Оларте, во время работы в компании, неоднократно брал взятки. Потрясенные и раздраженные реакцией Армандо, Марсела и Даниэль поспешно ретировались из его кабинета. Немного успокоившись, Армандо видит Бетти. Она слышала весь скандал, чувствует себя просто отвратительно. Ей лучше уволиться. Армандо расстроился: она сделала абсолютно правильно, вовремя сообщив ему о взятке. Она не может уволиться, особенно сейчас, когда она так нужна ему. Все в порядке, он все понимает. Нет, возражает Бетти, она ведь должна была ему рассказать сразу, как только Мигель заговорил об этом, а она уже почти приняла деньги, они ей так нужны из-за проблем дома. Она ведь почти предала его семью и его самого, поэтому ей лучше уйти. Но Армандо не согласен – он полностью ей верит, но ведь она только человек, и у нее могут быть моменты слабости.

Он никогда не ждал, что она будет идеальна. Она человек, у которого могут быть слабости, но ведь она приняла правильное решение. Он ни за что не примет ее отставки. Он обнял девушку и помог ей вытереть слезы. Даниэль не преминул сообщить Марселе, что Армандо защищает Бетти куда сильнее, чем свою невесту. Если так пойдет и дальше, он сделает Бетти Президентом компании. Марсела иронически улыбается. Но червь сомнения уже давно грызет ее душу... Марио, узнав обо всем, говорит Армандо только одно: Бетти может быть страшна, как смертный грех, но если она отвергла взятку и хотела уволиться из-за того, что могла ее взять – она потрясающая, необыкновенная женщина! Армандо согласен с ним полностью (ну еще бы!), она своим поведением доказала, что именно Бетти должна основать поддельную фирму для поддержки «Экомоды».

0

4

часть 08
ОК, Экомода в руках у Бетти. Армандо и Марио стопроцентно убеждены, что от Бетти сюрпризов ждать не надо. И вдруг... телефонный звонок, Бетти в кабинете Армандо нет, зато есть зашедшая по делу Берта - и Армандо просит ее поднять трубку. Берта разговаривает несколько минут, кладет трубку, в эту минуту вбегает Бетти - и Берта радостно ей сообщает. что ей звонила ее Любовь - Николас. Армандо цепенеет, морда лица перекашивается.
Нет, он ее еще не любит, но уже дико ревнует. Марио рассказу Армандо поражен был еще больше - он был уверен на 200 процентов, что Бетти беззаветно любит босса. Но если дело не так. то надо, чтобы Бетти полюбила Армандо. Итак, план готов! Марио, Бетти и Армандо - с целью отдохнуть, конечно, три раза ХА - вечером после работы прутся в какой-то третьесортный бар (как сказала потом сама Бетти "Я уже поняла, что бывать с Вами в забегаловках и целоваться в темноте - непременное условие нашей любви" - но потом, потом...), где Марио старательно напаивает Армандо, объясняя обалдевшей от количества виски Бетти. что бедному ее боссу надо непременно расслабиться. Когда Бетти вскоре отлучается позвонить по телефону, Марио нетерпеливо вопрошает, вошел ли Армандо в нужную кондицию, чтобы поцеловать своего монстрика, кажется ли она ему уже красивой. На что получает ответ, что бар уже прекрасен, музыка прекрасна, официант прекрасен, даже Марио прекрасен - но Бетти как была страшилищем, так и осталась. Но Марио непреклонен - он уходит из бара, сделав страшные глаза с приказом поцеловать Бетти.
Армандо, немного еще приняв на грудь для храбрости, начинает признаваться Бетти в любви. Бетти отнюдь не была дурой - и смотрелась в зеркало - поэтому решила, что все,что она слышит - плод его воспаленного виски мозга. И падать в его объятия она не поспешила. Но он все-таки поцеловал ее, превозмогая отвращение (и это ему неожиданно понравилось, во всяком случае, отрываться от ее губ он не спешил).
Оторвалась от его губ Бетти - она просто потеряла сознание. А придя в себя - сбежала от босса, бросив его одного. Не скажу, что Армандо это обрадовало. Придя домой к Марселе. он впервые не дал себя поцеловать... На следующий день Бетти сделала вид, что ничего не помнит. Армандо чувствовал себя полным идиотом. И опять на помощь пришел Марио, приказав Армандо (отыгрался на Армандо за Патрисию - что она ему устроила, вы еще скоро увидите) отвезти девушку домой, поцеловать ее, и при этом не напиваться - иначе Бетти просто не поверит в его любовь. Армандо пришел в ужас - он не сможет ее поцеловать без виски.
В ответ на это Марио дал другу фотографию одной из самых красивых женщин Колумбии - модели Адрианы Арболеда. В нужный момент Армандо должен был посмотреть на фотку - и целовать Бетти, представляя себе Адрианиту. Свидание было горько-комедийным. Смешно, но Армандо не мог целовать Бетти ровно до того момента, пока не начал это делать. Грустно - он говорил ей красивые слова, и девушка начала верить, он дарил ей звезды и месяц - она смотрела в окно - а он - на фотку Адрианы. Потом он вернулся домой к Марселе - и снова не дал ей себя поцеловать - сначала ушел чистить зубы - ну не мог он целовать Марселу сразу после поцелуев Бетти. Но и целуя ее потом - ни на миг не прекращал думать о Бетти. И с этой ночи Марсела поняла - что-то происходит. Но вот с кем? С кем?
Следующее свидание прошло в стиле "Джеймс Бонд в действии". Марсела уверена, что у Армандо кто-то появился - потому "сделала стойку". Случайно услышав, как Армандо говорил Марио что-то ...не могу, как ты не понимаешь, это... и увидев Марселу, проговорил что-то явно не из той оперы (вообще, бедняга, начав встречаться с Бетти, явно растерял свою сноровку в обмане невесты). Короче, придя к заключению, что Армандо хочет сбежать на свидание, она решила разрушить его планы. Он сказал, что собирается на коктейль к человеку, которого она не терпит? Прекрасно! Сказав, что она туда не пойдет, Марсела там появляется. Армандо же, решив, что для обеспечения алиби, необходимо там появиться хоть на 10 минут. забирает Бетти с работы, отвозит ее в очередную темную дыру под названием бар (дискотека) - и убегает на коктейль, наказав Бетти его дождаться. И там его подкарауливает Марсела. И Армандо, и Марио в легкой панике. Но Марио помогает Армандо выпутаться, и тот успевает в бар к теряющей надежду Бетти. Разговор, поцелуи - и луч прожектора выхватывает их из мрака. Их объявляют лучшей парой вечера, и они должны что-то вместе спеть. Лицо Армандо представить сможете? Так вот. все, что вы представили, но умножьте это на 100 - получите его видок.
После Бетти он к Марселе уже не пошел. На следующее утро Бетти решила сделать ему приятное - положила ему на стол стихотворение. Он его не заметил - зато заметила Марсела. Скандал, кошмар, громы и молнии. Марсела обрушилась на Армандо, Армандо - на Бетти. Правда, подписано стихотворение было не именем Бетти, а именем давно умершей поэтессы. Поэтому Марсела так и не поняла, кто же положил Армандо стих.
А Бетти объявила Армандо, что прекращает с ним всякие отношения, кроме деловых. Шок, споры - Армандо хотел все прекратить, ему было тяжко все это продолжать, но Марио бдил - и Армандо поехал к Бетти домой. После долгих уговоров не далеко от родного дома, она его простила и разрешила уговорить себя на продолжение "любви". И в этот момент на машину обрушились ее соседи во главе с Романом. Они стали насмехаться над Бетти, называя ее "ужасом микрорайона, да что там, всего города, всей страны". И тут Армандо забыл обо всем. Драться за Бетти ему предстоит еще не раз. Это был первый. Впервые его чувства по отношению к ней вылезли наружу - он и сам не понял, что произошло. Ярость там была просто жуткой - отделал он ее обидчиков так, что они еле убрались с места. К финалу подоспел пошедший искать Бетти дон Гермес, вдвоем они окончательно прогнали идиотов, посмевших неодобрительно отозваться о Бетти. Армандо довез Бетти и ее папу домой - и поехал к Марселе лечиться, опять ощущая себя полным идиотом. Для него это было ощутимым шоком - так выйти из себя, и из-за кого? Из-за Бетти?
Да, еще не написала про "окучивание". Где-то между свиданиями Марио притаскивает в офис целый мешок с открытками, подарочками, конфетками-шоколадками и т.д. Объясняя Армандо, что он должен каждое утро класть по открытке с подарочком на стол Бетти - тем более в те дни, когда они не встречаются вечером - или не встречались накануне… Вот этот вот мешок вместе с письмом Марио потом Бетти и найдет.
А после разборки с соседями Бетти она в первый раз решает измениться. И вот что понравилось лично мне - и было очень правдоподобным - она не знает, как это сделать. Она идет в хороший, стильный магазин, подбирает себе нормальное платье, идет его мерить... и видит красотку с хорошей фигурой, примеряющую точно такое же платье. Та его берет - и Бетти, приложив его к себе, вешает на место. На лице написано все - и то, что это платье не для нее, и то, что с такой вот рожей не следует лезть выше себя и т.д. И идет меняться - в знакомый магазин маминой подруги, менять прическу - в свою бедную парикмахерскую. В результате, придя на работу, она выглядит - мама не горюй! Раз в сто хуже, чем перед тем (бедные гримеры... ) Но это так правдиво.
Бедные подруги, не знают, как ей сказать, чтоб сняла с себя все, что нацепила, включая прическу. Бедный Армандо - он в ужасе, но тоже не знает, что делать... Положение спасает... Даниэль, заглянувший на огонек. Со своим обычным апломбом он высказывает Бетти все, что думает о ее преображении. Это слышит Армандо. Если б Бетти его не держала с силой всем своим телом - быть бы Даниэлю размазанным по стене. Сам Армандо может думать о Бетти все, что хочет - но когда он слышит это от других - его как подменяют, перестает себя контролировать полностью. В общем, Бетти возвратилась в прежний облик.
Потом показали еще одно свидание, опять где-то в баре, но тут уже Бетти полностью знает, что хочет от Армандо - а хочет она постели. А вслед за тем ее День Рождения - и первая ночь... На этом период "окучивания" закончился. И начался другой - охотник стал дичью.
Итак, вслед за последним описанным свиданием с Бетти Армандо поехал домой к Марселе - и на все её упреки и ревность постарался ответить единственным доступным ему и прежде безотказным способом - переспал с ней. Как ни странно, Марселу это не убедило, наоборот, она отчего-то уверена, что у Армандо есть другая...
На следующий день на голову ничего не подозревающего героя обрушился день рождения его возлюбленной дурнушки. То есть он об этом не знал - забыл. Уродки ее поздравили.
Он ее поцеловал при всех в лобик, Марио крепко от души чмокнул в щеку, и оба ушли в кабинет, где Марио прочистил мозги Армандо мама не горюй - за все хорошее, и особенно за то, что тот, как идиот, забыл о таком важном дне. Где его профессионализм, как Бетти поверит в его любовь? Друзья предприняли пожарные меры. Марио позвонил в магазин заказать для Бетти подарок, одновременно объяснив одуревшему другу, что настоящим подарком для Бетти должна стать "ночь любви". Армандо долго и громко сопротивлялся, начиная с того, что "Марсела меня сегодня ждет пораньше", продолжая, что он не сможет вообще этого сделать. И, наконец, вылезла самая главная причина - он не может хладнокровно положить ее в постель (Армандо уверен, что она девушка еще), а потом бросить, как ни в чем не бывало. На что Марио сообщает, что Армандо совсем рехнулся - Бетти должна стать его постоянной любовницей, о каком "бросить" он вообще говорит? В общем, кое-как уговорив Армандо, Марио потопал получать подарок и писать открытку (я упоминала, что до сих пор все любовные открытки пишет Марио, а Армандо переписывает их своей рукой?). Армандо же остался придумывать предлог для Марселы. Но думать особенно и не пришлось - он пригласил Бетти на свидание, Бетти позвонила домой отпроситься, сказав, что идет отмечать ДР с подругами, а Николас возьми и брякни папаше, что Бетти сегодня придет поздно. В результате - мама позвонила подругам, пригласила их домой - и Бетти пришлось сказать Армандо о вечере в ее доме. Армандо чуть было не обрадовался отсрочке казни - но Бетти, которой Аура -Мария перед тем основательно промыла мозги, ни в какую не согласилась перенести свидание, только отодвинуть его на более поздний час. Поэтому Армандо с легкой душой заявил Марселе, что едет на День рождения к Бетти.
Марсела не поверила. Тем более не поверила Пати - они взяли машину на прокат и поехали следить за Армандо.
В общем, на Дне рождения было не плохо. Армандо тоже туда зашел. И все было для него грустно до той минуты, когда к дому Бетти подгреб Николас с музыкантами, серенаду спеть (он же как бы ее жених, вот и расстарался, чтобы подруги поверили). Услышав серенаду, Армандо слегка озверел, и вечер для него явно "перестал быть томным".
Короче, подруги ушли, папа напился, мама его уложила. На следивших из машины Марси и Пати напали все те же соседи Бетти и пока шли разборки - Бетти с Армандо сбежали на свиданку. Позвонив по телефону Марио, Армандо получил адрес отеля, и поехал туда с Бетти.
Едва войдя в номер, Бетти кинулась в ванную. Армандо для храбрости тяпнул немного, позвонил Марио - тот сказал, что "Москва за нами" и посоветовал глянуть на фотку Адрианиты Арболеда и убрать свет. Армандо все это проделал, но когда Бетти вышла, наконец, и подошла к нему, он не выдержал. Просто сказал ей, что не может. Диалог, а вернее, покаянный монолог Бетти был тяжелым. Странно! Но после ее слов, что она и так счастлива и все равно знала, что ничего не будет, что-то в нем изменилось. И он вдруг, неожиданно даже для себя, начал убеждать девушку, что она не так его поняла. И на самом деле он просто страшно боится ее обидеть, но любит, хочет и т.д. И наконец, опустил ее на постель. Дотянувшись до последней включенной лампочки, она выключила свет.
Проснулась она уже в середине ночи. Разбудила Армандо. Потрясенное его лицо было красноречивее всяких слов. Смотрел он на Бетти тоже по-другому. Они вместе вышли из номера, сели в машину. Она прижалась к нему - и он уже не спешил отодвинуться. Что-то переменилось - только он еще понял, что. Отвез домой - но перед тем, как отпустить ее, не удержался и спросил - кто был первым ее мужчиной? Нет, Бетти еще не созрела, чтобы назвать имя. Да и его пока интересовало одно - не был ли это Николас Мора? Бетти это предположение отвергла. Армандо успокоился и, прижав ее к себе (сам, в первый раз), отпустил домой. Бетти еще успела спросить - поедет ли дон Армандо к донье Марселе? И, услышав, что ни в коем случае не поедет, вышла из машины. Армандо не сорвался с места уехать, как раньше, едва она подошла к крыльцу - следил за ней глазами, пока она не скрылась за дверью.
Поехал к себе домой. А там ждала засада - Марсела, не дозвонившись Армандо, нигде его не найдя, приехала его ждать, чтобы убедиться, что все в порядке. Состояние духа ее любимого оставляло желать много лучшего - он чуть не прогнал ее из квартиры - но все же оставил. Оправдался кое-как - дела, мол, заботы, устал. Марсела решила вылечить его проблемы и усталость...постелью. Но в первый раз за все время, что они вместе, Армандо отказался от нее. Пробормотав что-то о желании спать, подарив ей взгляд, который объяснил бы самой тупой женщине, что дело вовсе не в усталости - он просто лег спать. И все...

0

5

часть 09
Пока Армандо отдыхал вне объятий будущей супруги, Бетти доверила свое счастье дневнику (она, кстати, так явно его все время писала, что я ждала, когда же он "выстрелит". Выстрелил, слава Б-гу, не в подружек-болтушек - в маму и в Армандо, уже в конце, а то я все боялась, какое шоу устроит эта команда сплетниц - ну не люблю я их, мешали они мне весь сериал).
Утром Бетти пришла на работу - и тут как раз подъехал шеф с шефиней на машине. На лице Бетти эмоций не отразилось - она ж не дурочка, что все показывать. Зато у Армандо на лице столько выразилось, что если б Марсела не была так зла, а взглянула б на жениха - сразу бы поняла, кто украсил ее рогами. Но все вошли в здание, включая и Ауру-Марию.
Едва войдя в кабинет и оставшись наедине с Бетти, Армандо бросился ей объяснять, почему они приехали с Марселой в одной машине, то, что он с ней не спал и т.д. Бетти перебила, сказав, что объяснения ей не нужны. Сразу взвинтившись, Армандо заявил, что ОН хочет, чтобы она знала правду. Бетти таинственно улыбнулась и ушла к себе, закрыв дверь. Лишь там, привалившись к стене, она дала себе волю: "Он мой, он только мой!"
А тут и Марио подоспел, горя "чистым и незамутненным" желанием узнать подробности ночи с "монстриком". И...встретил другого Армандо. Который смотрел на него ошеломленным взглядом и не желал сообщать подробности (а раньше они всем делились друг с другом, даже по поводу Марселы). Обалдевший Марио, устав от бесконечного "не знаю", которое только и выдавливал из себя Армандо в ответ на все вопросы, наконец спросил что-то вроде: "Она что, настолько горячая и страстная, что ты голову потерял?" В ответ услышал, что она... нежная. С выражением лица Иова, увидевшего кита, Марио, совершенно одурев, переспросил "Нежная??? А ты?"
На этот вопрос ответила Бетти, делившаяся переживаниями с Аурой-Марией. ОН тоже был нежным (Николас Мора, конечно - для конспирации), поэтому Бетти поняла, что он ее любит.
Марио уже молча слушал поток бессвязной речи, которая наконец прорвалась у Армандо, только вместо подробностей получил признание, что Бетти очень дорога его другу - и любить ее - не преступление. Увидев скептическую усмешку на лице друга, Армандо озверел слегонца и приготовился набить тому морду - но смягчился, услышав вполне человеческое, что все это нормально, конечно, просто от Армандо такое звучит впервые...
В это же время Марсела делится страданиями с Пати - у Армандо есть другая. И не просто другая, как раньше - Марсела точно знает, что ее Армандо влюбился по-настоящему...
В общем, Армандо вернулся к себе, пошел к Бетти - и застал оживленные советы Ауры-Марии Бетти на тему, как привязать к себе жениха, когда и сколько следует с ним спать - и т.д. Все! Хорошее настроение Армандо слизало. И вышедшей Бетти он едва не устроил легкий скандальчик - его спас Хуго, заявивший, что у него готова коллекция к показу. Армандо это ошеломило - он совсем забыл про коллекцию. Пришлось всех собирать на Совет. Пришла и Ката. И вот в этом зале заседаний, в присутствии Бетти, все начали обсуждать свадьбу Армандо и Марселы. Сказать, что Армандо плохо себя чувствовал - ничего не сказать. Марсела поняла, что ее жених вообще не хочет ничего обсуждать, окрысилась, заявила, что пойдет позовет на просмотр брата. А после ее ухода, Ката пристала к Армандо с увещеваниями обратить на свадьбу побольше внимания - времени осталось не очень много. Армандо молчал - и все время разговора не отпускал глазами глаз Бетти. А Марио наблюдал за обоими...
Вернувшись в кабинет, Армандо еле удержался, чтобы что-нибудь не разбить. Марио точно понял его состояние - и предложил ему отменить свадьбу, если он так уж не хочет расстраивать Бетти. Армандо согласился - он отменит свадьбу. Нет (ну конечно нет), это не из-за Бетти, просто... Что просто, он и сам не знал...
В кабинет зашла Марсела - и началась ругань. Впервые Бетти услышала от Марселы, что та сама отменяет свадьбу - она понимает, почему этого не делает Армандо - он просто запутался, он не знает, что ему делать, ТА ЖЕНЩИНА его просто околдовала... Бетти в ужасе... Но слова Марси услышал и Даниэль - и обрадовался. Предложил Армандо разойтись с его сестрой - и разделить фирму. Армандо в ужасе - фирмы же нет! Рассказывает об этом Марио - что ж, слышит он в ответ, надо забыть об отмене свадьбы, помириться с Марселой - и уговорить Бетти, что Армандо отменит свадьбу после следующего Совета Директоров. А на самом деле - ничего не отменять, а жениться на Марселе, оставив Бетти любовницей. После внутренней борьбы Армандо соглашается (вроде бы...) - и назначает сразу два свидания на вечер - чтобы поговорить с обеими "женщинами своей жизни".
Итак, вечер. Армандо повез домой Бетти. Естественно, остановил машину - и начал обрабатывать на предмет "я не женюсь ни на ком". Бетти попыталась еще раз разорвать отношения - но как тут рвать, когда уже Армандо тянет к ней гораздо больше, чем она себе могла представить? Целует и целует - ей приходится первой прерывать теперь поцелуи. Уговорил. Бетти только пожаловалась, что актриса из нее никакая. Вряд ли сможет бесстрастно наблюдать за приготовлениями к свадьбе и не сорваться. А все приготовления надо продолжать - чтобы Марсела ни о чем не догадалась. Армандо все же ее успокоил - он будет рядом, и вместе они все преодолеют. Какая девушка не поверит? Последним вопросом Бетти было, собирается ли Армандо на ней жениться после отмены свадьбы? Услышав в ответ, что он над этим уже думал и считает, что это будет правильным, девушка совсем успокоилась. И Армандо, доставив ее пред очи родителей, поехал возносить на небеса следующую жертву.
По дороге позвонил Марио. Сказал, что все уладил, Марио начал спрашивать, как именно тому удалось уговорить Бетти поверить в такую явную ахинею (да потому что сам Армандо в это поверил...). Только вот одно беспокоит Армандо - после отмены свадьбы он пообещал жениться на Бетти. Как к этому отнесутся его родители? Ты что, с катушек слетел? Ты поверил в отмену свадьбы - услышал он голос друга - да Даниэль тебя живьем изжарит! В какой-то момент, уловив что-то в голосе Армандо, Марио ехидно поинтересовался - они что, много целовались? Да, много, услышал он голос Армандо. А на фотку Адрианы Арболеды Армандо посмотрел? У бедного Армандо чуть руль из рук не выпал - он напрочь забыл о "допинге". Потрясение было так велико, что он не сразу вспомнил -где именно была эта фотка. И пришлось признаться, что он даже не знал, что у него есть фотка. Что происходит, Армандо? - услышал он голос из мобильника - ты целуешься с ней ПРОСТО ТАК? Тебе что, понравилось? На этот вопрос отвечать было слишком страшно - и Армандо просто буркнул что-то и дал отбой.
Дома Марсела уже не верит, что у нее есть будущее с Армандо. Так она и говорит позвонившей Пати - мол, забудь про нашу свадьбу. Ничего не будет. И тут появляется Армандо. Его проход от лифта в ее спальню - это песня. "Зачем я здесь?" - вопрос написан на его лбу еще крупнее, чем когда бы то ни было, была написана любовь Бетти к шефу на ее лбу.
Но он уже вступил на свой тернистый путь - и отступать нельзя. Их разговор - разговор двух людей, каждый из которых не верит другому ни на грош - тоже особая статья. Наконец, Армандо кое-как уверяет Марселу, что женится на ней именно тогда и именно там, где они и планировали. Марсела очень хочет ему верить - и прощает его. Только просит отменить свадьбу, если он поймет, что не в состоянии жениться. "Потому что если ты женишься на мне без любви - это будет самая большая трагедия в моей жизни после гибели родителей". Жалость на мгновение мелькает на лице Армандо - но взять свое обещание назад он пока не в силах - грозный признак ее брата висит над ним, как топор (ах, если б знал Даниэль, пытающийся защитить сестру от несчастья, какую муку он ей приносит своим поведением).
Итак, они мирятся. Марсела, естественно, ждет, что, как и раньше, все их разногласия унесет секс - но начавший ее целовать Армандо вдруг отрывается - и снова пробормотав что-то про усталось, поворачивается на бок и "засыпает". Ошеломленная Марсела залезает к нему в карман - и достает фотку Адрианы Арболеда...
Следующий день был растянут на несколько серий - и был очень насыщенным. К влетевшей и очень деятельной Марселе подскочила не менее бурная Пати - она-де не заснула всю ночь, переживая за подругу. Отказы не принимаются. Разъяренная Марсела потащила ее к себе в кабинет - и там обмякла. У Армандо есть другая, она крадет его прямо из ее постели. Она даже знает - кто это - Адриана Аррболеда (кстати, я не писала - это реально живущая модель - сыграла немаленькую роль в сериале). Только не знает, что ей делать. Он женится на ней по расчету - она уверена. Он просто боится скандала, связанного с отменой свадьбы. Пати (все ей прощаю за такую способность дружить!) отметает отчаяние Марселы как класс. Она что, с ума сошла? Она на себя в зеркало смотрела? Да она должна не сдаваться, никакая модель с ней рядом не стояла. А она, Пати, найдет эту модельку - и все волосы ей повыдергает. И вообще, вперед Марсела!
Марсела остается страдать. А Пати занимает свой пост (кстати ,стол Патрисии был прямо на этаже недалеко от лифта - и она видела всех входящих – выходящих -проходящих). Она будет внимательно смотреть вокруг, чтобы ничего не пропустить.
Из своего кабинета, прямо к беседующим Армандо и Марио выходит Бетти. Сияя всем лицом, она сначала здоровается с Армандо, не замечая Марио. Марио с интересом вглядывается в ее знакомое - и такое вдруг незнакомое лицо. Армандо просит ее позвать в зал заседаний Инес - они будут разбираться с тканями для новой коллекции. Бетти вдруг спохватывается и здоровается с Марио. Он отвечает и поворачивается к Армандо. Застывает на миг - у того лицо светится еще ярче, чем у его дурнушки. Бетти вышла - Армандо, до этого забывший обо всем на свете, ловит взгляд друга - и силой гасит сияние на своем лице. У Марио хватает такта промолчать... Но подробности вчерашней ночи он хочет знать - иначе как он напишет ей открытку? Армандо как-то отбрехивается - Марио что-нибудь наскребет для вдохновения... Написав открытку и положив ее на стол Бетти, Марио требует у Армандо фото Адрианы назад, раз он уже не нуждается в допинге для отношений с Бетти (Какой там, нафиг, допинг?) Не желая признаваться сразу, что ему это фото по барабану, Армандо чего-то там мяукнул по поводу Адрианы, но отдал его Марио. Марио великодушно позволил другу попрощаться с "такой красотой". Армандо начал объясняться в любви фотке - и в это время за его спиной возникла Бетти. Прослушав признание в любви, она сообщила, что Инес сейчас придет. Фотка вылетела из рук босса - Марио ее подхватил.
Не глянув на друзей, прекратившая сиять Бетти зашла к себе. "Поосторожнее с платонической любовью" - прокомментировал Марио - и убрался от греха подальше - в зал заседаний. Туда же пришел и Армандо. Бетти, зашедшая в свой кабинет едва ли не в истерике, увидела открытку, прочитала - и в мир возвратились краски. Он меня любит - обрадовалась девушка и, захватив свое вооружение (калькулятор, бумагу и ручку), поспешила в конференц-зал.
Там уже были Армандо, Марио и Инес. Ждали только ее. Бетти села, посмотрела на Армандо - ну как дать ему знать. что она больше не сердится, что ей понравилась его открытка? Она просто подмигнула ему. Нет, она не ждала от него сейчас ответа. Но Армандо, разом просветлев от ее счастливого лица, не удержался и, кинув быстрый взгляд вокруг (никто не видит?), вернул ей улыбку вместе с подмигиванием. Но разве от Марио что-то скроешь? Его острый взгляд серьезнел все больше...
Обсуждение тканей шло полным ходом, как вдруг зазвонил телефон. Бетти ответила - Хуго требовал к телефону Армандо. Выполняя приказ шефа не отрывать его, Бетти ответила, что Армандо... сейчас... ну никак - и вдруг застыла, услышав, что к Хуго пришла... Адриана Арболеда, и ей нужно срочно увидеться с Армандо. Молчание Бетти проникло в сугубо деловой настрой Армандо. Он поинтересовался, что происходит - и узнав, в чем дело, тут же сказал, что примет Адриану немедленно. Марио, Бетти и Инес сами тут могут продолжить. И ушел. Для Бетти померк свет. Когда она переспросила Инес в третий раз один и тот же вопрос - Марио уже не сомневался, что происходит. И тут Бетти попросила перерыв. Конечно, те двое согласились. Только вот Марио выглядел человеком, срочно желавшим задушить друга...
В кабинете Армандо радушно приняо Адриану. У нее была просьба - ей нужен был на несколько дней Хуго, помочь с показом мод. Не согласится ли Армандо его ей "одолжить"? Даже странно - Армандо держался в деловых рамках, согласился не сразу. Да конечно, он на нее смотрел - но поведение совсем не было похоже на его поведение с Клаудией Еленой на вечере в РагТела (IT Collection, помните?). На ее предложение он согласился не раньше, чем она пообещала пригласить его и Марселу на показ. Разговор был очень мил. Но были два обстоятельства, которые несколько нарушили гармонию. Одно - Марсела, которой Пати доложила о прибытии "соперницы". Ворвавшись в кабинет и устроив недоумевающей Адриане хамскую сцену ревности, она потом рванула к Хуго - с требованием выгнать "любовницу Армандо". Второе - Бетти. Она тоже то и дело возникала в кабинете, то якобы по делу, то чтобы принести кофе-чай-воду, то якобы забыв что-то. Если с Марселой Армандо держался, так как понял причину, то с Бетти он ничего не понял (тупой!!!) - и наорал на нее, требуя уйти и дать ему поговорить с гостьей.Бетти вышла белая, как мел.
В это мгновение из соседней двери появился Марио. Он мгновенно оценил обстановку. Не известно, что бы он предпринял, если бы через секунду дверь не открылась и не появились Армандо с Адрианой. Адриана ушла обратно к Хуго - где встретилась с разъяренной Марселой и удивленным Хуго. И наконец, выплюнув ему свои подозрения, Марсела получила ответ - Адрианы здесь не было около двух месяцев, да и вообще она замужем и только вернулась с медового месяца. Что, Марсела сдурела? Присмиревшая Марси извинилась перед девушкой - и утащила все еще негодующую Пати.
Бетти не была столь счастлива - и про замужество Адри не узнала. Вошедший в зал Армандо вообще не нашел там Бетти. Вместо этого его подхватил за белы руки Марио - и уволок в другой кабинет. Что Армандо сделал бедной девочке, что на Бетти лица не было? Армандо рассказал, как она ему мешала, было неудобно перед гостьей. И что только на Бетти нашло? Марио посмотрел на него, как на душевнобольного (недалеко от истины, в общем): Армандо, часом, не задумался, что Бетти может ревновать? Почему Армандо, признававшему, что его могут ревновать все вокруг, эта мысль по отношению к Бетти показалась абсолютно свежей? Он даже и не представлял себе, что она может так оценить его деловой разговор! И вот как теперь с ней помириться? А сделать это необходимо. И совсем не по "нужным причинам". Хорошее настроение ушло от Армандо вмиг.
Бетти возвратилась в зал - он хотел с ней поговорить, увел ее в другой кабинет, начал что-то объяснять - нет времени, сказала его кроткая овечка. И ее вообще не интересуют его объяснения. И села на место, оставив его переваривать то, что сейчас произошло... Едва закончив все записи, она заявила, что часа через два все подсчитает и предоставит предварительную смету расходов на коллекцию. И скрылась у себя за дверью. Оставив ошеломленного Армандо смотреть на эту самую дверь...

0

6

часть 10
Итак, Бетти сидит надувшаяся, два друга соображают, что им делать дальше (или работают), Марсела, успокоившись в отношении Адрианы, пытается дедуктивным методом вычислить любовницу жениха. Как женщины вычисляют правду? Звонят по подругам. Именно это проделала Марсела - и ошеломленно сообщила Пати, что ничего не помогло - никто не видел Армандо с женщиной. Вообще. В это время мимо них проходит Бетти - и Марсела, убежденная, что Бетти работает сводницей для Армандо по совместительству, что-то ей резкое пытается вякнуть. И тут Пати впервые проявляет недюженный ум - она советует Марселе заткнуться и относиться к Бетти нежно и ласково. «Почему?» - вскипает Марсела. «Потому что Бетти - единственная, кто может назвать тебе его любовницу». Доходит этот аргумент до Марселы только на следующий день...
Бетти снова в своем кабинете. А в Экомоде засветило солнышко - пришла Ката. Не просто так пришла - принесла приглашения на выставку работ Пикассо, которая открылась в Художественном музее. Приглашения на всех - и Команда Уродок их получила, и руководящий состав, и Бетти, конечно. Видимо, музеи в Колумбии-привилегия богатых - Уродки потрясены приглашениями, глаза Бетти, которой Ката занесла приглашение в кабинет, становятся огромными и сияющими: "Я могу туда пойти? Это для меня?" (учитывая цены на вход в музеи в Канаде, верю в радость Бетти на 100% ) Правда, радость уродок меркнет, когда они узнают, что Пикассо - это не ДиДжей...Бетти же, оказывается, очень любит этого художника, и даже мечтать не смела...
Армандо даже не обещает пойти - у него, как всегда, дел по горло. Ни Марсела, ни Пати туда тоже не собираются. Марсела входит в кабинет, отдать Армандо свой список необходимого для будущей коллекции, плюс сообщить, что в Майами все готово для открытия магазина, и им троим необходимо туда поехать, чтобы все согласовать в последний раз - и видит трио, о чем-то беседующее. Шлепает на стол папку, сообщает о магазине, Армандо привычно соглашается и велит Бетти заказать три билета и номера в гостинице, Бетти опять останется на хозяйстве. Марсела поворачивается, чтобы уйти - Армандо окликает ее. "Что?" она рявкает таким тоном, что даже привычному Армандо становится неловко перед зрителями. Он задает какой-то вопрос - она огрызается и вылетает из кабинета (вообще, в этих сериях мне все хотелось подарить ей метлу - как Гарри Поттеру - для пущего эффекта). Бетти встает с места, забирает папку, направляясь к себе для последних подсчетов, Армандо окликает ее тоже: "Беатрис!" Бетти оборачивается и с интонацией Марселы "ЧТО?". Армандо дергается: "Да что с вами сегодня? Не фирма, а клетка с тиграми!" Бетти извиняется - и скрывается за дверью, сообщив, что через полчаса все сделает.
Марио берет Армандо "за шкирку" и тащит в соседний зал на переговоры. -Бетти необходимо успокоить. Поезжай с ней. -Ты что, с ума сошел? Да Марсела же меня загрызет. - И что? Сейчас главное - это Бетти. Что-то Армандо боится к ней приближаться... Но идет в кабинет, ждать ее. Подсчеты Бетти завершила. И в это время ей звонят подруги - они уже выходят в музей. Как Бетти? Она уже идет, и пусть дон Армандо ляжет на ее пороге - она здесь больше ни минуты не задержится! Она выходит и отдает смету Армандо. Чудовищная цифра пугает друзей. Они пытаются поговорить с Бетти - но она не расположена к разговорам. Буркнув "Завтра" она идет к двери. Неизвестно, чтобы сказал еще Армандо, но тут входит Марсела - и Бетти смывается. Марсела все так же разъярена, но пытается уже помириться. В конце концов, Армандо обреченно ей обещает все здесь закончить, заехать домой собрать вещи - и скоро к ней приехать. Она, окрыленная, уходит - как у Марио хватило сил не прибить Армандо, не понятно. Армандо что, дурак? Он же должен помириться с Бетти. «Завтра,» - отвечает нервный Армандо (потому что если сегодня он пойдет за Бетти, то до Марселы вообще не доедет... - написано на его лице). Какое завтра??? -Марио в шоке - они завтра уезжают. Когда он успеет помириться? И оставить Бетти Николасу на неделю??? Совершенно измученный Армандо сдается - хорошо, он поедет за Бетти. Вроде она в музей собиралась.
Уродки, Ката, Хуго и Бетти в музее. Оказывается, Бетти знакома с творческой и личной жизнью Пикассо не хуже Хуго и Каты. Экскурсию они проводят втроем. Хуго даже снисходит до одобрения Бетти. В это время, позвонив по телефону Марси и сказав, что часа на два заглянет в музей, Армандо появляется пред светлые очи любимых сотрудников. Поскольку все свои реплики он подает, не отрывая взгляда от затылка Беатрис (которая именно в этот момент решила перечислить любовниц Пикассо и сообщить, что он их всех любил - прямо как дон Армандо - нет, последнее она не произнесла, но все поняли правильно), и вообще, не ведет себя адекватно, Бетти понимает, что добром это не кончится - и отстает от подруг. Армандо немедленно назначает ей свидание на другом этаже. Бетти подходит к Сандре и прощается, говоря, что она нужна дону Армандо. Никто даже не шелохнулся - уже вся Богота знает, что Бетти нужна Армандо 24 часа в сутки - правда, любовь как причина в голову никому не приходит.
Итак. Бетти встречается с Армандо между картиной с апельсином и натюрмортом. Он просит ее поехать с ним. Нет - слышит в ответ. Она от него отходит - он несется за ней (у него еще не раз будет шанс установить мировой рекорд по догонянию Бетти).
А в это время... в музее появляются Марси и Пати, которую Марсела вытащила из дома. Марси не сомневается, что музей - это предлог. И на самом деле Армандо просто сбежал, чтобы попрощаться с любимой перед поездкой в Палм-Бич (да, с мозгами у девушки все в порядке). И теперь она решила его поймать - и разрушить его планы. Но Армандо испарился. Все дружно уверяют, что Армандо отошел куда-то с Бетти. Марси просит Берту найти эту пару. Берта находит ссорящихся Армандо и Беатрис (правда, при ее приближении они застывают в молчании). Армандо приказывает Берте вернуться - и сказать Марселе, что она их не нашла. Берта так и делает. В момент, когда она это говорит, за спиной Марселы и Пати проскальзывает Армандо, таща на буксире не согласную Бетти - опять Джеймс Бонд в действии…
Армандо и Бетти бегут к его машине. -Садись, Бетти! - командует босс. -У Вас будут неприятности, Вы очень рискуете, - Бетти не спешит. -Мне плевать на неприятности, главное - ты! - Армандо уже не под проницательными очами Марио - поэтому можно сбросить маску безразличия. Бетти садится в машину. -Доктор, не надо мне ничего объяснять, зачем Вы так рискуете? -Я рискую, потому что хочу, чтобы мы помирились, чтобы ты знала, что ни Марсела, ни Адриана, ни какая-то другая женщина не значат для меня столько, сколько ты! - орет Армандо. - Извините, доктор, но это - неправда! - упорствует Бетти. Из Армандо словно выпустили воздух: "Это-правда. Конечно - правда..." это прозвучало чуть устало и настолько искренне, что Бетти онемела. Притянув к себе, Армандо поцеловал ее - и опять забыл отпустить (кстати, с момента первой ночи в игре актера появился еще один штрих - руки. Он так играл жестами, прикосновениями к Бетти, просто лежащими на коленях руками, что они договаривали за него то, что не произносили губы.).
Зазвонил телефон - Марсела. Наврав ей опять с три короба по поводу неотложной работы по случаю отъезда, Армандо отбрехался от нее. Они отъехали. Всю дорогу он уговаривал Бетти куда-то с ним поехать, она не соглашалась, корила себя, просила оставить ее в покое. Опять звонок телефона - Марио. Понял, что Армандо говорить не может, наводящими вопросами разведал обстановку - понял, что Армандо некуда податься - Марсела может за ним следить. И посоветовал другу поехать с Бетти к нему в квартиру - его ночью не будет. Ключ ему даст портье. Армандо повесил трубку - и снова стал уговаривать Бетти. Она была непреклонна - она хочет домой.
Терпение и силы оставили ее любимого. Он резко встал посреди дороги (хорошо, что уже был вечер - я представила себе эту сцену где-нибудь днем в Торонто...). -Ты хочешь этого, Бетти? Действительно хочешь? Черт! Я сбегаю ото всех, чтобы побыть с тобой, я завтра уезжаю, я хочу провести эту ночь с тобой - а ты хочешь домой? - Армандо уже забыл, что не должен кричать, что должен быть предупредителен со своим кредитором - он орал так, что звенели стекла. Видимо, поняв, что он на пределе, она согласилась поехать с ним. Его облегчение, кажется, можно было потрогать руками. Правда, она занервничала, узнав, что это будет квартира Марио - но не передумала. Увидев, с кем приехал друг Марио, портье позволил себе немного позубоскалить. На Бетти и Армандо это произвело равно неприятное впечатление. Войдя в квартиру, Бетти остановилась - ей было не по себе. Армандо прошел к бару, спросил, что ей налить. Сок? Да, Бетти хотела сок. -Я налью тебе мандариновый. А себе немного виски. Это мой первый виски за день - добавил Армандо про себя - и последний... Последнее он произнес ошеломленным шепотом - он хочет Бетти без предварительного виски...
Пока Бетти отчитывалась перед родителями, Армандо стоял за ней - и выражение его лица было безрадостным. Ну, совсем его последнее открытие не обрадовало. Бетти повесила трубку - и начался тяжелый разговор. Она извинилась, что звонила отцу - он за нее волнуется. Армандо согласился с доном Гермесом - он бы тоже на его месте волновался за Бетти. Она совершенно особенная.
Ах, особенная? Конечно, и именно поэтому Марио сразу догадается, с кем был Армандо (а Бетти умоляла Армандо, чтобы Марио ничего не знал, умоляла с самого начала - и потом не могла простить любимому еще и это предательство). Стоит ему спросить описание девушки - и портье скажет такое, что Марио все сразу поймет.
-Нет, ничего он не поймет...
-Сколько у Вас было дурнушек, доктор? Сколько? Я одна, первая и последняя. Поэтому Марио все узнает. А ваше помешательство скоро пройдет - и все возвратится на круги своя. Я же понимаю, что было с Адрианой сегодня. Вы просто мечтаете о такой женщине. Она Вам идеально подходит.
- Бетти, прошу тебя, не надо, я же все объяснил насчет Адрианы...
-Да не надо никаких объяснений. Я права, я слишком страшная...
И тут Армандо не выдержал. Рявкнул "Бетти, хватит! Не надо, пожалуйста!"
-Доктор, мне не по себе здесь, где перебывало столько Ваших любовниц. Я пойду...
И направилась к двери. Армандо сдуло с его места. Заслонив собой проход, дрожащими руками он обнял Бетти.
-Прошу тебя, останься, не уходи (сколько раз он будет умолять ее потом вот так. И не сосчитать...). Все не так...
- А как, доктор? У Вас никогда не было такой уродливой девушки, как я!
- Никогда не было такой милой - Армандо начал целовать ее, так нежно, что Бетти затихла в его руках, - такой нежной, такой чудесной, такой...
-Доктор, я боюсь, я так боюсь - Бетти обхватила его руками и стала целовать так, что теперь сломался он.
-Чего ты боишься?- нежность в его голосе и прикосновения рук и губ открыли последние шлюзы сдержанности в Бетти,
- Я боюсь своей любви, боюсь Вашей любви, боюсь Вас потерять, боюсь продолжать эти отношения.
Она продолжала его целовать. Он снял с нее очки:
- Бетти, посмотри на меня, ну посмотри же...
Огромные близорукие, прекрасные глаза доверчиво распахнулись навстречу его взгляду.
- Не надо бояться, любимая, я люблю тебя, я так тебя люблю...
Бетти еще успела прошептать "Я тоже люблю Вас, доктор". Но он уже вряд ли ее слышал. Раздевая ее на ходу, он опустил ее на какой-то диван. Куда девалась усталость, одолевавшая его у Марселы? Время и все вокруг куда-то улетело...

0

7

часть 11
Бетти села, натянула на плечи халат. Выдохнула: "Это было прекрасно". Армандо обнял ее - "Да, это было потрясающе". Он прижал ее к себе и продолжал целовать. Бетти первой почувствовала, что сейчас последует продолжение, выбралась из его объятий и взглянула на часы - нам пора, уже поздно. Угу - хмыкнул Армандо, но с места не сдвинулся, вместо этого опять прижал ее к себе и поцеловал. Наконец оторвался - "Да, нам пора.
Но ты все время говорила о моих прошлых женщинах, я подумал, что было бы справедливо, если ты расскажешь о своих прошлых мужчинах..." Бетти оцепенела. "Как это было в первый раз?" Бетти отсела на другой конец дивана. "Вы очень хотите это знать?" Она подняла на него растерянные и вмиг погрустневшие глаза. -Да, ты много обо мне знаешь. Мне тоже хочется знать о тебе больше...Если, конечно, ты не против... Бетти надела очки, словно защищая себя от возможной боли. Вздохнула: "Хорошо, я все Вам расскажу..." (Если б Армандо знал, что вот сейчас, своей просьбой, он поставил жирную точку в своей прежней жизни, он бы поостерегся настаивать на ее рассказе...)
Несколько лет назад - она еще училась в университете, к ним в район переехал парень. Мигель. Ее с ним познакомили - и почти сразу он стал за ней ухаживать. Он часто приходил к ней домой, приносил цветы, открытки, конфеты. Она влюбилась в него - конечно, ведь он был первым, кто на нее посмотрел. Она стала его девушкой...Однажды он сказал ей, что хочет ее. Она немного подумала - и согласилась. После той ночи он исчез... -Но ведь он жил по соседству? - спросил Армандо. Да, но они не встречались. Однажды она не выдержала и сама пошла к нему домой. Открывшая ей мать сказала, что для нее Мигеля никогда не будет дома. А по дороге назад она встретила Глорию - девушку из компании Романа. Спросила ее про Мигеля - та ответила, что Бетти лучше про него забыть. И вообще, она такая дура, что согласилась с ним переспать. Бетти пришла в ужас: "Я не делала ничего подобного". "Ты будешь еще большей дурой, если будешь это отрицать", услышала в ответ, "Весь район видел, как ты к нему входила, нас предупредили заранее. Он нажил на тебе кучу денег..."
Армандо не выдержал: "Деньги? Ты узнала, что за этим стояло?"
Бетти встала, отвернулась от него. -Да, несколько дней спустя. Она шла в университет. На улице стояла вся компания Романа, и Мигель с ними. Бетти хотела с ним поговорить - ей не дали. Роман посмеялся над ней, посоветовал оставить мальчика в покое - она и так повела себя как легкодоступная шлюха - и позволила Мигелю выиграть у компании пари, заработав кучу денег. Да, он использовал ее, чтобы обогатиться - заключил пари, что переспит с "ужасом микрорайона". А она попалась.
Бетти села на лестницу, чтобы не видеть перед собой Армандо. Только он не мог дать ей пережить это снова в одиночку. Сел с ней рядом. -Значит, пари...
-Да. Это уничтожило меня. Единственный раз в жизни кто-то проявил ко мне внимание - и вот чем это объяснялось...Я была такой дурой, я ведь видела, что они встречаются, о чем-то говорят - и ничего не могла понять... Они тщательно планировали мою трагедию...
Армандо обнял ее, а перед его глазами проносилось недавнее прошлое - он и Марио планируют соблазнение Бетти, проносились открытки с подарками, которые принес в его кабинет Марио, проносились их разговоры... вряд ли когда-то раньше Армандо чувствовал себя столь же гнусно...
-Господи, откуда на земле берутся такие мрази! - его слова явно не относились к Мигелю...
-После той встречи, - продолжала Бетти, - я долго не могла прийти в себя. Я плакала ночи напролет, а днем сидела в своей комнате, не ходила в университет. Мне хотелось умереть. Мама знала, что произошло, и пыталась мне помочь. Отец так и не узнал подробностей, но понял, что произошло что-то очень страшное. Он нашел способ выжить его и его семью из района. С тех пор отец сверх меры трясется надо мной, никуда меня не пускает. Он сказал, что не сможет пережить еще раз подобной трагедии со мной.
Постепенно я вернулась к жизни, но поставила точку на себе, как на женщине. Я перестала верить в любовь, перестала верить, что смогу когда-нибудь еще раз полюбить. Перестала жить. Все отдала профессии.
Бетти встала. Но Армандо еще мучили вопросы...
-Скажи, Бетти, неужели Николас ничего не знал? Или он тоже...
-Что Вы, доктор, - перебила Бетти,- Он ни сном, ни духом не догадывался, он никогда бы этого не допустил. Николас всегда был со мной в самые тяжелые моменты моей жизни.
Армандо криво улыбнулся: "Да, он настоящий мужчина!"
Бетти продолжила: "Николас самый близкий мой человек после мамы и папы". Армандо поднял на нее глаза, полные невысказанного вопроса.
Бетти поняла вопрос правильно.
- И после Вас, доктор. Армандо покачал головой, не вполне ей веря.
- Вы стали так близки мне, доктор. Вы вернули меня к жизни. С Вами я вновь поверила, что для меня еще не все кончено.
Все. Это было пределом. Армандо резко повернул к себе девушку.
- Бетти, я должен тебе что-то сказать. Я не тот, за кого ты меня принимаешь...
Бетти не дала ему закончить.
- Нет, доктор, конечно нет, что Вы! Вы прекрасный человек, умный, тонкий, интеллигентный, Вы из прекрасной семьи, Вы ни за что не обидите женщину, Вы такой...
Армандо молчал. Разрушить ее веру у него не было сил. Он только молча отрицательно качал головой. Но она этого не видела, боясь поднять на него глаза...
- Мне так стыдно за все, что Вы сейчас услышали.
Армандо погладил ее по щеке: "Не стыдись. Это ИМ должно быть стыдно..."
Бетти вздохнула - ну вот, сейчас-то уж точно пора идти.
Армандо согласился. И снова прижался к ней поцелуем. Она обхватила его руками. "Я пойду одеться..." Он снова ее поцеловал, потерся носом о нос, отпустил. Проводил глазами, пока она спускалась по лестнице в ванную...
"Господи, какая же я скотина!" убежденность в его голосе подкреплялась еле сдерживаемым желанием поколотить себя немедленно. Но тут зазвонил телефон... Кажется, про себя он послал ко всем чертям и себя, и Марселу. Схватил трубку. "Да, я сейчас буду, да, мы закончили, да, соберу вещи и приеду." Ненавидеть себя - тяжелое испытание, кто бы спорил...
Бетти оделась. Посмотрела в зеркало: "Я должна была ему рассказать. Должна была"- видимо, не совсем она была убеждена, что сделала правильно...
Поднялась наверх. -Я слышала звонок. Это донья Марсела? - Армандо кивнул.
- Доктор, не ищите себе новых неприятностей, поезжайте к ней. Я вызову такси, не волнуйтесь.
- Я отвезу тебя.
- Нет, доктор, правда, не надо, я доберусь.
- Я... довезу...тебя - слова прозвучали как клятва. Бетти только выдохнула:
- Доктор! - бросилась к нему и обняла. Он прижался к ее губам.
- Я только оденусь и мы поедем. Да, Бетти?
Если б она сказал, что хочет остаться, он бы забыл о Марселе. Но Бетти согласно кивнула. Еще раз поцеловав ее, он ушел одеваться.
Бетти задремала, пока они доехали до дома. Армандо остановил машину. "Мы приехали"- сказал тихо. Бетти проснулась. Он просто смотрел на нее.
-Спасибо Вам, доктор". Он криво улыбнулся: "Это я должен тебя благодарить."
-Надеюсь, мой рассказ не испортил Вашего обо мне впечатления?
Если б она знала, что уже ничто и никто не в силах ее испортить в его глазах...
-Нет, наоборот, я горжусь, что ты мне все рассказала. Это значит, что ты мне доверяешь...
-Я буду скучать по Вас, доктор, Вы уезжаете в Майами...
-Это ненадолго...И знаешь, Бетти, я тоже буду очень скучать по тебе.
Кажется, Бетти уже забыла, что в начале вечера, еще до квартиры Марио, просила Армандо дать Марселе второй шанс, помириться и провести в Палм-Бич "медовый месяц". Сейчас она была просто счастлива, услышав его слова. Прижалась к нему. Он ответил ей улыбкой. Но улыбка стала гримасой боли, когда она уже не могла видеть его лица. Она высвободилась и вышла из машины. Он проводил ее глазами. Дверь за ней закрылась. "Нет, Бетти, пожалуйста, нет. Господи, что я делаю?" О чем он просил ее?... О чем спрашивал Господа?
Армандо вышел из лифта в квартире Марселы. Словно только в этот момент осознав, где он, повернулся, чтобы войти обратно - лифт закрылся. Прижался спиной к его дверям "Что я здесь делаю?" Сделал два шага, опять остановился. Всем своим существом он был сейчас не здесь, а там, с Бетти. Прошел еще два шага - из спальни появилась Марсела.
"Привет" - "Привет". Она поцеловала его - он отвернулся, подставив щеку. Сел на кровать. Она обняла его.
-Ты такой напряженный, - сняла с него пиджак.
-Да, несколько часов сна, - и я буду, как новенький.
-Никакого сна, любимый. Ты был сегодня таким хорошим, ответил на все мои звонки, сказал, где ты был, я не дам тебе сейчас спать.
Она стала его целовать. Армандо не просто ее не чувствовал - он ее не видел, не слышал - он был с Бетти. Марсела это осознала. Отпустила его.
Он вдруг встрепенулся. "Что?"
Она отошла от него. "Ты не со мной"
- Я же сказал, что очень измотан. Эта поездка не ко времени, Марси. У меня миллион дел. Коллекция, потом Совет Директоров...
Она его перебила: "Прекрати. Я не дура! Тебе не надоело так бездарно врать?"
"Я понимаю, что это объяснение - не очень. Но другого ты не услышишь."
"Что, фантазия истощилась?" Марсела уже кричала. "Ты и теперь будешь отрицать, что у тебя есть другая?!!"
"Какая другая?" (даже самому себе Армандо боялся признаться, что это и есть причина его "усталости" с Марселой) "Что ты мелешь?"
"Нет? Докажи мне тогда, что ты не растратил с ней силы..."
Помедлив несколько секунд, Армандо потянулся к ней рукой...
Марсела точно поняла его медлительность:
-Не напрягайся. Я точно знаю, что ты не в состоянии. А главное, я не позволю тебе прикоснуться к себе, после того, как ты был с ней. Меня вырвет!"
Он отвернулась. Армандо попытался ее погладить по руке.
- Не прикасайся" - выкрикнула она уже в полной истерике.
Он облегченно откинулся на подушку - и тут же забыл о невесте. Ну не было в его голове больше места ни для кого, кроме Бетти. Он так и лежал с открытыми глазами, вновь переживая сегодняшний вечер.
А рядом, но так далеко, дальше, чем родители в Лондоне, отвернувшись от него, не спала Марсела, молча вытирая непрерывные слезы и прислушиваясь к ставшему вдруг совсем чужим любимому человеку.
В своей комнатке Бетти доверяла свое счастье дневнику. "Я боялась ему рассказывать о своей первой любви. Его реакция потрясла меня. Он переживал так, словно все это происходило с ним. Я не знаю, чем я заслужила его любовь. Господи, спасибо тебе, что на земле есть такие люди, как Армандо. Спасибо тебе, что послал его мне. Спасибо! Спасибо!"

0

8

часть 12
Утром в Экомоде Армандо и Марсела появились вместе и выглядели очень спокойными. Поздоровавшись со всеми, Армандо обернулся к невесте, предложил разобраться с делами, пообедать и поехать в аэропорт. Белая, как мел, но спокойная, Марсела согласилась. Армандо пошел к себе. Марсела приготовилась пойти к себе, но задержалась на секунду: "Куда опять потерялась Аура-Мария?" Сандра (Шурочка) и Мариана (Амура) всплеснули руками - нет, они не знали, что Ауры еще нет.
(коротко, в скобках - после гулянки с парнями, Аура часто опаздывала на работу. Ее долго прощали - одинокая мать, мало ли что с ребенком... Но однажды она появилась ТАК поздно, что раздраженная Марсела, которая была как раз на "бровях" после очередного приступа ревности, взяла и уволила ее. Немного погодя, когда Аура появилась, выяснилось, что ее просто выгнали из дома вместе с сыном за сплошные гулянки - и она опоздала на работу, потому что ей пришлось думать, куда деть сына. В конце концов, она появилась с ним. Гутьерес не захотел слушать ее объяснений - и выгнал ее. Спас тогда Ауру Фредди - он пошел прямо к Марселе и рассказал историю с Аурой. Марсела быстро отменила увольнение, заткнула всем рты - и только попросила Ауру больше не мучить Фредди - мол, она даже и не понимает, насколько ей повезло, что ее любит такой человек, и так сильно. Аура тогда попыталась с ним помириться - но он не мог ей простить ее флирт с другим у него на глазах несколькими днями раньше. Помирились они накануне - во время второй ночи Бетти и Армандо. И вот теперь - Ауры нет...)
Марианна пообещала тут же все выяснить - и Марсела пошла в сторону своего кабинета. Не тут-то было. Ее зацепила Пати. Конечно, Марсела должна была отчитаться: когда пришел Армандо, в каком состоянии, что было?
Пришел не поздно, - услышала Пати неестественно спокойный голос, - трезвый, нормальный - и как всегда, жутко уставший, измученный, ничего у них не было.
"Я почти заставила его сказать, что он был у другой, он почти признался, что занимался с ней любовью..."
Марсела почти вбежала в свой кабинет. Пати за ней. "Марсела, Марсела..." "ЧТО???!" - крик вмиг оборвал попытки Пати что-то сказать. Она застыла, с ужасом глядя на подругу.
Марсела зарыла лицо в ладони. Отняла их.
"Я умираю, Патрисия", - голос звучал очень тихо, - "Я потеряла его...".
Патрисия впервые не знала, что сказать, только могла молча слушать и смотреть на белую, как снег Марселу, что-то шептавшую неживыми губами.
"Это была жуткая ночь. Он лежал рядом, но мысли его были далеко. С ней."
Пати обрела дар речи, чтобы спросить - зачем Марсела пустила его в свою постель, если знала, что он только что выбрался из чужой?
У нее не было выхода - ответила Марсела. Сегодня они улетают в Майами. Если б она его выгнала, поездка бы сорвалась, а это единственный ее шанс хоть что-то вернуть...
Нет - Патрисия была решительно не согласна. Сейчас Марси надо уехать одной, побыть без Армандо, привести мысли и чувства в порядок. Развеяться, познакомиться с кем-нибудь. Пусть Армандо остается здесь. Но Марсела ее не слышала - ей необходимо хоть на эти несколько дней оторвать Армандо от "другой" - это ее единственный шанс.
В кабинете Армандо окликает Бетти. Она тут же, сияя как блин на сковороде, выглядывает наружу из каморки. Несколько потерянный до ее появления Армандо тут же обретает привычный кураж - правда, его лицо непривычно сияет улыбкой. Он хочет выяснить как дела. Бетти немедленно переходит на деловой тон. Есть проблемы с банками, они готовы выдать очередной кредит, только если Экомода подпишет очередное обязательство перед Террамодой. Армандо это не волнует - подумаешь, очередная подпись в пользу его Бетти - ерунда. Тут же переходит к более "серьезным" делам и просит прислать к нему Фредди. Бетти хихикает - его еще нет. Армандо отвечает такой же улыбкой - и Ауры еще нет. Оба переглядываются - значит, они пропали вместе? Ладно, если он объявится, пусть зайдет к нему - он ведь так и не собрал чемодан, пусть это сделает Фредди, заехав к нему домой - впрочем, кому, как не Бетти знать подробности про чемодан, правда? Она улыбается, она все поняла - и заходит к себе.
Не успевает за ней закрыться дверь - как в соседней двери, как черт из табакерки появляется Марио. Ну как? Армандо чернеет как туча.
Жестом показав ему говорить потише, Армандо неожиданно взрывается : "Дело в том, что мы с тобой, мой ДОРОГОЙ друг, негодяи! Мы самые отвратительные мужчины, которые только могут быть!" Не врубившись, Марио попытался перевести все в шутку - ну, может, ты и негодяй, заявил он Армандо, а я так мужчина хоть куда. Тебе кто хочешь подтвердит...
Но Армандо шутить не склонен вообще - то, как они поступают с Бетти - это самая грязная вещь, которая только может быть. Он намерен сегодня же с ней объяснится - и все закончить, а там будь что будет. Марио усмехается - с ума сошел? Бетти же счастлива...
Это не счастье - Армандо не выдержал, - это преддверие второй трагедии ее жизни?
Что? Была другая трагедия? Глаза Марио раскрываются...
Армандо тащит его в зал заседаний. Марио наливает водички другу.
Что на тебя нашло? - спрашивает он. Бетти тебе не дала? Она тебя не любит? У тебя не получилось...?
Нет - Армандо нехотя соглашается. Мы занимались любовью...
Марио перехватывает инициативу: "Один раз?" "Да" "По трезвости?" "Да"
Марио усмехнулся - "похоже, ты вошел во вкус".
Армандо снова обрезает его - она глубоко его любит, а он поступает с ней, как последняя сволочь. Да нет - Марио опять спокоен, все наоборот, ты подарил ей счастье, ты сделал ее женщиной... И застывает. Потому что на лице Армандо явно проступает страдание. От вспыхнувшей догадки у Марио глаза лезут на лоб.
"Ты что, опоздал?" Армандо может и не отвечать - все на лице написано.
"И кто же этот герой?"
Его друг обретает дар речи: "Герой? Это герой нашего с тобой пошиба. Я, честно говоря, не знаю, кто хуже - он или я!" Презрение к самому себе, которое звучит в его голосе, похоже, не производит впечатления на Марио: "Я не знаю, кто из вас хуже, но вы оба - герои!"
Армандо срывается и рассказывает Марио историю первой любви Бетти. Улыбка слетает с лица Марио. На секунду он прикрывает глаза в ужасе. Теперь он серьезен - но ему надо вытащить Армандо из этого состояния: "Ну, ты-то не исчезнешь. Наоборот, уедет она, может, в Индонезию?" Армандо срывается с места, хватает друга за пиджак, приподнимает и трясет, как грушу: "Марио, да не будь ты циником. Если Бетти узнает правду, она реально может наложить на себя руки. И вина в этом будет на нас!"
"Не сходи с ума. Трагедия не повторится. Она уедет, ты пообещаешь приезжать, потом это все само угаснет. Не дергайся. Сейчас ты делаешь ее счастливой, а потом... А пока подари ей открытку." Армандо не знает, что ей написать - и Марио берется придумать что-нибудь подходящее сам...
А тут и Аура с Фредди прибыли. Происходит короткая, но выразительная сценка, в которой Пати издевается над влюбленными, над мокрыми волосами Ауры. В конце концов, Аура не выдерживает и дает отпор "крашеной" (это кличка Пати в фирме), заявляя, что та завидует, поскольку никогда не была с мужчиной в ванной. Не подозревая, что за ее спиной стоит Марио, Пати начинает орать, что она была не в ванной, она была в джакузи, и не с мужчиной - а с несколькими мужчинами. Наоравшись, Пати обнаруживает издевательский взгляд Марио "О, Пати, я счастлив слышать, что ты развлекала мужчин в джакузи". "Марио," - бледнеет Пати, "ты не так меня понял"
"Конечно" - уже издевается в открытую Марио, "я не ТАК тебя понял..." Все смеются над оплеванной Пати, но Аура и Фредди спешат на "ковер" к Марси. Все такое же застывшее лицо Марселы немного оживает при виде любви, пусть и чужой. Двое влюбленных пытаются взять на себя всю вину и просят простить другого. Разыгрывать строгую начальницу Марселе удается недолго - она отпускает обоих, предварительно умоляя их хранить друг друга и свою любовь. Они отворачиваются от нее - и Марсела вновь застывает в страдании...
В коридоре на Ауру обрушивается Хуго - где она гуляет? Он ожидает очень важную гостью - Мисс Мира, чилийскую телеведущую, красавицу Сесилию Болокко. Она обязана ее встретить.
Фреди спешит к Армандо, получить ключи от машины, от квартиры и наказ не "быть идиотом".
Появившийся вслед за Фредди Марио приносит открытку. Армандо читает его слова - и цепенеет от негодования. Это - никуда не годится. Ей надо написать что-нибудь...его лицо опять сияет...нежное. Марио усмехается "Эй, Ромео, я вице-президент, а не поэт. У меня дел по горло. Или я работаю - или сочиняю тебе стихи. Что выбираешь?"
Дни, когда таланты Марио устраивали Армандо, пришли к концу. Он посылает его...работать. А сам садится писать Бетти открытку. И вдруг...
к Армандо заходит Марсела (жест, каким Армандо срочно спрятал открытку в рабочие бумаги, не ускользнул от нее, но она об этом забыла очень скоро...), она пришла за их билетами (они у Бетти), и чтобы забрать на обед Армандо. Но Армандо еще не готов идти - он ждет результатов переговоров Бетти с поставщиками. Бетти кладет трубку - у нее плохие новости (это смотря для кого...) - поставщики (Клаудия Елена Васкес, в частности - помните вечер в Ай-Ти Коллекшн, то есть РагТела?) не хотят иметь дело только с Бетти. Начальнику Клаудии Элены нужен сам Армандо - для переговоров. И встретиться они могут сегодня - или завтра, иначе прости - прощай поставки материалов в нужный срок. Армандо смотрит на Бетти - что она ему посоветует? Ну что она может ему посоветовать? Остаться, естественно.
На Марселу страшно смотреть. "Ты все спланировал? Поздравляю, у тебя все получилось. Оставайся, пошел к черту, забудь о свадьбе!" Марсела вылетела в коридор. Истерика завладела всем ее существом. Она уже ничего и никого не видела под пеленой жуткого отчаяния, которое накрыло ее полностью и без остатка.
Как раз в этот момент из лифта появилась Сесилия Болокко - ни Марсела, ни Армандо ее уже не видели. Они орали друг на друга как два взбесившихся быка. Марсела влетела в кабинет. "Я не хочу больше тебя видеть! Не хочу!!! Никакой свадьбы!!!"
Армандо вдруг успокаивается. Глаза чернеют от ненависти.
"Нет, дорогая. Я все отменю. Пусть коллекция летит к чертям! Пусть все рухнет!" - его рука режет воздух в такт его словам, "лишь бы ты была довольна, МИЛАЯ!" Он резко поворачивается и выходит. Хлопнувшая дверь звучит для Марселы как пощечина.
Патрисия проводит Сесилию Болокко к Хуго. У того - неземной восторг. Девочки манекенщицы перешептываются. А Патрисия пытается подружиться с Сеси, заявляя, что тоже была победительницей Конкурса Красоты...средней школы. А потом ее так звали на другие конкурсы, ну так звали - но она сказала себе "Или учеба - или конкурсы" - и поступила в УНИВЕРСИТЕТ Сан-Марино! На экономический!
Сесилия обрадовалась было - а, так Вы - экономист? Пати ее обломала - ах, нет, я вышла замуж, пришлось бросить.
А, - снова воспряла Сеси,- так у Вас дети? (недалека от истины - у актрисы их трое, но не у персонажа). И снова незадача - нет, Пати развелась... Дальше Сесилия уже не рисковала - и просто молчала, когда Хуго бесцеремонно выставил Пати. Правда, потом все же удивленно пожала плечами: "Впервые слышу, чтобы конкурсы мешали учебе..."
-Да, подхватил Хуго, - ты же получила диплом инженера, а потом дизайнера, а потом стала телеведущей...
Кабинет Армандо. Он, расстроенный и злой, молча пытается что-то делать. Рядом стоит в недоумении Марио, пытаясь объяснить Армандо, что откладывать встречу с поставщиками тканей нельзя. Армандо, что, обалдел совсем? Чтобы ублажить Марселу он готов сорвать показ?
Нет, Армандо-то это понимает. Но кто урезонит эту идиотку (Марселу)?
Марио берется выполнить эту героическую миссию собственноручно. Армандо остается его ждать. Из своего кабинета выглядывает Бетти. Долго извиняется за доставленную проблему. Конечно, Армандо понимает, что кто-то, а Бетти вообще не виновата. Присмотревшись к его состоянию, Бетти предлагает ему выпить водички и берется ее принести. Он соглашается. Едва она выходит, он вытаскивает спрятанную до этого открытку - и садится ее писать...
В коридоре Бетти натолкнулась на "взъерошенный курятник" (слова Марио) - своих подружек по "команде", обсуждающих редкое явление Мисс Вселенной в их пенаты. Не успели они обсудить план захвата мастерской Хуго на предмет посмотреть редкий экземпляр поближе, как этот экземпляр сам появился в коридоре на всеобщее обозрение в сопровождении гения. Гений тут же запретил Сеси смотреть на "уродство" в образах Команды, приказав смотреть на что-то прекрасное - на себя. (ну да, такое прекрасное - ночью приснится - топором не отмахнёшься).
Сесилия разозлилась на него за такое хамство - и ему пришлось представить дам друг другу. Обозвав всех по кличкам, последней он расписал Бетти всеми возможными "характеристиками" (Мисс Жуть, Мисс Кошмар и т.д.), что дало Сеси повод продемонстрировать свою демократичность и расцеловаться с Бетти. Закончив лобызания, Сесилия глянула еще раз на зарвавшегося Хуго и заявила, что если б так не любила его, то убила бы за такое. И спросила Команду, как они его терпят? Ответила за всех Бетти, направляясь за водой: "Нам платят, чтобы мы его терпели". Кажется, Хуго оценил ее ответ. Во всяком случае, заткнулся.
В коридоре показываются Марсела и уговаривающий ее Марио. На его доводы ее рассудок просыпается (можно подумать, у нее есть выбор...). В этот момент лифт открывается и появляется Ката - и у Марио появляется дополнительный козырь, когда она говорит, что нашла помещение под показ коллекции. Марио тут же вворачивает, что Ката зря старалась, так как показа не будет из-за Марселы. Под прицелом двух пар сердитых глаз Марсела, наконец, сдается окончательно - Марио может передать другу, что они полетят вдвоем - пусть Армандо останется. И тут, наконец, Марсела замечает Сесилию в обществе Хуго. Делает стойку...но Пати тут же напоминает, кто эта "бомба". Марси успокаивается, знакомится с Сесилией... И тут в коридоре появляется кипящий Армандо. Черт-те что! Куда исчезла Бетти (ну да, открытку он написал, а объект вручения - испарился… Безобразие!!!)? Заметив в коридоре блестящее общество и, прежде всего, Марселу, которая окликает его "милый" он взрывается в ответ на ее оклик "Ах, так я уже милый!!!" и прямо с места в карьер начинает с ней ругаться. За его спиной Хуго помирает от смеха, показывая Сесилии всеми частями тела, что перед ней - полный придурок. Ката кусает губы, чтобы не заржать. Марио куда-то пытается уткнуться носом, чтобы тоже не свалиться в приступе хохота. Марсела не знает, как Армандо остановить. Пати просто откровенно наслаждается зрелищем кретинизма президента. Сеси в легком ступоре. А "Остапа" несет без удержу. Наконец, воспользовавшись тем, что он набирает в легкие побольше воздуха, Марсела вставляет "Дорогой, позволь тебе представить Сесилию Болокко..." Армандо на прежнем тоне "Очень приятно" и тут из него словно воздух выпускают. Мигом придя в себя, он воркует "Дорогая, ну почему же ты мне не сказала...". Все, терпение зрителей подходит к концу. Все уже в отрубе. Наконец, Хуго представляет Армандо: "А теперь, дорогая Сеси, позволь тебе представить самое худшее, что есть в компании - ее президента". Армандо тепло "благодарит" своего дизайнера одними глазами. И дальше сцена разыгрывается как по нотам. Марсела и Армандо улыбаются так, что хочется разжать им зубы. Все изображают полное единение. Правда, на заявление Марселы, что они с Армандо ругаются по пустякам, он опять реагирует не очень адекватно, но все с той же голливудской улыбкой. Наконец, озвучив что-то вроде "Я думала, судя по вашим скандалам, что вы уже давно супруги", Сесилия и Хуго ретируются куда-то в дебри компании. И вся теплая компания расходится. Марсела и Марио информируют Армандо о свободе. Марсела испаряется. А Марио информирует Президента, что, поскольку "Сирано де Бержерак" уезжает, вся рутина по открыткам и подаркам ложится на Армандо. Но пусть он не волнуется - Марио организовал этот процесс... Армандо облегченно вздыхает - и он отступает к себе в кабинет, где его уже ждет Бетти, пытаясь не посмотреть в лежащую на столе открытку. Армандо это заметил - и отдал ей открытку вместе с подарком. Она ушла к себе - читать, а заодно дать ответ поставщикам о сегодняшнем обеде-встрече с Армандо. Он сел за стол, не сводя глаз с кабинета - как-то она отреагирует на ЕГО открытку?
Бетти начала читать:
"Рассказав мне о своем прошлом, ты стала мне еще ближе. Бетти, я хочу, чтобы ты забыла обо всем плохом в твоей жизни. Поверь в себя, в свои губы, в свои руки, в свое тело. Поверь в свою чувственность.
Люблю тебя. Армандо Мендоса." Что ж, для начала неплохо. Бетти же совершенно растаяла...
Немного погодя вышла из кабинета. Армандо поднял на нее ждущие глаза.
"Доктор, Вам пора на обед с поставщиками". Он ждал от нее другого - и потому не сразу понял - о чем речь. Потом очнулся. "Да-да..." Стал собирать бумаги в портфель. Взглянул на Бетти - как-то не так она выглядела. "Что случилось?" Она бросилась к нему. "Спасибо Вам, Вы вернули меня к жизни". Он ее прижал к себе, прижался губами к волосам. Послышался звук открывающейся двери. Они отпрянули друг от друга как ошпаренные. Марсела. Слава Господу, она открывала дверь, с кем-то разговаривая, потому ничего не заметила.
Она пришла попрощаться. Бетти выскочила из кабинета. Армандо взглянул на Марселу (видел ли он ее - вопрос).
-Позвони мне, когда приедешь.
-Зачем?
-Я буду волноваться. Или ты хочешь все отменить прямо сейчас? Свадьбу и все остальное?
-Нет. Только я не знаю, что застану, когда вернусь...
-Я буду здесь. Ладно, мне пора. Пока.
Чмокнул ее и вышел из кабинета.
Марсела осталась одна...
В коридоре Армандо ждала Бетти. Он почувствовал ее взгляд, обернулся - вся любовь мира светилась в ее глазах. Он потянулся к ней, словно хотел что-то сказать. "Что?" - ее взгляд умолял его сказать это "что-то". Он отвел взгляд, снова поднял глаза - и не смог. Отвернулся. Взглянул еще раз - и ушел. Все. До самого конца ему уже будет не суждено встретить такой ее взгляд - взгляд доверчивой любви.
Едва он ушел - она погрустнела. В коридоре появились подружки. "Пошли обедать?". Бетти не успела ответить - из кабинета Армандо появилась Марсела.
"Отмени свой обед с ними, Беатрис. Я приглашаю тебя. Поедем в Le Noir (шикарный французский ресторан. В нем потом пройдет очень много важных моментов). Жду тебя возле лифта."
И прошла к лифту. Команда насторожилась - и что Марселе нужно от Бетти?
Бетти старательно изобразила недоумение, но в глазах застыл страх. Пообещав потом рассказать все подружкам, она подошла к лифту. Там Пати недоуменно уставилась на Марселу - ты что, ведешь с собой это чучело? Да тебя там засмеют. Марсела перевела на нее застывший взгляд - "Я знаю. Но у меня нет другого выхода. Это мой единственный шанс."
В кабинете Марио складывает подарки и открытки в зеленый пакет. Армандо заскочил к нему перед обедом - "Ты еще не закончил?" "Нет, закончу и спрячу..." "Где?" "Ну не у Бетти же.." "Нет вопросов" Армандо уходит. Марио заканчивает складывать и завязывает пакет. "Что ж, здесь спрятана вся любовь Армандо к Бетти..." - резюмирует он. И оставляет пакет у себя в кабинете...
В ресторане, устроившись за столиком, Марсела заказала шампанское (лучше б водки) - Бетти - только сок.
"Беатрис, пришла пора открыть карты..." - прозвучало довольно зловеще...
«Пора открыть карты, Беатрис» - это прозвучало для Бетти, как колокол судьбы – и она уже приготовилась к самому худшему... Но нет, Марсела ничего не знает о ней, она пришла не говорить – она пришла слушать. Да, Марсела понимает, что Армандо ее больше не любит, как раньше любил. Она знает, что у него есть другая, что Та, Другая – очень важна для него. Знает она и то, что Армандо женится на ней, Марселе, чтобы избежать проблем с родителями и с фирмой. Но она не хочет такого несчастья ни для себя – ни для него. Поэтому она умоляет Бетти сказать ей – она должна знать, она ведь самый близкий ему человек, ближе даже чем Марио – Бетти должна сказать ей – есть ли у нее, Марселы, надежда? Если Бетти вот сейчас скажет ей, что будущего у них нет – Марсела не задаст больше ни одного вопроса, она выйдет отсюда, отвезет Бетти назад – и уйдет из жизни Армандо. Пусть Бетти ее не щадит – она медленно умирает от этой неизвестности. Пожалуйста, Бетти, скажи мне правду...
Беатрис во время всего этого сидела как оплеванная. Она краснела и бледнела, не смея глаз поднять на Марселу. Еще никогда она не видела соперницу такой униженной – и такой сильной одновременно. Марсела молча ждала своего приговора.
Наконец, Бетти заговорила (и мне впервые за все время захотелось опустить что-нибудь тяжелое на голову Беатрис – потому что сейчас она была Иудой. Все-таки каждый человек заслуживает своей судьбы – и все страдания Бетти были ей расплатой за эту вот минуту...). Она говорила очень правильные вещи – и в полном соответствии с планом Армандо. Она сказал, что Армандо очень ценит отношения с Марселой. Что у них, скорее всего, есть будущее, что он ее любит. Просто у него сейчас такой тяжелый период – коллекция, Совет Директоров, проблемы в фирме, свадьба. Он просто запутался. И вообще она не может судить об их отношениях – Она не имеет опыта в любви плюс не настолько посвящена... Еще много всего наговорила Бетти – но все это звучало настолько фальшиво, что лицо Марселы еще больше застыло – и она устало вздохнула – она знала, что не стоило затевать этот разговор. Но все же надеялась... Бетти опять стала что-то говорить, но тишину вдруг прорезал телефонный звонок. Марио интересовался, куда делась Марси. Самолет скоро взлетит...
Марсела поднялась – она отвезет Бетти в фирму – и поедет в аэропорт.
В Бетти вдруг заговорила совесть (хотя, может, я слишком строга – до конца в любовь Армандо к ней она все-таки не верила, хотя и написала в своем дневнике после второй ночи, что чувствует – их две ночи «выжгли клеймо» на Армандо).
•  Донья Марсела, любой человек любит другого, если находит в нем что-то, за что можно его любить (глубокая мысль, ничего не скажешь). Постарайтесь стать для Армандо такой же, какой Вы были в самом начале, когда он полюбил Вас.
•  Я уже думала об этом, - Марсела улыбнулась неживыми губами, - но я улетаю – и думаю, времени у меня уже не осталось. Я его потеряла...
И вышла из ресторана. Бетти поплелась за ней. Об обеде обе так и не вспомнили...
Едва войдя в фирму, Бетти наткнулась на засаду: Сандра и Марианна поджидали ее, чтобы первыми узнать «горяченькие» подробности разговора с босихой. Бетти их обрезала – она не сплетница, и поживиться им тут будет нечем. Подруги поняли – не обломится. Но у Сандры была и вторая причина поджидать Бетти: она обнаружила в кабинете Марио странный зелено-голубой пакет, на нем стоит только имя босса Беатрис – и больше ничего (ну просто образцовая секретарша – только шеф за порог – нужно тут же обыскать его кабинет!). Бетти повертела пакет в руках: ну ладно, если он на имя Армандо, она ему его отнесет.
Возле двери кабинета вторая засада – на этот раз в виде Берты и Софии. Получив на тот же вопрос о Марселе идентичный ответ, дамы обиженно посмотрели вслед Бетти.
Не успела она войти в кабинет – раздался телефонный звонок. Это Армандо. Он уже освободился со своей встречи и едет обратно в Экомоду. Сесилия Болокко еще там? Получив утвердительный ответ, просит Бетти позвонить Хуго и попросить Сесилию заглянуть в кабинет президента – ему-де очень стыдно за свое и Марселы поведение днем, он хочет извиниться перед гостьей. Почувствовав легкую дрожь в голосе Бетти, он на этот раз правильно ее истолковал – и улыбнулся: «Ну Бетти, не будь такой». Бетти уверила, что все в порядке. Но что-то все же помешало ему в это поверить. Неужели что-то еще случилось? Нет-нет, уверила его девушка. В общем, это не важно, он скоро сам будет на месте – решил Армандо.
Бетти положила трубку и тут же снова ее сняла.
«Сеньор Хуго? Это Беатрис Пинсон. И прежде чем Вы уроните трубку, я хочу сказать, что звоню от имени доктора Мендоса. Он очень просит сеньору Болокко зайти к нему в кабинет – хочет извиниться за утреннее недоразумение.»
«А, так ему стыдно? Так почему?...» - и вдруг понял, что разговаривает в пустоту. Теперь трубку «уронила» Бетти (Несколько дней назад, во время визита Адрианы Арболеда, получив разрешение Армандо на ее с ним встречу, он точно также «ненароком уронил» трубку на рычаг, пытаясь показать Бетти всю силу своего презрения. Что ж , теперь она отыгралась...)
Дверь офиса Армандо отворилась. В кабинет влетела Сандра. Как?!!! Бетти все еще не открыла загадочный пакет? Нет, конечно, у сеньориты в руках были какие-то ну очень неотложные документы на подпись Бетти, только поэтому она и ...Но, может, Бетти все-таки откроет пакет? Армандо же ей доверяет буквально во всем. Ну что случится? Бетти отогнала подружку от пакета, подписала бумаги – и отправила ее... работать. Обиженная Сандра потопала на свое место. «Какая же ты скучная, Беатрис!» - выстрелила она напоследок.
Бетти прибрала офис (а как же, такая высокая гостья придет) и направилась к себе в каморку. На пороге помедлила...Ну что случится если она одним глазком? Вернулась к пакету, засунула туда руку – и извлекла на свет божий маленького зеленого покемончика. Рассмеялась, сунула руку опять – из недр пакета появилась маленькая коробочка конфет. Сообразив, что это ее любимый напокупал ей подарков, она уже спокойно развязала пакет – и взгляд наткнулся на бумажный конверт. Не сомневаясь, что это письмо для нее, она вытащила три листка бумаги и начала читать...
«Господин президент!
В этом письме – инструкции по дальнейшему ведению ужасного романа с твоей уродливой помощницей...»
Бетти на секунду прикрыла глаза, открыла их снова. Вгляделась, перечитала – и вдруг застыла. Мир вокруг замер. Она продолжала читать – и по мере чтения лицо ее бледнело все больше, губы становились серыми, а сама она становилась все уродливей – такой уродливой она не была никогда, даже когда узнала про пари...
«В этом пакете ты найдешь открытки и подарки, которые тебе следует класть каждое утро на стол твоего монстра. Они так нравятся таким уродинам, как Бетти – она будет просто без ума от счастья. Писать эти открытки было нелегко – раньше ты сообщал мне все подробности твоих страшных свиданий, мрачных поцелуев и ночей отвратительных. Но с некоторых пор я перестал понимать что-либо в этой твоей, так называемой, настоящей любви!» Поэтому открытки могут показаться тебе чересчур нейтральными. Не суди строго, мой дорогой друг»
Письмо содержало полные инструкции по встречам с Бетти («Учти, что Бетти знает об отъезде Марселы, и попытается этим воспользоваться. Поэтому сегодня ты с ней не встречайся – Марсела будет тебя проверять. А завтра возьми Бетти с собой на вечер к Адриане Арболеда – а потом увези ее куда-нибудь, напейся и переспи с ней. В третий раз это будет нетрудно»). Марио советовал проделывать это как можно чаще – накачиваясь виски по самое горло, «ведь никто не бывает так счастлив после занятий любовью, как уродливые женщины» - ведь только так Бетти будет в их руках. Но его квартирой больше он даст воспользоваться - даже портье был в шоке, увидев, какую образину приволок Армандо!
Кроме того, президент должен не забывать про открытки – если он забудет об этом, то Николас Мора будет тут как тут – и они потеряют Бетти – а с ней и фирму. Но Армандо должен быть очень осторожен – ведь Патрисия будет следить за ним, докладывать все Марселе, да и сама Марсела будет начеку – а Армандо должен жениться на ней во что бы то ни стало, иначе Даниэль разделит фирму.
«Помни, дорогой друг, каждый раз, когда ты занимаешься любовью с монстром – ты гарантируешь, что она не предаст нас. Повторяй себе это – я целую Бетти, чтоб спасти фирму! Я сплю с Бетти – чтобы спасти фирму!»
Кроме того, она нужна им и для того, чтобы подделать отчет для Совета Директоров. «Мы у нее в руках, дорогой Президент, не забывай об этом. Так что сожми зубы, залейся виски – и вперед!» Нет, конечно, это не продлится долго – как только фирма выплатит долги и Бетти уже будет им не нужна – она уедет и Армандо опять будет «порхать» в окружении красоток. А пока – вперед, Армандо!
В самом конце была приписка – конечно, Марио представляет, какое отвращение написано на лице Армандо после чтения этого письма. Но он надеется, что друг его за это простит. В общем, все в руках Армандо, как бы он этим не распорядился...
Бетти едва ли обратила внимание на эти слова...
Дочитав письмо, в кромешном молчании, с маской смерти на лице она свернулась калачиком в кресле. Закрыла лицо руками – и едва слышно застонала...

0

9

часть 13
Не имея сил подняться, Бетти долго оставалась в кресле совершенно неподвижной, силясь осознать то, что осознать было, наверно, невозможно.
Через 25 серий это письмо скрутит в еще более страшный узел страданий другую женщину, которая узнает, к кому ушел ее любимый, узнает, на какую грязь он оказался способен ради амбиций, и которая совершенно точно будет знать, что несмотря на все отвратительные слова этого письма – оно ложь, от первого до последнего слова – а ее любовь потеряна навсегда...
Возле двери в кабинет Армандо остановились Сесилия и Каталина. Очень довольные знакомством друг с другом, они еще поболтали. Наконец, Ката вернулась обратно к Хуго. А Сесилия открыла дверь в кабинет. Взгляд ее наткнулся на неживую фигуру Бетти.
•  Извините?
•  Да... – Бетти так и не поняла - ни кто ее окликнул, ни что ее вообще
окликнули.
•  Я могу войти? – Сеси явно не узнавала девушку, которая всего
несколько часов назад так задорно огрызнулась на издевательства Хуго.
Бетти встрепенулась (знаете, как пытается подняться раненый зверь?), быстро смахнула все открытки и конфеты в пакет, взяла в руки письмо
•  Входите, пожалуйста, дон Армандо сейчас приедет.
•  С Вами все в порядке?
Бетти вдруг разозлилась и заорала, что с ней не все в порядке, но пусть Сесилия не лезет – такой женщине, как она, никогда не понять того, что случилось с Бетти.
Девушка в истерике влетела к себе в каморку, упала на стул – и снова замерла, невидяще глядя в одну точку.
На пороге появилась Сесилия. Ее задели слова Бетти. Что такое пережила девушка, чего никак не сможет понять такая, как она?
Но Бетти уже не хотела скандалить. Тихо и очень спокойно она попросила оставить ее одну. Сесилия красива, у ее ног так и вьются мужики – что она может понять в проблемах такой уродины, как Бетти, вся жизнь которой – череда сплошных издевательств и насмешек?
Бетти была уверена – Сеси немедленно уйдет. Но та неожиданно подсела к ее столу. Нет, Бетти не права. Перед болью и одиночеством все равны – какая разница, красавица ты или дурнушка? Она, Сесилия, тоже не всегда была красива, она тоже долго была «гадким утенком», тоже хлебнула насмешек и издевательств. Но по-настоящему разбили ей сердце и предали ее тогда, когда она уже стала «Мисс Вселенная». И ей тоже казалось, что жизнь ее кончена. Ей тоже хотелось умереть...
Бетти неожиданно для себя начала вслушиваться в тихие слова чужой женщины.
- Красота ничего не решает, продолжала Сесилия. - Красивые женщины имеют не меньше проблем, чем дурнушки. Когда ты красива, нелегко понять – любят тебя – или просто престижно показаться с красоткой в обществе. Внешность не играет роли, когда дело касается любви – или горя.
«Но знаешь, Бетти, что всегда поддерживало меня в самые горькие моменты? В китайском языке есть иероглиф. Он означает страдание, боль – но он же означает новые возможности, новое начало, надежду. Видишь ли, когда ты страдаешь, когда кажется, что на этой земле все уже потеряло свой смысл – всегда появляются новые силы, новая надежда – и мы находим возможности, чтобы выжить – и все начать сначала.»
Сесилия поднялась. «Подумай над этим, Бетти». Не имея больше ни времени, ни – после разговора с Бетти – желания ждать Армандо, она вышла из кабинета...
Бетти осталась одна – и снова уперлась глазами в письмо. Потом медленно, как робот, сунула руку в пакет – и извлекла симпатичную открытку. Раскрыла – к ней прикреплен листочек: «Сегодня ты наверняка проведешь ночь один – поэтому эта открытка должна появиться у нее на столе завтра утром». Бетти перевела глаза на открытку: «Сегодня всю ночь мне не хватало тебя рядом. И утром я проснулся, мечтая о тебе. Я люблю тебя. Армандо.»
Вытащила другую открытку. Записка на ней гласила: «Эту положи на стол Бетти после вечера у Адрианы Арболеда. Ночь накануне вы наверняка провели в постели. Поэтому эта открытка подойдет»
Бетти посмотрела на открытку: «Когда я касаюсь твоей кожи, твоих губ, твоего тела – я понимаю, что хочу заниматься с тобой любовью...» До конца Бетти дочитать не смогла. Это оказалось последней каплей – и окаменелость девушки прорвалась слезами...
Немного погодя в офис зашла Каталина. Хуго, умирая от желания узнать, что происходит в офисе между Армандо и Сесилией, заслал ее на разведку. Ну плюс еще спросить, нет ли у компании денег, чтобы снять помещение – и устроить выставку его, любимого, творений. Не застав никого, Ката удивилась – и заглянула в офис Бетти. «Привет!» Над столом поднялось бледное, залитое слезами, лицо. Бетти быстро вытерла глаза – и, поздоровавшись, стала складывать в пакет открытки и письмо. Каталина вгляделась в девушку.
«Где Армандо и Сесилия?» «Дон Армандо еще не приехал, а донья Сесилия ушла» Если Кату и удивила внезапная невежливость не попрощавшейся гостьи, то виду она не подала. Она все внимательнее всматривалась в Бетти.
«Что с тобой? Ты плакала?» Нет, Бетти не плакала – у нее просто вдруг начался грипп. Все в порядке. Каталина попросила передать Армандо, что он ей нужен – и пошла к двери, абсолютно не веря в этот «грипп», но не решаясь пока настаивать.
Едва дверь за ней закрылась, Бетти вскочила. Она вдруг прямо перед собой увидела их последнюю с Армандо ночь, его нежность, почувствовала его поцелуи... И неожиданно начала улыбаться (шок, смотреть на эту улыбку было просто страшно, актриса играла сумасшедшую...), лихорадочно приговаривая: «Это не может быть правдой, это какое-то недоразумение. Марио пошутил, это все неправда. Этому должно быть объяснение. Это неправда...Это неправда...» - еще немного, и она бы запела эту фразу...
Выскочила из кабинета, держа перед собой пакет. За дверью ждала засада – София и Берта. Как, неужели Бетти решила их пожалеть и рассказать о ланче?
Каком ланче? – неподвижный взгляд Бетти смотрел куда-то сквозь них.
Что??? – подруги уставились на нее в полном недоумении, - с доньей Марселой.
А, - протянула Бетти, - ничего особенного, - она отошла от них, так и не поняв, о чем речь.
За поворотом ее ждала другая пара сплетниц – Сандра и Марианна. Правда, задали они другой вопрос – Бетти не отдала еще пакет? Бетти молча отрицательно покачала головой. Хочешь, я его передам – спросила Сандра. Бетти опять повторила первый жест. И пошла дальше. Куда ты? – донеслись до нее слова подруг.
-В технический отдел.
Бетти спустилась к копировальной машине. Вынула из конверта письмо, перекопировала (голова все-таки сработала правильно). Положила оригинал обратно в конверт – и в пакет.
В это время в фирму влетел Армандо. И с места в карьер спросил о Сесилии. Узнав, что она уже ушла, рассвирепел «Черт, я убью Бетти!»
Патрисия ему вдогонку пожелал удачи. В коридоре все в том же заторможенном состоянии появилась Бетти. Сандра сообщила, что босс Бетти уже здесь. «Он спросил про пакет?» «Нет. А что там, в этом пакете. Ты смотрела?» «Нет.» Бетти немного подумала. «Сандра, отнеси этот пакет обратно в кабинет своего шефа. Если дон Армандо не спросил о нем – значит, это ошибка. Только ничего не говори дону Армандо.» Бетти ушла обратно в свой кабинет, провожаемая недоуменными взглядами подруг – и язвительными замечаниями Пати.
Зашла в кабинет – Армандо сидел за столом, что-то печатая на компьютере. Поднял глаза – лицо просветлело при виде Бетти. «Привет!» Тут же вспомнил про Сесилию. Где она? Ушла, не дождалась? Черт, как неудобно получилось... Бетти сообщила ему о том. Что его ищет Ката. Прекрасно, зови ее сюда, отозвался Армандо. Бетти молча смотрела на него абсолютно неподвижными глазами, страшная, как никогда. Вдруг глаза его стали серьезными. «Бетти, что? Что-то произошло?» Бетти улыбнулась (вы когда-нибудь видели, как в фильмах ужасов улыбаются скелеты? А какие у них при этом глаза? Тогда вы можете себе представить, на что была похожа эта улыбка – я ее испугалась...) – «Нет, что Вы. Все хорошо...» И скрылась у себя. Армандо недоуменно уставился на дверь. Но решив, что ему это померещилось, продолжил что-то печатать.
В конуре Бетти набрала номер Инес, попросила позвать к Армандо Каталину. И снова замерла, глядя на письмо (копию, конечно). Отбросила его в сторону и взмолилась: «Это неправда, это не может быть правдой. Господи, сделай так, чтобы это было неправдой!!!!»
Немного погодя снова вышла из кабинета. Подошла к Сандре – не звонил ли ее шеф? Нет, еще не звонил. Если он позвонит, спроси его про пакет... Нет, это наверняка какая-то ерунда, но все же странно. Девушки опять обалдело уставились вслед совершенно незнакомой им Бетти.
В кабинете Армандо сидела Каталина, принесшая какие-то сметы. Армандо привычно распорядился отдать все документы помощнице. Каталина подошла к Бетти, отдала ей документы. Не сводя глаз с Армандо, Бетти машинально их взяла. Сквозь пелену до нее донесся голос Каты «...Бетти, ты все поняла?» Бетти перевела взгляд на Кату: «Да». И скрылась в своей норе. Ката вопросительно глянула на Армандо. Он ответил ей недоумевающим взглядом – и перевел глаза на закрытую дверь.
Вечер. Армандо разговаривает с отцом – а в офисе Бетти раздался звонок. Это Марио. Они уже в Майами, все нормально. Ему нужен Армандо. Словно почувствовав важность момента, Армандо быстро попрощался с отцом – и схватил трубку. После привычного «Привет - Привет» Марио осведомился, забрал ли Армандо пакет из его кабинета. Пакет? У Армандо он совершенно вылетел из головы. Марио вскипел – ну и идиот же его друг. Пусть пулей летит в его офис, забирает пакет, в нем открытки и инструкции. Армандо так и сделал. Вернувшись в офис, он внимательно все рассмотрел – и достал конверт с инструкциями...
Все это время Бетти стояла возле неплотно притворенной двери своей каморки. Сдерживая крик, она слушала разговор друзей, потом, замирая от ужаса, смотрела как Армандо вынимает из пакета письмо. Сквозь застилавшие глаза слезы она видела, что его читает – но не могла рассмотреть ни гримасы отвращения на его лице, ни появившегося чувства презрения к другу, к его фразам – и к его непонятливости...(какая уж там непонятливость – все он прекрасно понимал, этот Марио, юмор у него такой, дружеский...).
Прочитав письмо, Армандо с огромным облегчением порвал его на мелкие кусочки – и выбросил подальше. НО Бетти этого уже не видела. Едва добравшись до своего стула, она застыла...
В офис Армандо вновь зашла Каталина – она принесла окончательную смету на аренду отеля под показ. Занеси ее Бетти – опять перенаправил ее Армандо. Каталина открыла дверь кабинета. Шагнула в темноту – и испугалась. За столом, скрючившись, сидела Бетти – как страшный раненый зверь. Ее сотрясал крупный озноб. «Что с тобой?» Но губы не слушались девушку. Она только молча смотрела в одну точку...
Каталина подошла к девушке, встала рядом на колени, положила руку на лоб. «О, Боже, Бетти, ты вся дрожишь, у тебя жар!» Бетти разлепила губы: «Н-н-н-нет. Это н-н-н-ничего. В-в-все норм-м-мально.»
Ну, нет, тебе надо выйти отсюда – решила Каталина. Бетти взглянула на нее – куда она может выйти? В дамскую комнату, конечно. Бетти не обрадовала эта идея – она не хотела, чтобы хоть кто-то ее сейчас видел.
В офисе раздался голос Армандо. Он заподозрил неладное и хотел знать как там «девочки». Бетти тут же испуганно схватила Кату за руку – ее не должен видеть никто, особенно дон Армандо. Если Каталина и удивилась, с чего бы Бетти так пугаться любимого босса, то ничего не сказала. Только решительно подняла девушку, взяла ее под руку и заставила выйти из офиса со словами – «никто нас не увидит. Держись за меня и все будет нормально.»
Закрыла собой от глаз Армандо и протащила ее к двери из офиса, разговаривая как ни в чем не бывало. Армандо так ничего и не заметил...
За дверями стояла вся Команда. Слава Господу, им было не до Бетти. София получила письмо от адвоката мужа с уведомлением, что Эфраим претендует на половину их общего дома при разводе. Поскольку дом достался Софии от родителей, она не ожидала, что бывший муж опустится до такого. Вот и рыдала, признавая с горечью, что жила все это время с такой дрянью, которой даже до будущего детей нет дела. Подружки, естественно, советовали взять хорошего адвоката.
Каталина вывела Бетти в коридор и провела мимо Команды в дамскую комнату. Одна Берта обратила внимание на странную пару. Но то, что происходило с Софией, было в этот момент важнее – и интереснее...
Каталина посадила Бетти на кушетку в туалете. Бетти опять вся скрючилась. А Ката собралась идти за крепким и очень сладким кофе – это поднимет тонус девушки. Едва Бетти показалось, что она одна – забилась в истеричных рыданиях. Ката внимательно за ней наблюдала – но все же пошла за кофе.
А в этот момент в туалет ввалились Уродки. Увидав Бетти в таком состоянии – развили бурную деятельность – стали ее жалеть и гладить, но по большей мере – допытываться, что такое случилось с ней? Бетти молча рыдала – и только раскачивалась всем телом – вперед-назад, вперед-назад. Девушки вдруг испугались по настоящему. Проблемы Софии куда-то отошли в сторону – они стали предлагать ей вызвать врача, отвезти ее домой. Бетти только отрицательно качала головой. Хорошо, что в этот момент пришла Ката – она быстро спровадила Команду, заявив, что у Бетти просто очень сильно упало давление – а вообще она с ней побудет, отпоит ее кофе – и все будет замечательно. И потом отвезет Бетти домой – так что девушки могут спокойно отправляться восвояси. Бетти с таким планом была более чем согласна – и подружки ушли. Ката подсела к Бетти. Попробовала дать ей кофе – но Бетти тряслась так сильно, что чашку пришлось отставить в сторону. Каталина попыталась еще раз спросить про причину такого невменяемого состояния. Бетти что-то пробормотала про давление. Каталина покачала головой – от низкого давления или температуры так не рыдают. Но, поняв, что большего от Бетти ей не добиться, она просто убрала чашку – и обняла Бетти, пережидая, когда пройдет дрожь, утихнут рыдания. Дрожь у девушки наконец прошла. И Бетти смогла выговорить более-менее спокойно:
«Я умираю, донья Каталина. Они убили меня...»
Ничего не ответив, Каталина заставила Бетти лечь на кушетку, прислонив ее голову к своему плечу. Долго молча гладила ее по голове.
А в коридоре Команда обсуждала Бетти. Что могло произойти, что девушка в таком состоянии? Неужели этот тиран, дон Армандо виноват? Или Николас ее бросил? Но ведь сегодня они вообще ничего не узнают – Бетти говорить не в состоянии. Посокрушавшись еще немного, дамы вошли в лифт.
А в туалет направилась Патрисия. Еще бы, разве могла она пропустить зрелище плачущей Бетти?
Бетти немного пришла в себя. «Как неудобно, донья Каталина. Мне так стыдно за все это.» Каталина только крепче прижала к себе девушку.
«Все нормально, Бетти. Отдохни.» И в этот момент в комнату влетела Патрисия. Подошла к зеркалу, вытащила косметику. Каталина, закаменев лицом, молча проводила ее недобрым взглядом. Словно вдруг увидев в зеркале Кату и Бетти, Пати протянула «Привет. А что случилось?»
Ката посоветовала ей побыстрее заняться своим делом – и ничего не спрашивать. Но Пати явно была не согласна. Это ведь так странно, что такое могло произойти? Армандо наорал? Любовник бросил? (классное у сотрудников компании мнение о боссе!). Бетти вдруг вскочила:
«Ты этого никогда не узнаешь! Я не доставлю тебе такой радости! Иди, читай свои журналы – ешь эту падаль Ты как стервятник – радуешься только тогда, когда видишь мертвое тело в придорожной канаве. Ты - дрянь, живешь за счет других, как стервятники. Но это не жизнь – а помойка!»
Патрисия, обалдевшая от таких слов от прежде столь спокойной и интеллигентной Бетти, хотела было ответить. Ее оборвала Ката, прикрикнувшая на Пати и пославшая ее...на место. Пылая негодованием, Патрисии все же пришлось убраться восвояси.
Как бы то ни было, но эта вспышка злости сослужила хорошую службу для Бетти. Когда Ката попробовала ее опять посадить, она уже не согласилась. Теперь главным для Бетти было уйти отсюда. Каталина подвела ее к умывальнику и включила холодную воду – она не выпустит Бетти, пока та совсем не успокоится. Подставив руки девушки под струю холодной воды, она продолжила уговаривать ее успокоится. Наконец, Бетти пришла в себя. - Что ж, сказала Ката, - теперь мы вернемся в твой офис. Ты соберешь вещи – и я отвезу тебя домой.
Бетти вскинулась – ни за что, донья Каталина и так много для нее сделала. Не хватало, чтобы она ее еще и домой везла. Лучше она возьмет такси. Ну да, Ката не тот человек, чтобы отпустить ее.
Ладно, это не обсуждается. А теперь надо идти в офис, Ката скажет Армандо, что происходит. Бетти вскинулась – ради всего святого, Армандо ничего не должен знать! Тогда Бетти должна идти одна, иначе Армандо удивится. Приди же в себя, Бетти! Вздохни глубоко, встряхнись – ты должна это сделать.
Бетти вошла в кабинет в тот момент, когда там раздался звонок – звонила Марсела. Армандо разговаривал с ней, следя глазами за Бетти – и с гримасой скуки на лице.
«Да, Марсела. Нет, Марсела. Один, Марсела. Позвони мне позже, Марсела. Потом можешь позвонить портье и проверить, пришел ли я один и когда.
Да. Марсела, буду ждать твоего звонка. Целую, милая.»
Бетти в кабинете собирала вещи. Взяла в руки письмо. Нашла строки, что сегодня вечером Армандо не рекомендуется быть с ней. А вот завтра он должен ее взять к Адриане Арболеда, и потом... Внезапно зашел сияющий Армандо.
Ката все же помогла ей – лицо девушки уже не было мертвенно-бледным. И она даже нашла в себе силы, чтобы взглянуть на него.
«Ну что, пойдем домой? Я провожу тебя. Прости, но сегодня у нас ничего не получится. ...Бетти, ну не смотри на меня так... Марсела очень подозрительна. Сегодня мне лучше быть дома. А вот завтра мы что-нибудь придумаем вместе, хорошо? Например, пойдем на вечер к Адриане Арболеда. Побудем там немного – а потом сбежим. Вдвоем. Хорошо?»
Бетти молча смотрела на лицо этого человека. Армандо вздрогнул. «Что случилось?» «Ничего. Все хорошо. Не беспокойтесь. За мной приедут» Лицо у Армандо помрачнело: «Приедет? Кто?»
Бетти улыбнулась (этой улыбкой, улыбкой, от которой мурашки по коже, она теперь будет долго улыбаться ему. Эта похожая на гримасу улыбка надолго вытеснит ее прежде задорный смех гогочущего попугая): «Мой папа...» «Папа?» Армандо уже не сиял. «Не волнуйтесь, доктор, все нормально.» Ну раз так...Армандо был удивлен – но мало ли что. Внимания он не заострил. Наклонился к ней – поцеловать. Она отвернула лицо – поцелуй пришелся в щеку.
«Бетти, что случилось?» Она кивнула в сторону его офиса: «Дверь. Вы ее не закрыли. Нас могли увидеть.» Армандо продолжал внимательно смотреть на нее, криво улыбнулся: «Д-да. Как же я забыл? Ты сводишь меня с ума... Ну тогда до завтра... Бетти?» Она снова улыбнулась ему. Он ушел...
Бетти проводила его взглядом. Дождалась пока он закрыл за собой дверь.
И стала яростно стирать со щеки его поцелуй. Схватила тряпку, его давний подарок, который так долго берегла, вытерла ею руку, коснувшуюся щеки, бросила тряпку на пол. Открыла ящики стола.
Схватила его фотографию. Изорванная в мелкие кусочки, она отправилась вслед за тряпкой. Туда же полетели его подарки и открытки. Когда уже ничего не осталось в ее столе, она выплюнула : «Армандо Мендоса – мерзавец, подлец!» И упав на стул, забилась в рыданиях.
В коридоре Армандо налетел на Пати. Та не преминула как бы ненароком спросить его о планах на вечер. И тут Армандо сорвался по-настоящему. Я в очередной раз порадовалась, что в коридоре нет ничего стеклянного – а то красотку Пати увезли бы в шрамах. Армандо перечислил все ее достижения в качестве сплетницы и шпионки Марселы, отчитался, что едет домой и предложил ей поехать за ним – ведь труд шпиона очень тяжел – он ей его облегчит. Проорав все, что у него наболело – он под конец гавкнул на нее (очень правдоподобно так, сразу видно, что у него есть большая собака) – и сел в лифт. Ошалевшая Патрисия только глазами моргала.
Едва Армандо исчез из ее поля зрения, как ее окликнула Ката с вопросом, не выходила ли еще Бетти. Пати вскинулась в праведном возмущении – мол, она не шпионка. Не сплетница, ей вообще надоело, что все ее обзывают, все ее унижают, она уезжает домой – и пошли вы все...
Ката даже глазом не моргнула: «Я только спросила» - улыбнулась с легким презрением... Из Патрисии как воздух выпустили – но, к счастью, подъехал лифт.
Каталина же вошла в офис Бетти. Девушка уже не плакала. Собирала мусор, который разбросала (подарки, конечно...). Ката удивилась – почему так долго? Но Бетти надо было собрать все – она не собирается сюда возвращаться...
Где живет Бетти? – спросила Каталина по дороге в гараж – Бетти назвала свой адрес – это так далеко от дома Каты, от ее района – и ее жизни. Каталина посмотрела на девушку очень внимательно – кажется, она уже начала догадываться, что быть несчастной для Беатрис не только привычно – это своего рода защитная маска.
В машине Каталина уже не была просто молчаливой, сочувствующей подушкой. Сейчас она решила немного вкрутить девушке мозги. Она вообще соображает, что делает? Нет, она не будет лезть к ней в душу, если Бетти не хочет сама ей сказать причину сегодняшнего шока. Но работа? Да из Экомоды могут уволиться все – Армандо, Марсела, Марио. Все секретарши. Но Бетти – это душа Экомоды. Она не имеет права вот так вдруг все бросить. Бетти упрямо продолжала твердить, что не хочет больше здесь работать, хочет запереться дома – и никого никогда больше не видеть. Ничего, незаменимых нет – найдут другую.
Что сделал Армандо? – вдруг спросила Ката. В чем он провинился? Дело-то наверняка очень серьезное. Бетти встрепенулась – Армандо ни в чем не виноват. Это – личное. Ката поразилась: личное? И Бетти хочет заставить заплатить за личные проблемы компанию?
Разговор длился всю дорогу. Всю дорогу Каталина пыталась внушить Бетти, что предавать людей, которым ты нужна, бросать работу из-за неудач в любви (конечно же, Ката догадалась, в чем дело, только ей было слишком сложно представить, в КОМ дело) – безответственно. И Бетти совсем не такая. Возле дома она попросила девушку еще раз подумать о своем решении. Не лишаться работы – и не подводить людей, которым она нужна.
Что ж, Бетти пообещала. Как она? – спросила напоследок Ката. Я умираю – услышала в ответ. «Только ты сама можешь помочь себе. Повторяй все время – я не умру, я стану сильнее...» - Ката улыбнулась девушке. «До завтра».
Зайдя в дом, Бетти не захотела говорить ни с кем. Николас решил поднять ей настроение, неудачно сморозив что-то про уродство – она вдруг взорвалась, наорала на него. Убежала в свою комнату. Такого Нико не ожидал – и потому пошел за ней – мириться. Едва войдя к ней и присмотревшись, понял – дело не в нем.
Мало-помалу Бетти рассказала ему все – он единственный человек в мире, которому она могла рассказать все, не боясь быть осужденной или непонятой. Он молча обнял ее – и держал в объятиях все время, пока она рыдала, рассказывая историю своей горькой любви. Только один вопрос мучал Николаса – как же Бетти могла не понять, что все это притворство? Неужели понять, что тебя не любят – невозможно? Перед глазами Бетти вдруг встали «их» ночи с Армандо. Нет, она могла поклясться, что он ее любил. Она чувствовала это кожей, всем своим телом. Но письмо-то доказывает обратное. Услышав текст письма. Николас взорвался. Пролез на шкаф – и снял оттуда документы, которые подписал Армандо, передавая фирму Бетти.
«Перестань плакать»,- сказал Нико. «Что ты сказала Армандо после того письма?»
«Ничего», - ответила Бетти. – «Я не знала, что делать.»
«Не знала, что делать?» – Николас поразился, - «да у тебя в руках обе семьи Валенсия и Мендоса. Бетти, ты можешь уничтожить своего босса. У тебя для этого все есть. Ты только скажи мне, что делать.»
Девушка опять зарыдала. Нико прижал ее к себе.
•  Не плачь, Бетти. Ты не одна. Я с тобой. Всегда и во всем. Ты ведь уже преодолела подобную историю. Сможешь и сейчас.
•  Я не преодолела. Я как-то пережила.
•  И сейчас сможешь, – повторил Нико, - ты только знай – я всегда с тобой, рядом...
В комнату зашла Хулия (мама). И посоветовала детям пойти спать. Нико ушел. Мама подсела к сразу рухнувшей в постель Бетти. Но маму интересовал только один вопрос – дочь выглядит точно так же, как после истории с Мигелем. Неужели опять?...
Бетти вскинулась – нет, конечно. Все не так. Просто очень серьезные проблемы на работе. Ничего страшного. Она их решит. Хулия вышла.
А Бетти потянулась за дневником...
«Эти строки пишут останки той женщины, которой я была еще сегодня утром... Снова мой любимый оказался моим палачом и приговорил меня к горю, одиночеству и мукам... Сегодня я поняла, что моя жизнь – это цепь повторяющихся трагедий. Только с каждым разом трагедии все страшней, все труднее их пережить... Я не знаю, смогу ли я встать завтра утром... И ведь так было всегда...»
Перед глазами девушки пробежала вся ее горькая жизнь одинокой дурнушки, с которой никто не хотел ни дружить – ни просто нормально общаться. Одинокое детство, одинокая юность, одинокие годы университета – и страдания от Мигеля и пари. Ночи с Армандо.
«Я не знаю, что мне делать. Надеюсь, когда я проснусь утром, я буду знать ответ на этот вопрос...»
В начале – лирическое отступление. Или почти лирическое.
Скоро начнется «роман» между Николасом и Патрисией. Поэтому несколько строк по поводу того, как он вообще начался.
Еще когда Армандо за Бетти только ухаживал, в тот день, когда Бетти положила Армандо стихотворение на стол, причинившее такой переполох в умах и сердцах (см. Часть 2 моих резюме), Николас позвонил Бетти на работу. Было необходимо решить вопрос о вкладе какой-то суммы – и он хотел заручиться согласием «босса».
Но Бетти на месте не было. Трубку подняла Патрисия. Услыхав имя звонившего, она часто задышала – ведь это был «тот самый» миллионер, жених Бетти. Если ей удастся его закадрить, она убьет сразу двух зайцев: отомстит Бетти, подружки которой издевались над Пати, смеясь, что Бетти нашла себе миллионера, а вот Пати на такое неспособна, и второе и главное – решит свои финансовые проблемы.
Итак, это мигом пронеслось в голове Патрисии – и она говорила с Николасом ТАК, что тот сразу умер и на небо вознесся. Она уговаривала его на встречу, на то, чтобы он взял ее к себе на работу, в общем – пошла вразнос. И неизвестно, чем бы дело кончилось, но ее подслушали Сандра и Марианна. Подслушали – и доложили обо всем Бетти. Бетти их тепло поблагодарила – а потом устроила Николасу такой скандал, что у него очки вспотели. Но... этот скандал подслушали Армандо и Марио – которым стало кисло.
В следующий раз Нико и Пати разговаривали по телефону в день рождения Бетти. Бетти была на обеде, ее подружки тоже. Пати почти вырвала у Николаса обещание встретиться – но тут он вспомнил про Бетти – и дал задний ход.
Потом они говорили еще раз – но опять пусто. Вот теперь Патрисия и злилась на Бетти – и еще ей страшно хотелось узнать, не Николас ли был причиной страданий Беатрис.
А теперь, собственно, продолжение.
Утром Бетти пришлось идти на работу. Одна только молитва была у нее на уме – чтобы все это оказалось ночным кошмаром. Но это было несбыточной мечтой...
На этаже, при выходе из лифта Бетти встретила Патрисия. Она ядовито заметила, что Бетти пришла слишком поздно – уже почти вечер. (Видно, никак не могла забыть вчерашнюю сцену с Катой). Бетти попросила оставить ее в покое – она не хочет с ней связываться. Пати воспряла духом еще больше – неужели Бетти посмотрелась в зеркало и поняла, что навеки останется старой девой? За Бетти ответила Сандра – в духе «сама дура-старая дева, да еще и нищая». Патрисия сделал стойку – я-то была замужем, а вот вы...
Договорить она не успела – Бетти развернулась к ней: «Лучше всю жизнь быть старой девой, чем хвастаться неудачным браком!» Патрисия сдулась в мгновение ока, увяла и ретировалась на место. А девушки, поаплодировав Бетти, подозвали ее поближе. Их очень интересовало, что же было вчера? Да и сегодня Бетти какая-то не такая. У нее ТАКОЕ лицо...
«Я родилась с таким лицом. Другого у меня нет. Отстаньте, а?» - Бетти развернулась и пошла по коридору, оставив подружек с открытыми ртами смотреть ей вслед.
На посту оказались и Берта с Софией (Света и Таня). София говорила по телефону с адвокатом. Рассказывала историю с домом, который хотят отнять бывший муж и его любовница. Увидев Бетти, она быстренько закруглилась. Обе уставились на Бетти – ну, что происходит?
«Я сама хотела бы это понять» - пожала плечами девушка – и закрыла за собой дверь офиса.
Зашла внутрь, обвела все взглядом - наверно, думала, что все здесь должно было измениться после того ужаса, который она пережила. Но нет, все было на местах. Как и фотография Марселы, на которую Бетти долго смотрела...
Потом вошла к себе. Открытки, его разорванная фотография. Тряпка, которую он подарил ей тогда, в машине. Та давняя сцена вновь пронеслась перед ее глазами. Девушка сжала губы. «Какой же дурой я была! Дон Армандо, какой мерзавец!». Она решительно подняла трубку телефона.
«Говорит Беатрис Пинсон. Пожалуйста, пришлите мне кого-нибудь с пакетом для мусора. Я решила убраться в офисе.»
В офис без стука вошла Ката. Посмотрела на Бетти. Как дела?
Все хорошо. Ката подняла брови – что-то не похоже. Бетти сдалась: «Все очень плохо, сеньора Каталина. Я спала, как больной с тремя переломами. Вообще не могла спать от боли.»
В офисе появился молодой человек с пакетом для мусора. Бетти взяла мешок. Извинилась перед Катой – ей нужно убрать мусор. Ката посмотрела на стол, на пол. Нет, это не выглядело мусором – заметила она. Скорее, это подарки, открытки. Память?
Нет – Бетти была настроена решительно, – теперь это всего лишь мусор. Ката улыбнулась. Отошла... Да, выбросить все это – это поможет, наверно. Но воспоминания все равно останутся.
Бетти посмотрела на нее пустым взглядом – какие там воспоминания – она мертва. Внутри только пустота.
Ката снова улыбнулась – да, конечно. Но все же, пусть Бетти еще раз хорошо подумает. Ведь если человек решает выбросить все, что связано с любовью (конечно, это понятно, что все у тебя, Бетти, из-за любви, и что сейчас это - трагедия ) – это значит, что он готов оставить эту любовь позади. Подумай, Бети, если ты все это выбросишь – пути назад уже не будет. И потом – а он знает, что ты решила выбросить ваши отношения?
У Бетти загорелись глаза: «Ему все равно. Я для него – кусок плоти в очках. Его это не тронет». Почему Ката так сильно сомневалась в словах Бетти? Почему поняла, как поняла, что Бетти – ошибается в ЕГО отношении? «Жизнь и любовь – сложная штука, Бетти. Они часто подстраивают нам ловушки – а мы попадаемся, потому что ревнуем, ненавидим – или просто боимся поговорить. Ты должна поговорить с ним, Бетти. У него должно быть какое-то объяснение...»
«Доброе утро» - прозвучал бодрый голос Армандо. Бетти заледенела.
Ката еще раз улыбнулась девушке: «Дай ему объяснится. Сделай это для себя...»
И вышла к Армандо. Поговорив о будущем показе, она ушла. Армандо позвал Бетти. Она вышла к нему, зеленого цвета...
Он улыбнулся, не заметив ее состояния. Спросил о встрече с «Макро-текстиль» - поставщиками тканей. Да. Она назначила встречу на сегодня.
А что с банками? Все будет в порядке – заверила Бетти. Повернулась, чтобы уйти с свой офис. Армандо окликнул ее.
А не находила ли она вчера зелено-голубого пакета на его имя? Бетти настороженно кивнула. «Ага» - обрадовался Армандо. А не заглянула ли она в него? Бетти снова согласилась. Армандо вдруг звонко расхохотался. Бетти смотрела на него в полном недоумении, и даже испуганно – уж не сошел ли с ума ее предатель-босс? Но Армандо, между приступами смеха, умудрился проговорить, что это была его затея – написать это письмо и положить в пакет. Он проверял, действительно ли она читает все, что приходит ему. Вот она и попалась. Он схватил ее в объятия – ну как она могла ТАКОЕ про него подумать? Он же любит ее. Она прижалась к нему, плача от счастья – она чуть не умерла. Господи, какая же она глупая!
Он поцеловал ее – ну как он может предать свою родную девочку?
Ох, Бетти, Бетти...
«Бетти, ну не стой же ты столбом, у нас так много работы. Ну, пожалуйста...» - она очнулась – босс, как и раньше, сидел за столом.
Бетти взглянула на него. Этот взгляд теперь будет у нее постоянно – взгляд ведьмы, задумавшей погубить человека. Нечеловеческий взгляд, от которого бросает в дрожь. Армандо тоже заметил этот взгляд – и его взгляд стал острым. Серьезным. «Бетти, объясни мне, что происходит? Ты сама не своя. Расскажи мне, пожалуйста.» Бетти выдавила улыбку. Опять этот ответ «Ничего. Все нормально». И ушла к себе. Армандо забыл про бумаги, забыл про дела. Что-то происходило. Но что? Что?
В своей каморке Бетти яростно схватила мусорный мешок. «Объясниться? Ну нет. Вы сами руководили этой грязной игрой, дон Армандо. Что ж, я тоже поиграю...»
В комнате появился служащий. «Вы уже собрали мусор? Могу я его взять?» - протянул руку. Бетти протянула было мешок – но тут же забрала назад.
«...Нет. я еще не готова. Пусть пока останется здесь?» «Мусор???»
«Никогда не знаешь, когда что пригодится». Парень пожал плечами – и ушел.
Открылись двери лифта. Это пришли люди с «Макро-текстиля» - заключать контракт на поставку тканей – во главе с Клаудией-Еленой Васкес. Патрисия позвонила Бетти. Бетти вышла к Армандо. Сообщила о прибытии партнеров. Армандо попросил ее проводить их в конференц-зал. Бетти кинула на него еще один взгляд – и вышла. Армандо подбросило в кресле, он выхватил из пакета открытку на сегодня. Перечитал: «Сегодня всю ночь мне не хватало тебя рядом. И утром я проснулся, мечтая о тебе. Я люблю тебя. Армандо.» Задумался: «Мне так не нравится. Лучше я сам напишу... Черт, нет времени. Ладно. И так нормально...»
Бросился в ее офис, положил на стол открытку и коробочку конфет. Поправил, чтобы красиво лежали. Остановился на секунду – и вдруг улыбнулся счастливо: «Бетти...Моя Бетти...»
В коридоре Бетти встретила гостей, расцеловалась с Клаудией Еленой. Как дела? Клаудии очень нравилась Бетти. И Бетти ответила вполне искренне: «Куда хуже, чем у Вас». Клаудия растерянно улыбнулась, но предпочла перевести разговор. «А где Армандо?». «Он просил меня провести вас в зал заседаний». «Он занят?» Бетти больше не намерена была покрывать босса: «Ну как Вам сказать. Сейчас побрызгается одеколоном...Он в восторге от встречи с Вами.» Знала бы она, что задержало Армандо в офисе...
Подлетела на всех парах Патрисия: «Бетти, дальше я сама займусь, ты можешь...» «Ай, Патрисия, как мило с твоей стороны» - заулыбалась Бетти – и отошла. Пати открыла рот – и с минуту смотрела вслед этой новой Бетти...
Очнувшись от созерцания спины Бетти, Патрисия повела в конференц-зал Клаудию Елену и двух ее спутников. Едва войдя туда и дождавшись, чтобы гости уселись, Пати подняла трубку телефона. Звонила она Сандре – приказав той немедленно зайти в конференц-зал. Сандра положила трубку, решив, что Пати сбрендила с голоду. Опустив трубку, Пати немедленно начала представлять себя гостям. Извертевшись вся и едва не встав на голову, чтобы гости в полной мере оценили длину и форму ее ног, красоту ее груди и объем ее бедер, она одновременно умудрилась рассказать им, что она тут – главная, на ней вся ответственность. Она отвечает за имидж фирмы, за приемы и банкеты, за показы и... В общем, работает тут она одна. Клаудия Елена спохватилась и представила ей своих спутников. Один из них оказался юристом «Макро-текстиль», второй – финансовым директором. Патрисия тут же ввернула, что закончила экономический факультет университета Сан-Марино (этот ее университет был притчей во языцех всех сотрудников – так она этим кичилась...). И попала впросак, потому что оказалось, что у финансового директора множество друзей окончили этот самый университет. Пришлось Патрисии сбавить обороты – и признаться, что проучилась она всего 6 семестров.
От неловкости Пати спасло появление Сандры, которая все же решила проверить, что понадобилось Патрисии. Патрисия тут же опросила всех – и приказала Сандре принести кофе, воду и минералку лично для нее, Пати. Сандра, глянув на нее с выражением «уж-не-сошла-ли-ты-с-ума-девочка», кивнула «Чего???». Пати, начиная заметно нервничать, повторила заказ. Сандра фыркнула «Разбежалась» - и исчезла из поля зрения. Пати глубоко вздохнула – и начала жаловаться на отвратительный персонал этой фирмы. Явно не замечая, что этот монолог интересен только ей одной, а гости уже готовы запустить в нее чем-нибудь, и потяжелее, она развивала свои «глубокие» мысли насчет повальной зависти сотрудников к ней по причине наличия у нее шикарного Мерседеса...
Который в это самое время вознамерились отогнать от дверей Экомоды по постановлению суда за неуплату огромного количества долгов. Вилсон еле упросил адвоката компании-кредитора и судебного исполнителя повременить, пока он не позовет хозяйку машину.
Бетти же зашла к Хуго – позвать его на встречу. Хуго был очень занят – разговаривал по телефону. Он как раз радостно произносил: «...как я рад, что ты наконец здесь, Гизелла. У меня сегодня шикарный вечер – я ставил хореографию...Приводи сколько хочешь мужчин, ты же знаешь...», когда, повернувшись, увидел молчаливую Бетти, пристально смотрящую на него. Проговорив в трубку «Ой, подожди минутку, тут пришла швабра с глазами...» он выслушал ее приглашение и начал объяснять, что очень занят. Но Бетти его уже не слышала. Повернувшись, чтобы уйти, она заметила недошитое свадебное платье Марселы – и застыла, не сводя глаза с творения Хуго. Пропустив мимо ушей его едкое «у тебя такого никогда не будет, так что не стой тут понапрасну», она вдруг ответила ему таким взглядом, что у того язык присох к гортани. И ушла...
Зашла в офис. Сообщила, что гости уже на месте. Хуго скоро будет.
Армандо попросил ее взять свои вещи и прийти в зал заседаний. Она пошла к себе в кабинет. Он остался на месте, не сводя глаз с кабинета – улыбаясь, ждал, что-то она скажет на открытку...
Увидев на столе открытку и подарок, Бетти долго смотрела на них. Взяла в руки открытку – воспоминание о том, как она увидела ее вчера, как прочла ее в первый раз, обожгло ее. Но нет, больше она не будет плакать. Снова перечитала уже знакомые строки... «Сегодня всю ночь мне не хватало тебя рядом. И утром я проснулся, мечтая о тебе. Я люблю тебя. Армандо.»
Внезапно вошел Армандо – не выдержал. Уж очень сильно ему хотелось самому увидеть слезы радости на ее глазах. Но... нет, не было слез. Она вообще не смотрела на него. «Пойдем?... Бетти, что с тобой?»
Она нашла в себе силы взглянуть на него. Нет, ничего, это просто открытка – он так красиво написал ее. Он улыбнулся счастливой улыбкой – если б он только мог, он написал бы ей поэму – «Это и есть поэма...», - ответила она со странным блеском в глазах. Он продолжал все так же улыбаться, забыв где он, и что он здесь делает...
Бетти вдруг медленно подошла к нему и, развернувшись, врезала ему с такой силой, что он отлетел на полметра, спланировав в угол. Схватился за щеку, стал подниматься, глядя на нее с диким перепугом...
«Бетти, все хорошо?» - услышала она голос Армандо. Он перестал улыбаться и пристально смотрел на нее. «Да, пойдемте» - услышала она свой голос... он вышел из офиса. Бетти схватила открытку с подарком – и быстро сунула в мешок ко всем остальные его подаркам.
В зал заседаний, к огромному облегчению гостей, наконец-то пришел Армандо. Поздоровавшись со всеми, он кинул взгляд на Пати, рассевшуюся в его кресле. Пати «не заметила» взгляда, продолжая разглагольствовать на тему «ужасных сотрудников». И встрепенулась только, когда Армандо спросил у гостей, предложили ли им чего–нибудь выпить. Патрисия тут же встряла – о да, она уже заказала напитки, но Сандра все никак не принесет их. «Ты их так разбаловал, Армандо». Армандо согласился – ЕЕ подчиненные совсем от рук отбились. Но он все исправит – сейчас сам все принесет... Пати почуяла – пахнет жареным. И вскочила – ну что ты, Армандо, я сейчас сама, со всем пылом, со всем жаром... Подлетела к двери – и увидела входящую в зал Бетти. Вскинулась было: «Бетти» - и тут же полиняла от одного взгляда на нее Армандо и его очень тихо произнесенного «Даже не думай...» Бетти же вообще прошла мимо, не заметив Патрисии. Подошла к столу – Армандо тут же придвинул стул вплотную к своему «Садись поближе ко мне, Бетти». Она кинула на него все тот же мертвый взгляд – но села - куда он сказал.
И в этот момент в дверях появился Вилсон – с сообщением, что машину сеньоры Патрисии грузят на эвакуатор. Патрисия в шоке кинулась вниз. Армандо же попросил Вилсона закрыть дверь в зал заседаний – и напомнить девочкам про кофе.
В зале появился Хуго. Увидев двух симпатичных молодых мужчин, он немедленно положил глаз на одного из них, бесцеремонно подняв второго, и проводив его на место возле Бетти, приговаривая «Не бойся, она не укусит...» Сам же сел возле первого. Строя ему глазки – и не забыв при этом облобызаться с Клаудией Еленой, которая уже несколько минут пыталась не расхохотаться, глядя на маневры любимого дизайнера.
Патрисия выскочила на улицу – и начался спектакль для всех, кто не прочь поразвлечься. На помощь негодующей Пати пришел было Фредди. Но тут же пожалел об этом, когда адвокат сообщил про сумму долга Патрисии – и о том, что все юридические требования соблюдены. Данная конфискация является абсолютно законной. Сумма долга составляла 5 млн. песо (2500 дол.), Пати повернулась было к Фредди – но тот поспешил спрятаться за машину. В конце концов, упросив адвоката подождать минут, Пати кинулась обратно в Экомоду.
А в зале Хуго умирал от наслаждения, пробуя на ощупь и вкус образцы тканей.
•  Что ж, раз они ему нравятся, будем договариваться о сроках поставки – и платежах. Теперь слово за Бетти... – Армандо не успел закончить речь.
Дверь в зал отворилась – и на пороге появилась рыдающая Пати. С совершенно безумными глазами. Она хотела прямо сейчас, на месте, получить необходимую ей сумму денег. Естественно, Армандо послал ее... за кофе. Предложив попутно заткнуться – и закрыть за собой дверь.
Едва она вышла, рыдая как ненормальная, Клаудия Елена повернулась к Армандо с вопросом – нельзя ли ей хоть как-нибудь помочь? Может быть раньше Армандо попытался бы выполнить пожелание «прекрасной дамы». Но сейчас никакие дамы его уже не интересовали. Поэтому, вежливо объяснив, что их фирма – не благотворительная организация, и что все возможности для помощи сеньорите, которая просто не любит платить по счетам, а все деньги спускает на непонятно что, уже исчерпаны, он просто предложил вернуться к теме их совещания.
А на улице...Пати рыдала в три ручья – ее машину увезли. Фредди всеми силами пытался ее поддержать – сказал, что отвезет домой на мотоцикле, и может даже остаться на ночь, чтобы привезти ее на работу утром. Но этого предложения Пати не пожелала принять – и отблагодарив его за заботу руганью, скрылась в Экомоде.
Встреча закончилась. Армандо, Хуго и Бетти проводили гостей. Из открывшегося лифта вывалилась Патрисия. Увидев веселую компанию, заплакала во весь голос, оплакивая «мой Мерседе-е-е-е-с», и направилась к своему месту, попутно проверяя реакцию окружающих. Гости уехали. Бетти ушла к себе. Армандо отпустил Хуго готовиться к вечеру у Адрианы Арболеда, пообещав непременно там быть.
А Хуго пошел успокаивать Пати. Успокоил он ее весьма своеобразно: осведомившись, по какому поводу она разоряется и услышав в ответ все тот же напев про «мой Мерседееееес, они украли мой Мерседееееес», Хуго уточнил: «Это та развалюха? Да кому он нужен?» и, очень довольный собой, полетел к своей красавице (Инес, а вы что подумали?)
Бетти сидела у себя, уставившись в одну точку. Неожиданно зашел донельзя довольный Армандо. Он был просто счастлив – кредиты получены, ткани закуплены. Все идет прекрасно – и все это удалось осуществить только благодаря ей, Бетти. Без нее он – ничто. Стараясь уже не замечать ее взгляда, он пообещал ей сегодня устроить настоящий праздник – для них двоих. Только для них. Сначала они пойдут к Адриане – а потом будут праздновать всю ночь напролет, так, как они оба этого хотят... Не замечать ее взгляда стало уже невозможно – но Армандо, силясь понять, что происходит, попытался обратить все в шутку: «Бетти, позвони отцу, отпросись на всю ночь. Я хочу быть с тобой». Последнее шуткой не прозвучало. Но Бетти сразу вспомнилась открытка, которую он должен положить ей завтра – после совместной ночи: «Когда я касаюсь твоей кожи, твоих губ, твоего тела – я понимаю, что хочу заниматься с тобой любовью...» И продолжала молча смотреть на него...
А в коридоре – потоп. Пати рыдает в трубку телефона, рассказывая о потере Мерседеса отцу. Открываются двери лифта – и оттуда выходит София, возвратившаяся после встречи с адвокатом. Мариана спрашивает как дела. В ответ громкие рыдания Софии присоединяются и перекрывают рыдания Пати. Патрисия требует, чтобы София замолкла – она не слышит своего плача. В ответ София начинает рыдать еще громче. На сцене появляются Хуго и Инес. Хуго смеется – что еще за вселенский потоп устроили? Инес пытается узнать у Софии, как дела – та в ответ выдавливает из себя что-то настолько нечленораздельное, что Хуго требует переводчика с женского языка... (кто бы говорил...) Девочки уводят Софию в их «зал заседаний» - туалет. А Хуго ехидно прикалывается к Пати – чего она опять рыдает, неужели очередного парня упустила? Разъяренная Патрисия щелкает пальцами: найти парня – плевое дело. А вот где машину взять? Ответить на этот риторический вопрос Хуго не в состоянии – и поэтому ретируется в очень кстати подъехавший лифт. Из лифта выскакивает Аура-Мария, и, захватив по дороге Бетти и Берту, удаляется все в тот же «зал заседаний».
Итак, вся Команда, кроме Инес, в сборе. София, плача, рассказывает, что не помнит, где документы, подтверждающие, что дом – это только ее наследство. Подруги наперебой предлагают ей помощь, одна другой действеннее. Сандра предложила убить мужа Софии, Аура – разлучницу - Дженни. Одна Бетти додумалась посоветовать рассказать адвокату о том, что бывший муж не дает деньги на детей.
А через минуту Аура-Мария, развеселившись от перспективы стать убийцей разлучницы, предложила куда более радикальное средство – она посоветовала Софии завести любовника. София возмутилась, но Аура продолжила настаивать, утверждая, что мужчину легче всего добить, если перед его носом гулять с другим. Ни один мужик не останется спокойным, если его бывшая подружка или жена не будет убиваться по нему, а спокойно крутанет хвостом – и будет радоваться жизни в обществе другого...
Бетти очень внимательно слушала советы Ауры-Марии, ее глаза, невидяще смотревшие в пространство, постепенно загорались огнем...
Вернувшись в офис, Бетти подняла трубку звонившего телефона. Это Марио. С трудом выдавив из себя несколько приветственных слов, Бетти переключила разговор на Армандо. И подошла к приоткрытой двери, стараясь не упустить ничего из разговора. Армандо был очень доволен тем, что Марио рассказал о ситуации в Палм-Бич. Ответил на какой-то его вопрос, что да, он берет сегодня Бетти к Адриане. Бетти слушала – а в памяти возник тот вечер, когда она умоляла его ничего не рассказывать о них Марио. И Армандо поклялся, что несмотря на самую близкую дружбу, есть вещи святые, о которых другу не рассказывают. И его любовь к ней – из их числа. А вслед за этим пришло и другое воспоминание. И она выхватила из стола копию письма Марио, перечитала ту часть, в которой он говорит, что никогда больше не одолжит им с Армандо свою квартиру...
За стеной Армандо положил трубку – и вошел к Бетти. Еще немного – и они могут идти. Он улыбнулся девушке – они немного побудут у Адрианы – и смоются. Хорошо? Бетти смотрела на него в упор: «Мы пойдем на квартиру к Марио?» Армандо смешался – но ответил согласием. Его глаза изучали ее лицо – он удивлен, он думал, что ей там не понравилось.
•  Ну что Вы, – Бетти улыбнулась своей новой ведьминской улыбкой, – Мне там ОЧЕНЬ понравилось. А дон Марио знает?
•   
Армандо чувствовал, что его медленно поджаривают, но отрицательно покачал головой... «Бетти, я слышу какие-то новые нотки в твоем голосе?...»
- Ах, улыбнулась снова Бетти (мне ее улыбка все время напоминала волчий оскал – и глаза все время теперь были дьявольские, горевшие каким-то сумасшедшим огнем), - это такое укромное местечко...
Армандо продолжал пристально смотреть на нее, но вдруг улыбнулся. Ему это место стало дорого после их последней встречи, после их ночи, которая была для него совершенно особенной. В общем, они договорились? Он пойдет соберется, а Бетти должна позвонить домой...
У себя в душевой Армандо предпочел забыть о странном взгляде и тоне Бетти. Освежаясь одеколоном, он улыбался все время в предвкушении их свидания: «Бетти готова на все. Я никогда еще не видел ее такой...»
У себя в кабинете Бетти припоминала советы Ауры-Марии Софии: «...ни один мужик не останется спокойным, если увидит, что его бывшая не лезет в петлю от тоски, а спокойно развлекается с другим кавалером...»
Разом нахлынуло все: и как Армандо с Марио разозлились, узнав, что Бетти доверила их тайны Николасу, и взгляд Армандо, когда Берта выдала, что Бетти звонила ее любовь, Николас Мора, и как Армандо и Марио допрашивали ее по поводу Николаса, как Армандо все время требовал от нее клятв, что она не любит Николаса, а любит только его, Армандо, как он злился, увидев визитную карточку Николаса с надписью «генеральный Директор. Компания Террамода». Множество мелочей пришло на память... Николас Мора – ночной кошмар Армандо...
Ревность – страшное чувство, чувство, способное разрушить любого человека!
«Что ж, дон Армандо, посмотрим, как Вы выдержите испытание ревностью...»

0

10

часть 14
В коридоре снова слышится рыдающий голос Пати – теперь она рассказывает всю историю с машиной Марселе. В ответ на какое-то не слишком приятное замечание Марселы перестает жаловаться – и сообщает подруге, что не только она одна пострадала от вандализма адвокатов – ведь сегодня Армандо направляется на вечеринку, где полно моделей, а она, Патрисия, не сможет за ним проследить. Цель достигнута – Марсела сообщает ей, где ключи от машины, где приглашение на вечеринку. Довольная Пати обещает все разведать, за всем проследить – и сообщить Марси. О, конечно, конечно, она будет ну очень осторожна... (свежо предание...) Только пусть Марси пожелает ей познакомиться сегодня с мужчиной, который поможет ей решить все ее проблемы...
Николас, глядя в компьютер, грезит о Пати. Раздается звонок – он хватает трубку. И нетерпеливо вздыхает, услышав голос Бетти: «Ну, что ты сделала с шефом? Колесовала? Четвертовала? Уволила?»
Нет, Бетти не сделала ни того, ни другого, ни третьего. Но у нее есть план – и ей нужна помощь Нико. Нико готов – пусть только скажет, что именно надо оторвать ее боссу. Нет, этого Бетти пока не надо – ей надо, чтобы Николас пошел купил себе шикарный костюм, туфли, галстук и т.д. и приехал по адресу, который она ему назовет. Она приглашает его на показ мод. Николас на седьмом небе – а костюм он одолжит, и будет выглядеть как английский лорд! А как ему представиться? Как ее жениху – или как директору Террамоды? И так, и так – слышит он в ответ. До Николаса постепенно начинает доходить его роль – но на всякий случай он уточнил, кто там будет из Экомоды? Услышав в ответ «Мы с доном Армандо» он уже не сомневается в правильности своей догадки – и смеется, мол, отлично, Бетти. Мы там встретимся с твоим боссом – а твой отец будет в роли раффери. Но Бетти не до его шуток – она просит его быть на месте так быстро, как он только сможет...
В кабинет вдруг вошел Армандо – он устал ее дожидаться. Быстренько попрощавшись «До вечера, папа» Бетти вскинула глаза на босса.
Армандо улыбнулся: «Я готов. Пошли?»
Бетти пристально смотрела на него. Она позвонила отцу, но у нее одна беда – она не успела переодеться и накраситься...Он ее подождет минут 10 – или рискнет ехать с такой, как есть? Правда, ей все равно бесполезно что-то с собой делать. Она улыбнулась – в оскале сверкнули ее железки. Армандо растерялся от ее слов: «Да нет, Бетти, ты выглядишь прекрасно. Честно говоря, я думаю, что ты – совершенна...»
Бетти вышла из-за стола: «Я СОВЕРШЕННА? Вы правда так думаете? Тогда...» - с этими словами она сняла с него очки, бросив на пол, раздавила ногой, а на лице появилось дикое выражение элобного ликования – и ненависти, - «тогда Вам надо сменить очки. Вы плохо видите». Она схватила его за галстук – и начала душить, приговаривая, чтобы он не смел закрывать глаза, а смотрел на ее лицо, которое целовал с таким отвращением, над которым они так весело смеялись с его подпевалой. И если он еще хоть раз осмелится снова лицемерить ей в глаза – она его просто задушит... Она отпустила его галстук, и он отполз в сторону. Задыхаясь и затравленно глядя на нее...
Туман рассеялся. Армандо все так же стоял рядом, выжидательно глядя на нее: «Пойдем?». Она спрятала глаза, кивнула – и вышла с ним.
В коридоре у Армандо зазвонил телефон. Марсела. Разговаривая с ней, Армандо одновременно пытался уследить за лицом Бетти – а оно приятным не выглядело. Доложившись невесте в подробностях – куда, с кем, насколько и зачем идет, он закончил разговор – и тяжело вздохнул. Марсела не дает ему дышать – все время звонит, следит. Бетти же уловила из всего их разговора только одно: Армандо сказал Марселе, что идет с Бетти.
•  Конечно, сказал, Марсела бы это все равно узнала. Не бойся, Бетти, - успокоил ее Армандо, - Марсела ни в чем тебя не заподозрит...
•  Меня трудно в чем-нибудь заподозрить, - Бетти снова подарила ему один из своих ведьминских взглядов.
Они вошли в лифт. Из-за угла выглянула главная шпионка – Пати, и крадучись пошла к лестнице.
В гараже Армандо подошел к машине, открыл перед Бетти дверь: «Садись, милая».
Бетти стояла возле открытой двери, и опять воспоминания, жуткие в своей открывшейся ей правде, нахлынули на нее...
В этом самом гараже, в начале их «любви», они сели в машину – и она потянулась к нему. Он отстранился: «Я бы поцеловал тебя прямо сейчас, но здесь Вилсон, он может нас увидеть. Лучше поедем, пока я держу себя в руках...» Тогда она только посмеялась, соглашаясь с ним. Но сейчас...
«Бетти, ну садись же» - Армандо, уже сидя в машине, нетерпеливо смотрел на нее. Она села. Армандо взялся было за руль, но опустил руки: «Бетти, что происходит? Я чувствую. Ты какая-то не такая. Ты холодная, чужая... Что случилось?»
Бетти повернула голову – белое, мертвое лицо – со сверкающим оскалом металлических пластинок. В глазах – все тот же огонек – она уже и не пыталась его спрятать. «Ничего. Все хорошо.»
Армандо не выдержал: «Нет, что-то происходит. Скажи мне правду – ты устала от меня? Тебе надоели наши встречи?» (Думал ли когда-нибудь Армандо, что будет просить женщину объяснить, почему она к нему холодна? Воистину, никто не провидит судьбу свою...)
- Я чувствую – нет в тебе радости от того, что мы вместе. Что я сделал? Я провинился перед тобой в чем-то? - Он усмехнулся – а в глазах стыла мольба...
- Я не чувствую за собой вины...
Бетти не смогла сдержать ироническую гримасу на своем лице – а он наблюдал за ней так пристально, чувствовал ее теперь так остро, что заметил эту едва промелькнувшую гримасу.
«Я ведь себя сегодня хорошо вел, я даже почти не смотрел на Клаудию Елену. Я боялся, что ты снова обидешься, как с Адрианой».
Бетти смотрела прямо перед собой – «Да. Вы вели себя прекрасно. Сегодня.»
«Тогда что?» «Ничего. Все хорошо.»
Он потянулся к ней: «Нет, Бетти. Нет. Что случилось с моей принцессой?» Он притянул к себе ее лицо – но поцелуй пришелся в щеку, не в губы. Бетти посмотрела на него – опять этот оскал, этот взгляд. Но Армандо его выдержал. Дрогнул от ее слов: «Я бы поцеловала Вас прямо сейчас, доктор, но здесь Вилсон. Он может нас увидеть. Поехали отсюда, пока я еще владею собой...»
Армандо отшатнулся – да... Нужно ехать.
«Бети, у тебя не бывает чувство, что все это с тобой уже было? Мне кажется. Что я уже слышал эти слова на этом самом месте.»
Бетти уже откровенно издевалась над ним: «Это из Вашей прошлой жизни, доктор...»
Он отвел наконец взгляд, и они поехали. Едва они скрылись из виду, к машине Марселы подбежала Патрисия. Положила сумочку и пригласительный билет на крышу, открыла дверь – и, схватив сумочку, села в машину. Только тормоза взвизгнули – так быстро она рванула. Забытый на крыше машины пригласительный билет мягко спланировал на пол...
При входе в отель, где должен проходить показ, Армандо и Бетти встретила сама хозяйка вечера – Адриана Арболеда. Тепло поздоровавшись с обоими, она не преминула спросить о Марселе. Предоставив право ответа Армандо, Бетти встряла немедленно после его сообщения, что Марсела в Палм-Бич: «Сеньор Армандо отпущен под моим присмотром». Армандо напрягся и скосил на нее глаза, но она улыбалась как ни в чем не бывало. Пришлось Армандо с ней согласится. Вдруг, похлопав себя по карманам, он обнаружил, что его мобильный исчез. Если вдруг позвонит Марсела, а он не ответит – она его убъет, - сообщил он заинтересованной аудитории. Бетти тут же вызвалась принести мобильник из машины – он его там забыл. «Нам не нужен мертвый президент...Пока что...» И улыбнулась. Замерший и опешивший Армандо было обернулся к ней – но ее уже след простыл. Пришлось ему сосредоточиться на Адриане, которая как раз собиралась извиниться – и пойти в раздевалку к моделям. Армандо упросил ее взять его с собой – ему нужно подобрать девушек для следующей коллекции. Оставив распоряжение для Бетти, где его найти, пара удалилась в направлении раздевалок. Вошедшую позже Бетти служащая направила в том же направлении.
А следом явилась Пати – без билета. Все ее слова о том, что она-де является единственным и незаменимым помощником самого Президента Экомоды абсолютно не впечатлили все ту же служащую – она уже видела помощницу Армандо. Пришлось Пати подкатывать к каким-то донам, у которых приглашение было. Ну что ж, красивая девушка всегда может рассчитывать на помощь сеньоров (а также господ, месье, мистеров, адоним и т.д. - сама знаю). Немного улыбок и маневров – и Патрисия внутри.
В раздевалках кипела работа – Хуго готовил моделей к показу. Увидев Армандо, он набросился на него – что ему здесь надо?! Пришлось Адриане взять на себя роль парламентера – это она пригласила Армандо. Принялась знакомить его с моделями – напрасно. Армандо уже всех знал – и привычно здоровался со всеми, приглашая к себе на новый показ – работать. Когда девушки стали совсем уже радостно ему улыбаться – Армандо вдруг застыл на месте, скрестив на груди руки. Никогда раньше он не отгораживался подобным образом – и модели застыли в отдалении... Хуго заметил не слишком большую радость своего босса-друга-врага (и слишком большую радость моделей) – и стал советовать девушкам оставить в покое почти женатого красавчика. И, не переводя дыхания, попросил Армандо жениться, оставить в покое «нас, бедных женщин». Под конец его монолога на тему «пусть мучается одна Марсела, а не все мы» на место событий пришла Бетти, и пристально рассматривала шефа – как ему нравятся слова Хуго? Но похоже, на Армандо его слова не произвели впечатления, а вот Бетти опять вспомнила письмо Марио – где он обещал Армандо кучу красивых женщин после окончания его романа с Бетти. Хуго продолжал бы жужжать еще долго – но, повернувшись, увидел Бетти. И тут же обрушился на нее: как она посмела портить своим видом общую гармонию молодости и красоты? Бетти молча смотрела на Армандо – как он среагирует на оскорбления его любимой? Армандо молчал – кипел внутри, бросал на Хуго дикие взгляды – но молчал. Бетти опустила глаза. Речь Хуго прервала Адриана – просто велела ему заткнуться. Бетти отдала Армандо его мобильник. Потом сладко улыбнулась: «Донья Марсела не звонила», промурлыкала (насколько вообще могла промурлыкать своим попугайским голосом). Армандо напрягся, но сдержался, представил Бетти девушкам.
Бетти секунду помолчала, а потом...»Я не только его ассистентка, я его любовница!» Шок на лицах, все в ступоре, а Бетти продолжила рассказывать всю историю... «Вы еще не знаете, на что он способен. После того, как я верну ему компанию, он соблазнит по очереди всех вас (ну вряд ли там остался еще кто-то с кем он ничего вообще не имел...), каждую по очереди! Но этого не будет – потому что я никогда не верну ему компанию!» Посреди этой речи Армандо пытался вставить свои пять копеек – но получив два раза по морде со всей силы, затих на стуле, потерянно глядя на Бетти...
«Бетти, поздоровайся» - тихий шепот босса вернул девушку к реальности. Она поздоровалась и тут же повернулась к Адриане – Бетти необходимо сказать ей несколько слов наедине. А Армандо она оставит наслаждаться райским обществом прекрасных дам. Армандо, опять ошалев от ее циничной улыбки, проводил их глазами.
Едва скрывшись из поля зрения босса, Бетти попросила хозяйку вечера об одолжении – за ней должен зайти один человек – ее жених и генеральный директор Террамоды. Не могла бы Адриана выписать ему пропуск? Конечно, Адриана согласилась – и немедленно оставила сообщение служащей на входе.
Поджидая Николаса, Бетти столкнулась с Патрисией, скользнувшей к раздевалкам моделей. Но задумываться на тему, откуда она взялась, Бетти не стала...
А в раздевалке Армандо неотрывно смотрел на дверь, в которую скрылись Бетти и Адриана. Вернулась только Адриана – и встревоженный Армандо немедленно попытался узнать, о чем просила Бетти. Но Адриана, слегка удивившись, пожала плечами «Женские дела, Армандо». И, повернувшись к девушкам, напомнила им и ему цель его прихода в раздевалку – подыскать девушек для следующего показа. Он ведь ни с кем еще так и не договорился. Ну, вот меньше всего у него сейчас лежала к этому голова – он не сразу и сообразил, о чем это, собственно, толкует его еще недавно кумир. Но попытался сосредоточиться, как вдруг, в очередной раз кинув взгляд на дверь, обнаружил там знакомые светлые волосы – и коротенькую юбочку над не менее знакомыми ногами. Патрисия. Все это только мелькнуло – и скрылось. Так что он даже не был уверен, что ему не почудилось. Но, в ответ на вопрос одной из моделей по поводу наличия бумаги для записи телефонов, рассеянно улыбнулся и, извинившись, вышел из комнаты.
В фойе вошел Николас. Не успел он представиться, как его схватила Бетти. Служащая пропустила его, но Николас, решив повыпендриваться, начал знакомиться с симпатичной девушкой, пока Бетти не оттащила его со словами, что он же ее жених. Николас вспомнил – и не без сожаления пошел за «невестой». Впрочем, Бетти тут же подсластила-подперчила пилюлю: здесь его Патрисия, но только пусть он к ней пока не лезет...
Армандо решительно прокладывал себе дорогу среди толпы. Знакомые локоны и ноги он обнаружил за одной из колонн.
«Патрисия! Вы-хо-ди!»
Пати стояла ни жива, ни мертва, надеясь, что ее не видно...
«Пати. Считаю до трех. Не выйдешь – уволю.»
Патрисия крепко зажмурилась, пока он считал. Услышав «Раз-Два-Три. Ты уволена. Завтра можешь не приходить на работу», возопила с отчаянием «Армандо!!!» И вышла прямо к нему, под кипящий взгляд.
Армандо улыбнулся ей. Кажется, уроки улыбки он брал у Бетти – яда в ней было не меньше.
«Какого черта ты здесь делаешь? Подожди, дай догадаться...Шпионишь за мной по поручению Марселы? Мата-Хари Экомоды!»
О нет, конечно, Пати попыталась объяснить боссу, что она просто «мимо пробегала», а тут вот он стоит в раздевалке, и она просто не хотела с ним встречаться, и вообще она белая и пушистая, а он бяка, что подозревает такую хорошую девочку...
Армандо продолжая улыбаться так же «радостно», самозабвенно покаялся – и как же только он осмелился ее заподозрить в чем-то нехорошем...от его взгляда Пати немедленно стало не очень хорошо жить на свете. Но тут он неожиданно сменил гнев на милость, и, схватив ее за руку – не вырвешься – потащил обратно в раздевалку. Втащив упирающуюся Пати внутрь и представив секретаршу девушкам, он приказал ей заняться своими прямыми обязанностями – а именно, взять блокнот и записать все номера всех моделей. Как ни молила его Патрисия не позорить ее столь низким званием и не унижать работой, Армандо был непреклонен (и в восторге от того, что может с ней отчасти поквитаться – ирония в его взгляде просто бесила ее, но что она могла сделать?) – она обязана выполнить его приказ. К тому же она потом сможет прекрасно объяснить Марселе откуда у него в блокноте такое количество телефонов моделей. Объявив девушкам, что оставляет им Патрисию вместо себя, он легко подтолкнул «несчастную» к работе – и, мгновенно забыв про моделей, удалился – искать Бетти.
Пати с совершенно несчастным видом поведала, что она не простая секретарша, закончила 6 семестров в Сан-Марино, ее всюду зовут на показы, она должна была стать моделью – тут терпение у Хуго лопнуло – и он приказал ей записывать телефоны. А после окончания этой процедуры – найти в зале его личную гостью – Гизеллу Валькарсель (помните он разговаривал с ней по телефону, когда Бетти обнаружила свадебное платье?), популярную ведущую телевидения Перу – и по возможности, проводить ее к нему.
Бетти и Николас старательно «смешивались с толпой». Николаса интересовал план действий. Ничего особенного от него и не требовалось – главное было, быть все время рядом с Бетти – а потом они вместе уедут с показа. Зачем ей это, не понял Николас. А она хочет вызвать ревность Армандо. Николас развеселился – о да, он тот, к кому ее босс будет ревновать. Он ведь ну ТАКОЙ красавчик, ТАК одет – просто вообще неотразимо, по сравнению с его костюмом костюм Армандо – дешевая тряпка... он бы еще долго прикалывался, если б Бетти не оборвала его – совсем не тот вид ревности она имеет в виду. Она хочет вызвать «финансовую» ревность. Николас несколько опешил – это что-то новенькое. Объясни.
Армандо подумает, что Николас влюблен в Бетти, а она – в него. И что чтобы угодить любимому, Бетти отдаст ему Экомоду. Николас прикинулся возмущенным – он влюблен в Бетти? Да что Армандо подумает по поводу его вкуса? Нет, ему нравятся такие как Патрисия... Заметив на лице Бетти хмурое выражение тут же извинился – Бетти тоже хороша. Просто не в его вкусе. Извинения приняты не были. Тогда Николас посерьезнел. Ладно, как-нибудь они это провернут. Нужно будет целоваться? Бетти посоветовала ему заканчивать с ерундой. Просто он должен быть рядом – а остальное она сделает сама, по ходу действия.
Николас вздохнул – все хорошо, а отцу-то она позвонила? А то он будет ее разыскивать в больницах, моргах, контрразведке... Бетти кинула виноватый взгляд – и пошла искать телефон. Обернувшись, Николас обнаружил Патрисию, которая явно кого-то искала...
Армандо так и не смог найти Бетти – постоянно останавливавшие его знакомые мешали ему. Он разговаривал с ними, постоянно оглядываясь. Вот и в этот раз, оглядевшись несколько раз и не в силах сосредоточиться на разговоре, Армандо извинился и отошел от очередных друзей – и наткнулся на Пати. Она радостно начала совать ему блокнот с телефонами, щебеча, что все записала. Рассеянно пробормотав «Очень хорошо», Армандо продолжал искать глазами...
Патрисия возмутилась: «Армандо, что мне делать с этими телефонами?»
«Понятия не имею. Что хочешь...» - на какой вопрос ответил Армандо, он бы и сам не сказал.
Терпение у Пати лопнуло: «Армандо, ты меня вообще слышишь?»
Армандо молчал и Пати решила попытать удачу: «Армандо, ты никогда не думал, что из меня вышла бы хорошая модель?»
ЭТО Армандо услышал, медленно к ней повернулся. Один взгляд – но он стоил дорогого. Пати стушевалась, но пожелала все-же узнать, что ей делать дальше. «Не знаю», услышала снова.
«Да что такое? Чем ты так занят?» возмутилась Пати
«Я ищу Бетти. Ты ее видела?» Ну да, она видела Беатрис, когда пришла. А что? «Она мне нужна.» «Ты что» - возмутилась Пати, - «Хочешь. Чтобы я пошла ее искать?»
«Хочешь-хочешь» – пропел Армандо тоненьким голоском, передразнивая девушку, - «И быстро! Это приказ.» Скуксившаяся Патрисия с несчастным видом пошла искать Бетти...
Бетти повесила трубку телефона. Обернувшись, она увидела красивую белокурую женщину, растерянно озиравшуюся вокруг.
«Простите», - женщина обратилась к Бетти, - «Вы не знаете, где найти Хуго Ломбарди?»
Бетти ответить не успела – рядом возникла Патрисия.
«Бетти», - возопила она, - «где ты ходишь? Армандо уже устал тебя искать! Ты ему нужна, быстренько беги к нему в зал».
Бетти подняла глаза: «Передай дону Армандо, что я очень занята. Приду, когда смогу.»
Патрисия, на секунду открыв рот от нежданной наглости всегда покорной Бетти, разбушевалась. Что до нее, то Бетти вообще может не утруждать себя походом в зал – она. Патрисия, поможет Армандо не хуже. Тем более, что костюм Бетти – это вообще кошмар. Она позорит своим видом и Армандо, и Экомоду. И вообще, она никому не нужна... Бетти молча слушала...
Повернувшись, чтобы уйти, Патрисия наткнулась на белокурую женщину, ставшую невольной свидетельницей их разговора, и опешила: «Гизелла!» Дама согласилась. «Гизелла Валькарсель!» Женщина снова кивнула, согласившись, что она и есть эта самая Гизелла. Патрисия рассыпалась в восторженных комплиментах звезде перуанского ТВ, и тут же вознамерилась проводить ее к Хуго – но некстати раздавшийся звук апплодисментов, свидетельствующий о начале показа, нарушил ее планы. Гизелла не пожелала мешать модельеру в столь ответственный момент и, поблагодарив Пати, решила остаться здесь, придя в зал попозже. Наорав на Бетти за то, что она не сказала о присутствии Гизеллы, Пати ретировалась. Ошеломленная звезда подошла к Бетти.
«Что это за грубиянка? Откуда она?» - Гизелла все никак не могла прийти в себя.
«Кто это такая?» - Гизелла подошла к Бетти. Пришлось Бетти объяснить, что это секретарша президента Экомоды – компании, в которой работает Хуго. А она сама – ассистент президента. Последнее, по - видимо му , пришлось по вкусу перуанке. Она объявила, что очень рада знакомству – и не согласилась идти на показ иначе, как в обществе Бетти. По дороге Бетти пришлось объяснить, что она мало бывает на таких мероприятиях, ее мир – финансы, а не мода, потому она ужасно одета. Гизелла усмехнулась – она это уже поняла. Как поняла и то, что Бетти очень неуютно чувствует себя в своей собственной коже. Остановила ее – у нее самой, как и у многих других женщин, были похожие проблемы. Но самое главное – не одежда и прическа, не косметика – а то, что внутри. Если внутри женщина интересна – то это главное. А внешний лоск приобретается. Главное в этом – найти хорошего консультанта, который бы помог «осветить» внутреннее содержание женщины. Это просто – Бетти только должна решиться попробовать. Бетти задумалась на секунду – совет неплохой, но при этом продолжала оглядываться. Естественно, ее собеседница это заметила – и спросила о причине рассеянности. И Бетти рассказала о потерявшемся «женихе». Искать его они пошли вдвоем.
Тем временем, показ в зале уже начался. Произнося короткую речь перед дефиле, Адриана поглядывала в зал. Сидевший прямо возле сцены Армандо смотрел куда угодно, только не на эту сцену. С выражением растерянности и неприкаянности он озирался вокруг, никак не находя того, что искал. Пройдя мимо шествующих манекенщиц, Пати плюхнулась на стул рядом с ним.
«Армандо, я нашла Бетти...» - объявила она.
«Да? И где она?» - наверно, впервые Армандо уделил все свое внимание ей.
«Ну, я сказала, что она тебе нужна. Она сказала «Пусть подождет. Я занята.» Очень грубо, Армандо. Очень. Может, она недовольна зарплатой?» - Патрисия с интересом смотрела на Армандо – он сейчас как взорвется...
Но неожиданно услышала растерянный голос босса: «А что она делает?»
Пати удивленно на него взглянула и сообщила, что ничем Бетти не занята – стоит внизу с Гизеллой Валькарсель. Армандо пришел в замешательство – она здесь? С Бетти? Почему? Ответа на этот вопрос Пати, конечно, не знала.
Николаса Бетти и Гизелла нашли только в зале – он стоял, забыв обо всем, прямо под сценой, открыв рот и рассматривая моделей. Бетти еле оттащила его на нормальное расстояние. К стульям. Отвернувшись, наконец, от сцены, Николас испытал легкий шок, увидев Гизеллу так близко. Не в силах сдержаться, он позвонил домой, маме, которая обожает эту телеведущую. Разговор с Гизеллой закончился для его мамы обмороком. Все время дефиле троица сидела рядом – очень оживленно общаясь между собой. Но всему приходит конец – пришел конец и шоу. На сцене – снова Адриана Арболеда. Она поблагодарила всех за внимание, потом Хуго – за помощь и гостью из Перу – за то, что почтила их своим присутствием. Прожектора осветили Гизеллу – и Бетти рядом с ней. И Армандо, наконец, получил ответ на вопрос, где же Бетти... неясно только, что это за «придурок» рядом с ней. Патрисия, естественно, тоже не знала. Пока что...
Репортеры увели Гизеллу в сторону – для интервью. А Бетти велела Николасу никуда не уходить – она только пойдет попрощается с Армандо. Нет, знакомить их еще не время.
Пати пристала к Армандо – ей хочется пойти на банкет, может он пойти с ней? Армандо вырвал свою руку – он не собирается больше никуда, ему надо уйти.
Куда?-Пати вспомнила свою главную роль здесь. Армандо прищурился, в глазах вспыхнула злоба – он и так был на пределе, а тут еще такой вопрос.
«Что, ты должна доложить об этом Марселе?» - злость в его голосе была такой явной, что Пати пришлось долго объяснять, что он опять не то подумал...
«Я еду домой, завезу Бетти – и домой. Не веришь? Поезжай за мной и проверь!» Пати решила, что благоразумнее будет исчезнуть...
К Армандо подошла Бетти. И...попрощалась. Шепот Армандо больше походил на крик: «Что?! О чем ты говоришь?» Бетти извинилась – за ней приехали. Если бы Армандо сейчас дали по голове – он бы выглядел лучше, чем в этот вот момент.
«Кто приехал? Дон Гермес?»
Бетти со злорадной улыбкой объяснила, что это Николас. Армандо прищурился – ах, Николас... А Бетти вообще помнит, что они договаривались провести вместе вечер? Да, она помнит, но вот незадача – она совсем забыла, что еще раньше обещала Николасу поужинать с ним. В общем – до завтра, дон Армандо.
Армандо, доведенный уже до почти невменяемого состояния, удержал ее за руку: «Мы должны поговорить».
Бетти улыбнулась своим «фирменным» оскалом: «Мы поговорим завтра» - и повернулась уйти.
Армандо крепче сжал ее руку. «Мы поговорим сейчас» - прошипел сквозь зубы. Бетти вырвала руку «До завтра». И снова отвернулась.
Нет, Армандо не даст ей уйти. Он снова ухватил ее за руку: «Мы поговорим сейчас. И знаешь, почему? Это приказ!»
«Но дон Армандо...»
«Я сказал» - еще немного, и он бы устроил публичный скандал, - «это приказ. Ты пойдешь со мной.»
Он завел ее в какую-то комнату – и отпустил руку. Накинулся на нее с вопросами, стараясь сдерживаться. Но не получалось у него это. Совсем не получалось. И беседа превратилась в его почти монолог, в его крик, который он так и не смог удержать в себе...Бетти, с выражением невинности, смешанным с дьявольской радостью от вида его мучений, которую она и не пыталась скрыть, наблюдала за ним с каким-то садизмом.
«Объясни мне, Беатрис, что с тобой такое? Что происходит?»
«А что со мной может быть, доктор?»
«Я не знаю! Я уже не знаю, как к тебе подойти. Я все для тебя делаю, а ты? Ты все время исчезаешь, а теперь... Мы договаривались вчера встретиться сегодня, ты помнишь? Или забыла? Ты забыла, что мы договаривались вчера, что сегодняшний вечер будет нашим? Мы хотели пойти к Марио. Вместе. Ты забыла? Мы хотели провести всю ночь вместе. И что сейчас? Ты собираешься идти на ужин с этим типом Николасом? А я? Про меня ты забыла? Тебе дороже ужин с Николасом – или вечер со мной? Ты хочешь быть со мной? Потому что я хочу быть с тобой больше всего на свете...» - он кричал, больше не контролируя себя...
Дверь вдруг открылась – в комнату вошли модели во главе с Хуго и Адрианой. Армандо резко замер. В зале уже все было накрыто для банкета. Армандо и Бетти пойдут? Бетти извинилась – ее ждут. И, воспользовавшись присутствием моделей, ушла. Армандо бросился было за ней – модели не дали ему уйти. Еле сообразив, о чем, о каком ужине, собственно, они говорят, он начал прощаться. Пока он произносил извинения за свой уход, они повисли на нем. Впервые в жизни Армандо едва сдерживался, чтобы просто не стряхнуть их со своих рук. Сколько они его ни просили остаться – он был непреклонен – ему надо догнать Бетти. Наконец, Хуго понял, что Армандо не просто кокетничает – он действительно плевать хотел на всех этих «богинь». И поддержал его уход – пусть идет, иначе своим настроением он им весь праздник испортит. Кроме того, единственное, что не терпят такие люди, как Армандо – это когда на них давят. Впрочем, он не верит в версию «Бетти» - скорее всего, Армандо в погоне за совершенно особенной женщиной. Армандо уже было все равно – лишь бы уйти. Наскоро расцеловав всех подряд – и ловко увернувшись от поцелуя Хуго, он выскочил в погоне за Бетти.
А Бетти опять столкнулась с Гизеллой – вернее, та ее выхватила взглядом из жаждущей общения со Звездой толпы. Наверно, ей наскучили все эти поклонники – и равнодушие Бетти к ее «звездности» воспринималось ею как свежий воздух. Схватив девушку за руку, она спросила ее, что случилось – Бетти выглядела озабоченной. Беатрис просто хотела бы поскорее смыться отсюда – а Николас опять где-то потерялся. Гизелла пообещала направить к ней парня, если увидит его – и, попрощавшись, Бетти отправилась на его дальнейшие поиски.
А Николас набрел на моделей... Ну разве мог он упустить такой случай? Вытащив из кармана мобильник, Нико начал нарочито громко изображать чрезвычайно важный разговор крутого бизнесмена с личным шофером. Он так громко орал, что модели просто не могли не обратить на него свое внимание. Представившись и упомянув Бетти, он привлек их внимание и стал радостно раздавать девушкам визитки, как вдруг Адриана спросила его, не он ли жених Бетти? Сразу смешавшись, Николас поспешно скрылся в соседней двери, чуть не столкнувшись с Патрисией, которая искала Хуго. Естественно, она тут же осведомилась, что это за странный тип выскочил отсюда. Адриана и девушки усмехнулись – какой-то Николас Мора, генеральный директор Террамоды... Патрисия обалдела – что? Это он? Нет, она не могла его упустить! Наскоро бросив Хуго, что Гизелла в зале, ждет его, она бросилась в догонку за Николасом.
В фойе Армандо подошел к служащей на входе – не видела ли она Бетти? Нет. Девушка ее не видела. Может быть, она уже ушла? Нет, служащая точно не видела, чтобы она уходила. Что ж, тогда еще есть надежда ее найти – и Армандо рванул на ее дальнейшие поиски. А Бетти, подождав, пока он скроется, подошла к дверям – может быть, Николас ждет ее на улице? Нет. Куда же его черти понесли?
В общем, обстановка складывается интересная. Армандо и Николас ищут Бетти, а Бетти и Патрисия ищут Николаса. Первой повезло Патрисии – она наткнулась на Нико, который, узнав от Гизеллы, в какую сторону пошла Беатрис, теперь уже окончательно потерялся – и просто стоял на месте, надеясь, что Бетти на него просто налетит... По традиции налетания на недвижимые предметы...
Патрисия тут же взяла «быка за рога» и представилась. Она – «та самая Патрисия Фернандес из Экомоды», с которой он разговаривал, и которой обещал свидание – и кофе. Посетовав на то, что он так и не позвонил ей, наговорив кучу комплиментов на тему его «привлекательности», она все-таки вырвала у него обещание позвонить ей завтра же. Очень довольные друг другом, они уже прощались, когда из соседней двери вышел Армандо.
«Патрисия. ты видела...Беатрис?...» - он вдруг замер, увидев собеседника Пати. Глаза приковались к лицу Николаса – и вспыхнувшая в них... нет, не ненависть – это чувство называется по-другому, пригвоздила к месту и Николаса, который буравил Армандо не менее выразительным взглядом – правда, чувство, которое выражали его глаза, было как раз ненавистью. Патрисия, не уловив, заряды КАКОЙ силы носятся между двумя мужчинами, начала их представлять. Не желая устраивать спектакль, противники, все также глядя друг другу в глаза, пожали руки – и оба одновременно их отдернули, словно обжегшись. Армандо процедил, пытаясь держать себя в руках: «Ну, Вы-то уж точно знаете, где Беатрис.»
Николас дрогнул – и отвел глаза: «Да нет, сам ее ищу»
«Аааа», -протянул Армандо, - «так Вы не знаете...», скрестил руки на груди, и продолжал рассматривать соперника. Николас помахал рукой Пати, еще раз кинул взгляд на босса Бетти – и отправился на дальнейшие Беттины поиски. Пати, счастливая встречей, убежала обдумывать дальнейшую стратегию перехвата жениха дурнушки. А Армандо так и стоял, ничего не видя вокруг – и переживая впервые в жизни нечто, чему не мог пока найти объяснения. Наконец, очнувшись, он бросился было за Николасом. Но ему не повезло. Бетти и Нико столкнулись раньше. В ужасе от того, что Николас успел познакомиться и с Пати – и, главное, с Армандо, она даже не дала ему вызвать такси – а поспешно уволокла прочь – от греха – и Армандо подальше. Армандо только успел увидеть их исчезающие в ночи силуэты...
У себя дома Бетти продолжала допрос Николаса – зачем он полез к Патрисии, ведь она просила его этого не делать. Николас рассмеялся – наоборот, это она нашла его. Бетти усмехнулась – и как же она догадалась, что это именно он?
Почувствовала – шутит Николас или нет, понять было очень трудно – она почуяла его флюиды. И между прочим, он ей очень понравился. Бетти грустно улыбнулась – просто Пати решила, что Николас из той же породы управляющих крупных компаний, вроде Марио Кальдерона, о которых она так мечтает. Николас возразил: ну нет, она сказала, что он очень привлекательный. Взгляд Бетти стоил миллион долларов – наверно, Николас помахал перед ее носом чеком банка Монреаль? Ладно, Бетти перевела тему. А вот как он с Армандо познакомился? А их Пати познакомила. Успокоив девушку на счет того, что он вел себя вполне достойно, Николас поинтересовался – ну, первая цель достигнута? Что дальше? Если Бетти захочет – он ему зубы пересчитает, или очки расквасит – только скажи. Каков план действий?
Бетти пока и сама не знала – но она что-то придумает. Ни отнять компанию, ни отдать ее и уехать она не может – компания и так в ее руках (собственно, обе компании), а все бросить означает ввергнуть Экомоду в судебные разборки, ее сразу же растащат на куски – на это она не может пойти. Компания не виновата в том, что дон Армандо – мерзавец и негодяй. Нет, все должно пока быть как прежде. Но она не даст Армандо спать спокойно – он действительно предан Экомоде и пойдет на все, чтобы удержать компанию. Что ж, - глаза Бетти блеснули яростью и одержимостью – остается проверить, на что он пойдет, чтобы удержать ее, Бетти!
Их тет-а-тет неожиданно был прерван. В гостиной, завернувшись в покрывало, возник дон Гермес. Он набросился на дочь за ее поздний приход, но на секунду прервался, заметив, что Николас в костюме: «Ты что, был в церкви?»
Николас объяснил, где они с Бетти были, и папа разбушевался еще больше – как они домой добирались? Ах, на такси? Да это же страшно опасно в этом городе – ночью ловить такси. Почему они не позвонили, он бы их встретил.
«Прилетели бы на простыне?» - Николас явно старался немного развеселить Бетти. Не удалось. Зато Гермес пришел в ярость: «Помолчи, дятел!». И продолжил ругаться на детей. Какие они глупые....Бетти неожиданно прервала его монолог:
«Папа, не волнуйся. Это не повторится» - она набрала побольше воздуха и выпалила: «Завтра мы купим машину.»
Если она намеревалась заставить обоих мужчин заткнуться, то ей это удалось. Оба испуганно замолчали – и посмотрели на нее с тревогой: уж не сошла ли она с ума? Очень бережно и спокойно дон Гермес, наконец, осведомился, что она имеет в виду? Бетти посмотрела на обоих и спокойно и твердо повторила: «Завтра мы купим машину. Компания Террамода купит машину для владелицы компании и генерального директора.» Дон Гермес, поняв, что дочь не шутит, только предостерег, чтобы она посоветовалась с доном Армандо – и пошел к себе, решив, видимо, что это надо «переспать». Едва он исчез на втором этаже, заговорил Николас. Он был гораздо более прямолинеен: «Сколько ты выпила, Бетти?» Бетти вздохнула – нисколько. И завтра утром они купят машину. Она поедет на работу, а он – в автомагазин. В какой захочет. Выберет машину. Договорится об условиях оплаты – и вызовет ее. Она все подпишет. И ушла к себе - спокойной ночи, Николас. Окрыленный Николас пошел домой – набираться сил перед завтрашним походом.
В своей комнате силы разом оставили Бетти – больше притворяться сильной было не надо. Она устало опустилась на кровать – в лице не осталось ни кровинки. Достала дневник: «Я не знаю откуда у меня взялись силы, чтобы оттолкнуть его. Хотя я знаю, что он испытывает ко мне отвращение, что ему гадко целовать меня – я люблю его. Я все время должна бороться с собой. Он хотел провести эту ночь со мной, спать со мной. Я тоже, тоже хотела быть с ним. Дай мне сил, Господи, выдержать эту борьбу. Это не продлится долго – скоро я все равно должна буду уйти...»
Зайдя в дом, Армандо скинул пиджак и галстук – и улегся на кровать. Взял какой-то журнал – но мысли его были далеко, сон явно не шел. Раздался звонок – он схватил трубку, но голос, раздавшийся в ней, был не тот, который он так хотел услышать. Марсела. Гримаса скуки, усталости и чего-то еще, может, и отвращения, появилась на его лице – но, верный взятой на себя роли, он покорно отчитался о проведенном вечере. А вот сейчас он ложится спать. Да. Он тоже ее целует. Да, он тоже ее ждет. Да, тоже люблю. Повесил трубку – и продолжал смотреть в никуда пустым, неподвижным взглядом.

0

11

часть 15
Утром в своем кабинете Бетти была полна злой иронии: «Интересно, какую открытку Вы подарите мне сегодня, дон Армандо?» Вновь слова открытки, которую она должна была получить, всплыли в ее памяти: «Когда я касаюсь твоей кожи, твоих губ, твоего тела – я понимаю, что хочу заниматься с тобой любовью до конца своих дней.» - наконец-то она вспомнила, как заканчивались эти строки. Рассердившись на себя на боль, которую причиняли ей эти слова, она схватила с пола мешок с подарками, стала судорожно в нем рыться. И резко отставила его в сторону – в офис, отшвырнув дверь, влетел Армандо. Замер, глядя на нее. И, изо всех сил стараясь сдерживаться, спросил, не хочет ли она поговорить. Засияв всеми железками и придав лицу самое восторженное выражение, Бетти с энтузиазмом заявила, что конечно, хочет. Чем она может помочь?
Армандо глотнул: «Что произошло вчера вечером?»
Бетти словно осенило: «Ах, вот Вы о чем...Мы с Николасом поужинали, а потом он отвез меня домой...» И очень нежно ему улыбнулась.
Армандо передернуло, но он еще мог держать себя в руках: «Хорошо, очень хорошо... Бетти, что произошло? Ты забыла о нашей встрече? Ты предпочла ужин с ним свиданию со мной?»
Бетти встала, стала перебирать какие-то бумаги, вдруг всплеснула руками: «Ах, доктор, мне так стыдно... Как я могла обещать пойти с Вами, если уже договорилась поужинать с Николасом? Должно быть это любовь, от которой я все забываю...» - и улыбнулась ему еще нежнее, еще любовнее – диабет можно заработать от такой улыбки.
Армандо ошарашенно уставился на нее: «Любовь?! Это любовь заставила тебя забыть обо мне?! Бетти, что ты говоришь?!»
Бетти покаянно покачала головой, глядя на него все так же умильно: «Доктор, простите меня, это не повторится.»
Армандо, продолжая во все глаза смотреть на нее, встал, сжимая руки...
«Это не повторится... Бетти, это была НАША ночь. Я планировал сказочную ночь для нас двоих. Ты забыла, что сегодня возвращается Марсела?»
«Что ж, доктор, подождем до следующей недели...» - она преданно посмотрела ему в глаза.
Ему как обухом по голове дали. Он смотрел во все глаза - и не узнавал его Бетти.
«До следующей недели?...» - кто из них сошел с ума - говорили его глаза.
Бетти пожала плечами: «Доктор, но Вы же сами сказали, что у Вас был только один свободный вечер...»
Армандо наконец не выдержал: «Бетти, что происходит? Что с тобой случилось? Пожалуйста, перестань играть со мной. Ты забыла о нашей встрече, а сегодня холодно заявляешь мне, что мы подождем до следующей недели? Да что происходит, черт возьми?!»
Бетти невинно взглянула на него: «Но доктор, не я же установила эти правила...»
«Я знаю, знаю» - Армандо опять перешел на крик, его сводило с ума ее безразличие, - «Но Бетти, я не могу ждать до следующей недели...»
Бетти вдруг взглянула куда-то за его плечо. Армандо понял – кто-то еще зашел в офис. Замер, пытаясь взять себя в руки, но был не в силах отвести взгляд от ее невозмутимого лица...
В комнате показалась Каталина. Приветливо улыбнушись обоим, она попросила Армандо поговорить о чем-то. Сунула ему в руку папку. Армандо, резко повернувшийся к ней при первом же звуке ее голоса, взял в руки эту папку, не слишком хорошо понимая, что от него надо. Но, конечно, согласился с ней поговорить. Уже по дороге к себе, он не удержался, кинул на Бетти все тот же завороженный взгляд – и вышел.
Ката повернулась к Бетти: «Как дела?» Бетти попыталась изобразить радужность, заявив что все просто прекрасно. Но разве Каталину обманешь? Кинув всего один взгляд, она улыбнулась – да, немного лучше, но по-прежнему ничего хорошего. Бетти слишком напряжена. Она знает, что может помочь – ароматическая свеча. Немного позже она ее занесет. Улыбнулась девушке – и поспешила к Армандо.
Бетти осталась одна. Наконец-то можно было отдохнуть от притворства. Страдание, боль, гнев – Бетти еле сдерживалась, чтобы не зарыдать...
Сандра и Мариана умирали от любопытства – Пати с кем-то долго говорила по телефону. Не удержавшись, они по очереди подкрались к ней, конечно, с документами – ну не могли же они так открыто признаться в своем любопытстве. Ничего интересного – просто Пати опять оплакивала свой мерседе-е-е-с папе. Двери лифта открылись – это Фредди принес Патрисии ее заказ – огромную коробку шоколадных конфет – Каталина сказала ей, что шоколад хорошо помогает от депрессии. В коридоре появились Берта и София – Софии надо днем к адвокату. Она должна уйти еще до обеда – отпустят ли ее? Берта рассмеялась – она просто прикроет ее перед начальством... и замерла. Перед ее глазами стояла БОЛЬШАЯ коробка шоколадных конфет! София заметила ее взгляд – и поскорее от греха подальше утащила ее. Пати тоже заметила этот взгляд – и глаза ее блеснули в предвкушении забавы...
Каталина и Армандо разобрались с расходами на вечер показа. В офисе возник Фредди – он принес документы для Бетти. Прошествовав походкой пьяного павлина (почему-то он считал, что эта походка придает ему элегантности, а на деле – он выглядел как самовлюбленный петух), он скрылся в офисе. Армандо и Каталина, оценив эту походку, обменялись веселыми взглядами. Что ж, позже Ката занесет остальные сметы. Она ушла. Армандо остался один – с подсчетами, документами...
Получив от Фредди документы, Беатрис задумалась – она идет сейчас на риск, стараясь обезопасить себя. И если Армандо начал в ней сомневаться...
Немного погодя она вышла из офиса и положила на стол Армандо какие-то бумаги. Армандо взял в руки ручку: «Что это, Бетти?»
Это обязательства Экомоды по отношению к Террамоде на 3 миллиарда песо.
Армандо вздрогнул: «Опять? Но я же уже подписал кучу таких бумаг?»
Бетти возразила – нет банк Монреаль согласен, чтобы Террамода брала ссуды и передавала их Экомоде на новую коллекцию и показ только, если Армандо подпишет другие долговые обязательства. Это – не ее идея... Но если Армандо ей не доверяет больше...
Армандо схватился за ручку – кому же и доверять, как не ей? Пусть она ничего такого не думает – он мигом все подписал. Стараясь выкрутиться из этой ситуации, стараясь, чтобы она даже не подумала, что он ей не доверяет, он не смог оценить ее очередную «голливудскую» улыбку и взгляд черных, как бездна, глаз – жертва сама клюнула на ее наживку – и Бетти была довольна...
Он кинул на нее быстрый взгляд – и стремясь перевести разговор, заулыбался: «Вот такая ты мне нравишься. Я боялся, что ты мне уже никогда не улыбнешься»
(Ох, лучше бы она ему не улыбалась...)
Бетти возразила – нет, она сейчас очень счастлива, но волнуется за него... Армандо на нее воззрился – чего она волнуется?
Ну как же, он ведь ей сегодня еще ничего не подарил – ни открытку, ни подарка, ни цветочка.
Удар за ударом – и Армандо пришлось опять выкручиваться – он обязательно подарит, но это такой сюрприз...Его улыбка стала гораздо более широкой, чем ее.
Бетти, решив все-таки оставить в этом вопросе первенство за собой, еще более широко улыбнулась – и ушла к себе, подождать подарок.
Едва зайдя в кабинет – приоткрыла дверь на щелочку – Армандо судорожно копался в мешке, стараясь выудить открытку, предназначенную на сегодня. Нашел, начал читать – и завял. Текст явно не подходил. Он взялся за ручку. Бетти ждала этого момента – и тут же возникла в его офисе, как черт из табакерки. Армандо не успел ни спрятать открытку, ни даже просто заслонить ее.
«Ах, доктор, вы забыли подписать еще вот тут... А что это? Эта открытка для меня?» - Бетти просто умирала от счастья и любопытства. Армандо был уже просто на последнем издыхании. Начал объяснять ей, что еще не дописал, что там написано не все, что он хотел ей написать, что она заслуживает – Бетти уверяла его, что все и так просто прекрасно, она уверена, отдайте мне открытку – и все тут. Армандо выстоял – наплетя с три короба про ее необыкновенность и свое косноязычие, про то, что ему надо еще время, он, наконец, «убедил» ее подождать. Бетти нежно ему улыбнулась – и скрылась за дверью. Все, Армандо обессиленно рухнул в кресле.
Открывшиеся двери лифта принесли в Экомоду свежий ветер – вернулись Марсела и Марио. Пати завопила от радости – и уволокла ее рассказывать новости. Правда, сначала, хитро улыбнувшись и сообщив Марси, что не может оставить коробку конфет сверху – ее могут уволочь. Она вытащила одну конфету из коробки, положила ее на стол – и спрятала коробку. Как только Пати и Марси ушли в офис Марселы, из туалета показались Берта и София. Софии пора было идти на встречу к адвокату. Берта опять успокаивала ее, говоря, что они все ее прикроют – как влруг взгляд ее упал на стол Патрисии. Она немедленно отправила Софию собираться, а сама подошла к столу Пати...и стащила конфету. И немедленно отправилась обратно в туалет – чтобы съесть ее с комфортом.
Марио прошел к Армандо. И застал того сидящим с ручкой над открыткой. Радостно приветствовал его – и получил в ответ озабоченный взгляд друга. Армандо был очень рад его видеть. Прежде всего потому, что все пошло не так – и вот эта его открытка на сегодня не подходит. Все это Армандо говорил шепотом, но Бетти, насторожившаяся сразу при одном только звуке голоса Марио, мгновенно забыла про дела, вся обратившись в слух. Впрочем, ничего больше она не услышала – Армандо вытащил друга в зал заседаний – поговорить. Ну разве могла Бетти позволить им поговорить без свидетелей? Да ни за что. Она вскочила с места. Вышла в офис – и прижала ухо к двери.
Таким растерянным Марио не видел Армандо с момента первой ночи с Бетти.
Что пошло не так? Почему не подошла открытка?
Армандо смотрел куда-то в пространство:
Потому что ...Они пошли вчера на показ к Адриане Арболеда – а Бетти просто исчезла. Исчезла. Ушла.
•  Так, подожди, вы вместе поехали к ней на показ – и она исчезла. Значит, - Марио постарался помочь себе красноречивыми жестами обеих рук, - значит, ничего ЭТОГО не случилось?
•  Нет. Ничего, - Армандо было больно признаваться, но слишком велика была растерянность, да и с кем еще он мог поделиться?, - совсем ничего не случилось...
Бетти придвинулась ближе – расслышать тихие слова Армандо было трудно.
•  Вот почему мы должны переписать эту открытку. По ней понятно, что мы провели ночь вместе. И это не подходит...
•  Хорошо. Хорошо, мы это сделаем через минуту. Но сначала объяси мне все же, что произошло?
Армандо глубоко вздохнул, боль проступила на его лице так ясно, что Марио отвел глаза: «Я не знаю, что произошло. Прошлой ночью там появился Николас Мора. Ты понимаешь, Марио, они покинули показ вместе...»
«Что???» - Марио впервые потерял самообладание...
Придя в себя, Марио уселся обратно на стул, с которого вскочил, услышав про Николаса.
«Итак, мы встретились со знаменитым Николасом Мора. Ну и как он? Приятный мужчина?» - Марио вдруг овладело игривое настроение, последние слова он почти пропел.
Армандо зло глянул на него. Интересно, что ожидал услышать Марио в ответ на свой вопрос? Хвалебную оду? Армандо вообще не был больше способен рассуждать спокойно и объективно. Марио вот только этого еще не понял. Ничего! У него еще будет возможность понять это очень хорошо.
«Он?» - Армандо насупился, - «Как ты сам думаешь? Какой-то страшный очкарик без фигуры, в плохо сидящем, скверном костюме.»
Бетти, подслушивавшая за дверью, побелела как полотно, услышав такой отзыв о близком человеке.
«Но самое ужасное во всем этом то, что я увидел их вместе!»
Не обратив внимания на последнюю фразу, Марио прервал его. Он хотел знать, как это получилось, ведь они пришли вместе – и должны были уйти тоже вместе...
«Причем, в твою квартиру» – добавил Армандо.
Марио возмутился – ну нет. Больше он им свою квартиру не предоставит, так позориться еще раз он не намерен. Бетти за дверью, кажется, готова была убить его за издевательство.
Но ладно, когда же изменились планы?
Хотел бы Армандо это знать. В течении вечера... раньше? Он не знал. Все, что он знал – что она вдруг начала прятаться от него. Он не мог ее найти. Она не была с ним. В конце вечера она вдруг подошла к нему – и попрощалась, потому что Николас Мора за ней приехал, чтобы отвезти на ужин.
Страдание, написанное на его лице смешивалось с яростью: «Ты знаешь. Я испытал странное чувство. Никогда раньше я не знал этого...»
Но Марио было не до его чувств. Он был потрясен – она поменяла ночь любви, страсти, секса и романтики на еду?! С ней явно ч то-то происходит! Скорее всего, уродина просто почувствовала свою власть над Армандо – и теперь испытывает его на всех направлениях.
Армандо поник: «Я не знаю, что происходит. Она ничуть не расстроена сорванным свиданием. И как ни в чем не бывало предложила встретиться на следующей неделе».
Глаза Марио открылись еще шире. Он был потрясен. На месте Армандо он не стал бы ждать неделю, чтобы встретиться с этой вампиршей. Это просто опасно. За неделю столько может произости...
Армандо вздохнул – как бы то ни было, а открытку надо написать. Она уже ждет ее... Подумаешь, Марио это сделает за две минуты.
В кабинете Бетти раздался звонок. Белая как снег, доведенная почти до истерики всем услышанным, Бетти оторвалась от стены. Вернулась в кабинет – Николас.
Он звонил по двум причинам: сказать, что банковский кредит разрешен и... Бетти прервала его, рассказала о документе, который заставила подписать дона Армандо. Николас поразился – зачем? Ведь уже подписанных документов вполне достаточно. Бетти цинично улыбнулась – нет, она не позволит, чтобы эта парочка идиотов надула их с Николасом. Она им больше не доверяет. Поэтому чем больше они подпишут долговых обязательств в их пользу – тем лучше.
Николас пожал плечами – это ее дело. Но он звонит из автосалона. Он нашел машину, которая подойдет им обоим. Он уже договорился об оплате – Бетти остается только подъехатьв салон – и одобрить машину.
Хорошо. Подъеду в час – услышала Бетти свой голос.
В это же время в оффисе Марселы Патрисия рассказала ей все новости. Прежде всего, про свой мерседе-е-е-с. Но это не впечатлило Марселу. Она ведь неоднократно предупреждала подругу. Ей важнее новости об Армандо.
О, Армандо вел себя хорошо. На вечере у Адрианы он говорил со всеми моделями – но ни с одной. Кричал на нее – как обычно. Что было странно – Бетти не хотела сидеть с ним рядом. Пряталась от него. А в конце вечера вообще ушла с женихом. Марсела заинтересовалась – ну и как жених? Патрисия скривилась – какое страшилище в дурно сшитом костюме. Марсела удивилась – он же, вроде, миллионер? Ага, но из новых – подтвердила Патрисия. Так теперь, когда Пати увидела его, она оставила идею украсть его у Бетти? Да как она вообще может о таком думать – отбить у Бетти жениха? Это безобразно, непорядочно, как ей только не стыдно?
Патрисия согласилась...для Марселы - очень уж та переживает по этому поводу.
И тут же с восторгом рассказала о том, что видела плачущую Бетти в дамской комнате. Марсела оборвала ее – чему она радуется? Что у той, возможно, была ссора с женихом? Очень «благородно»! Ей-то до этого какое дело? Давно ли сама плакала по поводу Марио?
Патрисия поняла – сегодня не ее день – и перевела разговор на поездку...
В зал заседаний вернулся Марио – и дал Армандо написанную им новую открытку, и несколько других, пустых. Ушел, напомнив, что у них много работы – пусть Армандо поскорее разберется со своими «сонетами любимой» и начнет уже работать, а не мечтать. Армандо подарил ему взгляд, после которого Марио просто вымелся наружу – и уткнулся в открытку. Написанное не впечатляло. Какая-то глупость. Нет, для его Бетти нужно что-то совсем другое. Взял другую – и задумался. Вдруг его лицо осветилось мягкой улыбкой – он нашел те слова, которые хотел ей сказать...
Патрисия вернулась к столу. Шоколадка исчезла... Убедившись, что ее не взяли ни Сандра, ни Марианна, она вдруг обратила внимание на крадущуюся из туалета Берту – и все поняла. Взяла из коробки следующую шоколадку – и стала сочно есть ее на глазах у задыхающейся от желания отобрать вкуснятину Берты.
Счастливый Армандо, перечитывая на ходу открытку, возвратился в свой офис. Он почти уже зашел в каморку к Бетти, она почти уже получила долгожданную открытку...как вдруг сзади послыщался звук открываемой двери – и голос Марселы «Здравствуй, любимый!» Любимый резко обернулся – и секунд пять соображал, кто это вообще вошел в его офис. Слава Господу, что эти пять секунд Марсела смотрела вокруг – иначе плохо пришлось бы им обоим. Придя наконец в себя. Армандо поспешил к невесте, обнял ее «Ах, как я рад». Уроки улыбок Бетти даром не прошли – никогда еще радость Армандо по поводу Марселы не была такой широченной. Улыбка от уха до уха просто приклеилась к его лицу. А глаза...были абсолютно пусты. Но Марсела этого не замечала. Он была просто счастлива, что он все еще здесь. Забрав у него конверт и кинув его на стул, накинулась было на него с поцелуями – но нет, никогда больше Армандо не забудет, что рядом Бетти. Так он и сказал Марселе. Она не была счастлива это слышать, но факт есть факт. Впроче, она уже начинает привыкать, что Бетти везде и всюду там, где Армандо. Ведь он был с ней и на вечере у Адрианы? Хорошо, хорошо, она не будет ругаться – в конце концов, лучше уж с ней, чем с кем-то другим. Не думает же Армандо, что она может ревновать его к Беатрис. Это просто смешно, даже оскорбительно!
Армандо скривился, стараясь не снять с лица улыбки. Гримаса получилась, что надо! Хорошо, Марсела в этот момент смотрела на дверь кабинета Бетти.
Кстати, она знает, что Бетти была на вечере с женихом. С лица Армандо разом смыло улыбку. И глаза уже не были пусты – в них появилось опять все то же странное, настороженное, затравленное выражение.
Но голос был полон яда: «Радио Экомоды сообщает новости – устами Патрисии Фернандес. Я полагаю?» - пропел он на манер дикторов, едва сдерживая раздражение.
Марсела рассмеялась.: «Не сердись. И теперь я знаю, что он – мужское издание Беатрис – такой же страшный, тупой и плохо одетый.»
Бетти, внимательно слушавшая весь этот разговор под дверью своего кабинета, металась из стороны в сторону – так ей хотелось выйти, заорать, разбить хоть что-то. Но она держалась – и только все крепче сжимала руки...
Армандо на слова Марселы среагировал неожиданно – зло заявил, что у него не было времени разглядывать Николаса, и потому ничего особенного он не заметил. А Патрисии вообще лучше бы заткнуться...
Дверь открылась – Каталина. Обрадовалась, увидев Марселу. Хотела было выйти. Но Марсела остановила ее – ты нам не мешаешь, я уже ухожу. На лице Армандо отразилось огромное облегчение. Настолько огромное, что Ката задержала на нем свой взгляд чуть дольше, чем намеревалась. Впрочем, Армандо тут же стер это выражение с лица. Марсела подняла со стула конверт, отдала его Армандо – и вышла. Армандо попросил передать документы Бетти, Ката вошла к ней в кабинет. А Армандо наконец-то смог передохнуть, прийти в себя...
Отдав Бетти очередную порцию документов. Ката отдала ей и белую свечу. Она видела, что дело плохо. Хуже, чем было утром. «Зажги свечу, она поможет.»
Нет, Бетти явно в это не верила. Ей было так плохо, что она еле держала себя в руках. Ката решила дать ей еще один совет – постараться забывать на работе о личных проблемах. Надо отделить работу от личной жизни. И вдруг Бетти сдалась. Она поникла всем телом в своем кресле, перестала «держать лицо»:
«Я не могу... Я не знаю, где заканчивается моя работа и начинается личная жизнь... я так больше не могу...Я хочу уйти отсюда...»
Ката вгляделась в девушку. Но правда была слишком страшна, чтобы Ката позволила себе угадать ее. Поэтому, стараясь оттянуть момент, когда не признать правду будет уже нельзя, Ката еще раз посоветовала Бетти разделить личную жизнь и работу – и держать белую свечу зажженной весь день. И ушла...
Проводив глазами Каталину. Армандо вскочил – он отдаст ей свою открытку прямо сейчас.
Бетти подняла глаза – она еще не успела опять надеть маску. И Армандо, войдя к ней, в ответ на ее взгляд, просветлел. Улыбнулся смущенно, положил ей на стол открытку и какой-то подарок: «Это так, пустяк, Бетти. Это тебе...», потоптался на месте. Потом повернулся и услышав тихое «Спасибо» вышел из офиса. Сел за стол, взял в руки ручку, какие-то бумаги – и застыл, не в состоянии отвести взгляда от двери – словно там, за дверью, должна была решиться его судьба.
Не успел он выйти – Бетти схватила и подарок и открытку, сунула в черный мешок для мусора. Но вдруг остановилась – и, ненавидя сама себя за эту слабость, все же открыла его открытку:
«Я чувствую себя так странно. Ты так далека от меня. Я все еще не могу поверить, что тебе все равно, что мы не были вместе этой ночью. А для меня эта потерянная ночь была очень важна. Я хочу тебя, мое тело зовет тебя. Я не выдержу до следующей недели, чтобы обрести тебя. Целую. Армандо»
Бетти сжала губы, глаза блеснули...любовью, ненавистью, яростью, страдание:
«Дурак!!!» - и яростно сунула открытку в мешок. Резко встала, взала сумочку – и вышла из офиса. Ее встретили умоляющие, ждущие глаза босса.
«Разрешите мне пойти на обед?» - Армандо растерялся, свет в его глазах сразу потух: «Ну...конечно». Он все же опять поднял на нее глаза.
Она словно вспомнила: «Ах, спасибо за открытку» - подарила ему «улыбку», - «Вы еще раз доказали, как прекрасно Вы пишете».
Он ожидал не того. Не таких слов. Но пришлось удовлетвориться этим. Он улыбнулся. В кабинет вошел Марио, прошел мимо Бетти, не заметив ее – они тоже уходят на обед. Бетти вмешалась: «Извините, дон Марио...» Он обернулся к ней...
Бетти вдруг со всего размаха ударила его ногой в пах. И пока он, онемев от боли, медленно сползал на пол, а Армандо в испуге зажимал рот рукой – она торжествующе улыбалась своим оскалом, сверкая пожаром в глазах.
«Бетти, привет» - Марио уже с минуту пытался привлечь ее внимание. Она очнулась, и кинув ему «Здравствуйте», вышла из офиса.
Марио повернулся к Армандо. озадаченный – Бетти ведет себя немного странно. Армандо усмехнулся невеселой усмешкой – только немного? Да она очень странная...
В коридоре на Бетти напала Команда. Они должны скорее идти обедать. Бетти извинилась – сегодня она не с ними. В дверях офиса показались Армандо и Марио – они обсуждали какой-то документ. Бетти оглянулась на них – и повысила голос: «Я не могу сегодня идти с вами, девочки. Сегодня меня пригласил мой жених! У него для меня какой-то сюрприз...»
Мужчины забыли о документе. Уставились на Бетти. Берта тут же радостно ввернула, что наверно, он будет просить ее руки. Бетти улыьнулась – она не знает, но потом им все расскажет.
И Команда двинулась к лифту.
Марио и Армандо остались одни. Сдерживаться было не перед кем – и Армандо нервно сжал в руках документ, лицо покрылось красными пятнами...
«Сюрприз от ее жениха. Вчера ужин, сегодня обед – и сюрприз... Что это может быть, как думаешь?» - Марио внимательно смотрел на друга.
Армандо радраженно пожал плечами – не имею ни малейшего понятия. А в глазах застыло страдание...
Марио продолжал напряженно думать – что происходит? Вчера она пропустила свидание. Сегодня – этот обед...Николас пошел в атаку? Армандо, мрачнее тучи, опять пожал плечами.
Что это может значить? Марио посмотрел на друга – ты ей открытку-то отдал?
Ну конечно, он ей отдал открытку,,, правда, пришлось написать по-другому. Вариант Марио был ужасным. Что ж, Марио только этому – он уже устал писать для Бетти всю эту чушь. Несомненно, Армандо гораздо лучше напишет все, что чувствует.
Армандо смущенно улыбнулся – а ведь Бетти поблагодарила его за открытку...
Марио весь расцвел и захихикал – о, Армандо на полпути к Нобелевской премии по литературе!
Армандо уже пожалел, что поделился с другом, передеразнил его – и вновь стал серьезным.
Ладно, теперь можно быть спокойным – Армандо сам будет все время писать открытки для своего монстра. А кстати, что написал «Сирано де Бержерак?»
Армандо описал в общих словах открытку – удивлению Марио не было предела – он же написал почти тоже самое... но если Армандо это не понравилось – тем лучше. Самое главное – чтобы то, что он написал в открытке – он выполнил. Армандо думает, что сможет опять переспать с ней?
Армандо глянул на него – ему даже стало смешно, что Марио мог задать этот вопрос. Конечно, он сможет – опять странная, мягкая улыбка появилась на его лице, но он тут же согнал ее: это будет нелегко по другой причине – вернулась Марсела...
Серьезный взгляд Марио вдруг остановился на изменившемся лице Армандо: что-то его глодало, и это были отнюдь не проблемы с Марселой... Что происходит с ТОБОЙ, друг?
Армандо отвел глаза, передернулся: «Я никогда еще не слышал, чтобы Бетти так говорила о своем друге...»
«Но ты же сам просил ее говорить о нем.»
«Я просил ее говорить о нем – я не просил ее хвастаться им!» - взорвался Армандо.
Марио недоверчиво усмехнулся. Нет, он просто НЕ МОГ поверить в то, что слышал: «Ты что, ее ревнуешь?»
В этом Армандо не мог пока признаться даже себе, тем более Марио. Глянув на друга с усмешкой, он хмыкнул – и быстро пошел прочь – на большее его не хватило. Озадаченный Марио поспешил следом...
Между тем Бетти подъехала на такси к автосалону... Николас не сказал ей, какой это салон – и сейчас перед ее глазами предстал Мерседес-Бенц. Ошеломленная и немного испуганная, Бетти вошла внутрь – довольный как слон Николас сидел внутри одной из машин и радостно крутил баранку. Бетти поспешила к нему, уверенная, что это такая шутка. Но нет, Николас не шутил – он действительно собрался купить одну из последних моделей мерседеса. Бетти отказалась – во-первых, эта машина не подходит к их имиджу – у нее имиджа раз в 10 больше, чем у них обоих... Во-вторых – они не могут себе позволить такую дорогую машину – 45000 дол. Слишком много для машины. Николас не согласен – он уже все подсчитал, они могут это осилить. Не придется тратить лишних денег – кредит можно выплачивать из доходов Террамоды. Ни основной капитал, ни тем более деньги Экомоды не понадобятся (хотя у Бетти есть все права в этом мире, чтобы забрать себе всю Экомоду за то, что натворил с ней этот ее любимый Армандо). Да, Бетти уже и сама поняла, что они смогут осилить платежи, но купить такую машину – она просто не уверена...
Чтобы Бетти встала на его сторону, Николас посадил ее в машину. Сам сел на сиденье водителя. Начал ей объяснять – эта машина искупит недостатки нашей внешности. Бетти рассмеялась – да нам все равно никто не поверит. Все будут думать, что мы украли эту машину. Николас вдруг серьезно на нее посмотрел – если вот так рассуждать, то мы никогда ничего в жизни не добьемся, всегда будем парой очкариков – неудачников. Ну посмотри, Бетти, разве эта машина нам не подходит?
Он сидел, крутил баранку, включал радио, открывал и закрывал люк на крыше – а Бетти не видела его в этой машине... Она видела другого Николаса – единственного, кто приглашал ее на танец в школе и университете, того, с которым она вместе смеялась, того, который встречал ее из университета – и провожал на работу. Того, который бережно обнимал ее, когда ей было плохо. Того, который всегда был рядом – в горе ли, в радости ли...
«Да, Николас, мы прекрасно смотримся в этой машине, она нам подходит – мы покупаем ее».
Николас опешил от неожиданности – и вдруг радостно зачастил: «Ты не пожалеешь, Бетти, это здорово, Бетти. Смотри, Бетти. Ну как я тебе, Бетти?». Он взял в руки мобильник – и начал как будто разговаривать с девушкой... Бросил. Рассмеялся: «Не будь ты так страшна, Бетти, я бы поцеловал тебя.» Бетти тоже рассмеялась – а в глазах застыли слезы: «Ну, а я с удовольствием обниму тебя». Николас прижал ее к себе: «Спасибо за доверие, Бетти. Я буду хорошо с ней обращаться.» И успокаивающе погладил по плечу: «Не бойся, Бетти. Я всегда, всегда буду рядом с тобой...» И вдруг, почувствовав, что сам сейчас расплачется, рассмеялся «Ну-ка, отсядь подальше!»
Бетти расхохоталась. Ладно, пошли все оформим. Нужно же получить кредит. Николас улыбнулся – уже все сделано, мы ждали только твою подпись.
«Ну, так пойдем и подпишем все бумаги» - они поспешили в офис автосалона.
Команда, возвращаясь с обеда, встретила Марселу и Патрисию. Они приехали из очередного дорогого ресторана. Патрисия опять поклялась, что вернет деньги Марселе, ну очень скоро – вот только выкупит свой Мерседес... Случайно оглянувшись на Команду, они увидели блестящий черный мерседес, который затормозил у входа в Экомоду. Все замерли – и из машины появилась Бетти. Очень довольная собой, она подошла к подругам. Через открытый люк высунулся Николас – и, верный взятой на себя роли жениха, прокричал: «Пока, любимая!» Плюхнулся на место – и увидел широко открытые глаза Патрисии. Неловко помахав ей рукой, он уехал...
Марсела, удивленно наблюдавшая эту сцену, осведомилась у Патрисии – кто это, собственно, такой? Услышав имя Николаса, усмехнулась – н-да, у него классная машина. Но сам он похож на шофера. И зашла внутрь.
А Патрисия, вся исходя ядом от ярости, пристала к Бетти – где ее жених украл эту машину? Или он устроился работать шофером?
Нет, - Бетти была очень рада ответить этой гадюке так, как она того заслуживала, -
Он не украл эту машину. Он даже не унаследовал ее от бывшего мужа, как некоторые – он заработал эту машину. И кроме того, он вполне может ее содержать. За ней не приедет эвакуатор, и не увезет ее в счет уплаты за долги.
Команда расхохоталась. Вилсон, при исполнении обязанностей, пытался сдержать смех – но у него это плохо получалось. Патрисия вспыхнула, не в силах найти достойный ответ. Наконец, нашлась: «Я не отвечу тебе так, как могла бы только потому, что не хочу уподобляться тебе, плебейка!» И рванула в спасительные объятия Экомоды.
Команда, очень довольная выигранной битвой, напала на Бетти с требованием рассказать о сюрпризе. Бетти улыбнулась – машина и есть сюрприз. Николас сказал, что будет давать ее Бетти, когда понадобится. Команда в восторге – значит, теперь они все на колесах!
За столом Пати стояла Марсела. Увидев невменяемую от злости Пати поинтересовалась, что произошло, где она застряла? Пати рассказал о «неслыханном унижении», которое пережила по милости Бетти и Команды. Марсела осадила ее – сама нарывалась. Что ей за дело до Бетти, до машины ее жениха? Она с ума сошла, что думает об этом парне? Он же просто замарашка на Мерсе. Это не уровень Патрисии... Патрисия хмыкнула вслед Марселе – и достала конфеты. Из лифта вышла вся команда – все разошлись по своим местам – и только Берта медленно бродила вдоль стола Пати, не в силах отвести взгляда от конфеток...
Войдя в офис, Бетти наткнулась на ждущий взгляд Армандо. Но, еще под впечатлением от встречи с Нико и подругами, не стала надевать маску...минуты две.
Поэтому ее вопрос прозвучал вполне нормально – она удивилась, что доктор Армандо уже на месте.
Да, он торопился сегодня. Много работы. Бетти извинилась, что задержалась. Ничего...он понимает...
Постепенно ее лицо мертвело – а Армандо напротив, «веселел». Заулыбался на все «40 зубов». Правда, эта улыбка не передалась глазам – они были мрачны. Да, в общем, только слепой – и Бетти, не могли бы сейчас рассмотреть дикую ревность, которая искажала всегда такие ясные черты его лица.
«Я слышал, что ты обедала с женихом?» - он улыбнулся еще шире.
«Да» «Ну и как?» «Замечательно» «Я ТАК рад... Что случилось? Вы праздновали что-то особенное?»
Да нет, ничего особенного не было (про машину она сообщать не будет, пусть это будет кто-то другой – хороший план, Бетти!), просто он пренебрегал ею в последнее время, а тут его совесть заела. И поскольку донья Марсела вернулась, и у них с Армандо сейчас наладились отношения – она, Бетти, решила уделить побольше времени своему другу.
Что испытывал при всем этом объяснении Армандо – можно было прочитать на нем. Всем – но не Бетти. При словах о Марселе он взвился – нет у них никаких хороших отношений, просто она рада, что он ей не изменял – и кому же лучше об этом знать, как не Бетти, не так ли?
Бетти, лучезарно улыбаясь, кивнула головой.
Он поменял тему – Каталина хотела принести оставшиеся сметы. И надо подсчитать общую стоимость будущей коллекции и показа. Хорошо – кивнула Бетти и направилась в свой офис. Армандо мгновенно сделал несколько шагов – и она уткнулась прямо в него. Отступила на шаг – он смотрел на нее со странным выражением. Но слова, которые он произнес, были ей вполне понятны – и давно ожидаемы: он попросил как можно скорее приступить к подделке отчета для Совета Директоров. Улыбка исчезла с ее лица – оно стало уродливым: «Сначала я разберусь со сметой показа» . И, обогнув его, зашла в офис. Он молча смотрел ей вслед.
Ворвавшись в офис и закрыв дверь, она подлетела к столу – и показала ему язык. То ли рычание, то ли рыдание вырвались из ее груди – она схватила письмо Марио. Упала на стул, на грани слез перечитала его строки, что Армандо должен быть к ней особо внимателен – и из-за Экомоды, и из-за отчета для Совета Директоров. Дрожащими руками поднесла горящую спичку к белой свече Каталины –в полных непролитых слез глазах девушки отразился мерцающий огонек...
Патрисия опять высказала что-то нелицеприятное о Бетти – Сандра и Мариана немедленно ринулись на защиту подруги. Опять вспомнили два Мерседеса – существующий – и почивший в бозе... Возмущению Пати не было предела: неужели они думают, что она не вернет свой мерседес?
Конечно, вернет...на фотографии! Ах, так? Да у нее будет машина гораздо лучше, стоит лишь щелкнуть пальцами!
Разозленная приставаниями Команды по поводу Мерседеса, Патрисия вспомнила о Нико. Где же его визитка? Ага, вот она. И Патрисия направилась в туалет – чтобы спокойно позвонить, не забыв оставить на видном месте конфету...
Николас спокойно ехал по дороге, как вдруг раздавшийся телефонный звонок привлек его внимание. Что это может быть за звук? Минуты через 2 он понял – это же его мобильник. Ему никто не звонил – так что он даже не помнил, какой звонок у его мобильника. Схватил трубку – Патрисия. Стараясь казаться просто обворожительной. Выпросила у него свидание. Завтра. В 9 вечера, он за ней заедет. Они распрощались. Н-да, Николас выглядел не столько счастливым – сколько испуганным: одно дело мечтать о «предмете», и другое – встретиться с ним на свидании. Что ж, что будет – то и будет.
Берта, медленно прогуливавшаяся мимо стола Патрисии, наконец решилась – и схватила конфету. Не успела она обрадоваться второй удаче – как услышала сзади: «А ну, стой! Так вот кто ворует мои конфеты!» Патрисия!
Вскочили и Сандра с Марианой – на защинту Берты. Но вор пойман с поличным – и все втроем попытались отобрать у нее конфету. Пати – из вредности. Сандра и Мариана – потому что Берта же «сидит на диете». Возникла жуткая свара – и Берта вдруг потеряла сознание. На крики прибежала Марсела - и перепугалась, велела принести стакан воды для женщины. Между тем Берта пришла в себя – и Марсела попросила ее позвонить мужу, пусть он отвезет ее к врачу – она же доведет себя до серьезной болезни этой «диетой» К тому же она ей все равно не помогает – она только толстеет. Отведя в сторону Пати, она было обрушилась на подругу – какого черта та набросилась на Берту? Пати возмутилась – она мою конфету своровала! Но вообще, она ей не интересна – у нее есть классное известие, но Марси она пока не расскажет, чтобы не сглазить. Марсела поглядела на эту улыбку Чеширского Кота пополам с прищуром Жванецкого на сцене – и решила, что узнать новости Патрисии будет слишком для ее слабых нервов.
Чинивший на улице машину дон Гермес решил, что у него галлюцинации: к его машине сзади припарковался новенький мерседес, и оттуда высунулась сияющая физиономия Николаса. Убедившись, что это не привидение, Гермес приступил к допросу – откуда у «этого недоумка» взялась такая машина. От ответа он в восторг не пришел – дочка купила его для себя и Николаса? А дон Армандо знает? Николас заверил его, что все будет в Ажуре. Впрочем, убедить сварливого визави ему не удалось – и Нико поспешил убраться с его глаз.
Вечер в экомоде. Все тихо, все спокойно. Бетти работает у себя. Армандо ее сторожит – впрочем, справедливости ради надо заметить – он изучал какие-то документы. В офис зашел оживленный Марио. Гаркнул «Привет»!. Армандо тут же оборвал его знаком «Тихо! Идет запись!». И пересел на диван в углу офиса. Марио подсел к нему.
•  Ну, как там наш вампирчик?
•  Наш вампирчик прилежно работает над сметой производственных расходов, - Армандо ответил в том же духе, что и Марио.
Правда, его подавленное состояние вперемежку с плохо скрываемой яростью, от Марио не укрылось. Он хмыкнул: «Какие мы нежные!»
И тут же решил подлить масла в огонь: «А что был за сюрприз от ее друга?»
Армандо пожал плечами: «Никакого сюрприза. Это был дружеский обед. И вообще, у них строго дружеские отношения...»
Марио скорчил гримасу: «Дружеские? Ты сам-то в это веришь?»
Армандо ответил ему взглядом «Не тронь». Марио понял – и перевел разговор. Сросил насчет подделки отчета – когда она к этому приступит? Армандо не знал – пока она не хочет. Марио обеспокоенно вздохнул – времени-то совсем мало. Придется Армандо сегодня куда-нибудь ее повести. Армандо отверг это предложение – приехала Марсела, она такая нежная, она будет его ждать. Что ж, Марио был неумолим, тогда хотя бы отвези ее домой, поцелуй ее – у нас нет времени на ее капризы... И вышел.
Армандо решительным шагом направился в каморку Бетти.
Все это время подслушивавшая разговор друзей девушка быстро юркнула на место – успела. В комнату вошел Армандо. Она уже закончила смету? – это было сказано с улыбкой.
Скоро закончу – прозвучало в ответ.
Заканчивай скорей, и я отвезу тебя домой – все еще с улыбкой.
Бетти подняла голову – невинно сверкнули железки и ведьмински – глаза: «Спасибо большое – но не надо...»
«Что?» - Армандо перестал улыбаться, уставился на нее в шоке. – «Почему?»
Радости Бетти не предела – ах, за ней заедет Николас...
Армандо даже произнести ничего не мог – только смотрел на нее молча, изо всех сил стараясь держать себя в руках. Бетти продолжала улыбаться, глядя ему прямо в глаза, проверяя его выдержку. В офисе послышался голос Марселы: «Милый»
Армандо обрел дар речи: «Я сейчас», откликнулся, не отрывая глаз от Бетти. Наконец, его прорвало: «Что? Почему Николас? Почему?»
Бетти ласково ему улыбнулась – ну она же говорила, что Нико мучает совесть. К тому же это не хорошо, если он каждый день будет возить ее домой – особенно в день приезда доньи Марселы...
Армандо, забыв о Марселе, пытался взглядом проникнуть в мысли Бетти – бесполезно. Он не видел ее сквозь панцирь ее улыбки.
Марсела стала терять терпение: «Милый, удели мне минутку».
Армандо послушно пошел на ее голос, как сомнамбула. Сквозь пелену услышал ее вопрос – когда он уходит с работы? Скоро – ответ прозвучал машинально.
Куда он поедет?
К ней, конечно.
Армандо пришел в себя – и начал вымученно улыбаться.
Оставшись одна в кабинете, Бетти прислушивалась к разговору – злое торжество так и рвалось из нее наружу.
«Ты ведь не должен больше подвозить Беатрис – ее теперь есть кому встречать», - звучал голос Марселы. Бетти, услышав эти слова, ясно представила, что сейчас будет – и торжество на ее лице сменилось диким злорадством – ах, как она была сейчас дьявольски хороша!
Армандо посмотрел на Марселу в недоумении: «Что?»
«Ну да, у ее жениха есть машина.»
«Машина?» - Армандо передернуло, - «Какая машина?». Он смотрел растерянно. Но все же не предвидел того, что последовало.
«Какая?» - Марсела усмехнулась, «Мерседес Е-200. последней модели. Кажется, пуленепробиваемая.»
Армандо бессмысленно смотрел на нее, опять потеряв дар речи, пытаясь осознать, что он сейчас услышал.
«У него такая машина?» - наконец выговорил он.
Марсела рассмеялась – да, у него такая машина. Но они вообще не смотрятся вместе. Эта машина ему не подходит...
Бетти решила, что вот сейчас должен быть ее выход. Она выплыла из кабинета, лучезарно улыбнулась обоим, отдала папку со сметой Армандо – тот смотрел на нее. Не произнося ни одного слова – но его вид сказал ей все, что она хотела знать. Пожелав им приятного вечера, она выскользнула за дверь.
Возможность говорить вернулась к Армандо при виде закрывшейся за Бетти двери. Беспомощно крикнув «Беатрис» он тут же замолчал – бесполезно. Она его не слышит. Она его вообще больше не слышит!
Марсела улыбнулась – жду тебя дома и ушла.
Армандо продолжал смотреть на дверь, потом обвел взглядом все вокруг. «Мерседес-Бенц». Ах, чтобы такое разбить, кому бы шею свернуть? – говорили его глаза...

0

12

часть 16
Возле Экомоды, сверкая голыми ножками в коротюсенькой юбочке, прогуливалась Дженни. Разговор по телефону звучал привычно-приторно. Она спрашивала своего папусика, когда же он ее заберет?
Но тут возле подъезда возникло явление – Николас на мерседесе. Припарковавшись, он вышел из машины и окликнул девушку. Обернувшись и мгновенно оценив стать железного друга человека, Дженни наскоро расцеловала папусика – и вся отдалась флирту с «милым молодым человеком». Узнав, что он ждет Беатрис, которая не просто его друг, но его девушка, Дженни решила, что сказать, что у Бетти «такой привлекательный и элегантный» парень будет совсем не лишним. Предложила позвать Бетти. Но Николас вытащил свой мобильный – и позвонил ей в офис.
Звонок Николаса прозвучал как удар колокола – и вывел из оцепенения Армандо. Телефон звонил в офисе Бетти – потому, недобро посмотрев на него, Армандо взял в руки свой портфель и вышел из офиса: «Позвоните завтра!»
В благодарность за комплименты Николас разрешил Дженни посидеть в машине – а также взять его мобильник, и записать туда номер ее телефона – ну как же, а вдруг ему срочно понадобятся модели? (И кастинг будет проходить в доме Бетти?)
На этаже президента опять потоп – София вернулась с очередной встречи с адвокатом – и рыдает в три ручья. Видимо, ей все-таки придется продавать дом. Команда помогла ей взять себя в руки. А тут и Марсела подошла к Пати – она уже уходит, и может подвезти подругу до дома. Все вошли в лифт. И лишь Бетти, притворившаяся, что что-то забыла в офисе, осталась на этаже. Впрочем, светиться здесь она была не намерена, выскочила на лестницу – и притаилась.
Ее расчет оказался правильным – из-за угла показался дон Армандо, пребывая в самом «радужном» настроении он зло отчитывал какую-то закройщицу. Наконец, отправив ее к Хуго, окликнул Марио – вместе они подошли к лифту.
«Ну как там дела?» - Марио имел в виду Бетти. Армандо сообщил, что ее забрал Николас.
«Да? Вчера ужин. Сегодня обед. Теперь он решил ее встретить и подвезти домой... тебе не кажется это странным?» Уж мог бы и не спрашивать – на Армандо и так лица нет. Но голос его звучал на удивление спокойно: «Самое странное во всем этом – это его машина...»
Бетти уверилась – они едут вниз – и опрометью бросилась вниз по лестнице.
Выйдя на улицу. Команда уродок тут же обратила внимание на любезничающих Николаса и Дженни. Влепив Дженни все слова, которые, по их мнению, она заслуживала, они вдруг увидели приближающегося в машине «Чека». Он-то надеялся, что Дженни впорхнет к нему в машину – и они уедут от стаи сварливых баб. Но не тут-то было. Не желающего вылезать из спасительной глубины машины Эфраима вытащила силой Сандра. Устроив нехилый скандал, София пообещала ему «веселые времена», если он не прекратит покушений на ее дом. А поскольку ни он, ни Дженни от претензий на дом отказываться не собирались, Сандра решила их сторого предупредить – тем же манером, которым она когда-то успокоила не в меру ретивого техника по компьютерам – просто ударила своим коронным ударом головой по лбу Эфраима. Дженни завизжала, у Николаса от этого зрелища полезли на лоб очки – и он на всякий случай отступил подальше к мерседесу, возможно, впервые задумавшись, что числиться в женихах у Бетти может быть опасно для здоровья – а вдруг эти ненормальные тетки решат, что он с ней не так обращается?
Команда несколько перепугалась неподвижности ударенного тела. Но оно скоро пришло в движение – и, посаженное общими усилиями в машину, поспешило убраться восвояси, провожаемое напутствиями, что это только начало, если парочка не переменит своей политики.
Едва эти двое уехали, как у подъезда появилась запыхавшаяся Бетти. Расспросив, что произошло, она попросила подскочившего к ней Николаса отойти к машине – она еще поговорит с девочками. Николас поразился – тогда зачем он так рано за ней приехал? Бетти оглянулась на дверь – она ждет, когда кое-кто здесь появится. Николас понял – и отступил в тень.
Команда, поведав Бетти о столкновении с «Чеком», оглянулась на Нико – а не хочет ли Бетти их познакомить? Нет, Бетти пока не хотела – ведь Николас такой скромный, такой застенчивый...
Девушки иронично усмехнулись – ну да, такой застенчивый, что с Дженни они чирикали как воробушки. Она еще и свой телефон ему в мобильный записала. Ах, так? Ладно, подруги могут идти – а с Николасом она сейчас разберется...
Подойдя к Николасу, Бетти тут же потребовала у него мобильник. Николас удивился – но дал. Немедленно отыскав в телефонной книге имя Дженни, она вскипела. Николас заволновался – он все ей объяснит. И в этот момент сзади послышался голос Марио «Мерседес?»
Бетти на полсекунды оглянулась. Увидела тех двоих – и тут же повернулась к Николасу, прошипев: «Немедленно открой мне дверь! Быстро!»
Николас почапал исполнять приказ. Открыл дверь, нежно ее усадил, она улыбнулась ему, он в ответ улыбнулся ей – любовная идиллия – да и только.
Сел на место водителя – и все так же нежно улыбаясь друг другу, они отъехали.
Армандо и Марио безмолвно и неподвижно наблюдали эту сцену. Наконец, Армандо проснулся: «Что значит этот мерседес?»
Марио хмыкнул – это значит, что у этого типа есть машина. Ведь за рулем Николас Мора?
Армандо развернулся к нему – дело не в том, кто за рулем. Проблема в том – откуда у него эта машина. Марио запротестовал – но ведь Бетти же говорила, что ее друг – богат.
О нет, Армандо усмехнулся, - он так богат, что его денег хватает только на жилье в бедном районе – его машина стоит 50000 дол., а дом – всего 15000. Откуда у него эта машина? Когда она появилась? Почему он старается выставить ее на показ? Почему именно сейчас он приглашает Бетти на ужин, на обед, встречает ее? Что все это значит?
Марио попытался вправить ему мозги – если Армандо все время будет думать об этом – он свихнется. Не надо сгущать краски – надо просто расспросить Бетти – а вдруг машину Николасу одолжил приятель? Нет, Марио сам не верил в то, что говорит – но он видел – надо хоть как-то успокоить Армандо – он на пределе.
Наконец, пожелав друг другу хорошего вечера, они разошлись.
Подъехав к дому, Бетти все никак не могла успокоиться – как мог Николас заигрывать с Дженни – с этой дрянью, которая из-за денег увела у Софии мужа? Да как он вообще может флиртовать с кем-то из Экомоды – он ведь считается ее женихом? Мало того, как он умудряется заводить шашни с самыми отъявленными негодяйками, каких только можно сыскать?
Николас попытался оправдасться – он с ней не заигрывал, но что он может сделать, если женщины на него так и липнут – весьма выразительно показав на мерседес.
Бетти взвилась – он может играть роль порядочного жениха хотя бы в Экомоде? Она ведь ему за это платит – не только за то, чтобы он преумножал капиталы Террамоды.
Николас вздохнул – да, конечно. Но как же тяжело играть роль ее жениха – чувствуешь себя, как в тюрьме. Бетти ехидно улыбнулась – ничего, зато никто из «этих» не найдет тебе работу, не станет платить зарплату и не подарит машину.
Николас развеселился – ладно, ладно, буду стараться. Бетти открыла дверь – и втянула за собой в дом замечтавшегося о Патрисии парня. Дверь захлопнулась...
Из темного переулка, спрятавшись в машине, сжимая изо всех сил руль, за ними наблюдал Армандо. Мрачное лицо его было каменным...
Едва войдя в дом, Бетти и Николас поняли – атмосфера накалена джо предела. На повестке дня все тот же вопрос – как смела Бетти купить ТАКУЮ машину, ничего не сказав боссу? Вяло поогрызавшись отцу, Бетти вскочила из-за стола – она расхотела есть. Николас, которого Бетти пыталась утащить к себе в комнату, неожиданно воспротивился – он ничего не имеет против дона Гермеса, он хороший парень, такой жизнерадостный! И кроме того, если Бетти не хочет поужинать, то он, Николас, хочет – и побольше, побольше... Вот прямо сейчас все съест – и придет к ней.
Препирательства Бетти и Николаса прервал телефонный звонок. Бетти посмотрела на маму: «Меня нет. Даже если это дон Армандо». Донья Хулия поразилась, но раз дочь того хочет...она подняла трубку.
«Здравствуйте. Можно Бетти?» - донья Хулия взглянула на дочь. Бетти отрицательно качала головой.
«Ее нет» - послушно отреагировала мама.
Звонивший по мобильнику Армандо выглядел человеком, которому дали между глаз: «Что?! Как это нет?»
«Она еще не приходила» - донья Хулия чувствовала себя очень неуютно, но предать дочь не могла, - «А с кем я говорю?»
«Армандо Мендоса», - отчеканил Армандо и зажмурился «А когда она придет?»
«Я не знаю. Она еще не звонила», - продолжала вдохновенно врать Хулия, «Ей что-нибудь передать?»
Армандо опустошенно продолжал смотреть на дверь дома, в котором скрывалась от него та, что еще несколько дней назад светилась от счастья при одном его взгляде на нее...
«Да...да... передайте ей, что я звонил...Спасибо» - он отключился и застыл, все так же пытаясь взглядом проникнуть сквозь стены...
Повесив трубку, Хулия потребовала объяснений от дочери. Прочирикав что-то о том, что она не хочет рассказывать о Мерседесе по телефону. Она все скажет завтра. Бетти хватанула за руку Николаса и, не слушая его протестов по поводу недоеденного ужина, уволокла к себе – поговорить. Мать с отцом остались одни – они чувствовали, что идет какая-то отчаянная игра, что дочь «закусила удила» – но не могли постигнуть причину этого...
А вот в комнате разговор пошел о другом – Николас завтра возьмет побольше денег – и поедет в какой-нибудь хороший магазин. Он должен поменять свой имидж – нельзя, чтобы над ним смеялись, раз уж он является менеджером богатой компании и водит такую машину. Он должен купить строгие костюмы-тройки, модные галстуки – ему это необходимо, чтобы никто не мог сказать, что он не соответствует машине или должности. Кроме того, это вопрос ее имиджа – у нее должен быть элегантный жених, если она хочет позлить Армандо.
«Н-да?», - хмыкнул Николас,- «а как же мой имидж? У меня тоже должна быть элегантная невеста, а не такая плохо одетая дурнушка...»
Заметив, что Бетти совсем не смешно, остановился: «Ладно, забудь, это дурная шутка. Но если уж ты собираешься приодеть меня, почему бы тебе тоже не приодеться? Зачем тебе продолжать ходить, как сейчас? Теперь, когда есть деньги?»
Нет, Бетти не собирается меняться. «Бедный» дон Армандо столько вытерпел, целуя и ложась в постель с уродиной, что теперь, чтобы вернуть ее себе, ему придется опять иметь дело с уродиной. Она – Бетти не собирается облегчать этому бандиту задачу.
Поняв, что ее не переубедить. Николас перевел разговор – что она скажет отцу про мерседес? Бетти отмахнулась – придумает что-нибудь...
Нико не отставал – а что она скажет боссу про машину?
Бетти взглянула на Николаса со своим оскалом – а вот ему она скажет правду, и только правду.
Нико опешил – да Армандо же удар хватит... Кроме того. Он может забрать у них машину...
Бетти опять улыбнулась: «Пусть только попробует!»
Нико, не заметив этой улыбки, продолжил: «Ну, или как минимум – он запретит мне ездить на мерседесе»
У Бетти в глазах зажегся огонек: «Посмотрим!»
Николас вгляделся в нее: «Бетти, ты меня пугаешь. У тебя какой-то сумасшедший взгляд. Что ты задумала?»
Нет, Бетти пока не будет делиться своими планами даже с ним...
Осталось выяснить только, где мерседес будет ночевать. В гараже Бетти уже стоит машина ее отца. Остается гараж Николаса. На том и порешили – Николас уговорит маму, чтобы их мерседес постоял у нее в гараже за небольшую плату.
Что ж, ему пора было идти. Пожелав ей спокойной ночи, он повернулся, чтобы уйти, но задержался на миг. Приступ злости у Бетти прошел – и сейчас на Николаса смотрели совершенно беззащитные ее глаза.
«Все будет хорошо, невеста» - ответил он этим глазам – и ушел. Бетти осталась одна...
Николас вышел на улицу, подошел к мерседесу, открыл – закрыл, открыл багажник, люк в крыше, закрыл это все, случайно нажал на кнопку сигнализации – выключил. Включил музыку... наблюдавший за всем этим безобразием Армандо еле сдерживался, чтобы не встряхнуть клоуна. Наконец, словно почувствовав немой призыв Армандо убираться ко всем чертям, Нико уселся за руль – и уехал. Армандо собирался с духом, чтобы позвонить Бетти еще раз – как вдруг тишину разорвал звонок. Армандо глянул на мобильник – Марсела. Чертыхнувшись, он ответил – она интересовалась, куда он пропал, он ведь сказал, что скоро будет. Отговорившись спасительными бумагами, не терпящими отлагательств, он пообещал очень скоро быть – закрыл мобильный. «Черт, как не вовремя!» - но пришлось уехать – будить в Марселе дьявола сегодня он не хотел.
У себя в комнате Бетти опять взяла в руки дневник: «Я знаю, что дон Армандо очень обеспокоен, я знаю, что он не может понять, что со мной случилось, знаю, что очень волнуется за фирму – но от меня он не получит объяснений! Он должен сам все понять... Я не чувствую за собой вины. Я не чувствую жалости – я вообще больше ничего не чувствую – только боль, одну боль... И в то время, как я страдаю от его грязной игры – он думает только о своей компании. Ему наплевать на меня...»
Войдя в квартиру Марселы, Армандо сразу прошел к бару, выпил виски. Растерянно посмотрел по сторонам...Еще не отойдя от сегодняшних ударов и странного отказа Бетти поговорить, присел к столу.... Но это не помогло. Да что вообще могло помочь в этой ситуации?
Прошел в спальню – Марсела ждала его в постели. Пока она его не увидела, прислонился к стене – и «сделал улыбку». Окликнул ее: «Привет, любимая»
Марсела вскочила, подбежала к нему, сняла пиджак. «Как дела? Ты пил?» «Взял стаканчик здесь, у тебя. Дела? Все то же – коллекция, показ, Совет директоров – устал как собака.» Марсела начала его целовать – с едва заметной гримасой он отклонялся...
«Нет, нет, нет, я не хочу, чтобы ты думал о делах. Давай поговорим о чем-нибудь приятным, например, о свадьбе...» Армандо вдруг взглянул на нее – она что, с ума сошла, с каких это пор свадьба с ней – приятная тема? – читалось в его глазах. Марсела это прочла правильно – ну конечно, она прекрасно знает, что ему не нравится говорить о свадьбе. Армандо принялся пылко возражать – ну что ты, что ты, просто у меня столько дел, проблем, требующих решения, а так я сразу и со всем нашим удовольствием...
Марсела не приняла его объяснений – ему всегда приятнее говорить о чем угодно – только не на тему свадьбы. Но ведь она уже близко, а они не решили ни где она будет, ни куда они поедут в свадебное путешествие, ни где будут жить. О да, конечно, она понимает – ему не до того. Что ж, все эти хлопоты она возьмет на себя, ему не надо ни очем беспокоиться. Армандо сделал радостное лицо – он ТАК рад, что она все понимает и все возьмет на себя... Марсела подластилась к нему – она его хочет, уложив его на спину, девушка принялась его целовать. А Армандо... отключился. Он забыл о ее присутствии. Он вообще забыл, где он находится...
«За мной приехал Николас. Он отвезет меня домой...» - зазвучал голос Бетти...
«Армандо, позволь представить тебе Николаса Мора. Он, кстати, жених Беатрис...» - мелодичный голос Патрисии...
Беатрис и Николас, отъезжающие в мерседесе от Экомоды...
«Добрый вечер, позовите, пожалуйста, Бетти. – Ее еще нет... Что?! Как это нет?»
«Берта, Бетти уже давно работает с нами, А я только сегодня узнал, что у нее есть жених... – А, да, Николас Мора... – И давно они помолвлены?... – знаете, доктор, они, кажется, и не помолвлены, но бедняга любит ее до безумия...»
Калейдоскоп воспоминаний прокручивался в его голове, пока он неподвижно лежал под поцелуями Марселы...
Внезапно она отодвинулась от Армандо.
«Что случилось?» - он искренне не понял, что произошло.
Марсела печально улыбнулась – он не с ней. Она-то думала, что он забыл про ту, другую. Теперь видит – нет. Не забыл.
Про какую другую? Он задумался о работе, о коллекции, о Совете Директоров...
Марсела печально улыбнулась – это она виновата. Она должна дать ему больше времени, чтобы забыть. Только вот беда – времени у них осталось мало.
«Надеюсь, у тебя хватит мужества сказать мне перед свадьбой, что ты так и не смог ее забыть. Потому что я не хочу выходить замуж за человека, сердце, душа, тело и мысли которого отданы другой женщине...» Она отвернулась от него. Не пытаясь более возражать, Армандо откинулся на подушку.
В своей комнате Бетти продолжала писать дневник: «Я не смогу быть здесь в тот день, когда он поведет ее к алтарю. Я не выдержу. Не смогу пережить его свадьбу. Это будет означать конец всех моих надежд. Крушение всех моих ожиданий. Господи, как бы я хотела перестать любить его – но я не могу. Боюсь, что не смогу никогда... Николас прав – единственная причина, по которой такой мужчина, как дон Армандо может влюбиться в такую уродину, как я – это колдовство... Если я пойму, что он навсегда для меня потерян – я просто уйду... Но пока... пока мое присутствие в офисе будет для него вечным кошмаром!»
Осторожно наклонившись над Марселой, Армандо проверил – девушка спала.
Он облегченно откинулся на подушку, закрыл глаза.
И приснился ему сон...
Он, одетый с иголочки в элегантный светлый костюм, зашел в гараж Экомоды. Посредине стоял новенький Мерседес. Осторожно обойдя его и ничего не заметив внутри, он залез наверх – и через открытый люк увидел лежащих внизу Бетти и Николаса. Они самозабвенно целовались. Он крикнул ее имя: «Бетти!» Они оторвались друг от друга, взглянули на него – и продолжили целоваться. Он снова крикнул: «Бетти, что ты делаешь? Ты любишь этого идиота? Скажи мне, ты любишь его – или меня?» Они снова взглянули на него, Бетти улыбнулась своей дъявольской улыбкой – и снова продолжили свое занятие. «Бетти! Бетти!» - продолжал отчаянно кричать Армандо. Люк начал закрываться – и закрывать от него Бетти. Он продолжал кричать: «Нет, Бетти, НЕТ!!!!»
От собственного дикого крика, в ужасе от того, что видел во сне, он проснулся. Рядом в испуге подскочила Марсела. Увидев дикий взгляд Армандо, его перекошенное лицо – как будто привидение увидел, она спросила в испуге, что приключилось? Что за проблема у Беатрис?
Минуты две Армандо просто не мог ничего ответить, только дико глядел перед собой – и пытался сообразить где он – и что с ним. Немного пришел в себя: «Ничего. Мне просто приснился кошмар.»
Марсела все так же испуганно – никогда она не видела его таким - продолжала смотреть на него: «Какой кошмар? Расскажи мне...» Армандо молча глянул на нее. Она тут же улеглась – не хочешь, не говори – твои проблемы.
Армандо все же сориентировался, наплел ей, что приснилась ему Экомода, а в ней какие-то адвокаты, кредиторы. В общем, ужас.
Марсела встревожилась – откуда такие сны? У Экомоды проблемы?
Никаких проблем – Армандо заверил ее очень искренне. Ну, чересчур искренне.
Она продолжала в недоумении смотреть на него. Он заметил ее взгляд – и решил, что лучшая защита – нападение: «Что ты на меня так смотришь? Или ты думаешь, что мне приснилась Беатрис, потому что она – Женщина Моей Мечты?»
Марсела вскипела – не будь идиотом, очень смешно. И пошла на кухню – варить кофе.
Армандо лег, накрылся одеялом – его лоб все еще был в испарине из-за этого сна. А главное – из-за собственной реакции на этот сон. Господи, что с ним происходит?..
Утро. У дома Бетти – Николас с мерседесом. Проходящие мимо девушки впервые в жизни не против с ним поговорить. Он цветет, не забывая всем телом опираться на мерседес. Подошедшая Бетти распугивает «поклонниц» - и командует Николасу садиться в машину...на место пассажира. Николас в шоке – она что, хочет сама вести машину? Бетти кивает – сегодня она немного побудет элегантной женщиной за рулем шикарного авто – и это естественно, ведь машина куплена для них обоих, так что она должна научиться ее водить. Но ее водительские способности – притча во языцах в семье. И потому Николас смотрел на машину приблизительно тем же взглядом, каким смотрела героиня Л. Нильской Алена в «Мелодии на два голоса» - на свою юбку – мысленно он уже прощался с машиной. Но против босса не попрешь – и он обреченно собрался сесть рядом с ней, как вдруг подскочила компания соседей с Романом во главе. Решив на полном серьезе, что Бетти и Николас машину где-то сперли, они клятвенно пообещали прикрыть «банду угонщиков». Пришлось Николасу помахать перед их носами чеком на покупку, после чего компания несколько прибалдела, отвяла, пожелала пообщаться с Бетти поближе и пригласила Николаса куда-то с ними сходить. Оба предложения были, естественно, отвергнуты (все, это уже «не тот размерчик» для Бетти и Николаса) и сопровождены клятвенным обещанием дамы переехать любого, кто только попробует залезть в их машину. Поглядев на Бетти, Роман вдруг сообразил, что имеет дело с другой женщиной – и дал знак всем отваливать. Бетти и Нико залезли в машину – и Нико терпеливо объяснил подруге, что именно надо крутить, куда нажимать и т.д., чтобы тронуться с места. Слава Б-гу, эта машина была с автоматической коробкой передач, и для Бетти проблема была частично облегчена.
Завернув за угол, они обнаружили открытый капот машины дона Гермеса – и его самого, в разгар бурной деятельности по очередной починке. Их предложения о помощи были гордо и гневно отвергнуты – и ребятам пришлось уехать по своим делам, а в догонку летели предупреждения Гермеса о том, что Бетти устроит аварию, поломает машину и под завязку - беспощный всхлип на тему: взяла ли она, хотя бы, права?
Шикарный магазин мужской одежды сверкал своими отмытыми до блеска витринами, совершенно не подозревая, какое его ждет счастье в лице Николаса Мора, который с этот момент прибыл в мерседесе на стоянку означенного магазина. Естественно, в момент парковки Бетти едва не врезалась в какой-то неосторожный автомобиль, посмевший занять соседнюю парковку с той, на которую она нацелилась. Но Николас, стоически исполнявший обязанности ее ментора, вовремя выкрутил руль – и прогноз папы не сбылся. На этот раз, подвезя Николаса, Бетти пожелала ему удачных покупок – и собралась отбыть на работу. Николас перепугался – она не пойдет с ним? Оставит такое важное дело, как его преображение, на его вкус? Бетти рассмеялась – уж в чем-в чем, а в этом вопросе она гораздо больше доверяет его вкусу, чем своему собственному. Но Николас не собирался отпускать ее так легко: перепробовав все виды угроз и предсказаний относительно ее горькой участи и участи машины, если она дальше поедет одна, он, наконец, прибегнул к последней – а что, если машину захотят украсть? Бетти отмела это предположение одним взмахом головы и демонстрацией своей неподражаемой улыбки – если грабитель увидит ее – еще неизвестно, кого из них придется спасать. Аргументы были исчерпаны – и Николас отправился в погоню за волшебством – а Бетти в логово зверя...
Перед входом в Экомоду остановилась машина «Чека» - супруга Софии. В машине – сладкая парочка. Правда, в этот раз вместо привычного сюсюканья – ругань. Эфраим не хочет продавать дом – он хочет только сдать свою половину Софии и детям – и таким образом решить вопрос ежемесячных выплат. У Дженни – другая точка зрения – Эфраим все равно Софии ничего не платит – так что пусть продает дом, а на законную половину денег купит ей квартиру – или шикарную машину. В Эфраиме вдруг отчего-то проснулась совесть – он не согласен. Ах, так? Его нежная козочка вылезает из машины без поцелуя – он наказан. Отчаянно пытаясь выпросить у нее поцелуй, Эфраим заметил хихикающих Сандру, Мариану и Инес – и испуганно газанул прочь.
Не успел отъехать Эфраим – как к Экомоде подъехало такси – а зрители получили вторую часть бесплатного спектакля. Из такси выгрузилась Патрисия. Это было эффектно – но вот беда – денег на оплату такси у нее не хватило. А таксист ну никак не соглашался удовлетвориться теми милидрахмами, которые у нее были.
Но ситуации суждено было приобрести еще более интересную окраску – сзади на мерседесе подъехала Бетти, вышла из машины – и стала сигналить, требуя освободить подъезд к парковке. Команда, с присоединившимися к ней Аурой и Фредди, с восторгом наблюдала эту сцену. Вилсон, верный своей роли охранника, потребовал у Патрисии заплатить деньги, с тем, чтобы был поскорее освобожден путь для «уважаемой сеньоры доктора» Бетти. Спасение пришло в лице Фредди – он, наконец, сжалился над Пати и одолжил необходимую ей сумму денег. Бетти получила доступ к стоянке. А Пати потребовала объяснений у Вилсона – если Бетти – «уважаемая сеньора доктор», поскольку ездит на мерседесе, то почему Вилсон не величал так ее саму во времена ее мерседеса? Ну потому, получила она ответ, что она, конечно, училась – но не доучилась. И стало быть, из нее получается только «уважаемая сеньора полудоктора». Пати фыркнула – объяснение не пришлось ей по вкусу. Но Марси рядом не было – и, прихватив под ручку Дженни, она ретировалась в спасительный полумрак Экомоды. Бетти улыбнулась на распросы подруг: Николас одолжил ей на сегодня машину, и плюс она приглашает их всех на обед. Куда? О, нет, пока это сюрприз. Но где же Берта и София? Обе у врачей – услышала она ответ. София плохо себя чувствует – ей стало плохо с сердцем при мысли о доме. А Берта – ну придет и расскажет сама...
На этаже расспросы продолжались. Бетти, чуть повысив голос – чтобы Патрисия ни в коем случае не упустила ни одного слова, сказала, что Николас ей будет давать машину когда только нужно. Поредевшие ряды команды дружно подхватили мотив – и вознесли Николаса на небеса за его чудестные качества. Довольная кривой рожей Пати, Бетти удалилась к себе, напомнив всем, что сегодня ровно в 12 они едут обедать. Оставшись одни, Сандра с Марианой еще немножко подсыпали соли на раны «крашеной» - и приступили к работе.
А ко входу в Экомоду подъехали Марсела и Армандо. Хмурое настроение Армандо еще больше ухудшилось при виде мерса на парковке. Вилсон, влезший с хвалебной одой машине, «какой нет даже у Вас, дон Армандо» настроения тоже не улучшил. Но его больше интересовал другой вопрос – Николас что, тоже в Экомоде?
Нет, нет, это Бетти была за рулем. И Армандо, и Марсела не поверили ушам – Бетти что, водит машину? Вилсон ухмыльнулся – и еще как водит. Лицо Армандо приняло выражение затишья перед ураганом, но ему пришлось его поменять в ответ на удивленный взгляд Марселы – он-то чего так разнервничался? И вообще машина не идет ни тому, ни другой. А наличие такой машины явно указывает на неблаговидный характер дел Николаса. Армандо пришлось сосредоточиться – и пообещать «выяснить», откуда у друга Бетти такая дорогая машина. Марсела вошла в здание, а Вилсон, явно не поняв, куда ветер дует, восхитился еще раз «шикарной машиной» - Армандо развернулся к нему всем телом – охранник мигом увял, вякнув «Ваша тоже, доктор» - и резво поскакал выполнять служебные обязанности.
Вокруг Николаса в магазине суетились сразу несколько служащих, безостановочно подбирающих ему костюмы, галстуки, обувь – ну и все остальное, что переводит просто мужчину в разряд менеджера высшего звена. Хочу отметить сразу – очень даже недурную фигуру Марио Дуарте перестали скрывать – и, несмотря на уродливо загримированное лицо, костюмы на нем сидели не хуже, чем на трех «красавчиках» - Армандо, Марио и Даниэле.
Поднявшись к себе в кабинет, Бетти сразу зажгла свечу...
К Сандре подошел Марио – дал ей какое-то поручение...и встретил вышедших из лифта Марселу и Армандо. Пребывая, для разнообразия, в хорошем настроении, Марсела, вызвав Марианну, сразу прошла к себе. А Марио уволок Армандо, который шел за ним с абсолютно каменным выражением лица. Ну что, Армандо уже повидал мерседес на парковке?
Еще как, его уже все «повидали».
И что он намерен делать?
Армандо тяжело глянул на Кальдерона: «Поговорю с ней. Надеюсь, она мне все объяснит – если захочет...»
Марио воззрился на него: «То есть как – если захочет?»
«А вот так», - Армандо отвел глаза, - «Я звонил ей вчера вечером. Она не захотела подойти, велела передать, что ее нет дома.»
«А ты уверен, что она была дома?»
«Еще как» - еще минута, и Армандо бы принялся орать – ну, как он это умеет, но все же сдержался, - «я стоял прямо возле ее дома, видел, как они приехали на мерседесе, вошли в дом, а потом этот кретин вышел – и уехал на мерседесе...»
«Стало быть, машина его?» - Марио заухмылялся. – «Ах ты, проказник! Ты же сказал, что поедешь к Марселе. А сам отправился следить за Бетти?»
Армандо не сдержался: «А что ты хочешь, чтобы я делал? А? Я не смогу уснуть, пока не узнаю, что с ней!.. То есть, с моей компанией... Пока не узнаю, что с моей компанией!»
Марио, все так же ухмыляясь, покачал головой «Угу...»
Потом, все же решив поддержать друга, посоветовал: «Так пойди поговори с ней. Но держи себя в руках. Ты же на грани нервного срыва. Дыши! Дыши!»
Армандо несколько секунд молча смотрел на него: «Сам дыши!» - и вышел, хлопнув дверью.
Ухмылка исчезла с лица Кальдерона, глаза стали серьезными: что-то неладное творилось с его другом...
Войдя к себе в офис. Армандо немедленно распахнул дверь кабинета Беатрис – она сидела за столом, как всегда, что-то привычно делая на компьютере. Мельком взглянула на него – он помялся на пороге, не зная с чего начать.
Наконец, решился: он звонил ей вчера вечером. Ей передали?
Он взглянул ей прямо в глаза, напряженно ожидая ответа. Она помедлила – да, ей передали, но она так поздно пришла домой, а он не оставил номера телефона, по которому хотел, чтобы она ответила.
Такой наглости он не ожидал, несколько секунд он смотрел на нее молча, просто не зная, что можно сказать этой странной, чужой женщине – и дальше разговор превратился в турнир – кто первым не выдержит. Правда, у Армандо не было никаких шансов – что Бетти ему с блеском и доказала уже через несколько минут.
Она не хотела ему звонить на мобильный – думала, что он у Марселы. Она права? – мило с вызовом улыбнулась.
Армандо нехотя согласился. Помялся еще несколько секунд: «Могу я задать тебе один вопрос, Бетти? Из чистого любопытства. Машина, на которой ездит Николас Мора, этот мерседес, он чей? Его? Или ему кто-нибудь его одолжил?»
Бетти удобно откинулась на стуле. Устремила на Армандо чистые и детски наивные глаза: «Да, ему его одолжили,» - переждала его облегченный вздох и добавила, - «Его одолжила я. Я его купила.»
Еще не осознав масштабов сказанного и всей серьезности этого шага Бетти, но уже медленно бледнея, Армандо машинально и тупо переспросил: «Ты? Его купила ТЫ?»
Бетти кивнула, наслаждаясь тем зрелищем, которое открывалось перед ее глазами (или это я им наслаждалась?)
«А...на какие деньги?»
«На деньги Террамоды» - медленно, со смаком произнесла она.
Как ему удалось удержаться на ногах – было не понятно. Но он все еще продолжал говорить довольно спокойно. Как она могла такое сделать? На деньги Террамоды? Значит, на деньги Экомоды?
Бетти прервала его – нет, не на деньги Экомоды. Это – разные капиталы. Она не тронула деньги Экомоды.
Но ведь, потихоньку набирал обороты Армандо, капитал Экомоды сейчас в ведении Террамоды?
Да, конечно. Но она не тронула основной капитал, она купила машину на прибыли Террамоды – в общем, дорого обошлось Армандо его нежелание глубоко вникнуть в суть финансовых сделок Террамоды – сейчас она обыгрывала его всухую, а он даже и возразить не мог – со всей этой его позицией любви и доверия.
Так, - из последних сил держась, спросил босс, - но почему же она ему не сказала о том, что собирается делать? Почему не посоветовалась?
А потому, что он с самого начала сказал, что полностью доверяет ей, что она может делать с деньгами, что хочет. Купив эту машину, она ничего не нарушила в их соглашении. Не так ли?
И опять ему пришлось согласится. «Спасибо, что напомнила...»
Но почему же она купила такую дорогую машину?
А потому, что эта машина была совершенно необходима для имиджа руководства компании Террамода – Бетти опять посмотрела на босса незамутненными детскими очами.
Все. Ревность, ярость, злость, потрясение – здесь смешалось все. Армандо «снесло крышу».
И он начал орать. Нет, ТАК еще он ни разу не орал.
- Эта машина была необходима для имиджа?! Машина за 50000 дол. Была совершенно необходима Николасу Мора?
Бетти оставалась спокойной, как удав: машина была необходима для правильного имиджа управляющего – в данном конкретном случае – для Николаса Мора!
- Но ты купила эту машину для него? – как его не слышали во всей компании, осталось для меня загадкой.
Машина куплена для нужд руководства Террамоды, - все так же спокойно, как ребенку неразумному, объясняла Бетти, - но это не его собственность. Она куплена для компании, входит в ее активы и стоит на территории, зарегистрированной на имя Террамоды – в данном случае, возле ее дома.
Армандо неожиданно успокоился. Перед его глазами всплыл момент минувшего вечера, когда Николас отъезжал от ее дома на машине. Но что он мог сказать?
•  Значит, машина стоит в твоем гараже? – его голос тоже стал спокойным, тихим...
•  Да, - Бетти улыбнулась и встала, - иногда я на ней езжу. Как сегодня... Вы ведь не возражаете?...
Армандо не возражал...
•  ...Кроме того. Доктор, Вы ведь давно обещали мне машину, но так и не купили. А теперь Террамода решила эту проблему – и Вы больше можете не думать о машине для меня.
Армандо сглотнул:
•  Я помню о машине. Но я не думал, что речь идет о ТАКОЙ машине...
•  А что? – Бетти неожиданно стала совершенно серьезной, глаза испытующе смотрели на него, - она мне не подходит? Я ее не достойна?
Армандо вдруг опомнился – он не то хотел сказать. Конечно, она ее достойна. Но почему такая дорогая?
А не забыли ли Вы, доктор, кто дает деньги Экомоде каждый месяц? Не забыли, какой капитал у Террамоды? И с таким капиталом ездить в автобусе? Или на простой машине? Нет. Это ну очень опасно, это сразу вызовет подозрения, что фирма подставная...
Шах и мат. Армандо позеленел. Ни аргументов, ни контраргументов уже не осталось.
Как бы то ни было, - добавила сладко Бетти, - Вы сами просили меня говорить, что Николас – мой парень. Поэтому я сказала, что машина его. Таким образом, никто ни о чем не догадается...
Она села на место, еще раз посмотрела на безмолвного Армандо, улыбнулась ему – и углубилась в работу.
Армандо молча стоял, взирая на нее. Ни любви, ни ревности, ни чего бы то ни было еще уже не было в его глазах – в них сейчас отражалось только одно, огромное желание: задушить ее собственными руками...

0

13

часть 17
Вилсон, полировавший от нечего делать машину Беатрис, вдруг заметил остановившийся у Экомоды белый мерседес. Даниэль! Выйдя из машины, Даниэль обошел вокруг черного «собрата».
•  Чья машина?
Вилсон вытянулся в струнку: «Доктора Беатрис».
Даниэль вопросительно взглянул на Вилсона – это еще кто?
Ну как же, разве доктор забыл? Это же ассистент президента.
Даниэль скривился – вот уж не знал, что она столько получает.
Вилсон, обрадовавшись возможности почесать языком, добавил: он, конечно же, не сплетник (ну конечно, никто бы и не подумал...), но эту машину одолжил доктору Беатрис ее жених.
Лицо Даниэля приняло какое-то неописуемое выражение – у Беатрис есть жених?!
Есть, есть, доктор, да еще и с такой машиной! Гораздо лучшей, чем была у Патрисии.
БЫЛА?! Даже уши у Даниэля заострились от такой потрясающей новости...
А что же с нею сталось?
Вилсон усмехнулся – ему все еще была смешна та сцена у Экомоды – а тут вот приезжал эвакуатор – да и увез ее за долги.
Выражение ехидного торжества на миг исказило черты всегда высокомерно-невозмутимого лица Даниэля – но тут же исчезло – не хватало еще, чтобы Вилсон что-то заметил.
Покачав головой, еще раз посмотрел на мерседес: «Да, знали бы дизайнеры этой машины, КТО ее будет водить...»
И пошел ко входу, Вилсон, отбросив в сторону тряпку, рысцой помчался открывать двери...
Армандо так и смотрел на Беатрис, замерев на месте. Она не выдержала первой, взглянула на него: «Доктор. Я понимаю, что многим не понравится то, что у нас есть эта машина. Более того, станут говорить, что она мне не подходит, потому что я уродлива, плохо одета, не из того слоя общества, что я вообще не заслуживаю ее...»
Армандо очнулся, гнева в глазах уже не было, в них появилось что-то еще. Может, стыд?
«Нет. Это не то. Ты ее заслуживаешь, Беатрис. Заслуживаешь.»
И продолжал молча вглядываться в ее лицо.
Она опять подняла глаза – легкая доля агрессии явственно сквозила в ее голосе:
«Спасибо... но Вас не удовлетворили мои объяснения?»
Он сел на стул напротив, в глазах светилась мольба:
«Не в этом дело... Я не понимаю, что происходит с тобой... Почему Николас приглашает тебя на обед? Подвозит домой? Почему ты не отвечаешь на мои звонки? Бегаешь от меня? Покупаешь машину, не поговорив со мной? Что происходит, Бетти?»
С этим Армандо Бетти трудно было играть, но она все же попыталась. Если он перестал ей доверять, если ему не нравится, что она купила эту машину – она готова прямо сейчас отдать ему и то, и другое.
Нет – он пытался достучаться до нее, но она упорно не желала его понимать – он говорит не о компании...
Значит, он говорит о машине? Его злит, что она ее купила и дала ее Николасу?
Да нет. Он не злится – слова звучали обреченно.
Нет, она же видит, что он злится...
«Да не злюсь я, не злюсь» - заорал Армандо – ну где ему было взять столько терпения?
Бетти отшатнулась. Армандо тут же взял себя в руки: «Прости меня, Бетти, прости. Я не злюсь. Я говорю не о доверии, я говорю не о машине...»
Бетти искренне недоумевала: «А о чем тогда?»
Армандо вытер рукой вспотевший лоб:
«Я говорю о нас с тобой, Бетти. Ты все дальше от меня – и все ближе к Николасу. Давай поговорим о нас, а?»
Под его внимательными глазами с нее вдруг слетела ее маска. Она посмотрела в сторону...
«Да, конечно. Поговорим на той неделе, как и договорились...»
Армандо снова не выдержал: «Нет, не на той неделе. Мы поговорим сегодня. Мы поговорим сейчас!» Он выдохнул, вспомнив, где они находятся: «Но не здесь, Бетрис. Давай пообедаем вместе» - голос стал тихим, умоляющим, он склонился над ней - «Давай куда-нибудь вместе пойдем на обед, пожалуйста. Хорошо?»
Она прокашлялась: «Доктор, напоминаю, у Вас обед с директором «Илас-рама». Столик уже заказан. Вас будут ждать.»
Армандо чертыхнулся – он совершенно забыл об этом обеде... Но предложить альтернативу не успел – в дверях офиса показалась Марсела.
«Любимый...» - ее нежный голос отозвался барабанным боем на его нервах. И в ответ раздалось: «ЧТО?! ЧТО?!»
От его крика Марсела сразу пришла в привычное состояние скандальной напряженности: «Извини» - и развернулась, чтобы уйти.
Он опомнился. Выскочил из кабинета, чтобы ее догнать. Бетти молча смотрела ему вслед.
«Любимая, извини, я просто говорил с Бетти о делах» - запел соловьем Армандо. Но разве обманешь любящую женщину?
«Что-то случилось?» - Марсела смотрела на взъерошенного Армандо.
Нет, конечно, ну что могло случиться. Просто финансовые дела... Армандо изо всех сил пытался говорить, как обычно. Но не получалось – его нервное возбуждение било наповал на метры вокруг. Марсела прищурилась – не скажешь по его виду, что все нормально. Он, случайно, не забыл, что она здесь работает? Что она – акционер компании? Может, и ей надо послушать о финансовых делах?
Нет, нет, он сам разберется. Теперь в голосе Армандо уже звучала угроза – не подходи, убьет.
Так что она хотела?
А Марсела пришла со своими «обычными глупостями – насчет свадьбы». Армандо оглянулся на Бетти – она все еще продолжала внимательно слушать. Марсела заметила его взгляд и развернулась – пусть он и дальше разговаривает с Бетти, ей плевать. И выскочила за дверь. Еще раз оглянувшись на Беатрис, Армандо все же последовал за невестой. Чего она хочет? Ну дела у него. В чем вопрос?
А Марсела, оказывается, принесла ему для просмотра адреса домов и квартир, пригодных для покупки. Армандо взял список из ее рук, изучал его...с минуту – и отдал обратно со словами «замечательные дома, районы прекрасные...» Марсела секунду уничтожающе смотрела на него – и опять сбежала, бросив: «Огромное спасибо! Ты так внимателен!»
Армандо догнал ее опять уже посредине приемной, всем на радость. Заюлил – ну он же уверен, что ничего плохого она не выберет. Она знает его вкус, обещала всем заняться сама – так в чем вопрос?
Марсела в который уже раз решила смягчиться – и перевела разговор. Он поговорил с Бетти насчет ее жениха и мерса? Выяснил что-нибудь?
Боль в «любимой мозоли» заставила Армандо опять напрячься – но он был спокоен...как лед. Да, он поговорил с ней. Все в порядке. Ее жених – легальный миллионер. Марсела недоверчиво хмыкнула – и улетела к себе.
Армандо остался один. Повернулся было, чтобы пойти обратно, к Бетти, но передумал и открыл дверь кабинета Марио...
Марио был очень занят – документы, договора...но все бросил, только мельком взглянув в лицо Армандо. Едва войдя к другу, Армандо, еще не пришедший в себя, рухнул на стул. Усталость, растерянность, обреченность – Марио просто с трудом узнавал друга...
«Ну что? Ты говорил с ней?» - вопрос слетел с его языка прежде, чем он смог понять, что надо дать Армандо хотя бы отдышаться.
«Да» - прозвучал отрешенный голос.
«И что?»
«Машина не принадлежит... В общем, это их машина. Ее купила Беатрис...» - Армандо смотрел куда-то в пространство.
«Что?!!!» - Марио вскочил со стула, недоверчиво глядя на президента.
«Что слышал, Кальдерон. Ее купила Бетти...» - все так же отстраненно повторил тот.
«На деньги Экомоды?» - Марио взял себя в руки – ну хоть у одного из них должны же мозги преобладать над эмоциями.
«Она говорит, что нет. На деньги Террамоды...» - Армандо коротко взглянул на него и тут же отвел глаза.
Марио сосредоточился: «Ну да, ведь компания сейчас в ее руках...» - тут он осознал значение сказанного Армандо, - «Слушай, что, у Террамоды такие высокие прибыли?»
Армандо бессильно пожал плечами: «Я не знаю...Я не мог ее допрашивать. Она стала такая обидчивая. Сказала, что отдаст мне и компанию, и машину, если я ей не доверяю» - он продолжал что-то изучать в окне.
«Надеюсь, ты не такой дурак, чтобы на это согласиться? Кредиторы же нас сразу же раздавят.» - Марио изо всех сил старался выдернуть друга из этого состояния, стараясь, чтобы он начал думать. И думать практически. Но сейчас это было совершенно бесполезно...
«Конечно, нет. Потому и не смог с ней поговорить. Она стала другой, Кальдерон. Если честно, я уже не могу ею управлять...» - Армандо впервые за весь разговор открыто посмотрел в глаза друга...
Из открывшегося на этаже лифта вышел Даниэль. Поздоровавшись со всеми, он прямиком направился к улыбавшейся Патрисии, приветствовавшей его обычным: «Добрый день, Даниэль».
Даниэль ехидно на нее глянул – уверена ли она, что этот день – добрый? Для него-то да – а для нее? Она так и не ответила на его предложение – и вот теперь машина от нее «уехала».
(Типа сноски – Даниэль предлагал ей решение ее денежных проблем – он соглашался давать ей деньги за чистый секс, в таком виде, каком он пожелает и тогда, когда этого будет хотеть он. А когда ему надоест – он передаст ее своим друзьям. Это было уже после истории с «беременностью». Патрисия планомерно, даже рискуя потерей всего на свете, отвергала его предложения – и будет это делать до конца, теряя все, но так и не согласившись спать с ним за деньги. Странно, но с Николасом на это она согласится с легкостью – видимо, чувствовала, что как бы там это ни называлось – не было в этом унижения для нее...)
Патрисия сразу перестала улыбаться – она никогда не пойдет на его предложение.
Он высокомерно усмехнулся – очень жаль. Уже вся Богота знает, что ее машину забрали за долги. Как же это позволила себе женщина, которая хвастается своим умом, сообразительностью (птица Говорун, черт возьми) и учебой в университете... Даниэль замялся, припоминая название – Марианна и Сандра, проходя мимо этой пары в этот момент, не зная, о чем речь, но движимые, единственно, «искренним желанием помочь», подсказали хором: «Сан-Марино, Доктор»
Даниэль поблагодарил их взглядом и с понимающей улыбкой (видно, сильно она достала коллег этой своей учебой) повторил «Сан-Марино». Жаль ему ее, очень жаль. Все женщины в этой компании ее обскакали – даже уродливая секретарша президента – вон какой у нее жених, и машина.
Патрисия, разозливших, посоветовала ему жалость засунуть...ну, понятно, куда. А что до жениха – то у нее такой парень, о котором Бетти может только мечтать. И скоро она вернет себе машину. Даниэль, опять глянув на нее в своей обычной жалостливо-высокомерной манере, попросил назвать имя ее ухажера. Патрисия победно усмехнулась – сам пойди и узнай, коли такой умный. Но эта усмешка тут же замерла на ее губах, едва она услышала его едкий ответ: «Трудно узнать имя, рожденное в уме отчаявшейся голодной женщины». И прошел в офис президента.
Нагруженный покупками Николас подходил к дому Бетти, когда его вновь остановили Роман и ко. Где же его машина? Отдал хозяину – или уже продал?
Николас посмотрел на них с недоумением – да нет, машина в мойке, сейчас он за ней пойдет.
И тут же услышал предложение – одна из девочек просто мечтает о свидании с ним вечером. Представляет ли Николас, как она будет смотреться рядом с ним в машине?
Николас кивнул – уже представил. Но сегодня его ждет женщина получше. Когда ему захочется встретиться с этой – он свяжется с Романом. Компания, обалдев, отвалила. А Николас усмехнулся: «Все-таки женщины на меня липнут... Но Пати прежде всего!»
Армандо понемногу пришел в себя и... начал опять вскипать:
«Представляешь, она заявила мне, что это вопрос их имиджа. Такая дорогая машина нужна им для имиджа!» - он как тигр в клетке метался по кабинету.
«Так, но для начала успокойся. Сядь», - Марио, отбросив всякое фиглярство, жестко смотрел на Армандо, - «Признайся, Армандо, ты плохо с ней обращался.»
«Мы оба плохо с ней обращались» - вскипел президент – но все же сел.
«Я не об этом говорю» - поддакивать Марио явно устал. Шутить – тоже. Проблема выходила из-под контроля и эмоции Армандо явно не были ее решением, - «Прежде всего ты. Она столько для нас сделала - а ты платишь ей только поцелуйчиками? Она не раз спасала наши шкуры и нашу компанию - а ты дал ей только какую-то там прибавку к зарплате. Она руководит фирмой, которая могла бы быть настоящей - но это фиктивная фирма, Бетти рискует своей шкурой – и что? Опять поцелуйчики? Они с Николасом пустили в оборот капитал компании, у них высокие прибыли – а в ответ опять ничего, только поцелуи? Она ничего не попросила у тебя за это время. Она не попросила даже займа – вообще ничего!»
«Ну да, теперь она взяла займ в 50,000 дол.!» - снова разорался Армандо.
Марио укротил его взглядом, заставив заткнуться.
«Она имеет на это право. У нас капитал компании составляет 50,000.000 дол. Ее машина – это 1 процент от капитала. Да, согласен, машина за 50 тысяч – это дороговато. Но гораздо хуже будет из-за одного косого взгляда потерять ВСЮ нашу компанию», - Марио несколько смягчил натиск, - « Пойди к ней. Пойди к ней и скажи, что она все делает абсолютно правильно, что ты просишь у нее прощения и сожалеешь, что сам этого раньше не сделал.»
Армандо обвел взглядом комнату, потом решился: «Знаешь, что мне обиднее всего? Что она купила ее не для себя. Она купила ее для него!»
Марио все еще не принимал всерьез эмоций Армандо. Усмехнулся: «Старик, только не начинай...»
Армандо вскочил. Никто, даже Кальдерон, не хотел видеть того ужаса, который был виден ему:
«Я не начинаю, Кальдерон. Все, что она говорит мне – ложь. Она сказала, что купила ее не для личного пользования – ложь! Что машина будет стоять на ее стоянке – а я видел, как этот олух, поправляя штаны, уезжал со стоянки ночью. Я видел, как он обещал заехать за ней, посмотреть вместе звезды. Я это ВИДЕЛ! А теперь она нагло лжет мне в лицо – а я ничего, НИЧЕГО не могу ей сказать. Почему? Потому что она обвинит меня в том, что я шпионю за ней!»
Армандо уже не слышал ничего, от его криков дрожали жалюзи на окнах кабинета.
Марио попытался опять перевести разговор в рациональное русло:
«Мне это не нравится... Что будем делать?»
Армандо притих – и обреченно пожал плечами:
«Не знаю. Смотри, сначала она начала меня избегать, потом встретилась с ним, а теперь эта машина!». Он опять смотрел куда-то только в ему ведомое пространство. Очнулся после вопроса Марио, ударившего по его находящимся на пределе нервам:
«Ты думаешь, между ними что-то есть?»
Армандо с размаху сел на стул перед Марио и бешеными глазами уставился на него:
«Ты что, издеваешься надо мной? А что еще это может быть? Что?»
Терпение Марио тоже не оказалось безграничным – он пристукнул кулаком по столу:
«Подожди. Я ничего не понимаю – она же была без ума от тебя. Когда ты потерял ее, когда оставил ее без внимания?»
Армандо застыл:
«Никогда. Я не оставлял ее. Более того, я был к ней очень внимателен...»
«Тогда что? Ты где-то допустил ошибку? Что-то не сработало? Если он уведет ее у тебя – мы пропали!» - Марио попытался пробудить друга от оцепенения, - «Армандо, что с тобой? Я просто не верю, что от такого блестящего человека, как ты, уходит женщина с лицом противной ящерицы – и уходит к кому? К такому же уроду по имени Николас Мора? Старик, очнись, приди в себя – и верни ее. Ты должен это сделать!»
Армандо закрыл глаза. Несколько секунд на его лице можно было прочитать только дикую усталость – и какое-то сумасшедшее чувство. Марио молча ждал его ответа. Наконец, друг открыл глаза, ответ звучал спокойно:
«Да, я это сделаю. Только здесь есть один момент: Бетти перебарщивает. Она слишком много и часто хвастается своим богатым женихом. И это уже породило множество разных слухов...»
Сидевшая за компьютером Бетти застыла, услышав мужской голос, окликнувший ее босса. Даниэль. Никого не найдя в офисе, он открыл дверь в офис Бетти. Помедлив немного, она встала.
«Здравствуйте, доктор Валенсия...»
«Здравствуйте, ДОКТОР Беатрис» - подчеркнув голосом это новое для него обращение, он прошел в ее офис.
Ему нужен был Армандо. Но предложение Бетти подождать его он отверг. Лучше он побеседует с ней.
Ему надо знать, как движется работа по подготовке к Совету директоров. Как поживает баланс?
Бетти как раз над ним сейчас работает.
Очень хорошо, значит, никаких неприятностей не будет, как в прошлый раз?
Ну что Вы, доктор, прошлый совет не был запланирован – и ничего не было готово. Но нынешний... доктор может не волноваться – он получит все финансовые документы и полный годовой отчет. Даниэль казался довольным – только уж чересчур пристально вглядывался в Беатрис. Он надеется, что отчет и цифры баланса будут реальными.
О да, доктор может быть полностью уверен в этом.
Даниэль продолжал наблюдать за Бетти – и не узнавал ее. Сидевшая перед ним женщина была...другой. Что ж, он решил выяснить причину этой перемены.
«А Вы изменились, ДОКТОР Беатрис» - он просто не мог называть ЭТУ женщину по-другому теперь.
Бетти хмыкнула – а зеркало утром ей сказало, что она все та же уродливая и плохо одетая ассистентка президента, которая так сильно позорит славный имидж компании.
Даниэль оценил ответ – но сдаваться было не в его характере.
Ну, это-то даже не обсуждается. Просто в ней появилась какая-то уверенность, которой не было раньше. Может быть, этот мерседес на парковке придает ей эту уверенность?
Бетти на секунду задумалась. Потом согласно кивнула – да, очевидно, именно он. Но в сеньоре тоже есть этот сорт уверенности – очевидно, оттого, что он – один из владельцев компании стоимостью в 50 млн. дол. Поэтому он даже чересчур самоуверен.
И этот выпад Бетти пришелся по вкусу ее оппоненту. Правда, он поправил ее: конечно, это влияет. Но разница в том, что компания-то принадлежит ему, а вот мерседес ей не принадлежит.
Бетти посмотрела на него своим дьявольским взглядом, потешаясь в душе над его глубокой уверенностью в собственном непробиваемом благополучии.
Разгадать значение этого взгляда ему оказалось не под силу. Впрочем, как и пробить ее броню. И он решил попробовать зайти с другой стороны.
Она слишком бравирует этой машиной – видимо, хочет искупить ее шиком недостатки собственной внешности? Что ж, многие женщины так делают. Но тут есть один момент: это не ее машина. Ведь она принадлежит ее любовнику?
Бетти рассмеялась – при всем ее глубоком уважении к доктору – он оказался простым сплетником!
Теперь Даниэль уже был полностью уверен – перед ним сидит другая женщина. И эта женщина что-то скрывает. Но что?
Кто же он, ее столь интересный любовник?
Бетти с минуту подумала и назвала имя. Даниэль удивился – он никогда его не слышал. Кто он? О, он управляет инвестиционной компанией. Даниэль сделал удивленное лицо – он не знал, что на этом можно заработать на такую машину для любовницы. Бетти опять рассмеялась – а вот Николас смог.
И что же это за компания?
Но Бетти надоел этот допрос. И она перешла в наступление – почему это волнует его?
По простой причине – она фактически управляет его компанией. Стало быть, ее личная жизнь не может не волновать его.
Бетти опять оскалилась – то есть, его волнует происхождение капитала Николаса. Его волнует, чистый ли он, не так ли?
Даниэль не мог не согласиться.
И волнует его этот вопрос потому, что он не может себе представить, что такая женщина, как она, может привлечь мужчину с деньгами?
Даниэль опять согласился – он, конечно, знает про ее несомненные экономически-финансово-административные способности, но...
Она слишком страшна, чтобы богатый и щедрый мужчина посмотрел на нее?
Бетти договорила это за него – и ему опять пришлось согласиться. Даниэль все больше изумлялся – ему никак не удавалось перехватить инициативу в разговоре.
Что ж, заключила Бетти, то есть вопрос в том, что плохо одетый, некрасивый человек, из невысокого социально-экономического слоя, разъезжающий на дорогой машине – подозрителен.
Даниэль усмехнулся – она как нельзя точнее выразила его основную мысль. Пока не доказано обратное – такой человек под подозрением.
Бетти встала – и ему пришлось смотреть на нее снизу вверх. Что ж, пришло время немного сбавить ему спеси...
«Вы уверены, доктор, что знаете всех владельцев чистых капиталов, не так ли? Вам знакомы все имена, вы вращаетесь в одном кругу, вы читает их имена в газетах, вы ходите в одни клубы, их телефоны есть в вашей записной книжке – или по крайней мере, Вы слышите их имена от своих знакомых. Поэтому если вдруг появляется незнакомое имя, да еще и человек этот одет не так, как это принято у вас в кругу – Вы считаете его подозрительным. Я огорчу Вас, доктор. Есть очень много людей, которые абсолютно легально делают большие деньги. И при этом их имена не треплют по клубам, и не склоняют в газетах. Этот мерседес на парковке – доступен не только для Вас и вашего круга. Его может купить любой человек, если у него достаточно на это денег. А что касается капитала фирмы, которой управляет мой любовник – Вы можете быть абсолютно спокойны – происхождение этих денег абсолютно такое же, как и происхождение денег Экомоды!»
Онемев, Даниэль молча продолжал смотреть на ее горящее лицо и ведьминский оскал..
Бетти села на место, и довольная произведенным эффектом, улыбнулась Даниэлю: «Так что, перестаньте считать деньги в кармане моего жениха. Займитесь делом.»
В дверях офиса показался Армандо. Черт возьми, и что здесь изволит делать «Король вампиров»?
Даниэль ответил не сразу – несколько секунд он приходил в себя. Но очнулся и, кинув еще один взгляд на Бетти, поспешил к выходу. Армандо может не волноваться – он так, мимо проходил. Просто скоро совет директоров, и он решил узнать, как подвигается отчет. Ну а теперь он просто не может не поздравить его помощницу с ее подпольным миллионером-женихом. Армандо знает, что у нее машина лучше, чем у него?
И чем у Даниэля тоже – Армандо изо всех сил сохранял каменное спокойствие и не отводил взгляда от глаз Даниэля. Тот понял – ему здесь нечего ловить. И откланялся.
А Армандо подошел к двери кабинета Бетти – он понял, что Даниэль приходил вынюхивать насчет отчета. Когда Бетти его представит?
Бетти встала, взяла в руки сумочку – она представит отчет позже, а сейчас доктора Армандо ждут на обеде, да и ей пора. Он закрывал ей дорогу – поэтому ей пришлось протискиваться мимо. Вряд ли он хотел быть невежливым – он просто никак не мог опомниться. Она обошла его и вышла из кабинета. Молча он проводил ее взглядом...
Возле лифта ее ждала почти вся команда, включая даже вернувшуюся от врача Софию. К сожалению, ей придется пропустить посещение ресторана – какой-то шикарный адвокат назначил ей встречу именно на обеденный перерыв. Ничего, вся компания уверена, что это – не последний раз. София еще успеет пообедать с ними в ресторане.
Попытавшись узнать у Бетти, куда же все-таки они едут и не добившись ответа, они вызвали лифт. Лифт открылся – и оттуда вышла Берта. С очень странным выражением лица. Девушки окружили ее – ну, что сказал врач?
А врач нашел у нее - и Берта распахнула свой плащ – 5-тимесячного ребеночка!
Вся Команда – в шоке. Что такое с Бертой, она что, ничего не заметила раньше?
(Сноска – у Берты было уже 2 детей. Плюс незадолго до этого она прошла процедуру липоксации – и похудела. Потом ее посадили на диету.) Берта нервно рассмеялась – да она со всей этой липоксацией и диетами решила, что у нее просто все сбилось. А толстеет она потому, что много ест. А тут вот – ребенок.
Патрисия возмутилась – нет, с какой скоростью нищета плодится!
Ее быстро заткнули – пусть не завидует – у Берты муж, живут они счастливо – почему бы и не иметь троих детей? А то вот некоторым ребенок нужен только для шантажа. Пати фыркнула – и отвернулась.
А Бетти обрадовалась – вот и еще повод для ресторана – поехали праздновать – и вся компания дружно ввалилась в лифт.
Патрисия им вдогонку крикнула какую-то гадость – и осеклась. На нее смотрели жесткие глаза Армандо. Обойдя ее по периметру, он позвал Марио. Они опаздывают на обед с партнером. Марио тут же присоединился к другу. Понизив голос, Армандо оповестил вице-президента о визите вампира-Даниэля. Тот встревожился – по чью душу он приходил? Узнать, не может ли он чем-то напакостить – Армандо криво усмехнулся – он устроил Бетти настоящий допрос (ну-ну...), а она ответила, что с удовольствием представит на совете подробнейший отчет. Один дьявол знает, что она имела в виду.
Ну и как отчет? Когда Бетти его сделает? Увы, Армандо не знал ответа на этот вопрос – она что-то не слишком торопится, а спросить ее о чем-то – себе дороже.
Марио пристально взглянул Армандо в глаза: «Дружище, наши головы полностью зависят от этого отчета. Подари-ка Беатрис Феррари...»
Внизу у Команды возникла небольшая проблема – Фредди никак не хотел отпускать Ауру одну, без него, в Мерседесе – из такой машины ее украдут на первом же светофоре. Пока все остальные пытались ему объяснить, что будут пристально за нею следить, а Бетти демонстрировала возможности запирающихся дверей, из Экомоды вышли Армандо и Марио. Только подъемный кран мог сейчас оторвать от места и посадить в машину Армандо (Марио и пытаться не стал – ему тоже понаблюдать было полезно) – тот прирос к асфальту и уставился бешеными глазами на Бетти, показывавшую подругам возможности машины. Почувствовав его взгляд, она обернулась, подарила ему улыбку (ну, вы уже поняли, какими улыбками она его балует – так что я не буду это уточнять...) – и распахнула перед подругами двери. Отмахнувшись от назойливой мухи-Фредди, все погрузились в машину, и надеясь, что полиция им по пути не встретится (все-таки 6 человек!), отбыли в неизвестном направлении.
Проводив их глазами, Марио подвел Армандо к своей «консервной банке». Его красная спортивная машина рванула с места.
Поездка Бетти в машине с 5 подружками-болтушками превратилась в гонки по пересеченной местности пополам с фильмом ужасов. Мало того, что она ехала исключительно в стиле волнистой линии – так еще и Аура-Мария отвлекала ее просьбами включить музыку-поменять каналы, открыть-закрыть окно, а все остальные – советами, как надо и как не надо ехать. В конце концов, Аура обнаружила люк на крыше и, открыв его, высунулась наружу. Как раз в этот момент с мерседесом поравнялась машина Марио. К удивлению друзей, они ехали в одну сторону. Аура, завидев их, замахала всеми выдающимися частями своего тела и заорала на всю улицу «Пока, дорогой! Красавчик!» Марио, от греха подальше, газанул – и умчался вперед.
А подруги еле усадили Ауру на место, пригрозив, что привяжут ее – чтобы не позорила. Впрочем, Бетти явно не возражала против ее выходки.
Выходка Ауры основательно завела Армандо и в ресторан « Le Noir » он зашел в состоянии, близком к скандальному. И возмутило его...поведение Ауры-Марии – она, видите ли, дебош в машине БЕТТИ посмела учинить. Марио хмыкнул – да брось ты. Но Армандо продолжал кипеть – да как она смела кричать Марио всякие глупости на всю улицу?
Марио сел за стойку, усмехнулся: «Эх, дружище, знал бы ты, как хороша она в постели – мигом простил бы ей всю ее глупость!»
Заказав напитки, Марио продолжил прерванный было разговор. Подарит ли Армандо машину Беатрис?
Армандо возмутился – а эта машина – что? Деньги-то на Террамоду дал он. Так что, поскольку она купила машину на деньги Террамоды – это все равно, что он ей ее подарил. Сколько Марио не пытался его переубедить – ему ни на йоту не удалось сдвинуть Армандо с места. Наконец, Марио обреченно вздохнул – ладно, приди в себя, сосредоточься – мы же не развлекаться сюда пришли. Что ты так переживаешь? Ну машина – Бетти так ее водит, что скоро снова пересядет на автобус... И осекся – Армандо смотрел на него в упор – но теперь его бешенство было направлено на друга: «Ты что, желаешь ей попасть в аварию?!» Поскольку быть избитым Армандо не входило в ближайшие планы его друга, Марио дал отбой...
Движение зигзагом по дороге продолжалось. Бетти ну никак не удавалось вести машину по прямой. Каждое ее виляние сопровождалось дружным визгом. Но все приходит к концу – и они прибыли на место...
Переговоры с доктором Мельяном продвигались весьма успешно. Правда, вел их Марио. Армандо же, уставившись в одну точку, витал мыслями неизвестно где...
Рассказав потенциальному партнеру о планах компании и сообщив, что ближайший показ состоится довольно скоро, Марио начал тяготится своей сольной партией – и пнул под столом Армандо. Тот очнулся – но, поскольку совершенно не был в курсе того, о чем шла речь, прибегнул к давнему испытанному средству:
«Да. Да, конечно. Скажите, доктор Мельян, а Вы уже говорили об этом с доктором Пинсон?»
Собеседник ответил положительно. Он провел все предварительные переговоры с ней и, откровенно говоря, был уверен, что она будет присутствовать на обеде. Марио, поскольку Армандо не собирался что-либо говорить, подхватил нить разговора – нет, нет, Беатрис предпочитает заниматься только финансами. Она не любит светскую жизнь. И терпеть не может ресторанов. Она не привыкла к таким вот местам... Его голос оборвался. Выпученными глазами, с изменившимся лицом он смотрел куда-то за спину Армандо. Произнес сдавленным голосом: «Правда, она быстро учится...»
Следуя обалдевшему взгляду Марио, Армандо обернулся...
Прямо от входной двери сверкнула ему лучезарная «улыбка» Беатрис и блеск ее очков. Она смотрела на него в упор – а за ней смущенно жалась Команда...
Армандо растерянно обернулся к Марио – что это такое? Марио пожал плечами – ему-то откуда знать? Может, они привезли что-то срочное из Экомоды? (Ну да, а поравнявшись с ними минут 15 назад, ничего срочного не было?).
Но головы у обоих работали уже не очень четко – и Армандо, извинившись, отошел к Команде.
Девушки явно чувствовали себя не в своей тарелке. И это чувство усилилось многократно, когда они заметили за столиком Марио и увидели направлявшегося к ним дона Армандо. Неужели Бетти не знала, что их начальство здесь тоже будет? Бетти рассмеялась – это общественный ресторан, они не на работе – и вольны делать все, что им хочется. Весьма любезный метрдотель пообещал немедленно приготовить им столик.
Армандо подошел к ним, поздоровался. Они ответили. Повисла пауза, которую прервал босс: «Ну?»
Девушки молчали. Бетти приняла бой – в каком смысле «ну»?
Почему они здесь? Привезли новости из офиса? Девушки смущенно рассмеялись – нет, нет. Просто Бетти пригласила их всех на обед. На лице Армандо появилась широкая, но очень кислая улыбка – о, Бетти ну ТАКАЯ милая!
Берта встряла – и пусть дон Армандо не волнуется – за все платит жених Бетти.
Улыбка дона Армандо стала шире еще раза в два – ну какой он замечательный!
К счастью, в этот момент подошедший официант пригласил дам за столик. Все пожелали своим начальникам хорошего времяпрепровождения – и направились за официантом. Все так же улыбающийся Армандо задержал за локоть Бетти. Она посмотрела на него со своей гадючьей улыбкой – чего изволите?
Раз уж она здесь, будет просто верхом неприличия, если она не подойдет поздороваться с доктором Мельяном. Беатрис вовсе не собиралась этого делать – пусть дон Армандо передаст привет от нее. Армандо крепче сжал ее локоть – не вырвешься. Взглянув ему в лицо, Бетти поняла – лучше она пойдет поздоровается – от смертоубийства его отделяли какие-то доли секунды. Попросив подруг подождать ее минуту, она повернулась вслед за Армандо. Посредине зала он вдруг резко затормозил. Бетти врезалась в него и подняла голову. Улыбка намертво приклеилась к его лицу, но глаза были глазами тигра перед прыжком – что означает ее игра?
«Какая игра?» – Бетти, сама невинность и простодушие, удивленно воззрилась на босса.
«Ты привела подруг именно в этот ресторан и именно сегодня. Я не верю в совпадения», – сейчас он стоял каменно прямо и таким же каменным было его лицо – да он ненавидел ее в этот момент.
Бетти опять улыбнулась: ах, подруги так долго ждали давно обещанного приглашения и выбрали этот ресторан и именно сегодня – им есть что отметить. Но если дон Армандо возражает...
Бетти обернулась к Команде: «Девочки...»
Армандо развернул ее – не стоит. Они ему не мешают...
Если дон Армандо волнуется за счет – то не стоит. Террамода за все заплатит.
Нет, счет его тоже не волновал...
Тогда что же? Она перестала улыбаться – уж больно странное выражение было на лице Армандо.
Нет. Ничего. Все в порядке. Пусть только пойдет поздоровается с доктором Мельяном
Бетти кивнула и, обойдя его, направилась к их столику. С лица Армандо наконец-то исчезла усмешка – теперь оно выражало только одно желание – убивать...
Доктор Мельян и Марио радостно приветствовали доктора Пинсон. Какими судьбами? Она повторила свою историю про давно обещанное подругам приглашение. Поговорив немного о деле, девушка извинилась и отошла.
Мужчины сели.
«Она что, завсегдатай в этом ресторане?» – улыбнулся Мельян.
Марио передернуло: «Я уже ничему не удивлюсь...»
А Армандо застыл на своем стуле, уставившись в одну точку...
Подойдя к столу, Бетти застала своих подруг до предела растерянными. Они ее ждали – и не хотели ничего без нее заказывать: цена на самое дешевое блюдо здесь такая же как недельный обед в их любимом ресторанчике недалеко от Экомоды.
Бетти, усевшись и взяв в руки меню, рассмеялась – ничего страшного. Пусть заказывают все, что угодно – ее жених велел ей ни в чем себя не ограничивать. Девушки пришли в восторг – но ненадолго. Меню было на французском, они ничего не понимали. Может ли Бетти им перевести? Бетти, конечно, знала французский, но это ей не помогло – ни одно из блюд не было знакомо. Решив не париться, она сделала просто – заказала всем по лобстеру, велев официанту выбрать самых крупных! Вся компания пришла в возбуждение. Они так кричали, что на них стал оглядываться весь ресторан. Естественно, за столиком их боссов их тоже было прекрасно слышно. Доктор Мельян забавлялся – он, конечно, понял, что здесь что-то не чисто, только не мог понять, в чем дело, а потому просто с интересом наблюдал за озабоченным Марио, и бледным, но силящимся выглядеть беззаботным, Армандо.
Между тем, дамы перешли к выбору закусок. В этом они понимали не больше, чем в основных блюдах. Поэтому Бетти просто спросила совета официанта. Что ж, если дамы желают потратить много денег – ресторан всегда им в этом поможет. Поэтому на закуску были рекомендованы королевские креветки в каком-то там супер-пупер соусе, черная икра и салат из крабов. Однако совет того же официанта по поводу белого вина все отвергли – гулять так гулять! И решили заказать французское марочное шампанское. Сделав этот заказ, компания пришла в такое возбуждение, что ни Армандо, ни Марио уже не могли делать вид, что озабочены только деловыми переговорами – Армандо нервно обернулся на восторженные возгласы – и встретился с широкой улыбкой Беатрис. Нет, она не кричала от восторга – ее торжество было глубоко упрятано под безукоризненными манерами. Но странно – сейчас он уже не злился – он понял, что все намного сложнее и страшнее, чем он предполагал, и поэтому, отвернувшись от нее, задумался, уже не слушая, о чем там вещает Марио.
Марио как раз переходил к основной части переговоров по поводу того, что им потребуются дополнительные финансовые вложения, «раз уже магазин в Палм-бич, похоже, даст большие прибыли», как вдруг недалеко от них официант повторил заказ дам – и Марио с Армандо услышали это: «Шесть самых больших крабов, салаты, икра, креветки и шампанское...» Оба посерели, поперхнулся даже их собеседник, заметив, что служащие Экомоды, несомненно, гурманы. На что Армандо, вымученно улыбнувшись, заметил, что Беатрис всегда обладала прекрасным вкусом. И заметно, продолжал Мельян, что у нее хорошая зарплата, раз она заказывает на всех такие блюда. Армандо опять согласился – о да, ее зарплата даже выше, чем у него... Его слова заглушили крики Ауры, Сандры и Марианы с женского столика – им принесли шампанское и они его пробовали. Шампанское было одобрено – и официант разлил его по бокалам.
Доктор Мельян снова улыбнулся – да, Армандо явно не скупится в отношении своей ассистентки – знает ли он, сколько стоит бутылка того, что они сейчас пьют?
Армандо медленно кивнул – к несчастью, он это знает...
Девушки провозгласили первый тост – за того, кто обеспечил им сегодня эту чудесную трапезу - за жениха Бетти! Все радостно сдвинули бокалы – и выпили.
Бетти же обернулась в сторону Армандо – и сияя всеми частями лица, подняла в его сторону бокал – она пьет за него! Армандо понял – но уступать ей сейчас был не намерен. Взяв свой бокал, он поднял его в ответ – и, не отрывая от нее глаз, осушил до дна. Ни слова не говоря, Марио цепко наблюдал за Бетти.
Даниэль, поговорив с Бетти, не ушел из Экомоды – он пошел к сестре. Поговорив о том, о сем, он перешел к менее значительной из интересующих его тем – теме жениха Беатрис. Марсела рассмеялась – ей эта тема начала уже поднадоедать – все только о нем и говорят. Где он работает? Да не помнит она, название вроде на Экомоду похоже... А, да, Патрисия должна знать. Даниэль взял у нее из рук трубку телефона – оставь, это не так уж важно. Она его видела? Марсела рассмеялась – о да, она имела это несчастье. Даниэль хочет знать, каков он? А как он его себе представляет?
Даниэль улыбнулся – как в фильме ужасов. Марсела прищелкнула пальцами – в точку. Это какой-то уродец в отвратительной одежде и с чудовищными манерами. Его единственное достоинство – высокая зарплата. Видишь ли, Армандо дружит с Беатрис – но платит ей, как злейший враг. Даниэль улыбнулся – она может выяснить как можно больше о нем? Его очень беспокоит эта машина – как-то не вяжется она с Беатрис... Что-то не чисто здесь. А Беатрис фактически управляет фирмой – ему не хочется неприятных сюрпризов. Марсела улыбнулась – она постарается. Даниэль встал – и она улыбнулась: неужели братец приходил только, чтобы посплетничать?
Нет, конечно. Он пришел пригласить ее на коктейль – проекту, в который он вложил деньги, требуются дополнительные инвестиции. Марсела резко посерьезнела – какие еще инвестиции? Он же вложил в него все средства, которыми располагает. Даниэль опять присел – у него есть для нее новость, которая вряд ли ее обрадует: он очень ждет Совета Директоров. Он его ждет, потому что хочет вытащить из Экомоды свою часть. Марсела побледнела – они же поклялись не трогать свои части в Экомоде. Даниэль взглянул ей в глаза – ему нужны эти деньги. Она поможет ему? Марсела сглотнула комок в горле – конечно, она ему поможет. Она же его любит. И она пойдет с ним сегодня за коктейль, пусть он не волнуется. Даниэль сжал ее руку своей – и брат с сестрой долго молча сидели, глядя друг на друга...
Выйдя от Марселы, Даниэль наткнулся на зевающую на своем рабочем месте Патрисию. Сказав ей несколько колкостей и посоветовав принять его предложение и идти обедать, а не зевать от голода, отбыл.
Подписав счет, Армандо, Марио и их теперь уже действительный партнер подняли бокалы за будущее успешное сотрудничество - и почти сразу же опустили – со стороны дальнего столика послышался взрыв смеха – дамам наливали очередную порцию шампанского. Марио и Армандо опять впились глазами в Бетти – но теперь она не удостаивала их взглядом, будто вообще забыла об их присутствии. Теперь команда пила за Бетти. Осушив бокалы, они обменялись впечатлениями – роскошная еда – это, конечно, хорошо. Но их родное мясо с фасолью и овощами – намного лучше. Бетти рассмеялась – и попросила принести счет. К столику приблизились трое мужчин – они покидали ресторан. Пожелав дамам приятного времяпровождения, они направились к выходу. Аура-Мария схватила нетронутый бокал Берты – и протянула его Армандо: не выпьет ли он с ними? Армандо взял бокал, поднял его высоко и, не отрывая глаз от головы Бетти, произнес: «Здоровье прекрасных дам!» опрокинул в себя шампанское и вернул бокал Ауре: «Увидимся в офисе».
После его ухода Команда почувствовала себя очень неуютно. Что-то было странное в поведении Армандо. Он вел себя так странно. И этот его тост... Бетти посоветовала им не заморачиваться – его терзает простая ревность: «Богатые не любят, когда у бедных появляются деньги.» Все рассмеялись. Одна Сандра возразила – по ее мнению, Армандо просто ревнует к жениху Бетти. Девушки рассмеялись – таким нелепым показалось им это предположение. Бетти смеялась громче всех – надрыв в этом смехе уловило бы только очень внимательное ухо – а к таким явно не относились уши ее подруг. Сквозь смех она проговорила: «Дон Армандо его ненавидит...» Смех все еще звучал за столом, когда им принесли счет. Возгласы ужаса сразу же прервали общее веселье – и подруги молча испуганно смотрели на Бетти, потрясенные числом на бумаге...
Из открывшегося на этаже лифта в полном молчании вышли Армандо и Марио. Даже не взглянув друг друга, они повернулись в разные стороны, в направлении своих кабинетов. Но тут же остановились, повернулись друг к другу и потрясенно впились глазами в глаза. Наконец Армандо проговорил: «Сколько же она заплатила?»
Марио оборвал его: «Говори тише, у Патрисии уши как радары...»
Армандо понизил голос до шепота: «Марио, это не та Бетти, не наша Бетти. Она стала другой. Она знала, что я там буду - и пришла туда, привела всю Команду. Она напоказ сорила деньгами...»
Марио кивнул – интересно, что же случилось?
Армандо растерянно смотрел на друга: «Я вижу только две возможные причины: одна – это Николас Мора. А другая – это я. Я сам. Она за что-то мстит мне...»
Марио показал в сторону своего кабинета – уйдем отсюда, нам надо серьезно все обдумать. Дверь за ними закрылась...

0

14

часть 18
Марио уселся за стол и внимательно посмотрел на Армандо:
«Что значит мстит? Объясни-ка...»
Тот прислонился к двери. Лицо его было мрачным, но глаза выдавали растерянность и что-то еще, что пока он даже себе не мог объяснить:
«Что это может быть, Кальдерон? Вот смотри: Бетти прекрасно знает, что я ненавижу Николаса. Теперь – он приходит за ней на показ, она отменяет свидание со мной. Прячется от меня. Покупает ему машину, и какую машину – заметь, на мои деньги.»
Не выдержав напряжения, он все же сел на место и внешне успокоился. Но его руки...Ни на миг не оставаясь в покое, они «кричали» вместо него... Марио, как завороженный, наблюдал за этими движениями.
«Она ездит на этой машине сама прямо перед моим носом – и при этом делает вид, что это так и надо, и ничего не происходит. Смеется надо мной – прямо мне в лицо. Я сижу на обеде с клиентом – и тут появляется она, с огромной помпой, и ведет в ресторан всю Команду. Кормит их омарами, икрой, шампанским – и опять на мои деньги! Если это не месть – то скажи мне, что это?» Последние слова он, не удержавшись, выкрикнул. Марио, ни слова не произнося, продолжал задумчиво смотреть на него. Наконец, поняв, что большего он от Армандо сейчас не дождется, очнулся:
«Не знаю, не знаю. Но если она мстит – ты должен знать за что...»
«Что? Да откуда я могу это знать? Да и за что мне мстить?» - Армандо, уже не сдерживаясь, выкрикнул это.
«А подумать головой, а не тем, на чем сидишь?» - нет, Кальдерон этого не произнес, но это читалось в его ироничном взгляде так явственно, что Армандо прекратил истерику и взгляд его принял более осмысленное выражение. А Марио, пройдя в зал заседаний, продолжал:
«Подумай, Армандо. Может, она нас подслушала? Или прочла письмо с инструкциями, которые я тебе оставил перед Палм-бич?»
Армандо вскочил, дернулся:
«Нет, только не это. Если она его прочла – я погиб!»
Марио продолжал напряженно думать, как же это определить:
«Пакет был запечатан?»
Армандо утвердительно кивнул: «Да»
«Так. Где он стоял?»
Армандо махнул рукой куда-то позади себя: «Вот здесь. Там, где ты и сказал.»
Марио подумал еще немного – и... его подвело всегда безупречное знание женской психологии (но он ведь и сам говорил, что не силен в психологии дурнушек – их у него никогда не было):
«Так. Если бы она его нашла – я не думаю, что она стала бы тратиться на рестораны. Она бы устроила нам скандал, наняла бы адвокатов – и отсудила бы у нас фирму, разорив нас»
Армандо невесело кивнул: «Угу. А меня бы просто задушила...»
Марио взглянул на друга: «Так. Пока оставим эту версию - надо ее проверить. Рассмотрим другую: Николас Мора.»
Армандо с готовностью подхватил: «Я нисколько в этом не сомневаюсь. Послушай, это было предрешено.»
На лице Марио появилось выражение комического ужаса – как бы ни была серьезна ситуация – он явно не был готов к таким заносам своего друга. Армандо заметил это выражение (ну да, тут не заметишь – у Марио же лицо, как неоновая афиша – все мысли сияют как 600-ватные лампочки):
«Нет-нет, не смотри на меня так, ты послушай. Помнишь, я тебе рассказывал, когда Марианна гадала Бетти на картах, она ей нагадала, что Бетти изменит жизнь Николаса, а тот, в ответ, изменит ее жизнь?»
Марио все-таки не удержался и, колеблясь между желанием надеть на друга смирительную рубашку или двинуть ему между глаз, попытался вернуть Армандо в рациональное русло:
«Слушай, только давай без карт».
Но Армандо было не остановить. Сообразив это, Марио просто поглубже уселся в кресле – и больше не прерывал его бурной речи, пытаясь выловить из всего этого хоть какие-то крупицы здравого смысла, пристально наблюдая за мечущимся, как в клетке другом:
«К черту, Кальдерон. Это было предрешено. И так и получается. Он меняет ее жизнь. Она верит ему. Слепо верит. А он крутит ею, как хочет. Внушает ей, что она может быть другой, богатой. Может изменить всю свою жизнь. Подумай, Кальдерон, ну кто они были такие? Всего лишь пара некрасивых неудачников. Образованных? Да, Умных? Да. С профессией? Да. Но при всем при том – неудачники. И вот теперь у них появился шанс. Они владеют компанией – побольше нашей, кстати, они ею управляют – и тратят деньги на рестораны, клубы, презентации. Машину... у нас с тобой, черт возьми, нет такой машины! Машину ему подарила для полного счастья! И хвастается перед подругами богатым парнем!»
Армандо прижался к двери – и закрыл глаза. Марио продолжал изучать его...
По дороге домой подруги тоже вспомнили о гадании на картах. Пытаясь образумить Ауру Марию, которая все рвалась в бой на машине – то бишь, пыталась совратить Бетти поехать с ней вечером по веселым местам, кадрить мужиков, они напомнили Бетти, что Николас послан ей самой судьбой – ведь он когда еще возник на картах... вспоминая это гадание, подруги решили, что вечером надо найти тихое место – и опять погадать Бетти на картах – узнать дальнейшую ее судьбу. Она согласилась – итак, вечером гуляем. Но тут Марианна вспомнила – ну, он-то изменил твою судьбу...А ты, Бетти, изменила судьбу Николаса? Бетти, загрустив, пожала плечами...
«...Да, она изменила мою жизнь, Кальдерон. Николас Мора счастлив – а меня эта женщина убивает.» - Армандо уже стоял в зале заседаний, то глядя на Марио, то пытаясь спрятать от него глаза.
Марио, наконец, надоело слушать бессвязно-мистический монолог своего друга и он хмыкнул. Спорить с Армандо в открытую было себе дороже – тот уперся в свою версию, как бык. Но вот проанализировать ситуацию, даже в одиночку – не помешает: «Не знаю, может, ты и прав. Эти двое ошалели от денег...»
Армандо не этого ждал от всегда спокойного и невозмутимого Марио. Он дернулся: «Черт возьми. Конечно, я прав. Что мне делать, Кальдерон, скажи?»
Марио жестко глянул в его сторону: «Прежде всего - успокоиться. Во-вторых, признать, что мы допустили ошибку. Стратегическую ошибку. За все, что она для нас сделала, мы не давали ей ни гроша. Все, что она получала – это твои поцелуи и ласки. А они, видимо, оказались не такими уж хорошими...»
У Армандо заходили желваки и яростно сверкнули глаза:
«Молчи, дурак, ты этого не знаешь.»
Словно не слыша его, Марио продолжал:
«В-третьих, надо контролировать ее расходы. Она хочет катать на машине своих подруг и кормить их обедами? Прекрасно. Нужно только установить какую-то верхнюю сумму, и чтобы она ее держалась.»
Армандо посмотрел на него, как на ненормального:
«Да? И как я предложу это сеньоре, которая вот так себя ведет?»
Марио подошел к нему и усмехнулся:
«А вот тут мы подошли к пункту 4: тебе надо пересмотреть свои с ней отношения. Любит ли она тебя еще? Любила ли вообще? Любит ли Николаса Мора?
Пригласи ее куда-нибудь.»
Армандо покачал головой – нет, Марио действительно ошалел. Но все же снизошел до ответа: «Ты что, с ума сошел? Ты забыл про Марселу? Если я куда-нибудь смоюсь вечером – она решит, что у меня любовница. И мало мне не покажется.»
Он помолчал, отвел глаза. Марио застыл – было что-то странное в Армандо. И услышал:
«Ты знаешь, интимной жизни у нас с Марселой – никакой...»
Если бы сейчас разорвалась бомба, Марио был бы потрясен меньше. Открыв рот, он несколько секунд обалдело взирал на друга. Наконец, его прорвало:
«То есть вообще? Не можешь?»
Армандо безмолвно обошел его и бессильно опустился на стул. Марио подошел к нему и застыл, ожидая продолжения. Очень тихо Армандо признался:
«После ночей с Бетти мы ни разу не занимались любовью с Марселой.»
Марио сел напротив и взглянул на друга, все еще силясь осознать значение того, что сейчас слышал:
«Так-так-так... Господин президент, разрешите маленький интимный вопросик? После Бетти ты был вообще с какой-нибудь женщиной?»
Армандо нетерпеливо дернулся:
«Ну скажи мне, когда? Я живу на работе, чтобы угодить им обеим. Когда мне было найти другую женщину?»
Марио не спускал глаз с лица Армандо:
«Значит, если я правильно тебя понял, после секса с Бетти ты не можешь быть с Марселой. Интересно... Марсела твоя будущая жена... Армандо, что происходит? Тебе не кажется, что ты все чересчур усложняешь?»
Армандо вскочил – увидев, к какой опасной черте он подошел, он попытался отпихнуть эту черту как можно дальше. Отвернувшись, он попробовал убедить и себя, и друга, что все это – просто блажь:
«Ничего сложного, Кальдерон. Мне все более-менее ясно. Это психологическая проблема. Я очень виноват перед Марселой. Но еще больше я виноват перед Бетти. Это убивает меня. Плюс проблемы в фирме, постоянные стрессы, долги, кредиторы, проблемы с Бетти, ее перемена, ее охлаждение – Боже мой! Все так сложно, Кальдерон, так сложно!»
Марио внимательно изучал его спину, изо всех сил тоже пытаясь притвориться, что все это – в порядке вещей. Но, кажется, и сам уже в это не верил. Услышав последние слова Армандо, поднял брови в саркастическом изумлении:
«Сложно? Ты же только что сказал, что все просто и ясно...»
Плечи Армандо дрогнули. Марио продолжал: «Так, господин президент. Сделайте мне маленькое одолжение: сядьте сюда, пожалуйста» - он указал рукой на стул напротив.
Армандо оторвался от стены, подошел, сел, вытирая мокрый от напряжения лоб. Марио смотрел на него в упор: «Спасибо. Так, теперь посмотрите на меня.»
Армандо поднял глаза.
«Бетти ранит тебя сильнее, чем ты думал?»
Армандо несколько секунд молчал. И не смог сдержаться – так сильно ему захотелось хоть кому-то открыться:
«Да, она меня ранит.» Марио, все еще не желая принимать того, что уже услышал и понял, иронически улыбаясь, не двигаясь, смотрел на него.
Армандо тут же, заметив его взгляд, перепугавшись до смерти того, что чувствовал, вскипел:
«Но не в том смысле, что ты думаешь. Не будь остолопом, Кальдерон! Прекрати!»
Марио перевел дух и стер со своего лица все эмоции: «Ладно, не злись. Я не хотел тебя задеть».
Армандо разбушевался – стыдясь своей недавней откровенности:
«Я не злюсь. Я терпеть не могу таких глупых вопросов. Давай сменим тему... то есть - перейдем к главному.»
Марио кивнул – он тоже был совсем не прочь прервать этот разговор, слишком уж далеко он мог их завести:
«К главному? Пожалуйста. Ты должен пересмотреть с ней ваши отношения, и как можно скорее. Ты уже подарил ей сегодня открытку?»
Армандо покачал головой: «Нет. А ты написал?»
Марио хмыкнул: «Армандо, как тебе не стыдно? Ты же уже писал нежные послания своей драконихе. Я тут припас открыточку – на, бери. И напиши, только скорей – она уже скоро вернется с обеда.»
Армандо взял в руки открытку – и вышел из офиса. Марио в полной прострации уставился на дверь...
К тоскующей по обеду Патрисии подошла Марсела. Патрисия случайно не знает, куда делась Марианна (Амура)? Пати нервно хмыкнула – Бетти потащила всю Команду на обед куда-то в шикарный ресторан. А поскольку у нее в руках такая власть – кто знает, когда они вернутся? Не успев договорить, Пати вдруг испуганно зажала рукой рот и уставилась куда-то позади плеча Марселы. Марсела удивленно оглянулась – к ним подошел Армандо и как всегда «ласково» взирал на Пати. Сдержать смех Марсела при виде паники на лице всегда такой уверенной в себе подруги не смогла, но все же обратилась и к жениху с тем же вопросом – когда вернутся секретарши?
Армандо глянул на часы – опоздание превышало уже полчаса – но, невозмутимо взглянув на обеих «поклонниц» его помощниц, снизошел до ответа: «Честно говоря, дорогая, без понятия...» И все так же размеренно прошел к себе.
Марсела, опять усмехнувшись, обернулась к Пати – она просто не успела пообедать, хотела попросить Марианну что-нибудь ей заказать. Может, Патрисия ей поможет? Патрисия взяла протянутую ей купюру и...разразилась гневной тирадой по поводу крутого эгоизма подруги:
«Да как она могла попросить такую вещь, когда у самой Патрисии нет денег на обед? Она скоро начнет падать в голодные обмороки!» - Марсела даже дар речи потеряла при виде подобной наглости! – «Конечно», продолжала Патрисия тронную речь угнетаемого пролетариата, - приказ есть приказ, она все закажет, а потом будет смотреть, как ест Марсела... В конце концов, Марселе надоели ее стенания – и она протянула подруге еще одну купюру. Пати аккуратно прихватила и ее – и заверещала, что у нее просто не хватит сил дождаться заказа – лучше самим где-нибудь выйти перекусить. Марсела обреченно вздохнула – ладно, пошли, но отдай деньги – и выхватила бумажки из рук Патрисии. Удивленный взгляд той стоил дорогого!
Вопросом, куда же делись секретарши, задавался и Фредди. Вот уже больше получаса он стоял на вахте вместе с Вилсоном – а его звезда все не возвращалась. Вместо секретарш, в открытой машине, под ручку с тремя моделями, подъехал Хуго. Пока они парковались, сзади послышался нетерпеливый гудок – наконец-то, команда вернулась на родное предприятие!
Хуго обалдел – это вообще чья машина? Увидев, кто за рулем и узнав от Фредди, что машина – собственность парня Бетти, Хуго облил и «это чучело», и ее подруг таким количеством гадостей, какие только мог придумать в столь короткие сроки. Не выдержала Сандра – в ответ на заявление, что Бетти надо посадить в тюрьму за то. что она своим видом портит имидж машины, Сандра влезла – мол, не завидуйте, дон Хуго, не завидуйте, что у Бетти лучший парень и лучшая машина, чем у Вас. И даже саркастический смех Хуго, что парень Бетти не может сравниться с его, Хуго, «тигреночком», и вообще он может покорить любого мужчину, не сбил Сандру с основной мысли – дон Хуго, возможно, много знает и может покорить любого гея – да вот только парень Бетти – настоящий мужчина.
Поняв, что сегодня – не его день, и вяло вякнув по поводу «кем же должен быть парень, влюбившийся в такую уродину», гений все же решил скрыться в стенах здания – а то, чем черт не шутит, еще решат эти ведьмы превратить его в натурала...
Едва он исчез с арены, Инесса решила успокоить Бетти – пусть не удивляется, ей будут завидовать все, кому не лень – успех так легко не прощается...
Все решили, что пора бы и поработать, но им опять не повезло с претворением в жизнь этой благой идеи – из Экомоды на улице проявилась Патрисия.
И вся Команда распустила хвосты – ах, они просто объелись омарами! Ах, они уже не могут смотреть на икру! А это шампанское – да они просто залились им!
Но больше всего им понравилось обслуживание в “ Le Noir ” («Ночь»). Последнюю сентенцию услышала возникшая за спиной Патрисии Марсела. Команда вмиг просочилась в здание – но Марсела задержала Марианну – они что, и правда, были в этом ресторане? Марианна кивнула – да, теперь она понимает, почему донья Марсела так сильно любит именно это место. А вот счет оплатил жених Бетти – пусть донья Марсела даже не беспокоится.
Садясь в машину, Марсела была расстроена – она и не думала, что Бетти решится повести Команду туда (а сама о чем думала, когда приглашала ее туда?). Что за таинственный жених? Где он работает? В Террамоде? Нет, нельзя этого так оставлять, надо все досконально выяснить...
На этаже, договорившись о вечернем гулянии-гадании, подруги разошлись по местам. А вот направившуюся куда-то с Марианной Сандру остановил Марио. Тоном, не терпящим возражений, он вызвал ее к себе в кабинет. Она перепугалась – никогда раньше она не слышала такого тона у своего босса.
Войдя, она прислонилась к двери, ожидая серьезной выволочки – но напрасно. Разговор пошел вовсе не о работе...
Сидя за столом, и возвращая Сандру всем своим обликом во времена инквизиции, Марио начал допрашивать ее по поводу зеленого пакета. Кто входил в этот кабинет, кроме нее? Она его брала? Заглядывала? А Бетти? Брала? Заглядывала?
Сандра, все больше и больше пугаясь, тем не менее стойко отвечала «Нет» на все вопросы.
Марио задумался. Потом поднял на нее глаза профессионального убийцы и ласково так спросил, знает ли Сандра, что он ей во всем доверяет? Ему бы очень не хотелось, чтобы она его подвела. Сандра, сидевшая как на горячих угольях, тут впала в нервную дрожь и вместо ответов довольствовалась уже кивками головы – но молчала. Марио улыбнулся – ну что ж, прекрасно, но для полного и безграничного счастья она должна поднять правую руку и поклясться всем святым, что никто не брал и не открывал этого пакета.
Сандра, не решаясь принести ложную клятву, отвела глаза в сторону. Марио резко наклонился вперед: «В чем дело, Сандра? Ты не хочешь? Почему?»
Сандра, борясь между преданностью подруге и страхом перед адом, все же выбрала первое – нет, она просто не понимает, в чем так сильно провинилась, что потеряла его доверие.
Марио, все так же испытующе глядя на нее, улыбнулся – нет-нет, он ей доверяет. Но все же...
Сандра, наконец, решилась – подняла правую руку, завела за спину левую со скрещенными пальцами – и принесла клятву. Марио пристально наблюдал за ней. Потом кивнул головой – спасибо, ты свободна.
Она вышла. А Марио... Ох, как бы ему сейчас пригодился «детектор лжи».
В коридоре Сандра уронила голову на руки и зарыдала. Марианна перепугалась - что стряслось? Сандра, всхлипывая, заявила, что непременно попадет в ад – она принесла ложную клятву – и рассказала всю историю. Марианну мало интересовали ад и его пламя – гораздо интереснее другое – что такое было в этом зеленом пакете, что привело тогда Бетти не в совсем вменяемое состояние – а теперь выводит из себя Марио? Сандра не знала – и зарыдала еще сильнее (действительно, если б хотя бы знала – понятно бы было, за что страдает, а так – одни проблемы – и никакого удовольствия...). Марианна принялась ей затыкать рот – если дон Марио услышит рыдания – сразу обо всем догадается...
Между тем Бетти зашла в кабинет – и увидела там Армандо. Который не был занят просмотром бумаг. Не работал на компьютере – он просто сидел и читал газету, всем своим видом показывая, что ждал ее. Бетти остановилась в дверях:
«Простите. Я опоздала...»
Армандо поднял голову – и улыбнулся. Только глаза оставались непроницаемыми:
«Ничего. Не страшно. Когда я увидел, как вы садитесь в машину, сразу догадался, что это надолго.» - он тряхнул головой и заулыбался как на рекламе отбеливающего средства для зубов, - «Да и потом омары, икра, шампанское... От такого кто хочешь потеряет счет времени...»
Поняв, что этот раунд ей не выиграть, Бетти перестала улыбаться и, кинув на него равнодушный взгляд, прошла к себе со словами:
«Как бы то ни было, дон Армандо, извините.»
Едва она перестала видеть его лицо, как выражение на нем сразу изменилось – улыбку выключило сразу, осталось только напряженное ожидание – и жесткость. Он не сводил глаз с двери ее кабинета...
У себя в офисе Бетти подняла со стола книжку и открытку. Небрежно бросила книжку в мешок – и все-таки не удержала, заглянула в открытку:
«Я не знаю, почему ты стала такой холодной. Почему и когда я потерял твою благосклонность? Я не могу больше спать, пытаясь найти ответ на этот вопрос... Я не знаю, чем так сильно обидел тебя... Но больше всего меня убивает то, что в тебе нет ни капли жалости к тому, кто живет только для тебя...
Твой Армандо.»
Бетти с секунду не отрывала глаз от его слов. Потом резко схватила открытку – и отправила вслед за книжкой. Но на этом ее порыв иссяк – и она обмякла на стуле, Глядя в никуда огромными застывшими глазами...
Сквозь туман услышала звонок телефона и обычное «Ола» Армандо.
В своем кабинете Марио, обдумав ответы Сандры и ее поведение. Пришел к выводу – Бетти ничего не знает. Если б она прочла письмо – вряд ли она бы не поделилась трагедией с подругами. А Сандра явно ничего не знала. Вывод? Сандра сказала правду – никто не трогал пакета (ах, Марио, как же плохо на самом деле ты знаешь Женщин).
Выложив все это Армандо, Марио заключил:
«Теперь мы знаем три вещи: Первое - наш главный враг – Николас Мора.
Второе - тебе надо отвоевать обратно Бетти.
Третье - это надо сделать быстро. У нас мало времени до совета, а Бетти еще даже не начала готовить отчет.
Итак, господин Президент, отныне твоя главная миссия – отвоевать Бетти...
Впервые за весь день Армандо вздохнул более спокойно.
Встал с места, лицо его просветлело. На нем даже появилось подобие облегченной улыбки:
«Что ж, буду отвоевывать. И я ее отвоюю!»
Занимаясь делами, Бетти и не заметила, как распахнулась ее дверь. На пороге стоял Армандо. Она подняла глаза – он вдруг весь просиял – эту улыбку невозможно было спутать ни с какой другой – он просто был счастлив ее видеть:
«Привет...»
Она откинулась на стуле, бесстрастно его изучая:
«Как дела?»
Улыбка померкла – Бетти явно не была рада его видеть:
«Я оставил тебе открытку. Ты ее видела?»
Бетти «спохватилась»:
«А, да, спасибо. Я ее спрятала от чужих глаз. Это так мило. Вы всегда такой вдохновенный.» Бледное подобие улыбки растянуло губы в два жгута.
Армандо настороженно посмотрел на нее:
«И все? Так мило – и все? Никаких комментариев?»
Он начинал понемногу звереть...
Она посмотрела на него и, пожав плечами, развела руками – мол, каких таких комментариев ты захотел, дружок?
Армандо понял – ничего не изменилось. Прошел вперед, сел. Его глаза теперь опять стали непроницаемы – этот раунд он должен выиграть – слишком многое поставлено на карту.
Наклонился к ней и , не давая ей отвести взгляда, жестко глядя ей в глаза произнес:
«Бетти, хватит играть. Пожалуйста. Мне необходимо знать, что происходит. Давай поговорим. Я отвезу тебя сегодня домой.»
Бетти все-таки удалось расцепить их взгляды. Она уставилась в компьютер:
«Я не могу.»
Такого простого ответа он не ожидал – даже растерялся в первый момент:
«Что? Почему?»
Бетти опять невинно посмотрела на него:
«Мы договорились с девочками сегодня погулять вечером.»
Теперь, уже зная, какой получит ответ, все же рискнул:
«А отменить никак нельзя?» - Бетти молчала. Он понял – она идет сейчас ва-банк. И надо переводить тему – иначе их отношения прямо в эту минуту могут закончиться – а этого допустить нельзя. Поэтому вдруг бросил:
«Опять возьмете мерседес?»
Бетти пришлось как-то отреагировать. И этой реакции он не ожидал:
«Если это вас не устраивает, я могу ее оставить здесь, а мы поедем на автобусе.»
Армандо понял – опять неверный вопрос – но вот теперь можно ее встряхнуть – и посмотреть, что получится:
«Меня не это беспокоит. Просто ты разыгрываешь с этой машиной какой-то спектакль – вот зачем тебе был нужен мерседес.»
Бетти снова отвела глаза, ни слова в ответ – он понял, что угадал. Но нажимать слишком сильно не хотел, и снова вильнул в сторону:
«Меня волнует другое – ты всем говоришь, что это машина твоего парня. Это больно, Беатрис.»
Она вновь дрогнула, посмотрела на него – все-таки не выдерживала, когда он прямо ей в лицо говорил о своих чувствах. Призвала на помощь язвительную иронию:
«Вот уж не знала, что это вас раздражает.»
Он становился все спокойнее, изучал ее, хотя на словах решил поиграть в это раздражение»
«Это не просто меня раздражает. Все знают теперь, кто твой парень, и где он работает. А это уже опасно.»
Бетти мятежно уставилась на него: «Все очень просто – эта машина – плод его труда...»
Армандо усмехнулся и подмигнул ей – ему очень хотелось ЕЕ вывести из себя – а вдруг да ляпнет что-то в гневе?
«По-твоему выходит, что хозяин машины – действительно Николас Мора?»
Бетти не сдержалась и решила вступиться за друга:
«Доктор, Николас прекрасно работает на благо Террамоды. Покупка машины никак не отразилась на доходах компании. Можете не беспокоиться.»
Если б она знала, что его действительно больше не волнуют ни доходы компании, ни деньги, ни даже сама компания, по большому счету...
Он опять наклонился вперед, почти уже теряя терпение от ее бесконечных «деловых» доводов:
«Ты сводишь меня с ума, Беатрис.», - в ее глазах на миг вспыхнуло злорадное торжество – она его опять довела... но следующие его слова показали – радуется она преждевременно. Он ни на миг не терял присутствия духа: «Но я вот что тебе скажу: столько разговоров вокруг Террамоды – это очень опасно.»
Бетти пришлось таки начать объяснения:
«Доктор, Террамода – абсолютно легальная компания...»
Договорить она не успела, сзади послышался звук открывшейся двери и жеманный голос Хуго: Армани...
И тут произошел взрыв. Все те чувства, которые Армандо держал железной уздой внутри, пока пытался заставить проговориться Бетти, выплеснулись наружу в диком, неконтролируемом крике: «ЧТО?!!!!!»
Отшатнулась Бетти – поняв, что творится сейчас внутри у ее босса. Застыл Хуго – что бы там ни было, но этот крик был чем-то совершенно новым – и пугающим.
Все же он решился: машины портят тонкие дорогие ткани. Армандо, так и не сумев сразу взять себя в руки, опять заорал – о чем он, собственно, говорит? Хуго, не разобравшись, что, собственно, происходит, и решив, что гнев Армандо направлен только на него, драгоценного, ответил в том же духе – то есть на звенящем в ушах визге, что если Армандо на него орет, то и он будет орать на Армандо, и ему, лично, плевать, но если Армандо сейчас не спустится вниз, то машины-убийцы угробят коллекцию. «Пойдет ко дну Титаник – а с ним и капитаник...»
Изо всех сил Армандо попытался сосредоточиться – искусав себе костяшки пальцев, он все же хоть как-то взял себя в руки – и вскочил. Черт знает что. Он сейчас придет.
Пошел к двери, повернулся и взглянул на Бетти – играть и скрывать ярость уже не было смысла, она и так поняла его состояние.
Ткнув в ее сторону указательным пальцем, приказал: «Я отвезу тебя вечером домой!»
Глаза Бетти наполнились торжеством – она же уже сказала, пропела она елейным тоном, что сегодня вечером гуляет с подругами. А вот на следующей неделе они обязательно проведут вечер вместе...
Армандо бешено глянул на нее и рубанул рукой в воздухе:
«На следующей неделе?» - слова звучали, как угроза, - «Ну нет! Забудь!»
И вышел, хлопнув дверью. Бетти только и оставалось, что смотреть ему вслед...
Сгустившуюся после ухода Армандо тишину разорвал телефонный звонок. Марианна вызывала Бетти – Сандра наложила на себя какое-то покаяние и ревет. Если Бетти может, пусть приходит поскорее – и прихватит с собой священника.
Бетти положила трубку, вздохнула - и вышла из кабинета.
Мимо плачущей Сандры к лифту прошел Марио. Остановился и посмотрел внимательно – Сандра под его взглядом прекратила слезы, вскочила и начала изображать бурную деятельность. Но его не так-то легко было провести: почему она плачет? Что-то случилось?
Сандра шмыгнула носом – нет, все в порядке, просто на нее грипп напал...
Марио продолжал пристально смотреть на нее – грипп? Но промелькнувшая было догадка, не успев оформиться, тут же исчезла – к лифту подошел Армандо.
Ну что за ослы там в производственном цехе! Теперь вот надо идти разбираться...
Но Марио больше интересовало другое – Армандо говорил с Бетти?
Ну да, говорил, - на Армандо было тяжело смотреть – он еще не совсем отошел после своего приступа. В глазах полыхало мрачное пламя... На его открытку она улыбнулась и сказала: «Как мило». А на его предложение подвезти ее заявила, что у нее в планах – вечер с подругами – бешеные черные глаза уставились на друга.
Марио хмыкнул – они опять возьмут машину?
Ну,еще бы – бешенство в голосе Армандо подошло к критической черте – так что Марио пришлось жестом показать ему – легче, легче... – она заявила, что если он возражает, то они поедут на автобусе.
Марио покачал головой – да, похоже, Бетти закусила удила. И подвозкой домой тут не обойдешься. С ней надо провести вечер, надо ее куда-нибудь сводить. У него как раз на примете есть такой чудный интимный ресторанчик...
Армандо прервал его – он сошел с ума – он не может проигнорировать Марселу. Если он сбежит на свидание – она сразу все поймет, а новых скандалов ни ему, ни компании не выдержать. Он этого не хочет!
При последних его словах лифт открылся – и оттуда выпорхнули Марсела и ее верная «Санча Панса». Поняв, что его последние слова были услышаны, Армандо тут же начал выкручиваться, повторяя эти «Я не хочу» для Марио, отказываясь от какого-то коктейля. Марио подхватил напев – и они вошли в лифт. Армандо был совсем не уверен (вернее, совсем уверен, что нет), что провел невесту – но ничего другого ему в голову не взбрело...
Он как в воду глядел – Марсела была уверена, что у Армандо – планы. Но она не будет ничего предпринимать – сегодня она идет к Даниэлю на коктейль. Только вот одной ей туда идти не хочется. Армандо туда и на аркане не затащишь... Может, Пати будет хорошей девочкой и пойдет с ней?
Услышав этот вопрос, Пати залилась гомерическим хохотом – такой абсурдной ей показалась эта просьба. Но Марселе она озвучила другую причину – у нее свидание. И она не пропустит его ни за какие коврижки. Марсела вцепилась в нее – с кем? Пати должна, просто ОБЯЗАНА это сообщить своей лучшей подруге.
Мимо к столу Сандры прошла Бетти. Патрисия, заметив ее, не смогла сдержать огонек злорадного торжества в глазах – и, не удержавшись от искушения, шепнула Марселе всего лишь два слова: «Николас Мора». Марсела переменилась в лице – она знала свою подругу, но эта новость ее поразила. Переспросив для верности имя молодого человека, Марси схватила Пати за руку – и поволокла к себе в кабинет – может, удастся хоть как-то образумить эту идиотку?
Бетти, стоя возле Сандры, проводила их глазами... Сандра не унималась. На вопрос Бетти, что же все-таки произошло, рассказала про допрос сеньора Марио. Бетти тоже мало интересовали покаянные молитвы подруги – ее интересовало - выдала Сандра ее, или нет. Услышав ответ, облегченно перевела дух. И тут же сняла грех с души Сандры – она же уже раньше поклялась ей, Бетти. что не выдаст «тайну зеленого пакета.» так что вторая клятва – недействительна. Выслушав всю эту ахинею, вмешалась Марианна – и все-таки, что там было такого, в этом пакете? Бетти застыла, на ее лице появилось выражение «Не подходи - убьет», так что Марианна даже отшатнулась: «Не знаю, не знаю. И не хочу знать. Наверно, что-то важное.»
С этими словами Бетти быстренько смылась в спасительную темень своей каморки. Но оставшиеся за ее спиной подруги были твердо убеждены – Бетти хорошо знает, в чем там дело...
Возвращаясь к себе, Бетти прошла мимо Дженни, ворковавшей со своим «папусиком». Немного погодя в коридоре появились Уродки второго этажа (Сандра, Мариана, Берта и София). София сияла – адвокат сказал ей, что дом в любом случае останется за ней. Он знает, как это осуществить. Вся в восторге от этой новости, София вежливо поздоровалась с разлучницей и спокойно отреагировала на ее очередное замечание о том, «как тяжело приходится донье Софии, папочка, у нее такой тяжелый период, климакс, я понимаю...» София молча проулыбалась все то время, пока Дженни не врубилась – больше она скандалов не добьется. Едва дождавшись, пока «шлюха» уберется со сцены, София рассмеялась – у нее еще одна причина для радости: Эфраим, как водится, опять не принес ей чек. Он задолжал уже за три месяца. Что это значит? София победно обвела подруг глазами и захихикала: «У этого пингвинчика скоро появится полосатая пижамка»! Адвокат заверил ее, что если он просрочит очередной платеж – Эфраима запрут в каталажку. Все девушки пришли в восторг – так ему, гаду, и надо!
Подскочила Аура-Мария, услышала последние новости – и аж запрыгала от радости: значит, у них есть еще один повод отметить сегодня вечером. Что ж, значит, гуляем?
За ее спиной возник Фредди – ах вот как, опять гуляете? В воздухе запахло скандалом влюбленных. Впрочем, Фредди, покачав головой, пошел дальше. Аура догнала его – да что с ним происходит?
Фредди вдруг обернулся к ней – обычное шутовство и подколки как-то вдруг исчезли: это что с НЕЙ происходит? Она что, голову потеряла из-за этого мерседеса? Он, Фредди, вдруг стал слишком мелок для нее? Теперь она хочет поймать кого-то получше, используя Бетти и эту чертову машину? она все время сбегает от него, стыдится, что ее парень – простой посыльный?
Аура пыталась, как могла, что-то объяснить...Но что можно объяснить, когда все, что он сказал – голая правда? Развернувшись, он удалился. Аура же, повздыхав минуты две, вновь пришла в хорошее расположение духа – ну его к черту, хочет обижаться – его проблема.
И поспешила к Бетти - поделиться последними новостями и договориться о времени выхода. Фредди как в воду смотрел – по плану Ауры после сеанса гадания они отвезут домой Инес, Берту и Софию – и вчетвером завалятся в какой-нибудь кабак до утра. Ведь на такой машине приехав, можно ТАКИХ сладеньких мальчиков отхватить... Подмигнув подруге, она ретировалась.
Бетти посмотрела ей вслед – тоскующие добрые глаза - Бетти была бы совсем не прочь поменяться сейчас местами с Аурой-Марией – если б у нее были бы только такие проблемы...
У себя в кабинете Марсела изо всех сил пыталась пробудить в Пати если не мозги (Марсела была уже большой девочкой и не верила в чудеса...), то хотя бы здравый смысл (занятие не менее безнадежное). Да как она может даже думать о том, чтобы отбить парня у Бетти? Ах, ее достают уродки? С парнем Бетти? Дразнят, что у нее такой парень и такая машина? Сама виновата – нечего было им гадости говорить постоянно. И потом – ведь Николас ей нужен только для денег. Неужели Пати еще и обижается? И что, есть чем обижаться? Да она просто дешевка, если на это идет.
Но переубедить Патрисию было из разряда «Миссия невыполнима». И Марсела отступила – только предупредила, чтобы та потом ей не плакалась, если ее план окажется провальным.
Но Пати интересовало другое – что это вдруг Марсела так заступается за своего врага?
Да просто так. Ну, вот претит ей мысль о краже чужих женихов. Неважно при этом, у кого. Бетти такого не заслужила (наверно, потом Марсела еще не раз пожалеет, что так сильно отговаривала Пати...)
На Боготу спустился вечер. В каморке у Бетти прозвенела трель звонка – Николас хотел знать, когда она вернется. Примеряя перед зеркалом новый костюм, он довольно описывал свой «потрясающий вид», когда слова Бетти чуть не «уронили» его на пол – она сегодня задержится.
«ЧТО????» - отчаянный голос Николаса полетел сквозь пространство.
Бетти, не обратив внимания на это, сообщила о своих планах на вечер. Чего только не перепробовал Нико, чтобы убедить ее отказаться от разгульного вечера – от угрозы ее жизни со стороны папы – до угроз, что мерседес украдут – у чужого дома, у ее дома, из гаража экомоды и т.д. Бетти была неумолима – если она вернется не поздно, она ему позвонит. И ничего с ней не будет. И с машиной тоже – он может спать спокойно. Услышав гудки в трубки, Николас обреченно посмотрел на портрет Патрисии – да, видно, ничего сегодня не получится. Но ничего – он что-нибудь придумает. Ее любовь не останется безответной!
Собираясь на коктейль, Марсела прошла мимо Патрисии – она уже идет домой? Пати кивнула – да, она вызвала такси. Только вот у нее нет денег – может, Марсела ей одолжит? Это в последний раз – завтра, сказала Пати, торжествующе-загадочно поглядев на членов Команды, завтра у нее будут деньги, чтобы выкупить свою машину.
Тяжело вздохнув, Марсела полезла в сумочку – и вытащила деньги. «Надеюсь, ты мне благодарна?» - вопрос прозвучал как-то странно. Пати, выхватив купюры, всем своим видом показала глубокую благодарность – но тут открылись двери лифта – и при виде Армандо и Марио Пати испуганно спрятала в кулаке деньги – и попыталась растечься по стене. Марио, увидев эти маневры, чуть не согнулся от смеха – но отошел, не желая мешать разговору «влюбленных».
Где они были? Армандо тяжело вздохнул – они сидели в цехе. Слава господу, им удалось остановить этих ослов. Ткани остались целы, но пока они им объяснили, что к чему – пролетело много времени. А куда идет Марсела?
На коктейль к брату. Армандо не составит ей компанию?
Армандо посмотрел на нее как на сумасшедшую – к Даниэлю? Она серьезно? Лучше пусть попросит его положить голову под пресс – и надавит. Он понимает, Даниэль ее брат – она должна пойти. Но он – ни за какие блага мира. Армандо выглядел таким непреклонным, что Марсела вздохнула – она, в общем, и не надеялась. А куда же он сам? Армандо опешил от ее вопроса. В голове стали прокручиваться варианты возможного для нее его вечера. наконец, выдавил – поужинает со своим старым другом – Марио Рибейра (видимо, Армандо выбирал себе друзей по имени – или это сценарист не хотел париться с мужскими именами?). Марсела вздохнула – ни капли она ему не поверила. Но вариантов у нее не было – и она шагнула в лифт к Патрисии.
Армандо повернулся было, чтобы пойти к себе – его за руку схватил Марио: Господин президент, у нас появился свободный вечерок, чтобы провести его с Бетти.
Армандо вырвал руку, посмотрел бешеным взглядом – ничего не сказал, хотя Марио этот взгляд не обманул – это была первая мысль Армандо после известия о коктейле Даниэля. Развернувшись и едва не дав по морде скалившемуся другу, Армандо прошел к себе. Марио издевательски захихикал вслед другу.
Бетти как раз договаривалась, что сейчас спустится вниз, в приемную, когда дверь без стука распахнулась – в кабинете стоял Армандо. Глядя на нее бешеными глазами, но внешне спокойный, он довольно спокойным тоном произнес:
«Отмени свою встречу, Беатрис.»
Бетти подняла на него разом зазмеившийся взгляд, водворила на место коронный оскал. Словно плохо расслышав очевидную глупость, переспросила: «Что?»
Армандо ответил ей точно такой же улыбкой:
«Я сказал, отмени свою встречу. Ты поедешь со мной.»
Бетти мятежно сверкнула глазами:
«Доктор, я уже договорилась о встрече. И у меня есть машина, так что Вам не придется отвозить меня. Встретимся на следующей неделе, как и договаривались.»
Она победно посмотрела на него.
Армандо стер с лица улыбку – ему надоело играть. Подошел и сел на стул. Вгляделся в нее невидяще-злыми глазами – и начал чеканить слова:
«Я знаю, что у тебя есть машина. Беатрис. Я знаю, что ты во мне не нуждаешься. Но сегодня нам надо поговорить. И это не будет по дороге к твоему дому. Мы поедем в другое место. Собирайся, Беатрис. У нас свидание.»
Бетти подарила ему снисходительную усмешку:
«Доктор, Я уже сказала...»
Он перебил ее. Играть в вежливость и невозмутимость он больше не был способен. А потому теперь перешел на командный крик.
«А я сказал, что ты поедешь со мной. Перестань играть со мной Беатрис! Я не потерплю такого к себе отношения. Ты обязана прежде всего выполнять мои приказы – я важнее, чем Николас Мора, или твои друзья – ты все еще работаешь у меня!»
Он перевел дух и продолжал немного спокойнее, хотя теперь на его лице кроме злости и бешенства, появилось другое – боль, которую он не мог бы скрыть, даже если бы ему за это пообещали все блага мира.
«Ты больше не хочешь меня видеть? Прекрасно. Но тебе придется сказать мне это прямо в лицо.»
Беатрис решила чуть перевести стрелки:
«Доктор. У Вас будут неприятности с доньей Марселой.»
Ха, когда его это волновало? Тем более сейчас. Но от ее спокойного тона он озверел:
«Это мои проблемы, Беатрис. Мои неприятности, не твои! Я говорил с ней – она ни о чем не узнает. Мы с тобой будем только вдвоем, представляешь?», - он издевательски подмигнул ей, - « И я не принимаю никаких отговорок. Уже много времени я пытаюсь понять, что с тобой происходит. Если сейчас ты откажешься говорить со мной – то я решу, что между нами все кончено. И ты будешь делать все, что захочешь, я не буду тебе мешать. Не буду к тебе приставать. Ты будешь совершенно независима. Ты этого хочешь?!» Последние слова были уже криком. Армандо уже почти не владел собой. И Бетти, как всегда в последнее время, решила опять перевести разговор на бизнес – ведь только это, по ее мнению, его и волновало.
«Доктор, о чем Вы беспокоитесь? Что я заберу компанию, что присвою все деньги и машину?»
Армандо опешил – он был сейчас так далек от мыслей о каких бы то ни было компаниях и машинах, что от неожиданности заговорил спокойно:
«Ты же знаешь, что меня это не беспокоит. Я тебе доверяю. Но нам надо обо всем поговорить...»
Бетти встала – не желала она видеть его чувства за делами. Не верила. Не хотела. Отвернулась от него и врезала:
«Доктор, я прямо сейчас позвоню Николасу – и он привезет все документы и я отдам вам компанию.»
Звук имени соперника подействовал на Армандо как красная тряпка на быка. Он опять вцепился в Бетти бешеными глазами:
«А! Николас Мора?! Может ты позвонишь ему – и мы поговорим с ним о наших с тобой отношениях?»
Бетти неожиданно растерянно дернулась. Подняла на него глаза – и, не выдержав его взгляда, дрогнула, отвела свои в сторону.
Армандо вдруг понял значение этой ее растерянности – и помертвел. Взгляд его заледенел. Голосом, в котором звон металла сливался с криком боли, отчетливо произнес:
«А, прекрасно, звони ему, Беатрис. Я думаю, он в курсе наших с тобой отношений. Ты нарушила все свои обещания, Беатрис!»
И тут не выдержала Беатрис. Пережитые ею страдания вылились в один яростный крик:
«А! Это я обманула Вас? Это я предала Вас?»
Армандо застыл, силясь проникнуть в причины этого крика. Но он и в самом деле не чувствовал себя предателем – он был просто одержим желанием побыть с ней, просто вдвоем, без свидетелей... Где же ему было догадаться?
Но что-то же было – и он должен был это выяснить...
«А что я должен думать. Беатрис, глядя, как ты себя ведешь?
Пожалуйста, давай поедем и поговорим.»
Она села на место, в бешенстве на него и на себя, сверкнула яростными глазами:
«Хорошо, я отменю свою встречу с подругами. Вы довольны?» - она издевательски ему улыбнулась.
Армандо встал, уязвленный и собственными мольбами – и ее неприкрытым пренебрежением:
«Ты делаешь мне одолжение?»
Отвесил ей низкий, столь же, как и ее улыбка, издевательский, поклон:
«Спасибо Вам большое, доктор Пинсон!»
И ушел. Резко хлопнув дверью.
Тяжело дыша, Бетти придвинула к себе свечу, пытаясь найти покой в ее пламени...

0

15

часть 19
Пока Армандо нервно мерил ногами кабинет, не сводя глаз с двери Бетти, дверь из коридора неожиданно открылась. На пороге возникла Марсела. Она, оказывается, еще не ушла домой. И пришла «по-настоящему» попрощаться. Армандо вдруг как-то странно удивился – ты уходишь так скоро? Очевидно, у него вообще вылетело из головы, что Марсела уже один раз уходила. Тем не менее, Марсела не обратила на это внимания, подошла – и нежно поцеловала его, взяв обещание, что он ей позвонит. Армандо пожелал ей спокойного вечера – и успокоил: с ним все будет хорошо. Он идет с Бетти. Марсела даже как-то обрадовалась – Бетти – это гарантия.
Но один вопрос еще открыт – Даниэль просил узнать, что известно о женихе Бетти. Его насторожила эта машина... Глаза Армандо утратили все признаки мягкости. Он заледенел и смерил невесту настороженно-пронзительным взглядом: с чего это ее братцу интересоваться женихом его помощницы? Марсела улыбнулась – ее тоже это волнует. Она знает, где он работает, но вот что это за компания?
Армандо через силу усмехнулся – пусть она не берет в голову. Он знает эту компанию, Николас там – генеральный директор. Честен он или нет – он попытается выяснить. Но и только. Пусть она спит спокойно – у него все под контролем! (ну в общем, почти что...).
Марсела прижалась губами к его губам – он в ужасе отвел глаза в сторону – ну ничего у него не возникло к ней. Но тут она взглянула на него – и пришлось ему радужно улыбнуться. Марсела еще раз чмокнула его – и ушла... Да, кстати, не найдется ли у него времени посмотреть несколько квартир, которые она выбрала?
И скрылась за дверью – теперь уже окончательно.
Не успела она скрыться за дверью, как Армандо влетел в каморку Бетти – он уже ее заждался. Бетти заканчивала какие-то дела на компьютере.
«Мы идем?» - Армандо ждал ее ответа.
Бетти «улыбнулась» ему: «Да, сейчас идем».
Армандо не двигался – он просто ждал... Бетти опять посмотрела на него: «Мы поедем на двух машинах? Я могу поехать на своей вслед за вами...»
Армандо оторопел. Но через секунду гнев опять зажег его глаза: «На двух машинах? Ни за что на свете! Мы поедем на моей машине».
Бетти дернулась, хотела что-то сказать. Он жестом заставил ее проглотить слова: «Ничего не бойся. Мы просто поедем на моей машине».
Бетти только кивнула. И потянулась к телефону – ей нужно еще позвонить. Но даже это не заставило Армандо уйти. Нависнув над ней, он приготовился слушать разговор. Но...ему не повезло. Сзади раздался голос Марио, он хотел поговорить с Армандо. Пришлось тому покинуть каморку Бетти.
Впрочем, она и не стала звонить. Едва шаги двух заговорщиков исчезли в направлении зала заседаний, она бросила трубку и подкралась к дверям зала – теперь она услышит каждое слово.
В зале заседаний Армандо обессилено опустился в кресло. Марио же набросился на него – ему удалось ее уговорить? Армандо утвердительно кивнул. Марио возблагодарил Всевышнего – и принялся наставлять друга на путь истинный. Армандо обязан, ну просто обязан сделать все, что угодно – но утром эта уродина должна прибыть на работу вновь по уши влюбленной в босса – и во всем им обоим доверяющей. Армандо сверялся с календарем? Это же просто кошмар – у них на носу совет – а ничего еще не подготовлено!
Армандо слушал его, обреченно глядя перед собой. Он и сам не знал, чего ждет от свидания. Но то, что это свидание не будет похожим на то, что рисует ему сейчас Марио – он знал твердо... И все-таки, не желая откровенничать, просто молча кивал головой. Наконец, поднял глаза – он постарается. И тут же отвел взгляд – не хотел, чтобы Марио прочитал его смятение. Вот только он не знает, куда ее повести. Марио жестом фокусника вытащил из кармана бумажку с адресом – вот сюда. Это чудный бар-дискотека, как раз для босса с секретаршей.
Бетти, которая и до этого слушала все его сентенции с гримасой гадливости на лице, передернулась. Видимо, решив, что наелась этих гнусностей по самые уши, она отошла от двери – и вернулась к себе – на этот раз действительно позвонить.

Армандо взял бумажку и уставился на друга со смесью изумления – и презрения. Кальдерон в своем уме? Да Бетти ездит на такой машине, ходит в хорошие рестораны – о каком третьеразрядном баре он говорит?
Марио усмехнулся – ну да, конечно, сейчас она очень спесива, ей вскружило голову – но она должна помнить и знать свое место – ведь это Армандо делает ее счастливой – выводит по ресторанам, разрешил ей машину. Значит, она должна быть счастлива тем местом, куда он ее соблаговолит взять. И задача Армандо – ее в этом убедить.
Армандо продолжал молча смотреть в одну точку – нет, не убеждали его слова Марио. Он сердцем чувствовал – все изменилось. Ни одного из них уже не устраивали эти темные низкопробные бары...
К мирно ужинавшим родителям Бетти пришел Николас – похвастаться новым костюмом. А заодно и узнать, не собирается ли домой блудная дочь. Как, они ничего не знают? Бетти собирается сегодня после работы погулять с подругами – естественно, на мерседесе. Дон Гермес завелся с полуоборота: наша дочь нам не позвонила, она нас ни в грош не ставит. Она ведет себя непозволительно – и прочая, и прочая, и прочая... Николас уже и сам был не рад, что рассказал о планах подруги. Но в этот момент раздался звонок – это Бетти. К телефону подскочила мама. И посоветовала дочери ехать домой – а то папа ее будет ругать (ну да, 27-летней девице такое сказать... Впрочем, католические принципы – из отчего дома – либо замуж, либо в монастырь.) Бетти тут же ее успокоила – она едет не гулять с подругами (кстати, кто ей сказал? Ах, Николас... Николас рядом с телефоном поежился...), она едет с доном Армандо на деловой ужин. Нет, не на мерседесе, в его машине. Все сразу успокоились, а радостный Николас выхватил трубку и начал уговаривать Бетти позволить ему забрать машину у Экомоды. Бетти долго не могла врубиться, чего же он так уперся в эту идею. Чем только опять не стращал ее Николас – ничто не могла убедить Бетти, что в гараже дома Николаса машине будет лучше, чем в охраняемом гараже Экомоды. Но...
В разгар их с Николасом спора в кабинет вошел Армандо.
«Бетти, ты готова?»
Бетти зажала рукой трубку: «Еще одну минуту, подождите, пожалуйста, дон Армандо.» Армандо застыл на месте. Бетти тоже продолжала молча на него смотреть. Наконец, решив не переть на рожон, он вышел – но дверь не закрыл – так ему будет слышно, с кем и о чем она говорит. Бетти разгадала его маневр – и понизив голос, согласилась на просьбу Николаса – пусть его приходит за машиной, если ему время девать некуда. А она поедет с доном Армандо. Нет, Николас может за нее не волноваться – она знает, что делает. Повесила трубку и, погасив появившееся на ее лице мстительное выражение, вышла из своего офиса.
Армандо сидел за столом. Он даже и не пытался скрыть, что слышал окончание ее разговора. У нее что, проблемы?
Ах, так? Он не считает грехом подслушивать? (а сама?) – Бетти разозлилась и сверкнув железками мило сообщила, что Николас придет за машиной. Он такой молодец!
Героическим усилием Армандо не позволил себе впасть в очередной приступ ярости и, кисло усмехнувшись, подтвердил – о да, Николас тот еще молодец...
Они вышли из кабинета.
А «молодец» Николас срочно засобирался уходить. Правда, донья Хулия поставила перед ним тарелку с ужином – но Николас отказался – он уже поел. Родители Бетти, переглянувшись, решили, что он заболел – никогда еще он не отказывался от еды. Но Николас был тверд – он сыт любовью. Ужин ему не нужен! Хулия и Гермес отступили – пусть делает, что хочет. Захватив с собой чековую книжку Террамоды, Нико отправился за машиной.
В коридоре Бетти спохватилась – а куда, собственно, они едут? Армандо улыбнулся – туда, где им никто не помешает. Двинулись дальше. Бетти опять затормозила – не сможет ли дон Армандо выполнить ее маленький каприз?
Армандо напрягся – легких капризов он от нее уже ждал. И точно – ее каприз был очень безобидным – она всего навсего хотела поехать в «Таверну Сан-Диего».
Скрыть выражения удивления, паники и «вот стерва!» ему не удалось.
«Что?» - он еще надеялся, что это такая ее шутка. «Куда?»
Она повторила. Он резко отрицательно покачал головой – о чем она думает? Это ведь ресторан, где бывают люди его круга, все его друзья. Там все знают и его, и Марселу. Их могут увидеть. Что подумают люди?
Бетти передернула плечами – а что они могут увидеть? Они же будут разговаривать?
Армандо кивнул – ну да, конечно, разговаривать... но и немного больше, Он надеется. Но Бетти не дала себя сбить, и сверкая насмешливо-дьявольским взглядом и улыбкой змеи, продолжала – она сегодня не в настроении идти в один из этих подозрительных баров, от которых он в таком восторге. Она планировала сегодня провести вечер с подругами, в приятном месте. Так что лучше им все же отложить свидание до следующей недели... кроме того, она же понимает, что ему просто стыдно появляться с ней перед друзьями – это испортит его имидж...
Все, Армандо больше не выдержал. И шагнул прямо в ее расставленную ловушку: хорошо, ни слова больше, он все понял – они едут в «Таверну Сан-Диего». Бетти для верности сделала «контрольный выстрел» - нет, нет, она готова все отложить, пока у нее не появится настроение для темного третьеразрядного бара. Армандо оборвал ее и приказал идти. Бетти двинулась дальше по коридору – Армандо рядом конвоировал ее.
В коридоре ее ждали подруги. Расстроились страшно, узнав, что гулянка не состоится. Но пойти против зверского выражения лица дона Армандо они не могли. И даже восторженное предложение Ауры-Марии взять самой мерседес и куда-то закатиться без Бетти замерзло и превратилось в кусок льда под мрачным взглядом Президента. Без лишних слов Армандо завел Бетти в лифт.
А из лифта появился Фредди. Узнав, что девичник сорвался, он воспарил от счастья. Аура-Мария, решив, что ничего более интересного все равно не предвидится, тут же заявила, что ничего в жизни так не хотела, как провести этот вечер с ним и в компании пиццы. Вся команда, в очередной раз поразившись ее наглости, отправилась по домам.
К опустевшей Экомоде подошел Николас. Немножко поболтав со скучающим Вилсоном, он уселся в мерседес – и уехал на встречу со своей любовью...
У «Таверны Сан-Диего» остановилась машина. Выглянувший оттуда Армандо побелел – у входа собрались все его знакомые. Он повернулся к Бетти – вряд ли что-то получится сегодня. Здесь надо заказывать заранее места. Бетти тряхнула головой – ничего, им повезет!
«Нам должно повезти!» - Голос Бетти звучал как-то ну очень оптимистично. Армандо повернулся и посмотрел на нее – она опять улыбалась ему своей особенной улыбкой, глядя тем взглядом, от которого у него начиналась головная боль. Не предвидя ничего хорошего от этого ее настроя, он попытался задержаться в машине... не тут-то было. Со стороны Бетти подскочил швейцар ресторана – в костюме и маске персонажа комедии дель Арте. Открыл ей дверцу, поцеловал руку. Она вышла. Армандо пришлось сделать то же самое – то есть выйти. Чертыхнулся от души – но уже подошла Бетти. Никуда не денешься – пришлось идти в ресторан. Нет, руку он ей не дал, даже рядом не пошел – струсил, как последний идиот, увидев столько знакомых глаз, обращенных на них обоих. Предоставив Бетти плестись за ним, начал подниматься по ступенькам, то и дело пожимая руки или целуя в щечку (О, привет, Армандо! Как давно тебя не было, Армандо!) – в зависимости от пола знакомого-знакомой. Наконец, на террасе наткнулся на столик, полный приятелей и приятельниц. Поздоровавшись-поцеловавшись, двинулся было дальше – и застыл от знакомого звука голоса тембра попугая: «Добрый вечер, очень приятно. Я – Беатрис Пинсон».
Бетти осточертело его пренебрежение – и она решила исправить это. Весь стол весьма радушно с ней поздоровался, пока Армандо в отдалении закипал от злости на нее – но и на свое отвратительное поведение тоже. Понимал, что ведет себя не то что непорядочно – просто непростительно, но сделать с собой ничего не мог – смятение от этого странного положения, в котором он оказался, мешало все мысли в голове. Дождавшись, пока она к нему подошла, наконец-то сообразил пропустить ее вперед – и пошел за ней в зал, молясь в душе, чтобы не было столика. Но по закону подлости – столик в зале нашелся. Да еще и в центре. Да еще и напротив сцены, взглянув на которую Армандо захотелось завыть – прямо перед ним на сцене пело трио, состоящее из их с Марселой приятелей. Пылая от ярости, Армандо уселся и вдруг понял – Бетти и не собирается садиться. Бедный официант, отодвинув стул, молча ждал, пока гостья не соблаговолит сесть. Но она не торопилась. Молча дождавшись, пока Армандо не поднял на нее глаза и не спросил отрывисто: «Ну что такое? Может, ты уже сядешь?» Бетти опять одарила его своей «небесной» улыбкой – не одолжит ли дон Армандо ей телефон? Ей надо позвонить домой, отчитаться. Это был убедительный аргумент – проблем с папой Армандо Бетти не желал – и дал ей свой мобильный. Бетти исчезла в направлении дамской комнаты...
Подъехав к дому Патрисии Николас набрал ее номер – он уже внизу. Она спускается? Отлично. Впрочем, несмотря на всю свою неопытность в общении с прекрасным полом наивным Николас не был – и женские повадки знал хорошо. Поэтому, справедливо рассудив, что ее «уже спускаюсь» дает ему как минимум минут 15-20 собраться с духом, он придирчиво посмотрел на себя в зеркало. Увиденное ему понравилось. Да, сегодня он прямо-таки красавчик!
Впрочем, немного хорошего запаха не помешает... И полез в бардачок – за одеколоном, которым умудрился облиться везде – даже в туфли накапал, для...уверенности. Закончив обливания, приготовился терпеливо ждать. И вдруг... услышал звонок телефона. Интересно, кто это может звонить? А, ну да, что он удивляется? Он же теперь такая важная персона... и поднес трубку к уху со словами: «привет, Бетти...»
Бетти звонила ему из ресторана. Бледное лицо, слезы в глазах, на грани истерики - такая вся несчастная, что больно было смотреть: «Забери меня отсюда, Николас. Пожалуйста. Приезжай скорей и забери меня...»
Николас испугался – что стряслось? Где она?
Она в ресторане, с доном Армандо - он хотел с ней поговорить. Господи, она такая дура! Она специально потащила его в этот ресторан – ей хотелось, чтобы ему было стыдно, что он в этом ресторане с уродиной. Она хотела, чтобы отвратительно себя чувствовал он – а этот план ударил по ней. Ей плохо, очень плохо – спаси меня, пожалуйста! Слезы катились по ее щекам...
Николас сел поудобнее в машине – она что, совсем обалдела? Какого черта она вообще поперлась с ним куда бы то ни было? Хотела досадить ему? Да она же его любит. Она его, а не он ее. Вполне понятно, что ей гораздо хуже, чем ему. А с чего вдруг этот ресторан, как его там? Сан-Диего?
Да просто Марио опять хотел отправить их в какую-то забегаловку. Вот она и... Николас приедет?
Ну нет - Николас задумался – ни за что. Твой план не так уж плох, если подумать. Лучше вернуться в зал – и довести до конца то, что она задумала. У нее получится. Раз уж она там – вперед! Когда еще возможность представится? А когда она будет удовлетворена результатом – пусть позвонит ему (только на сотовый, а то мама телефон отключит), и он за ней примчится. Ну как? Она согласна?
Бетти вздохнула – в его словах есть своя сермяжная правда. Хорошо. Она так и сделает. Закончив разговор она посмотрела в зеркало – и вытерла слезы: «Даже он не захотел за мной заехать...» - горько пожаловалась она своему отражению в зеркале.
А Николас наконец дождался Пати. Она вышла из двери дома и изящно замерла на ступеньках – точеная фигурка, обтянутая коротеньким черным блестящим шелковым платьем, стройные ножки на острых каблучках – мужчинам такие ножки снятся по ночам, роскошная грива белокурых волос. Свое пальто она держала на руке – надо же дать оценить Николасу, какое сокровище он будет счастлив усадить в свою машину! Выдержав достаточную по ее мнению паузу, накинула пальто и подошла к нему: привет, она так рада его видеть! «Не заметив» протянутой руки, прижалась к нему и чмокнула в щеку, обдав запахом духов – Николас аж заикаться начал. Сели в машину. Куда Николас ее отвезет? Куда только хочет «ее высочество». В “Le Noir”? Нет проблем. Он там часто бывает... пусть только она ему дорогу покажет... Открыв от удивления рот, Патрисия молча кивнула – конечно, она покажет ему дорогу.
Пока Бетти звонила, Армандо успел придти в себя – и на вернувшуюся девушку среагировал спокойно. Все в порядке? Бетти кивнула и отдала мобильный – да, она говорила с папой. Все нормально. Села напротив. Подошедший официант спросил ее, что принести – Армандо уже успел заказать себе двойной виски. Ответить Бетти не успела – разве мог ее визави забыть, что она пьет? Пожалуйста, принесите клубничный сок.
Нет - Бетти коротким взмахом руки отмела в сторону этот заказ. Сегодня она хочет водки. Официант кинулся за заказанным напитком – а Армандо уставился на Бетти: водки? Она хочет водку? Да она же никогда не пила!
Бетти усмехнулась – она и в таком месте ни разу не была. Хороший повод выпить водку.
Посреди «легкого непринужденного» разговора Николас решил порадовать девушку хорошей музыкой. И включил радио. Машину заполнили звуки «Арии с кубком» из «Травиаты» Верди (пел Пласидо Доминго). У Патрисии от удивления чуть глаза на лоб не вылезли – ее обычные кавалеры обычно не включали классику на свиданиях. Впрочем, боясь разочаровать и спугнуть Николаса, она всего лишь попросила уменьшить громкость – она не слышит, что он ей говорит. Николас уменьшил звук – и беседа продолжилась (говорил Николас. Патрисия предпочитала вставлять «Ах вот как!» «Да что Вы!» «Потрясающе!» - беседа о возможных направлениях развития мировых экономик захватила ее по самое не хочу...)
«Я счастлив, что мы наконец, вместе. Что мы можем поговорить», - Армандо забыл на миг, где они, кто их окружает. Он хотел понять ее, понять их отношения.
«Бетти, я так давно хочу понять, что произошло? Почему ты так переменилась? Я не знаю за собой вины, но что-то же должно было стать причиной? Пожалуйста, объясни мне.»
Не в силах выносить ее нежно-гадючью улыбку и змеиный взгляд еще недавно таких любящих глаз, он уставился на стакан: «Я не могу видеть тебя такой далекой мне, такой чужой. Я надеюсь, что эта ночь все поможет нам прояснить».
Он поднял свой стакан виски: «Давай выпьем за нас, за эту нашу ночь!»
Она подняла свой стакан. Легко чокнулась с ним – и в момент осушила его до дна. Армандо, успевший только чуть пригубить виски, от неожиданности опустил руку - его стакан издал жалобный звон: «Ээээй, Бетти, что ты делаешь?»
Бетти звонко расхохоталась: «Пью за нас и нашу ночь!»
И подняла руку, крикнув во весь голос: «Эй, официант, еще водки!»
Армандо внимательно посмотрел на девушку: «Только не пей так быстро».
Помолчал с секунду, собрался с мыслями и начал снова: «Бетти, я хотел попросить тебя - давай оставим тему денег, машины, Террамоды и т.д. Давай поговорим о нас с тобой. Хорошо?»
Ответить она не успела – к их столику подошла эффектная брюнетка в коротком белом костюме: «Армандо!» - она обвила его руками и поцеловала в губы – «Куда ты пропал? Почему ты тогда ушел – и я ничего о тебе не слышала?»
Посмотреть в этот момент на лицо Армандо стоило – про себя он произносил все эпитеты, которые знал. Но за исключением недоброго взгляда и сжавшихся губ ничто не могло натолкнуть Бетти на мысль, что ему эта девица даром не нужна.
Бетти заледенела, меряя взглядом любимого – и эту бомбочку.
Армандо вежливо наклонил голову, отвечая на ее вопрос – мол, был ну очень занят.
Она слышала, что он чуть ли не женится? Он кивнул – да, чуть ли не женюсь.
«Нет, это несправедливо» – жеманный голосок девицы явно действовал ему на нервы, но времена, когда он будет чуть ли не пинками стряхивать их с себя, еще не пришли – поэтому он ее терпел, стараясь не вспылить, - «Армандо, ты должен ее бросить и жениться на мне!»
Армандо уже устал это терпеть. Перевел взгляд на Бетти – и вдруг представил ее непрошенной гостье. Бетти вся засияла как 200сот-ватная лампочка – она ОЧЕНЬ рада их знакомству.
Девушка перевела взгляд на Армандо – неужели она им мешает? Армандо кивнул – да, она мешает. У них с Беатрис очень важный деловой разговор. Та надула губки – в таком месте, и дела – боже, как скучно. Отвечая взгляду Армандо, взывавшему о помощи, Бетти неожиданно для себя эту помощь ему оказала – а вот им очень нравится их «деловой» разговор.
Девушка поняла – не светит ей тут сегодня – и ретировалась, вытащив из Армандо обещание ей позвонить... ага, щас, разбежался!
Едва та исчезла, сопровождаемая вдогонку полным энтузиазма заявлением Бетти, что она будет несказанно счастлива еще раз с ней увидеться, Армандо повернулся к Бетти: «Итак...»
Беатрис перебила его: «Доктор, Вы меня стесняетесь? Хотите пойти в более укромное местечко?»
Посмотрев в ее холодные, грозовые глаза, Армандо напрягся: «Нет. Ты ошибаешься. Здесь хорошо и это достаточно тихое место для разговора.»
Он проводил глазами второй стакан водки, исчезнувшей в ней со скоростью первого. «Только пожалуйста, не надо так быстро и много пить...»
Не желая замечать серьезной обеспокоенности в его голосе, Бетти скривилась: «Сегодня такая замечательная ночь! Я ТАК рада, что я здесь, с Вами. Так рада, что наконец-то настала наша ночь!»
Кажется, она уже несколько переставала себя контролировать. Армандо вымученно улыбнулся: «Да, я тоже очень рад...»
И оба, словно договорившись, повернулись к сцене – что ж, им всегда нравилась одна и та же музыка...
Впрочем, Бетти скоро надоело слушать музыку и она повернулась к Армандо, посмотрела на него с прежней «любовью». Он почувствовал ее взгляд. Повернулся к ней, поежился. Но что делать? Надо продолжать разговор. Впрочем, он уже забыл, что не хотел говорить о делах. И начал снова, не зная, в сущности, куда бы скрыться от ее пронизывающего взгляда: «Итак, я хотел тебе сказать...»
Очередная блондинка, сверкнув ножками и грудью, на секунду мимоходом обвилась вокруг Армандо, чмокнув его: «Привет. милый». На секунду он взглянул на нее, улыбнулся: «привет!» и снова повернулся к Бетти.
«Итак», - начал он в третий раз: «Я хотел тебе сказать, что знаю, что виноват перед тобой (интересно, какой сумбур был у него в голове? 5 минут назад он говорил нечто совершенно противоположное). Ты столько сделала для меня, я обещал повысить тебе зарплату – а ограничился только слабой прибавкой. Мне кажется, что вот теперь настало время...»
Бетти легким взмахом руки отмела прочь его предложение – Экомода не может платить ей за то, что она делает для Террамоды. То есть Экомода не может платить ей за фальшивые отчеты и подделанные балансы. Она права?
Армандо, сбитый с толку, машинально согласно кивнул. Но тут же прибавил, что тогда Террамода могла бы ей платить...
Н-нет – Бетти немного пьяно отрицательно покачала рукой перед носом Армандо – и Террамода ей платить не может, это несправедливо – она очень мало уделяет ей времени. На Террамоду прекрасно работает Николас – а она уже назначила ему хорошую зарплату. И Бетти победно-саркастически глянула на Армандо.
Тот растерялся, не зная, что теперь говорить, помолчал, собираясь с мыслями.
Ну ладно, тогда насчет машины.
«Я знаю, что давно обещал тебе машину, но так и не купил. И вот теперь...»
Бетти опять была на полшага впереди: «Нет, доктор, не надо. Мерседес меня вполне устаивает. Конечно, если он не устраивает Вас, то мы можем...»
Теперь уже ее перебил Армандо. Немного напряженно он быстро сказал: «Ну что ты, Беатрис. Мерседес – это замечательно. Эта машина была создана прямо для тебя». Она поглядела на него с откровенной саркастической насмешкой. От ее взгляда он окончательно смешался – и замолк. Поглядел на сцену – а вдруг оттуда появятся какие-то новые идеи? Не появились. А молчание затягивалось – что было непозволительно при нынешнем положении. И он опять призвал на помощь все свои силы: «Теперь по поводу ресторанов, презентаций и т.д. Я понимаю, что тебе это необходимо, но давай все-таки назначим какую-то определенную сумму...»
И опять не успел договорить. Бетти, скучно глянув на него, сообщила, что уже все сделано – они с Николасом уже все подсчитали и включили приемлемую сумму в бюджет компании. Конечно, если дон Армандо хочет понизить эту сумму...
Бедный Армандо уже не знал куда деться – он даже спросить о сумме побоялся, опасаясь, что Бетти это не так расценит. Поэтому в третий раз, как попугай, согласно кивнул головой – да, конечно, Николас уже все решил. Понятно. Они с Николасом – команда!
Бетти ухмыльнулась – о, да. Они уж точно команда. И подарила ему самую ласковую свою «улыбку» вкупе с «нежным» взглядом. Уставилась с интересом – мол, чего еще глупого ляпнуть изволите? И Армандо ее не подвел – как здорово, что сегодня Николас за ней не приедет. Он так ей благодарен, что она подарила ему этот вечер. В общем, «размеры моей благодарности будут...» Этот бред Беатрис слушать была не намерена – поэтому сразу же ввернула: «О да, Николаса сегодня не будет. Он уже давно в постели...»
Подняла третий стакан водки «За нас, доктор, и за наш чудесный вечер!»
И опрокинула его в себя. Армандо уже не предостерегал ее – он просто мысленно с наслаждением сворачивал ей шею...
Между тем Николас и Пати подъехали к ресторану. Сказать, что Николас не умеет себя вести в обществе – значит ничего не сказать. Едва подъехав, он выскочил из машины и даже и не подумал открыть дверцу даме. Подошедшему служителю разорался, чтобы тот берег машину и не вздумал к ней прислоняться – за это он потом даст чаевые. Устроил небольшой скандал метрдотелю, требуя «вынуть и положить» свободный столик. Уселся за него в пальто. В довершение всего Патрисия поняла, что он ни разу не был не то что в таком ресторане – вообще ни в каком. Он не знал, какое заказать вино – он вообще не знал спиртных напитков и правил хорошего тона. Бледнея и краснея за своего кавалера девушка между тем героически пошла к намеченной цели – а именно наговорила Николасу кучу комплиментов по поводу и без, пообещав, что сегодня они наконец познакомятся поближе. У Николаса, который думал все это время в совершенно определенном направлении, на лбу выступила испарина...
Армандо героическим усилием выдернул себя из приятных мыслей о веревке вокруг шеи его «нежной» возлюбленной и начал основную часть разговора – теперь, когда они обсудили все эти нудные деловые проблемы, настала пора обсудить самое главное – их отношения.
Бетти залилась полупьяным-полуироническим-полуистеричным смехом: и что же тут обсуждать?
«Меня очень волнуют наши отношения, Бетти. Что происходит? Я не могу спать, все время думаю об этом...» От волнения он вдруг опять забыл где находится, протянув к ней руки. Она нежно обвила его пальцы своими. «Ничего. Все хорошо, очень хорошо...» - полупьяный с легкой насмешкой голос ударил ему по нервам. Он проследил глазами за ее ласкающими его руки руками. Краем глаза заметил удивленные лица за соседним столиком – вытащил свои руки из ее, нервно потер подбородок, скрестил руки на груди. Взгляд Бетти изменился – волчий взгляд теперь обшаривал его лицо.
«Я не думаю, что все хорошо, ты вела себя так странно все это время. Ты изменилась. Ты теперь все время с Николасом. Ты не хочешь меня видеть. Быть со мной...» - увлекшись, он опять протянул руки к ней, помогая себе говорить. Она, снова оскалившись, во второй раз завладела его руками: «С чего Вы взяли, Доктор?» Он опять умудрился вытащить свои руки со словами: «Не играй со мной, Беатрис! Что происходит с тобой? Что?»
Бетти пьяно покачнулась и издевательски прищурилась: «Нииичего! Как Вы могли что-то подумать про меня и Николаса?»
Он чуть было не взорвался, взмахнул руками – но тут же, спохватившись, сжал их.
Прищурился, уже начиная наливаться яростью – и оттого каменея лицом: «Однажды ты сказала мне, что любишь меня. Ты помнишь?»
Бетти отвела глаза в сторону, обдумывая свой ответ. Армандо замер, не сводя с нее пылающего взгляда: «Ты уже забыла?» - спросил тихо. Но она расслышала этот вопрос сквозь всю музыку, «Ты больше не любишь меня? Бетти, пожалуйста, ответь мне. Это очень важно!» - тихие слова привели ее в смятение – что отвечать, что?
Наконец она решилась – подняла на него ведьминский взгляд. Оскалилась: «Нет, что Вы, я люблю Вас, доктор...» - и залилась смехом. Он опустил глаза, снова поднял – нет, это был не тот ответ. Не тот!
Армандо криво усмехнулся: «Прости меня, Бетти, но я тебе не верю...»
Ее глаза опасно сверкнули: «Ах, нет? Не верите?» Он посмотрел в сторону – ну как к ней пробиться?
Бетти вдруг встала, пересела на стул прямо рядом с ним, дьявольское выражение ее глаз привело Армандо в смятение: «Бетти, что ты делаешь?»
Она вся озарилась улыбкой «любви»: «Доказываю, что я люблю Вас!»
Обвив его руками за шею, она приблизила свои губы к его. Он в панике отпрянул: «Нет!» Оглянулся по сторонам – знакомые с интересом на них смотрели. Недалеко у бара он увидел подругу Марселы и главную сплетницу – Монику Агудело. Она послала ему воздушный поцелуй – он испуганно ей ответил. И вновь перевел глаза на Бетти, которая смотрела на него с явным презрением и саркастическим торжеством: «Что ты делаешь? Это же место, где все меня знают. Мы не можем целоваться здесь».
Она пьяно горько рассмеялась, издеваясь и над ним, и над собой: «Конечно, и как же я забыла – Вы же можете целовать меня только в грязных темных забегаловках».
Армандо протестующе покачал головой: «Бетти, дело не в этом - дело в Марселе».
Бетти клацнула зубами: «Ну конечно, дело в донье Марселе... Но мне кажется, что Вы перецеловали в этом ресторане столько женщин, даже и не думая о донье Марселе».
Армандо взял себя в руки: «Но это же совсем другое дело...»
Бетти согласно закивала головой, расхохотавшись издевательским смехом так, что за соседним столиком повернули головы: «Конечно, это другое дело. Ведь это были красивые женщины. И донья Марсела здесь не при чем – просто они не портили ни Вашего имиджа, ни Вашей репутации плейбоя. Наоборот, все Ваши приятели аплодировали Вам. И Вы тогда совершенно не заботились о донье Марселе. Со мной же Вы рискуете по-настоящему, рискуете попасть в смешное положение, потерять свой имидж...»
От горькой правды ее слов, от этих брошенных ему прямо в лицо обвинений, которые он не мог опровергнуть, он застыл. Превращение вчерашней доброй, наивной, доверчивой Бетти вот в эту циничную и жесткую особу было до того разительным и неожиданным, что он даже не мог найти в себе силы возразить, сказать ну хоть что-то... Наконец его прорвало – и очень тихо он попросил ее, как когда-то в квартире Марио: «Бетти, пожалуйста, не надо. Это неправда...»
«Неправда?! Ну тогда...» - Бетти расхохоталась – ну что за мужика она полюбила – ни солгать, ни правду сказать! – ну сейчас она ему покажет...
Она снова обвила его шею, попытавшись поцеловать – он снова отпрянул.
Она отпустила свою жертву: «Так значит, это неправда?»
Он взмолился: «Пожалуйста, не проси меня целовать тебя здесь. Я не смогу остановиться. Давай пойдем куда-нибудь вместе, куда угодно...»
«Где темнее?» - она задорно подмигнула ему, - «И правда, я и забыла, Вы можете целовать меня только с полной темноте! Конечно, Вам так легче – так Вы не видите, кого целуете!»
Если б Армандо получил бы в эту минуту чем-нибудь тяжелым по голове, он и тогда бы выглядел лучше. А Бетти продолжала...
А Бетти продолжала: «А в этом кабаке очень светло и полно народа. Так что сейчас я Вас раздражаю» - и она понимающе, с издевкой ему подмигнула.
Армандо принял многозначительный вид, хотя в глазах застыла мучительная растерянность: «Бетти, ты говоришь ерунду, мы ходим в такие места, потому что я не обещал, что наши отношения станут достоянием общественности.»
Она пьяно покачала головой: «Н-нет. Вы обещали, что расскажете всем, когда отмените свадьбу...»
Он подхватил, оживившись:
«Вот именно, когда отменю... А я ведь еще не отменил свадьбу. Да, и кроме того», - он взглянул на нее расстроено, - « при чем тут темнота – я же каждый день вижу тебя при ярком свете в Экомоде...»
Ее опять сотряс хохот: «При ярком свете – это в моем-то офисе?» - она никак не могла остановиться.
Армандо взорвался: «Ну вот. Теперь ты жалуешься на свой офис. Я ведь хотел дать тебе другой, но ты не согласилась...»
Бетти вдруг выпалила с неожиданной страстью: «Чтобы быть к Вам ближе, доктор. Чтобы не расставаться с вами...»
Не отводя взгляда от ее вдруг запылавших глаз, он проговорил внезапно:
«Понимаешь, Бетти, когда я целую тебя в темноте, я чувствую тебя очень близко...»
Бетти опять зашлась в хихиканье – он отшатнулся, но остановить себя не мог – он должен был ей это сказать: «Ты можешь не верить мне, но в темноте я чувствую тебя внутри себя...»
Смех Бетти замер. Какой-то миг смотрела ему в глаза – и вдруг снова, как будто что-то подстегивало ее изнутри, не разрешая прислушаться к нему, отталкивая его слова, резко рассмеялась: «Но доктор, наша любовь станет любовью вампиров, если мы не вылезем на свет!»
Он отвел глаза в сторону – мимо, все его слова мимо...
И снова как скрежет по стеклу звучали ее слова:
«Я уже поняла, что целоваться с Вами в темноте – главное условие нашей любви!
И не старайтесь мне что-то объяснять – я и так все понимаю...»
Армандо перебил ее, ему надоело защищаться. Поэтому он вдруг взорвался: «Нет, Бетти, ты ничего ты не понимаешь. Наши отношения разрушают не темные бары, не поцелуи в темноте. Потому что я при ярком свете доказал тебе, что люблю тебя». Он перевел дыхание и продолжил уже спокойнее: «Я очень люблю тебя, Беатрис. Наши отношения разрушаются не по этой причине...»
Она откинулась на стуле, посмотрела на него вполне высокомерно: «Да? А по какой же причине они разрушаются, доктор?»
Армандо, секунду подумав, ответил, стараясь не пропустить ее реакцию: «У этой причины есть имя – Николас Мора».
Бетти взглянула на него так, словно не ожидала услышать это имя (а может и правда, решила, что вот сейчас он ей правду про их с Марио план расскажет? Ан нет...), и переспросила, точно не расслышав: «Николас? Это ОН - причина?»
Армандо все так же пристально ее разглядывая, продолжил: «Конечно, Беатрис. Тебе не кажется странным, что наши отношения изменились как раз тогда, когда в нем «проснулась совесть» и он начал тебя приглашать в рестораны, подвозить на машине, встречать? Это он – причина наших проблем! Что ты смеешься?» - ярость вдруг вспыхнула в его глазах.
Отсмеявшись, Бетти опять посерьезнела: «Значит, Вы полностью убеждены, что у нас с ним что-то есть?»
Пришла очередь Армандо высокомерно откинуться на стуле: «А как же иначе я должен думать. Беатрис?»
Бетти продолжала так же хладнокровно: «И Вы думаете, что то, что я испытываю к нему сильнее того, что я чувствую к Вам?»
Она усмехнулась, придвинулась к нему поближе и обняла за шею. Приблизила губы к его губам. Он попытался выиграть время: «Что ты делаешь?»
Игра в непонимание? Что ж, Бетти ему подыграет: «Я хочу Вам доказать, что это не так. Помогите мне...»
Армандо обвел зал глазами, его напряжение можно было потрогать руками, но он все же нашел в себе силы спокойно прошептать в ее разомкнутые губы:
«Что ты хочешь? Как я должен тебе помочь?»
Бетти уже почти коснулась его губами, но все же ответила, чтобы он уже не сомневался: «Целуйте меня, доктор, целуйте...»
Армандо продолжал сидеть. Борясь между тремя желаниями – поцеловать ее, чтобы не провалить работу, сбежать куда глаза глядят, и третье – избить самого себя за все то, что он сейчас испытывал... Выхода у него не было – второй и третий вариант были неприемлемы... Поэтому он уже почти прикоснулся к ее губам...почти... И вдруг подскочил от телефонного звонка. Отшатнулся, выхватил трубку...
«Это Марсела,» - еще никогда в жизни он не был ТАК рад звонку невесты, - «Марсела, черт, откуда она звонит?»
Он вскочил, всем своим видом показывая Бетти, что он не виноват, выхватил телефон – и умчался в сторону туалета, чтобы ответить Марселе. Бетти осталась сидеть за столиком. Справедливости ради надо сказать, что как только Армандо исчез из ее вида, все признаки опьянения исчезли, как не было. Она повернулась к сцене – на ее лице остались только огромные раненые глаза.
Армандо отчитался перед Марселой – да, они здесь с Бетти. Нет, Марио Рибейра еще не пришел. Нет, он не знает, когда уйдет отсюда – он хочет дождаться Рибейро. А как она? Все хорошо? Да, он ее тоже любит. Целует. Все.
Закрыл мобильный – с отчаянием уставился в зеркало. Ну что ему делать с Бетти? Господи, успокой ее – он не может ее здесь целовать. Повернулся было к выходу – и вдруг застыл. Перед его глазами всплыла Бетти в начале вечера – она попросила у него мобильный, позвонить домой. Но ведь она уже в офисе звонила домой. Тогда зачем?
Поискал в телефоне исходящие звонки. Номер, который высветился последним, не был домашним номером Бетти...
В ресторане Николас опять сел на своего любимого конька – биржи, вклады, проценты. Патрисия опять согласно трясла белокурыми волосами – и хоть бы одна мысль в глазах промелькнула... впрочем, само слово «деньги» она слушала с огромным удовольствием. Наконец, им принесли меню. Естественно, Николас предложил ей заказать все, что захочется на них обоих – ему это было не под силу. Ни одного блюда в меню он просто не знал. Но признаться в этом? ни за что! Лучше сыграть в джентльмена...
У Пати вспыхнули глазки – и она начала заказывать. Не успела она покончить с этим нелегким занятием, как раздался звонок мобильного. Николас даже не среагировал. Только когда Пати настояла, чтобы он проверил телефон, он вытащил его из кармана. Она оказалась права – звонили ему. Да еще и с того же номера, с которого в начале вечера звонила Бетти. Нико вскочил, и вопрошая громким голосом всех и каждого «где здесь туалет?», резво устремился в означенную сторону. Пати аж лицо рукой прикрыла – от позора. Хорошо, хоть ее знакомых в этот вечер здесь не было.
Влетев в туалет, Николас ответил, не забыв притвориться проснувшимся человеком: «Ооолааа...»
Но голос, ответивший ему, оказался высоким мужским: «Простите, возможно, я ошибся номером. Кто со мной говорит?»
«Николас Мора...»
На другом конце Армандо, изменивший голос, в панике захлопнул крышку мобильника. В ужасе прижал телефон к губам: «Николас Мора! Она звонила Николасу Мора! Хотела дать ему знать, где мы!» Глаза налились кровью, он в миг утратил всякое спокойствие – еще минута, и он бы долбанул по зеркалу чем-нибудь тяжелым. Глубоко вздохнув, попытался взять себя в руки: «Ты хочешь поиграть, Бетти? Ну, давай, поиграем!»
Бетти продолжала задумчиво смотреть на сцену – и не услышала вернувшегося Армандо. Пришлось ему покашлять – она повернула голову, посмотрела сузившимися гадючьими глазами: «Ну что, доктор? проблемы? Вам надо ехать?»
Армандо холодно на нее взглянул: «Нет, а что?»
Она хмыкнула: «Ничего. Просто Вы так долго разговаривали, что я решила, что донья Марсела требует Вас к себе.»
«Нет, все нормально. Она не требует» - Армандо уничтожающе взглянул на Бетти, - «И я разговаривал гораздо меньше времени, чем ты с родителями.»
Бетти вдруг вспомнила, что она должна быть пьяна, поводила в воздухе нетвердой рукой: «Нет, доктор, Вы говорили больше...» Потом хихикнула: «донья Марсела, наверно, соскууучилась?»
Армандо оборвал ее: «Наверно. Так на чем мы остановились?»
Она оскалилась и придвинулась к нему. Опять обвила рукой вокруг шеи: «Я пыталась Вам доказать, что люблю Вас больше, чем Николаса» - пьяный голос вполне гармонировал с хитрой настороженной усмешкой – она ждала от него сопротивления.
Но он не двигался. Он смотрел на нее с какой-то смесью ярости, гнева, ревности, ненависти – чего только не было в его взгляде. Она почти прикоснулась к его губам – и только тогда он заговорил, голос звучал как металлический скрежет: «Ты ничего к нему не чувствуешь?»
Она нетерпеливо вздохнула: «Ну как же я Вам докажу, если Вы все время...»
Он грохнул по столу ладонью с такой силой, что подпрыгнули их стаканы. Соседи за столиками обернулись и посмотрели на них. Но он их уже не видел: «Не лги мне, Беатрис. Ты ушла звонить домой, вернулась и заявила мне, как ни в чем не бывало, что ничего не испытываешь к Николасу. Я посмотрел на телефон – а там его номер. Ты звонила ему – попробуй это отрицать!» - он орал – и толпы знакомых больше не имели для него значения.
Бетти отшатнулась: «Не надо на меня кричать!»
Армандо схватил ее за руку, с силой притянул к себе: «А ты прекрати мне так бесстыдно врать!»
Бетти вырвала у него руку – и вскочила. Злость на него, обида, выпитая водка – все вместе с силой ударило ей в голову – и она впервые открыла на него рот по-настоящему: «Значит, я лгу Вам? Мне не нужны Ваши оскорбления! Всего хорошего, до завтра!»
Армандо опять рванул ее к себе: «Ты никуда не уйдешь, пока мы все не выясним!»
На них уже смотрел весь ресторан – но ему было начхать на все это общество... Бетти снова вырвала руку и обвела ею ресторан: «Что Вы делаете?! Прекратите орать! Что они о Вас подумают? Это Ваш ресторан, это Ваши знакомые – мне на них плевать. Что нам еще выяснять? Все и так ясно – я – бесстыжая женщина, сплю с двумя мужиками сразу!!!» И выплюнув в него эти слова, вылетела из ресторана, как пуля.
Армандо попытался ее схватить – не вышло. Он ринулся за ней вдогонку, сшиб по дороге какого-то мужика, наскоро извинился, расшвырял всех, кто попался на пути – и вырвался вслед за Бетти на улицу...
Бетти бежала куда глаза глядят, не разбирая дороги. Армандо помчался за ней, крича на всю улицу: «Бетти, стой! Да, остановись ты! Нам надо поговорить».
Бетти отмахнулась от него, ни на миг не замедлив ход: «Не тратьте времени на бесстыжую девку!»
Армандо все же бегал быстрее. Нагнав ее, он схватил ее за руку и развернул к себе:
«Бетти, не убегай, да остановись же ты!»
Бетти с силой толкнула его: «Доктор, отпустите меня.»
Не тут-то было – он становился груб, яростно сжимая ее локоть:
«Ты никуда не пойдешь. Ты не оставишь меня, как обычно, с носом. Я не позволю тебе!»
Бетти опять попыталась вырваться – бесполезно, крикнула: «Мне пора идти, доктор!»
Он притянул ее к себе. В голосе зазвучала неприкрытая угроза:
«Я сказал – ты никуда не пойдешь! Хочешь, чтобы я спятил?! Ты сводишь меня с ума. Нам нужно поговорить...Пожалуйста...»
Бетти с яростью, взглянула на него. Дьявольский огонек снова набирал силу:
«О чем нам говорить, доктор? Вы и так все знаете! Беатрис Пинсон Солано – бесстыжая девка! Спит с двумя мужиками сразу.»
Он выпустил ее руку. Если бы мог – разбил бы сейчас что-нибудь тяжелое. Такую его ярость – или боль? - она видела впервые – может, потому и осталась?
«Тогда что – все? Ты хочешь разрыва?» - его крик эхом отозвался на пустынной улице.
Она придвинулась поближе, глаза горели как уголья. Но вот чего в ней было больше – злости или обиды на этого идиота – она и сама не знала.
«Вы согласны меня делить? Потому что я – согласна быть с двумя сразу! Я же – Беатрис Пинсон Солано, я такая!»
Армандо вдруг как сломался. Затих, поднял руки «сдаюсь». Диким усилием воли заставил себя говорить спокойнее:
«Хорошо, Беатрис. Прости. Я был неправ. Прости меня, мне очень плохо, Бетти...»
Он закрыл глаза на минуту. Потом взглянул в ее мятущееся лицо: «Я не понимаю, что с нами происходит. Но я уверен – мы все сумеем понять и разрешить. Давай вернемся обратно – и поговорим..» - он потянул ее за рукав.
Она с силой вырвалась – и взорвалась:
«Возвращаться туда? Зачем, доктор? Чтобы Вы опять унижали меня и страдали сами? Страдали оттого, что я рядом?»
Армандо ударил рукой по воздуху, снова выкрикнул с яростью:
«Я не страдал! Что ты говоришь?»
Бетти издевательски расхохоталась: «Нет?! Не надо, Доктор. Вы мне это уже доказали!»
Армандо уже потерял последний контроль над собой. Он не верил своим ушам – ну что она говорит?
«Черт возьми! Как я это доказал? Тем, что не целовал тебя и не ласкал публично?
Черт, я покажу тебе, как мне плохо без тебя, Беатрис...»
Он рванулся к ней и схватил ее в объятия, пытаясь поцеловать.
Она изо всей силы толкнула его в сторону, лицо ее горело, в глазах полыхало пламя:
«Только посмейте!!!»
Армандо опять орал на всю улицу, аж зажмурился от дикого напряжения:
«Только посмейте?! Ты весь вечер пытаешься заставить меня поцеловать тебя! А теперь – только посмейте?»
Она впервые видела его в таком диком состоянии. Опешила на секунду – но и этого мига было для него достаточно. Он опять схватил ее. Сжал так, что она не могла двинуться:
«Ну нет, Беатрис, я все равно поцелую тебя! Хочешь ты этого – или нет. Умру – но поцелую!» Она опять из всех сил попыталась оттолкнуть его: «Доктор, Вы сошли с ума!»
Он продолжал крепко держать ее одной рукой. Второй рукой погладил ее по щеке, взял в ладонь ее лицо, шепнул: «Да, я сошел с ума. Я схожу по тебе с ума. Я до безумия ревную тебя к Николасу. Я болен от любви к тебе.»
Бетти вдруг перестала вырываться. На него смотрели абсолютно больные огромные глаза раненого человека. Он нежно на миг поцеловал ее, силясь забрать боль из этих глаз. Опять взглянул в на нее, ладонями обхватил лицо, проговорил, задыхаясь: «Николас не заслуживает тебя, потому что я тебя люблю!»
Бетти оторвала свой взгляд от его, отвела в сторону полные слез глаза: «Нет, доктор, пожалуйста, не надо...»
Он приблизил ее губы к своим: «Я не могу, Бетти. Я жизнь отдам за один этот поцелуй...»
Он прижался к ее губам. Миг слабого сопротивления – и уже оба забыли где они, что с ними. У Бетти сползли очки – не прерывая поцелуя, он снял их с нее, прижал ее к себе сильнее. Она обняла его. Они сами не знали, сколько прошло времени. Не открывая глаз, на миг оторвавшись от ее губ, он прошептал: «Бетти, пожалуйста, давай поедем туда, где будем только мы. Я хочу быть с тобой...» И снова вжался в ее губы.
Короткое рыдание вырвалось из ее груди – она словно проснулась... Попыталась вырваться – он не понял, крепче прижал ее к себе «Что, Бетти?»
Она оторвалась от него, выхватила у него очки, надела. Глаза раненого звери темнели на белом лице, ее горькие слова прозвучали для него, как гром: «Доктор, мне пора...»
Он даже не сразу понял, что произошло. А поняв – все равно несколько секунд стоял, бессмысленно глядя на нее, оглушенный: «Что?»
И вдруг до него дошло – она хочет уйти, резко выпустил ее, крик разорвал тишину: «Что ты говоришь? Что случилось? Куда?!»
«Мне пора домой» - опять загорелся в ее глазах этот ведьминский огонь...
Армандо попытался все-таки достучаться до нее, все еще не веря, что этот поцелуй вот так закончится: «Что ты говоришь? Нет, Бетти, пожалуйста, не уходи. Прошу тебя! Я знаю, что вел себя неправильно. Я знаю, что совершал в жизни одни только ошибки. Только не уходи. Нам надо поговорить. Ну, пожалуйста!»
Что он нес, он и сам не знал – только бы удержать ее, только бы она не ушла...
Бетти смотрела на его потуги – и в глазах смешивалось страдание – «ах, если б я могла верить Вам, доктор» - и мрачное торжество – «Вы боитесь за свою компанию? Так Вам и надо».
Наконец, произнесла: «Нет, доктор, мне пора домой» - и не дожидаясь его реакции выбежала на мостовую. Резко взвизгнув тормозами, остановилось такси. Бетти открыла дверцу, крикнула куда-то назад: «До завтра, доктор...»
Дверца с лязгом закрылась – рядом стоял Армандо. Схватил ее, прижал к себе, облокотившись на машину. Умолял, надеясь – она передумает. Еще немного – и он встал бы на колени:
«Бетти, я умоляю тебя, подожди, не уезжай. Не оставляй меня одного. Я знаю, что вел себя как последний подонок! Я знаю, что обидел тебя. Но я здесь, я рядом с тобой! Прошу тебя, не бросай меня здесь. Я отвезу тебя, куда захочешь. Я отвезу тебя домой. Только не уезжай. Давай поедем куда-нибудь. Я хочу быть с тобой. Я до смерти хочу заниматься с тобой любовью...»
Бетти вдруг подняла на него глаза. От страдания, написанного на ее лице и холода, пронизавшего его от ее взгляда, он уронил руки. Стоял, неподвижно глядя на нее, не веря тому, что произносили эти еще несколько минут назад безумно целовавшие его губы: «Да, доктор, я это уже слышала. Но я этого не хочу. Я не хочу заниматься с Вами сексом».
Он не мог двинуться с места, пока она открывала дверцу такси, садилась в него... такси отъехало. Он беспомощно прошептал ей вслед: «Бетти». Но она уже не слышала его...
Постояв с минуту на опустевшей улице, он медленно пошел обратно в ресторан. Какие-то знакомые опять призывно ему улыбались, махали руками – он их не видел. Остановившимся взглядом посмотрел на столик, где еще недавно сидела она. Подскочил официант – принести счет? Армандо перевел на него глаза – нет. Еще виски. Он выпьет его у бара. Бессильно опустился на стул, снял очки и закрыл лицо руками, не замечая удивленных взглядов со всех сторон. Впрочем, он сейчас вообще никого и ничего не видел – только свое полное одиночество.

0

16

часть 20
Вернувшись после странного мужского голоса в мобильном к Патрисии обратно за столик, Николас несколько минут никак не мог сосредоточиться на своей даме – напряженно думал, кто это мог бы быть. Наконец, окончательно придя к какому-то решению, он заставил себя сосредоточиться на ней. Им принесли заказ – мидии в белом вине. Пати предложила ему есть из своих рук – он с энтузиазмом повиновался – но тот телефонный разговор не шел у него из головы – и он так и не понял, что же он ест.
Немного погодя им принесли основное блюдо. Взглянув на него, Николас устроил скандал – это что, ужин? Да он бы помер от голода, если б так питался. Тут же совершенно нечего есть. Ну-ка, поманил он официанта, быстренько принеси мне картофель-фри, рис, два яйца, и ежевичный сок. И быстро, быстро, а то плакали твои чаевые. От хамства Николаса Патрисия уже не знала куда скрыться – так ей было стыдно. Но вот официант поплелся выполнять заказ – а Патрисия опять перешла к интересующей ее теме – Бетти и их отношения, и самое главное – деньги. Поплакавшись немного о своей горькой судьбине и несправедливости жизни, вытянув его признание, что Бетти он, конечно, любит, но и другие женщины для него не запретны, она перешла к главному – не сможет ли Николас «помочь жертве ужасной несправедливости» – ведь ее мерседес забрали по недоразумению. Николас тут же готовно согласился – он обязательно поможет. (Ага, держи карман шире, милая!) Воодушевленная Патрисия тут же предложила выпить за начало крепкой дружбы. Николас чокнулся с ней – и мигом опрокинул в себя весь бокал французского коньяка. У Пати только глаза шире окрылись.
Вернувшись домой, Бетти попыталась на цыпочках проскочить в свою комнату – не тут-то было. За ее спиной возникло привидение – дон Гермес, закутавшийся в белое покрывало. Окликнул Бетти замогильным шепотом. Бедная Бетти вздрогнула от испуга.
И кто привез домой сеньориту? Бетти посмотрела на отца – ей сейчас было не до объяснений с ним. Но пришлось отвечать – а то ведь достанет по самое не хочу. Она приехала на такси. Что случилось с мерседесом? Ну его же Николас забрал. Знает ли дон Армандо про машину? Да знает, знает. Все в порядке. Папа может не беспокоиться и идти спать – они утром поговорят. И Бетти быстренько смылась наверх, в свою комнату. Отец покачал головой ей вслед – что-то с ней не то. Но как он может узнать? Он пошел запирать дверь – дочка всегда забывает это сделать. Еще накличет на них беду...
А Николас с Пати собрались уходить. Принесли счет, при виде которого у Николаса вылезли глаза на лоб. Буквально. Да еще и 10 процентов чаевых необходимо дать. Попробовал поспорить – Патрисия мягко положила руку на его ладонь – так принято. Не стоит из-за этого вскипать. Николас одумался – ладно, он заплатит. Но вот наличных у него не хватило. Пришлось давать чек, который еще и принимать не хотели – но Патрисия поручилась за Нико. Наконец, это позорище для нее закончилось. Они ушли.
В машине она попросила его ничего не говорить Бетти, ей так стыдно – она ведь еще никогда не ходила на свидания с женихом коллеги (конечно, где там были коллеги – а где Патрисия?!). Николас бурно согласился – да, Беатрис не должна узнать ни за что на свете – а то она его убьет – она ведь такая ревнивая и в гневе просто страшна. Патрисия улыбнулась – если б он был ее парнем, она бы его тоже очень ревновала... У Николаса опять вылезли глаза на лоб, но он сказал только «нам пора, уже поздно...» – и отъехал со стоянки.
В своей комнате Бетти открыла дневник: «Господи, зачем я послушалась Николаса? Зачем осталась там? Зачем вновь открыла свои раны? Я так хотела, чтобы он повел меня туда, где бывает сам, туда, где все его знают. Я хотела, чтобы он мучился от того, что его знакомые видят его с такой уродливой женщиной. Хотела, чтобы над ним смеялись. Чтобы отпускали злые шутки на его счет. Я хотела унизить его своим присутствием. Но я наказала сама себя. Я не могу равнодушно разрушить его жизнь. Я так люблю его... »
Армандо сидел в баре, потягивал виски, слушал песню «Ты нужна мне, я мечтал, чтобы ты осталась со мной». Сидевшая почти рядом симпатичная блондинка улыбалась призывно, прошедший мимо приятель явно хотел завязать разговор, мимо прошли еще какие-то красотки – он не видел никого. Обводил равнодушным взглядом этот давно знакомый ему ресторан – но мыслями был где-то очень далеко... С Бетти...
«Когда я рядом с ним - я схожу с ума. Прикосновение к его коже, к его губам отзывается во мне острой болью. Я люблю его. Я все еще чувствую его в себе, его руки – на своем теле. Я ненавижу себя за то, что сегодня, забыв обо всем, отдалась его поцелуям. Я ведь знала, как противны ему мои поцелуи, знала, что он ненавидит меня...»
Армандо, на лицо которого отблеском ложились слова любви, произносимые Бетти в тишине ее комнаты, прикоснулся пальцами к губам, вспоминая ее еще горящие на них поцелуи – сколько раз еще он будет чувствовать ее на расстоянии...
Звонок телефона. Он взглянул на дисплей – Марсела. Ответил: Да, любимая. Да, я еще здесь. Да, с Рибейро. Нет, просто немного выпил. Потом поеду к себе. Да плевать мне, веришь ты мне или нет – хочешь, позвони мне потом домой, проверь. Хочешь, звони моему консьержу. Все, пока.
Захлопнул телефон. Мельком взглянул на призывную блондинку у стойки – и опустив глаза, отхлебнул виски...
«Сейчас, наверно, он лежит в постели с доньей Марселой. Или может быть, в ванной, смывает с себя все следы наших поцелуев – а я вдыхаю запах его кожи – и он рвет мне сердце. Мне не удается вытравить его из своей памяти...
Я знаю, что из-за проблем компании дон Армандо не в себе. Я знаю, что его страшит призрак Николаса. Мне так больно, что он не доверяет Николасу – из-за этого со мной произошла эта трагедия. Но все же я не понимаю, почему он его так ненавидит – словно Николас и в самом деле уводит у него любимую женщину...»
А причина столь сильных эмоций Армандо как раз подвез к дому Патрисию. Она вся просто рассыпалась в благодарностях за чудесный вечер – который непременно надо повторить. И не раз. Кто такой Николас, чтобы возражать? Естественно, он согласился. Пати поцеловала его, он опять впал в ступор. Повернулась, чтобы выйти – и вдруг предложила зайти к ней. Он хочет? Даже при всем его нетерпении ему показалось, что она уж слишком торопится. Поэтому он молчал, не зная, как выкрутиться. Патрисия все же была очень опытна – тут же на лету поняла причину молчания и впала в приступ самоедства – ах, как она могла, ах, что он подумает, ах, как же она могла поставить под угрозу их «настоящую» дружбу. Ах, ей так неудобно перед Бетти...Николас должен, ну просто ДОЛЖЕН ее простить, они непременно... ах, она опять просит прощения. И она выпорхнула из машины. Лишь когда ее каблучки застучали по плитам входа, он очнулся, крикнул было вдогонку ее имя – но она уже скрылась. А он... в полном восторге от свидания начал... целовать место, на котором сидела ее очаровательная попка. Никто больше здесь не сядет, даже Бетти... Впрочем, тут он задумался.
«До тех пор. Пока дон Армандо не поговорит со мной откровенно, и не расскажет об их с Марио плане, Николас будет все время висеть над ним, как дамоклов меч. Я постараюсь... Правда, мне придется очень нелегко. Один его вид, запах его кожи, его губы сводят меня с ума. Я так слаба перед ним. Господи, дай мне силы не сломаться...»
А Армандо продолжал пить, напряженно глядя перед собой. В какой-то момент опять не выдержал – отвернулся от зала. Уронил голову на руки – плохо, все плохо...
Утром Бетти, спустившейся к завтраку, пришлось нелегко – в столовой ее ждал грозный папа. Мало того, что жена дала ему плохо порезанную папаю, так еще и дочка ведет себя неподобающе. Так что там сказал дон Армандо по поводу этой вызывающей машины? Одобрил? Сказал, что удачная покупка? Черт знает что! А Николаса в качестве ее шофера тоже одобрил? В глазах дона Гермеса мелькнуло минутное сомнение во вменяемости ее шефа – как же можно доверить такую машину этому олуху Николасу? Да, он умен, талантлив, особенно на бирже, но он такой слабовольный. А что, если Роман с друзьями его поймают и заставят отдать ключи от машины?
Бетти надоело слушать этот бред – и она прервала отца – как ему не стыдно, он ведь столько лет знает Нико. Конечно, она ему полностью доверяет...
А тут и само яблоко раздора прикатилось, в новом костюме. Дон Гермес немедленно устроил ему головомойку. Но Нико давно уже привык пропускать все нравоучения дона Гермеса Грозного мимо ушей – только поинтересовался у доньи Хулии, что она ему такого на завтрак дала? Озверин, что ли (поскольку Кота Леопольда в Колумбии не знают, то вольный перевод – мой)?
Папа еще больше взъярился – и прочел детям целую лекцию на тему «знай сверчок свой версток.» Впрочем, тут его позвала зачем-то мама – и он удалился.
Бетти и Нико остались одни. У обоих вопросы друг к другу – куда делась чековая книжка? – это был вопрос Бетти. На него было легко дать ответ – она у него, вот она. И вообще, давай сделаем себе кредитные карточки. Бетти обещала подумать. А вот вопрос Нико звучал по-другому – куда исчезла крупная сумма денег?
Бетти оправдалась – она водила подруг обедать. Она сама разберется, как оформить этот расход. Они вышли на улицу – и Нико вспомнил про странный звонок с того же телефона, с которого раньше немного звонила Бетти. Мужик разговаривал странным голосом, спросил какую-то ерунду. Тебе не кажется, что твой дон Армандо слишком стар, чтобы такое устраивать? Это что-то из области школьно-студенческой жизни. Бетти злорадно усмехнулась – да нет, видимо, еще не наигрался – он это был. Он. Заревновал.
Неужели? Нико обрадовался. Так как прошел вечер? Тебе удалось заставить его мучиться.
Еще как – на лице Бетти появилась грустная улыбка в глазах отразилось такое страдание, что Нико подошел поближе. На всякий случай. На самом деле, сама она измучилась больше. Она его любит, и не понимает, как можно перестать его любить. Она так устала от этой борьбы с самой собой...
Нико посмотрел на нее – и предложил ее отвезти самому. Она сейчас вряд ли сможет сесть за руль...
А в кабинете, с утра пораньше, Армандо уже писал открытку для своей... кого? Если б он сам знал...
«...Я мечтаю вновь повторить ту прекрасную ночь, вновь ощутить тебя под собой, исследовать твое тело... Ты каждый раз возвращаешь меня к жизни... Ты спасла меня из пучины безысходности...Я не знаю, почему ты отдалилась от меня, но я просыпаюсь счастливым, ощущая твой вкус на моих губах...»
Дверь отворилась – в проеме показался Марио. Ехидно улыбнулся – чуть свет, а Президент уже за работой? Что такое? Бессонница замучила?
Армандо растерянно закрыл открытку и уставился на друга – чего ему надо?
А Марио просто хотел услышать подробности – и главное, они помирились?
Армандо пожал плечами – рассказывать подробности ему не хотелось. Все же, зная, что Марио от него не отстанет, выдавил из себя: «Не знаю. Почти...»
Ответ Кальдерона не устроил – что значит «почти»? Расскажи по порядку. Прежде всего – они поехали на его машине – или на двух? И куда, туда, куда он, Марио, предложил?
Армандо покачал головой – поехали-то они на его машине, но совсем в другое место – в «Сан-Диего». Марио ахнул – он поехал туда с этой вампиршей? Он сдурел?
Армандо разозлился: Бетти сказала, что ей надоели те злачные места, куда он ее все время водил. Это ведь все были идеи его дорогого друга.
Марио прокашлялся – ну-ну, ладно. Она стала такая привередливая, куда уж нам...
Надо надеяться, его никто не видел?
Так что сделал Армандо? Надел маску? Сел за самый дальний столик? Замаскировался еще как-то? Что?
Армандо молча смотрел на него, и по выражению лица друга Кальдерон начал прозревать истину...
«Что?» - прошептал, - «тебя видел кто-то из наших?»
Армандо не выдержал и рубанул рукой по воздуху – все! Его видели все! Дальше последовал перечень имен тех, кто его видел. Глаза Марио все шире и шире раскрывались от ужаса при звуке каждого нового имени. Но после последнего имени он не выдержал: «Моника Агудело? Тебя видела Моника Агудело? Кошмар! Там не хватало только Даниэля Валенсия и репортеров с телевидения!»
Армандо мрачно хмыкнул: «Думаю, что когда я ушел – они там появились...»
Дверь лифта открылась. На этаж вышла Марсела. К ее уху был прижат мобильник: «...Моника Агудело! Какой сюрприз, ты звонишь мне с утра... почему ты решила, что мы с Армандо расстались? У нас все замечательно... «Сан-Диего»? Да, он говорил, что поужинает с Рибейро... нет, не было?... женщина?» - улыбка сползла с ее лица, - «Кто?... Я понимаю, но опиши мне ее... нет», - Марсела снова рассмеялась, - «это не женщина, это его помощница... Что? Очень близко? Да?...Моника, прости. Мне надо бежать, у нас совещание. Да, позвони, мы договоримся... Пока.»
Марсела закрыла телефон. Глубоко задумавшись, пошла в сторону своего кабинета.
Армандо и Марио уже перешли на диван.
«...Единственный, кого там не было – это Рибейро. А он должен был там быть!»
Марио хмыкнул – Армандо повезло – этот парень пьет водку, как портовый грузчик. Но его больше интересовала более важная часть – так как там с Бетти? Как она себя вела?
Армандо коротко выразительно глянул на друга – в смысле? С ним? Или в обществе?
Марио интересовало и то, и другое. Армандо тяжело вздохнул – она вела себя ужасно. Все время прижималась к нему.
Марио обрадовался – да что ты? И как?
Армандо опять разозлился – это была самая ужасная ночь в его жизни. К нему подошла красотка Барбара, стала его целовать. Намекать на прошлое, потом подошла следующая... Марио поднял брови, спросил с интересом – и что, Армандо не доволен?
Армандо раздраженно повел плечами – кой черт доволен? Бетти заказала водку вместо сока, когда начала хмелеть – повисла на нем. Он не знал, куда деться. Она хотела, чтобы он ее поцеловал – и ему пришлось это сделать!
Марио в ужасе схватился за голову – Армандо с ума сошел? Его компания, конечно, в беде, но ведь существует же еще и собственный имидж и достоинство... чем еще готов пожертвовать друг ради компании?
Армандо поспешил оправдаться – нет, он не целовал ее у всех на глазах. Только там, где его никто не видел.
Марио перевел дыхание – и на том спасибо! Значит, у него еще осталась голова на плечах. Но поговорить-то они поговорили?
Да, - Армандо коротко передал деловую часть их разговора. Марио вскочил, ахнув – что, теперь Николас решает когда, куда и как тратить деньги Террамоды?
Армандо выразительно глянул на него, едва слышно выругавшись... представь себе, Кальдерон, именно так!
В приемной Марсела подошла к сиявшей радостью Пати – как прошел вечер?
Патрисия едва начала говорить, как лифт открылся – в приемную шагнула Команда. Но без Бетти. Пати, увидев их, расцвела пуще прежнего – ах, этот вечер – это что-то. Они поехали в « Le Noir », они... И Пати громко рассказала то, что было – и чего не было. Начавшая ее слушать с радостью и удовольствием Марсела постепенно перестала улыбаться, прищурилась. Поражаясь хвастовству подруги, ее выпендриванию для Команды, к концу рассказа недовольство Марселы перешло в злость – да как смеет Патрисия так нагло себя вести! Она бесцеремнно оборвала подругу: «Заткнись немедленно. Патрисия! Не могу поверить, что ты так выделываешься! Только имя осталось назвать!»
Пати понизила голос – пусть Марси не волнуется, она, Пати, знает, что делает. Этот довод не убедил Марселу – и она, просто схватив подругу за руку, утащила ее к себе в кабинет – подальше от позора.
Оставшись одни, Уродки принялись обсуждать то, что слышали. Почему Патрисия так выпендривалась? У нее что, и правда было свидание? Или она все выдумала? С нее станется – она может даже выдумать, что встречается с женихом Бетти. Разумная Инес предложила остальным не заниматься ерундой, не копаться в чужом белье – а разойтись по рабочим местам и заняться делом. Но все остальные были против – они не смогут спокойно работать, пока не найдут способа разузнать, была ли в ресторане Пати – или все придумала. Ладно, договорились все, сейчас мы поработаем – и подумаем, как это узнать. А в перерыве встретимся – и решим, чей план лучше, и постараемся все выяснить. На том и разошлись по столам...
Марио пытался найти рациональный подход к поведению Беатрис: «Приятель, она устала. Ей надоели те унижения, через которые ты заставляешь ее пройти.»
Армандо, стоя у стола, дернулся: «Мы заставляем ее пройти, Кальдерон. Мы!»
Марио коротко кивнул – какая разница, и продолжал:
«Я думаю, она почувствовала вкус к хорошей жизни. Теперь, когда ты разрешил ей машину, повел в шикарный ресторан, предложил повысить в должности, обнимал и целовал чуть ли не на глазах всего общества – я уверен, она опять на нашей стороне.»
Армандо мрачно взглянул на него – если б он мог быть так уверен...
«Не совсем так, Кальдерон. Вчера она звонила с моего мобильника Николасу Мора. Она попросила меня поцеловать ее, сильно-сильно. А за пять минут до этого звонила Николасу! Мой телефон ее выдал...» - страдание вновь выступило на его лице. Глаза смотрели куда-то в одну ему ведомую даль: «Что-то происходит между ними...»
Марио с интересом взглянул на друга, ухмыльнулся:
«У, я вижу, этот звонок стоил тебе много нервов...» - но, решив пока не доставать Армандо, перешел опять в практическое русло: «Конечно, между ними что-то происходит. Но никто не звонит любовнику с телефона жениха, если только не хочет, чтобы его застукали. Друг, они играют с тобой. Они просто издеваются над тобой.»
Армандо отвернулся, отошел к своему столу, присел там. Ничего не говоря, просто смотрел на Марио. Этот взгляд сквозь людей и пространство теперь часто будет появляться у него, делая его одновременно очень ранимым – и недоступным даже для близких ему людей – Марио, Марселы, мамы...
Марио попытался пробиться сквозь этот его панцирь: «Но ты спросил ее прямо об их отношениях?»
Армандо сосредоточился на друге, на его вопросе:
«Да. Но она не призналась. Сказала, что между ними ничего нет. А потом попросила меня поцеловать ее, чтобы доказать искренность ее чувств...»
Взгляд друга стал острым: «Ну и как? Ей удалось доказать тебе свою любовь?»
Армандо кивнул, пожав плечами, отвел ставшие беззащитными глаза:
«Да, я почувствовал – она до сих пор любит меня очень сильно...»
Марио обрадовался, развеселился: «О, как здорово! И что, встреча кончилась в президентском номере пятизвездочного отеля? Мотели ее уже не устраивают?» - ехидство било через край.
Армандо взглянул на него на секунду, опять посмотрел в сторону:
«Не было ничего, Кальдерон. Она не захотела со мной спать. Просто уехала».
На лице Марио появилось такое выражение, словно перед ним вдруг выросло привидение: «Что?!!! Уродина отказалась с тобой спать? Отвергла ТЕБЯ? Да я бы ее за такое просто убил бы...» - подумал немного - «Нет, ну как-нибудь сделал бы так, чтобы она об этом пожалела...» - нет, и этот вариант не проходил - «Черт, она нужна нам... Как ты думаешь, одних поцелуев достаточно, чтобы она подделала нам этот чертов отчет?»
Армандо пожал плечами, опять глядя куда-то поверх Марио:
«Не знаю... надеюсь, что да».
Марио понял – его друг перестал играть, и ни в чем теперь не уверен. И опять перешел к практическим вопросам: «Так. Ты уже написал ей открытку?»
Армандо был рад переключиться, взял со стола открытку: «Да. На, прочти...»
Марио впился глазами в текст. По мере прочтения лицо его все больше расплывалось в недоверчиво-насмешливой улыбке:
«Я....повторить...исследовать...просыпаюсь счастливый...». Он поднял глаза на друга, определенно обалдев от такого красноречия: «Ты сам все это написал?»
Глаза Армандо замерзли, вспыхнуло предупреждение – только посмей издеваться, убью: «Нет. Ты, идиот!»
Марио не внял молчаливой угрозе, продолжил как ни в чем не бывало:
«Господин Президент, Вы теряете время на бизнес. Вас ждет мир прозы и поэзии. Может, сходишь на встречу литераторов?»
Армандо выхватил у него из рук открытку. Когда было надо, он становился суровым и жестким начальником. Откинув голову, холодно произнес: «Иди работай!»
Марио понял – сейчас лучше замолчать и убраться. Скрылся за дверью. Но не совсем – просто не мог уйти, не подпустив последней колкости:
«Мне не нравится, что она тебе отказала. Может, Николас Мора полностью ее удовлетворяет? Может, он лучший любовник, чем ты?!»
И мгновенно исчез за дверью – Армандо, схватив что-то со стола, чуть не запустил в него со всей силы. Оставшись один, Армандо перестал держаться, сжал кулаки: «Николас Мора». С каким удовольствием он бы расквасил ему физиономию...
Лифт в приемной снова открылся – приехали Бетти и Аура-Мария. Аура была недовольна – как это Бетти сегодня без машины? Она так надеялась... Бетти покачала головой – машина нужна Николасу. Конец дискуссии. Сандра и Марианна хихикнули над разочарованием Ауры – это все ерунда. Вот у них сегодня в перерыве экстренное совещание. Причина? Бетти все узнает в свое время. Бетти пожала плечами – и пошла к себе.
В кабинете Пати рассказывала Марселе всю правду о свидании. О парне, который никогда в жизни не бывал в таких ресторанах, у которого даже нет кредитки. Это был такой позор!
Марсела хихикала – она предупреждала Пати. Ну разве может нормальный человек связаться с Бетти? Так Патрисии и надо. Но Пати все равно была довольна – Николас приехал за ней на машине – а Бетти пришлось идти домой пешком.
Марсела хмыкнула и посерьезнела – нет, не пришлось. Армандо о ней позаботился. Повез ее в ресторан, они сидели вместе за столиком. Более того, ей Моника звонила, они сидели очень близко, никого больше там не было, а потом Армандо поехал прямо домой. Пати уставилась на Марселу в шоке – что?! Не думает же Марси...
Дверь открылась – в кабинет ввалился Фредди с кучей коробок. Оставил их на столе, исполнил страстную песенку – и исчез. Марсела рассмеялась – Фредди все же очень милый. Что это за коробки? Приглашения на свадьбу. Правда, кошмар – свадьба уже через несколько дней, а приглашения еще даже не разосланы. Придется сегодня весь день этим заниматься...
Бетти открыла двери кабинета – Армандо сидел за столом. Читал какие-то документы. Но она почувствовала – он ждал ее. Извинилась за опоздание – он улыбнулся: не страшно. Просто он волновался – как она домой добралась?
Бетти кивнула головой: нормально. Такого Армандо ей было тяжело видеть – перед его искренностью ее обида рассыпалась в прах. Поэтому она сурово взглянула на него – и побыстрее скрылась в своем кабинете. Ласковое выражение тотчас же исчезло с лица Армандо – он напряженно уставился на дверь.
Бетти села за стол – и тут же открытка привлекла ее взгляд. Открыла ее:
«...Я мечтаю вновь повторить ту прекрасную ночь, вновь ощутить тебя под собой, почувствовать твои поцелуи, исследовать твое тело...» - она подняла глаза – Армандо не стал дожидаться ее реакции, он захотел ее увидеть сам. Кивнул ей – продолжай, сел напротив и не отводил глаз от ее лица, пока она не закончила читать, - «Ты каждый раз возвращаешь меня к жизни... Ты спасла меня из пучины безысходности...Я не знаю, почему ты отдалилась от меня, но я просыпаюсь счастливым, ощущая твой вкус на моих губах...»
Она помолчала, не поднимая глаз. Потом взяла открытку, положила в конверт, спрятала в стол. Подняла глаза – Армандо все так же смотрел на нее. Спросил одними глазами: «Итак?»
Она ответила его глазам, его молчаливому вопросу: «Прекрасно. Спасибо. Вы так красиво пишете».
Он уже понял – большего ему из нее не вытянуть. Не стал настаивать – бесполезно.
Усмехнулся. Отвел взгляд – как же с ней трудно... Снова взглянул на нее: «Я пришел сюда не ради твоей благодарности, Беатрис. Я хочу знать – почему ты сбежала от меня прошлой ночью? Почему бросила меня там одного?»
Бетти было все труднее смотреть ему в глаза – в них сейчас ничего, кроме любви, не было. Но ведь она знала – он прекрасный актер. Значит, все это неправда...
«Я же сказала Вам – мне нужно было домой...»
Армандо снова выдавил из себя усмешку – не мог отвести от нее глаз, и сам над собой смеялся: «Послушай, Беатрис, вчера ночью, когда я поцеловал тебя, я почувствовал – ты меня любишь...»
Она испуганно шелохнулась, опустила глаза в стол.
«Я хочу знать, Бетти, означает ли это, что мы снова будем вместе?»
Бетти упорно продолжала рассматривать свой стол.
Армандо продолжал в упор смотреть на нее: «Пожалуйста, Бетти, ответь мне. Для меня это очень важно – означает ли это, что мы снова будем любить друг друга?»
Волнение прорывалось сквозь неподвижную маску его лица.
Ее молчание становилось уже слишком красноречивым. Внезапно раздался звонок телефона. Бетти вскинулась: «Дон Армандо, телефон...»
Армандо не шелохнулся: «Мне все равно...»
Бетти настаивала: «А что, если это важный звонок?»
«Мне все равно» - Армандо продолжал разглядывать ее – он не встанет без ее ответа – «Бетти, ответь мне...»
Телефон продолжал звонить. Бетти наконец взглянула на него – и оба замерли, не сводя глаз друг с друга...
Наконец она поняла – он не уйдет, он вообще не сдвинется с места, пока она не ответит. Быстро кивнула: да, у них все будет, как раньше. Выдавила «улыбку» - и схватила трубку.
Звонил дон Роберто. Спросив Бетти, как дела – на что она ответила «прекрасно, дон Роберто», он захотел поговорить с сыном. Бетти отдала Армандо трубку.
Меньше всего ему сейчас хотелось разговаривать с кем бы то ни было. Ответ Бетти не принес ему ни успокоения, ни хотя бы уверенности в их дальнейших отношениях. Но говорить с отцом было надо – и он покорно ответил, продолжая упорно смотреть на Беатрис – она поеживалась под его взглядом.
Да, папа. Все хорошо, папа. Как раз готовимся к совету, папа. Когда вы с мамой приезжаете? ЗАВТРА?!
Армандо совсем забыл о днях – а приезд родителей уже завтра. Он схватился за ручку – записать номер рейса. Нет, сам он, к сожалению, не сможет их встретить – Марсела подъедет. У него много дел перед показом и Советом.
Свадьба? Он не знает, готовится Марсела. Ну да, уже через несколько дней...
Бетти не выдержала. Кинув боссу «не буду Вам мешать разговаривать с отцом», она быстро выскочила из кабинета. Армандо вскочил, хотел ее задержать – поздно. Она уже скрылась.
В коридоре Бетти поджидала Команда – у них экстренное совещание. О чем?
Догадайтесь с трех раз: о том, как узнать, была ли накануне Патрисия в ресторане – или нет. Зашли в свой «зал заседаний» - обдумать план. Самым удачным был признан план действий Ауры-Марии – она предложила просто позвонить в ресторан и спросить. Удачную идею подвергли тщательнейшей разработке – и несмотря на стойкое противостояние Беатрис, пришли к общему решению – позвонить в ресторан, сказать, что Патрисии до сих пор нет и сказать, что накануне она собиралась в «Ночь» - так вот, была ли она там и что известно о парне, с которым она была? Поскольку она там постоянная посетительница – ее должны знать и все им расскажут. А потом следует извиниться, сказать, что она уже пришла – и дело в шляпе. План был принят единогласно. Даже Бетти под конец захотела узнать про таинственного кавалера Патрисии...
А предмет пламенного обсуждения Клманды продолжала собирать в кабинете Марселы «пинки и затрещины» от подруги. У Марселы уши вяли – мало того, что Патрисия встретилась с ним, она намерена и дальше это делать. Она совсем с ума сошла – Марселе не нужны скандалы с Беатрис, кроме того, она совсем не одобряет поведения Пати – нечего забирать чужих женихов (сейчас Марсела была солидарна с Бетти – ведь ей самой угрожает подобная опасность...). Ну и напоследок – как вообще можно гулять с таким человеком?
Пати было все равно – он ей нужен – и хоть кол на голове теши. Марсела поняла – она ничего не добьется – и отпустила подругу. А тут как раз и Даниэль позвонил – он рядом, хочет поговорить с сестричкой. Сестричка ответила немедленной счастливой улыбкой – и согласием. Значит, он будет здесь минут через пять? – Пати, задумавшись, исчезла из кабинета Марселы...
В коридоре обсуждение продолжалось – вернее, уговоры: все пытались уговорить Берту позвонить в ресторан. Но Берте вдруг стало страшно – беременность, что ли, подействовала? Но Команда была неумолима – только Берта проведет переговоры на должном уровне. Тяжело вздохнув, Берта согласилась – раз никто не хочет взять это на себя, придется ей – или она умрет от любопытства...
Пати подошла к своему столу, подняла трубку телефона...
Николас, как всегда, был погружен в мир акций и котировок на биржах, когда его сотовый зазвонил. Патрисия. Она хотела с ним поговорить, но не может ли он перезвонить ей на сотовый минуты через две?
Николас не понял – почему через две минуты? Но его белокурая нимфа была непреклонна – она объяснит через 2 минуты. И не раньше. И повесила трубку.
Бетти вернулась к себе. Армандо все еще был у нее, теперь он разговаривал с мамой. Опять та же тема – свадьба. Нет, церемония будет гражданской (через много времени, на подобный же вопрос доньи Маргариты по поводу вида свадьбы с Бетти, сын посмотрит на нее, как на выжившую из ума – конечно, религиозная церемония. И гражданская. И если б была еще какая-нибудь церемония – он бы и на нее пошел – лишь бы Бетти покрепче привязать, чтобы даже мысли у нее никакой лишней не возникло...). Да не знает он никаких подробностей. Пусть спросит у Марселы. У него главное – Совет. А все остальное они обсудят при встрече. Целую и хорошего полета.
Повесил трубку, тяжело опустился на стул напротив Бетти – а с кем еще он мог поговорить, как не с ней?
Бетти в упор уставилась на него своим «милым» взглядом записной стервы:
«Проблемы, доктор?»
Невеселый смешок вырвался у Армандо: «Ты же слышала.»
Повернулся к ней всем телом, умоляюще взглянул ей в лицо: «Беатрис, мне позарез нужен этот отчет. Если его не будет – мне конец.»
Она продолжала смотреть на него тем же непроницаемо-тяжелым взглядом, в котором плескалось неприкрытое торжество – вот и он ползает у ее ног...
Армандо видел – она торжествует. Но причина... Он не знал... И попытался вновь пробить ту стену, которая опять встала между ними: «Бетти, я очень тебя прошу, ты слишком с этим тянешь. Помоги, мне нужен этот фальшивый отчет».
Бетти прищурилась на секунду, измеряя глубину его смятения перед Советом. Откинулась на стуле, не сводя с него немигающих глаз:
«А свадьба? Поскольку прошлой ночью мы помирились, вы отмените свадьбу, как обещали мне?»
Армандо изменился в лице. Этот неприкрытый шантаж разом вымел из его головы все надежды на возвращение «его» Бетти. Выпрямился. Уперся в нее тяжелым взглядом, помолчал несколько минут. Решившись наконец, медленно, взвешивая каждое слово, отчеканил:
«Да, я отменю ее».
Фальшивая улыбка заплескалась на его красивом лице: «Сразу после Совета директоров. А до тех пор все, что мне нужно и о чем я могу думать – это отчет. Ты сделаешь его?»
Бетти продолжала смотреть на него – врет, вот так вот, глядя ей в глаза, беззастенчиво врет. Ну что ж, и она будет врать – если на то пошло, она актриса не хуже!
Губы растянулись в улыбке – а ведьминские глаза продолжали буравить его:
«Что ж, тогда начнем с главного – сначала нужен истинный баланс».
Армандо усмехнулся – напряжение его немного оставило – хоть на это ее уговорил: «Хорошо. Тогда давай работать». Он улыбнулся ей – теперь уже по-настоящему - и поднялся. Повернулся, чтобы уйти... И вдруг наклонился над ее столом. Дождался, пока она не посмотрит на него. И произнес, глядя ей в глаза, без тени улыбки, без малейшей игры, просто как факт, относится к которому Бетти могла так, как считала нужным: «Беатрис, я тебя люблю». Он никогда не говорил ей этого так, никогда еще не был настолько серьезен – он не играл сейчас, она это поняла... и не поверила.
Ответила на автомате: «Я тоже люблю Вас, доктор».
Мгновенная вспышка счастья отразилась в его глазах – он загнал ее поглубже – и вышел из кабинета.
Беатрис вдруг словно сломалась – словно из нее вынули стержень, на котором она держалась. Скрючившись в кресле, она дрожащими пальцами нащупала спички – и зажгла свою белую свечу. Смотрела на огонь, вся дрожа, тщетно пытаясь успокоиться – так растревожил ее этот последний взгляд Армандо.
На этаж из лифта вышел Даниэль. Подошел к столу Патрисии. Ему нужно ее фото. Нет, маленькое на паспорт его не интересует – ему нужна ее фотография в полный рост и лучше в купальнике. Как зачем? Она может заинтересовать нескольких его друзей. Знакомить их он не хочет – им будет скучно. А вот если она им понравиться по фотографии – то можно будет опустить разговоры и перейти сразу к «делу»...
Патрисия вскинулась – он не смеет ее оскорблять. Она никогда на это не пойдет! К тому же сейчас ее жизнь изменилась.
Даниэль усмехнулся – она что, в лотерею выиграла?
Нет, Патрисия торжествующе усмехнулась – гораздо лучше. У нее появился замечательный парень. И в этот момент мобильный на ее столе зазвонил. Она ответила – это звонил Николас. Здравствуй, любимый!
На другом конце Николас решил, что умер, и в рай попал! Она называет его любимый?
Сказать по правде, Пати вообще не интересовали его ответы. Она лепила, что хотела, на глазах Даниэля – и на глазах изумленных Сандры и Марианны. Впрочем, о них Пати сейчас и не думала.
Она продолжала ворковать: он хочет встретиться? Куда повезет? О, какая прекрасная идея! Во сколько и где? Как вчера, у нее дома. Конечно, она тоже его любит. Да. он просто замечательный. И т.д. Изумленная публика молча внимала ее переливающейся через края любви. Наконец, она повесила трубку – Чао, любимый!
Даниэль усмехнулся – этот спектакль мог провести кого угодно, но не его... но разбираться с ней – зачем? Да и недосуг. Он прошел к Марселе.
Сандра и Марианна настороженно переглянулись – нет, просто необходимо все проверить...
Дома у Бетти Николас повесил трубку – и запрыгал, как ребенок. Какое чудо – он ей понравился! Они снова встречаются! Сегодня! У нее дома! И снова куда-нибудь пойдут!... тут он как-то завял, вспомнив, во сколько ему обошелся вчерашний ресторан. А ведь его красавица ни на что пониже рангом не согласится.
Н-да, где бы денег достать?..
Марсела радостно поцеловала появившегося брата. Как дела? Все нормально? Так зачем он пришел?
Просто чтобы поговорить. Роберто и Маргарита приезжают завтра и он зашел, чтобы узнать, не знает ли Марсела, каково истинное положение компании. Ему необходимо это знать – завтра же он будет говорить с Роберто о продаже своих акций.
Марсела поморщилась – неужели он все-таки решил?...
Даниэль кивнул – да, он не хочет больше держаться за Экомоду. Да и в любом случае так будет лучше – закончится их вражда с Армандо, Марселе будет спокойнее – пусть она сама скажет жениху о планах своего брата. Армандо будет просто счастлив – он сможет спокойно работать, не боясь Даниэля за спиной (спрашивается, где он раньше был с этой идеей? Все могло быть по-другому...). Поэтому ему нужен подробнейший отчет о положении дел в компании. Сможет Марсела быть его «адвокатом» перед женихом?
Что ж, если он так решил – она это сделает. Хотя и сомневается в реакции всех акционеров. Но Даниэля это мало волновало.
Кстати, а что там слышно о дружке Беатрис? Марсела что-нибудь узнала?
Марсела кивнула – компания называется Террамода. Армандо говорит, что это солидная фирма. Даниэль покачал головой – никогда он не слышал этого названия. А то, что говорит Армандо... Ну, ему это только кажется, что компания солидная. В любом случае, он, Даниэль, постарается все узнать поточнее... значит, Террамода?
И вышел, поцеловав сестру.
Подошел к лифту, провел взглядом по Патрисии. Подумав немного, кинул: «Пришли мне свое фото...»
Патрисия, оглянувшись вокруг обеспокоено, подошла к нему поближе – и послала его подальше вместе с его друзьями – у нее в жизни сейчас все замечательно, а будет еще лучше.
Даниэль рассмеялся – да будет все точно так же, как и раньше. Через два дня ее выбросят на помойку. Пусть даже не надеется на что-то другое – ей нечем держать стоящего человека.
Онемевшая Патрисия могла только полыхать от злости – а Даниэль уже садился в лифт, бросив на прощание: «Пришли мне свое фото, в купальнике. Пока тебя не бросили...»
Едва Даниэль исчез с поля боя, как там появилась Марсела. Ей навстречу подплыл Хуго с двумя модельками под руку. Обернулся к Мардж – она непременно должна зайти к нему в примерочную – ее свадебное платье готово, но она его еще даже не померяла. А ведь на свадьбе – Хуго начал изображать из себя идущую по проходу невесту, его красавицы в точности следовали его шагам – на свадьбе гости смотрят только на платье невесты. И оно должно быть безупречным! Пусть все видят, что этот лавочник – Армандо - имеет счастье жениться на прекрасной Марселе Валенсия! А если она не зайдет сегодня – то в следующие дни у него не будет свободного времени, ведь он должен репетировать с девочками, подгонять модели и т.д.
Марсела рассмеялась – ну нет, сегодня у нее дел по горло. А время ей Хуго уже как-нибудь выкроит: в конце концов, если в наряде невесты что-то не так, то виноват в этом будет дизайнер...
Хуго сделал расстроенный вид – а вот это уже называется шантажом. И ей не стыдно?
Марселе не было стыдно – и Хуго с моделями отбыл на лифте, не забыв изобразить обиженное «З-зы» (такой специфический его жест – он это делал постоянно. Рецепт: берутся две руки, пальцы складываются щепочкой, и дальше это с неподражаемым апломбом направдяется в сторону собеседника, при этом вся фигура застывает с балетной позиции-стойке – З-зы.)
Берта только подняла трубку телефона, чтобы позвонить в ресторан, как София остановила ее – к ним приближается Марсела. Проводив глазами стройную фигурку начальницы в сером костюме, нагруженную какими-то коробками, они облегченно вздохнули – едва не попались...
Марсела зашла к Армандо.
«Привет»
Армандо поднял глаза от компьютера: «Привет» - и опять углубился в написание чего-то важного.
Марсела улыбнулась: «Как дела у Рибейро?»
Армандо кинул на нее настороженный взгляд – да все нормально, вроде.
Марсела продолжала допрос – неужели? И откуда он знает – Рибейро же не было вчера.
Армандо оторвался от своего лэптопа – как это не было? Что, опять наслушалась чьих-то сплетен? И кто на этот раз занимался ее просвещением? Список имен, озвученный Армандо, был весьма внушительным. Но Марсела только усмехнулась – нет, то была Моника Агудело.
Армандо обалдев, усмехнулся – Моника Агудело? Эта стерва? Да ее же хлебом не корми – дай гадость сказать. И откуда она может знать про Рибейро, если ушла раньше, чем он появился? Ну хорошо. У Моники Агудело хорошее воображение. С кем же он там был? – он играл скептицизм, легкость – но глаза были напряжены, как под дулом пистолета.
Марсела ехидно улыбнулась - с Беатрис. И проблема в том, что по словам Моники, Беатрис была с ним очень нежна.
За стеной, в своем кабинете, Бетти напряженно прислушивалась к их беседе.
Армандо напружинился, но еще сдерживался:
«Черт возьми, Марсела, не приставай к Беатрис. Она вела себя вполне прилично. Хватит твоих сцен, Марсела!»
Марсела вскочила – его неизменная защита Бетти выводила ее из себя. Бедная Марсела, если б она знала, с чем столкнулась. Но она еще и не подозревала, КАК умеет любить Армандо - он и сам этого еще не знал – вот только за Бетти готов был перегрызть глотку кому угодно...
«Нет, только не думай, что я ревную к этой дуре!»
Армандо впился в нее недобрым взглядом, руки сжимались в кулаки – и разжимались: «Она не дура, Марсела. Не смей так ее называть. И не ори – она может услышать».
Марсела уже не сдерживалась, просто перешла на крик:
«Мне все равно! Пусть слышит! Она отравляет мне жизнь!»
Заставила себя немного успокоиться, вздохнула, снова села:
«Мне все равно, если ты берешь ее на деловые обеды. Но у нее есть богатый друг, мерседес, она может позволить себе пригласить подруг в « Le Noir ». Пожалуйста, не надо ее водить в лучшие места Боготы. Я не согласна с этим, очень тебя прошу, не води ее в те места, где бываем мы и наши друзья! Поставь ее на место!»
Армандо захлопнул лэптоп – гори все синим пламенем! Сейчас его волновала только Бетти – и обвинения Марселы в ее адрес.
Устремил на невесту мятежный недобрый взгляд, ладони прочерчивают в воздухе резкие линии: «Нет, Марсела! Мне надоели твои жалобы. Я не сделал ничего плохого. Тебе хочется поссориться? Давай! И будем опять жить как кошка с собакой. Подходящий момент – как раз незадолго до показа коллекции, Совета Директоров и приезда родителей», - свадьбы в его списке явно не значилось... -
«Кстати, ты знаешь, что родители приезжают завтра?»
Марсела кивнула, пораженная его жесткой позицией – он перестал извиняться перед ней, он стал другим...
«Да, знаю.»
Армандо удивился: «Кто тебе сказал?»
Марсела вздохнула: «Даниэлю звонил Роберто, чтобы узнать о компании».
Армандо встал, покачал головой (как же он ловко перевел тему):
«Представляю, что Даниэль им наплел...»
Марсела вскинулась – про Бетти она мигом забыла – ну что такое Бетти, в самом-то деле?..
«Ничего не наплел. У него другое на уме, он просил меня сказать тебе заранее, чтобы ты не упал в обморок на совете директоров: на Совете он поставит вопрос о продаже своих акций».
Вот когда Армандо не выдержал – дрогнули глаза, несколько раз нервно сглотнул, никак не мог что-то сказать, наконец, его прорвало: «Что? ЧТОООО?!»
Марсела вскочила, попыталась остановить его истерику:
«Так будет лучше, поверь».
Армандо ее не услышал – вся его блестящая стратегия, все усилия по сокрытию правды и сохранению компании летели в тар-тарары. Он продолжал кричать:
«Но мы же договаривались – никто из крупных акционеров не будет продавать свою долю.»
Марсела кивнула – и произнесла примирительно: «Я знаю. Я тоже против – но с другой стороны, прекратится ваше вечное соперничество. Компания не погибнет, если он продаст свои акции. А ты сможешь быть президентом сколько угодно. Так что все к лучшему». Она говорила настолько убедительно, что Армандо успокоился и включил голову, а не эмоции: «Он что-то задумал».
Марсела отрицательно покачала головой:
«Да нет же, просто ему нужны средства для другого проекта. Поверь, здесь нет ничего другого».
Но Армандо никак не мог поверить в такую причину, и продолжал качать головой -
не знаю, не знаю...
Марсела поняла – пора переводить тему и протянула ему пригласительный на свадьбу - ну как, нравится?
Армандо повертел его в руке, пожал плечами, весь уйдя в свои мысли - красивые приглашения.
Марсела обреченно вздохнула – его абсолютно не волнует их свадьба – вот где беда...
Произнесла, словно извиняясь:
«Милый, я знаю, что сказала, что все возьму на себя. Но я катастрофически не успеваю. Мне еще столько нужно сделать... Ты выкроишь время, чтобы подписать документы на квартиру?»
Армандо почти не слышал ее – ну квартира, так квартира - да, завтра с утра и подпишем...
Марсела опять вздохнула – и попыталась вновь привлечь его внимание:
«Мне еще нужно отправить эти приглашения. Вот список имен и адресов. Найдешь кого-нибудь, кто это сделает?»
Армандо повертел в руках список, посмотрел сквозь Марселу. Ее терпение лопнуло, она схватила коробки и список: «Что ж, если ты не можешь».
И быстрым шагом направилась к кабинету Бетти, открыла дверь. Сорвавшийся с места Армандо – вот когда его все это заинтересовало – не успел ее перехватить.
Марсела дружески-стервозно улыбнулась девушке:
«Беатрис, пожалуйста, разошлите по адресам эти приглашения...»
Армандо не дал ей договорить – вмешался резко:
«Марсела, Бетти очень занята, она готовится к Совету Директоров...»
Беатрис вскинула голову – не нужны ей такие защитнички:
«Не волнуйтесь, дон Армандо, мне не тяжело...»
Марсела мило улыбнулась: «Спасибо...»
И танцующе-торжествующей походкой выплыла из кабинета.
Армандо схватил ее за локоть – и злым шепотом:
«Марсела, у Беатрис нет времени. В твоем распоряжении – вся Экомода!»
Марсела взглянула на него – кто сможет успокоить ревнивую женщину?
Выплюнула зло, с издевкой:
«Ничего! Ей не повредит вспомнить, что ее начальник почти женат. Она не имеет права быть с ним нежной».
И оттолкнув его, той же танцующей походкой удалилась.
Армандо бросился к двери кабинета Бетти, посмотрел на нее виновато-умоляющими глазами:
«Беатрис, тебе не надо этим заниматься. Я найду кого-нибудь другого».
Бетти опять вскинулась – показать ему боль? Да ни за что, пусть подавится. Посмотрела с неприкрытой враждебностью, и:
«Ничего страшного...»
Армандо не обратил внимания на ее браваду – чувствовал ее боль внутри себя, заговорил успокаивающе:
«Бетти, я знаю, о чем ты думаешь. Поверь, эти приглашения абсолютно ничего не значат».
Бетти подошла к нему, взглянула своим непроницаемым взглядом ведьмы:
«Откуда Вам знать, о чем я думаю?»
И прошла мимо, как будто он был пустым местом. Он проводил ее взглядом, прижался к стене – все его усилия пошли прахом... она опять не с ним...
Конечно, Бетти не собиралась лично заниматься приглашениями – для этого существуют курьеры. Вот Фредди она и вызвала, выйдя в коридор. А в ожидании означенной персоны пошла поболтать с Сандрой и Марианной.
Дон Гермес и Николас были заняты работой, когда мобильник Николаса снова зазвонил. Опять Патрисия. Теперь она позвонила (ах, какой ужас, что она все время звонит ему сама, она не слишком навязывается?), чтобы окончательно договориться о вечерней встрече. Николас охотно простил ей ее звонки – он с радостью с ней встретится. Патрисия опять распереживалась – ах, у нее такие проблемы, ах, ей так неудобно перед Бетти. Николас тут же выдал ей индульгенцию перед Бетти – а заодно пообещал быть ее юридическим и экономическим консультантом, жилеткой, опорой, надеждой, кошельком (ну, тут он загнул – снега у него зимой не выпросишь...), мамой, папой... кто еще там по списку прилагается?
Патрисия поцеловала его в трубку: «До вечера, любимый!»
Стоявший все время разговора за ее спиной Марио усмехнулся – она опять вышла на охоту? Откинув воображаемые волосы со своих плеч ее характерным жестом, он насмешливо проследовал в кабинет Армандо.
Открыв дверь, понял – произошло что-то очень серьезное. Армандо поднял на него на секунду хмурый взгляд – и снова уставился куда-то в стол.
«Что случилось?» – Марио даже испугался – «неужели Бетти отказалась делать отчет?»
Армандо поднял на него глаза – нет, дело не в этом. Она согласилась и уже приступила к работе.
Марио радостно затанцевал по кабинету, благодаря гениальные способности в обращении с женщинами у своего друга, плюхнулся на диван, запел какую-то легкомысленную песенку – и замер... Лицо Армандо было мрачным дло предела.
Марио как маску снял – таким жестким стал его взгляд на неподвижном лице – что произошло?
Армандо растерянно посмотрел на него – идеально вылизанный отчет может и не понадобиться.
«Почему?»
Завтра здесь будет отец. Он перевернет небо и землю на собрании. Чтобы узнать истинное положение компании. А в довершении всего Даниэль – Даниэлито! – Армандо едва не сорвался на крик – решил продать свои акции.
Марио ахнул: Что? Да как он? Зачем ему это?
Армандо пожал плечами - вроде собирается вложить в какой-то другой проект...
Марио попытался рассуждать здраво - нет, он, конечно, имеет право, но как же так?
Марио был потрясен – ну черт бы его побрал, какой он выбрал момент!
Армандо саркастически рассмеялся – ты что, меня спрашиваешь?
Марио закрыл лицо руками на миг, потер лоб – не помогло, проблема не испарилась. Пришлось взглянуть в лицо реальному положению вещей:
«Но у нас же, фактически, нет компании... Что же делать?»
Армандо взорвался:
«Вот именно, Кальдерон, что же делать? Ты же всегда все знаешь – так скажи мне, дорогой друг, что делать?» - Армандо начал срываться с катушек.
Но Марио обрезал его – ему было не до истерик друга. Не сейчас. Он должен подумать: «Что ж посоветуйся со своей гуру – или гурией, черт возьми. Вроде она сегодня в настроении?»
Да, но здесь, - покачал головой Армандо, - все еще хуже – Бетти согласилась сделать отчет только если он отменит свадьбу с Марселой.
Марио вскочил, произнося про себя все бранные слова, какие знал. Остро взглянул на Армандо – и что он сказал?
Армандо замотал головой – а что он мог сказать? Что сделать? Пожал плечами, произнес с горькой насмешкой над собой – он пообещал после совета директоров все отменить. Марио передохнул – так, хоть какая-то передышка, выигранное время – она поверила?
Армандо снова качнул головой – откуда он знает? Вроде да...
«Но,» - продолжил Армандо, и теперь он был совершенно спокоен – просто уже устал до предела, все против них – сейчас в его голосе стерлись все эмоции - «случилось кое-что похуже – Марсела принесла приглашения и велела их разослать Беатрис, как какой-то посыльной».
Медленно, очень медленно Марио опустился на диван, напряженно - потрясенно глядя на друга – вот этот жест Марселы мог обойтись им всем очень дорого...

0

17

часть 21
«Подобно шелку или льну я к Вам бы с радостью прильнул» - из открывшегося лифта появился Фредди, поющий дифирамбы какой–то девице с рулоном шелка в руках. Его поэтические таланты оценены не были – девица прошествовала в мастерские Хуго, а Фредди отправился покорять Бетти. Зачем он понадобился великолепной, несравненной, восхитительной доктору Беатрис?
Бетти всучила ему приглашения и список адресов– это необходимо сегодня же разослать. Нос Фредди тут же нырнул в список – и разочарованно вынырнул обратно – имен его и всей Команды в списке не было. Это ошибка! Подскочившие Сандра и Мариана, взглянув в листы, разочарованно переглянулись – никакая не ошибка. И на показы-то не зовут, а тут свадьба... Мариана отошла – ну и плевать. И хорошо, что не пригласили: представляете, сколько бы надо было потратить на подарок?
Фредди загрустил – да, похоже, что пригласили только директоров... Но уж Бетти обязательно есть в списке! Заглянул снова – и обалдел – даже ее имени там не было. Беатрис саркастически усмехнулась – ее имя стоит первым в списке врагов доньи Марселы. Да не нужна ей эта свадьба, пошли они все! (Верю сразу – и навсегда.)
«Сейчас самое главное, что Бетти согласилась нам помочь и сделать этот чертов отчет» - Марио уже пришел в себя от потрясения и обеспокоено наблюдал за Армандо, который словно приклеился к своему креслу, ни на что не реагируя, будто и не слыша его, заворожено глядя в одну точку, - «Хуже будет, когда она поймет, что ты не собираешься отменять свадьбу. Надо будет что-то придумать...»
То, что Армандо все же слушал слова друга, показало его единственное движение – он взглянул на Марио, подняв бровь, весь его вид выражал обреченный вопрос: что тут можно придумать?
Марио не выдержал, индифферентность друга его раздражала:
«Что с тобой?»
Армандо пожал плечами, опустил глаза:
«Просто все как-то сразу навалилось. Я не отдаю себе отчет в том, что женюсь...»
Из Марио как воздух выкачали, вскинулся, замахал руками: «Нет, ты не можешь, даже не смей думать об этом. Ты не можешь отменить свадьбу! Ты просто не можешь, потому что не можешь – и все тут!!!»
Дверь за ним открылась - в кабинет зашла Бетти. Сейчас она не выглядела...никак. Просто зеркальное отражение Армандо. Абсолютное усталое равнодушие – и где-то в глубине злость и страдание.
«Я отдала приглашения и адреса Фредди.»
Армандо поднял на нее смущенные глаза, но сказать ничего нельзя – Марио же «не знает об их отношениях»:
«Так неловко... Большое спасибо!»
Беатрис оскалилась, саркастически-вежливо произнесла: «Была очень рада Вам помочь».
И скрылась у себя.
Мгновение – и Армандо содрал с себя очки, уперся лбом в сжатый кулак, тело скрутило напряжением, на висках запульсировали вены...
Марио быстро подошел к нему, склонился над другом:
«Пойдем, господин президент, нам многое надо обсудить. Пошли пообедаем и поговорим...»
Армандо взял себя в руки, нацепил очки, прошел за Марио к двери... вернулся к двери кабинета Бетти – она смотрела прямо на него.
«Бетти, мы пойдем пообедаем, с Марио. Я потом зайду?»
Беатрис кивнула: «Да, конечно...»
Армандо продолжал на нее молча смотреть – глаза просили о чем-то, умоляли о прощении, страдали, любили... А Беатрис ничего этого не могла – или не хотела – увидеть. Армандо отвернулся – и вышел.
Мстительный огонь зажегся в глазах Бетти: «Желаю Вам счастья!»
В коридоре Марио повернулся к Армандо: «Послушай, у нас нет времени на всякую ерунду!»
Армандо оборвал его: «Прекрати, ну хоть ты не доставай. И так тошно. Свадьба с Марселой – еще не самая большая наша проблема...» - и они прошли к лифту. Мимо промчались Марианна, Сандра и Аура-Мария – они неслись к подругам по Команде. Едва оставшись одни в приемной, вся Команда ринулась к телефону – звонить в ресторан по поводу Патрисии. Берта набрала номер: «Здравствуйте.
У них проблема, в Экомоде. Все еще нет Патрисии, а они точно знают, что накануне вечером она должна была быть в « Le Noir ».
Метрдотель подтвердил – она там была... Да, с кавалером.
Берта кивнула подругам – Патрисия там была, с кавалером. Все?
Аура выхватила из ее рук трубку – ну нет, она должна узнать имя ухажера Пати.
На другом конце провода метрдотель продолжал отвечать на вопросы: «Его имя? Зачем? Ах, чтобы выяснить, где ее следует искать... Минуточку...
Вот. Ее кавалер расплатился чеком. Так... это – Николас Мора, генеральный директор компании Террамода.
Аура потеряла дар речи, зажала трубку – и только потрясенно мычала в ответ на расспросы ничего не понимающих подруг. Наконец, выдавила из себя имя Николаса Мора. Вся компания закричала так, что Патрисия обратила на это внимание. Впрочем, их дела Пати не интересовали – она для этого была слишком голодна. А денег, как всегда, не было.
Придя немного в себя, Аура вернулась к трубке, в которой слышались громкие «Ола!» опешившего от неожиданного молчания собеседника. Наскоро проговорив «Спасибо большое, а вот и она» Аура дала отбой. Вся компания возбужденно принялась обсуждать «меры пресечения». Наконец, после нескольких одна другой удачней идей типа «задушить крашеную Барби», «положить ее бездыханный труп на стол Бетти», «прижать ее к стенке и выпустить кишки» - было решено прибегнуть вначале к менее крайним мерам – или более? – рассказать все Беатрис. Поскольку никто не захотел быть вестником несчастья лично, решено было зайти к ней всем вместе.
Бетти занималась финансовым отчетом, когда к ней ввалились все Уродки. После нескольких неудачных попыток все же сбежать от тяжелого разговора - Сандра стояла на стреме – и никого не выпустила - общими усилиями было доложено об измене Николаса. Беатрис была потрясена – да как он мог? Сандра тут же пообещала убить и Барби – и его. Бетти остановила благородный порыв подруги – сначала она сама с ним поговорит и все выяснит. Ее терпение одобрила только Инес – остальные сообщили, что они встанут лагерем около кабинета – и будут ждать приказа о наступлении на врага. Бетти пообещала дать им знать о плане военной компании – и вся Команда удалилась в блиндажи, предварительно взяв с нее клятву, что она ничего не будет делать с собой от такой новости. Бетти грустно улыбнулась – не будет (если уж она после письма выдержала... спасибо Николасу и Каталине...). Задумалась – ну вот что сказать Николасу?
Николас и Гермес снова работали – Николас проворачивал какие-то крупные сделки, Гермес тщательно все это записывал – какие средства высвободились, какие акции закуплены, какие проданы, сколько переведено в доллары, сколько - обратно в песо и т.д. После одного из радостных криков Николаса – удачно скинул какие-то акции, раздался звонок. Неласковый голос дочери удивил Хулию – она дала трубку Николасу.
Николас схватил трубку – и чуть не подпрыгивая от радости, похвастался своей прозорливостью – благодаря его чутью и везению, доходы Террамоды растут прямо в геометрической прогрессии.
Бетти охотно поздравила его... и вдруг обрушила ему на голову вопросы по поводу Патрисии – и их вчерашней вылазки в ресторан. Она же просила его не лезть пока к этой «крашеной Барби!»
В дверях кабинета показались Армандо и Марио – они очень быстро вернулись с обеда – что-то гнало Армандо обратно... И вот теперь, услышав ее гневный голос и имя Николас, оба, ничем не выдав своего присутствия, просто замерли на месте, стараясь ничего не пропустить. Армандо, только услышав звук имени соперника, вдруг перестал быть апатичным и измученным – он весь напрягся, как перед схваткой.
А голос Бетти, который она и не думала понижать, теперь бил по нервам сразу трех мужчин: Армандо, Николаса – и Марио...
Мало того, продолжала Бетти, что она теперь посмешище в глазах всех своих подруг, мало того, что он обманул ее, не сдержав своего обещания – так он еще и возил «эту» на мерседесе, который обещал не трогать просто так, да еще и потратил деньги Террамоды на эту...
Николас серел прямо на глазах, Армандо чернел, Марио зеленел – гамма цветов была весьма впечатляющей.
Бетти вдруг закончила разговор – вечером у них с Николасом будет долгая и очень содержательная беседа!
Николас повесил трубку, вернулся в комнату к компьютеру – и к родителям Бетти. Сел молча за компьютер, начал судорожно что-то печатать. Родители переглянулись – таким они мальчика еще не видели. Что-то случилось? Он что, прогорел?
Николас тяжело вздохнул – нет, с делами все в порядке. А вот он провинился. И настолько тяжко, что пишет заявление об уходе. Отпечатал его – и отдал дону Гермесу – передать Бетти. Теперь обеды доньи Хулии для него – недостижимая роскошь. Он снова безработный, и вообще...
Еще пару раз вздохнув, он скрылся за входной дверью...
Родители переглянулись: он что, заболел? От переедания?
В кабинете два друга опустились на диван – Армандо опять пришел в привычное состояние на грани взрыва: «Нет, ты это слышал?» Черные глаза горели как уголья.
«Слышал». - если Марио и был поражен, то не показывал этого, пытаясь осмыслить услышанное. Что-то в этом было такое...
Армандо весь кипел:
«Она выговаривает ему за то, что он поужинал с другой!»
Марио согласился – что-то не давало ему покоя...
«Да, и за то, что возил соперницу на мерседесе!» - что-то не то было в этой ревности...
Армандо ударил кулаком по колену: «Ничего не понимаю. Она поклялась мне, что между ними ничего нет. А теперь – это?!» Марио пожал плечами...
Внезапно дверь кабинета Бетти открылась – он вылетела наружу. Расстроенное лицо пылало.
«О, простите. Я не слышала, как Вы вошли...»
«Привет, Бетти» - легко прозвучал голос Марио, чего не скажешь о его глазах – они буравили девушку насквозь.
Армандо тоже впился в нее взглядом: «Бетти, у тебя какие-то проблемы?»
Беатрис, даже не удостоив их взглядом, пролетела мимо, не остановившись: «Нет, доктор».
Едва она скрылась за дверью, Армандо опять опустился на диван, ошарашенный:
«Нет, доктор, нет, доктор!»
Его внешнего спокойствия хватило ровно на эти четыре слова. Он вдруг весь взвился, замолотил руками по дивану, по воздуху: «Как будто у меня глаз нет!»
Марио остановил его бешеный порыв, спокойствие не повредит другу. Поэтому попытался настроить Армандо на рациональный лад:
«Послушай, тебе надо с ней хорошенько поговорить. Но не слишком – я разрешу тебе ее прижать только, когда она закончит отчет!»
По взгляду Армандо было понятно, что слова Марио до него не дошли:
какое там не слишком – Армандо сейчас был готов убить Бетти!
Бетти выбежала в коридор, к поджидавшим ее подругам. Ее немедленно забросали вопросами – правда ли про Николаса? Он отрицал? Они порвали отношения? Она пригрозила ему?
Бетти успокоила разом всех – нет, он ничего не отрицал. Все правда. Но она сама с ним разберется – не надо ничего говорить Патрисии (конечно, она же обещала Николасу в разговоре, что не тронет ее.) Никто из них не заметил, как сзади открылась дверь – из офиса Президента вышел Марио, постоял, прислушиваясь к разговору, но, не услышав ничего нового, пошел к себе. Бетти продолжала уговаривать подруг молчать, утверждая, что это только ее дело, когда вдруг слова Марианны привлекли ее внимание – раз Бетти встречается с Николасом вечером, значит, он не сдержит обещание, данное Барби-Пати? Он ведь должен за ней заехать к девяти домой. Бетти обозлилась – так у них еще свидание? И опять никто не видел, что все это время у них за спиной стоял Армандо. Он и не собирался вмешиваться – сначала. Но, услышав ярость в голосе Беатрис, не выдержал: «Беатрис!» - сейчас он был очень спокойным – видимо, Марио хорошо промыл ему мозги – просто начальник, недовольный своими подчиненными, - «Беатрис, можно тебя на минутку?» И весь вид его говорил испуганным секретаршам: «Я не очень вам мешаю, что прошу поработать в рабочее время? Нет?»
Бетти потупилась – она могла как угодно позволять себе вести себя с ним наедине или в присутствии Марио – но при посторонних свидетелях – она подчиненная, он начальник. Поэтому она поспешила вслед за ним в кабинет. Оставшиеся девушки изобразили бурный рабочий энтузиазм.
Выпрямившись, Бетти стояла посреди кабинета: «Я Вас слушаю»
Он ждал ее, встал рядом:
«Беатрис, я хотел тебя спросить... когда мы зашли с Марио в кабинет, ты нас извини, конечно, мы невольно стали свидетелями твоего разговора с Николасом.»
Поняв, что так ему не увидеть ее лица, отошел, сел за стол – теперь она смотрела прямо на него. Ни следа волнения в глазах – суровый начальник, беседующий с подчиненной – он очень старался не выйти из этой роли...- «И, опять-таки извини меня, мне показалось, что ваш разговор принял характер семейной ссоры. Ты вышла из себя - кричала на него».
Бетти подняла глаза, попыталась свести разговор на нет: «Простите, доктор, что Вы стали свидетелем этой неприглядной сцены».
Армандо усмехнулся: «Ничего страшного. Так что у вас случилось?»
Бетти посмотрела в сторону, упрямо подняв подборок: «Ничего особенного. Это недоразумение».
Армандо снова усмехнулся, но глаза почернели (а что он, интересно, ждал от нее?):
«Недоразумение? Ты кричала на него. Обвиняла в растрате денег Террамоды, в том, что он катал подружку на мерседесе».
Бетти все так же упорно смотрела куда угодно, но не на него:
«Извините, доктор, но мы уже все выяснили. Все в порядке».
Армандо решил поднажать, но держал себя в руках он на этот раз просто железно, только в глазах вспыхивали молнии:
«Да? А мне показалось, что выяснение предстоит сегодня вечером...»
Бетти опять посмотрела на него. Ее бесстрастности могла позавидовать Немезида:
«Простите, доктор, но я иногда могу выйти из себя по пустякам. Все в порядке, мерседес стоит возле моего дома. Если хотите, я позвоню Николасу, чтобы он его перегнал сюда...»
Армандо встал, подошел к ней, уселся на стол. Следующие слова вдруг повергли ее в неподдельное недоверчивое изумление: «Не глупи, меня не интересует ни мерседес, ни деньги, ни Террамода.»
Бетти уставилась на него в открытую: «А что же тогда?»
Он не сводил с нее глаз: «Ты ревнуешь Николаса...»
Торжествующе-злорадный огонек осветил вдруг ее глаза, перекинулся на улыбку – так вот что... Задорно вскинула голову: «Да? Вам так кажется?»
Армандо пожал плечами:
«А что же это может быть? Ты обвиняешь его в том, что он гуляет с другой...»
Бетти перебила его – сейчас она даст ему объяснение...
«Нет, доктор, меня расстроило, что он гуляет на деньги, которые ему не принадлежат. Простите, у меня много работы». Только она могла сказать чистую правду так, что он остался в полном убеждении – она лжет ему в глаза, издевается над ним.
Выпалив последнюю фразу, Беатрис обогнула босса, влетела в свой кабинет, с размаху уселась на стул – и скорчила презрительно-злобную гримасу - так Вам и надо, доктор!
Подняла трубку телефона – звонок домой. Дверь кабинета она не закрыла – зачем? Пусть слушает, ему полезно будет.
Трубку сняла мама. Нет, Николаса нет. Что случилось с мальчиком? Он ушел такой расстроенный, на нем лица не было, уволился... Но он взял с собой мобильник.
Беатрис положила трубку, перезвонила. За стеной Армандо внимательно прислушивался к разговору.
Николас гулял по улицам, страстно переживая предательство по отношению к Бетти, прощался мысленно с Патрисией: «Прощай, любимая! Ты навсегда останешься памятью в моем сердце – и брешью в моем кошельке!» И тут зазвонил мобильный... Едва Николас поднял трубку, как Бетти на него обрушилась. Он больше ничего лучшего не придумал, как бросить Террамоду на нее? Чтобы даже не вздумал решить, что она его от себя отпустит!
За стеной Армандо потемнел лицом, услышав такую потрясающую фразу.
«Николас», продолжала Бетти, «вернись ко мне домой, забери ключи от мерседеса – и ровно в шесть часов приезжай за мной на работу.»
Дальше она зажала трубку ладонью – «Ты мне очень нужен» - нежно поведала она зажатой трубке громким голосом. Разжала ладонь «Когда ты за мной приедешь, у нас состоится очень долгий и важный разговор...», зажала трубку – «о нашем с тобой общем будущем» - разжала ладонь – «Давай поужинаем в каком-нибудь ресторане, например, в « Le noir »», - зажала ладонь - « Так что, милый» - разжала ладонь – «Жду тебя в шесть вечера. Чао!» - зажала ладонью трубку, - «дорогой!».
Она повесила трубку. Армандо сидел мрачный, как ураган, принуждая себя все же не взорваться. У него медленно зрел план...
Бетти злорадно поглядывала на дверь – ничего, пусть помучается, какое такое будущее они будут обсуждать. А вдруг она ему даст деньги Экомоды?
Если б она знала, чего именно он боялся в предстоящем ей свидании с Николасом Мора...
В приемной Патрисия привычно жаловалась отцу на нехватку денег, на необходимость как можно скорее добыть деньги на выкуп машины. Положила трубку – на нее смотрели готовые к бою Сандра и Марианна. Впрочем, ограничившись вопросом по поводу, что она сегодня на себя налила – духи или формалин, они не успели даже приступить к основной части побоища – как двери лифта открылись – в приемную ввалились Хуго с моделями и Каталина. Пати забыла о сваре – у нее гораздо более важный вопрос к Хуго – не кажется ли ему, что из нее выйдет прекрасная модель? Хуго залился смехом – очень саркастическим, очень веселым – для него, и очень обидным – для нее. Отсмеявшись и передохнув, он развеял все ее иллюзии – даже если б она была подходящей кандидатурой – чего нет, поскольку она уже стара, у нее нет необходимых данных и она вообще – пустое место – но даже если б она подходила, он бы не стал рисковать и просить за нее перед Армандо, который, впрочем, готов с удовольствием ее сделать Лицом похоронного бюро! Завершив отповедь своим «З-зы», он разрешил подхватить себя под руки моделям и Кате – и проследовал к себе, посоветовав Патрисии помолиться святым, чтобы ниспослали ей деньги. Едва вся эта теплая компания скрылась из вида – Пати подняла глаза к небесам: «Святой Николас Мора!»
София подняла трубку телефона, позвонила мужу – он приготовил им чек? Ах, нет? Опять нет денег? Он ждет решения суда по дому? Ну что ж... Он не забыл выпить таблетки от давления? Хорошего вечера...
Положила трубку, позвонила по другому номеру – Берта с интересом наблюдала за подругой – попросила к телефону адвоката: Эфраим опять не принес денег. Уже три месяца не платит. Приступайте, доктор...
В мастерской Хуго взял в оборот Инес – он хочет немедленно начать репетицию хореографии. Пусть она оденет девушек. Инес сказала привычное «Да, сеньор» - и пошла заниматься более важными вещами – пришивать, подгонять... Хуго взвился – она что, его не слышала? Инес помахала рукой – слышала, мол, слышала, не мешайте. Хуго уже встал в боевую стойку – неужели она его еще плохо знает? На первом месте – он, на втором – он, на третьем – тоже он. А потому она должна делать все, что он говорит. Она согласно наклонила голову – конечно, дон Эго!
Все окружающие прыснули, Хуго взъярился – ЧТО?!!!
Инес усмехнулась – а что такое, дон Хуго? Но пошла выполнять его распоряжение...
Ката покачала головой – ты злоупотребляешь ее добротой, немилосердно заставляешь ее работать. Смотри, совсем ее загонишь...
К Хуго подскочила Дженни – неужели он не выпустит ее на показ? Ну, с этой-то он вообще может не церемониться – ни на этот показ, ни на следующий – вообще ни на какой она выйдет. Она может быть или домохозяйкой – или никем. Пусть будет благодарна, что он ее держит. Посмеет пикнуть – вылетит с работы. Так что, детка, заткнись – и иди одевай, что сказали – сегодня одна из девушек не смогла придти на репетицию, Дженни ее заменит.
Очень обиженная Дженни мрачно пообещала, что она потом позвонит своему «пупсику» - и он ее заберет. Она увольняется.
А к «пупсику» в этот момент пришли по жалобе Софии – забрать в тюрьму за неуплату алиментов. Услышав новость о прибытии господ из суда от секретарши – и любовницы по совместительству – Эфраим в панике позвонил Софии. Она ждала этого звонка. И тут же, не переводя дыхания, посоветовала ему заплатить долг – тогда адвокаты помогут ей снять с него обвинения. Таких денег у Эфраима, как всегда, не было. Посему его подхватили под белы руки – и уже было повели в тюрьму – но раздался звонок Дженни с просьбой забрать ее с работы – она увольняется. Эфраим чуть не впал в истерику – она не может сейчас уволится. Его забирают в тюрьму. Джении завизжала, как зарезанный поросенок и, накинув на себя только покрывало, помчалась к Софии.
А там собралась уже вся Команда. Приход Дженни, наконец-то сбросившей с себя маску вежливости и благопристойности, поразил всех.
«Донья София» - завизжала она, подлетев к Команде, - «немедленно освободите моего папочку!»
Торжествующая София озабоченно, под ехидные улыбочки остальных, взглянула на нее: «Детка, твой отец в тюрьме?»
Дженни визжала на пределе звуковой слышимости, объясняя ситуацию и требуя от Софии немедленно отозвать заявление. На ее крики из кабинета вышел Гутьерес – и онемел, услышав отборную ругань, которой эта милая девушка осыпала всех Уродок. Привлеченный криками, появился и Фредди. Только вот те двое, под дверями кабинета которых шла вся эта битва, не вышли – метались как тигры, запертые в своих переживаниях, как в тюрьме, ничего не слыша вокруг...
Наконец, эта грязная сцена, устроенная Дженни, допекла даже Гутьереса – и как гром среди ясного неба девушка услышала «Вы уволены!»
Но такие трудности – не для нее – Дженни опешила только на минуту – а потом сбросила с себя покрывало, оставшись...правильно, в чем мать родила. Немая сцена - а потом мужчины бросились помогать девушке накинуть на себя «случайно» сброшенное покрывало. И в этот момент в коридоре появился Хуго – если его вешалка с ногами через две минуты не приступит к работе - она уволена. Дженни накинула покрывало – и взмолилась: будьте милосердны, дон Гутьерес! Естественно, увольнение тут же было отметено, как ненужная деталь – и Дженни удалилась в мастерские. Аура-Мария захлопнула рот Фредди – и прогнала его вниз, в приемную. А Команда сделала правильные выводы – если не хочешь неприятностей – всегда надо знать, когда раздеться, и главное, перед кем...
Темнота вместе с дождем окутывала Боготу, когда к Экомоде подъехал Николас. Не желая вылезать под дождь, попросил Вилсона позвонить Бетти – предупредить, что он уже здесь.
А к стерегущему Бетти Армандо заглянул Марио: ну, как там отчет?
Армандо пожал плечами – она им занимается.
А как там с Николасом? – Марио понизил голос. Армандо поднял на него глаза...
«Она сказала, что у нее с Николасом произошло недоразумение. Сегодня он пригласил ее в « Le Noir » - Армандо очень старался казаться безразличным, - «Скажи на милость!»
Марио откинулся – место встречи явно развеселило его.
«Они встречаются, чтобы предельно откровенно обсудить свои отношения – и свое совместное будущее». Последние слова Армандо произнес с таким выражением, словно только что съел лимон.
Марио хмыкнул – звучит многообещающе... И Армандо ее отпустит?
Армандо молча устремил на него непроницаемый взгляд, потер рукой лоб.
Марио возмутился: «Ты позволишь ей это? Придумай что-нибудь. Перехвати ее!»
Армандо, отрицательно покачав головой, быстро вставил: «Забудь!»
Марио развел руками: «Ну тогда поезжай вместе с ней...»
Армандо рявкнул: «Забудь!»
Марио сдался: «Тогда засунь голову в песок, как страус. А завтра утром нам обоим вообще лучше не просыпаться...»
Армандо горячечно перебил его: «Я не говорил, что отпущу ее на свидание, а сам спокойно отправлюсь спать.»
А что он тогда имеет в виду?
Армандо напрягся, откинулся на стуле, высокомерное выражение все же не было способно скрыть мрачного огня его глаз: «Если Беатрис решила выяснить свои отношения с Николасом – значит, и мне пришло время выясниь наши с ней отношения. Мне надоело ее кокетство. Карты на стол!»
Марио принял вид полководца, направляющего солдат в бой: «Отлично, так держать!»
Может, он сказал бы еще что-нибудь, но раздавшаяся трель телефонного звонка прервала их диалог. За стеной послышался голос Бетти: «Он здесь? Я уже спускаюсь, спасибо, Вилсон!»
Армандо поморщился, как от зубной боли: «Ну вот, явился ее жених.»
Марио встал, перекрестил друга – ну что ж, тогда удачи. Пошел было к себе – но вернулся: когда Бетти ругалась с Николасом, она его ревновала?
Армандо изобразил бурное несогласие – нет, что ты, они просто ругались...
Марио пропустил эти слова мимо ушей – вопрос ревности Бетти он для себя уже решил, а вот сейчас его интересовало другое: она выговаривала Николасу за какую-то «крашеную барби». Армандо это прозвище не кажется знакомым?
Армандо на миг задумался – да, знакомо. Но этого не может быть – каким боком Патрисия могла оказаться замешанной с Николасом? К тому же он же просто урод, вряд ли такая, как она...
Марио хмыкнул – женская извращенность иногда не знает границ! На месте Армандо он бы это проверил... Ладно, счастливо!
Но он не успел уйти – в офисе показалась Каталина. Пара шагов – и она оказалась в любвеобильных объятиях Марио, радостно ее целовавшего. Армандо сумрачно взглянул на эту сцену – и отвел глаза, уставившись на дверь кабинета Бетти. Марио между тем открыл сезон охоты: ах, какие потрясающие у Каталины духи. Что это за запах?
Каталина вывернулась из его объятий – это не духи, это специальная цветочно-растительная эссенция из Бурунди. Марио опять ее обхватил, пытаясь поцеловать – это эссенция, чтобы привлекать мужчин? Каталина снова извернулась – и оказалась вне досягаемости его рук – не совсем. Это эссенция для того, чтобы привлекать не мужчин, а животных. Марио с изумлением уставился на нее.
Ее слова привлекли даже внимание Армандо – правда, он посмотрел на нее с выражением «ну что за ерунду ты мелешь?»
А Каталина, ни мало не смутившись понимающим взглядом Армандо, продолжила: эта эссенция отбивает естественный запах испуганного человека – и поэтому животное на него реагирует спокойно.
Армандо перехватил взгляд Марио – неужели это правда? Поддерживать эту ерунду было, конечно, не честно, но Армандо сейчас хотелось одного – чтобы все ушли, оставили его одного с Бетти – и с собой... Поэтому он ответил другу серьезным подтверждающим взглядом. Марио ретировался – целоваться с женщиной, облившей себя духами для собак, ему явно расхотелось.
Ката подошла к столу Армандо, рассмеялась – бедный Марио, верит любой подобной ерунде. Достала из папки какие-то бумаги – Армандо должен их подписать. Он посмотрел на нее растерянно – все подобные бумаги подписывает не он – Беатрис. Каталина улыбнулась – она это знает. Но есть вещи, которые не могут пойти через Бетти – это территория Марселы. Армандо поморщился и понизил голос – он знает, Марсела сейчас очень занята – готовится к свадьбе.
Ката опять улыбнулась – она в курсе, Марсела даже просила ее помочь с организацией – что она, Каталина, и сделает. И, прежде всего – из женской солидарности...
Армандо устремил на нее непонимающий взгляд. Ката подарила ему ехидную улыбку – свадьба – это дело для двоих. А вот Марсела, похоже, выходит замуж одна... еще одна ехидная улыбка отлетела от ее губ – впрочем, пусть Армандо не обращает на нее внимания. И, взяв подписанные Армандо документы, зашла к Бетти...
Бетти уже все собрала. Обрадовалась, увидев Каталину. Посмотрев на принесенные документы об оплате всего на свете для коллекции и показа, пообещала все оформить завтра – а сейчас она должна идти, ее ждет жених. Пока Каталина радостно ей улыбалась, довольная за девушку, сзади появился Армандо – слова Бетти будто стали неким сигналом для него. Пожелал спокойной ночи Каталине. Потом – Беатрис. Она подняла голову, кинула один из своих «ласковых» взглядов, от которых хочется противогаз надеть и улыбнулась оскалом того самого противогаза: «И Вам спокойной ночи, доктор!»
Каталина старательно смотрела в документы – не замечать напряжения в этой недавно еще столь дружной паре было уже просто нельзя. Армандо потоптался на пороге, глядя на Бетти – и решительно закрыл дверь. Бетти словно отпустило – она улыбнулась старшей подруге. Каталина посмотрела на горящую свечу – как славно, что Бетти она понравилась...Бетти рассмеялась – она все время ее зажигает – она так успокаивает. Каталина не удержалась – по Экомоде ходят слухи, что у Бетти с женихом «медовый месяц», что он во всем ей потакает. Это правда?
Бетти кивнула – а что ей было делать? – правда. И еще раз спасибо за подарок – ей лучше думается, глядя на огонь.
Улыбку Каталины смыло – белая свеча успокаивает, но думать, глядя на огонь – совсем другое дело. Значит, буря стала потише, но все еще продолжается... Лицо Бетти как захлопнули. Да еще и ключ в замке повернули... Ката выдохнула – что ж, она не будет лезть. Ей пора, спокойной ночи – и ушла. Бетти постояла, глядя на огонь свечи – как и когда ей удастся успокоить бушующую в ней бурю? Дунула на огонек – и вышла из кабинета.
В коридоре Пати плакалась по телефону Марселе – почему она ушла? А у бедной Патрисии ни денег, ни машины. Как ей домой добраться?
Возле лифта показался Марио, глянув в сторону Патрисии, повернулся к Сандре: когда днем они говорили о какой-то крашеной Барби, кого они имели в виду?
Сандра кивнула в сторону Патрисии – об этой Барби, конечно, о ком же еще?
Кинув взгляд в сторону лифта. Пати быстренько распрощалась с Марси – у нее появилась надежда добраться домой.
Поскочила к Марио – в надежде, что подвезет. Разбежалась. Ему совсем в другую сторону. К тому же добровольно он с ней больше никуда не поедет... сегодня, во всяком случае... но вот денег даст. Не может же такая красивая женщина добираться домой пешком. Пати было возмутилась – она не такая, она деньги не берет. Почему он с ней так? Что она такого ему сделала?
Марио рассмеялся – второй раз его на пушку не возьмешь – она ему ничего не сделала. Каждая минута с ней была просто раем... Но подвезти ее он не может все равно. Так что, дорогая, вот тебе деньги – и делай что хочешь...
От Патрисии его оторвал Армандо – они вместе подошли к лифту. Марио воровато оглянулся по сторонам: «После тщательного расследования я понял – речь шла о нашей крашеной»
Армандо пожал плечами – но ведь они не знают точно, с ней ли был вчера сеньор Мора.
Марио уставился на явно не догонявшего друга: «Ты что, Армандо, в мире может быть только одна крашеная Барби – иначе он рухнет!» лифт закрылся – они уехали...
Едва за ее благодетелем закрылись двери лифта, как Патрисия схватила деньги – и телефонную трубку: вызови мне такси, Вилсон...
В коридоре появились Бетти и София – София переживала за мужа, пусть даже бывшего – он в тюрьме, ему, наверно, нужны какие-то вещи – а эта его Дженни даже и не думает к нему заехать. Именно в этот момент в приемной показалась Дженни – она говорила по телефону со своим «папочкой». Он в тюрьме Центрального Управления? Если она сможет.... но дон Хуго сегодня злой – он ее никак не отпускает, они репетируют. В коридор выскочил Хуго – в чем дело? Он ее не пускает на подиум – так она его саботирует? Он считает до 3 (уже 2 с половиной) – и если она не пойдет обратно...Дженни захлопнула телефон – она уже идет. А София беззвучно повторяла про себя «тюрьма Центрального Управления...»
К девочкам присоединилась было Инес – безуспешно. Хуго не отпустил и ее – если он работает – все должны работать. После показа она отдохнет... Вздохнув, Инес вернулась на рабочее место...
А Команда, уже в полном составе (кроме Инес), напомнила Бетти, что ее ждет внизу жених. Пати сделала стойку – какой жених? Девушки поглядели на Пати насмешливо – мы знаем, у кого сегодня планы сорвутся, пропели они – и Пати напряженно выпрямилась, силясь расслышать дальнейшие слова Уродок. Но девушки скрылись в дамской комнате – надо же хоть немного привести Бетти в порядок...
В туалете Бетти стали прихорашивать – расчесали волосы, пригладили, попудрили ей нос. Вошедшая Патрисия настороженно вслушивалась в советы Команды Бетти – заведи в ресторан, прижмись, потанцуйте, выпейте. – время от времени вставляя свои злобные комментарии. Бетти отмахивалась от нее, как от назойливой мухи. Наконец, Патрисия не выдержала: услышав в ответ на совет Ауры провести с Николасом всю ночь слова Бетти, что Николас обещал всю ночь быть с ней, Патрисия «случайно» прыснула в глаза девушки духами. Команда напала на Патрисию. Но ей переругиваться было привычно – непривычно было проигрывать Беатрис состязание за мужчину. Поэтому, закрыв Команду в ответ на их «Счас как получишь, крашеная дура!» вопросом «Вы про меня?», получив в ответ «Здесь нет других крашеных дур» и ответив «Конечно, все остальные - натуральные» (в этот момент я ей аплодировала) она быстренько ретировалась из туалета – к лифту.
Закончив прихорашивать Бетти (что они там ей «прихорошили» я так и не поняла), вся компания пошла к лифту, на ходу обмениваясь впечатлением, что Николас так и не отменил вечернего свидания с Пати – поэтому она злится. Открылся лифт – и Бетти шагнула туда вместе с Патрисией. Впрочем, сейчас Патрисии было не до нее – ее интересовал, прежде всего, сам Николас.
Николас ждал Бетти, все время посматривая на часы – он не хотел столкнуться с Патрисией. Наконец-то из дверей показалась его подружка...и в следующую секунду рядом с ней встала Патрисия. В ужасе Нико сполз на пол мерседеса – сразу две! Ну все, ему не жить...
Бетти огляделась – Николаса нигде не видно. Спросила Вилсона – тот подошел к машине – и радостно крикнул – да вот же он, Ваш жених, доктор!
Николасу пришлось вылезти из укрытия и подойти... к Бетти. та радостно напала на него с поцелуями, цедя сквозь зубы: «Открой мне дверь, идиот!», но продолжала жарко обнимать, всем видом показывая, что они – влюбленные. У Патрисии перекосилась морда лица. Правда, Николас, по дороге на свое место (он же кабальеро. Он же должен был усадить свою невесту?), успел ей показать знаками «Я тебе позвоню».
Едва сев на место, Бетти обрушила на друга праведный гнев – он не отменил свидание. Почему? Не успел? Да, у него весь день был для этого.
Николас тяжело вздохнул – нет у него духа отменять свидания с Пати. Она ему так дорога...
Бетти отвела глаза – ей ли не знать, что это такое? Но все же гнев на милость не сменила – она очень зла. Ладно. Поехали. Обсудим все в ресторане. Поезжай в “ Le Noir ”,
Их машина отъехала от Экомоды. Недалеко оттуда, наблюдая, сидел Армандо. Его глаза были переполнены злостью, ревностью – и болью.
«Хочешь поиграть со мной, дорогая Бетти? ну что ж, давай, поиграем!» И поехал вслед за черным мерседесом...

0

18

часть 22
В ресторане приходу Николаса не особо обрадовались – слишком большую память он по себе оставил прошлым вечером. Да еще и на чаевые не расщедрился. Но для ассистентки дона Армандо Мендоса столик всегда найдется. И метрдотель отправил официанта подготовить для Бетти и Николаса столик.
Подъехав к ресторану, Армандо осмотрелся. Завидев невдалеке знакомый черный мерседес, вышел из машины и кинул ключи служителю. Припарковать машину поближе? Судя по суетящемуся служащему, Армандо явно был куда более щедр, чем Нико. Нет – Армандо не хотел, чтобы машина стояла на виду. Лучше всего ее припарковать за углом, чтобы никто, слышите, НИКТО не знал, что он здесь.
Столик был готов. Бетти взяла за руку Николаса – тот готовно предложил ей дорогу. Бетти воззрилась на него – с чего это она должна проходить вперед? Они пришли вместе. Николас хмыкнул – он же только вчера приходил сюда с красоткой. А сегодня с ... ну, в общем, что подумают люди? Бетти взорвалась – ну конечно, еще одному стыдно, что она рядом. Николас покачал головой – не в этом дело...
Они уселись за столик. Николас поднял виноватый взгляд – не сердись. Я же вроде уволился... Бетти задорно на него взглянула – может, ты и уволился с должности директора Экомоды – но не с поста моего жениха. Николас оторопел – что? Теперь я твой жених за бесплатно? Бетти рассмеялась и нежно взяла его за руку – естественно, теперь он ее жених по любви. Николас тоже рассмеялся.
Именно эту минуту и выбрал Армандо, чтобы появиться в ресторане. Усевшись у барной стойки, он устремил на парочку горящий взгляд: «Как мило! Они держаться за ручки...» Но если он надеялся посидеть здесь незамеченным никем, то он явно ошибся – он был везде также незаметен, как Цезарь среди гладиаторов. Не успел он присесть, как к нему подскочил все тот же вездесущий метрдотель – он так счастлив видеть здесь дона Армандо. Армандо взглядом закрыл его восторги – он не хочет, чтобы его заметили. Метрдотель согласно понял – но здесь ассистентка дона Армандо с каким-то сеньором... Армандо только неподвижно взглянул на непонятливого сеньора – он знает. Он не хочет, чтобы его заметили. Стараясь не выказать удивления, метрдотель предложил столик. Армандо отказался – он будет здесь, ему нужно только виски.
Заказав бутылку вина – хорошего вина, Бетти приступила к выяснению обстоятельств свидания с Патрисией и заодно их отношений с Николасом.
Николас пожал плечами – было бы о чем говорить: всего-то одно свидание – они говорили о бирже, о рынке, о перспективах развития экономики...
Бетти посмотрела на друга с иронией: Патрисия способна поддержать такой разговор? Если даже и нет, то Николас этого не заметил.
Конечно – Бетти была просто переполнена ядом – он не мог заметить, он же смотрел только на ее ножки. Николас возразил – почему только на ножки? Там и на другое есть на что посмотреть – Патрисия - само совершенство.
Бетти разозлилась – да, совершенство... У нее есть пара мелких недостатков, но это такая ерунда: она ненавидит Бетти, пытается занять ее место, смеется над ней вместе с Марселой, сегодня прыснула ей духами в глаза – она ее злейший враг! Но для Николаса – это мелкие, незаметные такие недостатки. Она значит для него гораздо больше, чем подруга-идиотка, которая нашла для него работу, платит ему зарплату – а взамен просит всего лишь поддержки и понимания.
Николас возразил – нет, Бетти, ты значишь для меня гораздо больше.
Бетти вскинулась – этого нельзя сказать. Ты своим поведением сделал из меня влюбленную идиотку, которая бегает за мужчиной, которому на нее плевать.
Николас взглянул на нее – не надо так кричать. Но Бетти было не унять – когда влюбленные ссорятся, они всегда кричат. Вот и она будет кричать на «своего жениха».
«Весь офис знает теперь, что ты мне изменяешь. Я просила тебя не лезть к Патрисии – но ты поехал к ней на свидание, мало того, ты взял не принадлежащую нам машину – а мне при этом сказал, что поставил ее в гараж – и спокойно спишь. Ты просто обвел меня вокруг пальца. Ты считаешь, это было красиво?»
Николас опустил голову – поэтому он и уволился...
Но Бетти закусила удила – и продолжала: кроме того, он расплатился деньгами Террамоды. И это ее друг детства? Тот человек, которому она доверяла больше, чем родителям? Который знает все ее тайны, и все тайны которого знает она? Это он мог вот так поступить?
Николас опять тяжело вздохнул – вот потому – то он и уволился...
Бетти передразнила его – конечно, потому-то он и уволился. Это в довершение всего чтобы «больше не причинять ей вреда», он бросил ее в такой тяжелый момент, уволившись. Теперь она сама должна заниматься всем этим бардаком. Просто класс!
Николас опять тяжело вздохнул – он совершил непростительный поступок. Он обманул единственного человека в мире, который для него действительно имеет значение. Он должен уйти - он слабый человек – теперь Бетти просто не сможет ему доверять. И ему все время будет казаться, что он ворует. Потому что Бетти больше не сможет ему верить как раньше.
Бетти скривилась – буду я тебе доверять, не бойся...
Николас попробовал еще что-то сказать – но тут к ним подошел официант с вином. Начал наполнять их бокалы – и они оба замолчали. А Бетти получила возможность оглядеться...
Ее рассеянный поначалу взгляд вдруг стал острым. Она отвела его от барной стойки. Снова взглянула – и уже с напряжением стала всматриваться вдаль. Но плохое зрение могло ее и подвести... поэтому, бросив Николасу «подожди здесь, я сейчас вернусь» она встала и пошла к бару.
В ту же секунду Армандо вскочил со своего места и, обогнув стойку, залез под нее. Он и сам сознавал всю горькую комичность ситуации – но показаться на глаза Бетти не мог. Поэтому, неловко улыбнувшись из-под стойки посетителям и метрдотелю, забился туда поглубже – и продолжил сидеть...
Бетти подошла к метрдотелю – она больше не видела дона Армандо, но... Об этом она и спросила услужливого сеньора. Тот держался молодцом – он не видел сегодня сеньора Мендосу. Поблагодарив, Беатрис отошла – ну не могла она ошибиться... Да еще и одинокий стакан виски на стойке...И потому поспешила на стоянку. Армандо забился еще глубже в свое укрытие...
Не видел ли служащий стоянки машину сеньора Мендоса? Она – его ассистентка (Беатрис показала свой tag ), и сеньор Мендоса попросил ее забрать из машины кое-какие вещи. Только он сказал, что машина припаркована подальше...
Служащий облегченно вздохнул – да, его машина вооон там, дон Армандо не хотел, чтобы о его присутствии знали.
Беатрис посмотрела в ту сторону – ну нет, извините, это слишком далеко, чтобы она тащила тяжелые вещи. Пусть сам заберет их, если велел поставить машину черт-те где.
Она вернулась в ресторан, уже не глядя по сторонам. Метрдотель был тут как тут – он может помочь? Бетти рассмеялась, громко, нарочито, чтобы дон Армандо, где бы он ни прятался, слышал этот смех: нет, ей не нужна помощь. Ей показалось, что она заметила своего босса – но очевидно, она просто ошиблась... она еще раз распугала людей своим смехом – и пошла к Николасу.
Армандо вылез из-под барной стойки (ну вот чтобы себе это представить – рост у него где-то под 1.85-1.90, сам довольно крупный. Представили его под стойкой? А то, как он из-под нее вылезает?), подошел к метрдотелю – что хотела Беатрис? Она его заметила? Тот покачал головой – она решила, что ошиблась. Армандо облегченно вздохнул – и снова занял свой наблюдательный пост.
Бетти вернулась на место, села. Влюблено - мечтательно улыбаясь Николасу, спросила, как он? Николас не сразу врубился в ее перемену – конечно, он плохо, ведь он...
Она перебила его излияния – он должен быстро дать ей руку. Николас обалдел – что? Какую еще руку?
Бетти улыбнулась ему еще более сладко – любую, только быстро, кретин!
Николас протянул ей руку, она прижала ее к своей груди. Николас воззрился на нее с выражением ужаса – она что, с ума сошла?
А Бетти еще и добавила, так сказать, для полноты впечатления и его окончательного шока: «Николас, не уходи. Не бросай меня!»
Въехать быстро он не смог – и потому зарядил что-то о том, что он уже принял решение и потому...
Бетти, все так же нежно и преданно глядя ему в глаза, добавила: «Прошу тебя, останься. Ты мне так нужен!»
С самым тупым видом Николас уставился на нее: «Кто, я?»
«Да, ты, ты, идиот!» - Бетти только на секунду сменила милость на гнев и тут же обратно: «Если хочешь оправдаться, оправдайся, только не бросай меня!» - с театральным надрывом поведала девушка.
Николас смотрел на нее, не узнавая – она его просто пугала. Да, что с ней случилось, в конце концов? У нее такое странное лицо, она вдруг нежно с ним говорит. И так сжимает его руку... А, вот в чем дело, она хочет его соблазнить, чтобы он остался в Террамоде?
Бетти, все так же нежно улыбаясь, прошипела: «Размечтался, кретин! Здесь Армандо Мендоса.»
Николас хотел было повернуть голову – Бетти тут же нежно погладила его по щеке, не позволяя этого сделать: «Не поворачивай голову, не ищи его – он здесь...»
Он что, следит за ними? – Николас не мог поверить в это...
Конечно, следит. Он знал, что они идут в ресторан, знал, в какой именно – вот и приперся самолично убедиться, что происходит между ними.
Николас пришел в себя – и что же между ними происходит?
Они нравятся друг другу – Бетти просто вся светилась любовью к Николасу – они флиртуют. Они влюблены...
Николас кивнул – он все понял, это он может и за бесплатно - и начал целовать ее руки. Бетти остановила его – не надо так рьяно. Можно переусердствовать. А если серьезно – он не может уйти из Террамоды. Если он уйдет – то больше никогда ее не увидит. Да еще и докажет, что является тем самым негодяем, которым себя считает.
Николас улыбнулся от души – да не сможет он ее бросить, она же ему самый родной человек...конечно, он продолжит работу.
Бетти вздохнула с облегчением – тогда пусть Николас ее обнимет.
Николас удивился – прямо здесь, при всех? И при...
Бетти кивнула – конечно, это часть его работы. Ее друг покачал головой – ну какая же это работа? Он и так ее обнимет с удовольствием. И они крепко обнялись.
Со своего места Армандо увидел это объятие: «Вот это я и хотел увидеть, дорогая Бетти!» Вдруг почувствовал на себе женские руки – очередная красотка поймала желанную добычу: «Армандо! как я рада тебя видеть!»
Армандо попытался отцепить ее руки – привет. Мне некогда. Я не могу с тобой говорить.
Но девушка не отступала – ну почему Армандо такой сердитый?
Он не сердитый – Армандо уже начинал закипать – он просто не может с ней говорить. Ему уже пора. Но не тут-то было – она продолжала висеть на нем, как репей – они обязательно должны вместе хотя бы выпить...
Он оставил попытки отцепить ее – это могло вызвать скандал. А привлекать к себе внимание он не хотел. Посему попросту повернулся к ней... затылком (ну, вы поняли..), предоставив ей полную свободу изливать свою душу.
Между тем парочка закончила обниматься – и попросила счет. Куда теперь – Николас еще не совсем понял план действий. А куда может идти помирившаяся парочка? Николас об этом не знал – куда, домой? Бетти пронзительно глянула на него, посоветовав не быть ослом. Они выпили напоследок – и медленно поднялись, все так же держась за руки. Расплатились – и, обнявшись, двинулись к выходу.
В ту же секунду Армандо, развернув девицу, поставил ее перед собой, закрывшись ею как щитом. Девица заверещала – что случилось? Но Бетти и Николас уже скрылись за дверью. Армандо отодвинул девушку в сторону, проигнорировал ее возмущенный вопрос. Расплатился. «Они строят планы...» - проговорил, забыв, где и с кем он находится.
Девица воззрилась на него – кто строит планы?
Чисто машинально Армандо ответил «они», и, чмокнув ее в щеку, не слушая никаких вопросов и возражений, окончательно подвинул ее со своего пути – и вылетел следом за «сладкой парочкой».
Усевшись в машину и уже собравшись отъезжать, Николас кинул взгляд на дверь – и обернулся к Бетти – там, в дверях показался ее босс. Бетти немедленно обняла «жениха» - больше не поворачивай голову, и поехали.
Куда она прикажет ехать? Она и сама не знала – по дороге разберемся. Они отчалили.
Резвый служащий быстро подогнав машину Армандо, получил приказ – никому не говорить, что Армандо здесь вообще был. Садясь в машину, Армандо был мрачен, как туча: «Беатрис мне лжет! Она лжет...» И поехал вслед за мерседесом...
По дороге неизвестно куда Николас принялся допрашивать Бетти – и до каких пор она собирается играть с боссом в жмурки? До тех пор, услышал он в ответ, пока он не придет к ней и не признается в своем обмане. Он сам начал эту игру – вот теперь пускай сам ее и заканчивает...
Николас взглянул в зеркальце заднего вида: «А знаешь, ведь твой босс едет за нами. Это ведь его машина?»
Бетти осторожно оглянулась – его...
И снова пустилась в едкие рассуждения по поводу его ей «преданности» - он все делает ради того, чтобы получить свой вожделенный исправленный отчет. Она его вообще не интересует... он готов на все ради этого – даже поцеловать ее...
Николас поддакнул – он даже готов лечь с ней в постель... И тут же раскаялся, взглянув на ее побелевшее лицо – это была плохая шутка. Прости, милая.
Так что с отчетом? Бетти кивнула – она делает сейчас настоящий отчет. А вот фальшивый... Завтра прилетают его родители. Послезавтра – показ коллекции, на следующий день – совет директоров, а в субботу – свадьба. Так что, ей осталось недолго мучиться с историей об отчете.
Он даже пытался увеличить ей зарплату, чтобы она сделала этот несчастный отчет, разрешил машину, рестораны...но этого мало, и он знает об этом – потому пообещал ей отменить свадьбу.
Николас взглянул на нее – он это сделает?
Бетти горько рассмеялась – да как он может? Да если бы даже и мог – он не хочет этого, она уверена. Да и письмо говорит о том, что он обязан жениться на Марселе...
Следуя неотрывно за машиной Бетти, Армандо чертыхнулся – у него зазвонил мобильный. Он открыл телефон – Марсела. Конечно! Она уже закончила все дела и ждет его. Когда он будет? Через полчаса – сам не очень в это веря, ответил Армандо. Она так рада, она его очень любит. Лицо Армандо перекосилось – шла бы она вместе со всей своей любовью...
А у Николаса тоже зазвонил телефон. Бетти посмотрела на него – кто это? Николас пожал плечами – не знает, да и отвечать не хочет. Бетти выхватила у него телефон – крашеная?
Николас кивнул – она. Она его ждет? Снова прозвучало «да». Но он же отменил свидание?
Николас покачал головой – дело не в свидании – он должен выбросить ее из жизни – и не знает, как это сделать... ну вот, телефон перестал звонить...
Бетти все же попыталась воззвать к его разуму – она хорошо знает таких людей. Пати давно искала идиота с деньгами – Николас идеальная кандидатура. Николас горько усмехнулся: спасибо, это он и так знает...
Бетти взмолилась – ну, пожалуйста, такие люди не способны любить. Он хочет, чтобы с ним произошло то же, что и с ней? Патрисия никогда его не полюбит, он ей нужен только по двум причинам – посмеяться над Бетти, и взять у него деньги. Она разобьет ему сердце. Ну, пожалуйста, Николас, не делай этого с собой!
Николас опять улыбнулся с горечью – да знает он прекрасно, что из себя представляет Патрисия. Да она даже не плюнула бы в его сторону, если б не его внешний антураж. Он все знает. Но ему нравится с ней встречаться. И ему так хочется, чтобы она продолжала его воспринимать, как человека, которым он не является. Ну что ему делать?
Хотя, конечно, забыть ее – единственный выход. Ладно, он постарается...
Бетти, все это время молча изучавшая его, отвела глаза в сторону: «Отвези меня домой, Николас». Николас решил, что ослышался – почему?
Бетти улыбнулась – отвези меня домой, или опоздаешь на свидание с Патрисией.
Николас возликовал – значит, он может пойти к Патрисии? Бетти грустно улыбнулась – не было у нее сил разрушить еще и его сказку... пусть идет.
Остановившись у ее дома, Николас улыбнулся – спасибо ей, ведь это она делает его мечту реальностью. Однако у Бетти было 3 условия: 1. Он никогда больше не должен ей лгать. 2. Чтобы ни случилось – он не должен давать Пати деньги – это понятно? И 3. Он должен быть очень осторожным со своими чувствами – она не хочет, чтобы еще и его пришлось потом собирать по кускам. Вся эта история так или иначе, скоро закончится – и он должен остаться живым, не в пример ей.
Он поклялся – он выполнит эти условия. И усмехнулся, завидев фары остановившейся неподалеку машину – а вот и твой ухажер прибыл. Будь тоже осторожна...
Армандо вздохнул с облегчением – Николас привез ее домой. Не куда-нибудь еще, а домой...
Вновь зазвонил мобильный Николаса – опять Патрисия. На этот раз Бетти настояла. чтобы он взял трубку – она хотела послушать, как он будет ей «изменять». Николас снял трубку – да, он тоже мечтает ее увидеть. Нет, Бетти уже дома. Нет, она ничего не знает об их встречах, иначе он бы уже лежал на глубине четырёх метров. До встречи, дорогая!
Бетти расхохоталась – как он профессионально врет! Долго тренировался?
Николас тоже рассмеялся – похоже, Бетти получает удовольствие от этой истории?
Бетти показала глазами назад – Николас должен выйти и открыть ей дверь, позаботиться о невесте. И она снова расхохоталась. Николас выскочил, открыл дверь – она вышла и тут же упала в объятия Николаса...
Сидевший в машине Армандо побелел, в глазах зажглось желание убивать – но он, стиснув зубы, только крепче сжал руль...
Николас довел Бетти до крыльца, усмехнулся – она очень умная женщина – держит мужика при себе, но позволяет погулять на стороне. Бетти улыбнулась – пусть он только будет осторожен с машиной... и со своим сердцем!
А теперь пусть обнимет ее еще раз. Николас опять схватил ее в объятия, прижался губами к щеке.
Армандо увидел это объятие, увидел и поцелуй, кажется, в губы... не выдержав, закрыл глаза – смотреть на это было выше его сил...
Николас оторвался от Бетти, сел в машину и отбыл.
Звук заведшегося мотора заставил Армандо открыть глаза – он увидел отъезжающий мерседес и рванул вперед, уже не думая ни о чем...
Резко взвизгнули тормоза, и за спиной Бетти раздался низкий, перекрывший все шумы улицы голос: «Беатрис Пинсон Солано!»
Бетти обернулась – и изобразила ну полное изумление. И полнейшее непонимание: «Дон Армандо! Что Вы здесь делаете?»
Армандо выскочил из машины, с треском захлопнул дверцу – на бледном лице горели бешеные черные глаза, в руках он себя уже не держал...
«Я приехал, чтобы все увидеть своими собственными глазами!»
Бетти приняла вызов: «И что же Вы увидели, дон Армандо?» Голос был совершенно спокоен, она невинно смотрела на него чистыми глазами.
Армандо рванул к ней, на крыльцо. У Бетти чуть расширились глаза – кажется, она поняла, что он не просто в бешенстве – сейчас он был вполне реально опасен для окружающих. На всякий случай она отступила подальше.
«Я видел все! Абсолютно все! Я следил за вами в ресторане! Я видел, как вы пили вино, как держались за руки, как обнимались, как целовались!!!» - Он орал на всю улицу и размахивал руками, как сумасшедший – ему было наплевать, кто там его слышит, кто видит. Он забыл, что все это могли слышать родители Бетти (слава Б-гу, окна их спальни выходили на другую сторону...). Он про все забыл, ревность накрыла его с головой – и он метался в этом чувстве, не находя выхода...
«Я все видел от и до!!!»
Бетти обвела глазами улицу: «Успокойтесь, Вы сейчас всех разбудите!»
Армандо не слышал ее: «Как я могу успокоиться? Как, Беатрис?» - он врезал рукой по стене дома. Даже не почувствовав боли, прикрыл на секунду лицо ладонями, и снова резанул рукой воздух: «Как? Почему ты так со мной поступаешь? Разве ты не понимаешь?! Я много раз говорил тебе о своих подозрениях насчет вас двоих – но ты всегда все отрицала!»
Не помня себя, он кричал как ненормальный – он был непохож на самого себя в этом диком приступе неизвестной ему доселе болезни.
«Ты сводишь меня с ума!!! Я не знаю, что делать! Как ты можешь все отрицать, если я все видел сам?!» Его трясло, руки дрожали, как он не разнес в этот момент себе голову – осталось загадкой...
Бетти попыталась призвать к его здравому смыслу – она уже поняла, что отомстила больше, чем собиралась – такого Армандо ей было больно видеть...
«Подождите, доктор, что я сделала не так? Что Вы видели?»
Ее спокойный ответ разъярил его еще больше, хотя, казалось бы, куда уж там...
«Что не так? Ты еще спрашиваешь? Вы обнимались – не смей отрицать, вы обнимались и целовались!!!» - он опять попробовал разнести дом, рубанул воздух – куда девался интеллигентный человек, которого она так хорошо знала? Перед ней стоял дикарь, готовый схватится за дубину.
Бетти опять попробовала его успокоить: «Но мы же целовались не в губы...»
Голос Армандо наполнился ядом сарказма: «Да какая разница куда вы целовались!»
Бетти возразила – кажется, ей удалось привлечь его внимание и немного остудить ярость: «Это были поцелуи в щеку, а не в губы. Должна Вам сказать, что мы с Николасом - очень хорошие друзья...»
Армандо перебил ее – немного взяв себя в руки, но в любой миг готовый опять сорваться, он с яростной иронией проговорил: «Да, это сразу видно, что вы – не чужие!» Бетти, словно не слыша его, продолжила: «Мы знаем друг друга с детства...»
Армандо скрестил руки на груди, взглядом готовый разорвать свою мучительницу: «Какое счастье, что вы так хорошо друг друга знаете!»
Бетти опять продолжила: «Если Вы обратили внимание, сегодня в офисе мы поспорили...»
Армандо снова взорвался: «Ты что, за идиота меня держишь? Вы поспорили? Да ты ревновала его! Все эти разговоры о другой женщине, это все – чтобы мучить меня!»
Бетти вдруг испугалась – ее блестящий план наказания выходил из-под контроля. Она возразила: «Нет, подождите. Это не то. Я волновалась, что в это свидание были вовлечены деньги Террамоды. Но это не так. Я все выяснила. Если хотите, я представлю вам отчет.»
Армандо яростно замахал руками: «Нет, мне не нужен отчет! Я и так знаю, что Террамода – в надежных руках – Николаса Моры. Но сегодня эти руки решили поработать сверхурочно – путем объятий, ласк. А губы – путем поцелуев! Поцелуев, черт возьми!!!»
Бетти продолжила – она очень старалась держать себя в руках, хотя ситуация становилась все более невыносимой – его страдания, она уже поняла это, притворством не были. Но вот чем они были?
«Доктор, да поймите же - нашей дружбе угрожала опасность. А когда все выяснилось – мы от радости держались за руки, обнимались, и даже целовались – но только в щеку, не в губы!»
Армандо даже засмеялся: «Конечно, Беатрис, у вас, ну такие теплые отношения, что мое сердце просто кровью обливается!»
Он стоял с обвиняющим видом, не зная, что еще сказать, как убедить ее (в чем?), как уговорить сказать - правду? Неправду? Он и сам не знал.
А Бетти вдруг взорвалась: «Знаете что, Доктор, не кажется ли Вам, что это просто бестактно приезжать ко мне с подобными обвинениями, когда сами Вы каждый день целуете в офисе донью Марселу прямо на моих глазах, а каждый вечер занимаетесь с ней любовью» - опешивший поначалу от ее слов Армандо теперь силился что-то сказать, как-то прервать ее – но она продолжала, не давая вставить ему ни словечка: «И не надо мне рассказывать, что Вы просто засыпаете рядом с ней. Я уже большая девочка, не рассказывайте мне сказки! Так что, до завтра, доктор!»
Она отвернулась, чтобы зайти в дом, когда за ее спиной прозвучало: «Я не притрагивался к Марселе...» Оглушительная тишина, последовавшая за этими тихими словами, заставила ее оглянуться. Армандо подошел к ней, зажмурился от того, в чем собирался ей признаться. Помолчав, открыл глаза – теперь его голос звучал по-другому. Ярости не было и следа – тихие нежные слова сводили ее с ума:
«Беатрис, с той нашей последней встречи я не был ни с Марселой, ни с какой-либо другой женщиной...» - он помолчал, глядя ей в глаза. Потом, глубоко вздохнув, продолжил: «Это моя проблема – я хочу быть только с тобой...» - любящие глаза молили ее о понимании – но она не позволила себе им поверить.
Зло усмехнулась: «Вам не в чем передо мной оправдываться. Я слишком хорошо Вас знаю. Поэтому не надо мне лгать. Я пойду – завтра рано вставать».
Она опять повернулась, чтобы уйти – он рванул вперед, схватил ее за руку: «Бетти, я клянусь тебе самым святым на свете, что сейчас сказал тебе чистую правду!»
Она кивнула: «Ну конечно, доктор, я Вам сразу поверила» - голос был полон горького сарказма – «До завтра!»
Она подошла к двери, когда он схватил ее в объятия, наклонился к губам: «Бетти, пожалуйста, умоляю тебя, умоляю!»
Беатрис оттолкнула его: «Нет, Вы слишком пьяны!»
Но он был сильнее – и продолжал держать ее судорожной хваткой, пытаясь поцеловать: «Бетти, только один поцелуй...»
Она оттолкнула его, но не могла с ним совладать, он уже почти поцеловал ее...
За дверью раздался голос дона Гермеса – что там происходит?
Армандо все никак не мог выпустить Бетти – пришлось ей напрячься и в последний момент оттолкнуть Армандо. И вовремя – дверь открылась, на пороге стоял ее папа: «Что случилось? Это Вы, доктор, так кричали на мою дочь?» Он накинул пальто, задев Армандо по лицу – тот отвернулся, выпалил первое, что пришло в голову – нет, он не кричал, это такая песня.
Бетти, поразившись ненаходчивости босса, поправила его – нет, это была не песня, просто они спорили о свойствах человеческой глупости...
Армандо понял – все, больше ему с Бетти поговорить не удастся. И попрощался с обоими. Дон Гермес в вдогонку бросил: «Постарайтесь больше не петь – у Вас плохой голос...» Армандо пообещал – никогда больше...
Гермес повернулся к Бетти – он кричал на нее? Кричал? Да он сейчас... Бетти покачала головой – все в порядке – и они зашли в дом.
Усевшись в машину, Армандо обреченно посмотрел на закрывшуюся дверь. Тщетно пытаясь успокоиться, закрыл глаза: «Господи, что со мной происходит?! Я схожу с ума...»
Завел мотор – надо было ехать...
Подъехав к дому Патрисии Николас набрал ее номер – он уже внизу. Но Пати не была расположена куда-то идти – пусть он лучше поднимется к ней... Николас испуганно согласился, повесил трубку – и поглубже вдохнул – для храбрости: ну вот и настал момент «истины»...
Залез в бардачок. Опять, как и в первый раз, облился дезодорантом и одеколоном с ног до головы, даже рот им прополоскал – и пошел наверх.
Патрисия уже ждала его. По такому случаю она даже решила пожертвовать последней бутылкой хорошего вина. Встретила поцелуем в щеку, радостными объяснениями по поводу их долгожданной встречи (Николас ей так сразу и поверил... ) – и всучила бутылку вместе со штопором – открыть. А ей вот тут вот нужно отлучиться в ванную...
Как открывать бутылки Николас понятия не имел. Штопор не очень слушался его рук, от удара ладонью о дно пробка тоже не вылетала – и скоро Николас оставил это безнадежное занятие, пробравшись в спальню и проверив на всякий случай прочность ее кровати...
Удалившись в ванную, Пати принялась вспоминать номер собственного домашнего телефона – вполне естественно, сама себе она не звонит. А попросить у нее телефончик – много охотников пока не было. Наконец, вспомнила – и позвонила со своего мобильного...
Услышав трель звонка, Николас вылетел из ее спальни – появившаяся Патрисия подняла трубку: Добрый вечер...Да, я... Что?!!! Почему вы не можете дать мне еще неделю?...Умоляю!... Но почему?... А-аааа...
Пати повесила трубку – и зарыдала. Николас воззрился на нее – что случилось? Мог бы и не спрашивать – и так все было понятно. Ее текст он мог бы и сам произнести безошибочно: ее машину собираются продать, если она в течении недели не заплатит деньги... Пати продолжала рыдать – ах, она так устала бороться за существование (ну еще бы, мерседес просто необходим для существования, мы так и поняли...), ах, она так несчастна – и далее по списку.
Николас принялся ее успокаивать – он постарается, может быть, сможет найти деньги...
Патрисия вскинулась – об этом не может быть и речи, она не может взять у него деньги, не может так омрачить их «бескорыстную, светлую дружбу»! Николас именно так ее и понял – но он сам просто умирает - хочет ей помочь. Патрисия возликовала – и бросилась за утешением в его «дружеские объятия». «Не удержалась» - и поцеловала его прямо в губы. Он застыл – первый поцелуй ему понравился, правда, несколько омрачала этот момент мысль, за что он получил ее поцелуй... Пати его нерешительность поняла не совсем верно – решила, что он испугался (ну и это тоже было, немного...), опять завела свою песню про «как неудобно перед Бетти». Оторвалась от него, изобразила полное раскаяние, больную голову, ужасное настроение, не захотела «портить ему вечер» - и выпроводила за дверь – до завтра, милый, чао! Завтра я буду в форме – и у нас будет чудный вечер! А сегодня я так расстроилась...
Николас вылетел от нее, ликуя – что бы там ни было, а она его поцеловала! Чуть ли не прыгая на одной ножке, влетел в мерседес – и, счастливый до потери пульса, отчалил восвояси (даже позабыв о том, что так и не поужинал в этот вечер!)
Пати у себя в квартире облегченно вздохнула – наконец-то убрался. И - такая удача – и бутылка вина осталась нетронутой...
У себя в комнате Бетти опять писала дневник...
«Я не хотела разрушать мечту Николаса, пусть даже она такая же скоротечная и призрачная, как и моя. Разница в том, что он может контролировать ситуацию...
Я верю Николасу. Мне сейчас так важно хоть кому-нибудь верить. В моей жизни все так запутано. Сейчас я больше, чем когда бы то ни было уверена, что должна держаться подальше от дона Армандо – он не собирается выходить из игры, он хочет ее продолжать – а я не смогу так жить дальше...
Его поцелуи сделали меня счастливой – и теперь его слова иногда кажутся мне искренними...»
Марсела разговаривала с сестрой. Рассказывала о приготовлениях к свадьбе, когда в квартиру зашел Армандо. Она быстро закончила разговор, поцеловала жениха. Он, не взглянув на нее, уставился на кровать – она была вся завалена бумагами, одеждой, конвертами.
Он поднял на нее глаза – приговоренные к смерти выглядят так же...Но все таки нашел в себе силы заговорить спокойно.
И что все это делает на кровати? Марсела улыбнулась – она все готовит к свадьбе и их свадебному путешествию. Вот приглашения, которые остались...
Взгляд Армандо остановился на каком-то конверте – а это что?
А это оказались билеты – путешествие в медовый месяц. Марсела намеревалась увезти его на Средний Восток. Она увезет его так далеко, что это должно помочь...
Армандо с трудом ее слушал – еле сдерживаясь – меньше всего ему хотелось сейчас слушать об их свадьбе, медовом месяце... «Марсела, умоляю...» - вырвалось у него... И замолчал. Марсела подняла на него глаза – она была так терпелива все это время. Она сможет еще подождать. Только вот хотелось бы знать – стоит ли ей ждать?
Армандо попытался сосредоточиться – о чем она говорит?
Марсела улыбнулась ему – она надеется, что он женится на ней все же не потому, что ему больше некого положить себе в постель. Она знает о его жутком напряжении сейчас – но ведь после презентации коллекции и Совета Директоров это напряжение должно пройти – и тогда у него останется только одна проблема – «Та Женщина». Но эту проблему они исправят поездкой на восток. Правда?
Ну что было ей отвечать? Армандо ответил согласием. Хорошо, что Марсела в этот момент не видела его лица – или она отвернулась специально, чтобы не видеть, чтобы не дать себе понять? - он знал, что никакая поездка, да и ничто в мире уже не спасет его от этой боли, которая называется «Бетти»...
«...он был так искренен, так раним в тот момент, когда говорил о донье Марселе, что если б я не знала его так хорошо, не видела, как он смотрит на нее в офисе – я бы точно поверила ему... Я молю Б-га дать мне силы и выдержать это... Из одного длинного туннеля я попала в другой – и теперь снова вижу свет. Господи, помоги...»
А в квартире Марселы Армандо молча всматривался в темноту за окном – вряд ли там было темнее, чем в его душе...
Утро в доме Пинсонов: папа завтракает, привычно ругая стряпню жены. А Бетти уже собралась уходить – но ей нужен сегодня же детальный бухгалтерский отчет о положении дел в Террамоде. Гермес кивнул – конечно, сделает.
Раздавшийся звонок в дверь вызвал вздох облегчения у Бетти – вот и Николас. Ворвавшийся счастливый Николас сразу предупредил – у него плохие вести для доньи Хулии – он не завтракал и отчаянно хочет есть. Все рассмеялись – после вчерашнего его увольнения видеть мальчика обычным было для родителей Бетти огромной радостью. Хулия готовно побежала на кухню - делать ему завтрак. А Бетти усадила Николаса: во-первых, ей нужен отчет и полный баланс фирмы. Сегодня же. Поскольку послезавтра – совет директоров – она хочет, чтобы он был наготове. Николас перебил ее – зачем ей это понадобилось? Что она задумала? Ее «просто так» его не убедило – но он решил не настаивать – все равно потом скажет. Во-вторых, ее интересовало, как прошло его свидание? И во сколько оно ему обошлось.
Николас усмехнулся – даром. Бетти посмотрела на него с недоверием – тогда сколько она у него попросила? И пусть не рассказывает ей сказки – не верит она, что Патрисия молчала о деньгах. Николас усмехнулся – нет, что ты. Она ничего у него не просила. Она совершенно бескорыстно с ним. Ну а то, что как раз пока он там был, поздно вечером, совершенно случайно зазвонил телефон – и ей сказали, что собираются продать ее машину – и теперь у нее острая нужда в 6 миллионах песо – так это же ничего не значит! Прямо-то она у него ничего не просила – значит, так тому и быть...
Сам смеясь над собой и над своей любовью, он вдруг заметил, какими несчастными глазами смотрит на него Бетти – за него ей было не менее больно, чем за себя – и притих, посерьезнел.
Ну а что между вами было? – Бетти попыталась спросить это шуткой – но глаза Нико затуманились. Бетти медленно выпрямилась: неужели...
Николас рассмеялся – мы целовались. По-настоящему, в губы! Нет, правда, Бетти поверь мне...И рассмеялся – впервые в истории жених просит невесту поверить ему, что он целовался с другой. Какие-то мы с тобой неправильные влюбленные...
Бетти отвела в сторону тоскливый взгляд – плохо дело...
Николас опять постарался перевести все в шутку – неужели она его ревнует?
Бетти подняла глаза – не будь идиотом. Если дошло до поцелуев – значит, Патрисия взялась за него всерьез.
Нико хмыкнул – н-да? И каков же ее следующий шаг?
Бетти открыто взглянула ему в глаза – а сам он не догадывается?
Николас изобразил легкий обморок: неужели у нее есть эротические фантазии на его счет?
Бетти хмыкнула: как бы не так. У нее есть экономические фантазии на его счет!
Пожалуйста, Николас, будь очень осторожен.
Он будет – Николас грустно взглянул на подружку – он обязательно будет осторожен. Но ей пора на работу...
Не успела Бетти войти на работу, как ее окружила Команда – все жаждали знать результат ее свидания с Николасом – она его уволила из женихов? Забрала мерседес? Велела убить крашеную? Что?
Бетти рассмеялась – ничего подобного – она его простила. Но сейчас говорить об этом не хочет – у нее полно работы.
Девушки успокоили ее – дона Армандо все равно пока нет - они с доньей Марселой с утра подписывают договор на покупку квартиры. Так что у них есть время, чтобы поговорить.
После такой новости говорить Бетти расхотелось еще больше. Но не тут-то было. Пока она не напридумывала им с три коробы о своем вечере с Николасом и не заверила подружек, что Патрисия ей не опасна – они с нее не слезли. А тут и Патрисия подошла – все сияя от сознания своей победы над Бетти. Знала бы она...
Двери лифта открылись – на этаж шагнули довольная Марсела и белый как полотно Армандо. Казалось, какая-то болезнь поселилась в нем – и подтачивает его силы. Патрисия подлетела к ним – ну, как насчет квартиры? Купили? Марсела радостно кивнула – конечно. Чудная квартира, правда, дорогой?
А Армандо смотрел на Бетти... Едва выйдя из лифта и увидев ее среди подруг, он забыл, что на этаже есть кто-то еще – он вообще не помнил уже ни о чем. Только о том, что вот она, здесь, слышит о покупке квартиры – чувствовал, как ей больно... Впрочем, по его виду еще было неизвестно, кому больнее от этой новости – ей, осознавшей, что свадьба вот-вот состоится – или ему, который страдал вдвойне – и за себя – и за нее...
Сквозь туман до него дошел вопрос Марселы, машинально ответил «да», все разошлись, он увидел, что Бетти отвернулась, идет к себе в офис... Двинулся было за ней, как будто был привязан невидимой нитью...Марио, в этот момент вылетевший из кабинета, схватил его и завел к себе – поговорить.
«Сеньор президент, Вы выглядите немного усталым. Что случилось?» - Марио был, как всегда бодр, и готов придти на помощь...
Армандо поднял на него больные глаза, опять глядя куда-то сквозь друга: «Бетти слышала от Марселы о нашей квартире. Мы только что купили ее».
Марио кивнул – ага, понятно теперь. Но Армандо же объяснил Бетти, что к чему? Она же знает, что это все – подготовка к свадьбе, которой не будет? Ее, конечно, удивляет, что они тратят столько денег на событие, которого не будет...но Армандо, конечно, найдет, что ей потом сказать?
Армандо взорвался: «Придумаю? Что-нибудь придумаю? Да не хочу я этого. Это вообще страшная глупость!»
Марио попытался перевести все в шутку, сделав вид, что не понял друга: «Глупость? Почему же? Тебе не нравится квартира? Или ты считаешь недвижимость плохим вложением капитала?»
Армандо покачал головой: «Нет, не это. Я считаю неправильным мой брак с Марселой! Да, я не хочу жениться на ней, не хочу этого, Кальдерон!»
Марио вскочил, уставился на друга, потом обвел глазами комнату: «Что? Сегодня день дураков? Где скрытая камера? Что я слышу?»
Армандо уставился на него разъяренными глазами: «Да не будь же ты дураком – я серьезно!»
Марио пришлось посерьезнеть: «Ладно! Ты хочешь отменить свадьбу? Хочешь спустить на себя всех собак – и все только для того, чтобы не причинить боль Бетти?!»
Армандо застыл, неподвижно глядя в пространство: «Это не из-за Бетти. Это из-за меня...»
Марио подошел к нему, усадил на стул, сел напротив, не сводя напряженных глаз с друга: «Так, а теперь объясни мне, пожалуйста, что происходит?»
Распахнувшаяся дверь каморки пропустила Бетти – в состоянии полной истерики, на лицо было страшно смотреть:
«Он женится, женится, женится!!!! Почему мне так больно, если я и так это знала? Почему я удивляюсь – ведь я это знала!!! Я знала это!» - горькое рыдание вырвалось из ее груди: «На что я надеялась? Дура, дура, дура!!!!»
Она хлестнула себя по щекам, спрятала лицо в ладони – и зарыдала. Отняла руки, схватила спички – и диким усилием уняв дрожь, зажгла свою белую свечку...
Продолжая беседовать по телефону с Оларте, Даниэль вошел к себе в кабинет. Что там слышно про запрос, направленный в Террамоду? Ничего? Никто ничего не знает? Странно, какая-то компания-призрак получается...
Он помолчал, подумал. Ладно, приказал он Оларте, поезжай в Торговую Палату и затребуй все документы по Террамоде – кто учредители, когда, уставной капитал, оборот... меня не интересует, как ты это сделаешь. Если хочешь работать у меня – найди способ!
Даниэль бросил трубку – и медленно опустился в кресло. Здесь точно что-то было нечисто...
Бетти все еще смотрела на свечу, когда к ней зашла Каталина – ей срочно нужны были платежные ведомости по показу. Бтетти кивнула – сейчас она все найдет. И судорожно стала рыться на столе. Но руки плохо ее слушались. Каталина внимательно посмотрела на ее дерганые движения: «Успокойся, успокойся, Бетти, все хорошо...» - попыталась она успокоить девушку. Бетти подняла на нее огромные беззащитные глаза раненой птицы – ей нужно всего лишь 10 минут – и она все найдет. Пусть донья Каталина ее извинит.
Каталина улыбнулась – она не торопится, пусть Бетти не переживает.
Бетти опустила голову, продолжая рыться на столе. Каталина посмотрела на горящую свечу – она опять ее зажгла? Взглянула на опущенную голову Бетти и подняла брови: проблемы? С мужчиной?
Бетти грустно улыбнулась – а у кого их нет?
Ката покачала головой – у тебя совсем нет времени, чтобы хотя бы передохнуть, подумать о том, что происходит. На тебе финансы компании, показ мод, Совет директоров, вечно орущий Армандо – а теперь еще и проблемы с женихом? Так невозможно работать, ты же не выдержишь. Почему бы девушке не взять отпуск после Совета директоров?
Бетти смотрела на нее невидящим, горестным взглядом. Каталина заметила этот взгляд – но проникнуть за его завесу не смогла, и спохватилась – ну как же она забыла, ведь на выходных – свадьба Армандо и Марселы. Конечно, Бетти не может в это время уйти в отпуск...
И тут постоянная железная выдержка изменила Бетти – она взорвалась: «Меньше всего я хочу быть здесь во время их свадьбы и управлять компанией во время медового месяца дона Армандо!»
Каталина пристально всмотрелась в нее – это как-то связано с ее женихом?
Но Бетти уже пожалела об этой вспышке – и вновь спряталась в свою раковину: нет, это не связано с женихом – вернее да. В эти выходные у него день рождения плюс они хотят отпраздновать первый совместный месяц – поэтому она должна уехать. Бетти смотрела на Каталину прямым, чистым и абсолютно не отражающим ничего взглядом – слепые глаза привели Кату в замешательство, она опустила глаза – вряд ли Армандо ее отпустит, она ему будет очень нужна. Бетти, все так же невидяще глядя сквозь нее, возразила – она все равно уедет, отпустит он ее или нет. В крайнем случае -возьмет отпуск за свой счет...
Каталина покачал головой – но ведь она разрушит планы Армандо. По сути – фактически ставит крест на его свадьбе и медовом месяце...
Бетти резко рассмеялась – ну что Вы, этот день станет счастливейшим в его жизни. Вряд ли что-то способно это омрачить...
Что ж, Каталина вздохнула – было что-то странное в поведении Бетти… Но что – она боялась понять… Тогда Бетти должна с ним поговорить. Бетти опустила голову, пристально глядя на стол. Или – продолжила Ката – Бетти хочет, чтобы с ним поговорила она сама? Бетти резко вздернула голову – конечно, нет, она сама поговорит. Да, и вообще, она не хотела бы, чтобы дон Армандо знал, что они обсуждали… Каталина еще раз улыбнулась девушке – хорошо, тогда она пойдет, а за документами заглянет попозже.
Едва Ката вышла, Бетти забилась в сухих рыданиях: «Мне надо уехать, надо уехать. Я не выдержу!»
Опустившись на стул, обреченно притихла – куда она могла уехать?
Марио пристально вглядывался в поникшего друга: «Так, объясни мне все же, что происходит? Что с Марселой? Что с Бетти? Вы выяснили вчера отношения?»
Армандо взглянул на друга: «Нет... Понимаешь, я не смог, Кальдерон. Просто не смог. Понимаешь, я не знаю, что там у них. Они были вчера в « Le Noir », представь. Пили вино, держались за руки, обнимались...» - растерянный голос звучал глухо, а глаза уже что-то изучали на полу – только руки жили отдельной жизнью, беспрестанно находясь в движении...
Марио перебил Армандо, сейчас его голос прозвучал как-то необыкновенно бережно: «Они... целовались?»
Армандо покачал головой, все так же мельком кинув взгляд на друга – и снова отведя его: «Я... не знаю. Я не видел. Но уверен, что у нее дома они целовались...»
Марио откинулся на кресле, начиная находить ситуацию довольно занимательной: «Так ты поехал за ними? Сеньор Президент, а я думал, что ты хотел накрыть их в ресторане – и там устроить скандал?»
Армандо постепенно заводился: «Хотел. Но я поехал за ней домой. Знаешь, почему?» - в глазах медленно разгорался огонь ревности и ярости – «они были друг с другом так... нежны, что я уже стал бояться худшего. Но нет, он отвез ее прямо домой ( вероятно, это спасло Николасу жизнь )!»
Марио подхватил: «И ты ей задал!...»
Армандо сидел мрачнее тучи: «А ты как думаешь? Еще бы. Я ей все выдал! А она сказала, что между ними ничего нет - они просто очень близкие друзья и знают друг друга с пеленок... Что они поссорились, а вот теперь помирились – и решили это отметить» - Армандо привычно скатывался в знакомое состояние трудносдерживаемой ярости.
Змей-искуситель в облике Марио поднял голову, готовый в любую минуту «поддержать» друга, острые глаза неотрывно буравили лицо Армандо: «Что-то уж очень быстро они помирились...»
Армандо саркастически кивнул: «Да, ссора забыта. Чего-то они там не поделили по поводу Террамоды. Но теперь они все выяснили – и пребывают в счастливой эйфории. Но как бы там ни было, он ездит на моей машине и сидит в ресторанах на мои деньги!...» - последние слова он уже прорычал, опять готовый что-нибудь разломать...
«И уводит твою Бетти!» - подсказал окончание фразы верный Кальдерон. Армандо только кинул горящий взгляд на друга – но ничего не ответил... А Марио продолжил: «Подведем итог: этот кретин соблазняет твою Бетти твоими же деньгами и твоей машиной. Может, ты и квартиру им уступишь? Давай...»
Армандо вскочил с кресла, рубанул ладонью воздух: «Хватит! Перестань говорить «моя Бетти», хватит!!!» - стоя в дверях в зал заседаний, Армандо отвернулся – слишком много можно было сейчас прочитать на его лице.
Марио поднял брови: «Почему? Она уже не твоя?»
Армандло резко обернулся к другу: «Я не знаю! Не знаю! Не мучай меня!»
Марио вскинулся: «Минуточку! Это не я, это ты сам себя мучаешь. Не сваливай вину на меня. Ответь мне на один вопрос: все пропало?»
Армандо опять повернулся к нему – черное отчаяние стыло в его глазах. Говорить нормально он не мог – только кричать – может, крик поможет убежать от тех чувств, что обуревали его?
«Я не знаю! Говорю тебе: не знаю! Вчера она меня даже не поцеловала!» - выкрикнув это отчаянное признание, он снова отвернулся – и застыл...
Марио поднялся – ему надоели эти попытки друга убежать от происходящего, и он собирался встряхнуть его:
«Так-так, доктор Мендоса, по-моему, тебе пора уйти в монастырь...» - Армандо дернулся, закрыл глаза – слишком больно это слушать, но прервать еще больнее – так похоже на правду было все, что говорил сейчас Марио... открыл глаза – и затих, отчаянно желая, чтобы все, что говорит его друг, было неправдой – и слишком хорошо зная – все правда...
«Вот послушай» - Марио продолжил свой анализ – «Ты влюбляешь ее в себя – отлично! Соблазняешь – и тут же перестаешь спать с другими. Вдруг она прерывает отношения – и наш герой забывает обо всех моделях мира. Его никто не видит и не слышит, говорят, он дал обет безбрачия и отрекся от секса. В монастырь, доктор Мендоса, с монастырь! Ну, или в сумасшедший дом – чего доброго, начнешь еще буйствовать, модель изнасилуешь... Да-да!»
Слушавший его до того неподвижно Армандо растерянно обернулся: «Брось, Кальдерон...»
Марио прервал его: «Наша история еще не окончена, худшее впереди: наш герой перестает и пить, и есть – его отвергли. Она гуляет с соседским парнем – и на чьи же деньги? И что делает наш герой? Он решает не жениться на владелице компании ради уродины!»
Искусавший себе все костяшки пальцев Армандо вскинулся: «Это не ради нее!»
Марио рассмеялся: «Именно ради нее. Она для тебя все! Ты всюду за ней бегаешь. Устраиваешь ей сцены, ревнуешь ее к Николасу Мора. Из-за нее отменяешь свадьбу с Марселой. Ради нее!»
Армандо прервал его – растерянные глаза силились приобрести прошлую твердость – ему необходимо было убедить Марио – и себя прежде всего – что все, что сказал Марио – неправда...
«Нет. Кальдерон, все не так, послушай: я вчера приехал к Марселе. У нее уже все готово к нашей свадьбе – а мне все равно. Никакого энтузиазма...» - он пожал плечами – «Ты пойми, у нее уже почти все готово к нашей совместной жизни. Когда мы поженимся, между нами все будет как раньше. Вся эта ложь! Сказать тебе правду? Я уже давно не хочу эту женщину. Я давно не хочу Марселу!»
Марио покачал головой, глаза его были серьезны – но не сказать правду он не мог: «Поправка: ты перестал ее хотеть с тех пор, как переспал с монстриком...»
Армандо сорвался, в глазах опять тлели угли: «Только не это!!! Все, что хочешь, Кальдерон. Все, что хочешь – но об этом даже не думай!»
Марио тоже не стерпел – у него не было такого темперамента, как у друга, но при случае он мог тоже вспылить: «Так! Ты просто боишься признать тот факт, что Бетти тебя изменила. Она полностью изменила твою интимную жизнь! Это же ясно, как божий день! Ну, посмотри на себя в зеркало: худой, бледный, под глазами круги, весь в горячке! Ты на грани срыва!»
Метавшийся во время его слов как тигр по клетке Армандо вдруг резко обернулся к Марио – и жестом обрубил поток красноречия друга:
«Это из-за компании, Кальдерон, из-за нашей с тобой компании! Осталось чуть больше двух суток до совета директоров, который ты – и я будем помнить до конца своих дней!» - казалось, Армандо горит в огне – резкие жесты рук, огненные, сумасшедшие глаза, весь дерганый. Марио затих и безмолвно слушал друга – тот и, правда, был на пределе...

0

19

часть 23
«Ни баланс, ни этот гнусный отчет – ни готовы. Компания, которую мне доверили – собственность семей Мендоса и Валенсия – и твоя тоже – это компания не готова! Она в руках женщины, которая сошла с ума! Которая сорит деньгами и разъезжает на мерседесе в компании этого гнусного типа!»
Он прищурился, неотрывно глядя на Кальдерона – безумные глаза впились во внимательные глаза друга: «Скажи мне, милый Кальдерон, этого не достаточно для того, чтобы измениться? Чтобы потерять покой? Этого мало, чтобы потерять рассудок? Чтобы утратить интерес к сексу? Ну, мой дорогой, скажи?!!»
Марио, посмотрев на совершенно невменяемого друга, поднял глаза к небу и взмолился: «Боже, не дай мне этого пережить. Прошу тебя, Боже!» И так же резко перестал паясничать: «Хорошо, я понимаю, из-за этого всего можно потерять интерес к сексу, это может подавить желание... ответь мне на один вопрос, дорогой президент – и я закончу этот допрос» - Марио обошел Армандо, встал сзади – он не хотел сейчас видеть лицо друга, боялся он того, что ему мог сказать Армандо – впрочем, он так хорошо его знал, что и так бы все понял... Армандо действительно отвернулся от него, подошел к столу Марио, опять вглядываясь в только ему видную даль...
«Скажи-ка мне, ты перестал хотеть всех женщин на свете из-за проблем с компанией, да? То есть вообще всех? Ну... а если бы Бетти согласилась спать с тобой? Если бы перестала тебе отказывать? Ты же предлагал ей это пару дней назад, хотя по плану того не было, а получилось спонтанно? Скажи, смог бы?»
Армандо с трудом владел собой – он сам испугался той истины, что открылась ему вот сейчас, при этом простом вопросе. На секунду лицо засияло - только представил себе, что было бы, если б Бетти...В ужасе закрыл глаза, пытаясь не впустить в себя это знание – но тут же открыл в панике, что Марио все поймет. Снова зажмурился, открыл глаза, сел – и нашел в себе силы, чтобы солгать... Марио уже заждался получить ответ – хотя понял его раньше, чем Армандо. Все же еще раз переспросил, наклонившись сзади: «Ну?»
Армандо распахнул глаза – и изо всех сил избегая взгляда, пряча глаза выдавил: «Нет, думаю, что не смог бы. Нет, не смог бы...» - и застыл, не в силах двинуться с места.
Марио обогнул стол. Сел напротив. Ответ Армандо не убедил его – он все понял правильно – но очень постарался, чтобы об этом не догадался друг – ему и так было тяжело.
«Что ж» - он постарался, чтобы голос звучал обыденно, - «тогда, если вся проблема в компании, давай поговорим о деле: давай-ка сосредоточимся на компании – и забудем глупую идею об отмене свадьбы. Как думаешь?»
Армандо, еще не придя в себя от потрясения, молча смотрел на него.
Марио продолжил: «Значит, нам надо вернуть Бетти и заставить ее работать. Помни только три слова: Баланс. Подделать. Быстро! Кстати, ты подарил ей открытку?»
Армандо пожал плечами – когда он мог это сделать?
Марио всучил ему какую-то – Армандо сел писать.
Но Марио не унимался – у него был еще один вопрос – Армандо спросил Бетти о крашеной Барби?
Армандо вскипел – Марио что, совсем идиот? Он его слушал? Он понял, что было вчера с Бетти? Когда он мог это спросить? Нет, он не выяснил. Может он теперь продолжать?
Марио завял – конечно, конечно, он не будет мешать.
Наконец, открытка была готова. Марио обрадовался – дай-ка посмотреть...
Армандо закрыл открытку – нет, это не для тебя. Почему? Ты больше не пишешь ей открытки. Теперь это делаю я – а раз так, то тебе их читать незачем. Самое главное – чтобы их прочла Бетти.
Марио не мог поверить глазам и ушам: глядя на абсолютно серьезного Армандо, он понял – это не шутка. Теперь это стало более чем серьезно.
Все же попробовал еще пошутить - неужели он никогда не узнает, что в этой открытке?
Армандо встал и подошел к двери – забудь!
Марио обиделся – когда умрет Армандо – непременно раньше, чем он сам, Марио издаст сборник его сочинений. И даже уже знает название: «Ужасные вирши уродливой даме...» - или лучше так: «Я помню жуткое мгновенье» ( русский перевод )
Армандо выдавил кривую усмешку – мол, я оценил твою шутку.
Марио тут же перестал паясничать: в любое мгновение откроется дверь – и здесь появятся родители Армандо. Потом начнется собрание – а баланса и отчета нет. Пусть Бетти прочитает эту открытку, пусть Армандо делает что хочет – но Бетти должна начать работать. Ясно?
Армандо молча смерил его неподвижным взглядом – больше не было сил притворяться, играть – тоскующие глаза и безнадежность во всем облике сказали Марио больше, чем любые объяснения. Дверь за притихшим другом закрылась. Марио потерянно посмотрел ему вслед: «Доктор Мендоса, ты влюбился в эту уродину...»
Пока Армандо и Марио открывали для себя нелегкие истины, Патрисия рассказывала о прошедшем вечере Марселе. Самое странное в Николасе – это то, что ему плевать на Бетти. Он бы легко ей изменил – но у них ничего не было. Этот тип похож на холодильник. Марсела удивилась – а откуда Патрисии известно, что он холоден? Неужели они?... Пати притворно ужаснулась – как Марсела могла такое подумать? Ничего не было... ну почти... они поцеловались, случайно... Марсела ужаснулась (она еще не так ужаснется, когда пристально вблизи рассмотрит Николаса!) – и ее мысли сразу переключились на проблемы Пати с машиной (интересная ассоция, не так ли?). Пати возликовала – неужели Марсела хочет ей одолжить эти 6 миллионов песо?
Разбежалась – у Марселы своих расходов – выше крыши. Квартира, которую они с Армандо купили, свадьба – эти траты съедят все ее сбережения. Она выйдет замуж абсолютно без денег...
Патрисия прищурила глаза – кто бы жаловался, богатенькая девочка!
Марсела встала – ей пора в аэропорт, встречать родителей Армандо. Когда там следующая встреча с Николасом?
Пати прищурилась – а что? Марсела ехидно улыбнулась – просто хотела предостеречь подружку от случайных поцелуев... Пати вскочила – да как смеет Марси думать, что она встречается с Николасом, чтобы достать деньги... но той уже и след простыл. Пати взглянула на часы – может, Николас уже достал для нее деньги?
Перед носом Софии и Берты расхаживала Дженни, вовсю беседуя со своим «папочкой» по мобильному – как она вся испереживалась, что он в тюрьме. Она мыслями ну вся с ним – но пойти к нему не может, дон Хуго – рабовладелец – не пускает ее к ее любимому, но как только – так она сразу. И со всей душой... София и Берта потрясенно смотрели на нее – он провел там всю ночь, а она ему даже самого необходимого не принесла, стерва! Дон Хуго позвал Дженни – и она, состроив женщинам оскорбленную гримасу, умчалась к своему хозяину - Хуго.
Мимо прошел Армандо - задумчиво прижимая к губам открытку, не глядя по сторонам, открыл дверь в свой офис – и исчез там. Женщины переглянулись – странный он какой-то, как не в себе.
Едва войдя к себе в офис, Армандо кинул портфель на стул – и подошел к двери Бетти, открыл ее – лицо, как всегда просияло на миг – и опять замкнулось в тоске: «Привет...»
Бетти оторвала взгляд от компьютера – она уже пришла в себя, ни следа не осталось от недавних переживаний. Впрочем, и выражения торжества, ярости или дьявольского злорадства тоже не было – Бетти далеких, уже почти забытых времен их совместной работы, до начал их романа, посмотрела на него серьезным взглядом: «Доброе утро, доктор! Вам звонили. Я хотела перевести звонки в офис дона Марио – но они были не срочны. А я подумала, что Вы заняты...» - огонек в глазах вспыхнул – и погас. Но Армандо успел его заметить – и согласился: «Да, мы были заняты. Были кое-какие проблемы...с коллекцией – но мы справились.»
Бетти подняла вновь неласковый взгляд – она очень рада.
Армандо помялся – и начал: «Бетти, я знаю, тебя очень расстроило то, что мы с Марселой купили квартиру. Но дело в том, что...» - он не знал, куда девать глаза – и как ей все это объяснить.
Бетти перебила его: «Доктор, не надо. Я понимаю, что Вы должны готовиться к предстоящей свадьбе. Вы потеряете слишком много денег, если отмените ее. Это совершенно невозможно...»
Армандо хотел что-то сказать, на миг зажмурил глаза – ну как объяснить то, чего он и сам не понимал? Резко выдохнул – и протянул ей открытку: «Ладно, я не хочу об этом говорить... Я лишь хочу, чтобы ты прочла вот это...»
Бетти на миг взглянула на него – что-то было в его глазах... она опустила глаза и взяла открытку – Армандо сел напротив. Если б мог, он бы, наверно, вообще в ее кабинет бы переселился – чтобы все время ее видеть...
Бетти, все так же не поднимая глаз, под пристальным взглядом затаившего дыхание любимого, начала читать:
«Все эти ссоры между нами, наши разногласия, все мои страдания, одинокие ночи и твое равнодушие, твоя холодность и отстраненность, твои встречи с ним убедили меня: я уверен как никогда, что должен отменить свою свадьбу...» - Бетти вскинула на него глаза - Армандо вглядывался в нее, читающую эти строки, как смотрит подсудимый на судью, ожидая приговора. Казалось, все его будущее зависит сейчас от тех слов, что она произнесет... - «....Я должен быть с тобой. Бетти, я не могу без тебя, без твоих поцелуев, без твоего тела... Жизнь испытала меня. Я хотел жениться на женщине, которая казалась мне идеальной подругой. Но появилась ты – единственная, которая смогла изменить меня, единственная, которой я могу отдать себя всего. Моя судьба изменилась – и вовремя, чтобы не случилось несчастья. Люблю тебя. Армандо Мендоса.»
Она прочитала, но так и сидела, глядя в эту открытку – так хотелось поверить...
Армандо не выдержал – увидев ее неподвижное лицо, не помня себя от волнения перед решением своей судьбы, произнес: «Ну что, о чем ты думаешь?»
Бетти усилием воли взяла себя в руки и подняв на него спокойные глаза, на дне которых стояли непролитые слезы, слегка охрипшим голосом ответила: «Как... трогательно...»
Армандо – никогда еще он не был таким заботливым, таким... робким, наклонился к ней: «Тебе лучше?» Бетти кивнула головой – и тут же закаменела, подняв глаза к чему-то за спиной Армандо.
Оттуда, из другого мира послышался знакомый голос Марселы: «Дорогой...»
Армандо поморщился при звуке ее голоса, не хотел возвращаться туда из их с Бетти оторванности от всего. Не повернув головы, продолжал сидеть и смотреть перед собой – может, надеялся, что Марсела испарится сама собой?
Но Марсела оказалась весьма реальна и настойчива: «Ты только посмотри, кого я к тебе привела!»
Армандо пристальней всмотрелся в Бетти – словно спрашивая, стоит ли поворачиваться, может, лучше...? Но по ее лицу и по произнесенному «Здравствуйте» понял – повернуться необходимо. Повернулся – и оказался перед своей матерью, Маргаритой. Потрясение, появившееся на его лице, описать трудно – он совсем забыл о том, что должны приехать родители. Улыбнулся растерянно: «Мама!... прости, я сейчас...»
И обернулся к Беатрис – страдающие глаза напряжены, в них – целый мир, понятный только им двоим – но уже дела компании уводили его прочь от нее – или приближали к ней? Произнес шепотом:
«Беатрис, ты видишь, мама здесь... Что мне делать? Ты видишь, Марсела привезла родителей сюда... Что с балансом?»
Бетти кивнула – их минута прошла... «Вечером он будет готов, доктор».
«А остальное?» - Армандо опять был на грани срыва, все в нем смешалось от этого дикого напряжения.
«Завтра» - ее голос становился все холоднее.
«Завтра будет поздно, Беатрис!» - губы произносили слова, а глаза жили своей, отдельной жизнью – и не разглядеть отчаяние, мольбу и страсть в них могла только Бетти...
Беатрис упрямо наклонила голову – завтра, раньше – никак.
«Умоляю тебя, Беатрис, умоляю. Моя жизнь в твоих руках! Прошу тебя...»
Резко отвернулся, подошел к двери – и прежде чем выйти, снова кинул на нее отчаянный взгляд. Дверь за ним закрылась.
Бетти сжала губы, в глазах вспыхнули злые искры, перемешиваясь с закипающими слезами: «Ясно! Красивые открытки, нежные слова, фантастические обещания. И все - ради подделанного отчета!»
Она попыталась взять себя в руки – и не смогла. От стен отразилось отчаянное: «Свинья!»
Бетти рухнула на стул – а свеча продолжала гореть...
Взяв себя в руки, Армандо поцеловал Маргариту – зачем ей надо было так спешить сюда? Отдохнула бы после такого долгого перелета. У них все нормально... Маргарита улыбнулась – она соскучилась. У отца – масса встреч с друзьями, а она хотела повидать детей. К тому же у Марселы столько дел – она хочет помочь. Ну и просто хочет походить по компании, поговорить со знакомыми, с сотрудниками. Армандо составит им с Марселой компанию? Армандо растянул губы в улыбке – конечно, он так рад... Подошел вместе с ними к двери – и обернулся затравленно на дверь Бетти...
В коридоре троица встретила Патрисию. Она была страшно видеть Маргариту. А вот та удивилась – она думала, что Патрисии нет на месте. Армандо сзади ядовито подсказал – Патрисия – только призрак. Мама и невеста шикнули на него – а Маргарита попыталась аргументировать свое высказывание – дело в том, что она не видела на стоянке машины Пати. Армандо и не думал униматься, сообщив, что машина Пати – тоже призрак. Его дамы опять недовольно оглянулись на него – а Пати весьма нервно сообщила, что это все пустяки, так небольшая проблема с машиной. Маргарита обеспокоилась – что, авария, она разбила машину?
Армандо опять встрял – да, небольшая такая авария – врезалась в адвокатов – и машине пришел каюк.
Пати принужденно улыбнулась – это ненадолго. Она еще вернет свою машину. Да он даже и не сомневается – сарказм в его словах был заметен даже дверям лифта – она обязательно ее вернет, эта «крашеная Барби», как все ее здесь зовут.
Патрисия испуганно моргнула. Не возразила на это прозвище – а Армандо уже не сомневался, кто была девушка Николаса с таким наименованием.
Они прошли дальше, а Патрисия схватилась за мобильный...
Дома у Бетти отец и Николас подсчитывали доходы фирмы за последнее время. Последняя сделка принесла Террамоде около 30 тыс. дол. И что Бетти и Николас намерены делать с этими деньгами? Николас обещал подумать…
Раздавшийся звонок мобильного заставил его вскочить со своего места – звонила Патрисия. Он срочно вышел в другую комнату.
Пати хотела извиниться перед Нико за плохой вечер накануне. Ей так неловко. И вообще, она не хотела обременять его своей просьбой о деньгах – она просто хотела договориться о новой встрече, извиниться… Напевая знакомый до боли мотив несколько раз подряд, она ухитрилась услышать, что Николас уже кое с кем поговорил и… Пати пришлось срочно сменить пластинку – и начать его благодарить, объясняя, что такой как он – для нее просто подарок (права, сто процентов!), и она ну просто жаждет его видеть сегодня вечером. Он не успеет принести ей деньги? Не страшно. Она ведь с ним не ради… по третьему кругу то же самое Николас слушать уже не хотел – тем более, что этот текст без запинки мог проговорить сам. Условившись наконец, о свидании, он повесил трубку, предварительно несколько раз поцеловав ее – и вернулся к Гермесу. Показав в ответ на вопрос Гермеса, «с кем он там разорялся», на фото Патрисии – и выслушав в ответ презрительное фырканье, Николас приступил к делу – он посоветовался сам с собой и решил, что почти все деньги он вложит в очередные акции, которые должны принести неплохую прибыль. А вот 3000 дол. лучше перевести в банк, на срочные нужды… Сколько там это в песо? 6 миллионов? Николас задумчиво всмотрелся в фотографию Патрисии – 6 миллионов песо…
Походив по Экомоде, Армандо, Марсела и Маргарита вернулись на «президентский» этаж. И сразу попали на ругань доктора Гутьереса. Он был вне себя от негодования – София, даже не отпросившись, куда-то убежала, в такой важный день! И некому помочь ему с цифрами для его доклада! Если доклад будет не готов по причине ее отсутствия – то он влепит ей выговор!
Берта пыталась его успокоить – она не задержится. Она пошла в аптеку.
Марсела и Маргарита, услышав слово «аптека», взволновались – она больна? Берта вдохновенно объяснила – конечно. У нее такие переживания, не удивительно, что она плохо себя почувствовала. Но уже скоро она вернется…
«Эфраим Родригес? К Вам пришли. У вас есть 10 минут».
Эфраим вскочил со своей койки в тюрьме. Накинул пиджак, пригладил волосы, приговаривая, что наконец-то пришла его птичка. Его солнышко… В камеру вошла София, нагруженная пакетами. Он застыл – София? Она слабо улыбнулась ему – вот пришла, принесла ему фрукты, сэндвичи, постель, одежду – мало, конечно, но это все, что она нашла дома после его ухода… он здесь спал?
Эфраим понял – скандала не будет, ему протянули оливковую ветвь – и улыбнулся: да, здесь. Это хорошо. Его хотели перевести в тюрьму – но там нет мест. Вот и оставили его пока здесь… София слабо улыбнулась – если его все-таки переведут в общую тюрьму – пусть он будет осторожнее, там ведь мало ли что может быть… Он продолжал смотреть на нее – и она почувствовала себя неловко. Не надо так на нее смотреть. Теперь это все уже не от нее зависит. Он знает путь на свободу – заплатит долг, и все… Но почему-то в этот миг его это не волновало. Он продолжал молча улыбаться, глядя на маленькую женщину… она помялась – Дженни тоже скоро придет. Она просто ужасно занята, дон Хуго ее просто не отпускает, он такой тиран. Поэтому пока пришла она, София. Но пусть он не волнуется – Дженни его любит, и скоро будет здесь… Эфраим кивнул – да. У нее столько работы. Ее же уволят, если она уйдет к нему. София кивнула – конечно. Эфраим вдруг поднял голову – а как же она сама? У нее будут неприятности? София опять кивнула – конечно, ее же не отпускали – она сбежала. У них масса работы. Но ничего. Она как-нибудь… что же она стоит? Ей же пора… София совсем уже собралась убежать, когда сзади раздался голос Эфраима – ей дали 10 минут, а она была всего 4 минуты. София повернулась обратно – она и не знает, о чем можно поговорить за 6 минут…
Как наши дети? Они знают обо мне? София покачала головой – нет, они ничего не знают. Они вообще о нем не спрашивают. И даже если он вообще от них уедет далеко – они не будут знать правду. Она что-нибудь придумает…
Эфраим опустил голову – что ж поделать. Не спрашивают – что ж… Наверно, и не надо им знать… София смотрела на него с горькой улыбкой – вся вражда улетела куда-то очень далеко… он заметил этот взгляд. Наклонился к сумке, вытащил сэндвич. Улыбнулся – с бараниной? София все с той же мягкой, мудрой улыбкой кивнула – да. Он улыбнулся – мои любимые, я не ел их с тех пор, как ушел от тебя – София опять кивнула – да, она знает – он их любит…
Он вытащил еще один – давай вместе поедим. Она было отказалась – но он так хотел поесть вместе с ней, что она не смогла отказаться. Села рядом с ним на кровать – и оба захрустели. Эфраим взглянул на нее – о чем она думает?
Об их медовом месяце, об их безденежном, полном счастья медовом месяце, об их любви. О том, как все было хорошо вначале – и как могло все стать так плохо теперь? Как могли они прийти от того их медового месяца к этому кошмару настоящего? Как могла церковь их свадьбы превратиться в эту камеру? Как?
Лязг засовов прервал их воспоминания – 10 минут истекли. София вскочила, вытерла слезы – и отдала Эфраиму надкусанный сэндвич – она ведь только совсем немного съела, пусть ему останется. Он улыбнулся своим воспоминаниям – он еще не забыл своих привычек, он всегда доедал за ней, она всегда все оставляла. София посмотрела на него – если ему что-то нужно – он может позвонить. В любое время – она все сделает. И вышла. Он подошел совсем близко к решетке – спасибо ей. Этот ее визит так много для него значит! София улыбнулась ему – она думает, что хорошие воспоминания смягчают боль, и ей хотелось бы оставить эти воспоминания чистыми. И ушла…
А Хуго Ломбарди вовсю репетировал с моделями – и Дженни в том числе. Но ее радость длилась недолго – пришла модель, которую она заменяла – и ее опять прогнали с подиума – к Инесите на подмогу. Та уже и так задыхалась – а дон Хуго все не унимался – принеси, подай, обметай, зашей, залатай… бедная женщина уже еле держалась на ногах…
И вдруг Хуго заметил троицу – Маргариту, Марселу – и Армандо – во владениях Хуго он предусмотрительно держался сзади женщин…
Хуго подлетел к визитерам – как он рад видеть Маргариту. Она спрашивает, как коллекция? Это – бомба, шик, блеск, ей придется взять с собой подушку – коллекция – полный отпад!
Армандо скривился – можно отпасть уже от одной стоимости этой коллекции.
Хуго оскорбился: «Маргарита, ну как у такой женщины, как ты, мог родиться такой меркантильный сын? Ты уверена, что не усыновила его, не нашла на рынке?» Маригарита рассмеялась и обернулась к Армандо, застывшему с ядовитой ухмылкой на лице – нет, она его родила. Армандо чуть не показал дизайнеру язык – но удержался.
А Хуго уже повернулся к Марселе – а когда ее высочество соблаговолит примерить свадебной платье? Марсела обрадовалась – сейчас? Хуго тут же указал ей на двери в мастерскую – спускайся и примеряй. Маргарита пошла к ней – а вот Армандо Хуго дал от ворот поворот – видеть свадебное платье до свадьбы – значит, принести несчастье. А Армандо и без того принес уже много несчастья прекрасной Мардж. Так что – пошел вон. Армандо не сдержался, и жестом приказал ему заткнуться. Хуго согласно кивнул – замолкаю. Спасибо за понимание. И удалился вслед за дамами.
Армандо не сильно-то и огорчился. Собрался было выйти из зала – но тут его окликнули модели – и он готовно поспешил к ним. Поцеловал их всех – но так непохоже на себя прежнего, что одна из моделей улыбнулась – что, скоро уже свадьба? Армандо вспомнил свою роль в обществе – и рассмеялся: ага, скоро… Когда рак на горе…
В своем офисе Бетти подняла трубку: нет, дона Армандо нет. Кто его спрашивает? Дон Роберто? Конечно, она немедленно его найдет.
И поспешила на поиски. Увидела его. Позвала было «Дон Арма…» - и осеклась, увидев общество моделей, окруживших его. Все же позвала громче по имени, не очень-то и веря, что он ее услышит. Но Армандо услышал – и резко отвернулся от девушек. Беззаботную улыбку сдуло с его лица, оно вытянулось, словно какая-то боль снова начал его подтачивать. Подошел к Бетти – та сообщила ему про звонок отца. Он наклонился к ней ближе – он всего лишь разговаривал с моделями о предстоящем показе… Бетти оборвала его – он не должен перед ней оправдываться. И его ждет отец… Армандо в замешательстве кинул на нее взгляд – и вышел, попросив сообщить маме, что он у себя (кажется, он опять забыл про невесту…).
Бетти подошла к моделям, спросила про донью Маргариту – те указали в сторону мастерских. Бетти направилась туда – а модели проводили ее насмешливыми взглядами – впрочем, Бетти было не привыкать.
Но в мастерской ее ждал удар – Марсела, стоя в подвенечном платье, выглядела так ослепительно, что Бетти обо всем забыла – она стояла и смотрела на красавицу в свадебном наряде, который был предназначен поразить воображение ее Армандо…
Бетти продолжала смотреть на потрясающий свадебный нарял и сияющую невесту. Ее странный взгляд заметили все трое – и Хуго, и Маргарита, и Марсела. Марсела ядовито взглянула на девушку – что она здесь забыла? Бетти перевела неподвижный взгляд на Маргариту – дон Армандо велел передать, что поднялся к себе...
Хуго повернулся к Бетти – все? Передала? Теперь пошла отсюда – нечего глазеть на платье, которого у тебя никогда не будет – еще сглазишь... И рассмеялся – он надеется, что это чудище не приглашено на свадьбу? А то не придет он...
Марсела подхватила этот смех – имени Бетти действительно нет в списках приглашенных. Оторвав, наконец, взгляд от платья (а ведь сглазила Бетти свадьбу!), Бетти подняла недобро блеснувшие глаза на Марселу – в любом случае у нее в этот день другие планы... И, развернувшись, ушла.
Маргарита вскипела – да как они смеют так разговаривать с Беатрис? Что с ними обоими? Хуго скривился – он терпеть не может людей, которые забывают посмотреть на себя в зеркало, выходя из дома. И отошел.
Марсела же повернулась к Маргарите с совсем другим выражением лица – на нем была крупными буквами написана ненависть: Бетти – ее враг. Ей ненавистна мысль об их с Армандо свадьбе. Если б это зависело от Беатрис – свадьбы бы не было!
Маргарита открыла глаза – неужели Бетти... Марсела покачала головой – нет, она не влюблена в ее жениха. Но она – сводня, союзница любовницы Армандо. Маргарита была ошеломлена – неужели у Армандо есть любовница? Разве же Марсела знала? Она знала только то, что любовница была – и Армандо до сих пор ее любит.
Вернувшийся Хуго рассердился – Марсела совсем не выглядит счастливой невестой. С таким лицом она испортит его великолепное платье! И тут же раздал десяток взаимоисключающих приказов верной Инес. Инес пошла их исполнять – но делала это очень и очень медленно – силы были на исходе.
У себя в офисе Армандо все еще разговаривал с отцом, когда туда вернулась Бетти. Остановившись перед ним, она молча смотрела на него. Он поднял голову – и на миг потерял нить разговора – мертвый, невидящий взгляд под которым пряталось такое отчаяние, что Армандо замолк, забыв про разговор. Взглянув в тревожные, вопрошающие глаза, Бетти бегом бросилась к себе в офис.
А Армандо постарался поскорее закончить разговор – да, все в порядке, отец все сам увидит завтра. Пусть не волнуется. Сегодня вечером они обо всем поговорят подробнее – а сейчас у него слишком много дел...
Но его желанию поговорить скорее с Бетти не суждено было сбыться – едва он повесил трубку, как в офис вошли Маргарита и Марсела. Чудное платье, а что оденет он?
Меньше всего Армандо нужен был этот разговор сейчас, когда он в таком состоянии – и Бетти все слышит. Но он очень старательно пытался им подыграть, стараясь не очень часто смотреть на дверь в конурку Бетти - правда, получалось это у него плохо, более неестественных улыбок, натянутой радости и нелепых телодвижений трудно и представить – но Марсела твердо решила ничего не замечать. А Маргарита... она поговорит с сыном потом, без Марселы...
Итак, если Армандо еще не решил, одеть фрак, или смокинг – то Марсела предпочитает фрак. Армандо «восхищенно» улыбнулся – замечательно.
Гостей будет очень много, продолжала вещать Марсела, и все эти гости сначала будут на коллекции, потом на торжественном вечере в их доме – церемонии вручения подарков (имеет место быть в католических свадьбах, но тут свадьба гражданская – видимо, решили от этого обычая не отказываться), а потом на свадьбе. Это, конечно, очень утомительно, но зато в центре всего будут они с Армандо!
Бетти, не имея возможности видеть реакции Армандо, сидела белая, как полотно. Армандо выглядел не многим лучше – и его вымученные улыбки, если бы Бетти их видела, согрели бы ей сердце... если б она была в состоянии понять их ненатуральность...
Наконец, Марсела вспомнила, что свадьба свадьбой – но работать все же надо – и убежала.
Маргарита присела к столу сына: «Дорогой! Это главный день твоей жизни!»
Армандо насторожился – мама имеет в виду коллекцию или совет директоров?
Маргарита несколько опешила – да нет, она имеет в виду свадьбу. Никакая коллекция или совет директоров не играют такой роли, как свадьба – ведь она – не просто формальность, а союз двух любящих сердец!
Армандо молча взирал на нее. Его мама явно не отличалась тонкостью восприятия по отношению к сыну – ибо так и не поняла его странного взгляда, говорившего вполне откровенно о том, какой нелепой глупостью кажется ему эта свадьба, как непереносима для него даже мысль о союзе с Марселой...
Наконец он выдавил из себя нейтральное «Да, мама, ты права».
А Маргарита продолжала разглагольствовать о том, что этой свадьбой он показывает всем, что начинает жизнь взрослого человека (в 35 лет? Не поздновато?) , так же, как на собрании директоров докажет всем, какой он прекрасный руководитель – ведь дела компании идут прекрасно. Фальшивая улыбка уже просто не покидала лицо ее сына – но в эйфории от предстоящего долгожданного события Маргарита склонна была видеть только его улыбку – и не замечать измученного выражения его глаз (ох, как ей аукнется эта слепота к проблемам сына) ...
Он женится на такой прекрасной женщине...
Армандо уже откровенно уперся взглядом в сторону открытой двери Бетти – как будто чувствовал страдание, скрытое в сумраке маленького офиса. Потом снова перевел взгляд на мать: «Да!» Откровенность явно не была сильной стороной их отношений...
Застывшая в своей каморке Бетти вдруг встрепенулась – звонок телефона вытащил ее из оцепенения. Николас! Ну сейчас она покажет боссу за весь его разговор о свадьбе!
Девушка вцепилась в трубку изо всех сил, повысив голос, вся так и залучилась счастьем: привет, Николас, как я рада, что ты мне позвонил!
Николас опешил – что случилось, что она его приветствует?
Армандо напрягся – ее радостный голос резанул по его нервам – и он перестал слышать слова матери...
А Бетти продолжала невпопад словам Николаса: очень хорошо... и она тоже очень рада! На другом конце неврубившийся Николас продолжал допрашивать отвечавшую все время не то телефонную трубку – что происходит? Бетти что, головой поехала? Или пьяна?
А во сколько ты меня заберешь? – ответила на вопрос трубка голосом взбесившейся подруги. Николас только молча уставился на трубку... (медленно соображаете, сеньор...)
Армандо перевел взгляд на открытую дверь Беатрис. Маргарита вдруг поняла, что игнорировать поведение сына больше не может. «Что происходит?»
Армандо все же расслышал ее вопрос. «Ничего» – он изо всех сил старался сохранить спокойствие – но ему никак не удавалось это сделать – голос звучал ненатурально, руки просто ни на миг не могли успокоиться – он сжимал их, разжимал, сдерживая себя, чтобы не заткнуть уши – или не кинуть чем-нибудь тяжелым в сторону проклятого счастливого голоса.
«Просто много проблем, коллекция, Совет директоров, свадьба – и все это вместе, он так нервничает...» договорить он не успел – впрочем, там вряд ли было, что договаривать. Из каморки снова послышался голос Бетти: «В шесть? Это просто здорово!»
И Армандо просто замолчал, из всех сил прижав руки к губам.
Маргарита наклонилась к нему – она заметила, что он все время уклоняется от разговоров о свадьбе. Неужели он сомневается в своем решении жениться на Марселе?
Армандо не слышал ее – он слушал Бетти: «Ой, нет, Николас, зачем ты мне это говоришь сейчас? Давай лучше дождемся вечера...»
Голос звучал слишком громко. Маргарита пожала плечами – может, Армандо просто закроет дверь комнаты своей помощницы?
Армандо вскочил – хоть какое-то действие можно было сделать, чтобы заглушить этот раздирающий сердце диалог: «С удовольствием, мама!»
Бетти продолжала нежно улыбаться в трубку, кокетничая с Николасом, когда в двери появился деревянный Армандо. Не прерывая разговора, она подняла на него глаза – не может ли доктор закрыть дверь?
Армандо сглотнул – ну еще бы! Конечно! И закрыл эту чертову дверь...
Теперь, когда Армандо не мог ее слышать, глаза Бетти медленно заплыли слезами. Лицо опять стало похоже на восковую маску. Николас продолжал говорить о Террамоде – как она считает, он прав в отношении инвестиций в акции, как насчет 3 тысяч долларов? Бетти было все равно – пусть подготовит баланс – и делает с этими деньгами все, что хочет. Изменившийся до неузнаваемости голос испугал Николаса – что случилось?
Бетти глотала слезы – пусть Николас приедет за ней пораньше. Ей очень плохо, она сходит с ума, ее жизнь закончилась, она не понимает, что творит. «Забери меня отсюда, пожалуйста!»
Армандо наконец смог ответить на вопрос матери об отношении к свадьбе. То и дело оглядываясь на дверь Бетти, он все же отмахнулся от забот Маргариты – со свадьбой все хорошо. Просто голова другим занята. И вообще, здесь не время и не место говорить о свадьбе. Вот дома, вечером – это пожалуйста. Но не сейчас, голова забита другим.
Маргарита поднялась – она очень надеется, что сын не обманывает ни ее, ни себя... И вышла. А Армандо остался сидеть на своем посту – сторожить дурнушку.
Спустившаяся на Боготу темнота застала Софию и Берту оживленно беседующими. София рассказывала о своей встрече с мужем: она думала, что ненавидит его, но когда увидела там, такого несчастного и измученного – вдруг поняла – это она виновата во всем, она ведь фактически выгнала его из своей жизни, отдала его Дженни – это ведь она не хотела поговорить с ним, когда он хотел остаться...
Берта вдруг вскочила – ей опять надо в туалет. Ах, эта беременность... Но пусть София на нее не обижается – будем рассматривать это как рекламную паузу...
И убежала.
А в приемной появились Дженни и Хуго – девушка упрашивала босса отпустить ее к «папочке». Хуго не соглашался – Инесите нужна помощь, дел по горло. А она уже пожилой человек.
София улыбнулась обоим – Дженни может не переживать – у Эфраима есть все, что нужно. Она была у него недавно – и отнесла необходимые вещи. Так что Дженни может спокойно доработать – а потом пойти к любимому.
Дженни вскипела – да ведь София, стерва, сама засадила его в тюрьму. То, что она делает – она делает неспроста – задумала вернуть его?
София улыбнулась – нет, ни за что. Просто он может не жить с ней, он может жить с Дженни – но он никогда не перестанет быть отцом ее детей.
Слушая ее, Хуго постепенно все ближе подходил к Софии – поддержать, увидев – женщина на пределе подступающих слез...
Он там совершенно один – и если человек, который должен был пренебречь всеми прийти к нему, так и не появился – почему она, София, должна была считаться с условностями? Дженни рано или поздно бросит его – но к кому бы он ни ушел тогда – он будет отцом ее детей.
Из-за ее спины Хуго согласно кивал словам Софии. Дженни вскинула голову – она все равно пойдет к нему, никто ее не остановит – она нужна ему больше, чем сеньора София!
Хуго положил руки на плечи Софии: «Успокойся, милая, все будет хорошо, посмотрим, что теперь будет».
И прищурившись, взглянул на Дженни – она может идти, пусть исчезнет с его глаз долой.
Фыркнув, Дженни пронеслась по коридору к лифту. Хуго, еще раз погладив Софию по плечу, отправился к себе – а к Софии подошла Берта – она готова к продолжению рассказа... София задыхалась от невыплаканных слез – она не может говорить сейчас...
В мастерской Хуго кипела работа. Модели примерялись, подгонялись, исправлялись. И в центре всего этого еле держалась на ногах Инесита. Влетевший Хуго «обрадовал» ее – Дженни им не поможет. Она ушла. И тут же, не сходя с места, опять послал пожилую женщину что-то принести ему, переделать, перешить. И все быстро, быстро, быстро!
Инесите пошла выполнять его приказ – и вдруг упала в обморок. Хуго успел ее подхватить, и отчаянно закричав, «Что случилось? Инес, Инесита!» тут же приказал позвонить доктору...
Держа ее на руках, уговаривал не уходить, простить его за всю работу, которую он на нее взваливал, очнуться, подождать его – ну не может же она его бросить? Он же ей как сын...
Модели метались по студии – звонили врачу, пытались ее обмахивать – Инесита всем была как мать, и девушки перепугались не на шутку.
Крики Хуго достигли ушей Софии и Берты. Берта вскочила – и тут же рухнула на стул от резкой боли. София заставила ее остаться – и побежала смотреть, что случилось, в ателье.
Хуго пребывал в полном отчаянии. Попросил Софию принести воды – она побежала за водой. По дороге успела бросить Берте, что Инесита в обмороке – Берта опять было вскочила – и снова упала на стул – боль становилась все резче. София уже и не знала, куда бежать – то ли за водой Инесите – то ли поддерживать Берту. Но та заверила, что с ней все в порядке – и София, наконец, побежала за водой.
Вернувшись, она застала Берту по дороге к двери – она хотела проверить Инеситу. А потом пойти вниз – за ней приехал муж. Да и дети дома ждут. София уверила ее, что об Инесите позаботятся – а ей лучше пойти домой и отдохнуть – в ее положении волноваться просто нельзя. Берта повернулась к двери – а София побежала в мастерскую.
Неизвестно, кому было хуже – Инесите или Хуго. Во всяком случае, отпаивать водой пришлось именно его...
Двери офиса Президента отворились – на пороге возник Марио: как там дело с балансом?
Армандо обернулся к нему – с тех пор, как Маргарита вышла, он непрерывно пил – и сейчас пребывал в состоянии яростной покорности судьбе – или Бетти...
«Не знаю. Не знаю! Зайди к ней сам – и спроси...»
Марио поднял брови: «Ага... Что-то не так?»
Армандо пожал плечами: «Все в порядке. Просто не хочу с ней разговаривать» - он перекочевал на диван, усевшись поглубже и сделал глоток виски – «Буду сидеть здесь и ждать, когда она сама мне его принесет...»
Марио внимательно всмотрелся в друга – но голос оставался беззаботным: «Это любовные – или семейные разборки?»
Армандо начал закипать: «Ни то, ни другое... Просто ее пригласил Николас Мора! Она просто умирала от счастья! Говорю тебе - просто умирала... от счастья!!!»
Сцепленные зубы ясно показали Марио степень ярости друга. Он присел рядом на диван: и Армандо, конечно же, за ними проследит?
Армандо еле сдерживался – нет, он не будет следить. Его ждет отец, да и мама в компании Марселы и Патрисии – не подарок судьбы. Пусть эти двое делают, что хотят – он следит за ними не будет! Но ему нужен этот чертов баланс!
Марио понял – до взрыва недалеко. Надо это как-то... спустить на тормозах, что ли...
Ладно, он пойдет с ней сам поговорит.
Вошел в ее офис – впервые он разговаривал с ней без присутствия Армандо. Бетти подняла на него жесткие глаза. Как дела, как баланс? - Марио был спокоен. Бетти кивнула – она его сейчас делает.
И... он в том виде, в котором нужен?
Бетти глянула на него – она его делает. Когда будет готов? Завтра.
Марио занервничал – но ведь завтра поздно, здесь родители Армандо, Совет послезавтра – они не успеют подготовиться, если будет готово только завтра.
Беатрис перевела на него блеснувший ненавистью взгляд – завтра!
Марио даже руки поднял, защищаясь от ее глаз – ну завтра, так завтра... Работай... И выскочил за дверь. Бетти проводила его ненавидящим взглядом.
Марио подошел к дивану, ошеломленно уселся. В молчаливой ярости Армандо поднял на него глаза, вопросительно-саркастически взглянул: «Ну?» - невысказанный вопрос заставил Марио заерзать.
«Нет, еще не готов. Она сказала - завтра».
Армандо перевел взгляд на быстро пустеющий стакан, усмехнулся с такой ненавистью и яростью, что Марио даже чуть отпрянул.
«Тяжелый у нее характер» - Марио явно пребывал в шоке, - «Она заставляет меня нервничать!»
Армандо покачал головой, все так же рассматривая его – в голове явно блуждали мысли об убийстве с помощью этого стакана: «Она заставляет тебя нервничать? А представляешь, каково мне? Она меня бесит!» - процедил он в дикой ярости.
Марио положил руку на его плечо – успокойся!
Армандо качнул головой – именно этим он все время и занимается.
Что ж, подытожил Кальдерон – им из игры уже не выйти – и Армандо должен не дать выйти из игры ей! Он будет у себя, зови, если что... И вышел.
Едва дверь за ним закрылась – в офисе Бетти раздался звонок. Она сняла трубку. Николас? Передай ему, Вилсон, что я уже иду...
Услышав ненавистное имя, Армандо решительно встал. Отставил в сторону стакан с виски – и направился в ее кабинет – кажется, он уже совсем созрел для убийства...
Бетти закрыла компьютер. Повесила на плечо сумку – и застыла: в дверях, полностью загораживая собой проход, стоял Армандо.
«Ответь мне, Беатрис, ты уже закончила баланс?»
Она сразу поняла – он невменяем – но попыталась говорить спокойно: «Завтра, сеньор, я закончу его завтра...»
Армандо зло усмехнулся: «Завтра? Конечно, у нас же столько времени впереди... почему бы и нет?
Но знаешь что, я с тобой не соглашусь! Тебе придется его закончить сегодня, сейчас!!!»
«Простите, доктор» - ярость появилась и в ее голосе – «но за мной приехали...»
Армандо опять смеялся – все более срываясь в пропасть, он еще пытался говорить нормально: «Ах, это за тобой? Какое счастье! Ты предпочитаешь провести вечер с другом, вместо того, чтобы закончить свою работу?!»
«Прошу прощения, доктор, но я устала – и хочу уйти» - упрямо сверкнули ее железки – и глаза. Она шагнула к двери.
Армандо все так же незыблемо стоял на месте, все так же улыбаясь ей яростным оскалом: «Нет, милая, с чего тебе уставать? Наоборот, ты хочешь помучить меня, свести с ума. Разве не так, Бетти?!»
«Вы заблуждаетесь, доктор. Доброй ночи!» Вскинув голову и яростно глядя ему прямо в глаза (уж какое там притворство – она перестала играть вот сейчас, вот в эту самую минуту) Бетти сделала еще шаг к двери – в сторону. Армандо мягко переступил на месте – и снова стоял перед ней – ни за какие блага в мире он не собирался отпускать ее на свидание. Вообще. Все так же пристально-яростно глядя на нее, усмехнулся:
«Ты никуда не пойдешь, Беатрис. Нет, сеньора. Я уже устал от твоего притворства. Я болен от этих игр! Ты останешься здесь, со мной! «Вдвоем со мной» - как поется в песне. Мы вместе закончим чертов баланс, а потом сделаем все необходимые изменения!»
Бетти упрямо смотрела ему в глаза: «Это невозможно. Пожалуйста, успокойтесь, Вас могут услышать!»
Армандо медленно приближался к ней, постепенно теряя рассудок от ревности, ярости, и этого мучительного чувства бессилия – он ничего не мог с ней поделать...
«Мне плевать, что нас услышат! Мне вообще на все плевать!» - он выбросил вперед руку и обхватил ею лицо девушки снизу – она высвободилась и отвела глаза – ему действительно было на всех наплевать – она поняла – он перестал себя контролировать – и потому молчала...
Он стоял теперь очень близко к ней – и она смотрела прямо в его обезумевшие глаза.
«Я смертельно устал от этой ситуации! Ты хочешь вызвать катастрофу и старательно готовишься к ней? Ты хочешь, чтобы я сошел с ума? Прекрасно!!!»
Армандо уже кричал, потеряв голову, забыв обо всем – видел он перед собой только эту упрямую женщину, которая ускользала из его рук – но которую он должен был удержать – чтобы не сойти с ума...
«Ты добилась своего! Ты должна это знать, моя дорогая Беатрис!!! Перед тобою – новый Армандо, тот, которого ты сама сотворила!!!»
Ей стало страшно – такого бешенства она еще не видела. А он продолжал орать, не слыша себя, сверкая сумасшедшими, слепыми от ревности, боли, ярости, любви глазами: «И этот Армандо может орать на тебя, если ему вздумается!!! Он может целовать тебя!!! Он может делать с тобою все, что захочет!!!»
И кинулся на нее, как зверь. Схватил с дикой силой – и прижался яростными губами к ее губам. Она попыталась оттолкнуть его: «Доктор, умоляю!»
Какое там – она же была в его руках – он сжал ее так, что казалось, кости хрустнули – и вдавился в ее губы.
Вырваться она не могла, а предательская любовь и не хотела вырываться из его объятий. Все же она пыталась бороться – напрасно... Чем бы это кончилось – неизвестно (или известно? Он-то забыл, что они в офисе, а не с мотеле...), но в какой-то миг, приоткрыв глаза и пытаясь высвободиться, Бетти вдруг прямо перед собой увидела широко открытые, наполненные шоком глаза. Каталина Анхель!
Женщина вошла в открытую дверь офиса, не постучавшись – и теперь застыла, не в состоянии пошевелиться. В чувство Кату привел панический взгляд Бетти – она выскочила за дверь, старательно ее прикрыв.
Собрав остатки сил, Бетти оторвала свои губы от его: «Доктор, успокойтесь, нас кто-то видел!»
Армандо резко обернулся на дверь, потом глянул на нее – дикий оголодавший зверь, у которого отобрали добычу, дыхание со свистом вырывалось из него: «Кто это был?»
Бетти, тяжело взглянув на него, покачала головой: «Не знаю. Не заметила...»
Он смотрел на нее с подозрением – кажется, решил, что это была уловка, чтобы он ее отпустил...
Она водрузила на нос очки, подняла тяжелый взгляд: «Доктор, Вы очень крупно рискуете!»
Ни ответить, ни снова схватить ее он не успел – двери офиса открылись – сладкая троица в составе матери, невесты и подруги невесты радостно ввалилась в кабинет.
Бетти пролетела мимо них как стрела, едва успев сказать «До свидания». Армандо, бросившемуся было за ней, пришлось остановиться... Под удивленными взглядами трех женщин ему пришлось взять себя в руки. Но мрачный огонь в глазах выдавал тот ад, который ему пришлось сейчас пережить...

0

20

часть 24
Выбежав из кабинета, Бетти столкнулась с Аурой-Марией и Фредди. На вопрос Бетти о том, где может быть быть донья Каталина они ответить не смогли – но поведали об обмороке Инес. Оглянувшись по сторонам и не обнаружив Кату, Бетти вместе с ними побежала в студию Хуго.
Маргарита и Марсела собирались домой. А как Армандо, с ними?
Нет, он домой еще не собирался. У него много работы. Может быть, через час...
Что ж, тогда встретимся позже...
Марсела остановила взгляд на полупустой бутылке виски и на почти опорожненном стакане рядом...
Маргарита обернулась к Патрисии – она с ними?
Пати рассмеялась – выйдет она с ними и будет страшно благодарна, если они довезут ее дома – у нее сегодня чрезвычайно важное свидание с богатым, молодым, многообещающим поклонником!
Лицо Армандо, точно знавшего, о ком она говорит, приняло саркастически-мрачное выражение – но он молчал, правда, это давалось ему с большим трудом.
Маргарита оживилась – у Патрисии это несерьезно? Или этот парень на ней женится?
Армандо уже не мог промолчать – может, и женится, если парень такой молодой – и глупый. И авось, освободит его, Армандо, офис, от этой бесполезной вещи – Патрисии.
Маргарита возмутилась – да что он себе позволяет?
Потом улыбнулась – ладно, мы уходим. Поцеловала Армандо – и обе вышли. Марсела повернулась к Армандо – он пил?
Армандо сел за стол – да, ему нелегко. Она это знает – зачем спрашивать?
Марсела согласилась – она знает... Ладно, она подождет его у родителей.
Кстати, там будет Даниэль?
Нет, Марсела знала это точно, они с Роберто встретятся завтра в Экомоде, сегодня он занят.
Армандо насторожился – завтра в Экомоде? Не на совете, а завтра? Марсела пожала плечами – она не знает ничего больше. Ладно, до вечера.
Проводив ее глазами, Армандо опять приложился к виски: «Ладно, это были не они... Но кто же, черт возьми, это был?»
В студии Хуго врач закончил осматривать Инес. Ничего страшного – просто переутомление. Ей нельзя вставать с постели несколько дней – и все будет в норме.
Вбежавшая Бетти сразу увидела Инеситу, стоящего рядом с ней на коленях Хуго – и Каталину рядом с Хуго. Услышав приговор врача Инес запротестовала – она не может отдыхать, она должна помогать своему маэстро, без нее он не справится. Велика важность! Да он просто перенесет показ – всего делов-то! Главное – здоровье его любимой Инес!
Каталина решила переключить его внимание с этой опасной темы – Инес нужно доставить домой. Фредди тут же предложил отвезти ее на мотоцикле – как на сумасшедшего, на него посмотрели все – но только Хуго высказал эту мысль вслух.
Бетти тоже предложила свои услуги – на мерседесе. Услышав ее голос, Каталина уперлась взглядом в глаза девушки – Бетти выдержала взгляд, Ката отвела глаза – а Хуго вскипел – он не может доверить Инес никому – он отвезет ее к себе домой. Еле удалось его уговорить доставить Инес в ее собственную постель – и все в студии, общими усилиями подняв Инес, повели ее в сторону машины Хуго...
Команда Уродок тут же решила, что едет вслед – и поможет ухаживать за старшей подругой.
Все убежали – Бетти осталась наедине с Каталиной...
«Донья Каталина,» - начала Бетти – «я знаю, что Вы видели, как мы... как я и ... дон Армандо... как мы...»
Ката прервала ее: «Не переживай, Бетти, я ничего не видела...»
Бетти продолжала смотреть ей прямо в глаза: «Донья Каталина, я знаю, что Вы дружите с доньей Марселой, с семьей Мендоса, Валенсия...»
Каталина опять попыталась прервать этот тяжелый для обеих разговор: «Ты невнимательна, Бетти. Повторяю, я ничего не видела...хотя все видела... Но это – единственный комментарий, который ты от меня услышишь – потому что у тебя очень серьезная проблема...»
Бетти опустила голову на миг. Снова посмотрела на Кату – теперь она понимает, почему Бетти хочет уехать?
Каталина кивнула – Бетти просто должна это сделать. Она не представляет, что происходит – но не хотела бы оказаться на месте Бетти...
«Я бы тоже не хотела» - слезы в голосе девушки звучали так явственно, что Ката задержала на ней свой взгляд чуть более ласково, чем собиралась – может быть, Бетти хочет поговорить?
Девушка покачала головой – сейчас она не может, ее ждет друг.
Друг... или жених? – Каталина продолжала вглядываться в бледное лицо Бетти.
Та покачала головой – у нее никого нет. Они поговорят завтра...
И выбежала из мастерской.
Каталина продолжала смотреть ей вслед все понимающим, озабоченным взглядом...
Не выпуская из рук стакана с виски, Армандо метался уже по двум кабинетам, как тигр в клетке: «Да не знаю я. Не знаю, Кальдерон, кто мог нас видеть. Не знаю, кто закрыл дверь. Хотя, может быть, Беатрис так сказала, чтобы я ее отпустил...»
Марио, у которого уже мелькало в глазах от нервных передвижений друга, вздохнул: «Не знаю. Но точно знаю, что ты должен успокоиться!»
Он отошел в зал заседаний, сел.
Армандо присел на край стола: «Не могу, Кальдерон, я не могу успокоиться! Я бессилен! Она предпочла пойти с тем парнем вместо того, чтобы доделать отчет для меня!»
Марио хмыкнул: «Ага, и это все, что тебя беспокоит? А если б тебя увидела Марсела – или твоя мама – или Патрисия?»
Армандо хмуро покачал головой – они-то точно ничего не видели...
Марио попытался перевести его мысли в прозаическое русло: «Сделай мне одолжение, пожалуйста. Поезжай к родителям, поужинай с ними, поговори – и перестань искать себе еще больше проблем, чем ты уже имеешь...»
Армандо саркастически усмехнулся, взглянул на друга, как на ненормального: «Проблемы? Проблемы?! Проблемы, Кальдерон, у нас будут завтра, если Бетти не сделает нам баланс». Он сел, продолжая отхлебывать виски – для большей ясности ума, видимо...
Марио надоело это до дрожи. Он встал: «Армандо, пожалуйста, перестань врать себе – и мне. Тебя уже давным-давно гораздо больше мучает ЧТО Бетти делает – или НЕ делает с Николасом, чем все балансы на свете...»
Армандо поднял на него жесткий разъяренный взгляд – впустить в себя эту мысль, признать правоту Марио, он решительно отказывался...
«Я прекрасно знаю, что именно меня тревожит. Меня тревожит баланс!»
Но Марио не так легко было смутить – а сейчас он уже не видел другого выхода, кроме как заставить Армандо увидеть, наконец, правду:
«Армандо, прошу тебя, пойми, наконец, то, что ты боишься понять, то, что происходит с тобой. Если ты это осознаешь – проблема не уйдет – но, по крайней мере, ты будешь знать, в чем она состоит, ты поймешь, насколько глубоко увяз во всем этом – а ты уже увяз по самую шею! Если ты признаешься в этом самому себе – тебе уже станет легче, чем сейчас! Пойми – послезавтра – совет Директоров – и все будут разглядывать наш доклад под микроскопом. Особенно Даниэль. И я не хочу, чтобы МОЙ президент не смог нормально себя держать и реагировать, потому что он по уши увяз в своих чувствах, которые к тому же отказывается признать. Хватит уже того, что ты извелся от ревности! Я хочу, чтобы завтра ты проснулся, наконец, и спустился на землю!»
Марио постоял с минуту – никакой реакции не последовало, казалось, друг его вообще не слышал... он махнул рукой, понял – говорить с Армандо – только зря терять время, повернулся и вышел...
Армандо, глядя перед собой ничего не выражающими глазами, поднес к губам виски...
К Даниэлю зашел Оларте – он принес копии учредительных документов Террамоды. И там в качестве владельца зарегистрирован только один человек – Беатрис Пинсон Солано...
Даниэль долго смотрел на это имя – откуда у нее взялись 80 тыс. дол?
Бетти выскочила из подъезда – Николас открыл ей объятия – как делая, любимая? Бетти отстранилась – поехали, Николас. Николас опять опешил – а как же обняться, поцеловаться?
Бетти подняла глаза – с этим покончено. Пусть откроет дверь машины – и они поедут.
Едва усевшись, Николас к ней повернулся – так что произошло? Она «порывает» с ним?
Бетти подняла к нему бледное лицо, растерянные глаза смотрели прямо на друга – нет, она порывает с этим театром. Она уже теряет контроль над ситуацией, не знает, что делать. Ее игры больнее всего отзываются на ней. Он хочет знать, что произошло? Все! Очень важный человек в Экомоде увидел, что происходит между ней и доном Армандо. Она-то думала, что мстит ему – а все это время просто пыталась убежать от себя. Да, она заставила его ревновать – но это – ужасно. Он просто становится неуправляем, пытается заставить ее доделать баланс, клянется, что любит, что отменит свадьбу. А вот только что напал на нее с поцелуями...
И она позволила? – Николас сочувственно смотрел на подругу.
Бетти отвела страдающие глаза – она такая слабая перед своей любовью!
И совершенно не знает, что же теперь делать... Наказала сама себя! Ничего не придумала умнее, чем эту жалкую игру в ревность! Она кажется жалкой сама себе – выскочка, плохой клоун на арене третьесортного цирка! Презренная дура!
Нет, все, что они делают – эта игра с Армандо, шикарная машина, дорогие рестораны, счета, его смешные потуги изобразить из себя миллионера – это не они! Не они! Они с Николасом потеряли себя. Свое самоуважение в этом балагане! Все это бессмысленно! – отчаяние так и рвалось наружу...
Николас покачал головой – опять это самоуничижение...
Бетти вскинулась – да, именно так. Они выглядят нелепо! Чем она лучше Армандо, который так же играет со своими родными, своей невестой и ее семьей? А Николас? Да Патрисия и Армандо просто смеются над ними!
Николас опустил голову – просто Бетти хочет помешать ему с Патрисией...
Бетти подняла жесткий взгляд – нет. Она всегда предупреждала, что это ненадолго. Так вот, игра закончится в эти выходные. Ее не будет на свадьбе дона Армандо. А Николас пусть не смеет попадаться на глаза Пати!
Нико взглянул в эти неумолимые глаза – и понял – она говорит более, чем серьезно. Хорошо, чего она добивается? Что задумала делать?
Бетти откинулась на сиденье – поехали к Инесите. По дороге она ему расскажет...
Полумрак и тишина встретили Армандо в пустом офисе Бетти. Он медленно подошел к ее столу: «Почему ты так со мной поступаешь, Бетти? Ты хочешь превратить мою жизнь в ад? За что?» - он сел на стул напротив ее – и рукой остановил возможные воображаемые возражения...
«Я не знаю точно, что к тебе испытываю, но точно знаю – это что-то очень сильное... неужели я должен вот так платить за свою любовь?» - он опять остановил ее воображаемые слова – боялся, что не сможет, не решится высказаться...
«Нет-нет, не отвечай мне, не надо! Вообще не надо слов! Хотя, ты уже давно мне не отвечаешь... говорить с тобой – все равно, что говорить вот с этим пустым стулом...»
Он обвел безнадежным взглядом офис: «Ладно, Армандо, тебе надо уйти отсюда. Пора уйти из офиса... но, куда бы ты ни пошел, ты везде будешь один. Нет никого, кто был бы рядом...» - он подхватил бутылку виски, посмотрел на нее – «у меня осталась только ты...»
Встал, засунув бутылку в карман, поднял портфель, шагнул было к двери – и вдруг обернулся к стулу Бетти.
Отвесил ему низкий поклон: «Спасибо тебе, дорогая Беатрис, за все! Огромное спасибо!» он опять поклонился – и, развернувшись, вышел из офиса...
И сразу наткнулся на Каталину – он несла вешалки с одеждой.
Лишь услышав его голос и посмотрев в его глаза, она поняла, насколько он пьян...
«Ката? Почему ты здесь?»
Каталина пожала плечами – надо же помочь Хуго – завтра показ, один он не справится.
Армандо запротестовал – это не входит в ее обязанности. А где сам Хуго? Модели? Инесита? - его голос постепенно набирал громкость - Что вообще, черт возьми, происходит? Почему такая тишина? Разве нет репетиции?
Каталина удивленно-иронически его рассматривала – разве он не знает про болезнь Инеситы?
Армандо разом утих – нет, не знал, что произошло?
Каталина покачала головой – она заболела, упала в обморок. И завтра ее здесь не будет. Все уехали с ней, ухаживать, модели разошлись, поэтому Ката и решила помочь – ситуация сложная.
Армандо ударил кулаком по стене – черт, он так и знал, что в последний момент все пойдет наперекосяк.
Что ж, спасибо, Ката, до завтра… Он наклонился, поцеловал ее – и повернулся, чтобы уйти.
Вопрос вырвался у Каталины быстрее, чем она поняла, хочет ли его задать – он напивался один?
Армандо словно на невидимую стену налетел. Замер, обернулся к Каталине...
Такого Армандо она видела впервые. Попыталась проникнуть в глубину его вдруг беззащитных глаз: «Проблемы?»
Он отвел взгляд, заметался на месте...
«Серьезные?» - она подняла свои тонкие брови – «Совет? Коллекция? Я могу помочь?»
Он пожал плечами, покачал головой: «Нет... нет, Ката. Понимаешь...» - он смотрел в сторону, пытаясь играть легкость – но, понимая, что ее взгляд видит намного дальше, чем ему бы хотелось – и все же продолжал говорить – «Понимаешь, у президентов крупных компаний бывают проблемы, не связанные с бизнесом. Это личные проблемы,» - он тяжело вздохнул, взглянул на нее – и продолжил обреченно, просто констатируя факт– «И у этих проблем не всегда есть решение... И помощи ждать тоже неоткуда... Понимаешь?»
Шагнул на миг к ее проницательным глазам – но миг откровенности у него уже прошел – и, окончательно попрощавшись, ушел.
А Каталина продолжала смотреть вслед этому незнакомому ей Армандо...
Подъехав к дому Инеситы, Бетти повторила Николасу, что он должен порвать с Патрисией до совета директоров. Николас обреченно вздохнул – ну надо, так надо... Но предложение подняться вместе с ней к Инес отверг – он ее здесь подождет. Только пусть Бетти не задерживается – у него ведь остались только две ночи... Бетти усмехнулась – он может не боятся, она его свидание не сорвет.
Дверь Бетти открыли Сандра и Марианна. Все наверху – сообщили они – и потащили девушку на второй этаж, в спальню подруги. А там хлопотали Аура, София, и Хуго, который суетился больше всех. И грелку подкладывал, и отвары готовил, и лекарства проверял. Инес никак не могла уговорить его отправиться домой, мол, девочки за мной поухаживают. Но Хуго был неумолим – все девочки могут уйти, а он останется – он не похож на мужа Инес, который 20 лет назад исчез, оставив ее одну с двумя детьми. Он, Хуго, останется тут навсегда!
Не успела Бетти войти, как у Хуго зазвонил телефон. Он радостно закудахтал – это его милый и ответил: «Да, любовь моя!»
На другом конце сидевший в машине Армандо, услышав это признание, закатил глаза: «Привет, свет моих очей! Как там Инес? Дай мне ее.»
Хуго не согласился – это еще к чему? Ей и без Армандо плохо.
Армандо еще держал себя в руках – он хочет поговорить с ней, волнуется за нее (ну еще бы, она ж его практически вырастила, пока папа с мамой фирмой занимались – все детство с ней рядом в «Экомоде» просидел)... Хуго продолжал упорствовать – и сдался только когда у него в ушах зазвенело от крика Армандо: «Дай мне ее немедленно!»
Инес удивилась – кто там так кричит в трубке? Хуго передал ей телефон – ну кто еще может так орать, кроме Армандо? (Марсела, но Хуго тому свидетелем не был...)
Инес взяла трубку: «Да, дон Армандо?»
Как она? Он очень волнуется... Что произошло? Ей лучше? За ней хорошо ухаживают?
Инесита успокоила его – все прекрасно. За ней ухаживают. Здесь все девочки из Команды – и Хуго. Дон Армандо может не волноваться...
А у дона Армандо последнее сообщение выбило разом все мысли. Кроме, разве что, одной, которую он тут же и озвучил: все девочки у тебя? Значит... и Бетти?
Инес ответила утвердительно – и она тоже, конечно.
Армандо отхлебнул из бутылки – видно, набирался храбрости для следующего вопроса: а жених Бетти тоже у нее? Вот на этот вопрос Инес ответа не знала – и спросила о том у самой Бетти.
Бетти, которая с самого начала разговора, как только узнала, кто звонит, стояла ни жива, ни мертва, напряженно кивнула – да, Николас тоже здесь. Инес это и сказала в замершую в ожидании трубку – он здесь, ждет ее, так что можете не волноваться.
Армандо судорожно передохнул – нет, он не волнуется. Выздоравливай, Инес.
И отключился. Женщина даже и не поняла сначала, что на другом конце уже никого нет. Удивившись, отдала телефон Хуго – и подняла глаза на Бетти: может, Николас поднимется сюда? Бетти отрицательно качнула головой – нет, он не хочет – очень стеснительный...
А «стеснительный» Николас в машине мысленно готовил себя к разрыву с Патрисией. Им остались только две ночи – а потом finita la comedia . Что делать – жизнь несправедлива. Но пусть она не переживает – он ее не забудет. Сарказм в голосе Николаса смешивался с грустью - ведь их связывала взаимная и страстная любовь!
Эта самая «любовь» вовсю готовилась к встрече с Нико, беседуя с отцом – пусть он не волнуется, сегодня она будет такой..., что ее кавалер непременно даст ей необходимые деньги, она просто уверена...
А ее кавалер думал о том же – пусть она его простит, но он не сможет ей помочь. У него есть эти 6 миллионов песо, из-за которых она воспылала к нему любовью. Но он не может их ей дать – не может не сдержать обещание, данное Бетти – она для него – главный человек. Так что пусть Пати на него не обижается. Хотя было бы здорово расстаться так: она ему – поцелуй, он ей – 6 миллионов! Равноценный обмен, честная сделка, н-да...
Вот тогда бы Пати его не забыла – он ее тоже, точно, так как Бетти разорвала бы его в клочья...
Но на этом его размышления были прерваны – подъехал Фредди. Осмотрев мерседес, он поспешил внутрь. Прямо у двери на него напал Хуго – где Фредди носило? Он все купил? Выхватив у Фредди лекарства и продукты, поспешил на кухню – готовить Инес нечто чудодейственное...
Фредди поднялся наверх. Девушки столпились у постели Инес. Та вдруг воспротивилась – чего они стоят, как у постели умирающей? Пусть ложатся – кровать большая. Места хватит на всех – и она будет просто счастлива таким соседством. Вошедший Хуго застал картину маслом – вокруг Инес лежали Марианна, Аура и Сандра. Бетти примостилась на кончике кровати, а София заняла стул рядом. Фредди продолжал стоя охранять это общество. Попытавшегося было возмутиться этим зрелищем Хуго быстро закрыли – так очень хорошо, а вместо того, чтобы разоряться – пусть тоже с ними приляжет. Посопротивлявшись для вида и поохав, что, мол, «всю жизнь мечтал лежать на кровати с женщинами!», Хуго прилег к Инес с другой стороны – как оказалось, не на работе Команда раздражала его эстетические чувства гораздо меньше.
Николас внизу уже начинал заметно нервничать – время летело, а Бетти все не подавала признаков скорого выхода. Не выдержав, он вышел из машины – лучше он сам зайдет и заберет ее оттуда...
Не успел он подойти к дому, как послышался звук подъезжающей машины. Николас обернулся – эту машину он узнал бы с закрытыми глазами. Дон Армандо!
Армандо разговаривал по мобильному: да, любовь моя. Да, я у дома Инеситы. Да, узнаю, как она – и поеду к родителям. Да, я выпил! Я знаю, что делаю. Я сказал – отсюда я поеду к родителям, увидимся там! Марсела! Прекрати – ты не будешь сейчас диктовать мне, сколько пить! Я хочу пить – и буду! Пока.
Он выключил мобильный – и вышел. Николаса он увидел сразу – но прошел мимо него с каменным лицом, на котором только глаза сверкали холодной яростью, изо всех сил постаравшись не дотронуться до него. Николас тоже очень постарался его «не заметить». Остановившись у двери, Армандо не смог удержаться – обернулся и смерил Николаса холодным взглядом. Николас тоже обернулся – но, увидев взгляд Армандо, поспешно отвернулся – подальше от греха…
Дверь Армандо открыл Фредди – и остолбенел, увидев, мягко говоря, не совсем адекватного босса.
Что здесь делает Фредди? – Армандо пытался сосредоточиться – но легкое покачивание мешало ему в этом благородном деле.
Навещаю Инеситу – ответил Фредди – А Вы, дон Армандо?
Навещаю Инеситу – в том же тоне ответил Армандо – и, покачиваясь, прошел внутрь.
Фредди шел за ним – прекрасно. Значит, они здесь по одному вопросу. Только вот… дон Армандо гораздо более веселый, оптимистичный, счастли… Слова замерли на его губах под взглядом Армандо – тот наклонился к нему и дохнул прямо в лицо – бедный Фредди аж пригнулся от грозного взгляда – и запаха виски: «Фредди, тебя что-то не устраивает?»
Фредди замахал конечностями – ну что Вы, что Вы, все просто прекрасно!
Армандо прекратил пытку виски – и прошелся по комнате. Не найдя того, что искал, снова обернулся к Фредди: «Где Беатрис?»
Фредди прищурился – Беатрис? Или Инесита?
Армандо начал терять терпение – Беатрис и Инесита. Так, где они обе?
Фредди показал наверх. Армандо начал подъем по лестнице – неудачно, чуть не сверзнулся – Фредди вовремя подхватил его. Армандо одарил его «ласковым, весьма ласковым» взглядом – и дальше поднялся уже без эксцессов.
(Чтобы предупредить вопросы, скажу сразу – лично знаю людей, которые даже напившись в стельку, машину ведут, как боги, а вот чтобы пройти – их надо держать под руки – поэтому в подобные метаморфозы Армандо Робертовича я верю сразу и навсегда.)
В спальне Инеситы веселье было в разгаре – Инес только что сокрушалась по поводу того, что бедный дон Хуго остался без ее помощи и поддержки в столь ответственный день. Девушки ее успокоили – они ему сами помогут. Хуго был против – ну уж нет, он их не подпустит к коллекции, они все неумехи… девушки весело смеялись: мол, посмотрим, как завтра Вы нас на коленях будете умолять принести чай или валерьянку! Сандра для полного счастья погладила его по ноге – и Мариана с Аурой к ней присоединились. Хуго весело отбивался… все хохотали…
Раздавшийся сзади низкий голос заставил девушек вскочить: «Добрый вечер!»
Все строем поздоровались с боссом. Хуго досадливо вздохнул – ну вот, весь праздник испортил. А было так весело!
Армандо вплотную приблизился к стоявшей к нему спиной Бетти – и впился горящим взглядом в ее затылок. Бетти заставила себя не повернуться – и смотрела строго на подруг.
Инес опомнилась первая – что здесь делает дон Армандо?
Армандо, не спускающий глаз с Беатрис, ответить подзабыл.
За него это сделал Хуго – Армандо, видимо, пришел выяснить, не должна ли платить Экомода за услуги врача? И придет ли Инес завтра на работу – или завтрашний день придется вычесть из зарплаты?
Армандо опомнился, шагнул к Инес, поцеловал ее – он просто волновался за нее, вот и заехал. Она улыбнулась мальчику – ей намного лучше, спасибо, дон Армандо (в присутствии других – строгая субординация!)
Но на работу завтра она не выйдет – ввернул Хуго.
Армандо вспылил – он здесь ни при чем, довел ее до этого состояния сам Хуго – у него совсем нет сердца по отношению к Инес!
Инес остановила его – не надо ссориться. Хочет ли дон Армандо что-нибудь?
Армандо опять приклеился к Бетти – а виски у Инес есть?
Хуго взорвался – где, Армандо считает, он находится? В английском пабе? В квартире Мардж? Да на зарплату Инеситы еле еды купить можно! Здесь ему могут предложить средство от тараканов, смягчитель для белья, жидкое мыло…
Бетти прыснула, не стесняясь. Девушки опустили головы, пряча улыбки.
А Хуго продолжал – Армандо на себя вообще в зеркало смотрел? Где он так нализался? Он же в стельку пьян!
Армандо молчал – слышал ли он, что говорит Хуго – вопрос. Бетти вдруг сорвалась с места: ей завтра рано вставать. Надо идти. Поцеловала Инес. Попрощалась со всеми – и Армандо попытался было загородить ей путь – но сделал это недостаточно быстро… Бетти вышла.
От предложения кофе Армандо немедленно отказался, быстро со всеми тоже распрощался– и вылетел следом за помощницей. Фредди только и успел заметить ему вдогонку, мол, куда же Вы, мы только начали к Вам привыкать…
Хуго резюмировал – да, Армандо странный какой-то, он чуднее, чем розовый слон… даже чем голубой слон… И снова стал отмахиваться от ехидных усмешек и хулиганистых рук девушек: кто бы говорил про голубых слонов…
Бетти вылетела из двери: «Николас, быстро открой мне дверь – и поехали!»
Николас наклонился к двери, приоткрыл ее – но сесть она не успела. Из двери вылетел Армандо – и схватил Беатрис.
«Стой, Бетти!»
«Доктор, поговорим завтра!»
«Бетти, куда ты собралась?» - он держал ее мертвой хваткой.
Бетти попыталась отстраниться: «Доктор, Вы пьяны. И потом, Вас ждут родители…»
Армандо с силой хлопнул дверью машины: «Что, я порчу какие-то ваши планы?»
Ярость и сарказм в его голосе можно было ведрами собирать.
Николас из машины подал голос: «Эй, поосторожнее с машиной, не разбейте!»
Бетти вырвалась: «Доктор, отпустите меня!»
Армандо снова сжал ее, не отпуская: «Нет, не отпущу. Ты едешь со мной!»
Бетти взглянула на него: «Куда еду? Вы с ума сошли!»
Армандо все крепче сжимал ее в руках, пытаясь дотронуться губами – она отвернула лицо, уперлась ладонями ему в грудь – но вырваться было не в ее силах.
«Какая разница, куда? Туда, где тихо, где мы сможет с тобой спокойно поговорить наедине!»
Она продолжала вырываться – но куда там: «Я никуда с Вами не поеду!»
Он еще крепче сжал ее: «Беатрис, неужели лучше уехать с этим идиотом, чем со мной? Мне надоели эти игры! Прекрати их!»
Она молча рванулась изо всех сил – вырваться ей не удалось – но по лицу она его задела. От неожиданности он ослабил хватку. Она попыталась его оттолкнуть подальше – но Армандо снова схватил ее.
Бетти упорно продолжала смотреть в сторону: «Николас привез меня сюда с работы и ждал все это время. Он и отвезет меня домой!»
В машине Николас крикнул: «Эй! Отпустите ее!» И расстегнул ремень: «Да он просто нарывается на неприятности!»
Армандо крепче обхватил девушку, пытаясь повернуть к себе ее лицо – она не давалась.
«Бетти, ты любишь меня? Все еще любишь? Так же как я – тебя? Тогда докажи мне это – оставь этого урода здесь, поедем со мной, пожалуйста!» - это звучало почти ласково, почти спокойно…
Беатрис опять рванулась: «Доктор, пожалуйста, оставьте меня!»
«Не могу! Не могу я тебя отпустить! Потому что люблю тебя! Потому что умираю по тебе!» - он все не верил, что не сможет уговорить ее…
Николас выскочил из машины: «Эй, оставьте ее в покое!»
Армандо резко повернулся к нему. Продолжая одной рукой держать Бетти, вторую он угрожающе выставил в сторону Николаса: «Заткнись! И залезай обратно в машину, ублюдок!»
Николас завелся: «Что?! Как ты меня назвал?!»
Армандо выпустил Бетти и всем телом повернулся в сторону этого ненавистного ему человека: «Ублюдок!» - с наслаждением выплюнул он, - «Залезай в машину – и проваливай!!! Это никого не касается – только ее – и меня!»
«Все, что касается ее – касается и меня!» - Николас уже был разъярен не на шутку!
Армандо готов был разорвать его: «Да?!!! И с каких это пор?»
Бетти встала перед ним: «Доктор, достаточно! Николас, залезай в машину!»
Она прикоснулась было к двери…
Но Николасу умереть от переизбытка здравого смысла тоже не грозило – он подлетел к Бетти: «Нет, Бетти, он должен тебя уважать – и я покажу ему, как это делается!»
Он начал открывать перед подругой дверь. Бетти пыталась ему помочь, одновременно уговаривая босса: «Так будет лучше, сеньор. Поговорим завтра!»
Армандо оттолкнул Николаса, снова захлопнул дверь – и прижался к ней, чтобы Бетти не попыталась пролезть в нее за его спиной. Обернулся к Николасу: «Бетти останется здесь. Слышишь? Она останется здесь – и уедет со мной!!!»
Николас бороться против силы Армандо не мог – но словами он кидаться не разучился, как и потрясать доспехами, впрочем, весьма хилыми…
«Вы нарываетесь на проблемы!»
Армандо уже забыл, где он, что он – наконец-то ему попался этот проклятый Николас – и представился хороший повод… что-нибудь сделать!
«Это у тебя большие проблемы!» - эта улица еще не оценила возможностей его голосовых связок? Счас оценит!
Второй «петух» крикнул не менее задиристо: «Да?! И какие же у меня проблемы?»
Бетти снова вклинилась между ними, подтолкнула Николаса: «Прошу вас, только не здесь! Николас, садись в машину!»
Николас, обошедший машину и снова стоявший у своей двери, молчать был не намерен: «Какие еще у меня проблемы? Что Вы сказали?!»
Армандо стремительно обошел машину, под его натиском Николас отступил.
«Какие проблемы?» - Армандо уже давно забыл, как себя сдерживать, а тем более сейчас – сейчас его могло остановить только землетрясение!
«Ты двуличное отродье! Ты используешь Бетти! Ты ездишь на машине, которая тебе не принадлежит, и которую ты вообще не заслуживаешь! Ты соришь не своими деньгами! Ты знаешь, что все это – собственность Террамоды – а значит, моя! Но главное – хватит использовать Беатрис, скотина!»
Беатрис, стоявшая рядом с ним, не сдержалась: что он такое говорит?
Армандо даже не взглянул в ее сторону, остановив ее слова одним жестом – он говорит правду! Он все знает! Николас ее просто использует!
Николас вскинулся – что? В чем он их обвиняет? Да, они купили машину – на прибыли Террамоды. А откуда эти прибыли? От него – он каждый день как проклятый сидел на бирже, делая эти прибыли. Это - заслуга и Бетти, ибо она давала ему советы! А вот заслуги Армандо в том нет – он ничего не делал для Террмоды!
Армандо возмутился: Что? Ничего? Конечно, подумаешь – вложил какие-то там 80 тысяч долларов – и все!
Николас возразил – а откуда пришли эти 80 тысяч, он уже забыл? Да даже их он получил только благодаря Бетти!
Бетти неожиданно разъярилась: «Замолчи, Николас. Не надо!» - лежачего ей добивать не хотелось…
Но Николас слишком долго молчал: что имеет против них дон Армандо? Он что, думает, что они воры? И этот мерседес, и эти обеды в ресторанах они честно заработали!
Армандо неожиданно поднял руки: «Хорошо, брат! Тебе нужна эта машина и деньги? Забирай! Забирай все, что хочешь – но не Бетти! Бетти я тебе не отдам!»
Бетти подняла лицо – она уже устала слушать эти фразы – все равно ведь сплошная ложь…
«Доктор, что Вы говорите? Вы пьяны!»
Он повернулся к ней со внезапной горячностью: «Правду, Беатрис! Я говорю правду! Этот тип с тобой только ради денег Террамоды! Он использует тебя!»
Николас опять разъярился: «Что? Это Вы ее используете! Только Вы! Думаете, я не знаю, как Вы с ней поступили? Вы – настоящий подонок!»
Бетти испуганно рванулась к нему: «Николас, ну хватит!»
Но Армандо был не в том состоянии, чтобы обратить внимание на какую-то сказанную в запале фразу.
Николас прервал Бетти: «Нет, Бетти, подожди! Я не отдам Вам ее, слышите? Хоть кто-то да защитит ее от такого негодяя, как Вы!»
Армандо стукнул по машине – и подзадорил врага: «Вы только посмотрите на него! Герой! Я прямо весь дрожу от страха!!! Что ты можешь мне сделать?!!»
Николас скинул плащ: «Не заводи меня, а то разорву!»
Бетти пыталась еще воззвать к здравому смыслу: «Николас, не надо!»
Какое там... безнадежно.
Почему-то Армандо решил, что Бетти боится за него – и повернувшись к ней, сказал мягко: «Ничего, Бетти, отойди только, не бойся..» Потом развернулся к противнику: «Хотел бы я на это посмотреть!»
Николас снял очки – настаиваешь? Ну, сам виноват.
И замахал руками по воздуху – он и без того без очков плохо видел, а тут совсем глаза закрыл...
Армандо усмехнулся – я здесь, кретин!
Николас, продолжая молотить кулаками по воздуху, двинул в направлении голоса – и съездил Армандо по скуле. Тот поморщился...
Бетти продолжала умолять обоих – ну пожалуйста, не надо...
Но это было все равно как остановить разогнавшийся локомотив – ни один из них ее уже просто не слышал...
Армандо обошел Николаса, поглядел на его беспорядочно мелькающие в воздухе кулаки – и врезал тому со всей силы. Теперь уже ничто не могло его остановить – он молотил по беззащитному телу ногами и руками. Отчаянную истерику Бетти он просто не слышал – Николас был перед ним – и Армандо продолжал с наслаждением избивать его, стремясь только к одному – уничтожить этого доставляющего ему столько страданий человека...
В доме Инеситы тоже услышали крики Бетти – и звуки ударов. Хуго отправился выяснить, в чем там дело – и вернулся белый, как полотно: Армандо избивает жениха Бетти!
Все рванули на улицу – кроме Инес и Хуго. Он поспешил забраться под крылышко к Инес – сколько же в этой стране тупых мужланов! Инес усмехнулась – да мужланов-то здесь немного – а вот шума от них...
Армандо продолжал наносить удар за ударом – Николас уже лежал, не в силах пошевелиться...А Бетти продолжала звать на помощь. Подбежавшая Команда и Фредди попытались приблизиться к боссу – но тот, вдруг оставив свою жертву, повернулся к ним – человеческого в его облике в этот миг было мало: если они только посмеют помешать ему, он их всех убьет!
Девушки с визгом отступили. Но Фредди же мужчина. Он должен их разнять. Пусть попытается – дон Армандо его вряд ли убьет!
Фредди был убежден в обратном – или убьет – или уволит. Но кинулся на Армандо, обхватил того со спины – и оттащил в сторону. Армандо скинул его с себя – он убьет Фредди! Нет, хуже, он его уволит! Фредди тут же отступил подальше – он тут вообще не при чем... девушки продолжали кричать...
А Армандо развернулся обратно к Николасу, который с помощью Бетти приподнялся на одно колено.
Бетти встала между ними: «Хватит, дон Армандо! Этого достаточно! Хватит!!!»
Армандо даже не взглянул на нее – Николас еще жив, значит, еще не хватит...
«Ну, давай, храбрец! Вставай и дерись! Будь мужчиной! А ты отойди, Бетти, я еще с ним не закончил!»
Все. Это было последней каплей для Беатрис. Развернувшись, она изо всех сил вкатила ему оглушительную пощечину!..
Все замерло. Бетти испуганно зажала себе рот... застыла Команда...
А Армандо... Пощечина от самого дорогого в этом мире существа оглушила его. Он потерял дар речи, схватился за щеку. Хмель мгновенно выветрился из его головы. Все, что он мог сейчас – это потрясенно, потерянно и неверяще смотреть на любимую женщину. Ни на что больше не реагируя, он смотрел на нее застывшим взглядом, не в силах еще осознать, что сейчас произошло – но всем своим существом понимая – произошло что-то очень страшное... такое, чего никогда не было еще за всю его жизнь...
Выскочил Хуго, прокричал ему какие-то оскорбления. Попрощалась со всеми Беатрис, заставив сесть в машину Николаса и усевшись за руль. Николас прокричал ему какие-то угрозы насчет следующего раза, когда он отыграется... Бетти и Николас уехали. Хуго и Команда, поняв, что представление окончено, испуганно и не понимая, что же происходит, поспешили обратно в дом... Все это время Армандо только заворожено наблюдал за ними, не в состоянии сдвинуться с места.
Наконец, улица опустела. Армандо все так же оглушено - застывши подошел к дому, на мгновение закрыл руками лицо, присел на мотоцикл Фредди – и услышал звонок мобильного. Взглянул на экран – господи, как не хотелось ему сейчас говорить ни с кем – а особенно с Марселой!
«Привет, Марсела! Да, я еще у Инеситы. Да... Но к родителям я не поеду! Не хочу! У меня нет настроения! Да, я знаю, что выпил! Я знаю, что я пьян! Поэтому я не хочу к ним ехать! Я знаю, что они расстроятся! Придумай за меня какое-нибудь извинение! Если ты не веришь, что я еду домой, позвони туда через 15 минут! Тогда можешь поговорить с консьержем и узнать, Один я пришел – или нет! Делай что хочешь! Только отстань от меня!!!»
Захлопнул телефон, сунул в карман – и решительно пошел к дому Инеситы. Остановился у стены – и вдруг, развернувшись, резко рубанул по воздуху обеими руками. Закрыл на мгновение лицо ладонями. Провел ими по волосам – и поднял ошеломленное, перевернутое от страдания лицо: «Черт! Черт!!! Что на меня накатило?!!!»
Осмотрелся вокруг – больше скрывать от самого себя правду сил уже не осталось.
«Я знаю, знаю. Знаю. Это – ревность! Я ревную ее, ревную... Я ее ревную...»
Вглядываясь в черноту ночи полными слез отчаяния и ревности глазами, он пытался вместить в себя эту страшную в своей простоте истину...

0

21

часть 25
«Конечно, он ревнует!» - Бетти настроена была весьма решительно.
В машине Николас немного пришел в себя – и донес до ушей Беатрис нехитрую истину о причинах ненависти ее босса к нему. Но, похоже, никто в мире не мог убедить Бетти – она просто отталкивала от себя любые слова...
Он-то ревнует – но совсем не к тому, о чем думает Николас. Он ненавидит его за то, что он ездит на этой машине, тратит деньги Экомоды, а самое главное то, что она не сделала ему его проклятый отчет. Потому-то он и пьет, как сапожник, и ходит за ней, как маньяк!
Николас хмыкнул, но спорить с ней не стал – по опыту знал – если уже вобьет что-то в голову – пиши пропало. Поэтому согласился – что маньяк – это точно. Устроил такое шоу...
Бетти не согласилась – не он, а она устроила настоящее шоу, ударив его. Николас покачал головой – это помогло, а то ее босс его бы просто убил. А потом Николас бы убил ее босса! Бетти даже на дорогу перестала смотреть на миг – Николас его бы убил, после того, как сам бы умер?
Николас попытался восстановить свою растоптанную гордость – он бы его все равно бы победил. Просто тот напал неожиданно, он был не готов... А потом – ну что за ерунда, никто бы никого не убил.
Бетти медленно кивнула – Николас может ей поверить: в том состоянии, в котором находился дон Армандо – он бы точно убил Николаса... если подумать – она правильно сделала. Но они никогда не простит дона Армандо!
Николас решил «успокоить» подругу – ничего, завтра он пойдет в Экомоду, подкараулит дона Армандо – и... Бетти резко оборвала его – еще чего! Забудь и никогда не вспоминай! Возражение не принимаются.
В доме Инеситы вся компания дружно пыталась разгадать заданную любопытную загадку драки и пощечины. Что там случилось? Хуго был склонен во всем винить Армандо – после его разборки в клубе геев Хуго уже не сомневался, что Армандо на многое способен, тем более напившись до чертиков. Но девушки сего факта не знали – а потому не поверили в гипотезу Хуго. Скорее были склонны обвинить во всем Николаса – а вдруг затеял драку он? На дона Армандо, во всяком случае, это не похоже... интересно бы еще узнать – из-за чего разгорелась драка... Но вообще – этот Николас – такой ужас. Бетти его описывала высоким, красивым, сильным, умным, обаятельным – а что они видели? Все вздохнули – да, зрелище не для слабонервных... одна Аура-Мария заступилась за него – он вполне симпатичный. Хуго хмыкнул – да? А если убрать мерседес? Ну, вот просто исключить как класс – что останется? Аура опустила глаза – ничего...
Инесита строго посмотрела на всех – включая собственно шефа – завтра в офисе об этой драке никому не должно стать известно. Ни одному человеку – они обязаны хранить молчание! Хуго возмутился – Инес покушается на права мужчин – и женщин тоже... София ехидно взглянула на дизайнера – а где же, собственно, мужчины? Хуго не задержался с ответом – одного из них она собственноручно упрятала в тюрьму...
И все-таки Инес настаивала – не открывайте рта – это в ваших же интересах. Но Команда не согласилась – должны же они хотя бы выведать, что стояло за этой дракой! Хуго хмыкнул и запротестовал – если они что-то узнают – ни в коем случае не рассказывайте ему – а то он тут же растреплет на всю Боготу...
Бетти же продолжала – Николас завтра обязан представить полный отчет по деятельности Террамоды – вплоть до самого мелкого расхода, все – до последнего песо. Он хотел куда-то вложить 3 тысячи долларов? Прекрасно. Пусть вкладывает – и отчитается. Еще день – и все это закончится. И она сможет от всего этого избавиться...
Неожиданно зазвонил телефон – Патрисия? Николас кивнул – она. У них сегодня свидание. Бетти покачала головой – опять? А что делать – Николас грустно ухмыльнулся – она по нему с ума сходит. Сарказм так и сочился с языка Бетти – он хорошо знает, по чему именно в нем Патрисия сходит с ума.
Николас неожиданно ее оборвал – это не обсуждается. У них остались всего-то две ночи. Бетти усмехнулась – и во сколько они обойдутся? Он деньги взял? Да возьми же уже трубку.
Николас кивнул: деньги он взял, а если Бетти хочет, чтобы он ответил – пусть замрет...
Бетти отвернулась, повела машину молча – а Николас ответил звонившему телефону.
Пати опять сгорала от нетерпения – ну когда же он уже придет? Николас извинился – он не придет. К нему прицепились какие-то бандиты – пришлось с ними драться. Он так их отделал, что их увезли в больницу. Но и сам он слегка ранен, кроме того, он грязный – сегодня ничего не получится.
Бетти только губы кривила, да глаза метали молнии при звуках этого вранья. Все равно ведь Патрисия все завтра узнает (уж кому, как не Бетти, знать, что ее подружки держать язык за зубами не станут!). Так зачем врать? Но молчала – пусть его Нико сам разбирается.
На другом конце Патрисия разохалась – как же так, ему, наверно, плохо, больно. Пусть приедет к ней – она сумеет залечить его раны. Николас обрадовался – ладно, коли так, еду к тебе!
Бетти дождалась, пока он повесит трубку – пусть идет на свидание, но будет очень осторожен с машиной – через два дня ее надо будет вернуть в целости и сохранности. И ни в коем случае не дает Патрисии деньги – иначе Беатрис сама наладит его в ту больницу, о которой он так вдохновенно живописал своей красавице.
Николас обещал...
А у Инеситы все почти заснули. Только София и Хуго еще бодрствовали – и Инесита рассказывала о своих детях: сын, Хорхе, 18 лет назад поехал в Россию, в Москву – встретил там русскую девушку. Женился – и остался (в 1982 году? Н-да...). Звонит ей часто – но приезжает очень редко... А вот дочка, Хулиана, уехала учиться в Канаду – и вышла замуж за канадца. Теперь она там. Она, Инесита, конечно, очень рада, что ее дети получили образование, у них семьи – но все-таки они так далеко...
Внезапно Хуго понял – уже поздно. Разбудил Команду – и отправил всех по домам – даже и спорить нечего: с Инес на ночь останется он – а завтра они разберутся, кто с ней будет. Как девушки ни возражали – он был неумолим: они здесь вообще ни к чему, пусть уходят.
Команда поднялась – он лично каждую выставил за дверь, уклоняясь от поцелуев. Подошедшему в свою очередь Фредди пришлось уклониться от поцелуя Хуго – пусть даже не мечтает!
Дом опустел – а Хуго пошел готовиться к ночному бдению...
В квартире у Пати зазвонил телефон – это Николас! Скорее, скорее – надушиться, причесаться...
А Хуго приготовился лечь спать – рядом с Инес. Прямо в ее постель. Инес рассмеялась – она совсем не была против. Мальчик устал – ему надо отдохнуть... Мальчик пообещал не приставать – и, поцеловав ее на ночь, приткнулся к Инес поближе – чтобы ей было спокойнее спать...
Пока Патрисия готовилась ему открыть, Николас тоже наводил последние штрихи в своей внешности – облился одеколоном, пригладил волосы – и спрятал чековую книжку под горшок с цветами – им вдвоем к Пати заходить нельзя. Слишком опасно – пусть лучше здесь полежит.
Распахнув дверь, Патрисия ахнула – так поразил ее вид Николаса. Какие звери это сделали?
Николас уже успел сообразить, что правда все равно выплывет наружу – а потому не стал кривить душой: его избил Армандо. Патрисия застыла с открытым ртом: Армандо? За что?
Николас соображал на ходу – ну за что Армандо мог его избить? Придумал: да просто он ждал Бетти, а они спустились вместе. Армандо вдруг стал на нее кричать – ну мог Николас позволить кому бы то ни было кричать на свою невесту? Ни за что. Ну и... Но он Армандо тоже задал.
Впрочем, в это Патрисия не поверила – бойцовские качества Армандо были ей известны – и потому, притащив вату и спирт, опрокинула его на свою кровать и стала протирать ему раны.
Как бы между перешла к теме денег – он ей поможет? Николасу опять пришлось лихорадочно изобретать ответ? Да, все в порядке, но надо подождать с недельку.
Неделю?! Пати пришла в отчаяние – за эту неделю ее мерседеееес продадут. И зачем ей тогда кредит?
Она упала на него – поза номер три: безутешная красавица ищет помощи от невзгод на груди у мужественного кабальеро!
Николас это прочувствовал, оценил – понравилось: не горюй, Пати, мы что-нибудь придумаем... (кажется, «Дама с собачкой» была его настольной книгой детства...)
Я сам одолжу тебе денег.
Пати вновь воспарила – и зацеловала его – прямо сейчас? Николас опешил – еще минута – и он бы дал ей денег... но перед ним возник грозный признак Бетти, и он пришел в себя - нет, не прямо сейчас. У него нет с собой чековой книжки. Пати не поверила – и полезла его обыскивать. Но внезапно, увидев широко открытые – и видящие ее насквозь, глаза Нико, поняла – двойка за ее игру. Испугалась – неужели и он сорвется с крючка? И тут же разыграла полное раскаяние... Правда, на волне этого раскаяния ей опять оказалось необходимо побыть одной – и Николас вновь был отпущен на свободу.
Вырвавшись из ее квартиры, он схватил чековую книжку – вот видишь, сказал он этой книжке, я знал – нам с тобой вдвоем туда никак нельзя. Ты, я и Патрисия – это гремучая смесь...
И поспешил домой.
Лежа в постели Патрисия молча возмущалась – да что он о себе возомнил? Как он смеет приходить ко мне без денег?!
Утро следующего дня застало Марио уже в пока еще пустынной Экомоде. Из подъехавшего лифта вышел Армандо... едва взглянув на мрачное, перевернутое лицо друга, Марио покачал головой – что-то произошло. И очень серьезное.
«Сеньор президент, доброе утро! Зачем я тебе понадобился в такую рань?»
Армандо подошел к нему... поднять на него глаза не мог, смотрел куда-то вбок. Потом резко выдохнул: «Катастрофа, Кальдерон, катастрофа!»
«Что случилось?» - Марио дотронулся до синяка на скуле Армандо.
Тот отдернул голову: «Не трогай! С ума сошел? Чего лезешь?»
На Марио это впечатления не произвело – так что произошло?
Подойдя к двери кабинета Марио, Армандо мрачно уронил: «Вчера вечером я устроил драку...»
Марио напрягся: «Из-за чего?...объясни...»
Армандо не успел ответить – двери лифта опять распахнулись – оттуда показались Марианна, Сандра и София. Очевидно, их в такую рань тоже пригнала сознательность по отношению к работе...
Стоя спиной к обоим мужчинам, София продолжала страстный рассказ:
«Действительно, девочки, дон Армандо был таким агрессивным!...»
Марио, пристально взглянув на друга, вопросительно поднял брови.
Армандо резко обернулся: «Доброе утро, София!»
София замерла...на секунду – и продолжила: «Так вот, когда дон Армандо Рибейра дель Кастилио напивается – он становится просто буйным. Но он взял себя в руки – и не подрался. Они помирились. Все кончилось хорошо... И фильм... закончился...» Голос ее совсем сник – она только испуганно старалась смотреть исключительно на подруг.
Армандо отвернулся – ну что взять с этих сплетниц?
Повернулся к внимательным глазам друга – зайдем в кабинет?
Марио похлопал его по плечу: «Только после Вас, Дон Армандо Рибейра дель Кастилио, герой боевика!»
И они скрылись в кабинете...
Едва Армандо и Марио скрылись в кабинете последнего, София завертелась волчком: ну вот почему Господь не отрезал ее длинный язык? Может, они все-таки поверили ее россказням о сериале? Сандра и Марианна не могли удержаться от смеха – да за кого София принимает их боссов? Но она может не переживать – уж если кто сейчас переживает, так это дон Армандо! Он – и Бетти – она же его ударила, так что ее работа под угрозой...
София воспрянула духом – как только Бетти придет – они созывают общий совет!
И убежала к себе на место, продолжая стонать – ну за что? за что? Сандра и Марианна снова покатились со смеху...
Закрыв лицо руками, Марио сквозь пальцы с ужасом взирал на друга: «Ты сделал... ЧТО?! Ты его побил?» Пожалуй, такого даже он не мог ожидать...
Армандо обернулся – сказать, что он не знал, куда ему залезть и спрятаться – ничего не сказать.
«Боже, Кальдерон, этот парень вылез из машины. Он встал между мной и Бетти... Что мне было делать?» - пытаясь убедить и себя и Марио в своей правоте, Армандо понимал – ни черта у него не выйдет – и никакие его слова не помогут – и от того горячился все больше, пытаясь оставаться спокойным – но руки выдавали его - ни на минуту не оставаясь в покое, они снова говорили заворожено наблюдавшему за ними Марио больше, чем мог выразить его друг.
Марио молчал – перед этим он до конца не отдавал себе отчета, насколько глубоко его друг потонул в своей любви. Теперь сомнений уже не осталось – и теперь главная задача – не дать самому Армандо это осознать – иначе весь их блестящий план полетит к чертям – как решителен может быть друг, Марио хорошо знал.
Но пока надо было понять – не ошибается ли он, действительно ли Армандо устроил этот дебош из ревности:
«Разве ты забыл, что сам затеял? Ты же пытался оттащить ее от его машины, не хотел, чтобы она уехала с ним. Как ты думаешь, что он должен был делать? Сидеть молча и смотреть, как вдребезги пьяный хам пристает к его девушке? И что же ты собирался делать с Бетти, а? Куда ты хотел ее отвезти?»
Армандо скрестил руки на груди, выслушивая эту тираду. Но теперь не выдержал – и горячо оборвал Марио, пытаясь все разложить по полочкам – и нервничая от этого все больше:
«Нет-нет, все было не так! Просто я увидел ее с этим парнем, а она еще не сделала отчет, этот чертов исправленный баланс. И когда я их увидел – страшно разозлился – и решил забрать ее туда, где мы могли бы спокойно поговорить – и решить эту проблему – вот и все!»
«И еще соблазнить ее...» - голос Марио прозвучал абсолютно спокойно-нейтрально...
Армандо резко обернулся – как будто его кто-то ударил. Но решительно подтвердил: «Если бы это было необходимо.» Вспышка света в его глазах заставила Марио на мгновение опустить свой взгляд. Впрочем, он тут же вернул статус-кво: «Да, конечно...» И даже самый внимательный наблюдатель не уловил бы сарказма в этих словах – куда уж там Армандо, он вообще мало что слышал или видел сейчас... Он ведь напрочь забыл о том, что только накануне говорил своему другу о своих проблемах в интимной жизни... А Марио окончательно понял – да, он прав, только ревность была причиной взрыва Армандо. Он любит ее – и вот что теперь?
«Короче, ты не вынес, что она уезжает со своим женихом. Вышел из себя – и ударил его. Так?»
Армандо взорвался: «Нет. Все не так! Просто он взбесил меня своим поведением! Он хвастается деньгами, ездит на этой чертовой машине, обхаживает Бетти – и все с помощью Террамоды! Представляешь. Он заявил мне, что это - его деньги! И машина куплена на его деньги! И еще заявил мне, что мне не поздоровиться, если я посмею чем-то обидеть его Бетти! И что я должен был сделать? Стоять и молча слушать его бред? Ну, уж нет, сеньор. Ни за что!»
Марио пожал плечами: «Конечно, ты должен был избить его на глазах у всех! Браво!!!» - громкие аплодисменты Марио заставили Армандо притихнуть. Ненадолго. Он смотрел куда-то в стену: «Да-да, я знаю, что перегнул палку. Но не жалею!» - глаза его вдруг загорелись, - «Я получил дикое удовольствие! Только жаль, что не успел выбить ему все зубы! Я начал его бить» - и он с удовольствием продемонстрировал другу, как именно он бил Николаса, - «Я начал его бить – и никак не мог остановиться!»
Марио посмотрел на него с интересом: «А скажи-ка мне, что тебя все-таки остановило? Ты устал? Или это большой секрет?»
Армандо замер, словно наткнулся на невидимую сцену. С размаху усевшись на стул, отвел глаза. Потом смущенно, вновь ужасаясь тому, что сейчас скажет, перевел глаза на друга: «Все служащие видели это, Кальдерон!»
«Скажи-ка мне...»
Армандо поднял неподвижные глаза: «Бетти остановила меня звонкой пощечиной...»
Задавленный крик Марио «НЕТ!!!» заставил Армандо вновь уставиться в стену, но он повторил: «Да...»
Марио продолжал взирать на него в немом шоке. Дар речи вернулся к нему только спустя минуту: «Что ж, покончи с собой. Сделай харакири, застрелись, утопись – все средства хороши. Армандо, ты не сможешь так жить! Как же низко ты пал! Уродина изменяет тебе, говорит, что не хочет тебя, она не спит с тобой, живет на твои деньги – и еще при всем этом дает тебе пощечины при всех?! Да лучше потерять компанию – чем пережить такое унижение. На твоем месте я бы ее просто убил!»
Армандо снова взорвался: «Конечно! Я ее убью! Я ее убью – и ее семья унаследует Экомоду! Прекрасно! Замечательно!»
Марио оценил единственное рациональное зерно, которое неожиданно промелькнуло посреди многомесячного бреда Армандо: «Хорошо. Тогда ее убийство отменяется. Мы не будем ее убивать – ты попросишь у нее прощение...»
И глядя в глаза Армандо, который смотрел на него, как на ненормального, повторил: «Да-да, потому что ты во всем виноват! Ты его избил – и если бы Бетти не ударила тебя, ты мог бы совершить вообще непоправимое на глазах у всех!»
Взгляд Армандо изменился – он был согласен просить прощения, согласен на все на свете – может быть, еще и потому, что Марио предложил ему возможность пойти к ней, посмотреть на нее, быть просто рядом...
«Поэтому ты напишешь ей небольшое послание. Как тебе эта?» - Марио с видом заправского фокусника выхватил открытку, - «Ты попросишь у нее прощения... О, вдохновение, снизойди на этого человека!» Лимит серьезности для этой истории Марио уже исчерпал – и теперь начал паясничать.
Армандо разозлился – он не дает ему сосредоточиться. Но Марио не унимался – подняв глаза к небу, продолжил: «О, бедная, заблудшая душа, которая...»
Случайно взглянув напротив, увидел глаза тигра перед прыжком – и услышал шипение «Заткнись!!!»
Перегибать палку не стоило – и он выполнил «просьбу» друга... на минуту. Потом все же решился задать еще один вопрос, последний: «Сеньор президент... Сеньор президееент...»
Армандо грохнул ручкой по столу – ЧТО?!
Он уже осведомился о здоровье Инеситы?
Армандо виновато откинулся на спинку стула – он совершенно забыл об этом..
Утро застало Хуго и Инеситу спящими в одной постели. Инес проснулась первой – и осторожно, чтобы не разбудить босса-друга, встала с постели, направилась в ванную. Ее маневр не помог – Хуго тут же почувствовал ее отсутствие - и вскочил.
Испуганным голосом принялся звать Инеситу – той пришлось показаться на пороге ванной. Он возмутился – как, она собралась в ванную одна? Да ни за что, он ее просто не отпустит! С трудом Инес выбила себе право принять душ в одиночестве – но только при условии, что она не будет запираться – он к ней не войдет, если не услышит звука падающего тела... Но на попытки Инес выставить его Хуго ответил решительным отказом – пусть горит синим пламенем весь показ коллекции – он не двинется с места, пока Инес не примет душ, оденется, он ее не накормит и не уложит обратно – вот тогда он уйдет – и придет кто-нибудь из Команды...
Бетти не успела сделать и двух шагов от лифта, как ее остановили Сандра и Марианна. Они уже извелись от любопытства – что произошло вчера? Почему ее жених и дон Армандо подрались?
Бетти скривилась от отчаяния – ну как ей их успокоить? Она вообще не хочет об этом говорить – а особенно здесь, в коридоре! Это было всего лишь недопонимание, усугубленное алкоголем.
Но девушки не собирались ее отпускать – еще бы, такая «вкусная» сплетня! Да Бетти же так сильно ударила дона Армандо. А он едва не лишил девушку жениха! Она просто обязана рассказать, в чем дело!
Бетти тяжело дышала – лихорадочно соображая, что же можно сказать. Но, видно, Николас успел рассказать ей, что наплел Патрисии – потому что когда Бетти открыла рот, ее версия выглядела родной сестрой версии Нико.
Дело в том, что дон Армандо напился – и когда увидел ее в доме Инес, то захотел, чтобы она поехала с ним, поговорить о работе... А Николас приехал за ней, не хотел ее отпускать – ну и... Мужчины такие глупые – все пытаются решить с помощью кулаков. Особенно когда выпьют. В общем, здесь нет ничего интересного – так что тему пора закрыть.
Как бы не так – София соберет Совет клана в перерыве.
Бетти решительно отрезала – ни в коем случае – ей не до Советов – слишком много работы. Забудьте немедленно! Кстати, а дон Армандо здесь?
Подруги кивнули – здесь, с Марио.
Бетти отвела глаза – понятно...
Но девушки еще не все выяснили – а как же ее пощечина? Не вздумает ли дон Армандо ее уволить?
Бетти и сама не знала ответа на этот вопрос – и, пожав плечами, пошла к себе...
София разговаривала по телефону с Бертой – врач положил ее на сохранение – она не выйдет на работу до рождения ребенка. Это ужасно – она же не сможет нормально родить, не зная последних сплетен Экомоды!
София клятвенно пообещала держать ее в курсе – и быстренько с ней распрощалась – она позже перезвонит – едва завидев на горизонте Бетти. Прозвучал тот же вопрос, что уже звучал от Сандры и Марианны – и Бетти просто отослала Софию за ответом к ним.
Не думает ли Бетти, что та пощечина...
Бетти передернула плечами: «Если он хочет меня уволить – пусть увольняет!» - голос был яростным, София впервые видела подобный блеск в глазах этой всегда спокойной и милой девушки - и осталась с открытым ртом созерцать захлопнувшуюся за Бетти дверь офиса.
Марио молча наблюдал за серьезным Армандо. Тот вложил открытку в конверт: «Готово». Марио потянулся к ней – ему можно посмотреть? Или это личное?
Армандо непроницаемо взглянул на друга и кивнул: «Личное...»
«Понятно...» - процедил Кальдерон, покачав головой – и странно посмотрел на друга – он готов? Колени и мольбы надраил до блеска?
Армандо взглянул на друга, как идиота, о чем не преминул тут же сообщить: «Дурак!»
Марио так и остался с открытым ртом – выражение лица Армандо во время написания открытки ввергло его в ступор...
Пати грациозно гарцевала по приемной, когда там появился ушедший в себя Армандо, задумчиво помахивающий открыткой. Приветствие Патрисии вывело его из состояния отрешенности, он даже улыбнулся, утопив ее в волнах сарказма – он был как нельзя более счастлив видеть девушку на рабочем месте уже в 9 утра! Так рано!
Пати пропустила это мимо ушей – что с его лицом?
Ничего такого особенного – прошипел было Армандо – но тут же продолжил: дело в том, что накануне он просто ну сгорал от желания задушить одну крашеную Барби – но так и не смог, она слишком сильно защищалась. А Пати интересно, за что он хотел ее задушить? За слишком длинный любопытный нос!
Пати только ехидно улыбнулась вслед спине Армандо «Дурак!» – но в это мгновение подъехал лифт – и на этаже появилась удивительно элегантная Марсела, вся в черном...
И Пати налетела на нее: как было вечером?
Марсела кипела: вечером было плохо. Ужасно. На ужине не появились ни Даниэль – ни Армандо. Даниэль был занят, а может, не захотел – а Армандо... он был пьян, и без настроения – да мало ли что там еще было!
Пати погладила себя по длинным, начинающим темнеть волосам – так Марси и в самом деле не знает?
В глазах Марселы мгновенно зажглась дикая тревога – она не знает что? ЧТО?
Патрисия отвернулась – нет, нет, она не сплетница. Марсела взорвалась – раз она уже начала, то...
Пати «сдалась» - Армандо подрался!
Марсела уже еле сдерживалась – с кем?
Пати опять было отвернулась – но окрик Марселы придал ей решимости – Армандо устроил драку с Николасом Мора...
Марсела настороженно притихла, подозрение исказило ее лицо, сделало его некрасивым: с Николасом Мора? Другом Бетти?
Пати капризно вскинулась – и ее другом тоже!
Армандо распахнул дверь в кабинет Бетти – и застыл на пороге, увидев ее:
«Беатрис, я не знал, что ты уже здесь...»
Чувствуя себя не менее неловко, чем он, Бетти нервно глянула на часы: «Уже 9 утра, дон Армандо. А я всегда прихожу рано».
На секунду прикрыв глаза, Армандо открыл их – любовь, мольба, боль и отчаяние перемешались в этих глазах: «Я очень сожалею, мне очень жаль... прости меня за вчерашний вечер. Пожалуйста!»
Бетти настороженно глянула на него: «Не волнуйтесь, доктор...»
Армандо медленно двинулся к ней – силясь объяснить то, что чувствовал, умоляя понять его: «Я очень волнуюсь, Бетти – вчера я полностью потерял контроль. Никогда еще я не был в такой дикой ситуации – я не знаю, что произошло со мной...»
Беатрис твердо глянула на него – поддаваться его лживому раскаянию она не была намерена: «Доктор, во всем виновата ненависть и недоверие, которое Вы питаете к Николасу. Не волнуйтесь, я уже попросила его и папу подготовить подробнейший отчет по делам Террамоды.»
Армандо покачал головой – не то ему было надо, не то он хотел услышать:
«Нет-нет, это не нужно. Я не прошу тебя делать ничего подобного...»
Бетти скептически глянула на него:
«Это немного не то, что Вы говорили вчера вечером».
Армандо стремительно рванул к ней, с размаху уселся на стул:
«Вчера вечером все было совершенно по-другому! Все, что произошло вчера, произошло потому что... я ревновал!» - он поднял на нее умоляющие, страдающие глаза: «Вчера я умирал от ревности...»
Бетти испуганно отвела взгляд от него – уж слишком искренним он был – она могла поддаться – а потом... решительно отвела взгляд:
«В любом случае Вы получите этот отчет».
Армандо помолчал секунду... Когда он утратил способность убеждать ее? Как ей объяснить, как заставить ее понять?...Он снова наклонился к ней:
«Беатрис, я хочу, чтобы ты поняла меня. Хочу, чтобы поверила в мои чувства к тебе... Прости меня, ну, пожалуйста, прости!»
Бетти по-прежнему была абсолютно невозмутима – внешне. Все чувства были надежно спрятаны в глубине ее глаз – сейчас важно было убедить Армандо вести себя спокойно:
«Я уже Вам сказала – это не важно. То, что действительно важно – это то объяснение, которое Вы намерены дать этому скандалу – сплетни уже гуляют по всем коридорам, люди не понимают, почему вы подрались» - Армандо молча слушал ее, но глаза выдавали смятение – и отчаянную решимость – и плевать ему было на все сплетни мира – ему было нужно, чтобы ОНА поняла его и поверила ему. Какое ему было дело до всех остальных?
Тихий голос Бетти по-прежнему настойчиво подсказывал ему правильные слова:
«По-моему, не стоит рассказывать, что Вы устроили драку из-за ревности, также как, что Вы сомневаетесь в методе управления Николасом Террамодой... Ни одно из этих объяснений не подходит...» Она говорила – а глаза старательно порхали где угодно, только бы не останавливаться на его лице, не посмотреть в его глаза – такие любящие и родные сейчас – но это грозило еще большей болью, потому что он не может...
Армандо выпрямился, твердые глаза не отрывались от ее лица: «Причиной была ревность!» Он протянул ей открытку: «Возьми это, Бетти, прочти!»
Она посмотрела в открытку. Армандо придвинулся поближе – снова отчаянно ожидая приговора любимой, глаза ловили малейшие изменения на лице, молили о прощении – но еще больше они умоляли ее о любви...
«Не вини меня за то, что я делаю. Не вини меня за то, каким я стал – ибо я уже не знаю, кто я такой... Я отражение своей любви к тебе, отражение твоего равнодушия, отражение отчаяния, в которое ты ввергла меня. Неужели ты не слышишь моего горя? Мне кажется, что моя любовь совсем тебя не трогает... Неужели тебе все равно?
Пожалуйста, не проси меня оставаться равнодушным, когда я вижу, как ты уходишь с ним. Не проси, чтобы я не взрывался от отчаяния, чтобы я оставался спокоен, когда я вижу, что ты все дальше от меня. Это невыносимо! Но я все еще верю, что ты – моя, даже несмотря на то, что ты так далека...
Не вини меня, ибо это ты привела меня в длинный темный туннель – и не показала, где выход...
Верни мне твои поцелуи, скажи, что снова будешь моей. Верни мне счастье и покой...
Бетти, я люблю тебя!
Твой Армандо Мендоса.»
Читая эти строки, Бетти время от времени поднимала глаза – и все глубже погружалась в глаза Армандо, которые рассказывали сейчас то же самое, что она читала в открытке – они не лгали. Сейчас – нет. Она поняла это... Нет! Этого не может быть... Но...
Все еще не закрывая открытку, она откинулась на стуле, взглянула на него – надежда, которая снова проросла в ней, заставила спросить: «Вы готовы признать то, что здесь написано? Готовы признать, что ревнуете меня? Готовы признать это перед людьми? Готовы прилюдно повторить мне то, что написано в этой открытке?»
Армандо откинулся на стуле. Такого тяжелого решения ему принимать еще не приходилось. Но теперь у него не было сомнений – и Бетти услышала то, что отчаянно мечтала – и отчаянно боялась услышать: «Да!»
Свет ее глаз, ее любви осветил комнату, она была готова... да на что только она не была готова... на мгновение, ибо в следующий миг пробил ее похоронный колокол: «После Совета Директоров, как я и говорил...»
Словно кто-то щелкнул выключателем – так мгновенно и беззвучно погас свет – и так же мгновенно Бетти снова захлопнула створки своей раковины. Она кивнула головой: «Хорошо».
Армандо понял – что-то ушло – и он, не в силах это вернуть, силился что-то еще сказать, как-то объяснить, взглядом умолял верить – но поздно, поздно...
«Все будет так, как я сказал, Беатрис. Я расскажу правду. Дай мне немного времени... После Собрания Директоров. Клянусь тебе!» (Забегая вперед, скажу – сейчас он говорил правду – он уже все решил для себя – и действительно просто тянул время, еще целые сутки он будет просто тянуть время, а потом...)
К Бетти полностью вернулось присутствие духа: «Не волнуйтесь, доктор. Я Вас не тороплю. Сначала мы должны решить, как объяснить всем вчерашнее происшествие. Мне уже пришлось рассказать подругам свою версию...» - она старательно не смотрела на него. Армандо, серьезный как никогда, не сводя глаз с ее лица, внимательно ее слушал – но мысли были не здесь – он все еще видел тот миг счастья, который промелькнул – и исчез. Или ему показалось?
«Я сказала, что Вы хотели поработать, попросили меня задержаться...» - продолжал звучать спокойный голос Беатрис, - «Могло сорваться мое свидание с Николасом – и ему это не понравилось...»
Она замерла на полуслове... Сзади раздался резкий голос: «Доброе утро!»
Услышав голос невесты, Армандо зажмурился, на мгновение сжал в раздражении кулаки – он не был готов ее видеть – ни сейчас, ни потом, никогда. Но тут же вскочил – и направился к ней.
Нет, это был уже не тот Армандо – к Марселе подходил жесткий, чужой, решительный человек, которого она не знала...
Но это Марсела еще не успела осознать, и потому ее голос прозвучал вполне обыденно: «Как твои дела?»
Армандо ответил так, как отвечают малознакомым случайным людям: «Хорошо. А твои?»
Голос Марселы был наполнен ядом: «Прекрасно! Я поужинала с ТВОИМИ родителями, а потом поехала домой. Что с твоим лицом?»
Она ожидала отговорок. Но Армандо больше не намерен был выкручиваться: «Я подрался вчера вечером!» - голос был тоже чужим – непривычно твердым – он говорил с чужим и неприятным ему человеком. Но Марсела была слишком зла, слишком возбуждена, чтобы понять – у нее больше нет жениха. Если он вообще когда-нибудь был...
«Подрался? Опять подрался? Случайно, не с водителем такси? Или ты был слишком пьян – и не помнишь? Скажи мне, не бойся – я готова ко всему».
Армандо молча смотрел на нее тяжелым непроницаемым взглядом – плевать ему было на ее мнение, пусть думает, что хочет. Волновала его сейчас только Бетти – и ради нее он будет держать себя в руках.
Молчание Армандо заставило Бетти поднять глаза – Армандо обернулся к ней, черпая силу при взгляде на нее.
Через секунду отвел взгляд, повернулся к Марселе: «Я подрался с женихом Бетти».
Марсела притворно ахнула: «Что? Зачем?!» Второй вопрос прозвучал гораздо искреннее.
Армандо пожал плечами – версия Бетти должна была обрести своего четвертого слушателя: «Я поехал к Инесите и встретил там Бетти, и попросил ее вернуться со мной в Экомоду».
Марсела продолжала глумиться над ним – он попросил ее поработать сверхурочно?
Армандо жестко подтвердил – да, слишком много работы, он хотел, чтобы они кое-что закончили. Но ее жениху это не понравилось.
Марсела саркастически удивилась – ну просто замечательный жених! Такой заботливый!
Армандо не дал ей распалиться: «Это Я начал драку!» В его голосе явственно слышалось «Не смей трогать Беатрис!»
Марсела тут же перевела взгляд на жениха: «Ну, поздравляю! В последнее время ты не перестаешь устраивать шоу за шоу! Ты все время пьян – и только и ищешь себе проблем, да с кем бы подраться! Тебя так когда-нибудь убьют!»
Обернувшись еще раз на Бетти, Армандо так же твердо поклялся – скорее Бетти, чем Марселе: подобное больше не повторится. Он обещает. И уже попросил у Бетти прощения!
Марсела взорвалась презрением: «Конечно, Армандо, умоляй ее! А почему бы тебе не проползти на коленях отсюда – и до Бетти? Это было бы так убедительно!»
И развернувшись, выскочила из офиса.
Армандо проводил ее равнодушно-жестким, презрительным взглядом – и прислонился к дверям офиса Бетти, растерянно пожал плечами – как Бетти такая версия? Пойдет?
Бетти коротко на него взглянула. Отвела глаза, потом, решившись, опять подняла на него взгляд: «Годится. Но Вы не рассказали ей о той пощечине, которую дала Вам я...»
Она снова опустила глаза: «Мне очень жаль, Доктор, но только так я могла Вас остановить...»
Армандо горько усмехнулся: «Не волнуйся, Беатрис. Я это заслужил! Я заслужил и эту – и еще много пощечин!» - он взглянул на нее, в глазах отразились те первые свидания, тот коварный план обольщения – и презрение к самому себе захватило его целиком...
Бетти отвела глаза: «Баланс будет готов через 15 минут...»
А Армандо все не мог оторвать от нее глаз – но что еще можно было сказать?...
«Спасибо, Бетти, большое тебе спасибо!» И он вышел, закрыв дверь – пора было возвращаться к делам...
Бетти проводила его ненавидящим взглядом – теперь, когда его не было рядом, и она не могла видеть его страдания, ей было легче убедить себя в лживости этого человека: «После собрания!!! Как мило! Врун!»
И она сунула открытку туда, где и было, по ее мнению, ей место – в мешок к остальным – когда-нибудь у нее будут силы с ними проститься...

0

22

часть 26
серии 111-112
В коридоре Гутьерес разорялся по поводу отсутствия Берты – такой важный день завтра, а он без секретарши! Если Берта заболела – то почему ее больничный не у него?
София попыталась его успокоить – бесполезно. Правда, подошедшей на шум Марселе он не рискнул грубить – и проблема была мигом улажена – Берту никто не будет беспокоить. Ей дадут больничный на все время, пока не появится ребенок. А вот Гутьересу нужна замена... Не очень обратив внимание на слова Марселы, что она сама об этом позаботится, Гутьерес ретировался в кабинет, плотоядно потирая руки – уж он ТАКУЮ замену Берте отыщет!
София расстроено повернулась к Марселе – она же знает их «милого» доктора Гутьереса – он подыщет Берте замену, а потом, после появления ребенка просто ее уволит. А замену оставит. И кстати, представляет ли себе донья Марсела, что это будет за замена?
Марсела задумалась только на секунду – чтобы еще одна секс-бомба постоянно мелькала перед глазами ее Армандо? Плюс Берта… Она кивнула Софии – она сделает все, что нужно.
По дороге к офису ее перехватила Патрисия: что сказал Марселе Армандо?
То же самое, что и она, Пати – он надрался и подрался с Николасом Мора. Но откуда об этом знает Патрисия? Она что, навещала Инеситу?
Пати смерила Марселу выразительным взглядом – она что, с ума сошла?
Ну так откуда? Из первых рук? Опять с Николасом встречалась?
Пати кивнула – она залечивала раны, нанесенные ему этим ваврваром Армандо. В этом она – большая мастерица! (Ну да, точно, куда уж лучше залечила, выгнав…)
Марсела не стала больше слушать, и равернувшись, пошла к себе – но опять была остановлена – на этот раз приехавшим Хуго. На вопросе об Инесите ответил, что все нормально – он не ушел, пока она не помылась, не оделась и не прилегла опять – но кто-то должен немедленно ехать к ней.
Инесита уже сходила вниз по лестнице, полностью одетая, когда к ней в дверь кто-то позвонил. Открыв дверь, женщина побелела – на пороге стоял тот, кого она давно уже похоронила – и в сердце, и в памяти – ее сбежавший 20 лет назад муж Рафаэль Бельэ. Она никак не хотела поверить, что это именно он, что он не умер, что он здесь – но пришлось поверить. Он здесь со вчерашнего вечера – и видел все: и как ее привезли на машине, и как к ней приехала куча народа, и драку перед ее домом. Но не решился зайти – а вот теперь он здесь. Он просто решил ее проведать, убедиться, что с ней все в порядке. Увидеть детей…
Инес долго не выдержала – как молодая девчонка взлетела наверх, в спальню, рухнула на колени перед иконой: зачем Господь вернул ей его сейчас, через 20 лет, когда она уже смирилась с одиночеством? Зачем Он заставляет ее снова испытывать страдания? За что?
Можно подумать, что она могла получить ответ на этот вопрос…
Ее молитва была прервана телефонным звонком. Она подняла трубку – это звонили девочки из Команды узнать, как она и сообщить, что Марианна скоро будет у нее – донья Марсела ее отпустила. Инес попробовала было отказаться – но не тут-то было. Марсела сама взяла трубку – если Инес не согласиться, то она, Марсела ее заставит – «ты же не можешь быть одна». И пусть даже не возражает – Марсела ничего не хочет слышать. Сама она приехать сегодня не может – а вот Марианна приедет без всяких разговоров. (Сразу видно, кто был бабушкой детям Валенсия и Мендоса…)
Закончив разговор. Марсела повернулась к девушкам – Марианна может быть свободна. Как только отдаст ей отчет. А вот Аура-Мария ей нужна прямо сейчас…
В кабинете Гутьереса сверкали голые длинные ножки – Гутьерес проводил «собеседование» кандидатки на место Берты. Молоденькая красивая девушка интересовала его только с одной стороны… понятно, с какой. Но ему не повезло – едва только он уладил все интересующие его вопросы: есть ли у нее жених, согласна ли она работать допоздна и быть доставляема домой шефом – с заездом «перекусить» по дороге, и другие столь же необходимые для успешной работы проблемы – как дверь распахнулась – и грозные глаза доньи Марселы недобро взглянули на развернувшуюся перед ее взором картину.
Гутьерес кинулся представлять Суси, которая заменит Берту. Марсела перевела на него суровый взгляд – он что-то напутал. Берту заменит Аура-Мария. А этой девушке – и Марсела снова взглянула на красотку – они позвонят…
И все трое вышли. Гутьерес в восторге потер руки – если Марсела думала наказать его, то сильно ошиблась. Он был несказанно доволен.
В коридоре Марсела попросила Ауру передать Фредди приглядеть внизу, пока не будет найдена замена. Внезапно она увидела странный взгляд девушки и удивилась: неужели Аура не хочет поработать секретарем, а не девушкой в приемной? Или она боится, что не справится?
Нет, ничего такого Аура не боится и не опасается. Причина для недовольства у нее одна: доктор Гутьерес немного… да что там, много лишнего себе позволяет с ней.
Марсела сузила глаза: так вот в чем дело? Если еще раз что-то подобное будет – пусть Аура только скажет – Марсела лично его пошлет… вещи собирать.
А сейчас пусть пойдет и перенесет свои вещи на место Берты – Гутьерес – это не причина отказываться от повышения, пусть и временного.
Мимо них к кабинету Армандо прошел Марио: «Здравствуй, дорогая!»
Марсела обернулась с ехидной улыбкой - к кому из них он обращался?
Марио оценил шуточку…
С исключительно деловым видом Бетти подошла к Армандо. Всучила ему вожделенный отчет. Как раз в этот момент и Марио подоспел. И оба уставились в долгожданные цифры…
«На первой странице краткий обзор того, что у меня получилось…»
Бетти смотрела на них с самым деловым видом, с самым невинным выражением, которое ей только удавалось удержать на лице – но в глубине глаз светилось (опять!) злое торжество – она-то знала, какой фейерверк их сейчас ожидает.
И разочарована не была – Армандо поднял голову от отчета: «Беатрис, что это такое?»
Беатрис пожала плечами – и с тем же невинным видом, и с абсолютным «непониманием» причины вопроса: «Реальный баланс…»
Друзья переглянулись. Армандо просто молчал – кажется, сейчас он боялся, что просто сорвется. Поэтому задать вопрос пришлось Марио: «Бетти, но его же надо было подретушировать…»
«Сначала надо было составить истинный баланс – а потом уже ретушировать» - Бетти пожала плечами.
Армандо и Марио опять переглянулись. Но сказать что-то резкое ей – смерти подобно. Поэтому Армандо зажал себя в кулак: «Да, Беатрис, конечно. Когда же ты закончишь эту процедуру?»
Бетти немного «подумала» - к вечеру будет готово.
Марио резко выдохнул – и отвернулся – терпения у него тоже было совсем немного. Армандо выдержал ее простодушный, злой взгляд: «Нет, к вечеру это слишком поздно. Нам же надо это выучить, подготовиться к Совету директоров, запомнить цифры. Когда мы это успеем?»
Пока Армандо это говорил, Марио обернулся – и теперь, вместо разговоров, предпочел пристально наблюдать за ней – странно она себя вела. Первый раз вот так – на его памяти…
Бетти подумала немного – только вечером будет готово. И точное время она назвать не может. Раньше – никак.
Друзья поняли – бесполезно и спорить, и убеждать – будет готово только вечером… если вообще будет…
Армандо поднял голову – у нее есть еще один экземпляр реального баланса?
Она молча отрицательно покачала головой, ненавидяще-непроницаемо глядя на боссов. Армандо обрадовался – нет – и не надо. Только надо закрыть паролем файл в компьютере – чтобы никто не добрался. Она продолжала молча смотреть на них. Потом вдруг повернулась – и ушла к себе в кабинет. Оба проводили ее настороженными взглядами…
Как только Бетти скрылась за дверью, Армандо прорвало – кричать он не мог – она услышит. Поэтому молча грохнул отчетом по столу.
А на этаже воцарилась радость – приехали Роберто и Маргарита. Все счастливы – но родители хотят видеть сына, особенно Роберто, ведь Армандо так и не заехал к нему накануне.
Армандо и Марио все же решили повнимательнее рассмотреть отчет Бетти – и обнаружили, что терпеть осталось только полгода – через 6 месяцев все долги фирмы могут быть покрыты – и фирма вернется к ним в руки…
Дверь внезапно открылась. На пороге: Роберто и Маргарита. У побелевшего Армандо едва бумаги из рук не выпали – хорошо, Марио успел их подхватить.
Почему папа не предупредил его о своем приезде? А с каких это пор он должен предупреждать о приезде к собственному сыну – или в собственную фирму? К тому же Армандо так и не приехал к нему вечером…
Армандо понял – сморозил что-то не то – и поспешил загладить промах. Но Роберто, едва поцеловав сына, поспешил к двери его помощницы. Как поживает Бетти? Все хорошо? А как на фирме? Впрочем, он не сомневается, что пока она здесь работает – дела на фирме будут только процветать! Ведь лучшего руководителя им не найти…
И обернулся к Армандо – к совету все готово? Армандо и Марио вдохновенно заверили, что да. А не лучше ли пройти в зал заседаний и все обсудить?
Роберто согласился – но сегодня он хочет обсуждать только свадьбу!
Родители прошли в зал. Армандо, оглушенный словами о свадьбе, на миг замер у двери Беатрис, потерянно на нее глядя – теперь все зависело только от нее, сказал ей этот взгляд – и прошел вслед за родителями. Марио заскочил к Бетти, отдал ей папку с реальным балансом, спрятать подальше – и ни у одного из них не было времени, чтобы увидеть страдающие глаза девушки, и совершенно несчастное лицо – на нее надвигалась ЕГО свадьба, слова Роберто отозвались колоколом в ее душе, унося любовь и надежду – и дон Роберто так в нее верил – а фирмы нет, она разорена…
Не успел выйти Марио – в офис зашла Каталина. Она искала Армандо. Слегка надтреснутый голос, которым Бетти посоветовала ей искать его в зале заседаний, заставил Каталину присмотреться к девушке внимательней – ей плохо? Что случилось? Она уже говорила с Армандо?
Каким облегчением был теперь для Бетти тот факт, что он Каты – и от нее одной, не считая Николаса – не надо ничего скрывать. Подняв на нее тоскливые глаза, Бетти вздохнула – он ее не отпустит…
И что тогда? – Каталина очень старалась быть бережной – но как это сделать?
Бетти справилась с голосом, вздернула голову – ей все равно. Она уйдет в любом случае!
Куда? – Каталина все-таки была практичной особой.
Бетти подняла растерянно глаза – она не знает пока…
Ката немного подумала: сегодня, после показа, у нее заканчивается контракт с Экомодой. И она должна будет поехать поработать в Майами. У Бетти есть американская виза? Прекрасно. Тогда почему бы ей не поехать вместе с Катой?
Бети спустилась с небес на землю – все замечательно, но у нее нет средств для таких поездок.
Катой одной улыбкой отмела эту проблему – она берет Бетти к себе помощницей. Как ей эта идея? Это значит – все за счет фирмы плюс зарплата. Как Бетти это предложение?
Не выдержав напряжения, Бетти опустила готовые зарыдать глаза вниз – она впервые со всей неотвратимостью поняла, что очень скоро должна будет уйти отсюда, никогда больше не видеть Армандо, никогда больше не слышать его «Доброе утро», никогда больше… Она молчала – как решиться ей на это? Как?
Каталина поняла это молчание – пусть Бетти подумает – она заглянет попозже…
Кажется, Бетти не очень заметила, что подруги в комнате уже нет – она продолжала всматриваться в будущую жизнь без него…
В мастерской Хуго кипели страсти и летели проклятия – Хуго не мог работать без Инеситы: его помощница, которую ему дали на сегодня, его не устраивала категорически, а Дженни раздражала и действовала на нервы. Ну где его Инес? ...Шел нормальный творческий процесс...
В приемной возле двери Гутьереса Фредди пытался набиться в охранники Ауре-Марие – защищать ее от приставаний нового босса. Но подошедшая Марсела мигом разбила его надежды – и парень поскакал вниз, на reception . А Марсела, уже было совсем собравшаяся присоединиться в зале заседаний к Армандо, его родителям и другу, вдруг затормозила – в коридоре показался Хуго, с двух сторон которого болтались, ведомые за уши, его временная помощница Соня – и Дженни. Хуго был разъярен – ему уже пора в отель, а две эти тупицы только мешают, а не помогают. В общем, как хотите – а они ему обе не нужны!
Марсела попыталась было ему втолковать, что нельзя разбрасываться помощницами. Без толку – он не хотел их видеть, и точка!
Что ж, Марсела попросила Соню вернуться на ее рабочее место – она была одной из лучших закройщиц Экомоды. А вот с Дженни – другая история: она может считать себя свободной. Единственная причина, по которой она тут работала – это прихоть дона Хуго. Если Хуго она больше не нужна – она уволена! Все равно ведь ни на что больше, чем быть вешалкой с ногами, она не годится...
И Марсела ушла в мастерскую Хуго. Дженни взглянула на довольных Софию и Ауру-Марию, бывших свидетельницами этой сцены – и разоралась: что, донья София довольна? И она еще спрашивала! Да София была просто счастлива – с завтрашнего дня в офисе станет гораздо легче дышать!
Патрисия подскочила, готовая влезть в скандал – что опять за разборки они устроили? Дженни разрыдалась – ее уволили! А ее папусик сидит в тюрьме! Что же делать?.. И умчалась – Патрисия ничем не могла ей помочь...
В ателье Марсела пробовала образумить Хуго – ему просто необходим хоть какой-нибудь помощник – сам он не справится, это просто нереально!
Но Хуго именно сейчас захотелось поиграть в капризную звезду: лучше он будет совсем один, умрет на своем посту, чем разрешит прикасаться к его бесценной коллекции одежды кому попало!
К Марселе присоединилась Ката – ей уже звонили из отеля, недоумевают – когда будет Хуго? Та вздохнула: он уволил своих помощниц – и что теперь будет – одному Господу известно!
Ката укоризненно покачала головой – ну прямо дитя неразумное. Разве так можно? О чем он только думает?
Хуго только выше задрал голову – он в печали! Его не понимают! Он не может терпеть таких помощниц!
Марсела вздохнула – если он тоже заболеет от перенапряжения – то, что будет со всеми ними? Он же подведет и ее, и родителей Армандо – не говоря уже о самом Армандо.
Хуго вздернул подбородок: он не собирается ничего делать на благо этого зверя Арманд, даже пальцем не шевельнет!
Марсела кивнула: ну тогда пусть идет – и сам ему об этом скажет!
Хуго среагировал мгновенно: зачем? Чтобы Армандо избил его также, как жениха Бетти? Бедный мальчик едва ноги унес!
У Каталины внезапно перехватило дыхание от этого известия – и она осторожно взглянула на Марселу – как та прореагирует?
Но Марсела была пока спокойна – да, Армандо ей рассказал. А она была вынуждена замазать гримом ему лицо, чтобы родители не увидели след от удара... Что за мужские разборки!
Хуго прищурился: мужские? И отослал подальше всех облепивших его, как всегда, манекенщиц: не только жених Беатрис приложился к его лицу, но и она сама!..
Сказать, что обе были ошарашены – значит, ничего не сказать. Марсела побелела – не в силах этому поверить, она ошеломленно уставилась на Хуго. Ката же опустила глаза вниз, словно испугалась, что в ее взгляде слишком многое можно будет прочесть...
Хуго, довольный произведенным его словами эффектом, решил несколько усилить впечатление: как, Марсела ничего не знала? Да Беатрис так ему врезала, что у Армандо глаза на лоб полезли!
Беатрис его ударила? – Марсела никак не могла придти в себя от этого известия. Ката старательно продолжала смотреть куда-то вбок – но ни на миг не выпускала из вида Марселу.
Хуго подтвердил – ударила, да еще как!!! Только так она могла спасти своего жениха от когтей этого ворона-Армандо! Фредди еле удалось оттащить его от Николаса!
Пока Марсела продолжала переваривать эту сумасшедшую новость. Каталина, кажется, уже все поняла – и очень постаралась скрыть внезапную догадку – совершенно неуместная улыбка промелькнула на ее губах, правда, тут же безжалостно стертая с лица. Взгляд же ее, брошенный на Марселу, выражал явную жалость.
Марсела немного пришла в себя – имя Фредди вдруг всплыло у нее в мозгу: что, все об этом знают?
Хуго потряс головой – нет, не все. Вот если б там была пресса - то сейчас об этом бы знали уже все.
Марсела застыла – она больше ничего не могла произнести – но вид ее был страшен – она смотрела в одну точку. Нетрудно было догадаться, против кого она сейчас копит силы – и злобу.
Каталина решила положить конец дискуссии – пусть Хуго ей скажет, что надо делать – она сама ему поможет. Хуго опять взвыл – как не вовремя заболела Инесита!
Каталина остановила его очередной «плач Ярославны» - нет времени. Хуго горестно поднял глаза к небу: ну зачем, зачем его сделали геем, если он так зависит от женщин?!
Каталина облегченно улыбнулась – ей удалось отвлечь его внимание от опасной темы. Но Марсела продолжала смотреть в одну точку...
Успокоившись, Инес вышла из спальни – Рафаэль сидел внизу, рассматривал семейные фотографии. Увидев Инес, показал на фотографии девочек в альбоме – кто это? Внучки?
Инес поняла – надо рассказать ему о детях и внуках. Он выслушал, тяжело вздохнул – он все пропустил, сам, по своей же собственной вине. Теперь уже поздно что-то менять. Собрался было уйти – но Инес его не отпустила – она уходит на работу. Это все еще и его дом тоже – он может пока остаться, отдохнуть, поесть. А она будет поздно. Пусть посмотрит пока все семейные фотографии. И ушла.
Бетти усиленно смотрела в компьютер (кстати, я не помню, писала ли о том, что фотография Армандо у нее стояла на desktop ?), когда в ее кабинетик вошла Марсела. От известия о пощечине Бетти у нее все в голове перемешалось – и она совсем забыла о том, где может быть Армандо. Бетти напомнила ей – в зале заседаний, с родителями.
Марсела помедлила с секунду – и повернулась к Бетти:
«Беатрис, ты дала пощечину Армандо на глазах у всех?»
Бетти подняла на нее виноватые глаза: «Я не хотела этого, донья Марсела...»
Марсела перебила ее: «Так это вышло случайно? Ты что, хотела погладить его – а вместо этого ударила?»
«Донья Марсела» - оправдывающийся голос был тих, она опустила страдающие глаза вниз – но, кажется, именно эта виноватая покорность действовала сейчас на Марселу, как красная тряпка на быка – «донья Марсела, дон Армандо был не в себе, потерял управление, он чуть не убил Николаса. Я просто хотела остановить эту бойню – и я знаю, я тоже вышла из себя, и, к огромному сожалению...»
Марсела резко прервала ее: «Какие еще сожаления, Беатрис? Какое там случайно? Ты ничего не делаешь случайно, ты все знаешь наперед. Ты как компьютер – у тебя все просчитано на много ходов! Ты управляешь здесь всем, все переделываешь под себя, ты карьеристка! Армандо дал тебе один палец – а ты уже захапала все руку! Ты поработила его, подмяла под себя всю нашу компанию! Ты давно уже делаешь все, что тебе заблагорассудиться! Но знаешь что? Между твоим положением в компании – и твоей пощечиной Армандо лежит громадная пропасть!!!»
Марсела уже не стесняясь, орала на Бетти – нет, это не было громко – она не могла допустить, чтобы эту неприглядную ее сторону увидели Роберто и Маргарита – но от ее задавленного крика впечатление было еще более ужасным – и загипнотизированная Беатрис полными слез глазами следила за Марселой, как кролик за удавом...
«Ты перешла все границы этой пощечиной! Да еще перед всеми!»
Бетти, наконец, обрела голос: «Но это была единственная возможность остановить драку, поймите!»
Марсела презрительно подняла брови, скрестила на груди руки: «Единственная? Тебе не пришло в голову что-нибудь еще? Ты же такая умная! И ничего другого не придумала?! Ты же тень Армандо, ты охраняешь его даже от меня, ты же так волнуешься за него! А знаешь, почему тебе в голову ничего другого не пришло?»
Бетти опустила глаза – она точно знала, почему ударила Армандо – но ей совсем не хотелось, чтобы это поняла Марсела. Но эти опущенные глаза еще больше подстегнули Марселу – конечно, как легко добивать того, кто не может тебе ответить тем же...
«Потому что в тебе нет КЛАССА!» Бетти подняла на нее удивленный, измученный взгляд – вот уж меньше всего она сейчас думала об этом... А Марсела продолжала уже спокойным, презрительным тоном:
«Вспомни, Беатрис, как ты пришла в компанию, из какой дыры ты появилась! (из той же дыры, что и сама Марсела, но это так, к слову...) Ты простая секретарша! Да, тебе повезло. Ты сумела стать помощницей президента – но ты все равно простая служащая! Сегодня тебе кажется, что ты наверху? У тебя богатый жених, ты ездишь в прекрасной машине, ходишь в рестораны, в которые раньше тебя и на порог бы не пустили!»
Может, ее слова и звучали бы убедительно – если б не прорывалась в них низкая, мелкая, недостойная ненависть, ревность – и презрение «высшей» к «низшей» - хотя кто такая, в сущности. Марсела? Да она и сама знала, что ничем, абсолютно ничем не выше Беатрис – и от этого ненавидела ее еще больше...
«Ты можешь быть самой доверенной помощницей президента Экомоды! Можешь быть важным человеком в компании, управлять финансами – но ты все равно простая служащая! Хозяева компании – мы, Валенсия и Мендоса – а ты здесь – никто, случайное недоразумение! Завтра мы можем выбросить тебя на улицу через задний ход – и никто о тебе не пожалеет!»
Бетти неотрывно смотрела на нее – ну почему, почему в ее глазах было только страдание? Почему она не возражала на эти слова Марселы? Нет, она не могла предать любимого, бросив в лицо его невесты всю правду – она просто не могла – и потому молча смотрела на беснующуюся, оскорбляющую ее женщину – на ту, которую выбрал Он...
«Но ни при каких обстоятельствах, ты слышишь меня, Беатрис? НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ ты не имеешь права поднимать руку на ПРЕЗИДЕНТА ЭКОМОДЫ! ДУРА!»
Выплюнув всю свою ненависть, желчь, горечь от безответной любви, презрение и оскорбленное чувство, Марсела развернулась – и убежала в зал заседаний.
Беатрис опустила голову, ее затрясло – но она держала себя в руках. Она не заплачет! Ни за что!
Дверь вновь распахнулась – вошла Каталина – ей надо было поговорить с Армандо – но его нигде нет.
Дрожащим голосом Бетти объяснила, где он. Вскочила – и отвернулась. Каталина присмотрелась к ней – что? Во имя Господа, что опять стряслось?
Бетти все еще пыталась держать себя в руках – как же трудно ей это давалось: пусть донья Каталина ни о чем не спрашивает, она просто хочет побыть одна.
Ката поняла: она ни о чем не спросит. Впрочем, она догадалась – дело в драке, о которой ей рассказали?
Бетти обернулась – увидев взгляд этих огромных, беззащитных, смертельно больных глаз, Каталина опустила на миг свои глаза – сил не было смотреть на Бетти.
У нее был только один вопрос – Бетти едет с ней в Майами?
И вдруг девушка не выдержала – ну невозможно держаться столько времени – она кинулась к Кате, как к матери, прижалась к ней – и долго сдерживаемые рыдания сотрясли ее с головы до ног: «Пожалуйста, донья Каталина, заберите меня отсюда! Это ад, я больше не могу! Куда угодно – только спасите меня, заберите...»
Ката прижала ее, рыдающую, к себе - и долго гладила волосы, пытаясь снова перелить в нее хоть малую часть своей силы...

0

23

часть 27
Марианна только подошла к лифту, чтобы, наконец, спуститься – и поехать к Инесите – как вдруг лифт открылся – и оттуда выплыла сама Инес. Девушки были глубоко возмущены: что она творит? Ей надо лежать. Она больна. Еще умрет, чего доброго. Но Инесита была непреклонна – она скорее умрет дома. А здесь ей будет лучше, и она поможет дону Хуго – без нее он просто не справится... Поняв, что никакими силами ее не переубедить, Сандра и Марианна махнули рукой – и Инесита отправилась обрадовать босса.
На столе Патрисии зазвонил телефон. Она сняла трубку – это оказался адвокат. Если завтра, до двух часов дня она не внесет необходимую сумму – ее мерседес выставят на продажу – и тогда ей уже придется покупать его на общих основаниях. Пати это не особо испугало – она свято верила в «Святого Николаса... Мора» и не сомневалась в успехе своего совершенно безнадежного мероприятия. Весьма резко и донельзя высокомерно она поведала адвокату, что завтра лично привезет к нему утром необходимую сумму – и пусть он подавится, проклятый сквалыга!
Она швырнула трубку, обернулась – и заглянула в глаза Даниэля Валенсия. Ирония в его словах переливалась через край: неужели у нее проблемы?
Нет у нее проблем – Патрисия была раздосадована, что он стал свидетелем этого разговора. Сегодня она получит свои 6 миллионов – и ее проблемы останутся в прошлом – она вернет себе машину.
На Даниэля это не произвело впечатления – кто же это ей столько платит? Ах, ей дают в долг? Кто? Ее новый приятель? Прекрасно, значит, она расплатится с ним натурой!
Патрисия снова попробовала рассердиться – ее новый друг – настоящий мужчина! (везет же Николасу – вот уже вторая женщина представляет его настоящим мужчиной, в то время, как бедные Армандо, Марио и Даниэль... Ах, да что там говорить!). Они всем делятся друг с другом! Даниэль хмыкнул – конечно, особенно его деньгами... Патрисия вспыхнула – да будет ему известно – они еще даже ни разу не спали! Даниэль поднял брови: неужели? Какая недальновидность... она может попрощаться с надеждой получить эти шесть миллионов. Патрисия взорвалась – спорим?
Даниэль с веселой иронией взглянул на нее – и отвернулся. Ему нужен был Армандо – и его отправили в зал заседаний – ко всей компании.
На приветствие Даниэля отозвался Роберто – как здорово, что он зашел, он очень рад его видеть. Даниэль улыбнулся – он тоже очень рад всех видеть – семьи, наконец, собрались (ну не хватает там двух сестер с обеих сторон – какие мелочи!)
На лицах Армандо и Марио была написана прямо противоположная мысль – они видеть не могли этого Даниэля...
Маргарита на приветствие Даниэля ответила упреком – она приготовила ужин накануне – а он так и не появился. Даниэль покаянно кивнул головой – да, у него все-таки была работа допоздна. Он так сожалеет!
Он отошел – и сел рядом с Роберто – им о многом надо поговорить...
Роберто был против – они поговорят – но о делах – только завтра. А сегодня они просто зашли на огонек, повидаться с сыном – и поговорить о свадьбе Марселы и Армандо.
Марсела засияла улыбкой – и перевела глаза на Армандо – он криво усмехнулся – и срочно схватил стакан с водой – надо же было как-то скрыть перекосившее лицо отвращение... улыбка сползла с ее лица...
Ну что же, завтра так завтра – Даниэль был удивительно покладист – но он должен задать один вопрос, который мучает его, прямо сейчас...
И повернулся к Армандо: «Армандо, ты знаешь что-либо о финансовом положении своей помощницы?»
Армандо застыл. Потом перевел глаза на Марио. Тот вернул ему выразительный взгляд – и настороженно уставился на Даниэля...
Армандо постарался непринужденно взглянуть на Даниэля: «Беатрис?»
Даниэль пожал плечами: а у Армандо есть другая помощница?
Армандо покачал головой, напряженно свел руки: нет, он ничего не знает о ее финансовом положении.
Даниэль кивнул головой – а было бы неплохо, если б он прояснил это.
Они вообще знают, что у Бетти есть собственная компания?
Армандо не отводил почерневших глаз от лица Даниэля. Марио – тоже, оба словно гипнотизировали его.
Даниэль продолжил: и эта компания называется Террамода.
Армандо в панике перевел глаза на Марио – тот, затаив дыхание, продолжал гипнотизировать Даниэля, мимолетно взглянув на друга.
Марсела прервала молчание: но ведь это компания друга Беатрис, не так ли?
Армандо было поддакнул... но Даниэль быстро опроверг это утверждение: нет, компания не принадлежит никакому другу Бетти. Из записи в реестре Торговой Палаты следует, что единственной владелицей является Беатрис Аурора Пинсон Солано.
Армандо снова взглянул на Марио – тот немного успокоился: ну компания, ну и что... Но Армандо так не казалось – они висели на тоненьком волоске...
Роберто хмыкнул – ну и ? В чем проблема-то? В чем загадка?
Армандо быстро перехватил инициативу – в конце концов, всегда лучше заставить оправдываться противника, чем оправдываться самому:
«Загадка? В чем загадка? Это только Даниэль знает - как всегда. Он ненавидит Беатрис, все время пытается в чем-то уличить, объявил ей войну! Сейчас он решил покопаться в ее грязном белье – вдруг удастся найти хоть что-нибудь!»
Как ни странно, но сейчас Роберто решил поддержать сына – нравилась ему некрасивая помощница сына (а вкусы-то у них одинаковые, у отца с сыном...):
«В самом деле, Даниэль. Это уже слишком...»
Даниэль посмотрел на сестру: а ей не кажется это подозрительным?
Ну еще бы Марселе не показалось хоть что-нибудь подозрительным в отношении Бетти: естественно, это очень странно. Она хвастается приглашениями в дорогие рестораны, шикарной машиной, повсюду рассказывает, что ее жених – владелец компании и мультимиллионер, что компания эта - Террамода...
Армандо молча слушал ее, изо всех сил стараясь казаться равнодушным – но непрерывное постукивание пальцев выдавало, чего это спокойствие ему стоило...
Марсела повернулась к жениху: и лишь теперь выясняется, что владелица компании – она, Бетти?
Даниэль встрял: это проблема, и серьезная – Армандо передал в руки этой женщины управление Экомодой...
Армандо не выдержал: он не передавал ей управление компанией, он не хочет, чтобы Даниэль передергивал факты, он отдал ей в управление финансы – и только.
Даниэль усмехнулся – а что, Армандо знает другой способ управлять компанией полностью, кроме полного и единоличного управления финансами? Финансы – это самое главное!
У Беатрис неограниченная власть в руках. От нее – и только от нее – зависит финансовое благополучие обеих семей. Поэтому он решил немного копнуть в отношении ее жениха – и результат оказался странным.
Армандо и Марио сидели как на иголках – но все были настолько поглощены открывшимся обстоятельством, что на странный вид Президента и Вице-Президента внимания не обратили...
Даниэль продолжил: так что стоит за этим обстоятельством?
Армандо опять пошел в атаку: что за этим стоит? Пусть Даниэль отвечает сам на свой вопрос – он ведь пришел сюда, только чтобы навлечь подозрения на Бетти – и снова измазать грязью его, Армандо!
Роберто прервал его – довольно ругаться. Это недоразумение очень легко разрешить – надо просто позвать Бетти, спросить ее – и она на все ответит. Очень просто.
Марио немедленно вскочил – он ее позовет – и тут же упал обратно в кресло, придавленный «нежной» ручкой невесты друга – Марсела сама позовет Бетти.
Решив не драться с Марселой, Марио остался на месте...
Успевшая немного успокоиться Беатрис разговаривала с Николасом – ей срочно нужен отчет по Террамоде – завтра она увольняется. Она больше не может здесь – она хочет уйти куда угодно – может быть, поедет за границу. Завтра они все пойдут прямиком в ад...
На пороге появилась Марсела: в зале ждут Беатрис – она должна туда прийти. Бетти повесила трубку и последовала за Марселой – она ведь здесь еще работает...
На пороге зала прозвучал ее вопрос: вы хотели меня видеть?
Роберто встал: да, девочка, проходи, у нас есть к тебе несколько вопросов...
Беатрис прошла и встала рядом с Армандо – он метнул на нее предостерегающий взгляд – но был вынужден отвернуться... Бетти перевела глаза на почтенное собрание – Марио не отрываясь смотрел на нее. По его глазам Бетти видела – стряслось что-то очень серьезное...
И в этот момент раздался голос Даниэля: «Сеньора Беатрис, здравствуйте, как дела?»
Бетти вежливо ответила тем же приветствием.
И Даниэль перешел к главной части: «Как называется компания, которой владеет Ваш друг?»
Бетти помедлила с секунду: «Террамода»
Армандо не выдержал напряжения– закашлялся... Марио осторожно перевел дыхание, все так же предупреждающе глядя на девушку.
Даниэль скривился: «Очень странно. Вот в этом документе ясно написано, что компания принадлежит другому лицу...»
Бетти, наконец, поняла, в чем дело – теперь главное не дать догадаться раньше времени непосвященным в тайну.
«Я знаю, что в реестре Торговой Палаты компания числится за мной».
Марсела устремила на нее презрительно-негодующий взгляд: «Так с чего тогда вы оба рассказываете всем, что именно Николас – владелец фирмы?»
Армандо устремил на Марселу полный ненависти взгляд – но молчал, ожидая ответа своей Бетти. Марио ободряюще смотрел на девушку – напружинился, как тигр перед прыжком – был готов перехватить разговор в любой момент – если б было необходимо...
Но Бетти не нуждалась ни в чьей помощи – она и сама может дать отпор: «Позвольте кое-что объяснить Вам, донья Марсела. Я никогда не говорила, что Террамода принадлежит Николасу».
Марио все время держал глаза Бетти своими – и сейчас чуть заметно показывал, что она на правильном пути...
«Слухи об этом распространяли мои подруги – и другие служащие фирмы, и наиболее рьяной в этом была сеньора Патрисия Фернандес» Марсела неловко рассмеялась – даже она не пыталась опровергнуть этот выпад Беатрис.
«Компания принадлежит моему жениху» - продолжала Беатрис – «Он записал ее на мое имя, потому что считает, что у меня прекрасные отношения с банками. Потому что я прекрасно разбираюсь в банковских операциях – я ведь работала в этой сфере. Вы можете расценить это, как его подарок мне...»
Марио окончательно успокоился – все-таки она такая умница! Куда до нее Даниэлю!
Армандо вздохнул свободнее. По губам пробежала усмешка – он во многом ошибался в своей жизни – но не в отношении ее. Она – его самая большая удача в жизни!
Однако Даниэля ее объяснения не слишком удовлетворили – представить, что кто-то по своей воле может подарить ей компанию?
Именно это он у нее и спросил – неужели Николас просто подарил ей компанию?
Бетти пожала плечами, улыбнулась ядовито – от этой улыбки Даниэлю пришлось опустить глаза: «Ну и что? Это не очень большой капитал – всего 80 тысяч долларов...»
«Значит, Вы работаете еще в одном месте, кроме Экомоды?»
Бетти согласилась с ним: «Да, доктор, по ночам я посвящаю время его компании...»
Марио снова насторожился, как и Армандо – они уже ожидали следующий вопрос. И он прозвучал: «Странно то, что у компании, весь капитал которой составляет 80 тыс. долларов, есть машина стоимостью в 50 тысяч долларов!»
Бетти тоже ждала этого вопроса – поэтому ответила без малейшей запинки: «Это был первоначальный капитал. Но мы делали многочисленные – и очень удачные вложения. Доходы теперь составляют более 25 процентов ежемесячно...»
И, устав оправдываться, пошла в наступление: «Если Вас, доктор, не устраивают мои объяснения, я готова принести и показать финансовые отчеты компании за все время ее существования... Вы сможете проверить лично...»
Все, Армандо понял – шах и мат – Даниэль не пойдет на это – да и права не имеет. Они выиграли. Эта же мысль отразилась на лице Марио – он впервые с момента входа Бетти в комнату решился отвести глаза от ее лица – теперь ей точно не нужна его поддержка (как будто раньше была нужна...)
Дон Роберто прервал Бетти – нет, нет, все это не обязательно. Огромное ей спасибо за объяснения – она свободна.
Армандо разжал руки, облокотился на стол – дикое напряжение последних минут, наконец, отпустило его. И он стал усиленно изображать усталое равнодушие...
Но Марсела не могла позволить Бетти выйти победительницей – ассистентка президента должна была информировать руководство Экомоды о том, что у нее есть побочный бизнес.
Ах, так? Бетти воззрилась на нее: но в этой компании у многих есть побочные бизнесы – магазинчики, киоски и т.д. Нигде в договоре не записано, что она обязана была сообщить о своей фирме!
Армандо не сводил с Марселы ненавидящих глаз – еще немного, и он бы ее ударил за то, что она всеми силами пытается очернить Бетти. Сдержался все же, перевел взгляд на друга – Марио одними глазами поздравил его, и снова взглянул на Бетти – под всеми слоями его цинизма проглядывало искреннее восхищение этой умной храброй женщиной.
Марсела не заметила взгляда жениха – она не отрывалась от Бетти: тоже придумала – да разве могут все эти побочные бизнесы идти хоть в какое-то сравнение с Террамодой?
Роберто прервал ее – Беатрис все замечательно объяснила, он больше не позволит ее допрашивать. Она свободна. Иди, радость моя, улыбнулся он девушке...
Бетти пошла к двери... Даниэль потер лоб: до свидания, доктор! – попрощался он с Бетти. Бетти на мгновение замедлила шаг. Взглянула на него загадочно - обещающе, мол, подождите до завтра, не пожалеете... но Даниэль уже не видел ее взгляда – он воззрился на разъяренного Армандо.
«Ну что, Даниэлито? Есть еще что-то, что не дает тебе покоя?» голос Армандо был переполнен сарказмом – и ядом, которого бы хватило на мгновенное убийство десяти Даниэлей...
«Может быть, ты пойдешь в полицию? Выяснишь преступное прошлое Бетти? Что еще ты нам преподнесешь?»
Даниэль почувствовал себя неловко – он чувствовал, что не все здесь чисто – но доказательств не было, и он решил пока что отступить – временно...
«Нет, ничего, просто я очень бы хотел поговорить о завтрашнем Совете...»
На этот раз Маргарита прервала его – никаких разговоров сегодня. У них завтра будет достаточно времени на Совете.
Роберто решил положить конец этой дискуссии – им с Маргаритой пора ехать – надо отдохнуть перед показом, переодеться – они все-таки уже не молоды...
Все поднялись – Даниэль и родители Армандо ушли. Армандо перевел глаза на Марио – нескрываемо-счастливая улыбка поселилась на его лице: несмотря на свое странное поведение, Бетти не предала его!
Едва вернувшись к себе, Бетти позвонила Николасу. Выслушав рассказ подруги о допросе, он ее успокоил – пока ничего страшного не случилось. Дарить фирмы невестам – не преступление. С их стороны – все абсолютно честно и законно – она может не нервничать. Но Бетти чувствовала себя отвратительно не поэтому – ей устроили форменный допрос. А ей пришлось лгать и изворачиваться. Самое плохое – что она делала это при Роберто и Маргарите.
Николас прекратил ее душевные излияния одним махом: это как-то изменит ее планы? В глазах Бетти, только что наполненных слезами, появился стальной блеск – ни за что. Она уже приняла решение – и не отступится от него что бы не произошло!
К рассматривающей журнал Патрисии снова подошел Даниэль – если она сегодня-завтра не получит обратно свой мерседес, он познакомит ее со своими друзьями. Патрисия ответила ему яростным взглядом – пусть сдохнет, она не доставит ему такого удовольствия. Но Даниэль был настроен вполне скептически – он не верил в ее щедрого парня. Ничего, пусть не расстраивается – он ее пристроит.
И ушел. Патрисия взорвалась: этот мерзавец смеет ее унижать!
И тут же схватилась за телефон – звонить Николасу. Нежность в ее голосе во время этого стратегического разговора превысила все допустимые пределы – она договорилась о встрече на вечер, пригласив его домой на ужин, приготовленный ее собственными руками – для милого Нико ей ничего не жалко. Только он не забудет привезти с собой чек на 6 миллионов? Николас пообещал... и Патрисия повесила трубку. Николас долго смотрел на чековую книжку: «Она любит не меня, а тебя. Что ж, сегодня Патрисию ждет большое разочарование!»
Повесив трубку, Патрисия возмутилась – он еще не выписал ей чек! Да кто он такой, что себе позволяет!
Наблюдавшая за ней Сандра расхохоталась – у Пати что, от голода мозги поехали? Уже сама с собой разговаривает?
После ухода Даниэля в зале остались только Армандо, Марсела и Марио. Открыв дверь к себе в кабинет, Марио остановился на пороге, внимательно наблюдая за другом и его невестой.
Марсела покачала головой: как же хорошо все-таки, что Даниэль проверил эту компанию и этого странного Николаса Мора...
Армандо непроницаемо смотрел на нее: она так думает? Неужели объяснения, которые дала Беатрис, недостаточны?
Марсела хмыкнула: может быть, эти объяснения и удовлетворили Роберто и Маргариту – но для нее они явно неубедительны!
Армандо медленно наклонился к ней – в глазах застыла такая жгучая ненависть, что если б Марсела не была так взвинчена всем предшествующим, она бы, наверно, сбежала бы, не оглядываясь...
«Давай, Марсела, скажи мне все, что ты думаешь! Давай, начинай выливать весь яд, который ты копишь для Беатрис, начинай высасывать ее кровь! Вперед!» Он больно сжал ее руку.
Марсела вырвалась, вскочила: «Ну, разумеется, ты не видишь ничего плохого, если дело касается Беатрис! Ты готов воевать за нее со всеми! Со всем миром!»
Марсела кричала, забыв напрочь, что за спиной у нее стоит Марио, она забыла, что ее могут услышать – она обо всем забыла. После взгляда Армандо она видела и помнила только одно – она для него – чужой человек, он не любит ее, их свадьба – на волоске...
«Ты дал ей полную свободу во всем... ты отдал ей свою жизнь, она твой друг, твой верный союзник. Она знает все о тебе, все твои тайны! Всю твою личную жизнь! Ты открыл ей все и вся – но она скрыла от тебя столько важного!»
Марио нервно мерил ногами кабинет – его беспокойство росло все сильнее от одного только взгляда на лицо друга – Армандо слушал Марселу, не перебивая, но надолго его не хватит – и что он может ей ответить... Марио очень боялся того, что он может сказать – потому что уже понял, что именно крутится на языке у друга.
Между тем Марсела продолжала: «Ее жених подарил ей компанию – а ты ничего не знал об этом, не так ли?!»
Армандо, наконец, не выдержал – и ответил ровно в том же тоне, какой позволила себе она: «Марсела, давай кое-что проясним: во-первых, никаких тайн я ей не доверял! А во-вторых – это ее полное право иметь от меня какие угодно тайны! Что именно тебе мешает? Какое тебе дело, что ее жених подарил ей компанию?! Тебе-то что?!»
Марсела перебила его: «Я надеюсь, что это не повредит нам!!! Но это ничто по сравнению с тем фактом, что ты стал марионеткой в ее руках. Она играет тобой, как хочет! Ты настолько слаб перед ней, что предпочел даже проглотить ее пощечину – и выставить себя полным дураком перед всеми!»
Что ж, если для того, чтобы оправдать Беатрис, Армандо должен был унижаться и выглядеть идиотом в глазах всех – и Марселы с Марио тоже – он был на это готов:
«Ты не понимаешь! Бетти ударила меня, потому что я был невменяем! Я мог совершить непоправимое! Пойми же ты, что она помогла мне, спасла меня!»
Он упал на стул – слишком велико было напряжение – и слишком сильно потрясение от того, как больно открывать для себя правду – он ведь действительно говорил сейчас то, что чувствовал. И это выматывало больше, чем любое притворство...
Марсела открыла злые, изумленные глаза: «Она СПАСЛА тебя? Ты так думаешь? Значит, ты считаешь, что она ПРАВА, что ударила тебя?! Армандо, что ты с собой делаешь? Ты превратился в клоуна! К этому ты стремился всю твою жизнь?!!!»
Апрмандо бросил неловкий взгляд на Марио – тот внимательно слушал, взглядом пытаясь поддержать друга – ему надо было выдержать этот бой – и Марио пытался ему помочь...
Взгляд Марселы чернился от ярости: «Черт возьми, эта женщина полностью изменила тебя!!! В сущности, я не знаю – она это или какая-то другая... Мне плевать! Но ты – уже не тот Армандо Мендоса, которого я знала, в которого когда-то давно влюбилась! Ты превратился в слабака, который каждую ночь напивается – и ищет, где бы и с кем подраться!» У Марселы перехватило дыхание...
Армандо, не сводя с нее глаз, в которых зажегся странный огонек ярости, надежды, сарказма – и презрения, четко выговаривая каждое слово, произнес: «Да! Да, я стал таким. Я изменился, стал другим человеком. Я уже не тот, которого ты когда-то знала, в которого когда-то влюбилась! Ты абсолютно права. И главное – вот за этого вот незнакомого тебе человека тебе и предстоит выйти замуж!»
Губы перекривила гримаса яростной ненависти, плескавшейся в глазах: «Тебе это подходит – или нет?!»
Марио на заднем плане задергался – он так и знал, что Армандо сейчас выкинет нечто подобное. Но сдержался – сейчас была очередь Марселы...
А она застыла. Весь ее гнев, весь ее запал сразу прошел – господи, ведь он же сейчас предложил ей... расстаться? Нет, этого она не могла допустить...
Девушка судорожно покачала головой: «Я поняла тебя... поняла... Я хочу дать тебе еще один шанс» Армандо молча смотрел на нее – чужой человек, и как он мог столько времени обманывать себя, думая, что она – женщина, которая ему нужна? Он смотрел на нее – и не видел ту, которая еще недавно казалась близким человеком...
И знал – именно это она сейчас и осознает – но облегчать ей ничего не собирался. Он просто не любил. Никогда не любил...
«Я поднесла тебе все на серебряном блюде, всю себя, всю мою любовь... Что ты хочешь, Армандо? Отменить нашу свадьбу?»
Повисшее камнем тяжелое молчание...
Марио, стоявший в своем кабинете, за спиной Марселы отчаянно замахал всеми конечностями: НЕТ!!!!!!!
Марсела резко обернулась – столь же резко он принял отвлеченную позу. Она снова посмотрела на... жениха? Паника расширила ее глаза, они сейчас казались еще чернее на белом как мел лице:
«Ответь мне! У нас еще есть время!»
Армандо, до этого неподвижно смотревший на Марио, словно очнулся – как же непросто это – рвать то, что казалось незыблемым. Да и нельзя это рвать – Марио прав – нельзя рвать сейчас. Вот завтра...
«Я не должен ничего отвечать, Марсела. Наоборот, это ты должна решить – это же ты собираешься выйти замуж за чужого тебе человека – я же собираюсь жениться на той же Марселе, которую когда-то узнал и в которую когда-то был влюблен...»
Марсела сузила глаза: «Точно! В которую когда-то был влюблен... Но больше не любишь!»
Армандо отвел глаза – поправлять себя он не станет – даже если его завтра распнут на этом собрании...
А Марсела продолжала: «У нас разные обстоятельства. Мы женимся по разным причинам....»
Армандо уже понял, что она сейчас скажет – и не хотел этого слышать. Встал со стула, отвернулся от нее – и услышал – именно то, что и ждал: «Армандо, знаешь что? Я люблю тебя. И я хочу выйти за тебя замуж... Я хочу выйти замуж за такого, как ты есть!»
Он обернулся и посмотрел на нее – какая скука – промелькнуло в его взгляде – зачем мне это надо?
Из своего кабинета Марио развел руками – вот и пойми этих женщин – то она готова тебя разорвать – а то опять любит – ну и слава Господу, все улажено.
Взглянув на него мельком, Армандо отвел глаза – был противен сейчас сам себе – за свою трусость, за то, как поступал с Марселой... Да и вид друга был сейчас неприятен...
Марсела кивнула: увидимся на показе – и вышла.
Армандо так и продолжал смотреть куда-то вдаль – что же он делает? С ней, с собой, с Бетти?..
Марио медленно подошел к нему – тяжелая эта сцена не прошла бесследно и мимо него – вид был не лучше, чем у друга. Он присвистнул: «Мужик, я думал, что ты сейчас отменишь свадьбу...»
«Если б я только мог» - еле слышно отозвался Армандо, упав опять на стул.
Марио попытался вернуть Армандо к жизни: сейчас ему даже думать об этом нельзя! Ситуация слишком опасна – Даниэль идет по пятам. Ему нельзя давать ни малейшего повода устроить проверку в фирме. Марио думал, что сегодня умрет – они же буквально чуть не потонули с этой проверкой Террамоды Даниэлем!
Армандо горячо прервал его: «Но этого не случилось! Все обошлось – и знаешь почему? Только потому что Бетти – умница! Она так уверенно, так здорово выкрутилась!»
«Да, сегодня все обошлось...» - Марио не был склонен преувеличивать их сегодняшнюю победу, - «Еще ничего не кончилось. Завтра Марсела и Даниэль все жилы из нас вытянут – и из Бетти, только бы до мельчайших подробностей выяснить ситуацию в фирме. Поэтому отчет должен быть просто безукоризненным!»
Армандо кивнул – он уже немного отошел от разговора с Марселой – и теперь способен был снова мыслить продуктивно: «Надеюсь, что Бетти не испугается этого допроса – и все нам сделает..»
Марио хмыкнул – а если Армандо еще и поддержит ее...
Армандо смерил его тяжелым взглядом - неужели Марио думал, что он еще нуждается в понукании?
Марио быстро перевел разговор – Армандо заметил, как Бетти перевела стрелки на Патрисию? Армандо угрюмо покачал головой – ну еще бы... Слепой бы не заметил.
Значит – Марио четко вел свою мысль – именно Патрисия – та девушка, что гуляет с Мора? Теперь можно не сомневаться...
Армандо помрачнел еще больше – не хватало на его голову этого кретина Николаса – так еще и Патрисия норовит сесть туда же...

0

24

часть 28
По дороге из зала заседаний разъяренную Марселу остановила Патрисия – ей нужно занять немного денег на продукты для ужина с Николасом. Марсела немного подумала – а Пати вообще знает, что фирма принадлежит не Николасу – а Бетти? Он ей, видите ли, ее подарил. В глазах Пати, едва не упавшей в обморок от этого известия, загорелся алчный огонек – а вдруг ей удастся уговорить Нико передарить фирму? Еще немного подумав, Марсела дала ей деньги – она рассматривает их как инвестицию – ведь у Патрисии к Николасу сугубо деловой интерес...
Хуго, Инесита и модели в сопровождении одежды отправились в отель (опускаю сцену…) на показ.
Каталина по дороге туда же забежала к Бетти – она уже зачислила ее к себе на работу и заказала на нее билет. Бетти не подведет ее? Бетти подняла загоревшиеся надеждой глаза: ни за что, она в любом случае поедет с ней! Каталина кивнула, довольная – и ушла (маленький комментарий – мне все время казалось, что Каталина, поняв, что происходит с Армандо – и какая боль живет в Бетти, решила специально ее вытащить из Экомоды – чтобы дать обоим время вздохнуть…)
Едва Каталина вышла, на пороге возник Армандо – и с места в карьер: что с отчетом?
Бетти молча подняла на него холодные глаза… ждала… Армандо взмолился: ну, пожалуйста, ради всего святого, она должна сделать этот отчет! «Поклянись мне, что ты его сделаешь!»
Бетти продолжала мерить его непроницаемым взглядом.
«Что случилось? » - он наконец вгляделся в эти сумрачные глаза.
Бетти скривила губы: «Такое ощущение, что Вы не поняли, что только сейчас произошло. На нас пало подозрение – а это очень плохо!»
Армандо взял себя в руки – ее надо успокоить – и попытался говорить уверенно: «Ну что ты, Беатрис, ничего страшного не случилось. Был предъявлен официальный документ – и ты его очень убедительно все объяснила». Он опять расцвел улыбкой – как в момент ее победы над Даниэлем.
Но Беатрис погасила его довольную улыбку в момент: «Все это выглядит очень подозрительно!»
Армандо тяжко вздохнул: «Брось. Ничего не подозрительно. Подозрительно было бы если б они нашли документы о долгах Экомоды Террамоде. Или если б они нашли документ об эмбарго, наложенном Террамодой – это была бы катастрофа! Но ведь нет – Даниэль нашел обычный, законный документ. Так в чем проблема?» Спокойствия Армандо надолго не хватило – он потихоньку начал заводиться…
Бетти тоже повысила голос: «Сеньор Даниэль продолжит свои исследования. И он поймет, что произошло!»
«Трагедия произойдет, если ты не исправишь баланс!» - он вскочил в ярости, резанул ладонями воздух, - «Черт возьми! Черт, черт!»
Повернулся к ней – и сдался: «Черт, это и в самом деле выглядит очень подозрительно! Я знаю, что Даниэль от нас не отстанет».
Сел обратно и задумался.
«Единственный путь снять с себя это подозрение – и обвести вокруг пальца Совет Директоров – это предъявить абсолютно безупречный баланс! Безупречный! Ты ведь сама это знаешь, не так ли?»
Бетти отвела глаза – и уставилась в компьютер. Баланс подделывать она не собиралась… Но дать ему это прочесть в ее глазах? Ни за что! К тому же сейчас, после этого допроса Даниэля – ей уже не верилось, что подделанный баланс их спасет…
«Во имя Господа!» - голос Армандо упал почти до шепота – ну как же ему ее убедить и успокоить? - «Ты что, в этом не уверена?…
Беатрис, завтра, после совета директоров, мы наконец вырвемся из этого ада…»
Бетти продолжала неотрывно смотреть в компьютер, а сзади послышался голос Марио «Армандо!»
Армандо нетерпеливо дернулся – он хотел ей что-то такое важное сказать, а теперь…
Марио увидел это движение Армандо, понял – не вовремя – но их ждала работа… Извинился – он бы не стал им мешать, но представители « Fashion Colour » почему-то вместо отеля приехали сюда – и неудобно их просто отослать в отель.
Армандо встал – слишком важные клиенты, чтобы пренебречь... Марио пошел к двери, оглянулся – Армандо склонился над Беатрис: «Беатрис, наша с тобой жизнь сейчас в твоих руках! Я умоляю тебя – закончи этот проклятый баланс, сделай его перед показом. Без этого нам не вырваться из этого замкнутого круга. Умоляю тебя!»
И вышел из кабинета. Бетти проводила его растерянным взглядом, потом зарылась лицом в ладони: что же ей делать? А вдруг?... Нет! этого не может быть...
«Ну что, она очень нервничает?»- Марио приблизительно понял направление разговора друга и Бетти. Армандо кивнул. «Но она сделает отчет?»
Армандо покачал головой: он надеется...
Марио ответ явно не устроил: что значит надеется?
Армандо дернулся - то и значит. Он сам с этим разберется.
Марио усмехнулся: сам? И увидел взгляд Армандо – нет, лучше, пожалуй, замолчать...
И снова пришел вечер – вечер показа. И снова разочарованная Команда Уродок громко переживает, что их не пригласили. И снова Патрисия вступается за честь родного предприятия – им там не место. Приглашен только руководящий состав – и она, поскольку является украшением любой вечеринки и презентации. Команда, естественно, снова возмущена – и Пати звонит Марселе. Та на полном взводе после ссоры с Армандо – и орет в трубку, чтобы никто из Команды не являлся на показ.
Естественно, дамы разочарованы – а Патрисия жалуется Марселе, что ей не на чем доехать... И тут же обрывает разговор – из лифта появились Армандо и Марио. Но здесь Пати ожидал облом: попросив Армандо подвезти ее на показ, она так обалдела от его резкого «Ни за что!», что разоралась: «Почему нет? Ты же едешь один!»
Армандо слегка озверел от такой наглости – но снизошел до ответа – он любит ездить один. Ему вообще нравится одиночество – а такая возможность выпадает не часто.
Довольная унижением Патрисии Команда совсем уже было собралась уйти – как вдруг из кабинета выскочил Гутьерес. Он и не собирался отпускать домой Ауру-Марию: слишком много очень срочной работы, он даже не пойдет на показ, чтобы ее выполнить. И девушке придется остаться работать с ним, вдвоем. Могли ли верные подруги допустить такое? Ни за что – и София с Сандрой, и Фредди остались вместе с Аурой-Марией – охранять ее честь от посягательств.
Армандо и Марио, услышав это, пожали плечами – но вмешиваться не стали – у них были вопросы и поважнее.
Подходя к офису, Марио понадеялся, что времени на отчет у Бетти было больше, чем достаточно – и она успела закончить подделку отчета... Армандо не был так оптимистично настроен – но если она не закончила – ему конец! Марио перекрестил его – будем оптимистами, авось, удача на их стороне!
Глаза Беатрис бесцельно блуждали по офису, когда послышался звук открываемой двери. Бетти немедленно начала что-то печатать... а в комнату вошли Армандо и Марио: как дела, она уже закончила отчет?
Бетти коротко взглянула на напряженного босса, тщетно пытаясь изобразить бурную деятельность: «Нет, сеньор...»
У Армандо внезапно вырвался даже не крик – рычание раненого зверя: «НЕТ?!!! Что ты говоришь?! Как это не готов?!» Чего было больше в этом крике? Страха перед советом директоров – или отчаяния мужчины, понявшего, что единственная близкая женщина предает его – что она просто не любит его?...
«Сейчас 7 часов вечера, а завтра в 11 утра отчет должен лежать на столах!!! – и он не готов?!!! Почему?!»
Отшатнувшаяся при первом крике Армандо Бетти почти пришла в себя – только руки подрагивали. Она упорно не отрывала глаз от монитора...
Марио дотронулся до плеча друга: «Армандо...»
Резко дернувшись, обернувшись, Армандо прошипел: «Не трогай меня!»
И так же внезапно усилием воли заставил себя успокоиться– только руки нервно поправляли манжеты рубашки.
«Хорошо. Извини, Беатрис. Я был неправ, что вспылил... Прости.»
И в мгновение ока превратившись в президента, холодно бросил Марио: «Оставь нас одних.»
Марио помялся – видимо, боялся, что в его отсутствие Армандо может убить Бетти – или жениться на ней?...
«Я буду в...»
Армандо даже не взглянул в его сторону – он не отрывал глаз от Беатрис: «Я сказал – оставь нас одних. И закрой дверь – я не хочу, чтобы нам мешали.»
Марио отошел и сделал реверанс – но поняв, что о нем забыли вообще, закрыл за собой дверь...
Армандо опустился на стул перед Бетти. Она сидела перед ним, вся, как натянутая струна, не отводя глаз от монитора – казалось, дотронься до нее – рассыплется...
Он уперся тяжелым взглядом в ее побелевшее лицо: «Беатрис, я задам тебе вопрос – и хочу, чтобы ты мне ответила честно». Девушка нервно сглотнула – но головы не повернула...
«Я правильно понял, что ты не собираешься делать липовый баланс?»
Она перевела на него взгляд – от его спокойствия веяло такой яростью – и отчаянием – что она испугалась, не за себя - за него...
Увидев этот взгляд, он наклонился к ней: «Оставим эти игры и эту ложь, Беатрис. Ты ведь не хочешь исправлять баланс?» Она продолжала хранить молчание – и он повысил голос: «Ответь мне: да? Или нет?»
Бетти поняла – ответить ей придется... Встала. Отвернувшись от него, отошла подальше – и снова посмотрела на него: «Нас раскроют, сеньор...»
Армандо взорвался: «Опять тот же разговор? Опять? Я же тебе уже сказал, что ничего не произойдет – и все снова здорово? Я же сказал, что если ты все исправишь в отчете – то никто ничего не узнает!»
Бетти снова отвернулась – она просто не могла смотреть ему в глаза – оказывается, предавать любимого человека, даже если он предал ее – это очень больно. И очень страшно.
Армандо встал: «Но даже если ты не собиралась подделывать отчет – неужели ты не могла сказать мне об этом раньше? Я не заслужил такого...»
Он повернулся, пошел к двери – но нет, уходить он пока не собирался. Прижался к двери спиной – и снова посмотрел на Беатрис. У него уже почти не было надежды... ни на что. Но оставалось то, что он ей еще не сказал, то, что боялся сказать себе – но что должен был сказать Бетти – ибо кому же еще он мог сказать о том, что чувствует – он уже забыл то время, когда не чувствовал этого...
В звенящей тишине вновь раздался его низкий голос – тихий, очень спокойный: «Я не знаю, думала ли ты когда-нибудь о том, что вся моя жизнь, и все, что у меня есть – находится сейчас в твоих руках...» Он на минуту закрыл глаза – ему показалось, что он видит перед собой взгляд прежней Бетти, той, из тех счастливых времен...
Открыл глаза – она смотрела в сторону – ошибся... – но он продолжил:
«Мое настоящее, мое будущее, мою честь – если у меня вообще что-то от нее осталось – я отдал тебе. Я сам, моя любовь, и вся моя жизнь – все это сейчас в твоих руках...»
Бетти уже не отрывала от него глаз – не могла. Эти слова, этот неподвижный взгляд – и эта любовь на дне его потемневших от горя глаз – не могло это быть неправдой. Господи, пусть это не будет неправдой!
«Моя жизнь никогда еще не зависела настолько от кого-то другого...»
Он взглянул на нее – она опять опустила глаза – белое лицо... она очень старалась вернуть желание мстить, злость, обиду – и с ужасом понимала – ничего не получается, они исчезали, эти злые, разрывающие душу чувства – а любовь осталась. Как же она была наивна, надеясь, что все пройдет...
Армандо не отводил темного взгляда от ее лица – посмотри на меня, родная: «И тем более, она не зависела от женщины, которую я люблю...» - и закрыл глаза – не мог смотреть на ее, не любящее его, лицо...
Беатрис наконец взглянула на него – и опять отвела взгляд – она не должна его слушать, он не может говорить правду – но это заклинание уже не спасало – и вера прорастала сквозь боль...
«Беатрис, я умоляю тебя – не губи меня. Я уже не могу просить тебя любить меня – я понимаю, ты уже не чувствуешь ко мне того, что раньше...»
Он снова взглянул на нее – и увидел ее взгляд – она шла к нему, как шла когда-то, давно, так давно, что казалось уже сном – но она снова шла к нему – и он боялся еще поверить, но внутри постепенно росла надежда – потому что она опять смотрела на него... как в машине... в мотеле...в квартире у Марио... в миг их прощания... И глядя в эти такие родные глаза он выдохнул:
«Но если ты когда-то чувствовала ко мне что-то, если остался в тебе хоть отголосок того чувства, если ты когда-нибудь желала меня так, как я хочу тебя...»
Бетти внезапно остановилась, опустила глаза – было слишком больно смотреть на него, такого – и понимать, что все неправда, что он, может быть, и сейчас играет – и что если она покажет ему, как сильно его любит, как хочет...
Армандо отошел от двери, не отрывая больше глаз, пошел к ней навстречу– боль, почти физическая – только от того, что она больше не смотрит на него...
«Если тебе дорого все то, что мы прошли вместе – здесь, на работе... Наша дружба, наше взаимопонимание... Если хоть что-нибудь из этого еще живет в тебе – я умоляю тебя – протяни мне руку, помоги. Помоги мне, потому что мне это необходимо сейчас...»
Он подошел к ней совсем близко... она подняла на него полные слез глаза – и встретила его – умоляющие, любящие, родные – ее страдание светилось сейчас в них отраженным светом...
«Ты не знаешь, просто понятия не имеешь, до чего же ты мне нужна...» И не в силах больше сдержаться, прижал ее к себе.
Бетти вжалась в него, закрыла глаза – ну какое имеет значение сейчас все, что было? Ведь она завтра уезжает. Никогда больше его не увидит. Ну разве нельзя ей всего только один раз еще почувствовать его, побыть с ним?..
Как сквозь сон, услышала его тихий голос: «Ты хочешь видеть меня уничтоженным? Униженным? Это то, что ты хочешь?»
Обнимая ладонью ее голову, он нежно приник к ее волосам - и замер... Сколько времени они стояли вот так, обнявшись, забыв обо всем, что их разделяло, забыв о том, что было – и о том, что будет? Две секунды? Всю жизнь?
Этот миг унес с собой остатки боли, мести, унижения...
Не открывая глаз, поверив в невозможное, измерив всю глубину пропасти – и решив все-таки опуститься на ее дно, Бетти покачала головой: «Нет, сеньор. Я этого не хочу...»
Он прижал ее еще теснее. Вглядываясь в неизвестное ему будущее почерневшими от боли, любви и нежности глазами, выдохнув в ее волосы: «Пожалуйста, Бетти, умоляю тебя – не губи меня... Пожалуйста, послушай. Я знаю, что у тебя осталось мало чувств ко мне, но не уничтожай меня, потому что я тебя люблю...»
Бетти всхлипнула, закрыла глаза – она была уверена, что больше никогда не произнесет этих слов ему – но сейчас больше не колебалась: «Я тоже люблю Вас, доктор!»
И подняла белое от пережитого страдания лицо к нему...
Склонившись к ней, он прижался к ее губам – и они забыли обо всем. Где-то вдали осталась коллекция, Марсела, родители, Экомода... они не могли оторваться друг от друга, отчаянно боясь прервать этот поцелуй, боясь снова потерять друг друга...
Где-то на грани разума раздался звонок его телефона... Они не сразу среагировали – она была с ним, он целовал ее – пусть рухнет весь мир...
Оторвалась она: «Доктор, Вы должны ответить...» - и спрятала в ладони пылающее лицо.
Он не мог... не мог ответить. С секунду не сводил с нее взгляда, не понимая, что происходит. Схватился за трубку – Марсела. Выкрикнул «Ола!!!»
«Не надо отвечать с такой ненавистью! Когда ты приедешь на показ? Ты уже должен был здесь быть!»
«Скоро». - прорычал Армандо, не отводя пылающих, ошеломленных глаз от Бетти.
«Не волнуйся, это не я интересуюсь, а твои родители и наши гости...»
«Я уже сказал, что скоро приеду!» - Армандо закрыл телефон – и шагнул к Бетти – продолжить их поцелуй. Но она отшатнулась: «Вам пора...»
«Я не уйду отсюда, пока не узнаю, какая судьба меня ждет...» - тяжело дыша, он заставил себя говорить – а не схватить ее, как недавно, в объятия – и целовать так, чтобы она и думать забыла обо всем остальном...
Передохнув, вдруг вспомнил, что именно надо спросить: «Бетти, я могу на тебя положиться? Ты закончишь баланс?»
Бетти смотрела вниз – опять баланс, один баланс. Но...
Армандо на секунду закрыл глаза – больно, как больно от ее молчания – но ведь она же любит его, теперь-то он точно знает...
«Бетти, ответь мне...»
Она снова посмотрела ему в глаза...
Мольба и страсть перемешались в них диким сплавом: «Я могу тебе поверить? Ты сделаешь?»
А глаза его говорили о любви, о том, что она для него – все на этом свете...
Она не могла отвести взгляда – нет, она не может его погубить. Не может отдать его на поругание... какая разница, что он ей сделал? Она его любит – она не может его уничтожить...
И Бетти кивнула - она все сделает.
Армандо шагнул к ней – и прижал к себе: «Я люблю тебя! Я люблю тебя, как никого никогда еще не любил!» В пронзительной тишине эти слова прозвучали клятвой, в потемневших глазах застыла боль – как это, оказывается, больно - любить...
Она замерла, почувствовав – что-то изменилось...
Он отпустил ее на миг – когда будет готов баланс?
Она не знала – сегодня вечером, попозже...
Она не пойдет на показ? Он бы хотел, чтобы она была рядом, а потом...
Она покачала головой – нет, она останется здесь, и все сделает.
Хорошо. Тогда он ей позвонит.
Бетти все еще избегала смотреть на него – но он ладонями поднял ее такое прекрасное в любви лицо: «Я хочу, чтобы ты знала: завтра, после Совета директоров, Марсела Валенсия навсегда уйдет из моей жизни.»
Бетти попыталась отвернуться – но он только еще нежнее обхватил ее лицо: «даже если ты мне не веришь – это будет наш с тобой день...»
Она боялась посмотреть ему в лицо – видела, что сейчас он говорит правду. Если б она могла в это поверить...
Он смотрел на нее – больше не было сил играть в прятки с самим собой. Он смотрел на нее – и видел единственную женщину, с самыми любящими в мире глазами, с самыми зовущими в мире губами. Наклонившись, поцеловал эти губы – нежно, так нежно, что у нее сердце сжалось.
«Я люблю тебя, Бетти. Я позвоню тебе, хорошо?»
Не в силах сказать ни слова от потрясения, она кивнула. Он наклонился и опять поцеловал ее...
Усилием воли заставив себя оторваться от нее, молча сказал одними глазами «Люблю» - и вышел.
Бетти спрятала лицо в ладонях – Господи, ну дай же мне в это поверить...

0

25

часть 29
Все еще ощущая на губах поцелуи Бетти, Армандо вышел из своего офиса – но в мыслях он все еще был там, с ней... Голоса Сандры и Софии, пытавшихся помочь Ауре, внезапно вернули его в реальность – они до сих пор здесь? Да, услышал он в ответ, они ей помогают. Очень много работы Гутьерес требует у нее сделать...
Но Армандо уже не слышал их. Взглянув в его стеклянные глаза, девушки замолчали – он уже отошел от них, а они продолжали смотреть ему вслед озадаченным взглядом... несколько секунд. И вернулись к работе – во имя помощи бедной Ауре.
Армандо немного пришел в себя только при виде красящейся Патрисии – она стояла у него на дороге – но срочно отодвинулась подальше, едва взглянув в его вдруг вспыхнувшие злостью глаза.
«Пошли?»
Марио взглянул на зашедшего за ним друга: что ж, пошли, но как там с отчетом?
Армандо непроницаемо смотрел ему в глаза: он убедил Бетти. Она его сделает.
Кальдерон кивнул: он уверен? И что же он такое сделал, чтобы убедить ее?
Тот пожал плечами: ничего особенного. Просто поговорил с ней откровенно.
Ага, - продолжил Марио – и подписал договор поцелуями?
Армандо отвернулся. Но опоздал – вспышку в его глазах Марио поймал на лету – и немедленно догадался о том, что произошло в каморке Бетти.
И продолжил: он что, пообещал ей детей, семью, любовь, поездки – и что там еще прилагается к этому пакету?
Армандо резко повернулся к нему – ничего опровергать он больше не собирался: хватит вопросов. Главное – она согласилась подделать баланс, не так ли?
Марио озадаченно кивнул – ну да, так.
Армандо выдавил из себя улыбку: все, пойдем.
У лифта их поймала Пати – и выпросила у Марио помощь по доставке ее на показ – она тихо-тихо посидит на заднем сиденье. Армандо, правда, предложил вариант багажника (однако как изменилось его мировоззрение – когда-то мечтал запихнуть туда Бетти – а теперь красотку Патрисию?), но он не прошел – вряд ли длинные ноги Пати туда бы влезли...
В отеле за кулисами кипела работа – Хуго готовил своих девочек к показу. Но опаздывали катастрофически – Инес помогать не разрешалось, а без нее все шло очень медленно. Дверь распахнулась – и сияющая Марсела ввела еще более сияющую Марию Беатрис. Та стала совсем худой – и тут же радостно выдала новость – почему. Дело в том, что ей удалили два ребра – и теперь у нее очень тонкая талия!
Влетевшая радостная Каталина (ну какая же все-таки изумительно интересная женщина – блондинка с темными сияющими глазами, просто чудо) бурно приветствовала сестру Марселы – она не была уверена, что та приедет.
Мария Беатрис даже обиделась: она же не могла пропустить новую коллекцию вкупе со свадьбой сестры. Кстати, а где же жених? Где Армандо?
Марсела напряженно улыбнулась – скоро приедет.
С лица Каталины сползла улыбка – она явно почувствовала себя весьма неловко, напряженно стараясь смотреть в пространство.
А Мария-Беатрис с природной грацией бегемота продолжала жать на больную мозоль: она просто уверена, что у Марселы с Армандо все прекрасно – и они оба с нетерпением ждут дня свадьбы!
Каталина чувствовала себя все более неловко – где бы найти предлог, чтобы смыться отсюда, было написано на ее лице. Но Марсела на нее, слава богам, не смотрела – она старательно пыталась «держать лицо», чтобы не разрыдаться прямо здесь и сейчас. Мария Беатрис присмотрелась – и вдруг поняла: что такое? Что с лицом Марселы? Неужели свадьбы не будет? О нет, только не это – ведь она уже купила себе такое потрясающее платье для церемонии!
Марсела выдохнула – они поговорят потом. Но сестра не унималась – они что, отменили свадьбу? Или что-то... у него любовница?
Каталина держалась из последних сил – стараясь превратиться в статую. Марсела не выдержала – и снова бросив сестре, что они поговорят позже, убежала в зал.
Каталина, кивнув Марии Беатрис, тоже развернулась в сторону зала – но та вцепилась ей в руку: Каталина должна сказать ей правду – у Армандо есть другая?
Каталина покачала головой – она ничего не знает. Ничего!
В темноте своей каморки Бетти вглядывалась в любимое лицо на мониторе. Закрыла глаза – и память услужливо вернула ее в недавний прекрасный момент...
... «Ты не знаешь, просто понятия не имеешь, до чего же ты мне нужна...»...
... «Ты хочешь видеть меня уничтоженным? Униженным? Это то, что ты хочешь?»...
... «Нет, сеньор. Я этого не хочу...»...
... «Пожалуйста, Бетти, умоляю тебя – не губи меня... Пожалуйста, послушай. Я знаю, что у тебя осталось мало чувств ко мне, но не уничтожай меня, потому что я тебя люблю...»...
... «Я тоже люблю Вас, доктор!»...
И поцелуй – тот поцелуй, который перевернул ее душу, который она будет помнить всю жизнь – потому что любит его – и вряд ли когда-нибудь перестанет любить. И этот поцелуй – и те две ночи – единственное, что останется у нее...
«Я должна помочь ему, я сделаю это!»
И ... в комнату зашли секретарши – они готовы были помочь Бетти так же, как помогают Ауре. Бетти отказалась – это строго конфиденциально. Пусть девочки на нее не обижаются...
София очень удивилась – какая там секретность? Но спорить не стали – ушли. Бетти решительно открыла документы: «Я не могу видеть его раздавленным, не могу уничтожить его – несмотря ни на что, я люблю его!» И приступила к работе...
В отеле Роберто весьма резко встретил сына: почему тот приехал так поздно? Он должен был приехать первым! Но Армандо сегодня не хотел слушать нотации отца – металл в его голосе звенел весьма звонко, пока он отчеканивал, что у него было много работы - поэтому он задержался в офисе.
Стоявшая рядом Каталина снова старательно смотрела по сторонам или в пол – она совершенно точно отгадала причину опоздания Армандо: Бетти...
Поцеловав маму, Армандо подошел к невесте – Марсела, отвернувшись, быстро отошла. Маргарита внимательно посмотрела на эту пару...
На столе у Бетти зазвонил телефон – Николас. Он звонил «от имени и по поручению» - себя и папы Бетти – они оба волнуются, когда она вернется. Около 12 ночи? А сто она там делает, собственно? Баланс-то она еще утром закончила. Отчет – накануне. Что ей там делать?
Бетти глубоко вздохнула: дону Армандо нужна ее помощь, и она...
Вот теперь Николас понял, попытался переубедить – бесполезно. Она решила его спасти. Только ей нужна вся отчетная документация по Террамоде: завтра она отдаст все Армандо – и исчезнет из его жизни после совета директоров. Да знает она, что дарит ему драгоценнейший подарок своим исчезновением, знает, что она проиграла, она все знает – но она любит. И не может его предать. Точка.
А Николас ее встретит сегодня? Николас замялся – ну... да. По его голосу Бетти поняла – еще одно свидание с Пати? Ладно, пусть идет – она вызовет такси. Только осторожно с деньгами!
В отеле Марсела наткнулась на разгуливающую по подиуму нервную Патрисию – шоу задерживается, а ей еще надо будет в магазин – купить продуктов, потом готовить ужин. Но предложение Марселы уйти прямо сейчас – ее отсутствия никто и не заметит – Патрисия отвергла – она не может, что скажет «свет»?
Подошедшая Ката успокоила девушку – через десять минут шоу начнется. И тут же отошла – прибыл очень известный журналист из Эквадора Джино Молинари (реальное лицо) – очень важно, чтобы ему все понравилось – он может сотворить хорошую репутацию из ничего – а может и погубить самую великолепную репутацию...
За кулисами маэстро создавал нужный настрой для своих моделей... а Мария Беатрис старательно этот настрой разрушала – она агитировала и без того худющих девушек делать пластические операции... Терпение Хуго лопнуло... но тут Ката ввела журналиста – и Хуго забыл обо всем – они давние друзья. Ударившись в воспоминания, они вспомнили, где находятся только в момент, когда Ката сказала, что пора начинать показ...
Мария Беатрис тут же вцепилась в Джино Молинари – она пойдет с ним и все ему покажет... и много интересного расскажет...
К беседующему с гостями Армандо подошла Каталина – пора на сцену, открывать показ. Гости поспешили на места – а Армандо на сцену, по дороге он прошел мимо Марселы – не заметив ее. Сидевшая рядом с девушкой Маргарита проводила сына взглядом – и повернулась к Марселе: что происходит? Он не замечает ее. Она к нему не подходит? Что это значит?
Марсела, весь вечер не выпускающая из рук коктейлей, пожала плечами: поцапались. Ерунда.
Но застывшие слезы в глазах говорили совсем о другом: она потеряла его, потеряла... У него другая...
Армандо открыл показ. По подиуму поплыли воздушные модели в элегантных нарядах. Армандо сел на свое место – рядом с отцом и Катой. Раза два посмотрел на Марселу – она была на себя не похожа – и непрерывно пила. Только этого не хватало, прочиталось на лице ее жениха. Напьется – потом хлопот не оберешься.
Но говорить ничего не стал – эта мысль, едва появившись, тут же благополучно исчезла.
Коллекция пользовалась огромным успехом – это читалось на лицах всех гостей. Родители Армандо сияли – а он едва смотрел на все это великолепие. Внезапно вскочил, кивнул отцу: он сейчас вернется. И быстро пошел туда, где были почти не слышны музыка и аплодисменты...
Марсела проводила его глазами...
Зайдя в какое-то укромное место, он набрал телефон...
«Офис президента Экомоды...» - послышался на другом конце голос Бетти.
«Привет!» - глаза Армандо светились нежностью – «Как дела?»
«Очень хорошо, доктор,» - официальный голос Бетти резко контрастировал с его радостью слышать этот голос, - «баланс успешно продвигается»
Армандо усмехнулся ее непонятливости: «При чем здесь баланс? Я спрашивал о тебе. Как ты?
Глаза Бетти наполнились печалью – голос, наполненный любовью резал ее без ножа: «Все хорошо, доктор, спасибо...»
За спиной раздался шквал аплодисментов – но прерывать разговор ему катастрофически не хотелось: «Может быть, я привезу тебе что-нибудь поесть? Ты ведь проголодалась?»
«Нет, спасибо...» - голос Бетти продолжал звучать ровно, но держалась она из последних сил – сопротивляться нежности было гораздо труднее, чем ревности, а сейчас его голос звучал так же, как недавно, в офисе, как будто он и правда любил ее... Но разве это возможно?...
«Когда ты закончишь?» - он продолжал влюблено улыбаться в трубку...
За спиной Армандо показалась Марсела – и спряталась за угол – пришла посмотреть, куда он исчез – и вот, пожалуйста...
«Где-то в 11 вечера...» - Бетти еще не была уверена, но наверно, так.
Армандо вдруг смущенно улыбнулся в трубку: «Бетти, я чувствую себя таким счастливым сегодня...»
«Да, сеньор,» - бесцветный голос Беатрис не нес в себе ни малейшего волнения – она просто запретила себе реагировать на эту непривычную нежность и ласку его голоса – может быть, удастся не впустить в себя еще больше боли... – «Я сделаю все возможное, чтобы закончить сегодня...»
«Я приеду к тебе в 11 вечера» - он слышал ее равнодушный голос, но запретил себе обращать на него внимание, ничто больше не могло его заставить оставаться вдалеке от нее.
Решительный тон всколыхнул Бетти: «Нет, сеньор. Не надо » - она испугалась: если он здесь появится, она может не устоять – и будет потом жалеть об этом всю жизнь...
«Может быть, тебе и не надо. Это надо мне!» - жестко закончил Армандо. Пора было возвращаться – и он закрыл телефон.
В ту же секунду Марсела исчезла – и, повернувшись, Армандо увидел только официанта с подносом, полным коктейлей. Взял один, на секунду улыбнулся своей Бетти – и вернулся в зал...
Повесив трубку, Бетти задумалась, вглядываясь тоскливыми глазами в сумрак своего офиса. Скоро ОН будет здесь...
Шоу продолжалось под всплески аплодисментов – коллекция и в самом деле была прекрасна. Только вот она совсем не интересовала Марселу – вернувшись, она не реагировала ни на что, глядя в одну точку неподвижными глазами.
Армандо, снова опустившись на стул рядом с отцом, поинтересовался его мнением. Роберто пребывал в эйфории – коллекция прекрасна, материалы изумительны, жизнь хороша – и сын – просто умница (кстати, нанять в качестве дизайнера Хуго Ломбарди – была идея именно Армандо – он хорошо подбирал персонал...)! Маргарита с энтузиазмом поддержала мужа. Впервые за долгое время Армандо улыбнулся от души, как улыбался давным-давно, когда за плечами стояла лишь одна проблема – как смыться от Марселы на свидание с другой...
Не выдержав напряжения, Марсела пересела к Армандо – ей нужен мобильник. Ее собственный сел. А она хочет позвонить Даниэлю – его до сих пор нет. Армандо показал глазами на непонятно, какой по счету бокал: что-то она слишком много пьет сегодня... Марсела нежно улыбнулась – она пьет, чтобы лучше понять его – каково это, когда все воспринимаешь сквозь алкогольный туман.
Глаза ее жениха вспыхнули яростью – и без лишних слов он протянул ей мобильный.
Вернувшись туда, где звонил Армандо, Марсела залезла в память телефона и открыла набранные номера. Ее ожидал сюрприз – Армандо звонил в собственный офис... не поверив глазам, Марсела набрала номер – и услышала голос Бетти…
Закрыв телефон, она застыла... Из задумчивости ее вырвал появившийся Даниэль – он не хотел приходить и видеть морду Армандо – но не решился расстроить сестер и Роберто с Маргаритой. Но тут к нему подошел один из знакомых – и Марсела ретировалась на место.
Забирая назад телефон, Армандо поинтересовался, дозвонилась ли она брату... Марселе даже не пришлось врать: нет, она не звонила – он уже сам появился...
Знаете, что такое разговор двух чужих друг другу людей, волей обстоятельств обреченных поддерживать дружеские отношения? Вот это и был разговор счастливых жениха и невесты, которым грозило вступить в брак всего лишь через три дня.
Разговаривать было не о чем – и Армандо отвернулся от невесты, уставившись на подиум. Марсела тоже смотрела туда же. Но мысли обоих были далеко...
За кулисами Мария Беатрис совершенно замучила своими пластическими операциями бедного Джино Молинари, но, будучи человеком воспитанным, он делал вид, что просто не проживет без ее рассказов. Вспомнившая, наконец, о сестре Марсела освободила несчастного журналиста – она просто забрала сестру, чтобы проводить ее ко всей остальной компании... И вовремя – еще немного – и Джино забыл бы о том, что он – человек воспитанный...
В офисе Экомоды Сандра и София уже заснули, ожидая Ауру. Внезапно проснувшись и взглянув на часы, София пришла в ужас – все это хорошо, но ее ждут дети – ей пора. Разбудила Сандру. Уже очень поздно, пора по домам.
Аура была уверена – Гутьерес ее не отпустит. Но рискнула его спросить. Естественно, он был против. Фредди отпустил женщин – он останется с Аурой до последнего – и сам будет ее охранять. Смотревший на уход дам Гутьерес плотоядно потирал руки...
Дефиле продолжалось – теперь это были вечерние наряды. Беседующие Даниэль с другом подошли поближе к подиуму... и взгляд Сантьяго упал на роскошную блондинку с точеной фигурой, обтянутой коротким черным платьем. Увидев предмет восхищения, Даниэль саркастически усмехнулся – Патрисия. Он ее хочет? Готов выложить 3000 долларов? Если да – она будет его уже сегодня.
Услышавшая их разговор Пати возмутилась – и послала обоих очень далеко... Подошедшая вовремя Марсела утащила брата – а Сантьяго попробовал все-таки подцепить Патрисию. Но не тут-то было. Чтобы отвязаться от слишком назойливого кавалера, девушка немедленно изобрела несуществующего жениха – и для убедительности вцепилась в первого же мужчину неподалеку. Мужчиной оказался многострадальный журналист Джино Молинари. Сантьяго отвял – а Патрисия взмолилась, чтобы кавалер ее не покидал – иначе ей грозят приставания. Что же, если она будет молчать – журналист готов был терпеть ее рядом...
Дефиле закончилось. Под бурные овации вышел Хуго, поздравил Роберто...
Каталина объявила о начале музыкальной программы – на сцене появился очередной известный молодой певец...
За кулисами все были просто счастливы успехом коллекции. Все – кроме Инес. Она грустила – и Хуго даже испугался, что ей опять плохо. Но нет – просто она боялась возвращаться домой – боялась увидеть мужа – и боялась опять не увидеть его...
В конце концов решилась – и Хуго приказал одному из помощников отвезти ее прямо до двери в дом.
Дверь кабинета Гутьереса отворилась – и Фредди тут же принял боевую стойку. Гутьерес аж обалдел – что делает этот идиот? И вообще, хватит торчать тут – пусть срочно отвезет в отель моделям контракты. От такой наглости Фредди даже немного растерялся: показ уже должен был закончиться, модели уже, наверно, разошлись – какие контракты? А завтра нельзя?
Гутьерес был непреклонен – Фредди должен немедленно ехать туда, причем один – а Аура останется здесь, заканчивать работу.
Мог это допустить Фредди? Нет и нет. Он тут же, не сходя с места, заявил, что увольняется – и с ним вместе увольняется Аура!
На шум из своей каморки появилась Бетти – и Гутьерес несколько сдулся, хотя и пытался еще держать фасон, заявив, что никакая доктор Пинсон не заставит его переменить решение. Он никого не боится... И тут же схватился за зазвеневший мобильный: звонила жена. Видели, как обтекает таящее мороженое? Вот так же немедленно стек Гутьерес, умчавшийся домой в минуту.
Оставшаяся троица рассмеялась – и Аура с Фредди засобирались домой. Но в последний момент Аура сообразила: а Бетти не будет страшно оставаться здесь одной?
Бетти покачала головой – нет, конечно, все в порядке. И пошла к себе.
Вслед ей донеслись слова Фредди: «Да кому ее пугать? Она сама кого хочешь...»
Резко обернувшись, глядя на вроде бы друга сузившимися глазами, Бетти обронила: они могут идти. Ей просто надо кое-что сделать...
И скрылась у себя. Аура со всей силы врезала Фредди – как он смел такое сказать!
Музыкальная программа в отеле продолжалась. Семьи Мендоса и Валенсия вместе с Марио принимали поздравления от гостей. Одна из подошедших пар восторженно благодарила за прекрасную коллекцию. Армандо полуобернулся к кислому Даниэлю: почему бы этому идиоту не улыбнуться, ведь их поздравляют.
Даниэль склонился поближе к Армандо: он улыбнется завтра, когда увидит цифры – вот тогда и присоединится ко всеобщей радости, если будет основание, кретин!
И отошел...
А гости продолжали поздравлять – теперь уже с предстоящей свадьбой.
Марсела заулыбалась преувеличенно счастливой улыбкой. Армандо тоже попытался выдавить из себя слабое подобие радости – ничего не вышло, и он оставил эти попытки.
Зато Маргарита с энтузиазмом подхватила эту тему – они всех приглашают завтра вечером на церемонию вручения подарков...
Подошедшая Каталина просто бурлила от радости: коллекция пользуется небывалым успехом. Клиенты прямо сейчас готовы заключать договора – но пусть это подождет до завтра. А сегодня они могут праздновать свою победу!
Армандо засиял... Роберто тоже, но предложение по поводу празднования отклонил решительно: он устал. Хочет уехать. Да и завтра собрание, надо выспаться, чтобы быть во всеоружии... Даже эта угрожающая фраза уже не могла изменить счастливого настроения его сына – он был уверен в своей победе. Уверен на 200 процентов: коллекция более чем успешна, Бетти все сделает, она его любит – что еще надо для счастья?...
Маргарита подхватила мужа под руку. Они уходят – а молодежь может праздновать хоть до утра, добавил Роберто, и, расцеловавшись со всеми, они отбыли домой.
Марсела, так и не выпустившая из рук бокала, воодушевленно предложила всей
оставшейся компании поехать к ней – и распить бутылочку шампанского.
Армандо покачал головой – он не может.
С лица Каталины разом сдуло улыбку, вмиг посерьезневшим взглядом она впилась в лицо Армандо.
Словно натолкнувшись на стену, Марсела замерла: почему нет?
Армандо развел руками – ему надо в Экомоду...
Марио, едва взглянув на друга, немедленно отошел к другим гостям...
Отвела глаза Мария Беатрис, стараясь не смотреть ни на сестру, ни на Армандо, которого она знала с детства – и который казался совсем чужим теперь...
Каталина перевела блеснувший жалостью взгляд на Марселу – и тут же стала преувеличенно внимательно рассматривать гостей... Веселье в компании исчезло, словно никогда и не было...
Армандо подошел поближе к Марселе: ему нужно вернуться в Экомоду – Бетти еще не доделала полностью последний отчет – и ему нужно помочь ей – и самому изучить цифры.
Марсела отвернулась. Она не хотела его слушать – не верила ни на секунду, единственным желанием было – заорать, разбить этот чертов бокал в руке, ну хоть что-нибудь – но нельзя, нельзя, столько гостей вокруг...
Очень стараясь не слышать Армандо, Каталина и Мария Беатрис озирались по сторонам – они верили в его слова не больше, чем сама Марсела – но Мария Беатрис не рисковала вслух высказать свою догадку при Марселе – а Каталина ни при каких условиях даже не намекнула бы о настоящей причине, которая уводила Армандо от невесты...
Между тем Армандо продолжал: ему и самому не хочется туда ехать. Но это необходимо. Ну а если она не верит – она может позвонить ему в Экомоду, проверить, черт возьми!
И ушел. Проводив его глазами, Марио подошел поближе к Марселе – мало ли что...
Но Марсела еще держала себя в руках: к сожалению, вечеринка отменяется. Как-нибудь в другой раз.
Едва она скрылась в толпе гостей, Мария Беатрис склонилась к Каталине: у Армандо есть любовница! Ничего не ответив, Ката поспешила ретироваться к гостям...
Даниэль подошел к Сантьяго, узнать про успех с Патрисией. В ответ тот набросился на Даниэля: он что, издевается? Она здесь с парнем. Даниэль не поверил – и пошел ее искать. Нашел – рядом с журналистом. Оба старательно играли перед Даниэлем роль близких людей... настолько бездарно, что об этом не догадался бы только слепой. Даниэль, посмеявшись, отошел к Сантьяго – да она просто провела его, как последнего простака...
Ладно, не важно, ему уже пора – завтра у них в Экомоде совет Директоров. Он поставит вопрос о продаже своих акций, поэтому...
Сантьяго его перебил: продажа акций? Он надеется, что ему это удастся при таких серьезных финансовых проблемах в компании, как сейчас?
Даниэль побелел: ЧТО?!!! Какие проблемы?
Увидев его реакцию, Сантьяго сдал назад: это только сплетни. Вполне возможно, эти слухи распускают конкуренты... Но вроде бы на Экомоду наложено эмбарго... нет, он ничего точно не знает, но Даниэлю неплохо бы проверить... Даниэль уставился в пространство остекленевшим взглядом...
В офисе Беатрис зазвонил телефон – это отец проверял, когда же дочь приедет домой. Бетти успокоила его – уже скоро. Они с Николасом все подготовили для Террамоды? Ей нужен баланс, отчет, все документы, чековая книжка...
На этом дон Гермес споткнулся – все документы есть. А вот чековую книжку Николас не оставлял...
По дороге на свидание с Патрисией Николас громко критиковал музыку по радио - певца Марио Дуарте (для непосвященных – роль Николаса исполнил певец Марио Дуарте – для прикола Николас поливал грязью самого себя). Раздавшийся звонок положил конец его негодованию: звонила Патрисия. Когда он придет? Она уже почти приготовила ужин (то есть просто заказала его из ресторана – но Николасу об этом знать было необязательно...). Николас обрадовался – он скоро будет. Повесив трубку, посмотрел на чековую книжку: она нас с тобой очень ждет!
К спешившему к Беатрис Армандо прицепился Вилсон: ну никак он не мог взять в толк, что нужно президенту в офисе в 11 ночи, да еще и после показа коллекции...
Разозлившись, Армандо отослал его, пригрозив увольнением...
В офисе Бетти в последний раз просматривала переделанный баланс, когда открылась дверь. На пороге стоял Армандо. Едва увидев ее, он успокоился: она здесь, она с ним...
Бетти обернулась: «Как дела, сеньор?»
Лицо Армандо залилось счастьем: «Прекрасно! Все просто замечательно! Коллекция произвела настоящий фурор! Все в восторге! Думаю, что очень скоро мы сможем выплатить все долги. У нас уже есть несколько очень заманчивых предложений! Думаю, мы выживем!»
Бетти смотрела на него неподвижным, отрешенным взглядом – она прощалась с ним, не было в этом взгляде больше ни ненависти, ни отчаяния, ни злости – но не было и любви – она просто пыталась запомнить каждую черточку его лица, каждый жест его рук, каждую линию его фигуры – ведь она видит его последние часы...
Слабо улыбнулась: «Да, сеньор. У Экомоды все будет хорошо!...»
Армандо счастливо-недоуменно улыбнулся - что она такое говорит: «У Экомоды все будет хорошо? Ну что ты – это у нас все будет хорошо, у нас с тобой! Отчет уже готов?»
Все так же светло глядя на него. Бетти взяла со стола желтую папку с отчетом, протянула ему... Армандо впился глазами в цифры. Девушка молча наблюдала за ним, за его счастливым лицом, сияющими глазами...Она подарила ему жизнь – и сейчас прощалась со своей любовью...
«Ты ангел, Беатрис! Все замечательно! Жизнь продолжается, спасибо! Ты просто гений!»
Он небрежно бросил папку обратно к ней на стол – и нежно погладил по лицу, обхватил ладонями – и склонился к ней – поцеловать...
Но на его поцелуй она не ответила – медленно высвободила губы и отвернулась: «Нет, сеньор, не надо...»
Армандо не выпустил ее. С лица слетело выражение счастливой беззаботности – он смотрел на нее смущенным, полным любви взглядом: «Прости, Беатрис, но я не могу по-другому. Мне надо тебя целовать. Прости...»
И он снова приник к ее губам...
Она очень хотела забыть обо всем на свете, ответить на его поцелуй, отдаться своей любви... и не могла. Отчаяние окутывало ее, не давая забыть, не давая подарить себе эти последние мгновения призрачного счастья...
Она снова оторвалась от него, опустила голову: «Нет, доктор, пожалуйста, нет...»
Он продолжал осторожно обнимать ее, устремив темный взгляд куда-то далеко: «Что случилось, Бетти? Я безумно хочу тебя, хочу больше всего на свете... А ты? Ты меня не хочешь?»
Он умоляюще взглянул на ее бледное лицо. Думал ли когда-нибудь Армандо, не успевая отбиваться от прилипчивых поклонниц, что будет умолять женщину о близости, и это не будет казаться ему чем-то сверхъестественным – с Беатрис он был готов на все – даже на унижение...
Услышав от любимого человека этот тихий вопрос, Бетти не смогла сказать неправду: «Да, доктор, очень хочу...» И закрыла лицо ладонями.
Он отвел ее руки от пылающего лица. Склонился совсем близко: «Тогда в чем дело? Чего мы ждем?»
Внезапно понял, что совсем не смущение отдаляет ее от него, что-то происходило снова, но что?
«Что с тобой?» - странный тон заставил Бетти на секунду посмотреть в тревожные любимые глаза...
«Ничего, все в порядке, не волнуйтесь...»
Она боялась опять взглянуть на него: «Прошу Вас, обнимите меня, пожалуйста...»
Он обнял ее, прижал к себе – постепенно из лица уходили краски. Он все больше бледнел, понимая – происходит что-то страшное для него...
Вжавшись в любимого, Бетти закрыла глаза: если б можно было остаться вот так, с ним, навсегда, если б можно было...
Армандо все крепче сжимал ее, всеми силами своими, любовью своей пытаясь удержать рядом – и понимая: она уходит все дальше и дальше...
«Беатрис, у меня такое чувство, что мы прощаемся навсегда... Как будто сейчас один из нас сядет в самолет – и мы больше никогда не увидимся...»
От этих тихих – и таких обреченных слов Бетти вдруг пришла в себя: «Может быть, сеньор...» Она попробовала освободиться – нет, он не мог отпустить ее...
Прозвеневший в тишине телефон заставил его выпустить ее из объятий: «Проклятый телефон!»
Она отступила. Взяла трубку: звонил Вилсон. Ее такси внизу.
Она кивнула в трубку – сейчас она спустится.
Армандо внимательно смотрел на нее: ее кто-то ждет?
Бетти ответила ему спокойным взглядом: да, ее ждет такси.
Она куда-то едет? – Домой.
Лицо Армандо выражало полное недоумение: зачем такси? Он же здесь, он сам ее отвезет куда угодно...
Бетти опустила голову – если б она могла ему позволить...
Армандо продолжал внимательно наблюдать за ней: «Давай поедем куда-нибудь, где будем только мы. Я хочу провести эту ночь с тобой...» Если б ему удалось ее уговорить... ну пожалуйста, согласись – молили его глаза.
Бетти покачала головой, найдя предлог для отказа: он же не выспится, а завтра важное собрание. Так что будет лучше, если он поедет домой, отдохнет, поспит, да еще и успеет просмотреть подделанные цифры, чтобы быть во всеоружии... она протянула ему папку.
Армандо понимал справедливость ее слов – но этот чертов Совет вкупе со всеми балансами мира меньше всего волновали его сейчас...
«Нет, Беатрис, не надо, оставь его себе. Я не успею его просмотреть. Единственный человек, который может его представить – это ты».
Он внезапно спохватился – а где реальный баланс?
Беатрис отперла стол, вытащила голубую папку: вот он, она его спрятала. Хорошо, тогда она возьмет баланс с собой – и еще раз его просмотрит. Она заперла обратно реальный баланс, взяла свои вещи: «Спокойной ночи, доктор!»
Прошла мимо него – одним быстрым движением он обхватил ее: неужели она даже не поцелует его?
Беатрис помялась, отвела глаза: «Доктор, Вы же знаете, как я не люблю делать это в офисе...»
Она снова повернулась, чтобы выйти – но он продолжал держать ее, смущенная мальчишеская улыбка осветила глаза: «Бетти, я так люблю тебя! Пожалуйста, послушай...»
Бетти подняла на него обреченно-доверчивый взгляд – ей совсем не хотелось уходить отсюда. Никогда.
Он заговорил... Не в силах смотреть в залитое любовью лицо и сияющие глаза, она снова взглянула в сторону – но не могла не слышать тихих слов, которые напрочь разбивали ее оцепенение...
«Бетти, сегодня я снова счастлив. Я уже давно забыл, что это такое. А сегодня вспомнил – благодаря одной тебе. Завтра, с этим чертовым балансом, мы сможем отчитаться на совете директоров. Коллекция стала оглушительно успешной – а это значит, что еще совсем немного – и мы рассчитаемся с долгами. Скоро все будет хорошо, поверь мне, пожалуйста!»
Бетти, на секунду подняв на него беззащитные глаза, перевела их на стол – немыслимо хотелось снова поверить ему – но ни сил, ни времени уже не было: поздно, поздно...
«Завтра, после собрания, Марсела Валенсия навсегда уйдет из моей жизни – и мы будем свободны. Ты слышишь меня, Бетти? Нам осталось подождать совсем немного, совсем немного, Беатрис!» - он отчаянно старался заставить ее посмотреть на него, поверить ему – но она ускользала от него... Господи, да помоги же мне ее убедить!
Девушка кивнула, запретив себе услышать его отчаянную мольбу: «Да, конечно, сеньор. До завтра...»
И опять повернулась, чтобы выйти. И опять он задержал ее. Счастье потухло, серьезные темные глаза силились отыскать на ее лице хоть отблеск той любви, что сияла всего лишь три часа назад: «Беатрис, ты любишь меня? Мне очень нужно знать ответ на этот вопрос... ты меня любишь?»
Она подняла глаза – он не отрывал от нее тоскливого взгляда, горькая его любовь с головой накрыла ее...
«Да, сеньор» - обреченно выговорила она, - «я всегда любила Вас всем сердцем...»
Не было никаких сил смотреть в эти безнадежные огромные глаза... он склонился к ней – нежный поцелуй был полон тихого отчаяния, сил бороться с самим собой, с ней, с этим надвигающимся чувством обреченности оставалось все меньше...
Прижавшись лбом к ее лбу, Армандо закрыл глаза...
«Я люблю тебя, Бетти... Люблю больше жизни!...»
Одиночество его слов... отчаяние в ее глазах...
Бетти отстранилась, взглянула на него – вот все и кончилось, теперь осталось только уйти отсюда – и из его жизни, которая никогда не была и не будет и ее жизнью... что бы он не говорил ей...
Армандо больше не держал ее, беспомощно глядя, как она уходит все дальше и дальше, остановилась на пороге, оглянулась еще раз, подарила себе этот последний взгляд на него... она прощалась с ним – а он, оглушенный силой своих чувств, не знал, как ему ее удержать...
Ну еще один взгляд, еще секунда – и вот ее уже нет. Она уже ушла...
Завтра, она увидит его завтра – но это – все, она с ним уже попрощалась – и чтобы ни случилось завтра – этого уже ничто не в силах изменить...
Из лифта вышел Вилсон – он поднялся напомнить доктору Пинсон о такси. Едва слыша его, кивнув охраннику, Беатрис зашла в лифт... Неподвижно, глядя перед собой полными отчаяния глазами, она прижала пальцы к губам: «Что я делаю? Что творю?... Это был наш последний поцелуй, доктор Мендоса...»
Проводив глазами Беатрис, Армандо потрясенно отступил назад, сел на ее стул, внезапным движением сдернул очки, потер лицо – и, сжав руки, пристально взглянул перед собой. Скрывать от самого себя истину сил больше не было... И в оглушительной тишине офиса эхом отозвались его слова: «Армандо Мендоса, тебе придется это признать! Тебе придется признать, что ты полюбил... Полюбил впервые в жизни!... Полюбил Беатрис... Пинсон... Солано...»
Прозвучавшее признание казалось невероятным, немыслимым. Он опустил глаза, потрясенный глубиной своих чувств, не веря сам себе: «Господи, я не знаю, как со мной это могло случиться!... Но я люблю ее!...»
Черные глаза пристально вглядывались в этот изменившийся, враждебный мир...

0

26

часть 30
Отперев дверь, Инес настороженно вошла в дом: по телефону ее муж не ответил. Но может быть, он все еще здесь?
Однако в доме стояла тишина – и успокоенная Инесита отпустила помощника Хуго…
Из раскрывшейся двери лифта прямо в квартиру, на поникшую в кресле, пьяную, но все еще не выпускающую из рук бокала Марселу, вывалились Хуго и Мария Беатрис. Они пришли ее развеселить – или утешить, ну и немножко отпраздновать победу Хуго – успех коллекции. Правда, видеть их Марсела совсем не хотела. Именно это она и озвучила. Но зачем нужны друзья – или сестра? Они непременно хотели ее вытащить туда, где весело – и где нет Армандо. Хуго возмутился: ну какой смысл сидеть здесь в одиночестве и надираться, как «синий чулок»? Она через несколько дней уже замуж выходит – а как была «синим чулком» – так им и осталась… что ж, если ей так этого хочется – то они уйдут.
Марсела опомнилась – хоть немного отвлечься от горьких мыслей, от этого неотвратимого чувства надвигающейся трагедии. Пусть они с ней хотя бы выпьют…
Мужа Инесита нашла в комнате дочери – он и не думал уходить, пока она не вернется – и не расскажет ему о себе и о детях: как они жили без него? Он совершил громадную ошибку, когда ушел – только теперь уже поздно…
Он так бы хотел с ней объясниться, все ей рассказать…
Этого Инесита не выдержала: он хочет знать? Так она ему расскажет, она ему расскажет, как Хулиана ничего не меняла в своей комнате, как не разрешала матери дотрагиваться да ее вещей. Не давала ничего переставлять – потому что хотела оставить все, как было тогда, когда у нее еще был отец! Как она каждый День Рождения сидела в этой комнате и ждала, что на пороге двери появится он!
Она ему расскажет, как плохо было сыну, как хотелось умереть ей самой – но она не могла, ведь у нее были дети! А он вернулся через столько лет – и хочет узнать об их жизни?!
Не выдержав, Рафаэль кинулся вниз по лестнице – он не должен был приходить. И он немедленно исчезнет – она о нем больше никогда не услышит.
Он подхватил свой рюкзачок – и Инес вдруг пришла в себя: куда он пойдет? У него есть дом? Есть работа? Пусть он остается здесь – и хотя бы поест и успокоится, а потом уходит, если захочет…
Подъехав к дому Патрисии Николас долго сидел в машине, рассуждая сам с собой: быть…иль не быть… то есть брать с собой чековую книжку – или не брать? Взвесил на весах – поцелуи Патрисии – или многолетняя дружба с Бетти? Перевесила дружба – и со вздохом Николас отправил чековую книжку в бардачок машины – она полежит здесь, пока Пати будет доказывать ему свою любовь совершенно бесплатно!
Пати как раз докладывала отцу по телефону, что сегодня решит свои финансовые проблемы, когда раздался звонок в дверь. Немедленно распрощавшись, она открыла – на пороге стоял ее «красавчик». Сладкая как патока, девушка раздела свой «денежный мешочек» - и усадила ужинать.
Так и не сумев убедить Марселу, Хуго и Мария Беатрис засобирались уходить. Еще раз взглянув на бледную как мел, с кругами под глазами Марселу, Хуго решил еще раз воззвать к ее благоразумию: на своем пути дизайнера он видел множество невест – и все они сияли от счастья. У Марселы же вид – словно ей предстоит не свадьба – а похороны. Марсела молча отвела взгляд – именно так она себя и чувствовала – на похоронах своей любви…
Мария Беатрис была более кратка – и более приземлена: если у Армандо есть любовница – то нельзя выходить за него замуж – это же просто пустая трата сил, времени, нервов, денег и нарядов!
Один Б-г знает, сколько раз сама Марсела объясняла это себе – и поэтому сейчас не хотела слушать отражение своих мыслей. Когда они уже уйдут?
Хуго усмехнулся – да уже прямо сейчас…
Накормив мужа, Инес поинтересовалась – где он работает? Подрабатывает маляром? И что теперь?
Рафаэль, наконец, открыл рот – он бы хотел с ней поговорить, все ей рассказать – почему он исчез 20 лет назад.
Но Инес уже не хотела его слушать – слишком поздно, прошлого не вернуть. И она уже не хочет ничего знать, она только хочет, чтобы он исчез из ее жизни – и оставил ее жить своей жизнью, без страданий – и без него!
Едва закончив ужинать, Патрисия решила «взять быка за рога»: где чек?
Николас замялся – он его привез, но…
Пати чуть не задушила его поцелуями – но где же он, где?
Николас помолчал – чек в машине. Так пусть он скорее за ним сходит, они закроют эту неприятную тему – и будут свободны для другого…
Николас повернулся к двери – голос Бетти, требующий дать ей обещание, что он не даст денег Патрисии, зазвучал в его голове…
Он накинул пальто. Пати тут же спохватилась: почему он уходит? Николас опять замялся…
И Пати поняла – он не даст ей денег просто так, проклятие, он такой же как и все. Ей придется…
Она кинулась к нему. Сняла с него пальто – и тихой сапой довела до постели. Легко толкнула его на кровать, сама легла на него…
«Николас, что ты делаешь?»
«Поздно, Пати, поздно!»
«А как же Бетти?»
«Забудь! Сейчас нам можно все!»
Открыв дверь и войдя в дом, Бетти наткнулась… на отца. Он опять поджидал ее, как всегда в белом покрывале. Слава Б-гу хоть свет был включен…
Кто ее довез? Шофер Экомоды? Ей не стыдно врать? Он же видел такси…
На крики отца сверху спустилась донья Хулия: что случилость?
Отец кипел негодованием: мало того, что дочь опять работа до полуночи, так еще и ее шеф, видите ли, не довез ее домой. Ах, он не смог? А заставить ее работать так поздно– смог? Если он не начнет относиться к ней, как должно, он, Гермес, ему такое устроит…
Бетти, до сих пор старавшаяся смотреть куда угодно, только не на родителей, подняла усталые, беззащитные глаза: ничего этого не потребуется, потому что продолжения не будет – завтра она увольняется из Экомоды!..
Родители застыли: она что, пила? Что она говорит?
Бетти поняла – дальше тянуть нельзя – надо все объяснить им прямо сейчас – и так, чтобы они ничего не заподозрили – и поверили ей.
Она на секунду отвела глаза – но тут же бесстрашно посмотрела на обоих – им надо поговорить. Пойдемте в столовую.
Удивленная Патрисия откинулась на подушках: Николас просто ураган. Но у нее такое чувство, что это у него – в первый раз…
Николас отвернулся – конечно нет, но ему все это говорят. Просто он вот такой…
Пати изо всех сил ластилась к нему – она просто умирает-хочет, чтобы эту ночь они провели вместе, но она не хочет переживать за его чековую книжку: вдруг воры взломают машину – и украдут ее?
Николас, минуту назад восприявший от ее слов о совместной ночи, покорно встал: хорошо, он сейчас пойдет и принесет ее… Пати восторженно поглядела на него: она ТАК его любит!
Выдержала это восторженное выражение на лице до конца, пока Нико не скрылся за дверью – и тут-то ее перекосило: размечтался, дурак! Даст ей чек – и адьос, амиго!
В столовой встревоженные родители пристально посмотрели на Бетти – что произошло в компании?
Бетти смотрела на стол, боясь поднять глаза: отец ничего не поймет, но тонкое чутье своей мамы девушка знала – и прятала глаза, пыталась говорить спокойно… насколько было возможно.
Ничего в компании не случилось. Просто ее время там истекло – пора двигаться дальше.
Гермес наклонился над ней – и из-за этого она собирается лишиться работы? Пусть дыхнет на него – чем они ее там опоили?
Бетти на один миг подняла глаза – но и этого оказалось достаточно, чтобы, увидев полный муки взгляд, мама (наверно, впервые в жизни) резко оборвала отца: девочка ничего не пила! Ему лучше от нее отстать! Она сама знает, что делает…
Да? Дон Гермес имел большие сомнения на этот счет. И что она собирается делать, когда уволится?
Бетти посмотрела на него в упор – она уедет в Майями…
Тот вскипел – да что она, с ума сошла? Это ей эти модели с журналистами вскружили голову?
Бетти взглянула на него: «я люблю тебя, папа, но ты совсем меня не понимаешь, и ничего обо мне не знаешь» - мягко сказали ее тоскливые глаза.
Мать опять прервала его – никто ничего ей не кружил, пусть она сама объяснит… Но сначала поест… Гермес прервал ее: еду лучше убрать. Психи не едят! Пусть сначала объяснит!
Снова, не глядя родителям в глаза, Бетти объяснила, как могла, что это самый лучший момент, чтобы уйти: весь опыт, который могла, она здесь уже получила, теперь пора двигаться дальше. И сейчас, после Совета директоров, она может уйти безболезненно, сдав все дела – и по Экомоде – и по Террамоде…
Чем больше она говорила, тем пристальнее вглядывалась в ее бледное лицо мама – сердцем чувствуя, что и это спокойствие, и это решение даются дочери с кровью, с дикой болью, она все же молчала – если Бетти захочет, она сама расскажет. Ну а если нет… мама все равно будет рядом, что бы ни случилось…
Отец не видел ничего: почему она так хочет срочно уйти? Она ведь еще даже дону Армандо ничего не сказала…
У нее плохие отношения с владельцами, и она от этого устала…
Хулия посмотрела на нее: а дон Армандо? Как же он? Она ведь его правая рука…
Взгляд Бетти ожесточился: такие, как он, ценят человека, пока он рядом. Стоит ей уйти – а у него – появиться другой ассистентке – и он и не вспомнит, как ее звали!
Но дона Гермеса интересовало и другое: а чем Бетти займется потом?
Бетти кивнула – у нее есть предложение от Каталины Анхель. Работать с ней. А дальше она посмотрит. Сейчас она уедет с ней в Майами.
Гермес вскипел – а она разрешения спросила?
Хулия опять вскинулась – пора прекратить это, девочка уже выросла!
Ладно, Гермес покачал головой, если она так решила – то они ее поддержат. Как-нибудь все образуется, хотя им и придется нелегко…
Оставшись в комнате наедине с дочерью, Хулия осторожно, нежно посмотрела на нее: она уверена в своем решении? Может быть, завтра утром она передумает?
Бетти опустила глаза, в которых навсегда поселилась боль: нет, она не передумает…
Выскочив на улицу, Николас уже был готов схватить чековую книжку – и нестись обратно – как вдруг в нем опять зазвучал голос Бетти, запрещающей давать деньги Пати. Он опять заколебался – Пати, любимая, нежная, ждущая его в постели – и Бетти - верная, преданная, друг, каких не бывает, сестра, о которой можно мечтать…
Пусть Пати его простит – но он не может предать Бетти…
Николас вскочил в машину – и уехал…
В квартире Патрисия подошла к телефону. Позвонила консьержу: не видел ли он парня, который вышел от нее. Ее кузена?
Консьерж подтвердил – конечно, видел. Он только что уехал…
Трубка выпала из рук Патрисии, рот открылся – и она медленно сползла по стене…
В машине у Николаса, всеми способами извиняющегося перед виртуальной Пати, зазвонил телефон… увидев номер, он долго смотрел на него. Потом выключил мобильный: «Нет, Пати. Прости, я люблю тебя. Ты – богиня. Но я не могу предать Бетти… »
Поняв, что он никогда больше не возьмет трубку, Патрисия молча застыла на кровати… Ей больше не на кого было надеяться…
«Сегодня ночью все кончено… Иллюзии растаяли. А вместе с ними – мечты и поцелуи… и кошмары – тоже. Сегодня Беатрис Пинсон Солано, которая влюбилась в Армандо Мендоса, попрощалась с ним… да, сегодня мне снова хотелось забыть обо всем – и отдаться его поцелуям… Я еле сдержалась… но я же понимала, что все его слова и поцелуи были нужны, чтобы заставить меня спасти его… Я знала это, как знала, что это – наш последний поцелуй…наше последнее объятие… поэтому и не могла удержаться, чтобы в последний раз не почувствовать его…
Я хотела, чтобы завтра на Совете Директоров все узнали истинное положение Экомоды. Хотела показать настоящий отчет. Я бы не хотела в этой ситуации оставлять Экомоду с фальшивым балансом, это неправильно… Но теперь это проблема дона Армандо. А я уеду – и забуду обо всем. Забуду о компании. О нашей любви, о его предательстве… Я забуду и его самого… Теперь я освободила ему дорогу к свадьбе…» - строчки ложились одна за другой, последние строчки дневника… на долгое время…
Не только Бетти не могла уснуть в эту ночь…
В офисе Экомоды молча, как тигр в клетке, метался тот, который не должен был любить ее – но любил. И сейчас, в полном одиночестве, до конца постигал всю глубину своей любви, отказывался от прошлой своей жизни, осознавал ту борьбу, которую предстоит выдержать, чувствовал те слезы, которые не сможет осушить, готовился выдержать негодование матери, насмешки друзей, разрыв с отцом… Но над всем этим стояла Бетти – и он готовился пережить все – лишь бы видеть ее глаза, отвечающие его взгляду, чувствовать вкус ее поцелуев, зарыться в тепло ее тела…
Телефонный звонок разорвал мятущуюся тишину. Он схватил трубку: а вдруг…
«Алло!»
Голос в трубке принадлежал той, о которой ему так хотелось забыть: «Алло…»
«Марсела?» - тон сразу изменился, усталость… как же он устал от нее.
«А ты кого ждал услышать?» - ревнивые нотки в голосе сразу отрезвили его.
«Прости, я не ждал твоего звонка. Ты же всегда звонишь на мобильный, поэтому я…» - он вдруг хлопнул себя по лбу, тон сразу изменился, стал саркастическим – «А! Ты хотела проверить, в Экомоде ли я, правильно?»
Марсела разъярилась: если она его раздражает, они поговорят завтра. Она безумно устала от этой его иронии, ее оскорбляют его насмешки…
Армандо не скрывал ни той самой иронии – ни того, как она ему осточертела: а его оскорбляет ее разведлокатор!
Что? – Марсела была на грани истерики – Локатор? Да она просто хотела знать, как у него дела… Он вообще понимает, что это будет за свадьба? Она собирается замуж за любимого человека – а он женится на локаторе?
Армандо покачал головой: нет, она выходит замуж не за человека, которого любит, а за человека, которому не доверяет 24 часа в сутки! За которым готова следить круглые сутки! Это ее взгляд на брак? Она уверена, что хочет выйти за него замуж?! – в его голосе не осталось ничего – он разговаривал с чужим, неприятным, навязанным ему человеком – нет, больше он не будет с ней притворяться – и чем скорее она это поймет – тем лучше…
И Марсела это поняла…
«Я тебя раздражаю! Чтобы я ни сделала, чтобы ни сказала – тебе все не нравится, для тебя все – глупости! Это оскорбляет, пойми! Это унижает! Я чувствую себя идиоткой – как будто на аркане тащу тебя жениться на мне! Или стою на коленях – и умоляю! А ты – делаешь мне огромное одолжение!
Армандо, скажи мне правду: ты женишься на мне, потому что обещал? Или из жалости?»
Армандо внезапно успокоился – заканчивать здесь и сейчас, по телефону – нет, этого она не заслужила…
«А ты все пьешь?» - но убрать ненависть из голоса у него не получилось…
«Можно подумать. Ты не пьешь… Ты один? Или не можешь говорить?»
Армандо молча рассматривал на свет стакан виски в руках. Потом горько усмехнулся: «Поверь мне, я со-вер-шен-но один…»
«А Беатрис?»
«Она ушла. Ушла домой – чтобы завтра быть готовой к совету директоров…»
Армандо продолжал заворожено рассматривать стакан…
Марсела облегченно вздохнула - тогда он может ответить на ее вопрос: она не чувствует себя счастливой невестой, считающей часы до свадьбы с любимым. Она чувствует, что заставляет любимого жениться на себе против его воли. Она считает часы до главной ошибки своей жизни?
Из глаз ее полились слезы: «Армандо, я совсем одна… Я не хочу женить тебя на себе против твоей воли… Я не хочу, чтобы ты делал это из сострадания… ответь мне раз и навсегда – мы поженимся – или нам нужно забыть о свадьбе?!» Она уже не прятала рыданий…
Армандо отхлебнул из стакана – но голова была ясной, как никогда – может, он и хотел опьянеть – но не мог…
«Поговорим завтра. Хорошо? После Совета директоров…» - серьезный, решительный голос испугал Марселу, которая еще надеялась, что вот сейчас он ей скажет, что она – полная дурочка, что, конечно же, все будет, свадьба состоится – и вдруг – этот спокойный тон все решившего для себя человека…
«НЕТ!!! Почему завтра?!!!» - полустон – полувскрик вырвался у нее – «Почему после совета? Ты боишься сказать мне правду?»
Нет, больше он не поддастся желанию просто поскандалить. Это время прошло.
«Я уже сказал, что мы поговорим завтра – после совета директоров!» - жесткий тон объяснил Марселе – спорить и настаивать бесполезно – этот – новый Армандо, как она сказала ему утром в офисе – больше не будет играть по ее правилам. Она его потеряла…
«Хорошо, Армандо Мендоса! Хорошо… Тогда я приготовлюсь… Потому что я знаю, что ты скажешь…» - обреченным тоном, потеряв последний лучик надежды, обронила женщина… и повесила трубку.
На другом конце Армандо выключил телефон – и неподвижным взглядом уставился в пространство: «Да, Марсела Валенсия. Приготовься… Потому что, что бы ни случилось – я никогда на тебе не женюсь!»
Он отхлебнул еще виски: «Никогда!»
А ночь продолжала отсчитывать последние часы прежней жизни трех людей…

0

27

часть 31
Утром Бетти как раз собирала все документы по Террамоде, когда в дверь постучался Николас (как раз к завтраку, как всегда). Он принес Бетти чековую книжку – она хотела все, абсолютно все отдать дону Армандо, чтобы дома не осталось даже воспоминания об этом периоде, все – включая компьютер...
Отказавшись от завтрака, Николас молча сел за стол – и выслушал лекцию дона Гермеса на тему воздержания от еды – ведь теперь им всем придется плохо, придется Николасу опять развозить булочки своей мамы по клиентам...
Николас коротко взглянул на Бетти – она рассказала о своих планах? Бетти ответила ему решительным взглядом – и оборвала отца: не стоит отчаиваться, они с Николасом молоды. Может, откроют другую фирму, но уже свою – с фирмой дона Армандо у них же не плохо.
Взяв чековую книжку, Бетти уточнила: Николас точно ничего не потратил? Николас пожал плечами – нет... Взглянув в его хмурое лицо Бетти пожалела, что задала этот вопрос – на нем и так все было написано, без слов...
Стряхнув грустные мысли, Николас внимательно посмотрел на нее: она все собрала? Он может ее подвезти до Экомоды – а потом вернуться домой пешком...
Бетти не выдержала – это уныние на лицах трёх самых дорогих ей человек заставляло ее чувствовать виноватой, и она опять постаралась их взбодрить: все будет хорошо, она найдет работу. Это еще не конец света!
Ах, если б еще самой в это удалось поверить...
Отец с матерью, наконец, вышли, оставив друзей одних. Бетти посмотрела на поникшего друга: он отвезет ее в Экомоду – а потом помоет машину, чтобы она блестела. И пусть отдаст ей мобильный – его она тоже вернет. Все равно Николас будет не в состоянии его оплачивать.
Николас покачал головой: одежду тоже вернуть? Только пусть она не говорит, что он не сможет ее содержать – у него есть утюг...
Нет, его одежда не нужна, а вот мобильный...
Нико протянул ей телефон – Бетти поразилась: почему он не включен? Николас пожал плечами – взглянуть на нее сейчас он был просто не в состоянии.
Бетти включила телефон – и тут же раздался звонок. На экране высветился номер... Патрисия... Теперь Бетти поняла, почему никак не могла дозвониться до Николаса.
Патрисия металась по коридору Экомоды, непрерывно названивая на мобильный Николаса: «Возьми трубку, урод! Возьми трубку, сволочь!»...
Бетти, слушая непрерывную трель, посмотрела на Николаса: только пусть он не говорит, что вчера не порвал с крашеной.
Николас поднялся, отвернулся от Бетти, передернув плечами: да порвал он, только вот Пати об этом не сказал...
Бетти сунула ему в руки мобильный: так пусть скажет сейчас! Николас, не поворачиваясь, медленно взял в руки фотографию Патрисии: нет, не будет он ничего говорить...
Бетти стояла сзади, глядя на чуть дрожащие плечи друга. Не выдержав, положила ему руку на плечо, пытаясь хоть немного влить в него сил, как это всегда делал для нее он...
Пати в очередной раз дождалась ответа автоответчика – и в очередной раз наговорив туда гадостей, швырнула трубку: «И не мечтай, что переспал со мной бесплатно!»
Вышедшие из лифта Сандра и Марианна обомлели: Патрисия! Здесь! Так рано!
Немного с ними поцапавшись, Патрисия перешла к своему основному на сегодня занятию – гипнозу телефона: «Позвони мне, кретин, позвони мне!»
Все-таки надежда умирает последней – и в страшных муках...
Оларте вскочил, увидев вбежавшего в приемную Даниэля: зачем доктор вызвал его к себе так рано?
Даниэль жестко посмотрел на него – есть задание, от быстроты выполнения которого зависит работа Оларте: нужно найти все последние торговые бюллетени, примерно за год, и поискать в них сведения об Экомоде. Вчера до него дошел слух о предполагаемом банкротстве Экомоды, о том, что другая фирма наложила на нее эмбарго. Эти сведения требуют немедленной проверки, до начала Совета Директоров. Так что... одна нога здесь – а другая в Торговой палате.
Выскочившая из лифта со скоростью звука, чересчур активная и деятельная Марсела (хоть как-то заглушить непрерывную боль в в душе) стремительно направилась к Патрисии: где меню обеда и официанты на сегодня?
Патрисия, за всеми проблемами напрочь позабывшая и о Совете, и об обеде, побледнела: какое меню? Марсела только и ждала предлога, чтобы на ком-нибудь сорваться: она что, забыла о своих обязанностях?
Пати пожала плечами – она все сейчас сделает. Будешь тут думать о чьем-то обеде, когда сама не завтракала!
Марсела продолжала орать – ее проблемы никого не интересуют. Чтобы быстро все сделала!
И унеслась к себе в кабинет.
Недоуменно глянув ей вслед, Сандра и Марианна рассмеялись – вот и Пати влетело.
А Патрисия... свои проблемы, конечно, ужасны, но она долго смотрела вслед Марселе: за два дня до свадьбы... что с ней творится?
И снова схватилась за мобильный – звонить Николасу.
Бетти и Николас уже были возле Экомоды, когда снова зазвонил его телефон – уже у нее в кармане пиджака. Она посмотрела на экран – опять Патрисия. Упорная! Только пусть Николас не говорит, что это – любовь.
Николас и не собирался – просто он обещал ей 6 миллионов – и не дал.
Взгляд Бетти на секунду изменился – ее друг ничем не лучше, чем...
Впрочем, ей ли его осуждать? И решив, что Пати сама все это заслужила, усмехнулась: и как он провел последний вечер?
Николас снова посмотрел куда-то мимо Бетти, но она слишком хорошо его знала: неужели они переспали? Она же его предупреждала, теперь ему будет вдвойне тяжело...
В улыбке Николаса было столько же грусти, сколько и любви: Бетти просто не понимает – Пати - это мечта, недостижимая мечта! И она – прекрасная женщина!
Бетти покачала головой: она все понимает, но Николасу теперь придется забыть о своей мечте. А она забудет о доне Армандо. Николас прав: они прекрасные люди, дарят иллюзии и поцелуи таким, как она и Николас. Но Армандо и Патрисия – не для них. «Они нас не заслуживают, Николас!»
Бетти повернулась, чтобы выйти: все, с этого дня они снова бедны – и должны будут начать все сначала. Пусть Николас вымоет машину – и оставит ее здесь.
И вышла из машины под проливной дождь. Вилсон подскочил к ней с зонтиком – нельзя же позволить доктору Беатрис вымокнуть. Беатрис поблагодарила его, на секунду задержав взгляд – еще недавно он до полного столбняка напился на ее дне рождения... А теперь... ей надо попрощаться и с ним...
Оставшись один, Николас проводил взглядом Бетти – и поднял глаза вверх, на третий этаж: где-то там, за своим столом, сидела женщина, которую он больше никогда не сможет увидеть...
Пати снова набрала номер Николаса – и в этот момент из лифта появилась Беатрис. Подошла к Сандре и Марианне – неожиданно услышала трель звонка. Вытащила мобильный... У подруг округлились глаза – они и не знали, что у нее есть мобильник. Бетти улыбнулась – нет, это не ее, ей дал на сегодня Николас...
Услышав сие заявление краем уха, Патрисия в панике бросила трубку – и теперь со страхом и затаенной злобой наблюдала за подругами.
Бетти улыбнулась – какая незадача, трубку повесили. И злорадно усмехнулась в ответ на предложение Марианны проверить в памяти, кто это названивает ее жениху: ну да, конечно, она проверит – а там окажется та шлюшка, которая пытается его у нее отбить...
Пошла в кабинет, сопровождаемая полным бессильной ярости взглядом Пати – если б взгляды могли убивать...
В коридор снова, как пробка из бутылки, выскочила Марсела: где меню и официанты?!
Пати вскочила – да будут они скоро, будут.
Марсела перевела взгляд на Беатрис: у доктора уже все готово к Совету?
Бетти кивнула – как раз заканчивает.
Патрисия, наконец, найдя возможность отомстить Бетти за мобильник и Николаса, встряла: да Бетти только что зашла, она сама видела!
Марсела вскипела – доктор Беатрис намерена заставить Совет дожидаться отчета? Может, ей напомнить, что он уже скоро начнется?
Беатрис выпрямилась, вскинула голову: она не нуждается в напоминаниях или понуканиях! Она сама прекрасно знает, что ей делать! И опоздала только потому, что допоздна работала!
Голос Марселы наполнился елеем: не будет ли доктор так добра, чтобы разложить отчет по папкам!
Взгляд Бетти радости Марселе не прибавил – он совершенно точно показал, какую истеричную дуру видит перед собой ассистентка Армандо. Не прибавив больше ни слова, Бетти направилась к себе, предоставив Марселе и Патрисии полную свободу полыхать огнем ей вслед.
Правда, лишившись удобного объекта нападок, Марсела опять напала на верную подругу: официанты! И меню!!! И покрась черные корни волос!
Бетти готовила последние бумаги, когда дверь открылась – на пороге стоял Армандо... Ее глаза против воли засияли навстречу его счастливому лицу, открытому взгляду, полному безграничной любви и... покоя...
«Доброе утро, Бетти! Как дела?»
Она улыбнулась: «Нормально, доктор. А у Вас?»
«Я счастлив, Бетти» - он медленно подошел к ее столу – «Я просто счастлив! Сегодня будет чудесный день! Ты уже закончила приготовления?»
Она опустила затуманившийся взгляд: она как раз все заканчивает, сейчас пойдет распечатает все экземпляры...
Он все никак не мог перестать счастливо улыбаться: а где настоящий отчет?
Бетти снова протянула ему голубую папку. Он открыл ее, снова просмотрел цифры – и вздохнул: ни при каких обстоятельствах его никто не должен увидеть. Она обещает, что не перепутает?
Бетти покачала головой – нет, ни за что. Она все приготовит – а потом даст им с доктором Кальдероном просмотреть, перед собранием.
Армандо вернул ей папку – прекрасно.
Но уходить он не торопился...
Глядя на ее склоненную голову, взглядом призывая любимую посмотреть на него, он опять засиял, как солнце: «Сегодня очень важный день для всех. Особенно для нас с тобой». Она подняла голову, заглянула в его светящиеся глаза – и не смогла отвести свои, на дне которых пряталась такая сумасшедшая печаль, что Армандо испугался бы, если б смог ее увидеть... Но ему, пребывающему в эйфории, примирившемуся с собой, с ней, с жизнью, это было не дано... сейчас, в этот счастливый миг...
«Сегодня – наш день! Бетти, я бы хотел серьезно поговорить с тобой после собрания. Мне необходимо сказать тебе кое-что очень важное...»
Бетти опустила голову, кивнула: «Да, доктор, у меня тоже есть что-то важное для Вас...»
Армандо кивнул, отступил к двери, не сводя с нее все того же счастливого, открытого, восторженного взгляда: «Ладно, заканчивай дела. Скоро начнут приходить люди!» И вышел.
Оставшись одна, Бетти сникла: ее последние часы с ним...
Пылая яростью, Марсела все еще требовала у Патрисии официантов, когда из открывшегося лифта появился Хуго: у него страшное похмелье, он вообще не хотел приходить – но надо, этот чертов Совет!
На вопрос Марселы об Инесите ответить он не мог, единственное, что он знает, что ей совершенно нечего делать сегодня в Экомоде – так что, пусть отдыхает.
И прошел к себе, не преминув засмеяться в лицо Патрисии: это что, такая новая мода – не красить корни волос? Какой ужас!
Одевшаяся и совсем уже готовая к выходу Инесита осторожно спустилась по ступенькам – в гостиной на диване спал Рафаэль. Она разбудила его: когда он собирается убраться отсюда?
Рафаэль и не собирался – пока она его не выслушает. Да, он ушел к другой женщине тогда, но...
Инесита пошла к двери: она не собирается его слушать. Никогда. Поздно. Она идет на работу – а когда вернется, чтобы его здесь не было! Иначе она вызовет полицию!
В кабинет к Даниэлю без объявления влетел взъерошенный Оларте: он нашел бюллетени, и принес самый важный!
Экомода – банкрот! Она должна коммерческой организации!
Даниэль медленно встал, бледнея: и кто ее обанкротил?
Оларте еле сдерживался: доктору знакомо это название. Эмбарго наложила Террамода!
Даниэль еле удержался на ногах, но взгляд черных глаз стал страшен: Террамода? Компания Беатрис Пинсон?!
Оларте коротко кивнул: абсолютно верно, доктор!
«И на какую сумму эмбарго?» - Даниэль просто отказывался поверить собственным ушам: это невероятно! Невозможно!
Оларте открыл бюллетень, его голос упал почти до шепота: «Здесь сказано... Вы не поверите, доктор... на 97 миилиардов песо!»
Медленно, очень медленно, белый как мел Даниэль опустился в кресло, лицо превратилось в неподвижную маску: «Эта женщина завладела компанией!...»
На пороге кабинета Армандо возник Марио: «Всем доброго утра! Как дела? Как там наш баланс?»
Оторвав глаза от очередной порции документов, Армандо кивнул: Бетти как раз сейчас все заканчивает.
Марио ухмыльнулся: а что так? Ночью она была занята?
Армандо вскочил в ярости, прошипел: да чтоб его! Пусть заткнется! Черт бы побрал его длинный язык!!! Им нужно поговорить серьезно, но не здесь – в кабинете Марио.
Марио передернуло: от такого тона друга у него мурашки по коже...
Бетти, насторожившаяся было при звуке голоса Марио, опустила голову – чтобы там ни было, она сегодня уходит – так что не будет подслушивать... теперь ей все равно...
В коридоре два друга прошли мимо пролетевшей Марселы. Сказанное ею резко «Привет» было возвращено равнодушным, коротким «Привет» Армандо.
Марио аж присвистнул: ну ничего себе! Высокие отношения! Вот именно так и должны здороваться будущие молодожены за два дня до свадьбы, которых вечером ожидает вручение подарков...
Развернувшись к нему напряженным телом, Армандо медленно приблизился к другу... В глазах вспыхнул зловещий, жесткий, яростный, смятенный огонь: «Ничего не будет, Кальдерон! Ни вручения подарков, ни свадьбы. Ничего!»
Марио перекосился: «Что? Ты бредишь?!»
Армандо развернулся, бросив на ходу: идем к тебе в кабинет..
Марио последовал за ним, повторяя потрясенно «Я так и знал, что этим закончится. Я видел, что все к тому идет!»
Из кабинета выскочили заплаканная Аура-Мария и непреклонный Гутьерес. Е