Форум латиноамериканских сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум латиноамериканских сериалов » Книги по мотивам фильмов » Сумерки. Книга 4 - Рассвет


Сумерки. Книга 4 - Рассвет

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

Глава тридцать первая
Талантливая

- Какова роль оборотней во всем этом? - спросила Таня, уставившись на Джейкоба.
Джейкоб ответил прежде, чем Эдвард смог что-либо сказать.
- Если Волтури не остановятся, чтобы выслушать правду о Несси, я имею в виду Рэнесми, - он поправился, вспомнив, что Таня не знает этого глупого прозвища, - мы остановим их.
- Ты очень храбр, парень, но это невозможно сделать даже более опытным, чем вы, бойцам.
- Вы не знаете, на что мы способны.
Таня пожала плечами:
- Конечно, это  ваша собственная жизнь, распоряжайтесь ею как хотите.
Глаза Джейкоба обратились к Рэнесми, - все еще находящуюся на руках у Кармен вместе с Кейт, кружащей рядом с ними, - и в его глазах нетрудно было увидеть тоску.
- Она уникальная, единственная, - размышляла Таня. - Трудно сопротивляться.
- Очень талантливое семейство, - бормотал Элеазар, вышагивая. Его темп увеличивался, каждую секунду он успевал переместиться от двери до Кармен и обратно.
-Отец, читающий мысли, мать — с непроницаемым разумом, и затем самое волшебное — это экстраординарный ребенок, околдовавший нас. Интересно, есть ли название для того, что она делает, или это норма для гибрида вампира. Как будто такую вещь можно было бы когда-либо назвать нормальной! Гибрид вампира, поразительно!
- Извини меня, - сказал Эдвард ошеломленным голосом.
Он протянул руку и поймал плечо Элеазара, поскольку тот собирался снова поворачивать к двери.
- Что ты только что сказал про мою жену?
Элеазар с любопытством посмотрел на Эдварда, его безумная ходьба была моментально забыта:
- Как я думаю - это щит. Она блокирует меня сейчас, так что я не могу сказать точно.
Я уставилась на Элеазара, сдвинув брови в замешательстве. Непроницаемый разум? Что он  имел в виду, говоря о том, что я его блокирую? Я стояла прямо рядом с ним, совсем не обороняясь.
- Щит? -  изумленно повторил Эдвард.
- Ну да, Эдвард! Если я не могу видеть ее, то я сомневаюсь, что ты это можешь. Ты можешь слышать ее мысли прямо сейчас? - спросил Элеазар.
-Нет, - пробормотал Эдвард. - Но я никогда не мог это сделать. Даже когда она была человеком.
- Никогда? -моргнул Элеазар. - Интересно. Это указывает на довольно мощный скрытый талант, если это проявилось так ясно еще перед обращением. Я не могу обойти ее щит, чтобы сказать точно. Но она должна быть не зрелой, ведь ей всего несколько месяцев. - Он послал Эдварду сердитый взгляд. - И очевидно она полностью не осознает, что делает. Полное незнание. Это даже забавно. Аро посылал меня искать такие аномалии во всем мире, а ты просто случайно наткнулся на это и даже не понимаешь, что ты имеешь. - Элеазар недоверчиво замотал головой.
Я нахмурилась:
-О чем ты говоришь? Как я могу быть щитом? Что это означает? - Все что я смогла представить, так это смешные средневековые доспехи.
Элеазар наклонил голову на одну сторону, исследуя меня.
- Я предполагаю, что мы были чрезмерно формальны в отношении охраны. По правде говоря, классификация талантов очень субъективна; каждый талант уникален, ни один никогда не повторяется с той же точностью. Но тебя, Белла, довольно легко классифицировать. Таланты, которые являются просто защитными, которые защищают некоторую часть своего обладателя, всегда называют щитами. Ты когда-нибудь проверяла свои способности? Блокировала кого-либо, кроме меня и своего мужа?
Мне потребовалось несколько секунд, чтобы сформулировать свой ответ, несмотря на то, что мой новый мозг работал быстро.
- Это работает только с некоторыми вещами, - сказала я ему. - Моя голова выбирает… частично. Но это не останавливает Джаспера управлять моими эмоциями или Элис видеть мое будущее.
- Просто умственная защита. - Элеазар кивнул сам себе. - Ограниченная, но сильная.
- Аро не смог услышать ее, - Эдвард вставил замечание. - Хотя она была человеком, когда они встретились.
Глаза Элеазара расширились.
- Джейн пробовала причинить мне боль, но не смогла, - сказала я. - Эдвард думает, что Деметри не сможет найти меня, и что Алек не сможет меня побеспокоить. Это хорошо?
- Весьма, - кивнул все еще потрясенный Элеазар.
- Щит! - сказал Эдвард. В его тоне чувствовалось глубокое удовлетворение. - Я никогда не думал о том, что такое может произойти. Единственным, кого я встречал прежде, была Рената. То, что она делала, просто потрясало.
Элеазар немного пришел в себя.
- Да, ни один талант не проявляется точно так же, потому что никто никогда не думает одинаково.
- Кто такая Рената? Что она делает? - спросила я. Рэнесми тоже заинтересовалась. Она отклонилась от Кармен так, чтобы видеть то, что происходит за Кейт.
- Рената - личный телохранитель Аро, - сказал мне Элеазар. - Очень практичный вид щита и очень сильный.
Я смутно помнила маленькую толпу вампиров, парящих вокруг Аро, в его жуткой башне: некоторые из них были мужчинами, некоторые - женщинами. Я не могла вспомнить женские лица в неудобной «старой» памяти. Одной из них и была Рената.
- Интересно… - размышлял Элеазар. - Видите ли, Рената - мощный щит против физического нападения. Если кто-нибудь приближается к ней или Аро, ведь она всегда около него при ситуации опасности — он оказывается… отраженным. Вокруг нее есть сила, которая отражает, хотя это почти незаметно. Ты просто идешь в другом направлении, чем планировал, со спутанной памятью относительно того, почему ты хотел сначала идти другим путем. Она может проецировать свой щит на несколько метров от себя. Она также защищает Кайуса и Маркуса, когда это требуется, но Аро - ее приоритет.
- Хотя то, что она делает, фактически не является физическим. Так же как огромное большинство наших даров он мысленный. Если бы она пробовала повернуть тебя обратно, интересно, кто бы победил? - Он покачал головой. - Я никогда не слышал о том, что бы дары Аро или Джейн не действовали.
- Мама, ты уникальна, - сказала мне Рэнесми без всякого удивления, как будто она комментировала цвет моей одежды.
Я чувствовала себя дезориентированной. Знаю ли я свой дар? Я уже и так имела свой суперсамоконтроль, который позволил мне пропустить первый ужасный год жизни новорожденного. Вампиры имели максимально только одну дополнительную способность, ведь так?
Или Эдвард был прав в начале? Прежде, чем Карлайл предложил, что мое самообладание могло быть чем-то неестественным, Эдвард думал, что моя сдержанность была только результатом хорошей подготовки – концентрация и отношение, так он говорил.
Кто был прав? Способна ли я на большее? Есть ли название или категория для того кем была я?
- Ты можешь проецировать? -  заинтересованно спросила Кейт.
- Проецировать? -  спросила я.
- Выставь это вокруг себя, -  объяснила Кейт. - Огради кого-нибудь еще помимо себя.
- Я не знаю. Я никогда не пробовала. Я не знаю, что должна делать.
- О, ты можешь быть неспособна к этому, -  быстро сказала Кейт. - Небеса знают, как я в течение многих столетий училась управлять электрическим током на своей коже.
Я ошарашенная уставилась на нее.
- Кейт получила неприятный навык, - сказал Эдвард. - Подобный навыку Джейн.
Я вздрогнула и автоматически отпрянула от Кейт, она засмеялась.
- Я не садистка, — уверила она меня. - Это только кое-что, что очень удобно во время боя.
Слова Кейт впитывались, начиная обретать смысл в моей голове. Огради кого-нибудь еще помимо себя, сказала она. Как будто был какой-то способ, чтобы впустить какого-либо другого человека в мою странную, изворотливую молчаливую голову.
Я вспомнила Эдварда, съежившегося на древних камнях в башне замка Волтури. Хотя это было человеческой памятью, это было более остро, более болезненно, чем большинство других воспоминаний, это было запечатлено в моем мозгу.
Что если я могла бы остановить это, если все повториться вновь? Что, если я могла бы защитить его? Защитить Рэнесми? Что если есть хоть маленький шанс, что я могу оградить их?
- Ты должна научить меня как это делать! - Настаивала я, легкомысленно хватая руку Кейт. -Ты должна показать мне как!
Кейт вздрогнула от моего прикосновения:
- Возможно. Если ты прекратишь пробовать сокрушить мою защиту.
- Упс! Извини!
- Ты хорошо защищаешься, - сказала Кейт. - Это движение должно было заставить тебя отдернуть руку прочь. Ты ничего не почувствовала сейчас?
- Это не было необходимо, Кейт. Она не хотела причинить никакого вреда. - Пробормотал Эдвард на одном дыхании. Ни один из нас не обратил на него внимания.
- Нет, я не почувствовала ничего. Ты сейчас использовала свой электрический ток?
- Да. Хм. Я никогда не встречала никого, кто не почувствовал бы этого, будь то бессмертный или нет.
- Ты сказала, что проецируешь это? На свою кожу?
Кейт кивнула:
- Обычно это находилось только в моих ладонях. Подобно дару Аро.
- Или Рэнесми, - вставил замечание Эдвард.
- Но после большой практики я смогла излучать электрический ток по всему телу. Это хорошая защита. Любому, кто попробует дотронуться до меня будет больно в течение секунды, но и этого будет достаточно.
Я слушала Кейт вполуха, мои мысли витали вокруг идеи о том, что я смогла бы защищать свою небольшую семью, если бы научилась этому достаточно быстро. Мне было ужасно жаль, что я не способна к проецированию так же, как я была хороша в других аспектах жизни вампира. Моя человеческая жизнь не подготовила меня к вещам, которые были естественны, и я не могла заставить себя поверить в эту способность.
Я чувствовала себя так, как будто я никогда ничего не хотела до этого так ужасно: быть способной защитить тех, кого я люблю.
Поскольку я была столь озабоченна, я не замечала тихий обмен мыслями, продолжающийся между Эдвардом и Элеазаром, пока он не перелился в разговор.
- Ты можешь думать хотя бы об одном исключении? - спросил Эдвард.
Я повернулась, чтобы понять смысл его комментариев и поняла, что все уже уставился на этих двух. Они склонились друг к другу пристально наблюдая, выражение Эдварда - напряженное и подозрительное, Элеазара - несчастное и неохотное.
- Я не хочу так думать о них, - процедил Элеазар.
Я была удивлена внезапной сменой атмосферы.
- Если ты прав… - снова начал Элеазар.
Эдвард оборвал его:
- Мысль была твоя, не моя.
- Если я прав…, я не могу даже понять, что это означало бы. Это изменило бы все в мире, который мы создали. Это изменило бы значение моей жизни. Частью чего я был?
- Твои намерения всегда были наилучшими, Элеазар.
- Это имеет значение? Что я сделал? Как много жизней...
Таня положила свою руку на плечо Элеазара в успокаивающем жесте:
- Что мы пропустили, мой друг? Я хочу знать, чтобы я могла спорить с этими мыслями. Ты никогда не делал ничего, что бы стоило наказания.
- О, не так ли? - пробормотал Элеазар.
Он пожал плечами, освобождаясь от ее руки, и продолжил свою ходьбу вновь, еще быстрее, чем прежде.
Таня наблюдала за ним полсекунды и затем сосредоточилась на Эдварде:
- Объясни.
Эдвард кивнул, его напряженные глаза следили за Элеазаром, пока он говорил.
- Он пытался понять, почему так много Волтури собрались приехать, чтобы наказать нас. Это не их обычный способ решения проблем. Конечно, мы - самая большая зрелая семья, с которой они имели дело, но в прошлом другие кланы объединялись, чтобы защитить себя, и они никогда не представляли большой опасности, несмотря на их количество. Мы более близко связаны, причина, но не основная.
- Он вспомнил другие времена, когда семьи наказывали, убивая одного или всех, и вспомнил один случай того времени. Это был случай, который остальная часть охраны никогда не будет замечать, с тех пор как Элеазар стал тем, кто передавал подходящие сведения конфиденциально Аро. Случай, который повторялся каждое следующее столетие или около того.
- Что это был за случай? -  спросила Кармен, наблюдая за Элеазаром, также как и Эдвард.
- Аро не часто посещает церемонию наказания лично, - сказал Эдвард. - Но в прошлом, когда он хотел что-либо – это не публично оглашалось – он просто говорил, что клан совершил непростительное преступление. Древние решили бы продвинуться, чтобы понаблюдать, как охрана вершит правосудие. И затем, как только клан был почти разрушен, Аро давал прощение одному, в чьих мыслях было больше раскаянья. Всегда оказывалось, что этот вампир имел дар, которым Аро восхитился. Всегда этому вампиру давали место в охране. Одаренный вампир быстро соглашался, всегда испытывая огромную благодарность за такую честь. Не было никаких исключений.
- Это должен быть опрометчивый выбор, - предложила Кейт.
- Ха! -  прорычал Элеазар, все еще шагая.
- Есть одна среди охраны, - сказал Эдвард, объясняя сердитую реакцию Элеазара. - Ее имя - Челси. Она может влиять на эмоциональные связи между людьми. Она может, как ослабить, так и создать эти связи. Она может заставить кого-то чувствовать себя частью Волтури, хотеть принадлежать им, хотеть служить им...
Элеазар резко остановился:
- Все мы поняли, почему Челси была важна. В борьбе, если бы мы могли сломать преданность между союзническими кланами, мы бы с легкостью могли нанести им поражение. Если бы мы могли эмоционально дистанцировать невинных членов клана от виновного, правосудие могло быть совершено без ненужной жестокости - виновный, мог быть наказан без сопротивления, а невинные могли быть спасены. Иначе, было бы невозможно запретить всему клану броситься в схватку. Челси ломала бы связи, которые держали их вместе. Мне это казалось большим благом, свидетельствовавшей о милосердии Аро. Я действительно подозревал, что Челси держала нашу собственную семью, в более сильной связи, и был положительный момент. Это сделало нас более эффективными. Это облегчило наше совместное существование.
Это прояснило мои старые воспоминания. Раньше я не видела смысла в том, как охрана повиновалась своим повелителям с таким удовольствием, с почти возлюбленной преданностью.
- Насколько силен ее дар? - спросила Таня осипшим голосом.
Ее пристальный взгляд быстро коснулся каждого члена ее семейства.
Элеазар пожал плечами:
- Я был способен уехать с Кармен, - он покачал головой. - Но что-нибудь более слабое, чем обязательства между партнерами в опасности. В нормальном семье, по крайней мере. Более слабые обязательства, чем те, что есть в нашей семье, сломаются. Воздержание от человеческой крови делает нас более цивилизованными, это позволяет нам проявлять истинную любовь друг к другу. Таня, я сомневаюсь, что она смогла бы разрушить нашу преданность.
Таня кивнула, сделав вид, что её убедили, в то время как Элеазар продолжал размышлять.
- Я думал, почему Аро решил отправиться сюда большой группой, и понял что его цель не наказание, а приобретение, - сказал Элеазар. - Он должен управлять ситуацией. Но он нуждается в полной охране для защиты от такого большого одаренного клана. С другой стороны, это оставляет других древних незащищенными в Вольтерре. Слишком опасно - кто-нибудь мог бы попробовать воспользоваться преимуществом. Так что все они прибудут. Как еще он может убедиться, что дары, которые он хочет, будут сохранены? У него, должно быть, острая необходимость в них, - размышлял Элеазар.
Эдвард говорил шепотом, почти не отделимым от его дыхания:
- Из того, что я видел прошлой весной в его мыслях, я понял, что Аро никогда ничего не хотел так же сильно, как Элис.
Я почувствовала, как у меня отвисла челюсть, вспоминая кошмарные картины, которые я недавно представляла: Эдвард и Элис в черных плащах с кроваво-красными глазами, их лица холодны и  отстранены, поскольку они стоят как тени, рядом с Аро… Элис видела это раньше? Она видела, что Челси пробовала сломать ее любовь к нам, связать ее с Аро, Кайусом и Маркусом?
- Поэтому Элис нас оставила? - спросила я, вздрогнув от звука её имени.
Эдвард нежно коснулся рукой моей щеки:
- Я думаю, что это должно было произойти. Чтобы препятствовать Аро получить вещь, которую он хочет больше всего. Сохранить ее мощь подальше от его рук.
Я услышала Таню и Кейт, что-то тревожно бормочущих и вспомнила, что они не знали об Элис.
- Тебя он тоже хочет, - прошептала я.
Эдвард пожал плечами, его лицо внезапно стало слишком сосредоточенным:
- Не так сильно. Я не могу в действительности дать ему что-то большее, чем он уже имеет. И, конечно, это зависит от его способа вынудить меня сделать это. Он знает меня, и он знает, что это вряд ли случиться. - Он саркастически поднял одну бровь.
Элеазар, нахмурившись, глядел на беспечность Эдварда:
- Он также знает твои слабости, - Элеазар резко остановился и посмотрел на меня.
- Это не то, что мы должны сейчас обсуждать, - сказал Эдвард быстро.
Элеазар проигнорировал намек и продолжил:
- Вполне вероятно. Что ему будет нужна и твоя жена. Он должен быть заинтригован талантом, который смог бросить ему вызов еще в человеческом воплощении.
Эдварду была неприятна эта тема. Мне тоже не понравилось. Если бы Аро хотел, чтобы я сделала что-нибудь,  ему лишь стоило поставить жизнь Эдварда под угрозу и я подчинилась бы. И наоборот.
Действительно ли смерть была наилучшим из зол? Действительно ли мы должны опасаться смертельной опасности того кого любим?
Эдвард сменил тему:
- Я думаю, что для Волтури нужен был какой-то предлог. Они не могли знать, в какую форму выльется их оправдание, но план был готов еще до того, как все произошло. Именно поэтому Элис увидела их решение прежде, чем Ирина вызвала его. Решение было уже сделано, только ждало повода.
- Если бы Волтури злоупотребляли доверием, все бессмертные свергли бы их… - бормотала Кармен.
- Это имеет значение? - спросил Элеазар. - Кто поверил бы в это? И даже если другие были бы убеждены, что Волтури чрезмерно используют свое влияние, что бы это изменило? Никто не может противостоять им.
- Хотя некоторые из нас очевидно достаточно безумны, чтобы попробовать, - пробормотала Кейт.
Эдвард покачал головой:
- Вы должны быть свидетелями, Кейт. Независимо от цели Аро я не думаю, что для этого он готов бросить тень на репутацию Волтури. Если мы сможем полностью себя оправдать, он будет вынужден оставить нас в покое.
- Конечно, - пробормотала Таня.
Судя по лица никто не поверил в это. В течение нескольких долгих минут никто не сказал ни слова.
Тогда я услышала звук шин, съезжающих с шоссе на подъездную дорожку к дому Калленов.
- О, черт, Чарли, — пробормотала я. - Возможно Денали лучше подняться наверх…
- Нет, - сказал Эдвард отстраненным голосом. Его взгляд был направлен куда-то вдаль, безучастно уставившись на дверь. - Это не твой отец. - Его пристальный взгляд сосредоточился на мне. - Элис послала Питера и Шарлотту. Время, чтобы подготовиться к следующему раунду.

0

32

Глава тридцать вторая
Компания

Необъятный дом Калленов был переполнен гостями настолько, что никто уже не мог чувствовать себя комфортно. Немного упрощало дело то, что никто не спал. Хотя обеденное время было пугающим.
Наши гости старались как могли, они избегали Форкса и Ла Пуш и охотились только за пределами штата; Эдвард был очень добр и одалживал гостям машины, не моргнув и глазом. Этот компромисс мне очень не нравился, хоть я и пыталась убедить себя, что, не смотря ни на что, они все равно будут всегда охотиться где-то по миру.
Джейкоб был расстроен еще больше. Ведь призвание оборотней – защищать человеческую жизнь, а тут, едва выйдя за пределы границ стаи, свободно разгуливают беспощадные убийцы.
Но в данных обстоятельствах, когда Ренесми угрожала такая опасность, он держал язык за зубами и предпочитал смотреть в пол, чтобы не видеть вампиров.
Удивительно насколько легко воспринимали Джейкоба прибывающие вампиры, никаких проблем, которых опасался Эдвард, не возникло. Джейкоб был для них по сути невидим, они не воспринимали его как личность, но и не считали едой. Они относились к нему так, как люди, не очень любящие домашних животных, относятся к питомцам своих друзей.
Леи, Сету, Квилу и Эмбри было велено находиться с Сэмом, и Джейк бы с радостью пополнил их ряды, если бы его не останавливала разлука с Ренесми, а она в свою очередь была занята очаровыванием удивительных друзей Карлайла.
Мы проходили сцену представления Ренесми семье Денали шесть раз.
Первыми после Денали были Питер и Шарлотта, Элис и Джаспер направили их к нам без единого объяснения; и как все, кто знал Элис, они последовали ее инструкциям, несмотря на отсутствие информации. Элис не сказала ни слова о том, куда они с Джаспером направились. Она не давала обещаний свидеться в будущем.
Ни Питер, ни Шарлота никогда раньше не видели бессмертного ребенка. И хотя правило им было известно, они отреагировали не так бурно, как вампиры Денали. Любопытство заставило их выслушать «объяснения» Ренесми. И этого было достаточно. Теперь и они были готовы свидетельствовать также, как и семья Тани.
Карлайл прислал друзей из Ирландии и Египта.
Клан из Ирландии прибыл первым, и убедить их удалось на удивление легко.
Сиобан – необъятных размеров женщина, чье огромное тело было завораживающе прекрасно в своих плавных движениях - была лидером; но она и ее суровый приятель Лиам, давно привыкли доверять суждениям своей новой спутницы. Маленькая Мэгги с ее озорными рыжими кудряшками была не настолько импозантна как ее соратники, зато у нее был необычный дар: она безошибочно определяла, когда ей врут, и ее вердикты никогда не оспаривались. Она подтвердила, что Эдвард говорит правду насчет Ренесми, и Сиобан с Лиамом тут же поверили в нашу историю, даже еще не успев прикоснуться к Ренесми.
Амун и другие вампиры из Египта были совсем другой историей. Даже после того, как два самых юных члена этого клана, Бенджамин и Тиа, были убеждены объяснением Ренесми, Амун, отказался дотрагиваться до нее, и приказал своей группе уйти. Бенджамин,- необыкновенно жизнерадостный для вампира, выглядевший чуть повзрослевшим мальчишкой, и казавшийся таким самонадеянным и беззаботным одновременно -  убедил Амуна остаться, несколько раз пригрозив покинуть их группу. Амун остался, но прикасаться к Ренесми отказывался и также запретил это своей спутнице Кеби.
Их сообщество казалось маловероятным, хотя египтяне и выглядели одинаково, с их черными волосами и бледной оливковой кожей, они запросто могли бы сойти за биологических родственников. Амун был старшим и неоспоримым лидером. Кеби никогда не отходила от него дальше расстояния его тени, и я никогда не слышала ни единого слова от нее. Тиа, подруга Бенджамина, тоже была не очень разговорчива, но при разговоре она была очень проницательна и серьезна. И, конечно, был Бенджамин, вокруг которого они все кружили, словно около него было какое-то невидимое магнитное поле. Я видела, как Элиазар смотрел на него широко раскрытыми глазами, и пришла к выводу, что у парня действительно талант притягивать к себе других.
- Это не то,  - сказал мне Эдвард, когда ночью мы остались одни, -  Его дар настолько исключителен, что Амун панически боится его потерять. Насколько мы хотим оградить Ренесми от знания Аро, - вздохнул он, - настолько и Амун держит Бенджамина подальше от его внимания. Амун создал Бенджамина, зная, что тот будет особенным.
- Что он может?
- Что-то чего Элеазар никогда не видел. Что-то о чем я никогда не слышал. То, против чего даже твой щит бессилен, -  он улыбнулся мне своей кривоватой улыбкой, - он может повелевать всеми четырьмя элементами - водой, землей, воздухом и огнем. Реальная физическая манипуляция, никаких иллюзий. Бенджамин до сих пор экспериментирует с этим, а Амун пытается превратить его в оружие. Но ты видишь, как своеобразен и независим Бенджамин. Он не хочет, чтобы им помыкали.
- А он тебе нравится, - определила я по его голосу.
  - У него очень четкое понимание разницы между плохим и хорошим. Мне нравится его позиция.
А у Амуна на уме было что-то совсем другое, они с Кеби держались в стороне ото всех, в то время как Бенджамин и Тиа быстро подружились с семьей Денали и ирландским кланом. Мы надеялись, что возвращение Карлайла рассеет напряжение между нами и Амуном.
Розали и Эмметт присылали по одному – всех кочующих друзей Карлайла, которых им только удавалось найти.
Гарретт прибыл первым - высокий, статный вампир с рубиновыми глазами и длинными песочными волосами, которые он завязывал кожаной резинкой – по нему сразу было видно, что он любитель приключений. Я думала, что предложи мы ему состязание, он бы тут же принял в нем участие, просто чтобы проверить себя. Он быстро подружился с сестрами Денали, бесконечно расспрашивая про их образ жизни. Я гадала, не станет ли для него «вегетарианство» очередным состязанием, в котором он будет проверять свои силы.
Также прибыли Мэри и Рэндалл – они уже были друзьями, хотя и не путешествовали вместе. Выслушав историю Ренесми, они остались в качестве свидетелей  вместе с другими. Как и Денали, они начали обсуждать план их действий, в том случае, если Волтури не станут слушать объяснений и аргументов. Все трое кочевников расценивали сложившуюся ситуацию, как способ развеяться от скуки.
Конечно, Джейкоб становился все угрюмее с каждым новым прибывшим гостем. Он старался держаться в стороне, а когда это было невозможно, ворчливо жаловался Ренесми, что для запоминания всех этих вампирских имен кому-то придется снабдить его соответствующим каталогом.
Карлайл и Эсме вернулись через неделю, Эмметт и Розали на несколько дней позже, все мы были рады, что опять собрались все вместе дома. Карлайл привез с собой еще одного друга, хотя слово «друг» тут вряд ли уместно. Алистар  - вампир из Англии, был отшельником, он считал Карлайла близким знакомым, но с трудом выдерживал его визиты чаще одного раза за сто лет.  Алистар предпочитал скитаться в одиночестве, и Карлайлу стоило огромных усилий привезти его сюда. Он избегал встреч с нашей компанией, и было очевидно, что никто из других кланов не испытывает к нему симпатии.
Задумчивый темноволосый вампир поверил Карлайлу на слово относительно природы Ренесми, но, так же как и Амун, отказался к ней прикасаться. Эдвард объяснил Карлайлу, Эсме и мне, что Алистар боялся находиться здесь, но еще больше его пугало незнание исхода событий. Он с большим подозрением относился к любой власти, а также всегда не доверял Волтури. То, что происходило сейчас, объединило все его страхи.
- Конечно же, теперь они будут знать, что я был здесь, -  ворчал он себе под нос, стоя на веранде, любимом его месте для этого занятия, - Нет никакой возможности утаить это от Аро. Века в бегах - вот что это будет означать. Все с кем разговаривал Карлайл за последние 10 лет будут в их списке. Поверить не могу, что позволил втянуть себя в это болото. Как можно так поступать с друзьями.
Даже если он был прав, рассуждая о необходимости в будущем бегства от Волтури, он по крайней мере, имел гораздо большие шансы, чем все мы. Алистар был ищейкой, хотя и не такой нацеленной и эффективной, как Деметрий. Алистар просто чувствовал неодолимую тягу к тому, что он искал. И этой тяги было достаточно, чтобы сказать ему в каком направлении бежать – в противоположное направление от Деметрия.
А потом прибыла еще одна пара нежданных друзей Карлайла, «нежданных», потому что ни Карлайл, ни Розали так и не смогли выйти на контакт с Амазонками.
- Карлайл, - поприветствовала его женщина, она была выше своей подруги, но они обе были очень высокими, и в них было что-то кошачье.
Они выглядели какими-то вытянутыми -  длинные ноги и руки, длинные пальцы, длинные черные косы и длинные лица с длинными носами. Они носили одежду из шкур животных - жилеты и узкие брюки, зашнурованные сбоку кожаными шнурками.
Не только их эксцентричная одежда говорила об их диком образе жизни, об этом говорило все в них от горящих ярко-красных глаз до внезапных резких движений. Я никогда не встречала менее цивилизованных вампиров.
Но Элис послала их к нам, и это, мягко говоря, было интересной новостью. Почему Элис оказалась в Южной Америке? Только ли потому, что она видела, что никто из нас не сможет связаться с Амазонками?
- Зафрина, Сенна! А где же Качири? - спросил Карлайл,  - Я никогда не видел, чтобы вы трое расставались.
- Элис сказала, что нам нужно разделиться,  - ответила Зафрина низким голосом, соответствующим ее дикому внешнему виду, - Это очень сложно, быть вдали друг от друга, но Элис уверила нас, что мы нужны вам здесь, пока Качири очень нужна ей где-то в другом месте. Это все, что она нам сказала, кроме того, что мы должны поторопиться…? - утверждение Зафрины перешло в вопрос, и, с нервной дрожью, никогда не проходившей независимо от того, сколько раз мне приходилось это делать, я вынесла к ним Ренесми.
Несмотря на суровый внешний вид, они спокойно выслушали всю историю, и позволили Ренесми представить доказательства. Ренесми покорила их так же, как и всех остальных вампиров до этого, но я не могла не беспокоиться, когда видела как они молниеносно и внезапно двигаются так близко к ней. Сенна всегда была рядом с Зафриной, она никогда не говорила, но это не было так же, как у Амуна и Кеби. Поведение Кеби было скорее покорностью, а Сенна и Зафрина больше походили на две половинки одного целого, и Зафрина была половинкой, обладающей речью. Новости об Элис немного успокоили. Очевидно, что она выполняет какую-то свою неясную задачу, избегая всего, чтобы не планировал Аро относительно нее.
Эдвард был рад прибытию Амазонок, потому что Зафрина обладала невероятным даром, ее дар мог быть очень опасным атакующим оружием. Не то, чтобы Эдвард просил Зафрину сражаться с нами, но если Волтури не послушают наших свидетелей, возможно, они остановятся из-за иного зрелища.
- Это очень четкая, целенаправленная иллюзия, - объяснил Эдвард, когда выяснилось, что я опять, как обычно, ничего не чувствую.
Зафрина была заинтригована и удивлена моим иммунитетом к чужим способностям – они никогда раньше не сталкивалась с подобным - она неустанно металась из стороны в сторону, пока Эдвард описывал, что я пропустила.  Взгляд Эдварда стал рассредоточенным, пока он рассказывал - Она может заставить любого человека видеть то, что она хочет, и ни что другое. Например, сейчас я нахожусь в тропическом лесу. Это так реально, что я мог бы поверить этому, если бы не чувствовал, что обнимаю тебя.
Губы Зафрины изобразили ее жуткий вариант улыбки. Секундой позже глаза Эдварда снова сфокусировались, и он ухмыльнулся ей в ответ.
- Впечатляюще.
Ренесми была зачарована нашим разговором, и она бесстрашно потянулась к Зафрине.
- Можно мне посмотреть? -  спросила она.
- Что бы ты хотела увидеть? – спросила Зафрина.
- То же самое, что ты показала папе.
Зафрина кивнула, а я тревожно наблюдала, как Ренесми невидяще уставилась в пространство. Секундой позже, обворожительная улыбка озарила ее лицо.
  - Еще, -  скомандовала она.
После этого было трудно оторвать ее от Зафрины и ее красивых картинок. Я волновалась, потому что я была абсолютно уверена, что Зафрина может показать ей картинки, которые будут совсем не такими красивыми. Но через мысли Ренесми я могла сама видеть иллюзии Зафрины – они были такими же четкими, как и собственные воспоминания Ренесми, как будто были настоящими – и таким образом определять для себя были они допустимыми или нет.
Хотя я и не могла так легко уступить ей, я признавала, что то, что Зафрина развлекает Ренесми очень даже не плохо. Мне нужны были мои руки. Нужно было еще так многому  научиться и физически и ментально, а времени было в обрез.
Мой первая попытка научиться драться прошла не удачно.
Эдвард повалил меня в 2 секунды. Но вместо того, чтобы дать мне возможность побороться с ним  - насколько я вообще могла это сделать - он вскочил и отошел от меня. Я тут же поняла, что что-то не так; он замер, как изваяние, уставившись на поляну, где мы практиковались.
- Прости меня, Белла, - сказал он.
- Да, я в порядке,  - ответила я,  - Давай еще раз.
- Я не могу.
- Что значит, не можешь? Мы только что начали.
Он не ответил.
- Послушай, я знаю, что пока не очень хороша в этом деле, но я не смогу научиться чему-то, если ты мне не поможешь.
Он промолчал. Я шутливо прыгнула на него, но он совершенно не защищался, и мы оба упали на землю. Он был неподвижен, когда я прильнула губами к его яремной впадине.
- Я выиграла,  - объявила я.
Его глаза сузились, но он ничего не сказал.
- Эдвард? Что случилось? Почему ты не хочешь меня учить?
Пришлось ждать целую минуту прежде чем он снова заговорил.
- Я просто не могу…вынести это. Эмметт и Розали знают столько же, сколько и я. Таня и Элеазар возможно знают даже больше. Попроси кого-нибудь другого.
- Так нечестно! Ты хорош в этом деле. Ты помогал Джасперу прежде, ты дрался с ним и со всеми остальными тоже. Так почему же ты не хочешь учить меня? Что я сделала не так?
Он сердито вздохнул, его глаза были темны, даже золото в них не могло осветить темноту.
- Смотреть на тебя как на мишень. Видеть все способы, которыми я могу убить тебя… - он вздрогнул,  - Это делает твою смерть слишком реальной для меня. У нас не так много времени, так что не имеет значения, кто будет твоим учителем. Основам тебя может научить кто угодно.
Я нахмурилась.
Он коснулся моей надутой нижней губы и улыбнулся, - Кроме того, в этом нет необходимости. Волтури остановятся. Их заставят понять.
- А если нет?! Я должна научиться, Эдвард.
- Найди себе другого учителя.
Это не был наш единственный разговор на эту тему, но мне так и не удалось хоть на миллиметр сдвинуть его с принятого решения.
Эмметт просто жаждал мне помочь,  хотя его преподавание скорее напоминало мне месть за все проигранные им туры армрестлинга. Если бы на мне еще могли появляться синяки, то я была бы фиолетовой с головы до пяток. Роуз, Таня и Элеазар проявляли терпение и поддерживали меня. Их уроки напомнили мне инструкции Джаспера в прошлом июне, хотя теперь эти воспоминания были очень расплывчатыми и мутными. Некоторые из наших гостей сочли мое обучение развлечением, а другие даже предлагали свою помощь. Кочевник Гарретт преподал мне несколько уроков, он оказался на удивление хорошим учителем; он так легко общался со всеми, что мне было очень интересно, почему он до сих пор не смог найти себе семью. Я даже один раз сражалась с Зафриной, в то время как Ренесми наблюдала за нами на руках Джейка. Я научилась нескольким хитрым трюкам, но никогда больше я не просила ее о помощи. По правде говоря, Зафрина мне очень нравилась, и я знала, что она на самом деле она не причинит мне вреда, но дикарка пугала меня до смерти.
Я научилась многому у моих учителей, но у меня было чувство, что все эти знания очень поверхностны.  Я не имела никакого представления о том, сколько точно секунд я смогу продержаться против Алека и Джейн. Я могла только надеяться, что этого времени окажется достаточно, чтобы помочь.
Каждую минуту дня, что я не была рядом с Ренесми или на тренировках, я проводила время на заднем дворе и работала с Кейт, пытаясь вытолкнуть мой внутренний щит наружу за пределы моего собственного разума, чтобы защитить кого-нибудь еще. Эдвард поддерживал меня в этом начинании. Я знаю, что он рассчитывал, что я таким образом найду способ помочь, который удовлетворит меня, но так же и удержит подальше от линии огня.
Это было очень трудно. Зацепиться было совершенно не за что, никакой осязаемой вещи, с которой можно было бы работать. Все, что у меня было, это растущее желание быть полезной и обладать возможностью защитить Эдварда, Ренесми и как можно большее количество членов моей семьи. Раз за разом я прикладывала усилия, чтобы вытолкнуть этот непонятный щит из себя, но все время с переменным успехом. У меня было ощущение, что я пытаюсь растянуть невидимый резиновый обруч, обод, который в любой момент может из реально осязаемого превратиться в облако дыма. Только Эдвард согласился быть нашей подопытной свинкой, получая удары тока от Кейт каждый раз, когда я неумело сражалась с содержимым собственной головы.
Мы работали по несколько часов, и я чувствовала себя так, будто должна уже быть покрытой потом от усталости, но мое тело в этом смысле меня не подводило, вся моя усталость была только умственной.
Меня убивало, что Эдварду приходилось страдать из-за меня, мои руки беспомощно обнимали его, в то время как он снова и снова вздрагивал от слабых ударов Кейт. Я старалась изо всех сил, чтобы вытолкнуть этот щит и заслонить нас обоих, но каждый раз, когда мне удавалось ухватить его, он тут же сжимался обратно.
Я ненавидела эти испытания и очень хотела, чтобы мне помогала Зафрина вместо Кейт. Тогда все, что вынужден был бы делать Эдвард, это смотреть на иллюзии Зафрины, пока я бы не смогла закрыть его от них. Но Кейт настаивала, что мне нужна более сильная мотивация, под которой она подразумевала мою озлобленную реакцию на боль, причиняемую Эдварду. С первого дня нашей встречи с Кейт я начала сомневаться в ее утверждении, что она не получает определенного садистского удовольствия от использования своего дара. Казалось, что ей нравится испытывать меня.
- Эй,  - с энтузиазмом сказал Эдвард, усиленно стараясь скрыть боль в голосе. Он был готов на все, что угодно только бы удержать меня от обучения драться, - В этот раз только немного жжет. Отличная работа, Белла.
Я глубоко вздохнула, пытаясь проследить последовательность своих действий, понять, что именно я сделала правильно, я растягивала свой щит, борясь с ним, чтобы он застыл и остался в растянутом состоянии, когда я выталкиваю его из себя.
- Еще раз, Кейт,  - проворчала я сквозь зубы.
Кейт прикоснулась рукой к плечу Эдварда.
Он вздохнул с облегчением, - Ничего в этот раз.
Она подняла бровь,  - Но это был неслабый удар.
- Отлично, - фыркнула я.
- Приготовься,  - сказала она мне и снова прикоснулась к Эдварду.
В этот раз он вздрогнул, и низкое шипение вырвалось сквозь его зубы.
- Прости! Прости! Прости! -  заметалась я, кусая губы. Ну, почему я не могу сделать это правильно?
- У тебя отлично все получается, Белла, - сказал Эдвард, прижимая меня к себе, - Ты начала работать над этим всего несколько дней назад и ты явно быстро прогрессируешь. Кейт, скажи ей, что она хорошо справляется.
Кейт сжала губы, - Не думаю. Очевидно, что у нее есть невероятная способность, но мы только-только подобрались к ней. Я уверена, что она может лучше. Ей не достает стимула.
Я неверяще уставилась на нее, мои губы автоматически вздернулись, обнажая зубы. Да как она могла подумать, что мне не достает стимула, когда она на моих глазах бьет Эдварда током?
Я услышала ропот от многочисленной зрительской аудитории, которая росла с каждым днем моих занятий - сначала только Элеазар, Кармен и Таня, потом проявил любопытство Гарретт, за ним Бенджамин и Тиа, Сиобан и Мегги, а потом даже Алистар начал поглядывать на меня из окна третьего этажа. Зрители соглашались с Эдвардом, все они считали, что у меня уже неплохо получается.
- Кейт…, - предупреждающе обратился к ней Эдвард, уловив в ее голове какую-то идею, но она уже начала двигаться. Она направилась к берегу реки, где неторопливо гуляли Зафрина, Сенна и Ренесми. Ренесми и Зафрина держались за руки, перекидывая друг другу мысленные картинки. Джейкоб следовал за ними в нескольких шагах.
- Несси,  - позвала Кейт - все прибывшие очень быстро подхватили раздражающее прозвище,- Ты бы не хотела помочь своей маме?
- Нет,  - почти что зарычала я.
Эдвард предостерегающе обнял меня. Я стряхнула его руки с себя, как только Ренесми пересекла поле, направившись ко мне, с Кейт, Зафриной и Сенной следом.
- Ни за что, Кейт, -  прошипела я.
Ренесми потянулась ко мне, и я тут же раскрыла ей объятья. Она обняла меня, прижавшись головой к моему плечу.
- Но, мама, я хочу помочь, - сказала она решительным голосом. Ее рука легла на мою шею, подтверждая ее желание изображением нас двоих вместе как команды.
- Нет,  - ответила я, быстро отступая назад. Кейт сделала неторопливый шаг в нашу сторону, вытянув вперед руку.
- Держись от нас подальше, Кейт, - предупредила я ее.
- Нет,  - она подошла еще ближе, улыбаясь как охотник, загоняющий добычу.
Я пересадила Ренесми себе на спину, все еще отступая от Кейт. Теперь мои руки были абсолютно свободны, и если Кейт хочет, чтобы ее кисти рук соединялись с ее запястьями, то ей лучше держать дистанцию.
Кейт возможно не понимала меня, она никогда не испытывала того, что испытывает мать, и на что она готова защищая своего ребенка.
Она еще не осознала, как далеко она уже перешла грань возможного. Я была настолько взбешена, что на мои глаза будто опустилась красная пелена, а на языке ощущался вкус раскаленного метала. Сила, которую я привыкла сдерживать, свободно растекалась по моим мышцам, и я знала, что просто впечатаю Кейт в каменный валун, если она меня вынудит.
Из-за своей ярости я остро чувствовала каждую клетку своего существа. Теперь эластичность моего щита была для меня более ощутима, теперь он не казался мне тугим обручем, а был не более чем тонким слоем, пленкой, покрывающей меня с головы до ног. Благодаря своей ярости я теперь чувствовала его гораздо лучше, я его контролировала. Я растянула его вокруг себя, потом вытолкнула наружу, охватывая им Ренесми, на случай если Кейт все-таки прокрадется мимо меня.
Кейт сделала еще один крошечный  шажок в мою сторону, и угрожающий гортанный  рык вырвался сквозь мои сжатые зубы.
- Будь осторожна, Кейт, - предостерег Эдвард.
Кейт сделала еще один шаг и совершила ошибку, которую заметила даже такая неопытная как я. На расстоянии одного короткого прыжка от меня, она обернулась, отвлекаясь от меня на Эдварда.
Ренесми была в полной безопасности у меня за спиной, и я приготовилась прыгать.
- Ты можешь услышать что-нибудь от Несси? - спросила его Кейт, ее голос был совершенно спокоен.
Эдвард скользнул в пространство между нами, преграждая мне дорогу к Кейт.
- Нет, вообще ничего, - ответил он, - А теперь дай Белле успокоиться, Кейт. Не стоит больше раздражать ее таким образом. Я знаю, что она не ведет себя на свой возраст, но все-таки ей всего лишь несколько месяцев от роду.
- У нас нет времени на нежности, Эдвард. Мы должны подтолкнуть ее. У нас всего лишь несколько недель, а у нее такой потенциал, чтобы…
- Отстань от нее на минуту, Кейт.
Она нахмурилась, но восприняла слова Эдварда более серьезно, чем мои угрозы.
Рука Ренесми все еще была на моей шее, она вспоминала атаку Кейт, показывая мне, что это не принесло бы никакого вреда, что папа не позволил бы…
Это все равно не успокоило меня. Кровавая пелена все еще была перед глазами. Но сейчас я уже могла себя контролировать, и я услышала разумные доводы в словах Кейт - злость помогала мне. Я училась быстрее, если на меня давили.
Но это не значило, что мне это нравится.
- Кейт, - прорычала я,  положив руку на поясницу Эдварда. Я все еще могла чувствовать мой щит - прочный занавес вокруг меня и Ренесми. Я толкнула его дальше, чтобы в поле его влияния попал Эдвард. Никакой трещины не возникло на его поверхности, никаких следов того, что он может лопнуть. Я прилагала все усилия, и мои слова прозвучали скорее придушенно, чем разъяренно.
- Снова, -  сказала я Кейт, - Только Эдвард.
Она закатила глаза, но быстро переместилась к Эдварду и положила ладонь ему на плечо.
- Ничего, - сказал Эдвард. Я услышала улыбку в его голосе.
- А сейчас? - спросила Кейт.
- Ничего.
- И даже сейчас? - прошипела она сквозь зубы.
- Вообще ничего.
Кейт проворчала что-то и отошла в сторону.
- Видишь ты это? - спросила Зафрина своим низким диким голосом, внимательно разглядывая дерево за нами. У ее произношения был странный акцент, она расставляла слова в непредсказуемом порядке.
- Не вижу ничего, что не должен бы, - ответил Эдвард.
- А ты, Ренесми?
Ренесми улыбнулась ей и помотала головой.
Ярость почти отступила, и я сцепила зубы, начиная дышать чаще, пытаясь вытолкнуть этот щит, казалось, что чем дольше я держу его, тем тяжелее он становится. Он упорно сжимался назад.
- Без паники,  - предупредила Зафрина маленькую группу, наблюдающую за мной, - Я хочу посмотреть, как далеко она сможет растянуть щит.
Тут же шокированные вздохи донеслись ото всех - Элеазара, Кармен, Тани, Гарретта, Бенджамина, Тии, Сиобан, Мэгги, - всех, кроме Сенны, которая, видимо, была готова ко всему, чтобы не выкинула Зафрина.  Все остальные были ослеплены, выражения их лиц были тревожны.
- Поднимите руку, когда к вам вернется зрение, -  инструктировала Зафрина, - Итак, Белла. Давай посмотрим, скольких ты можешь закрыть.
Я тяжело вздохнула.
Кейт стояла ко мне ближе всех, не считая Эдварда и Ренесми, но даже она была где-то в десяти футах от меня. Я сжала челюсти и толкнула, пытаясь накатом растянуть свою упирающуюся, упругую защиту подальше от себя. Дюйм за дюймом я продвигала щит все ближе и ближе к Кейт, всеми силами борясь с его ответной реакцией сжаться, как только я преодолевала очередное расстояние.
Пока я старалась, я смотрела только на тревожное выражение лица Кейт, я тихонько застонала от облегчения, когда она моргнула, и ее глаза сфокусировались. Она подняла руку.
- Превосходно! -  вполголоса пробормотал Эдвард, - Это как одностороннее зеркало. Я слышу все, что они думают, но они на меня воздействовать не могут, пока я закрыт. И сейчас я могу слышать Ренесми, хотя не мог, когда был снаружи. Я уверен, что сейчас Кейт сможет ударить меня током, потому что она тоже под защитой. Но я все еще не могу услышать тебя…Хмм… Как это работает? Мне интересно, а что если…
Он продолжил бормотать что-то себе под нос, но я уже не могла его слушать, сцепив зубы, я сражалась со своим щитом, передвигая его в сторону Гарретта, который был ближе всего к Кейт. Его рука взлетела вверх.
- Очень хорошо, - похвалила меня Зафрина, - А теперь…
Но она поторопилась; с одним коротким вздохом я почувствовала, что мой щит, словно слишком быстро растянутый резиновый обруч, моментально вернулся в свою первоначальную форму. Ренесми, впервые испытавшая слепоту, которую Зафрина навела на всех остальных, вздрогнула у меня на спине. Обеспокоено, я тут же у усилием вытолкнула свой щит, чтобы снова закрыть ее.
- Можно мне минутку? – с трудом выдохнула я. С тех пор, как я стала вампиром, я не чувствовала потребности в отдыхе до этого момента. Было очень необычно чувствовать себя такой разбитой и в то же время такой сильной.
- Конечно, - ответила Зафрина, и зрители расслабились, когда она сняла иллюзию.
- Кейт, - позвал ее Гарретт; пока остальные, переговариваясь, расходились в разные стороны, растревоженные временной слепотой. Вампиры не привыкли чувствовать себя уязвимыми.
Высокий, светловолосый Гарретт был единственным не имеющим дара бессмертным, кого привлекали мои тренировки.  Мне было интересно, что могло привлекать этого путешественника?
- Я бы не стал, Гарретт, - предупредил Эдвард.
Несмотря на предупреждения, Гарретт подошел к Кейт, он был полон подозрения, - Говорят, что ты сможешь любого вампира уложить на лопатки.
- Да,  - согласилась она и с коварной улыбкой игриво протянула к нему пальцы, - Любопытно?
Гарретт пожал плечами, - Такого я еще не видел. Мне кажется, что они малость преувеличивают…
- Возможно…, - сказала Кейт, внезапно став серьезной, - Может быть, это работает только на молодых или слабых. Я не уверена. Ты выглядишь сильным. Возможно, ты сможешь устоять перед моим даром.
Она протянула к нему руку ладонью вверх, приглашая. Уголки ее губ ползли вверх, и я была абсолютно уверена, что ее угрожающее выражение лица было лишь попыткой поддразнить его.
Гарретт усмехнулся ее вызову. Очень осторожно он дотронулся до ее ладони одним пальцем.
Его колени тут же подогнулись, и с тяжелым вздохом он упал на спину. Его голова с громким треском расколола кусок гранитного камня. Мои инстинкты взбунтовались от созерцания бессмертного, поверженного таким образом; это было совершенно не правильно.
- А я предупреждал, -  пробормотал Эдвард.
Веки Гарретта дрожали еще несколько секунд, а потом он открыл глаза. Он посмотрел вверх на самодовольно ухмыляющуюся Кейт с удивленной улыбкой.
- Ух-ты, - только и сказал он.
- Понравилось? - скептически спросила она.
- Я не сумасшедший, но это было что-то!  - засмеялся он, встряхивая головой, пока медленно вставал на колени.
- Надо же, что я слышу.
Эдвард закатил глаза.
Послышался какой-то тихий шум со стороны центрального входа. Я услышала голос Карлайла сквозь гомон удивленных голосов.
- Вас послала Элис? -  спрашивал он кого-то, его голос звучал неуверенно, немного расстроено.
Еще один неожиданный гость?
Эдвард понесся к дому, и большинство последовало его примеру. Я шла более медленно, Ренесми все еще была у меня за спиной. Нужно было дать Карлайлу время, чтобы он успокоил нового гостя, подготовил его или ее к тому, что им предстоит увидеть.
Я взяла Ренесми на руки, и, осторожно обойдя дом, вошла в дверь кухни, прислушиваясь к тому, что не могла видеть.
- Никто нас не посылал, -  ответил Карлайлу низкий сиплый голос.
В памяти моментально всплыли такие же древние голоса Аро и Кайуса, и я замерла посреди кухни.
Я знала, что холл битком набит народом – почти все вышли, чтобы увидеть новых посетителей - но не было ни единого звука. Тихое дыхание и только.
- Тогда что привело вас сюда сейчас? -  голос Карлайла был обеспокоенным.
- Слухами земля полнится, - ответил другой голос, но такой же хриплый, как и первый, - Мы слышали, что Волтури собрались напасть на вас. И также ходили слухи, что вы не будете сражаться одни. Что ж слухи оказались правдивыми. Это впечатляющая компания.
- Мы не будем бороться с Волтури, - напряженно ответил Карлайл, - Имело место недоразумение, очень серьезное недоразумение, но мы надеемся его разрешить. Все, кого вы видите – это свидетели.  Мы просто хотим, чтобы Волтури нас выслушали. Мы не…
- Нам все равно, в чем они вас обвиняют, - прервал его первый голос, - И нам все равно, нарушали вы закон или нет.
- И не имеет значения, насколько серьезно, - дополнил второй голос.
- Мы ждали полторы тысячи лет когда этой итальянской кучке отбросов бросят вызов, - продолжал первый голос, - и если есть вероятность того, что они будут побеждены, мы будем здесь, чтобы это увидеть.
- И даже можем помочь одолеть их, - добавил второй голос. Они разговаривали по очереди и имели очень похожие голоса, поэтому с менее восприимчивыми  ушами  можно было бы посчитать, что говорит только один, - Если сочтем, что у вас есть шанс победить их.
- Белла? – позвал меня Эдвард жестким голосом, - Принеси Ренесми, пожалуйста. Наверно, нам стоит проверить заявления наших гостей из Румынии.
Меня успокаивало, что около половины вампиров в той комнате готовы встать на защиту Ренесми, если эти румыны вдруг отреагируют на нее не правильно. Мне не нравились их голоса и звучащая в них угроза.  Как только я вошла в комнату, я увидела, что не единственная, кто так думает. Большая часть неподвижных вампиров враждебно смотрели на новоприбывших, а некоторые - Кармен, Таня, Зафрина и Сенна -  осторожно заняли обороняющие позы между визитерами и Ренесми.
Оба вампира в дверях были худыми и низкорослыми, один темноволосый, другой обладал такими пепельными волосами, что они просто казались бледно-серыми. У них была такая же тонкая пергаментная кожа, как и у Волтури, хотя не мне об этом судить. Я не могла быть уверена в этом, потому что я видела Волтури только своим человеческим зрением, и не могла сейчас сравнить как следует. Их пронзительные узкие глаза были чистого темно-красного цвета, никакой молочной пелены на них. Одеты они были в простые черные костюмы, которые легко могли бы сойти за современные, но с оттенком ретро.
Один из них оскалился, когда я вошла, - Так-так, Карлайл. Ты был очень непослушным, верно?
- Она не то, что ты думаешь, Стефан
- В любом случае нам все равно, - ответил блондин, - как мы уже и сказали.
- Тогда вы можете остаться в роли наблюдателей, Владимир, но в наши планы определенно не входит битва с Волтури, как мы уже сказали.
- Что ж тогда мы скрестим пальцы на удачу, - начал Стефан
- И будем надеяться, что нам повезет, -  закончил Владимир.
В общем мы собрали 17 свидетелей - ирландцев: Сиобан, Лиама и Мэгги; египтян: Амуна, Кеби, Бенджамина и Тию; Амазонок: Зафрину и Сенну; румынов: Владимира и Стефана; и кочевников: Шарлоту и Питера, Гарретта, Алистара, Мэри и Рэнделла - присоединившихся к нам. Нас было одиннадцать. Таня, Кейт, Элеазар и Кармен настаивали на том, чтобы мы считали их частью семьи.
Не считая Волтури, это была, возможно, самая большая компания взрослых вампиров в бессмертной истории.
И все мы начинали понемногу надеяться. Даже я. Ренесми сделала так много за такой короткий период времени. Волтури должны будут остановиться всего лишь на пару крошечных секунд…
Последние выжившие румыны – сосредоточенные только на своей злейшей обиде на тех, кто уничтожил их империю полторы тысячи лет назад, – наблюдали за всем со стороны. Они не прикасались к Ренесми, но и не показывали к ней отвращения. По непонятной причине они были рады нашему альянсу с оборотнями. Они наблюдали за моими тренировками с Зафриной и Кейт, наблюдали, как Эдвард отвечал на немые вопросы, наблюдали как Бенджамин создавал гейзеры на реке или поднимал порыв ветра из спокойного воздуха только силой мысли, и их глаза сверкали в надежде, что Волтури наконец-то встретят достойных противников.
Мы надеялись не на это, но надеялись абсолютно все.

0

33

Глава тридцать третья
Подделка

  - Чарли, нам все еще необходимо строго следить за ситуацией. Я знаю, что уже прошло больше недели, с тех пор как ты видел Ренэсми, но визит не самая лучшая идея на данный момент. Как насчет того, чтобы я сама привела Ренэсми к тебе?
       Чарли молчал так долго, что я не удивилась бы, если он услышал, как я напряглась.
       Но затем он пробормотал:
- Знать не больше, чем нужно, уфф, - и я поняла, что из-за осторожности по отношению ко всему сверхъестественному он медлил с ответом.
  - Хорошо, детка, - сказал Чарли. - Ты не могла бы привести ее сегодня утром? Сью приносит мне обед. Она просто ужаснулась от моей готовки, как ты в первый раз, когда увидела ее.
       Чарли рассмеялся, а затем вздохнул по былым временам.
- Это утро будет идеальным.
Чем раньше, тем лучше. Я и без того откладывала это так долго.
- Джейк придет с вами?
       Хотя Чарли и не знал ничего о запечатлении оборотня, невозможно было не обратить внимания на привязанность между Джейкобом и Ренэсми.
- Наверняка.
Джейкоб ни за что бы не потерял утро с Ренэсме без компании кровососов добровольно. 
- Может мне следует пригласить и Билли? - задумался Чарли.  - Но…. хмм. Лучше как-нибудь в другой раз.
       Я слушала Чарли лишь вполуха, но и этого было достаточно, чтобы заметить странную неприязнь в его голосе, когда он говорил о Билли, но не на столько, чтобы волноваться об этом. Чарли и Билли были взрослыми людьми; если между ними что-то и произошло, они могли это выяснить и сами. У меня и без того было очень много проблем, о которых надо было позаботиться.
- Увидимся, - сказала я ему и повесила трубку.
       Эта поездка была предпринята не просто для того, чтобы защитить моего отца от двадцати семи странных вампиров, которые все присягнули не убивать никого в радиусе триста миль, но все равно, людям лучше держаться от них подальше. Это было моим оправданием перед Эдвардом - я поехала вместе с Ренэсми к Чарли, чтобы он не решил приехать сюда. Неплохая причина, чтобы покинуть дом,  но она была лишь предлогом.
- Почему мы не можем поехать на твоем Феррари? - проворчал Джейкоб, когда встретил меня в гараже.
Я и Ренесми уже были в «вольво» Эдварда.
Эдвард уже показал мне мою машину «после». Как он и подозревал, я не проявила соответствующего энтузиазма. Машина была красивая и быстрая, но мне предпочтительней пробежаться.
- Слишком бросается в глаза, - ответила я. - Мы можем пойти пешком, но это снесет башню Чарли.
       Джейкоб поворчал, но сел на переднее сиденье. Ренэсми перелезла с моих колен на его.
- Как ты? - я спросила его, в то время как выезжала из гаража.
- А ты как думаешь? - резко спросил Джейкоб.  - Меня тошнит от запаха этих кровопийц. -  Он увидел выражение моего лица и сказал до того, как я успела на это ответить.  - Да, я знаю, я знаю. Они хорошие, они здесь для того, чтобы помочь, они собираются нас всех спасти… и так далее, и тому подобное. Говори, что хочешь, я все еще считаю, что Дракула Первый и Дракула Второй  -  одинаково жуткие.
       Я улыбнулась. Румыны не были и моими любимыми гостями.
- Не могу с тобой не согласиться.
       Ренэсми потрясла головой, но ничего не сказала; в отличие от нас, ей румыны казались необычно интересными. Она сделала усилие, чтобы поговорить с ними вслух, потому что они не давали ей прикоснуться к себе. Ее вопрос был об их необычной коже, и хотя я боялась, что они  могут быть им оскорблены, я была довольна тем, что она спросила. Мне тоже было интересно.
       Они не выглядели разочарованными из-за ее вопроса. Скорее печальными. 
   - Мы были неподвижны долгое время, дитя, - ответил Владимир со Стефаном, кивающим в ответ, но, как часто он делал, не продолжая рассказ Владимира. - Размышляли над собственной божественностью. Символом нашего могущества было то, что все шло к нам. Добыча, дипломаты, все, кому была нужна наша благосклонность. Мы восседали на наших тронах и считали себя богами. Мы долгое время не замечали, что изменяемся – мы почти окаменели. Я предполагаю, что Волтури сделали нам одну услугу, когда они сожгли наши замки. Стефан и я, по крайней мере, перестали каменеть. Сейчас глаза Волтури покрылись пыльной пеленой, но наши остались ясными. Я полагаю, что это будет преимуществом, когда мы будем вырывать их из их глазниц.
       После этого я пыталась держать Ренэсми подальше от них. 
- Как долго мы будем околачиваться у Чарли? -  спросил Джейкоб, прерывая мои мысли. Он выглядел расслабленным, когда мы отъехали от дома со всеми его новыми обитателями. Я была счастлива, что он не относится ко мне как к вампиру. Я все еще была просто Беллой. 
-  Вообще-то, достаточно долго. 
Тон моего голоса привлек его внимание.
- Что-то намечается кроме встречи с твоим отцом?
- Джейк, у тебя же неплохо получается контролировать свои мысли при Эдварде?
       Он поднял одну густую черную бровь.
- Ну?
       Я просто кивнула, покосившись на Ренэсми. Она смотрела в окно, и я не могу сказать точно, насколько она была заинтересована в нашем разговоре, но я решила, что лучше не рисковать.
Джейкоб ждал от меня продолжения, а затем его нижняя губа выпятилась вперед, пока он думал о чем-то.
       О том, что я сказала.
       Так как мы ехали в тишине, я прищурила глаза, раздраженные из-за контактных линз, и смотрела сквозь холодный дождь; было недостаточно холодно для того, чтобы пошел снег. Мои глаза уже не были такими дьявольски отвратительными, какими они были раньше. Теперь они были выцветшего оранжево-красного цвета, а не ярко - алого цвета, как раньше. Вскоре они станут на столько желтыми, что я смогу перестать носить линзы. Надеюсь, что эти изменения не сильно расстроит Чарли.
       Джейкоб все еще размышлял над нашим незаконченным разговором, когда мы доехали до Чарли. Мы не говорили, в то время как мы шли быстрым человеческим шагом под дождем. Мой отец ждал нас; он открыл дверь до того, как я постучалась.
- Привет, ребята! Такое чувство, будто прошли годы! Посмотри на себя, Несси! Иди к дедушке! Могу поклясться, что ты выросла на полфута. И выглядишь тощей, Несс. - он сверкнул в меня взглядом. - Они  тебя там, что не кормят?
- Это из-за резкого роста, - пробормотала я. - Привет, Сью, - окликнула её я через плечо Чарли. Запах курицы, помидоров, чеснока и сыра исходил из кухни; скорее всего остальным этот запах нравился. Я же почувствовала еще запах свежей сосны и упаковочной пыли.
У Ренэсми вспыхнули ямочки. Она никогда не говорила перед Чарли. 
- Ну, хорошо, детки, заходите внутрь, там холодно. Где мой зять?
- Развлекает друзей, - сказал Джейкоб, а затем фыркнул, - Тебе так повезло, что ты не в курсе событий Чарли. Это все, что я могу сказать.
       Я легонько ударила Джейкоба кулаком по почкам, в то время как Чарли съежился от страха. 
- Ой, - пожаловался Джейкоб со вздохом.
Ну, хорошо, мне казалось, что я ударила легонько.
- Вообще-то, Чарли, мне нужно съездить по делам.
Джейкоб мельком на меня посмотрел, но ничего не сказал.
- Ты еще не сделала рождественские покупки, Беллс? Ты знаешь, что у тебя осталось несколько дней.
- Да, рождественский поход за покупками», - неубедительно подтвердила я.
Это объясняло упаковочную пыль. Чарли, должно быть, вывешивает старые украшения.
- Не волнуйся, Нэсси, - прошептал он ей на ухо. - Я прикрою тебя, если твоя мама не справится.
Я закатила глаза, но, по правде говоря, я вообще не думала о праздниках.
- Обед на столе, - позвала Сью из кухни. - Налетайте.
- Увидимся позже, пап, - сказала я, и мы с Джейкобом переглянулись.
Даже если он не сможет помочь, но подумает о том, что рядом Эдвард, что, в конечном счете, не является для него большой проблемой. Он не имел представления о том, что я собираюсь сделать.   
       Конечно, я думала про себя, в то время как садилась в машину, но я тоже не имела ни малейшего понятия.
       Дороги были скользкими и темными, но вождение не пугало меня больше. Мои рефлексы были обострены, и я едва следила за дорогой. Единственной проблемой было сохранение скорости на нужном уровне, когда я была на дороге не одна, чтобы не привлекать внимания. Я хотела покончить с сегодняшней миссией, разобраться с тайной, чтобы я смогла вернуться к своему жизненно важному заданию в обучении. Обучении защищать кого-то, обучении убивать других. 
       Со щитом у меня шли дела все лучше и лучше. Кейт больше не нуждалась в том, чтобы мотивировать меня – было нетрудно найти причины, чтобы разозлиться, теперь я уже знала, что это и есть решение задачи – и я по большей части работала с Зафриной. Она была довольна моей протяженностью; я могла покрыть расстояние длиной почти в десять футов чуть больше, чем  на минуту, несмотря на то, что это меня очень изматывало. Этим утром она пыталась выяснить, смогу ли я отбросить щит от своего разума целиком. Я не видела в этом никакого смысла, но Зафрина подумала, что это поможет мне стать сильнее, все равно, что накачивание мышц живота и спины предпочтительнее, чем рук. Как бы там ни было, вы можете поднять вес куда больший, когда все мышцы сильны.
     У меня это плохо получалось. Лишь один раз я увидела смутные очертания реки в джунглях, которую она пыталась мне показать.
       Но были и другие пути, чтобы подготовиться, к тому, что надвигалось, и только спустя две недели я забеспокоилась, что должно быть пренебрегла самым важным. Сегодня я это исправлю.
       Я запомнила карты, и у меня не возникло проблем с поиском дороги, ведущей к адресу, который в реальности не существовал, единственной, что вела к Джей Дженксу. Следующим моим шагом будет Джейсон Дженкс по другому адресу, который мне дала Элис.
       Сказать, что это не было милым районом, все равно, что ничего не сказать. Самая невзрачная из всех калленовских машин, тем не менее, выделялась на этой улице. Мой старенький пикап здорово бы здесь смотрелся. Во время моих человеческих лет я бы, скорее всего, заперла бы двери и умчалась прочь так быстро, как смогла бы. Как бы там ни было, я была очарована. Я пыталась представить Элис в этом месте по какой-либо причине, но мне не удавалось
       Здания, все трехэтажные, узкие, покосившиеся, словно согнулись под тяжестью дождя,  были старыми домами, разделенными на множество комнат. Трудно сказать, какого цвета они были. Все выцвело до оттенков серого. В нескольких строениях на первом этаже расположились частные заведения - грязный бар с окнами, выкрашенными в черный цвет, магазинчик магических  принадлежностей, с неоновыми руками и картами таро пульсирующими светом на двери, тату салон и детский садик, разбитое окно которого было склеено клейкой лентой. Ни в одной из помещений не горел свет, хотя снаружи было достаточно темно, хотя людям уже нужно было освещение. Вдалеке я услышала тихое ропот голосов, похожий на звуки телевизора.
       На улице было очень мало людей, двое шаркали в противоположном направлении, один сидел на маленьком крыльце заколоченной досками адвокатской конторы, выставленной на продажу по сниженной цене, читая мокрую газету и посвистывая. Звук был чересчур бодрым для такого места.
       Я была так озадаченна из-за беззаботного свистуна, что даже сначала не заметила, что это заброшенное здание находилось именно по тому адресу, который я искала. В этом обветшалом месте не было номеров, но тату салон позади, был следующим по счету.
       Я подъехала к тротуару и на секунду замешкалась. Я зайду на эту свалку в любом случае, но как это сделать при свистуне, который обратил на меня внимание? Я могла бы припарковаться на следующей улице и пройти сзади.… Но там, скорее всего, будет больше свидетелей. Может по крышам? Было ли достаточно темно, чтобы это осталось незамеченным?
- Эй, леди, - позвал меня свистун.
Я спустила пассажирское стекло, делая вид, что не смогла его расслышать.
       Мужчина убрал свою газету в сторону, и его одежда меня удивила, когда я смогла ее рассмотреть. Под длинным оборванным плащом было видно, что он одет ну уж очень хорошо. Не было ни ветерка, чтобы я смогла почувствовать запах, но блеск на его темно-красной рубашке напоминал шелк. Его вьющиеся черные волосы были спутаны и растрепаны, но его темная кожа была гладкой и идеальной, а зубы – белыми и ровными. Противоречие.
- Девушка, может не стоит парковать здесь эту машину , - сказал он. - Ее может здесь не быть, когда ты вернешься.
- Благодарю за предупреждение, - ответила я.
       Я выключила двигатель и вышла из машины. Возможно, мой свистящий друг мог бы дать мне ответы на вопросы быстрее, чем, если б я взломала дверь и зашла сама. Я открыла мой большой серый зонт, не то что бы я беспокоилась по поводу дождя или боялась промочить надетое на меня  длинное шерстяное  платье-свитер. Это было просто то, что сделал бы любой нормальный человек.
       Мужчина прищурился через дождь на мое лицо, после чего его глаза расширились. Он сглотнул, и я услышала, как участилось его сердцебиение, во время моего приближения.
- Я ищу кое-кого, - начала я.
- Я и есть - кое-кто, - предположил он с улыбкой. - Чем я могу быть полезен, красавица?
- Вы Джей Дженкс? - спросила я.
- О, - сказал он, и выражение его лица сменилось от предвидящего к понимающему. Он встал на ноги и посмотрел на меня сузившимися глазами.  - А для чего вам нужен Джей?
- Не ваше дело. - Кроме того, я и сама точно не знала. - Вы Джей?
- Нет.
       Мы смотрели друг на друга достаточно долго, в то время как его проницательные глаза пробежались вверх и вниз по жемчужно-серому платью, которое я надела. Его пристальный взгляд наконец-то остановился на моем лице.  - Вы не похожи на обычного клиента.
- Наверное, я не обычный клиент, - согласилась я. - Но мне необходимо встретится с ним, как можно скорей. 
- Не знаю, что и сделать, - признался он.
- Почему бы вам не назвать свое имя?
Он оскалился:
- Макс.
- Приятно познакомиться, Макс. А теперь не скажешь мне, что ты делаешь для обычных клиентов?
       Его усмешка  пропала, за место чего появился хмурый взгляд.
- Ну, хорошо, обычные клиенты Джея не выглядят как вы. Такие как вы не обращаются в конторы, расположенные в деловой части города. Вы просто прямиком идете в его фантастический офис в небоскребе.
       Я повторила другой адрес, который у меня был, делая из перечня номеров вопрос.
- Да, это то место, - сказал он вновь с подозрением. - Почему бы вам не поехать туда?
- Мне дали именно этот адрес;  из очень надежного источника.
- Если бы Вы замышляли что-то хорошее, вас бы здесь не было.
       Я поджала губы. Я никогда не умела хорошо врать, но Элис не оставила мне другого выбора.
- Может, я и не замышляю ничего хорошего.
Лицо Макса стало извиняющимся.
- Слушайте, леди…
- Белла.
- Хорошо. Белла. Послушай, мне нужна эта работа. Джей платит мне довольно хорошие деньги за то, что я просто здесь ошиваюсь целыми днями. Я хочу тебе помочь, честно, но не могу – и конечно я говорю чисто гипотетически. Может неофициально, ну или как ты там хочешь, но, если я кого-нибудь пропущу, у него могут возникнуть проблемы, и меня уволят. Ты понимаешь, о чем я?
       Я думала минуту, покусывая губу.
- Ты не видел никого подобного мне никогда раньше? Ну, или таких, как я. Моя сестра намного ниже меня ростом, и у нее торчащие черные волосы.
- Джей знает твою сестру?
         - Думаю да.
       Макс обдумывал это некоторое время. Я улыбнулась ему, и у него перехватило дыхание.
-  Знаешь, что я сделаю?  Я позвоню Джею и опишу ему тебя. Пусть сам примет решение.
Что знает Джей Дженкс? Будет ли мое описание что-то для него означать? Эта мысль меня нервировала.
- Моя фамилия Каллен, - сказала я Максу, желая знать, не слишком ли много информации ему выложила.
Я начинала злиться на Элис. Ну неужели я должна была делать все вслепую? Она могла бы мне сказать на одно или два слова больше…
- Каллен, ясно.
       Я смотрела, как он набирает номер, просто нажимая на цифры. Ладно, я и сама могла бы позвонить Джей Дженксу, если это не сработает. 
- Привет, Джей, это Макс. Я знаю, что могу звонить тебе на этот номер только при непредвиденных обстоятельствах…
       Непредвиденные обстоятельства? Я слабо слышала с другого конца.
- Ну, не совсем. Эта та девушка, которая хочет с тобой увидеться….
- Разве это непредвиденное обстоятельство. Почему ты не сделал все, как обычно?
- Я не сделал все как обычно, потому что она выглядит необычно…
-  Она из полиции?!
- Нет…
- Ты не можешь быть уверенным на этот счет. Она выглядит как одна из этих Кубаревых?...
- Нет, дай мне договорить, хорошо? Она сказала, что ты знаешь ее сестру или что-то типа того.
- Вряд ли. Как она выглядит?
- Она выглядит….-  Его глаза оценивающе пробежались от моего лица до туфель. «Ну, она выглядит как сногсшибательная модель, вот как она выглядит. Я улыбнулась, и он подмигнул мне, а затем продолжил. - Классная фигура, бледная как лист бумаги, темно-коричневые волосы длиной почти до талии, явно не помешает выспаться – что-нибудь из этого звучит знакомо?
- Нет, не звучит. Мне не нравится, что ты поддаешься слабости при виде привлекательной женщины, прерывая…
-  Да, я легко ведусь на симпатичных. Что с этим не так? Прости, что побеспокоил тебя, мужик. Просто забудь об этом.
- Имя, - прошептала я.
- О, точно. Подожди, - сказал Макс, - Она сказала, что ее зовут Белла Каллен. Это поможет?
       Наступила мертвая тишина, а затем голос на другом конце резко закричал, используя множество слов, которые нечасто можно услышать, находясь не на остановках грузовиков. Все выражение лица Макса изменилось – исчезла шутливость, а губы побледнели.
- Потому что ты не спрашивал! - завопил Макс в ответ, паникуя.
       Наступила еще одна пауза, во время которой Джей пытался взять себя в руки.
- Красивая и бледная? - чуть спокойнее спросил Джей.
- Я ведь уже сказал, разве нет?
       Красивая и бледная? Что этот человек знает о вампирах? Был ли он одним из нас? Я не была готова к такому противоборству. Я скрипнула зубами. Во что меня втянула Элис?
       Макс ждал минуту, пока на него изливался очередной поток кричащих оскорблений и инструкций, а затем сверкнул на меня глазами, в которых был едва ли не страх.
- Но ты только встречаешь клиентов из деловой части города по четвергам – хорошо, хорошо! Все. Понял.
Он закрыл телефон.
- Он хочет со мной встретиться? - спросила я радостно.
       Макс выглядел рассерженным.
- Ты должна была мне сказать, что являешься срочным клиентом.
- Я об этом не знала.
- Я подумал, что ты из полиции, - признался он. - Я не имею в виду, что ты похожа на копа. Но ты ведешь себя как-то странно, красиво.
       Я пожала плечами.
- Наркобарон? - предположил он.
- Кто, я что ли? - спросила я.
- Ага. Или твой парень ну или что-нибудь типа того.
- Нет, прости. Я вообще-то не являюсь поклонницей наркотиков и мой муж тоже. "Скажи Нет  " и все такое.
       Макс выругался со вздохом.
- Замужем. Не могли подождать. Куда спешить?
       Я улыбнулась. 
- Мафия?
- Нет.
- Контрабанда бриллиантов?
- Ну, пожалуйста! Тебе что приходится иметь дела обычно с такими людьми, Макс? Может, тебе следует сменить работу.
       Должна признаться, что я получала удовольствие от нашего общения. Я не особо контактировала с людьми, не считая Чарли и Сью. Было забавно видеть, как он путается в словах. Оставить его в живых было нетрудно, что также меня радовало.
- Ты, скорее всего, вовлечена во что-то важное. И плохое, - задумался он.
- И вовсе нет.
- Все вы так говорите. Но кому еще нужны документы? Или кто же еще может оплачивать цены Джея по ним, хотел я сказать. Как бы там ни было, это не мое дело, - сказал он, а затем снова пробормотал: «замужем».
       Он дал мне совершенно новый адрес с основными указаниями, и потом внимательно смотрел, как я отъезжаю, с полными подозрения  и сожаления глазами.
       В тот момент я была готова почти ко всему – в некотором роде даже к Джеймсу Бонду, злодею с пристанищем, оборудованным высокими технологиями. Поэтому мне казалось, что Макс, должно быть, дал мне неверный адрес, как если б это был тест. А может пристанище было секретным, под этим очень банальным длинным одноэтажным зданием, разделенным на секции, в которых размещались магазины, удобно устроившееся напротив лесистой возвышенности в милом семейном соседстве.
       Я заехала на открытое место и взглянула на неброскую, сделанную с изысканным вкусом вывеску, гласившую:
ДЖЕЙСОН СКОТТ, АДВОКАТ.
       Офис изнутри был бежевым с контрастирующими элементами цвета зелени сельдерея – безобидный и ничем не примечательный. Здесь не было никакого запаха вампиров, и этот факт помог мне расслабиться. Только незнакомый человеческий. У стены был установлен аквариум, и вежливая симпатичная блондинка, работавшая секретаршей в приемной, сидела за своим столом.
- Здравствуйте,- поприветствовала она меня. - Чем могу помочь?
- Я пришла к мистеру Скотту.
- У вас назначена встреча?
- Не совсем.
       Она слегка ухмыльнулась.
- Это может занять некоторое время. Почему бы Вам ни присесть, пока я….
- Эйприл! - Требовательный голос мужчины пронзительно закричал из трубки телефона, находившегося у нее на столе. – Ко мне должна зайти миссис Каллен.
  Я улыбнулась и указала на себя.
- Немедленно отправь ее ко мне. Ты меня поняла? Мне плевать, что это прерывает.
В его голосе слышалось что-то еще кроме нетерпения. Напряжение. Нервозность.
- Она только что прибыла, - сказала Эйприл так быстро, как смогла.
- Что? Так отправь ее! Чего же ты ждешь?
- Сейчас, мистер Скотт!
Она поднялась со стула с дрожащими руками, в то время как вела меня вниз по короткому коридору, предлагая мне то кофе, то чай, короче все, чтобы мне захотелось.
- Вот и пришли, - сказала она, когда проводила меня через дверь в основной офис, в котором стояли массивный  деревянный стол и  стена, увешенная грамотами и дипломами.
- Закройте за собой дверь, - указал дребезжащий тенор.
       Я рассматривала мужчину, сидевшего за столом, в то время как Эйприл поспешно удалилась. Он был невысоким и лысеющим, возрастом около 55 лет, пузатым. На нем был красный шелковый галстук, рубашка в сине-белую полоску, и его блейзер темно-синего цвета висел на спинке стула. Он тоже дрожал, побледнев до болезненно-желтоватого цвета, а на лбу выступили капельки пота; я представила себе мошенника, злоупотребляющего комиссионными.
       Джей пришел в себя и покачиваясь поднялся со своего стула. Он протянул мне руку через стол.
- Миссис Каллен. Я в полном восторге.
       Я протянула свою тоже и быстро пожала ему руку, один раз ее тряхнув. Его слегка напугала моя холодная кожа, но он не выглядел особо удивленным.
- Мистер Дженкс. Или вы предпочитаете Скотт?
Он снова поморщился.
- Разумеется, как вам угодно.
- Как насчет того, чтобы вы звали меня Беллой, а я вас Джей?
- Как старые друзья, - согласился он, протирая шелковым носовым платком лоб. Он указал мне жестом, чтобы я села, и сел сам. - Я должен спросить, неужели я наконец-то увиделся с прелестной женой мистера Джаспера?
       Секунду я это осмысливала. Так этот мужчина знает Джаспера, но не Элис. Знает его, и кажется, боится его тоже.
- Его невестка, вообще-то.
       Он прикусил губы, как будто отчаянно пытался понять кто я.
- Я надеюсь, мистер Джаспер в добром здравии? - спросил он осторожно.
- Уверена, что он отлично себя чувствует. Он в длительном отпуске в данный момент.
       Кажется, это помогло Джею выйти из замешательства. Он кивнул сам себе и поднес пальцы к вискам.
- Ясно. Вы должны приходить в главный офис. Моя ассистентка проведет вас прямиком ко мне. Не стоит проходить через менее гостеприимные пути.
       Я просто кивнула. Я не знала, почему Элис дала мне адрес в гетто.
- Ну, хорошо, сейчас Вы уже здесь. Чем могу быть полезен?
-  Документы, - сказала я, пытаясь сделать так, чтобы мой голос звучал, будто бы я знаю, о чем говорю.
- Конечно,- согласился Джей. - Мы говорим о свидетельствах о рождении, свидетельствах о смерти, водительских правах, паспортах, карточках социального обеспечения…?
       Я глубоко вздохнула и улыбнулась. Я была должна Максу.
       А затем моя улыбка увяла. Элис отправила меня сюда по причине, и я уверена, что она связана с защитой Ренэсми. Это ее последний подарок мне. Единственное, что мне нужно, и она это знает.
       Единственная причина, по которой Ренэсми могут понадобиться поддельные документы, - это бегство. И единственная причина, по которой Ренэсми будет бежать, - если мы проиграем.
     Если бы мы с Эдвардом бежали вместе с ней, то ей бы не были нужны эти документы. Я была уверена, что Эдвард и сам знал, как получить на руки фальшивые свидетельства, или сделать их, и я была уверена, что он знал, как можно убежать и без них. Мы могли убежать с ней на тысячи миль. Мы могли пересечь с ней океан.
Если бы мы были рядом и могли спасти ее.
       И вся эта секретность, чтобы ничего не попало в разум Эдварда. Потому что была большая вероятность, что, если Эдварду все станет известно, об этом сможет узнать Аро. Если мы проиграем, Аро естественно получит нужную ему информацию, перед тем, как убить Эдварда.
Все будет так, как я и ожидаю. Мы не можем выиграть. Но мы должны постараться убить Дмитрия перед тем, как проиграть, позволив Ренэсми убежать.
       Мое спокойное сердце казалось большим камнем в груди – раздробленной массой. Все мои надежды поблекли, подобно туману в солнечный день. Я чувствовала пощипывания в глазах.
       Кому я это доверю? Чарли? Но он был таким беззащитным человеком. Да и как я приведу Ренэсми к нему? Он не собирался идти куда-либо, где рядом могла бы произойти битва. Так что один человек отпадает. Но никого другого не было.
       Я думала об этом так быстро, что Джей и не заметил моей паузы.
- Два свидетельства о рождении, два паспорта, водительские права, - я сказала невысоким напряженным тоном.
       Если он и обратил внимание на то, что мой голос изменился, то не подал виду.
- Имена?
- Джейкоб… Вольф. И… Ванесса Вольф. - Несси кажется нормальным сокращением имени Ванесса. А Джейкоб за Вольфа  определенно даст мне пинка.
       Его ручка быстро царапала в блокноте.
- Вторые имена?
- Просто напишите что-нибудь неброское.
- Как хотите. Возраст?
- 27 мужчине, 5 девочке. - Для Джейкоба сойдет. Он был внушающих размеров. И примерно так выглядит Ренэсми, я лучше завышу возраст. Он может быть ее отчимом…
- Мне понадобятся фотографии, если вы хотите полностью оформленные документы, - сказал Джей, отрывая меня от раздумий. - Мистер Джаспер обычно предпочитает заканчивать их сам. 
       По крайней мере, это объясняет, почему Джей не знает, как выглядит Элис.
-  Секундочку, - сказала я.
Мне повезло. У меня было несколько семейных фотографий в бумажнике, и одна из них просто идеальная – Джейкоб держит Ренэсми сидя на передних ступеньках крыльца – сделанная всего месяц тому назад. Элис дала мне эту фотографию недавно. Ох. А быть может это, и не было удачей, учитывая все. Элис знала, что у меня есть эта фотография. Быть может, у нее даже было слабое видение о том, что она понадобится мне, еще до того, как отдать.
- Вот, держите.
Джей рассматривал фотографии некоторое время.
- Дочь очень похожа на вас.
       Я напряглась.
- Она больше похожа на отца.
- И этот мужчина - не он. - Джей дотронулся до лица Джейкоба.
  Мои глаза сузились, и на блестящей голове Джея вновь появились капельки пота. 
- Нет. Это очень близкий друг семьи.
- Простите, - пробормотал он, и ручка вновь начала скрипеть. - Как скоро вам понадобятся документы?
  - Я смогу их получить через неделю?
- Это срочный заказ. Так что будет стоить в два раза дороже, но простите. Я забыл, с кем разговариваю.
       Очевидно, что он знал Джаспера.
- Просто назовите цифру.
       Он не решался сказать это вслух, хотя я была уверена, что, заключая сделки с Джаспером, он должен был понять, что цена не имеет значения. Даже если не учитывать раздутые счета, которые существовали у Калленов под различными именами по всему миру,  в их доме было спрятано достаточно наличных чтобы  продержать на плаву небольшую страну десять лет; это напомнило мне сотни рыболовных крючков в глубине каждого ящика в доме Чарли. Я сомневалась, что кто-нибудь даже заметит ту небольшую часть, которую я взяла сегодня, подготавливаясь.
       Джей написал цену внизу листа.
       Я спокойно кивнула. У меня с собой было больше денег. Я вновь расстегнула сумку и отсчитала нужную сумму – деньги были у меня скреплены по пять тысяч, так что это не заняло много времени.
- Держите.
- О, Белла, вам необязательно платить всю сумму сейчас. Обычно для безопасности дают только половину суммы, а остальную часть, после получения документов.
       Я тепло улыбнулась нервничавшему мужчине.
- Но я доверяю тебе, Джей. Кроме того, я дам тебе бонус, а когда получу документы – ты получишь еще один такой же.
- Этого не нужно. Я уверяю Вас.
- Не волнуйся на счет этого.  - Не то, что я могла забрать их с собой. - Так что встретимся здесь на следующей неделе в это же время?
       Он посмотрел на меня страдальческим взглядом.
- Вообще-то, я предпочитаю проводить подобного рода сделки в местах, не связанных с моими другими делами.

- Конечно. Я уверена, что не поступлю так, как вы ожидаете.

- Я привык ожидать что угодно, когда речь заходит о семействе Калленов. - Он состроил гримасу, а затем его лицо быстро стало прежним. - Встретимся в восемь часов через неделю в Пасифико? Это на Объединенном Озере, и еда там изысканная.

- Идеально. - Не то чтобы я собралась есть пообедать вместе с ним.  Вряд ли ему понравилось, если бы я согласилась.
       Я поднялась и еще раз пожала ему руку. На этот раз он не вздрогнул. Но казалось, что его волнует теперь кое-что другое. Его рот был сжат, спина - напряженна.
- У вас могут быть проблемы со сроками? - спросила я.
- Что? - Он посмотрел наверх, растерявшись из-за моего вопроса. - Со сроками? О, нет. Не беспокойтесь за это. Ваши документы будут обязательно готовы к нужному времени.
       Было бы славно, если Эдвард был здесь, тогда я точно узнала, по поводу чего беспокоился Джей. Я вздохнула. Держать секреты от Эдварда плохо; быть далеко от него еще хуже.
- Ну, встретимся тогда на следующей неделе.

0

34

Глава тридцать четвертая
Объявление

Я услышала музыку, прежде чем вышла из машины. Эдвард не прикасался к роялю с того времени, как ушла Элис. Когда я хлопнула дверцей, то услышала, что мелодия изменилась и после связки , превратилась в мою колыбельную. Эдвард приветствовал меня дома.
Я двигалась медленно, поскольку мне нужно было взять  спящую Ренесми из машины – мы отсутствовали весь день. Мы оставили Джейкоба у Чарли – он сказал, что собирается поехать домой вместе со Сью. Я спрашивала себя, пытается ли он таким образом наполнить свою голову достаточным количеством пустяков, способных спрятать воспоминание о том, как выглядело мое лицо, когда я проходила через дверь в доме Чарли.
Пока я медленно шла к дому Каленов, я чувствовала, что надежда и воодушевление, которые почти видимой аурой окутывали большой белый дом, были и во мне сегодня утром. Сейчас эти чувства были мне чужды.
Мне снова захотелось плакать, когда я услышала, что Эдвард играет для меня. Но я взяла себя в руки. Я не хотела, чтобы он что-то заподозрил. Я сделаю все, чтобы не оставить никаких зацепок для Аро в его мыслях.
Эдвард повернул свою голову и улыбнулся, когда я вошла в дверь, но продолжил играть.
- Добро пожаловать домой, - сказал он, словно бы это был самый обычный день. Как будто бы в комнате не было дюжины других вампиров, вовлеченных в различные занятия, и еще дюжина не находилась где-то рядом.
- Хорошо провели время с Чарли сегодня?
- Да. Извини, что отсутствовали так долго. Я останавливалась сделать небольшой рождественский шоппинг для Ренесми. Я знаю, большого праздника не будет, но…-  я пожала плечами.
Уголки губ Эдварда опустились. Он перестал играть и повернулся на стуле таким образом, чтобы быть прямо напротив меня. Он положил одну руку на мою талию и притянул меня ближе.
- Я не думал об этом. Если ты хочешь устроить вечеринку…
- Нет, - я прервала его, внутренне содрогаясь идее попытаться изобразить больше энтузиазма, чем я была на то способна.
- Я просто не хочу, чтобы Рождество прошло без какого-нибудь подарка для нее.
- Я могу взглянуть?
- Если хочешь. Это просто мелочь.
Ренесми спала, тихо сопя рядом с моей шеей. Я завидовала ей. Это было бы хорошо, сбежать от действительности, пусть даже всего на несколько часов.
Осторожно я вытащила маленький бархатный мешочек из моей сумки, не открывая ее полностью, чтобы Эдвард не смог увидеть наличность, которая все еще была там.
- Это попалось мне на глаза в витрине одного антикварного магазина, когда я проезжала мимо.
Я положила маленький золотой медальон на его ладонь. Он был круглый, с тонкой вьющейся гравировкой вокруг внешнего края. Эдвард дотронулся до защелки и посмотрел внутрь. Там было место для маленькой фотографии, а на противоположной стороне – надпись на французском.
- Ты знаешь, что здесь написано? - спросил он совсем другим тоном, более мягким, чем раньше.
- Продавец сказал мне, что здесь что-то о предопределенности, которая есть нечто большее, чем собственная жизнь. Правильно?
- Да, правильно.
Он посмотрел на меня, его топазовые глаза словно испытывали меня. Я встретила его пристальный взгляд лишь на мгновение, а затем притворилась, что мое внимание привлек телевизор. 
- Надеюсь, ей понравится, - пробормотала я.
- Конечно, ей понравится, - сказал он легко и небрежно, но в эту секунду я была уверена, что он знает, что я что-то скрываю. Я была также уверена, что он не имеет ни малейшего представления о том, что именно. 
- Давай отнесем ее домой, - предложил он, вставая и обвивая руку вокруг моих плеч. Я медлила.
- Что такое? – спросил он строго.
- Я хотела немного попрактиковаться с Эмметтом… - Я потеряла целый день из моих тренировок, и это заставляло меня чувствовать себя отставшей.
Эмметт сидел на диване с Роуз неподалеку. Он посмотрел вверх и оскалил зубы в предвкушении.
- Превосходно. Лес стоит проредить.
Эдвард хмуро взглянул на Эмметта и затем на меня.
- Завтра будет достаточно времени для этого, - сказал он.
- Не будь смешным, - ответила я недовольно. - Больше нет такой вещи как «достаточно времени». Этого понятия не существует. Мне еще нужно многому научиться и …
Он резко прервал меня.
- Завтра.
И выражение его лица при этом было таким, что даже Эмметт не стал спорить.
Я была удивлена, как трудно было вернуться к рутинным делам, которые на самом деле, были для меня в новинку. Но потеря даже той маленькой толики надежды, что я питала раньше, придавала всему оттенок обреченности.
Я попробовала сосредоточиться на положительных сторонах. Был хороший шанс, что моя дочь выживет, и Джейкоб тоже. Если у них есть будущее, то это своего рода победа, не так ли? Наша маленькая компания должна будет постоять за себя, ставя на первое место возможность побега для Джейкоба и Ренесми. 
Да, стратегия Элис имела смысл, только если мы сможем навязать действительно хорошую борьбу. И, это своего рода тоже будет победой, учитывая, что Волтури не участвовали в серьезных битвах  в течение тысячелетия.
Это не будет конец мира. Только конец Каленов. Конец Эдварда, конец меня.
Я предпочитаю смотреть на это именно так – особенно в отношении последней части. Я не смогу жить без Эдварда снова. Если он покинет этот мир, я покину его следом за ним.
Иногда я задавалась вопросом, есть ли что-то для нас на другой стороне. Я знала, что Эдвард не верит в это, но Карлайл ведь верит. Сама я не могла этого вообразить.  Но с другой стороны, я не могла представить и того, что Эдвард не будет существовать как-нибудь, где-нибудь. Если мы сможем быть вместе в любом месте, тогда это будет счастливый конец.
Итак, череда моих дней продолжалась, только теперь все было гораздо труднее, чем раньше. 
Эдвард, Ренесми, Джейкоб и я ходили проведать Чарли на Рождество. Вся стая Джейкоба была там, а так же  Сэм, Эмили и Сью. Это воодушевляло -  видеть их здесь, в маленьких комнатах дома Чарли. Их большие теплые тела разместились по углам вокруг редко появляющейся в этом доме украшенной елки – можно было точно увидеть, в каком месте елки Чарли стало скучно, и он бросил это занятие – и заслонил её мебелью. Всегда можно было рассчитывать на оборотней, которые с радостью предвкушают предстоящую битву, не важно какой самоубийственной она может оказаться. Их возбуждение было таким сильным, что буквально наэлектризовывало атмосферу вокруг и помогало скрыть абсолютное отсутствие энтузиазма с моей стороны. Эдвард был, как обычно, лучшим актером, нежели я. 
На Ренесми был медальон, который я подарила ей на рассвете, а в кармане ее жакета лежал MP3 плеер от Эдварда – маленькая вещичка способная хранить пять тысяч песен, уже заполненная любимыми композициями Эдварда. На ее запястье была надета квилетская версия обручального кольца затейливого плетения. Эдвард скрипел зубами, глядя на этот подарок, но меня это не беспокоило.
Скоро, очень скоро, я отдам ее Джйкобу. Так как же мог беспокоить меня любой символ обязательства, от которого я так зависела?
Эдвард нашел день, чтобы заказать подарок и для Чарли. Его принесли вчера – особой вечерней доставкой – и Чарли провел все утро, изучая огромную инструкцию к новой рыбацкой звуковой системе.
Судя по тому, с каким аппетитом ели оборотни, можно было понять, что ланч приготовленный Сью был очень вкусным. Я размышляла о том, как бы нашу компанию воспринял человек со стороны? Достаточно ли хорошо мы играли свои роли? Смог бы незнакомец думать о нас, как о счастливом сборище друзей, которые наслаждаются праздником с обычным воодушевлением? 
Я думаю и Эдвард и Джейкоб испытали такое же облегчение, как и я, когда пришло время уходить. Я чувствовала себя так странно, тратя энергию на человеческие хлопоты, когда было столько других, более важных дел. Мне было тяжело сконцентрироваться. Но в то же время, это был, возможно, последний раз, когда я видела Чарли. Может быть, это было даже хорошо, что я была в оцепенении и не могла осознать этого.
Я не видела маму со времени свадьбы, но я считала, что должна быть только рада этому постепенному отдалению от нее, которое началось два года назад. Она была слишком хрупка для моего мира. Я не хотела втягивать ее даже в самую малую его часть. Чарли был сильнее.
Может быть, достаточно сильный для того, чтобы попрощаться прямо сейчас, но я не смогла.
В машине было очень тихо. Снаружи, дождь превратился во что-то среднее между водой и льдом. Ренесми сидела у меня на коленях, играя с медальоном, открывая и закрывая его. Я смотрела на нее и представляла, что бы я могла сказать Джейкобу прямо сейчас, если бы мне не приходилось держать эти слова в тайне от Эдварда.
Если когда-нибудь будет достаточно безопасно снова, привези ее к Чарли. Расскажи ему всю историю. Расскажи ему, как сильно я любила его, как я не могла покинуть его, даже когда моя человеческая жизнь закончилась. Скажи ему, что он был самым лучшим отцом. Скажи ему, чтобы он передал слова любви Рене, что я надеюсь, что она будет счастлива, что все у нее будет хорошо…
Мне нужно будет отдать документы Джейкобу до того, как будет слишком поздно. Я отдам ему записку для Чарли. И письмо для Ренесми. Что-то, что она сможет прочитать, когда я уже не смогу сказать, как сильно люблю ее.
Не было ничего необычного за пределами дома Каленов пока мы подъезжали к нему, но я могла слышать некоторый шум внутри. Множество низких голосов перешептывалась и рычали. Шум не прекращался и казалось, что кто-то спорит. Я смогла выделить голоса Карлайла и Амуна, которые звучали чаще, чем другие.
Эдвард припарковал машину прямо перед домом, вместо того чтобы поехать в гараж. Мы обменялись настороженными взглядами перед тем, как вышли из автомобиля.
Джейкоб выглядел по-другому, его лицо было серьезным и осторожным. Я предположила, что он находится в раздумьях как Альфа. Очевидно, что-то случилось, и он собирался добыть информацию, которая могла понадобиться ему и Сэму.
- Алистер ушел, - пробормотал Эдвард, пока мы поднимались по лестнице.
Внутри, конфронтация была ощутима почти физически. Каждый вампир, что присоединился к нам, за исключением Алистера и трех вовлеченных в сору, стояли вдоль лестницы и наблюдали. Эсме, Кэби и Тиа располагались ближе остальных к трем вампирам в центре: посредине комнаты Амун шипел на Карлайла и Бэнджамина.
Скулы Эдварда напряглись и он быстро переместился поближе к Эсме, таща меня за собой. Я напряженно прижала Ренесми к груди.
- Амун, никто не вынуждает тебя оставаться с нами, если ты хочешь уйти, - сказал Карлал спокойно.
- Ты украл у меня половину клана, Карлайл! – взвизгнул Амун, указывая пальцем на Бэнджамина. – Поэтому ты позвал меня сюда? Отнять его у меня?
Карлайл вздохнул, а Бэнджамин закатил глаза.
- Да конечно, Карлайл выбрал борьбу с Волтури, подвергая опасности всю свою семью, только для того, чтобы я был здесь, - сказал Бэнджамин саркастически. – Будьте разумным, Амун. Я здесь для того, чтобы сделать справедливую вещь. Я не присоединяюсь ни к какому другому ковену. А вы можете поступать так, как сочтете нужным, как и сказал Карлайл.
- Ничем хорошим это не кончится, - зарычал Амун. – Алистер единственный, кто поступил разумно. Мы все должны бежать отсюда.
- Подумай, кого ты назвал разумным, - прошептала Тиа в сторонке.
- В этой резне мы все умрем!
- Никто не собирается сражаться, - сказал Карлайл уверенно.
- Это ты так говоришь!
- Если это произойдет, ты всегда сможешь сменить сторону, Амун. Я уверен, Волтури оценят твою помощь.
Амун усмехнулся.
– Возможно, это и есть ответ.
Ответ Карлайла был спокоен и искренен.
– Это не сможет изменить моего отношения к тебе, Амун. Мы друзья уже очень давно, но я никогда не стал бы просить тебя умереть за меня. 
Голос Амуна стал более спокойным.
- Но ты тащишь моего Бэнджамина на дно вместе с собой.
Карлайл положил руку на плечо Амуна. Амун стряхнул ее.
- Я остаюсь, Карлайл, но это может оказаться во вред тебе. Я присоединюсь к ним, если это будет единственный путь выжить. Вы все просто дураки, если думаете, что сможете ослушаться Волтури. – Он нахмурился, затем вздохнул, посмотрел на меня и Ренесми и добавил сердитым тоном, - Я буду свидетельствовать, что этот ребенок растет. Это правда. Любой бы увидел это.
- Это все, о чем мы когда-либо просили.
Лицо Амуна исказила гримаса.
- Но это не все, что вы получаете, похоже. – Он повернулся к Бэнджамину. – Я дал тебе жизнь. Ты растрачиваешь ее.
Лицо Бэнджамина выглядело холоднее, чем я когда-либо видела. Это выражение совсем не вязалось с его мальчишескими чертами лица.
- Какая жалость, что вы не смогли подавить мою волю в процессе. Возможно, тогда вы были бы более довольны мною.
Глаза Амуна сузились. Он резко показал что-то Кеби, и они гордо прошли мимо нас по направлению к двери.
- Он не уходит, - сказал мне Эдвард спокойно. – Но теперь он будет держаться еще более обособленно. Он не обманывал, когда говорил о возможности присоединения к Волтури.
- Почему ушел Алистер? – шепотом спросила я.
- Никто точно не знает. Он не оставил записки. По его высказываниям можно было понять, что он считает, что борьба неизбежна. Несмотря на его поступок, он очень переживает за Карлайла, чтобы примкнуть к Волтури. Я предполагаю, он решил, что опасность чересчур велика. – Пожал плечами Эдвард.
Хотя беседа была только между нами двумя, конечно все могли ее слышать.
Элеазар ответил на слова Эдварда, словно они были адресованы всем.
- По тому, что он бормотал, можно было понять не только это. Мы не говорили много о Волтури, но Алистер волновался, что неважно как решительно мы сможем подтвердить вашу невиновность, Волтури не станут слушать. Он думает, что они в любом случае найдут оправдание, которое поможет достичь их целей здесь.
Вампиры беспокойно переглядывались. Идея, что Волтури могут манипулировать собственными священными законами для своей выгоды, не пользовалась популярностью. Только румыны были невозмутимы, обмениваясь ироничными полуулыбками. Они казались полностью довольны тем, как остальные старались думать только хорошее об их заклятых врагах.
Много приглушенных обсуждений началось в одно время, но я прислушивалась к разговору румын. Возможно потому, что светловолосый Владимир продолжал поглядывать в моем направлении.
- Я надеюсь, Алистер был прав в своих предположениях, - шептал Стефан Владимиру. – Неважно, какой будет результат, мир изменится. Пришло время, чтобы наш мир увидел, чем стали Волтури. Они никогда не потеряют власть, если каждый будет верить в эту ерунду о них и о том, что они защищают наш жизненный уклад.
- Когда мы правили, мы хотя бы были честны в том, чем являемся, - ответил Владимир.
Стефан кивнул.
- Мы никогда не надевали белые шляпы и не называли себя святыми.
- Я думаю, настало время для сражения, - сказал Владимир. – Можешь ли ты представить, большую силу, которая сможет выступить когда-либо? Другой шанс, настолько же хороший?
- Все возможно. Может быть однажды…
- Мы ждали уже пятнадцать сотен лет, Стефан. И они становятся только сильнее с годами. 
Владимир сделал паузу и посмотрел на меня снова. И он не подал виду, что удивлен, когда заметил, что я тоже наблюдаю за ним.
- Если Волтури выиграют это сражение, они уйдут отсюда еще более могущественными, чем пришли. Каждое завоевание добавит им силы. Подумай, что только младенец может дать им, – он резко поднял подбородок, указывая на меня. – И она до конца еще не раскрыла свои способности. И повелитель стихий. – Владимир кивнул в направлении Бэнджамина, который тут же напрягся. Подобно мне, сейчас практически каждый прислушивался к разговору румын. - С их ведьминскими близнецами у них нет надобности в иллюзионисте или огненном прикосновении. – Его глаза переместились на Зафрину, затем на Кейт.
Стефан посмотрел на Эдварда.
- Но читатель мыслей им точно необходим. Но я понимаю, что ты имеешь в виду. Действительно, они извлекут огромную пользу, если выиграют.
- Большую пользу, чем мы можем позволить им извлечь, не правда ли?
Стефан вздохнул.
- Я думаю, что вынужден согласиться. И это значит…
- Что мы должны противостоять им, пока еще есть надежда.
- Даже если мы сможем только слегка покалечить их, даже заставим их уйти…
- Затем, когда-нибудь, другие закончат нашу работу.
- И наша длительная вендетта будет отплачена. Наконец-то.
Они закрыли глаза на мгновение и затем проговорили в унисон:
- Кажется, есть только один путь.
- Так что, мы будем сражаться, - сказал Стефан.
Хотя я могла видеть, что они были обеспокоены, что самосохранение борется в них с жаждой мести, улыбки, которыми они обменялись, были полны предвкушения.
- Мы сражаемся, – согласился Владимир.
Я подумала, что это хорошо. Подобно Алистеру, я была уверена, что борьбы не избежать. В этом случае, еще два вампира, сражающихся на нашей стороне, могли только помочь. Но решение румын все еще вызывало во мне дрожь.
- Мы тоже будем сражаться, - сказала Тиа, и ее обычно мрачный голос звучал как никогда торжественно. – Мы предполагаем, что Волтури захотят превысить свои полномочия. Но мы не собираемся быть их марионетками. – Ее глаза задержались на ее друге.
Бэнджамин оскалил зубы и бросил озорной взгляд на румын.
- Очевидно, я популярный товар. И мне придется выиграть свое право быть свободным.
- Для меня не будет в новинку, сражаться за то, чтобы оградить себя от королевских правил, - сообщил Гаррет дразнящим тоном.
Он сделала несколько шагов и похлопал Бэнджамина по спине.
- Это и есть свобода от гнета.
- Мы останемся с Карлайлом, - сказала Таня. – И мы сражаемся с ним.
Казалось, что выступление румын вынудило остальных почувствовать необходимость высказаться тоже.
- Мы еще не решили, - сказал Питер. Он посмотрел свысока на свою маленькую компаньонку. Губы Шарлотты выражали недовольство. Выглядело так, словно она приняла решение. Я задавала себе вопрос, каким оно было.
- Я тоже не решил, - сказал Рэндалл.
- И я, - добавила Мэри.
- Стаи будут сражаться с Калленами, - внезапно сказал Джейкоб. – Мы не боимся вампиров, - добавил он с усмешкой.
- Дети, -  пробормотал Питер.
- Младенцы, - исправил его Рэндалл.
Джейкоб мгновенно оскалил зубы.
- Ну, я тоже сражаюсь, - сказала Мэгги, пожимая плечами, которые обнимала Сиобан. – Я знаю, правда на стороне Карлайла. Я не могу игнорировать этот факт.
Сиобан пристально посмотрела на младшего члена своего клана с взволнованным выражением глаз.
- Карлайл, - проговорила она, словно они были одни, пренебрегая внезапно возникшим ощущением официального совета, неожиданной лавиной декларативных высказываний, - Я не хочу, чтобы это переросло в схватку.
- Я тоже, Сиобан. Ты знаешь, что это последнее, чего я хочу. – Он слегка улыбнулся. – Возможно, ты должна сконцентрироваться на том, чтобы сохранить мир.
- Ты знаешь, это не поможет, - ответила она.
Я вспомнила разговор Роуз и Карлайла об ирландском лидере: Карлайл полагал, что у Сиобан есть некий неуловимый, но мощный дар, с помощью которого она может влиять на события по собственному усмотрению – но сама Сиобан в это не верит. 
- Но это и не причинит вреда, - сказал Карлайл.
Сиобан закатила глаза.
- Должна ли я отчетливо представлять себе тот результат, которого я стремлюсь достичь? – спросила она саркастично.
Карлайл открыто улыбался.
– Если это не затруднит тебя.
- Итак, нет никакой необходимости моему клану излагать свои намерения, не так ли? – спросила она. – Раз не существует шанса на схватку.
Она положила руку на плечо Мэгги и притянула девочку ближе к себе. Друг Сиобан, Лиам, был молчалив и не выказывал никаких эмоций. 
Почти все в комнате выглядели заинтригованными шуточной перепалкой Карлайла и Сиобан, но они ничего не стали объяснять.
Это был конец всех драматических выступлений на сегодня. Группа вампиров мелено рассеивалась, некоторые уходили на охоту, некоторые коротали время за книгами Карлайла, телевизором или компьютером.
Эдвард, Ренесми и я отправились на охоту. Джейкоб был рядом с нами.
- Глупые пиявки, - пробормотал он сам себе, когда мы вышли на улицу. – Думают, что они лучше, – фыркнул он.
- Они будут шокированы, когда младенцы спасут им жизнь, не так ли? – сказал Эдвард.
Джейк улыбнулся и расправил плечи.
– О да, они будут.
Это охота не была последней. Мы все снова будем охотиться ближе к тому времени, когда мы ожидаем Волтури. Так как крайний срок их появления не был определен, мы планировали провести несколько ночей на большой бейсбольной площадке, которую видела Элис, просто на всякий случай. Все что мы знали, это то, что они придут, когда снег покроет землю. Мы не хотели, чтобы Волтури были слишком близко к городу, и Деметрий смог бы привести их туда, где мы были. Я задумалась, кого бы он стал выслеживать, и предположила, что Эдварда, так как почувствовать меня он не мог.
Я  думала о Деметрии все время на охоте, почти не обращая внимания ни на мою добычу, ни на снежинки, которые наконец-то стали падать с небес, но таяли, как только опускались на каменную почву. Поймет ли Деметрий, что он не может выследить меня? Что должен он сделать для этого? Что будет делать Аро? Или, может быть, Эдвард был не прав? Были ли какие-то исключения из того, что я могла выдержать, что-то, что сможет обойти мой щит. Все, что за пределами моего разума было уязвимо – открыто для способностей Джаспера, Элис и Бэнджамина. Может быть, талант Деметрия тоже работает как-то иначе.
А потом появилась мысль, которая отвлекла меня. Наполовину истекший кровью лось выпал из моих рук на каменистую землю. Снежинки взметнулись на несколько дюймов от теплого тела с едва уловимым шипящим звуком. Я безучастно уставилась на свои окровавленные руки.
Увидев мою реакцию, Эдвард поспешил ко мне, оставив свою собственную жертву.
- Что случилось? – спросил он тихим голосом. Его глаза исследовали лес вокруг нас в поисках чего-то, что объяснило бы мое поведение.
- Ренесми, - выдохнула я.
- Она прямо за этими деревьями, - успокоил он меня. – Я слышу и ее мысли и мысли Джейкоба. Она в порядке.
- Это не то, что я имела в виду, - ответила я. – Я думала о моем щите – ты действительно думаешь, что он многого стоит, что он поможет нам каким-то образом? Я знаю, остальные надеются, что я смогу защитить Зафрину и Бэнджамина, даже если это будет длиться всего лишь несколько секунд. Но что если это ошибка? Что если твоя вера в меня станет причиной, по которой мы будем побеждены?
Мой голос звучал все более истерично, хотя я все еще могла контролировать себя и говорить тихо. Я не хотела огорчить Ренесми.
- Белла, что навело тебя на такие мысли? Конечно, это замечательно, что ты можешь защитить себя, но ты не ответственна за спасение кого бы то ни было еще. Не беспокойся понапрасну.
- А что, если я не смогу защитить никого вообще? – прошептала я задыхаясь. – Эта вещь, которую я делаю - ошибочна и странна! Нет никакого объяснения или причины для этого. Может быть, она вообще не будет действовать против Алека.
- Шшш, - он попытался успокоить меня. – Не паникуй. И не волнуйся об Алеке. То, что он делает, никак не отличается от того, что делает Джейн или Зафрина. Это просто иллюзия – он не сможет попасть внутрь твоей головы точно так же, как этого не могу сделать я.
- Но Ренесми это делает! – отчаянно прошипела я сквозь зубы. – Это казалось таким естественным, я никогда не задумывалась об этом раньше. Эта способность всегда была просто частью ее. Но подумай, она направляет свои мысли прямо в мою голову, так же как она проделывает это со всеми остальными. В моем щите есть дыры, Эдвард!
Я отчаянно глядела на него, дожидаясь пока до него дойдет это ужасное известие. Его губы были сжаты, будто он пытался решить, как объяснить мне что-то.  Но выражение его лица было абсолютно спокойно.
- Ты уже давно задумывался над этим, не так ли? – требовательно спросила я, чувствуя себя идиоткой оттого, что в течение месяцев не замечала очевидного.
Он кивнул, слабая улыбка появилась в уголках его губ.
- В первый же раз, когда она прикоснулась к тебе.
Я вздохнула над своей собственной тупостью, но его спокойствие несколько меня утешило.
- И это нисколько не тревожит тебя? Ты не видишь в этом проблемы?
- У меня есть две теории  на этот счет, одна более вероятна, чем другая.
- Расскажи мне сначала менее вероятную.
- Ну хорошо, она твоя дочь, - подчеркнул он. – Генетически, она – наполовину ты. Я привык дразнить тебя тем, что твой ум работает на частоте, отличной всех остальных. Возможно, с ней происходит то же самое.
Это не убедило меня.
- Но ты отлично слышишь ее мысли. Каждый слышит ее мысли. А что, если и ум Алека работает на другой частоте? Что если…?
Он прижал палец к моим губам.
- Я думал об этом. Поэтому я считаю, что вторая теория более вероятна.
Я скрипнула зубами и стала ждать продолжения. 
- Ты помнишь, что Карлайл сказал мне о ней, сразу после того, как она показала тебе первое воспоминание?
Конечно, я помнила это.
- Он сказал, что это интересная особенность. Словно она делает прямо противоположное тому, что можешь ты. 
- Да. И я подумал, может быть, она взяла и твой талант и перевернула его так же, как и мой.
Я задумалась.
- Ты никого не впускаешь в себя, - начал он.
- И никто не может не впустить ее? – закончила я, сомневаясь.
- Это моя теория, - сказал он. – И если она может проникать в твой разум, я сомневаюсь, что есть какой-либо щит на планете, который сможет держать ее на расстоянии. Это поможет нам. Из того, что мы видели, следует, что никто не сомневается в правдивости ее мыслей, как только она их покажет. И я думаю, что никто не сможет удержать ее не показывать их, если будет находиться достаточно близко. Если Аро позволит ей объяснить…
Я содрогнулась, представив Ренесми так близко к жадным, молочным глазам Аро.
- Ну, - сказал он, поглаживая мои плечи. – Как минимум, ничто не сможет помешать ему увидеть правду.
- Но будет ли правды достаточно для него? – прошептала я.
На это у Эдварда не было ответа.

0

35

Глава тридцать пятая
Крайний срок

- Уходишь? – беспечно поинтересовался Эдвард. Чувствовалось, что эта беспечность наигранная и далась ему нелегко, внешне он ничем не выдал себя, лишь чуть сильнее прижимал Ренесми к груди.
- Да, кое-какие последние приготовления, - также небрежно ответила я.
Он улыбнулся моей любимой улыбкой и произнес:
- Скорее возвращайся ко мне.
- Всегда спешу к тебе.
Я снова взяла его «вольво», размышляя, проверил ли он спидометр после моей последней отлучки или нет. Сколько всего он уже догадался сложить вместе? То, что у меня была тайна, он знал абсолютно точно. Пытался ли он узнать причину, почему я не доверилась ему? Догадался ли он, что Аро скоро сможет узнать все, что знал и он? Я думала, что Эдвард, возможно, сделал именно такой вывод, поэтому он и не требовал у меня ответ. Мне казалось, что он пытался не размышлять слишком много на эту тему и не замечать мое поведение. Неужели он сопоставил все с моим странным представлением в то утро, после отъезда Элис, когда я сожгла книгу? Не знаю, догадался ли он обо всем или нет.
День с самого был тоскливый и пасмурный. Я гнала машину сквозь мрак, глядя на тяжелые облака. Пойдет ли сегодня вечером снег? Достаточно ли его выпадет, чтобы покрыть землю и воссоздать ту сцену из видения Элис? Эдвард предположил, что у нас в запасе ещё около двух дней. А после мы соберемся на поле, чтобы заманить Волтури на выбранное нами место. Проезжая через темнеющий лес, я обдумывала свою последнюю поездку в Сиэтл. Я предполагала, что понимаю, зачем Элис отправила меня в то убогое местечко, где Джей Дженкс занимался своими подозрительными клиентами. Если бы я отправилась в один из его офисов, так сказать более «законных», то, вряд ли смогла бы догадаться, о чем именно мне нужно у него спросить. Если бы я встретила его как адвоката Джейсона Дженкса, или Джейсона Скотта, смогла бы я догадаться, что Джей Дженкс занимается подделкой документов? Мне пришлось пройти весь путь, чтобы разобраться. Это было моей подсказкой.
Когда я припарковала автомобиль на стоянке у ресторана, уже совсем стемнело. Я приехала чуть раньше назначенного времени и, не обращая внимания на суетящуюся обслугу у входа, вставила контактные линзы, вышла из машины, и направилась в ресторан, чтобы там подождать Джея. Я  торопилась поскорее управиться с этой тягостной необходимостью, чтобы вернутся к своей семье, Джей, наоборот, старался не ударить в грязь лицом. У меня было чувство, что сделка просто из рук в руки,  где-нибудь на темной стоянке, показалась бы для него оскорблением.
У стойки я назвала имя Дженкса, и безумно вежливый метрдотель проводил меня наверх, в маленький отдельный кабинет с потрескивающим в очаге огнем. Он взял у меня длинное, до щиколоток, непромокаемое пальто цвета слоновой кости, которое я одела, чтобы скрыть выбранный Элис наряд, на ее взгляд это была просто идеально подходящая к ситуации одежда. Увидев моё платье для коктейля из жемчужного отлива атласа, у него вырвался приглушенный возглас восхищения. Ничего не могла с собой поделать, его реакция немного польстила мне; я все еще не могла привыкнуть к тому, что кажусь красавицей не только одному Эдварду. Метрдотель неуверенно отступал назад и, заикаясь, пытался оформить отрывочные слова в комплименты. 
Ожидая Дженкса, я подошла к огню и поднесла руки ближе к пламени, хотелось согреть их перед неизбежным рукопожатием. В принципе, было очевидно, Джей понимал, что с Калленами что-то не чисто, но все равно это была полезная привычка, о которой не следовало забывать.
Примерно пол секунды я размышляла, что почувствую, если суну руку прямо в огонь. Что это будут за ощущения, если я загорюсь... Мои нездоровые размышления были прерваны приходом Джея. После того как метрдотель принял и его пальто тоже, стало очевидно, что не только я одна принарядилась для этой встречи.
- Прошу простить меня за опоздание, - сказал Джей, как только мы остались одни. 
- Нет, вы пришли вовремя.
Он протянул мне свою руку, и, пожав его ладонь, я почувствовала, что его пальцы все равно были намного теплее моих. Кажется, его это не волновало.
- Осмелюсь заявить, что вы потрясающе выглядите, миссис Каллен.
- Спасибо, Джей. Пожалуйста, называйте меня Белла.
- Должен сказать, что работа с вами весьма отличается от сотрудничества с мистером Джаспером. С вами гораздо менее... тревожно. – Он нерешительно улыбнулся.   
- Неужели? Я всегда считала присутствие Джаспера успокаивающим.
Он сдвинул брови.
- Правда? - вежливо пробормотал он, хотя было ясно, что с этим утверждением он не согласен. Как странно. Что Джаспер сделал с этим человеком?
- Вы давно знакомы с Джаспером?
Он вздохнул, кажется, что-то стесняло его.
- Я работал с мистером Джаспером более двадцати лет, и до этого мой старый партнер знал его в течение пятнадцати лет... Он никогда не меняется. – Джей слегка поежился.
- Да уж, Джаспер, такой забавный.
Джей покачал головой, как будто желая стряхнуть тревожные мысли.
- Не желаете ли присесть, Белла?
- Вообще-то, я немного тороплюсь. Мне далеко ехать домой.  – Произнеся эти слова, я достала из сумочки толстый белый конверт с деньгами, оплатой за услуги, и протянула ему.
- О, - сказал он, в его голосе послышалось легкое разочарование. Он сунул конверт во внутренний карман пиджака, не потрудившись пересчитать.
- Я надеялся, что мы немного поговорим.
- О чем? – с любопытством спросила я.
- Для начала, позвольте я передам вам документы. Я хочу быть уверен, что вы остались довольны.
Он повернулся, поставил свой портфель на стол, и открыл замки. Джей достал большой, специально для документов, конверт из оберточной бумаги.
Не имея понятия, что нужно проверять, я вскрыла конверт и бегло просмотрела содержимое. Джей перевернул фото Джекоба и изменил цвет так, чтобы не было слишком заметно, что на водительских правах и на паспорте использована одна и та же фотография. На мой взгляд, оба документа выглядели идеально, но это еще ничего не значит. Я на долю секунды взглянула на  фото в паспорте Ванессы Вульф, и тут же быстро отвела глаза, в горле словно встал ком.
- Спасибо, - сказала я.
Его глаза немного сузились, и я почувствовала, что он разочарован моей слишком поверхностной экспертизой.
- Уверяю вас, все в полном порядке. Они пройдут через любую, самую скрупулезную проверку.
- Я уверена в этом. Джей, я действительно ценю то, что вы сделали для меня.
- Для меня это было удовольствие, Белла. На будущее, совершенно свободно обращайтесь ко мне за всем, что только может понадобиться семье Каллен.
Не намекая открыто, он фактически приглашал меня занять место Джаспера.
- Вы хотели что-то обсудить?
- Хм, да. Как бы это сказать... - Он жестом пригласил присесть на каменную плиту у камина. Я села на край камня, он сел рядом. На его лбу снова выступил пот, он достал синий шелковый носовой платок из кармана и вытер его.
- Вы - сестра жены мистера Джаспера? Или вы замужем за его братом? – поинтересовался он.
- Замужем за его братом, - разъяснила я, размышляя,  куда он клонит.
- Значит, вы были невестой мистера Эдварда?
- Да.
Он улыбнулся извиняясь.
- Понимаете, я много раз видел все имена. Примите мои запоздалые поздравления. Хорошо, что спустя столько времени мистер Эдвард нашел себе столь прекрасную спутницу.
- Большое спасибо.
Он сделал паузу, вытирая пот.
- Можете догадаться, что за столько лет, я стал весьма уважать мистера Джаспера и всю его семью.
Я осторожно кивнула.
Он глубоко вздохнул и затем, молча, выдохнул.
- Джей, пожалуйста, просто скажите то, что хотели сказать.
Он еще раз вздохнул и затем быстро, нечленораздельно, пробормотал:
- Если бы вы только могли заверить меня, что не планируете похитить маленькую девочку у ее отца, сегодня вечером я спал бы спокойнее.
- О, - произнесла я ошеломленно. Мне потребовалась минута, чтобы понять к какому ошибочному выводу он пришел.
- О нет. Ничего общего с похищением. – Я слабо улыбнулась, пытаясь заверить его. - Я просто готовлю безопасное место для неё, на случай, если вдруг что-то случится со мной и моим мужем. Он прищурился.
- Вы предполагаете, что-то должно произойти? - Он покраснел, затем извинился:
- Это, конечно же, не мое дело.
Я наблюдала, как красный поток разливается под тонкой мембраной его кожи, и была рада – как это часто бывало — что я не обыкновенная новообращенная. Джей производил впечатления хорошего человека, если оставить преступную деятельность в стороне, и убивать его мне бы очень не хотелось.
- Как знать, - вздохнула я.
Он нахмурился.
- Тогда, желаю вам удачи. И пожалуйста, не обессудьте, но… если ко мне приедет мистер Джаспер и спросит, какие имена я написал в документах...
- Конечно же, вы должны будете сказать ему немедленно. Ничего не имею против того, чтобы мистер Джаспер был осведомлен о наших с вами делах.
Моя прозрачная искренность, казалось, немного ослабила его волнения.
- Очень хорошо, - сказал он. - И не мог бы я уговорить вас остаться на обед?
- Сожалею, Джей. Сейчас я очень спешу.
- Тогда, снова примите мои наилучшие пожелания здоровья и счастья. Если семье Каллен что-нибудь потребуется, не стесняйтесь, обращайтесь ко мне.
- Спасибо, Джей.
Я уходила со своей контрабандой, оглянувшись назад, я увидела, что Джей смотрит мне вслед, на его лице застыло выражение смешанного беспокойства и сожаления.
Поездка назад заняла меньше времени. Ночь была черной,  я выключила фары и понеслась по шоссе. Когда я подъехала к дому, большинство автомобилей отсутствовали, включая «порше» Элис и мой «феррари». Вампиры, придерживавшиеся традиций, уходили как можно дальше, чтобы утолить свою жажду. Я попыталась не думать об их ночной охоте, и невольно поежилась, мысленно представив их жертв.
В гостиной находились только Кейт и Гарретт, они весело спорили о пищевой ценности животной крови. Оказывается, Гарретт попытался поохотиться на вегетарианский манер, и понял, что это весьма сложно.
Эдвард, должно быть, отвел Ренесми домой, спать. Джейкоб, без сомнения, был в лесу рядом с домом. Остальная часть моей семьи, должно быть тоже охотилась. Возможно, они были с остальными Денали. Поэтому так получилось, что дом почти полностью принадлежал мне одной, и я поспешила воспользоваться этим преимуществом.
Я почувствовала, что зашла в комнату Элис и Джаспера впервые, за долгое время, может быть впервые с того дня, как они покинули нас. Я беззвучно обыскала их огромный шкаф, пока не нашла нужную сумку. Наверное, она принадлежала Элис - маленький черный кожаный рюкзак, из тех, которые обычно используются как обыкновенная женская сумочка, не слишком большая, и даже Ренесми может носить такую и она не будет бросаться в глаза. Тогда я совершила набег на их мелкие деньги, взяла примерно в два раза больше чем среднестатистическая американская семья тратить в год.  Я предположила, что мое воровство будет менее заметно здесь, чем где-нибудь еще в доме, потому что эта комната остальным напоминала о грустных событиях. Конверт с поддельными паспортами и удостоверениями личности отправился в сумку, я положила его поверх денег. Потом я уселась на край их кровати, и посмотрела на ничтожно маленький багаж, который был всем, что я могла дать моей дочери и моему лучшему другу, чтобы помочь спасти их жизни. Я тяжело привалилась к столбику кровати, чувствуя себя беспомощной. Но что еще я могла сделать?
Так, склонив голову, я сидела несколько минут, пока меня не посетила отличная идея. Что если …
Допустим, что Джейкоб и Ренесми собираются убежать, и это означает, что есть возможность того, что Деметрий будет мертв. Это давало любым, кто выживет немного форы, то есть Элис и Джасперу тоже.
Итак, почему Элис и Джаспер не могут в таком случае помочь Джейкобу и Ренесми? Если они будут вместе, то лучшей защиты для Ренесми и желать не нужно. Не было никакой причины, почему это не могло произойти, за исключением факта, что Джейк и Ренесми оба были белыми пятнами для Элис. Как она начала бы искать их?
Я размышляла мгновение, затем оставила комнату, пересекла зал и вошла в комнаты Эсме и Карлайла. Как обычно, стол Эсме был завален планами и проектами, все аккуратно сложено в высокие стопки. Над столом располагались ряды небольших ящичков; в одном лежал канцелярский набор. Я взяла чистый листок бумаги и ручку.
Я смотрела на чистую страницу цвета слоновой кости в течение целых пяти минут, пытаясь сконцентрироваться на своем решении. Элис не была способна видеть Джейкоба или Ренесми, но она могла видеть меня. Я визуализировала ее видение в этот момент, отчаянно надеясь, что она не была слишком занята, чтобы не заметить этого.
Нарочно медленно я написала заглавными буквами, поперек страницы:
РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО
Рио казался лучшим местом, чтобы послать их: это было далеко отсюда, Элис и Джаспер уже были в Южной Америке, тем более наши прежние  проблемы не ушли только потому, что сейчас у нас были еще более сложные проблемы. Была все еще тайна будущего Ренесми, ужас ее стремительного роста.
Так или иначе, мы направились на юг. Теперь поиск легенд станет задачей Джейкоба, и, надеюсь, Элис.
Я снова наклонила голову, противясь внезапному желанию зарыдать, и стиснула зубы. Я знала, что будет лучше, если в дальнейшем Ренесми будет без меня. Но мне уже так не хватало ее.
Я глубоко вдохнула и сделала запись на дне спортивной сумки, где Джейкоб найдет ее достаточно скоро. Я скрестила свои пальцы - было не похоже, что его средняя школа подразумевала преподавание португальского - у Джейка, по крайней мере, был испанский язык по выбору.
Теперь оставалось только ждать.
В течение двух дней, Эдвард и Карлайл оставались в месте, где Элис предвидела прибытие Волтури. Это было то же самое поле убийства, где новорожденные вампиры Виктории напали прошлым летом. Я хотела знать, чувствовал ли это Карлайл это повторение, подобно дежавю. Для меня, это было бы весьма ново. На сей раз Эдвард и я стояли бы вместе с нашей семьей.
Мы могли только вообразить, что Волтури будут отслеживать либо Эдварда, либо Карлайла. Я хотела знать, удивит ли  они, что их добыча не убегает. Заставило бы это их насторожиться? Я не могла представить Волтури, когда-либо испытывающими потребность в осторожности.
Хотя я была, надеюсь, невидимой для Деметрия, я осталась с Эдвардом. Что сама собой разумеется. У нас оставалось всего несколько часов, чтобы побыть вместе.
С Эдвардом могло не быть последней великой сцены прощания, и я не планировала ее. Сказанные слова могли стать последними. Это было бы то же самое что печатать слово «Конец» на последней странице рукописи. Так что мы не сказали ничего друг другу, но не отходили друг от друга ни на шаг.  Где бы ни застал нас конец, он не застанет нас порознь.
Мы установили палатку для Ренесми в нескольких ярдах позади защитного леса. Опять маленькое дежавю. Мы с Джейкобом на холоде ставим палатку... Было почти невозможно поверить, сколько всего изменилось с прошлого июня. Семь месяцев назад наш треугольник отношений казался невозможным, три разных вида горя, которого нельзя было избежать. Теперь все было идеально сбалансировано. Казалось ужасно ироничным, что все части пазла сложатся вместе как раз вовремя для них всех, чтобы быть разрушенными.
Снег пошел снова перед кануном Нового года. На сей раз, крошечные хлопья не таяли на каменной земле поля. В то время как Ренесми и Джейкоб спали - Джейкоб, храпел так громко, что я удивилась, как Ренесми не проснулась - снег, образовавший поначалу тонкую корочку на земле, затем превратился в более толстые сугробы.
Ко времени, когда солнце взошло, сцена из видения Элис была завершена. Эдвард и я держались за руки,  мы смотрели поперек блестящего белого поля, и ни один из нас не произносил ни слова.
В течение утренних часов, собрались и все остальные. Их глаза, имели немое свидетельство их приготовлений - некоторые слегка золотистые, некоторые насыщенного темно-красного цвета. Вскоре после того, как все мы собрались, мы могли слышать волков, передвигающихся по лесу. Джейкоб появился из палатки, оставляя Ренесми, все еще спящей, чтобы присоединиться к ним.
Эдвард и Карлайл выстраивали других в свободном порядке, наши свидетели стояли по сторонам.
Я наблюдала на расстоянии, ожидая около палатки Ренесми ее пробуждения.  Когда она проснулась, я помогла ей одеться. Одежду я тщательно выбрала за два дня до этого. Одежда, которая выглядела вычурной и женственной, но она была как раз достаточно прочная, чтобы не показать, сколько ее носят - даже если человек носил ее при поездке верхом на гигантском оборотне через несколько штатов. Поверх ее жакета я надела черный кожаный рюкзак с документами, деньгами, ключом, и моими нежными посланиями для нее и Джейкоба, Чарли и Рене. Она была достаточно сильна, так что это не стало для неё бременем.
Ее глаза округлились, поскольку она читала муку на моем лице. Но она  была достаточно сообразительна, чтобы не спрашивать о том, что я собралась делать.
- Я люблю тебя, -  сказал я ей. - Больше чем что - либо.
- Я  тоже люблю тебя,  мама,-  ответила она.
Она коснулась медальона на своей шее, в который  была теперь вставлена крошечная фотография с изображением её, Эдварда и меня. - Мы всегда будем вместе.
- В наших сердцах мы всегда будем вместе, - я исправила шепотом столь же тихим что и вздох. – но когда настанет время, ты должна будешь оставить меня.
Ее глаза расширились, и она коснулась своей рукой моей щеки. Её молчание было ещё тяжелей, чем, если бы она закричала.
Я с трудом сглотнула; мое горло казалось распухшим.
- Ты сделаешь это для меня? Пожалуйста?
Она сильнее прижала свои пальцы к моему лицу.
- Почему?
- Я не могу сказать тебе, - прошептала я. - Но ты скоро поймешь. Я обещаю.
В моих мыслях я видела лицо Джейкоба.
Я кивнула, затем убрала её пальцы.
- Не думай об этом, - прошептала я ей на ухо. - Не говори Джейкобу, пока я не скажу тебе бежать, хорошо?
Это она поняла. И тоже кивнула.
Я достала из своего кармана одну последнюю деталь.
Пакуя вещи Ренесми, неожиданно искрящийся цвет привлек мой взор. Случайный луч солнца через окно в крыше осветил драгоценности в древней  шкатулке, стоящей на верхней полке. На мгновение я задумалась и затем пожала плечами. После того,  как догадки Элис сложились вместе, я не могла надеяться, что назревающий конфликт разрешиться мирно. Но почему бы не попробовать начать его, настолько дружественно насколько возможно? Я спросила себя - что это могло повредить? Так что, пожалуй, я  должна немного надеяться - слепой, бессмысленной надеждой – поэтому я потянулась к полке и достала свадебный подарок Аро для меня.
Теперь я закрепила толстую золотую веревку на своей шее и чувствовала вес огромного алмаза удобно устроившегося на моем горле.
- Красиво, - прошептала Ренесми.
Она крепко обвила меня своими руками за шею. Я прижала её к своей груди. Крепко обнявшись, таким образом, я вынесла ее из палатки  к полю.
Эдвард поднял одну бровь, когда я приблизилась, но не сделал замечания относительно о том, зачем мы здесь. Он просто очень крепко обнял нас обеих, и мы стояли так довольно долго, а потом с глубоким вздохом отпустил нас. Я не замечала в его глазах прощания. Возможно, он надеялся на что-то после этой жизни, так пускай надеется.
Мы заняли наше место, Ренесми проворно взобралась на мою спину, чтобы освободить мне руки. Я стояла  на несколько шагов позади первой линии фронта, составленного Карлайлом, Эдвардом, Эмметтом, Розали, Таней, Кейт, и Элеазаром. Рядом со мной были Бэнджамин и Зафрина - это была моя работа -  защищать столько, на сколько я была способна. Они были нашим лучшим наступательным оружием. Даже несколько мгновений, на которые Волтури могли бы упустить нас из внимания могли бы все изменить.
Зафрина была неуязвима и беспощадна, словно бы зеркальное отражение Сенны. Бенджамин сидел на земле, его ладони упирались в грязь, он что-то едва различимо шептал о неверных позициях. Вчера вечером, он разбросал груды валунов так, что они выглядели натурально, теперь снег покрыл их вершины  по всему дальнему периметру луга. Их было недостаточно, чтобы ранить вампира, но достаточно, надеюсь, чтобы отвлечь его внимание.
Свидетели сгруппировались справа и слева от нас, некоторые ближе чем остальные - те, кто хотел показать себя были ближе всего. Я заметила Сиобан потирающую свои виски, она закрыла глаза, чтобы сконцентрироваться; может она пыталась пристроиться к Карлайлу, пытаясь визуализировать дипломатическое соглашение?
В лесу позади нас невидимые взору волки застыли и приготовились; мы могли только слышать их тяжелое дыхание и биение их сердец.
Облака клубились, рассеивая свет так, что сложно определить – было это утро или уже день. Глаза Эдварда были прищурены, как будто он тщательно исследовал все вокруг, и я была уверена, что он снова видел ту же самую сцену -  в первый раз она была видением Элис. Все выглядело так, как должно было перед прибытием Волтури. У нас оставались только минуты или секунды.
Вокруг нас были вся наша семья и союзники.
Огромный красновато-коричневый волк Альфа вышел из леса, чтобы оказаться рядом со мной; должно быть, это было слишком трудно для него -  держаться на расстоянии от Ренесми, когда опасность была столь близка.
Ренесми потянулась к нему, ее пальцы  переплелись с мехом на его массивном плече, и ее тело слегка расслабилось. Рядом с Джейкобом она была спокойнее. Я тоже почувствовала себя немного лучше. Пока Джейкоб будет с Ренесми, с ней все будет в порядке.
Не побоявшись отвернуться, Эдвард вернулся ко мне. Я протянула руку и схватила его ладонь. Он сжал мои пальцы.
Прошла еще одна минута, и я напряглась, услышав приближающиеся звуки.
Ту же насторожился и Эдвард, сквозь его зубы вырвалось низкое шипение. Его глаза сосредоточились на лесе, к северу от того места, где мы стояли.
Мы устремили свой взгляд туда же куда и он, и терпеливо ждали, пока проходили последние секунды.

0

36

Глава тридцать шестая
Жажда крови

Их появление было зрелищным, даже красивым.
Они шли четким церемониальным строем. Они двигались вместе, но это не был марш. Идеально синхронно они выплывали из-за деревьев – темные, нерушимые фигуры, которые, казалось, парили в нескольких дюймах над белым снегом - так плавно было их продвижение.
Внешний периметр был серым; но цвет темнел с каждой линией, пока не превращался в глубокий черный в самой сердцевине. Все лица были скрыты в тени капюшонов. Слабый шаркающий звук ног был таким размеренным, что походил на музыку, сложный ритм которой ни на секунду не прерывался.
По какому-то знаку, которого я не заметила – или возможно никакого знака и не было вовсе, только тысячелетняя практика – строй перестроился. Движение было слишком жестким и точным, чтобы напоминать распустившийся цветок, хотя цвет и предполагал это. Скорее это был открывающийся веер - грациозный, но угловатый. Фигуры в серых плащах растянулись по флангам, тогда как в более темных оказались точно в середине - каждое движение строго контролировалось.
Их движение было медленным, но осторожным - без спешки, без напряжения, без беспокойства. Это была поступь непобедимых.
Все было практически также, как в моем давнем кошмаре. Единственное, чего не хватало – это злорадного вожделения, которое я видела на их лицах в моем сне – улыбки мстительного удовольствия. Сейчас же Волтури были слишком дисциплинированны, чтобы показать хоть какие-нибудь эмоции. Они также не показали своего удивления или испуга при взгляде на компанию вампиров, которая ждала их здесь – компанию, выглядевшую на их фоне особенно неорганизованно и неподготовлено. Они не высказали удивления даже увидев гигантских волков, которые были среди нас.
Я не смогла  удержаться от того, что бы сосчитать их. Их было тридцать два. Даже если не учитывать двух безучастных бледных фигур в черных плащах позади, которые по моему предположению были женами – их защищенная позиция свидетельствовала о том, что они не будут вовлечены в атаку – мы были все еще в меньшинстве. Среди нас было девятнадцать вампиров, готовых сражаться, и еще семь, которые будут наблюдать за нашим уничтожением. Даже с учетом десяти волков, Волтури все равно превосходили нас силами.
- Солдаты прибывают, солдаты прибывают, - загадочно пробормотал Гаррет сам себе и затем один раз довольно хихикнул.
Он придвинулся на шаг ближе к Кейт. 
- Они пришли, - прошептал Владимир Стефану.
- Жены, - прошипел Стефан в ответ. - Вся стража. Все они вместе. Хорошо, что мы не пытались достать их в Волтерре.
А затем, как будто их количество было недостаточным, в то время как Волтури медленно и величественно продвигались, за ними начали появляться другие вампиры.
Лица в этом втором, казалось бесконечном, потоке вампиров были абсолютно противоположны лицам Волтури – они выражали калейдоскоп эмоций. Сначала они испытали удивление и даже некоторая тревога, когда они увидели неожиданную силу, поджидающую их. Но это беспокойство быстро прошло - они были уверены в своем численном преимуществе, уверены в своих позициях за спинами неодолимой силы, которой являлись Волтури. Выражение их лиц стало таким же, каким было до того, как мы удивили их своей встречей.
Было довольно легко проследить за ходом их мыслей –  они легко читались на их лицах. Это была разгневанная толпа, быстрая на расправу и падкая на правосудие. Я полностью не понимала отношение всего вампирского мира к бессмертным детям, пока не увидела выражения этих лиц.
Было ясно, что эта разношерстная, дезорганизованная толпа – в ней было больше сорока вампиров — была в каком-то роде свидетелями со стороны Волтури. Когда мы умрем, именно они убедят мир, что уничтоженные вампиры были преступниками и что Волтури руководствовались лишь стремлением к справедливости. Но большинство из них выглядело так, словно надеялось стать больше, чем просто свидетелями – они хотели поучаствовать в казни.
У нас не было шансов. Даже если бы мы могли так или иначе нейтрализовать преимущества Волтури, они все еще превосходили нас количеством. И даже если нам удастся убить Деметрия, Джейкоб не сможет убежать.
Я могла чувствовать это, как и то, что понимание распространяется и на всех остальных. Отчаяние повисло в воздухе, пугая меня еще больше, чем раньше.
Среди вампиров на противоположной стороне был один, казалось, не принадлежал к остальной части. Я узнала Ирину, которая металась между двумя сторона баррикады. Только ее выражение лица отличалось от других. Полный ужаса взгляд Ирины не отрывался от  Тани на передней позиции нашей линии.
Эдвард зарычал, очень низко, но яростно.
- Алистер был прав, - проворчал он Карлайлу.
Я увидела сверкнувший взгляд Карлайла на вопрос Эдварда. 
- Алистер был прав? – прошептала Таня. 
- Они – Кайус и Аро – пришли чтобы уничтожить и овладеть, - Эдвард выдохнул так тихо, что только наша сторона могла это услышать. - Они разработали множество вариантов стратегии уже на месте. Если обвинение Ирины каким-то образом будет опровержено, они найдут другую причину. Но сейчас, когда они видят Ренесми, они уже полностью уверены в своей линии поведения. Мы все еще можем попытаться защититься от придуманных обвинений, но сперва мы должны остановить их и заставить выслушать правду о Ренесми, – и затем еще тише. – Которую они вообще не собираются  слушать.
Джейкоб издал странное гневное фырканье.
А затем, неожиданно, двумя секундами позднее, процессия замерла. Низкая музыка идеально синхронизированных движений обернулся в тишину. Безупречная дисциплинированность осталась прежней: Волтури, как один, замерли в абсолютной неподвижности. Они заняли позицию в сотне ярдов от нас.

За мной  в стороне я услышала биение больших сердец, ближе чем раньше. Я рискнула скосить глаза влево и вправо чтобы посмотреть, что остановило продвижение Волтури.
Волки присоединились к нам.
С обеих сторон нашей неровной линии, на своих длинных лапах стояли волки. Мне хватило секунды, чтобы отметить, что здесь было больше, чем десять волков, и узнать тех, которые были мне знакомы и тех, которых я видела впервые. Их было шестнадцать, рассредоточенных вокруг нас – всего семнадцать, включая Джейкоба. По их размерам и большим лапам было ясно, что новые оборотни  были еще очень-очень молодыми. Я подумала, что должна была предвидеть это. Когда так много вампиров по соседству, демографический взрыв среди оборотней был неизбежен.
Еще больше детей умрет. Я спрашивала себя, почему Сэм допустил такое, но потом поняла, что у него не было другого выбора. Если кто-либо из волков остается с нами, Волтури могут быть уверены, что остальные тоже присоединяться к нам. Они рисковали всей своей стаей в этой схватке.
И мы проиграем.
Внезапно я почувствовала такую злость, которая мгновенно обернулась в неконтролируемую ярость. Мое отчаяние полностью исчезло. Слабый красноватый ореол окутал темные фигуры передо мной и все, что я  хотела в этот момент, это вонзить свои зубы в них, разорвать их тела на кусочки и сжечь. Я словно сошла с ума - мне казалось, я бы станцевала вокруг погребального костра, где бы они горели живьем, я бы смеялась, пока тлели их останки. Мои губы непроизвольно изогнулись и низкое, безумное рычание вырвалось из моего горла, и казалось шло из самой глубины моего тела. Я осознала, что уголки моих губ приподнялись в улыбке.
Рядом со мной Зафрина и Сена вторили моему тихому рычанию. Эдвард сжал мою руку, которую он все еще держал в своей руке, словно предостерегая меня.
Затененные лица Волтури  в большинстве своем все еще были невыразительны. И только две пары глаз не выказывали вообще никаких эмоций. В самом центре, держась за руки, Аро и Кайус оценивающе выжидали, и все их окружение тоже замерло в ожидании приказа к убийству. Эти двое не смотрели друг на друга, но было очевидно, что они общаются. Маркус же, касаясь другой руки Аро, казалось, не участвовал в разговоре. Его выражение лица не было таким же бессмысленным как у остальных, оно было скорее пустым. Как и в тот раз когда я видела его однажды, он, по всей вероятности, испытывал скуку.
Фигуры свидетелей Волтури были повернуты к нам, их взбешенные глаза были прикованы к Ренесми и ко мне, но они все еще оставались недалеко от кромки леса, оставляя большое расстояние между ними и солдатами Волтури. Только Ирина была поблизости, прямо за Волтури, всего в нескольких шагах от древних женщин – светловолосых, с рыхлой кожей и подернутыми пеленой глазами – и их огромных телохранителей.
Прямо сзади Аро я увидела женщину в темно-сером плаще. Я не могла быть уверена, но мне показалось, что она касается его спины. Была ли это Рената, еще один щит? Я задалась вопросом, тем же что и Элеазар ранее - сумеет ли она противостоять мне?
Но я бы не стала расточать свою жизнь, пытаясь подобраться к Кайусу  и Аро. У меня были более важные цели.
Я пробежала взглядом по их строю и без труда выделила две миниатюрные фигуры в серых плащах, в самом центре. Алек и Джейн, должно быть, самые маленькие члены стражи. Они держались неподалеку от Маркуса, защищенные Деметрием с другой стороны. Их слащавые лица были гладкими, ничего не выражающими; они носили самые темные плащи из всех, не считая абсолютно черных накидок древних. Ведьмы-близнецы, как называл их Владимир. Их силы были главной опорой в наступлении Волтури. Истинные драгоценности в коллекции Аро.
Мои мускулы сжались и я почувствовала как яд хлынул в мой рот.
Подернутые пеленой красные глаза Аро и Кайуса скользили по нашему строю. Я явственно читала разочарование на лице Аро, когда он раз за разом пристально вглядывался в наши лица и не находил одно. Он с досадой сжал губы. В этот момент я была благодарна, что Элис убежала. Так как пауза затянулась, я могла слышать быстрое дыхание Эдварда.
- Эдвард? – спросил Карлайл тихим и обеспокоенным голосом.
- Они не уверены, что предпринять дальше. Они взвешивают возможности, выбирают ключевые цели – я, кончено ты, Элеазар, Таня. Маркус изучает наши связи друг с другом, ища уязвимые места. Присутствие румынов раздражает их. И еще они волнуются из-за нескольких лиц, которые они не могут узнать – Зафрина и Сена в частности, - и волков, естественно. Они никогда не были в численном меньшинстве. Это остановило их.
- В меньшинстве? – недоверчиво прошептала Таня.
- Они не считают своих свидетелей, - выдохнул Эдвард. – Они – ничто, бесполезны в схватке. Аро просто нуждался в аудитории.
- Должен ли я сказать что-то? – спросил Карлайл.
Эдвард колебался, а затем утвердительно кивнул.
- Это единственная возможность, которая тебе представится.
Карлайл расправил плечи и сделал несколько шагов вперед. Я ненавидела то, что он стоял там один, без защиты. Он расставил свои руки и выставил ладони, словно в приветствии.
- Аро, мой старый друг. Кажется, мы не виделись столетия.
На долгое мгновение повисла тишина. Я могла чувствовать напряжение Эдварда, пока он прислушивался к тому, как Аро отнесся к словам Карлайла. Напряжение стало таким ощутимым, как тиканье стрелки часов. А затем Аро выступил вперед из строя Волтури. Рената, его щит, двигалась вместе с ним и, казалось, будто кончики ее пальцев касаются его плаща. Впервые в рядах Волтури почувствовалась какая-то реакция на происходящее. Недовольное бормотание прокатилось по их строю, брови у всех нахмурились, они обнажили зубы. Некоторые из охраны даже наклонились, сжавшись, готовые атаковать.
Аро указал на них рукой.
- Мир.
Он сделал еще несколько шагов вперед, затем наклони голову набок. Его молочные глаза вспыхнули любопытством.
- Справедливые слова, Карлайл, - сказал он своим тонким голосом. – Но они кажутся неуместными, когда я вижу, какую армию ты собрал, чтобы убить меня и моих близких.
Карлайл покачал головой и протянул руку вперед в жесте, словно между ними не было доброй сотни ярдов.
- Ты можешь коснуться моей руки, чтобы понять, что это никогда не входило в мои намерения.
Аро сузил свои проницательные глаза.
- Но как же можно еще рассматривать твои намерения, дорогой Карлайл, учитывая то, что ты сделал? – он нахмурился, и тень печали исказила его черты лица – я не могла сказать была ли эта печаль истинной или же он притворялся. 
- Я не совершал преступления, за которое вы пришли наказать меня.
- Тогда отойди и дай нам наказать виновных. Поверь мне, Карлайл, ничто не порадует меня больше, чем возможность сохранить тебе жизнь сегодня.
- Никто не нарушал закона, Аро. Позволь мне объяснить, - и Каралйл вновь протянул свою руку.
Но до того как Аро смог ответить, Кайус приблизился и встал рядом с ним.
- Так много бесполезных правил, так много необязательных ограничений ты создал себе, Карлайл, - прошипел белокурый древний вампир. – Как же возможно, что ты нарушил один закон, который на самом деле важен?
- Закон не нарушен. Если бы вы послушали…
- Мы видим ребенка, Карлайл, - зарычал Кайус. – Не принимай нас за дураков.
- Она не бессмертная. Она не вампир. Я легко могу доказать это всего несколькими моментами…
Кайус прервал его.
- Если она не одна из тех, кого запрещает закон, тогда зачем ты собрал этот батальон для ее защиты?
- Это свидетели, Кайус, точно такие же, каких привели и вы, - и Карлайл указал на разъяренную толпу у опушки леса. Некоторые из них зарычали в ответ. – Каждый из этих друзей может рассказать тебе правду о ребенке. Или ты можешь сам взглянуть на нее, Кайус. Увидеть румянец человеческой крови у нее на щеках.
- Это уловка! – оборвал Кайус. – Где наш информатор? Пусть она выступит вперед! – он вертел своей шеей пока не разглядел Ирину, томившуюся за женами. –  Ты! Выйди!
Ирина посмотрела на него с  непониманием, выражение ее лица было словно у человека, который только что пробудился от ужасного кошмара. Кайус нетерпеливо щелкнул пальцами. Один из огромных телохранителей жен переместился к Ирине и став сзади, грубо толкнул вперед. Ирина дважды моргнула, а затем медленно пошла по направлению к Кайусу в изумлении. Она резко остановилась в нескольких ярдах, ее глаза все еще не отрывались от сестер.
Кайус сократил расстояние между ними, а затем ударил ее наотмашь поперек лица.
Это не могло ранить, но было в этом жесте что-то ужасное. Это было все равно, что смотреть за тем, как кто-то пинает собаку. Таня и Катя одновременно зашипели. Тело Ирины напряглось, и она устремила свой взгляд прямо на Кайуса. Он направил свой когтистый палец на Ренесми, которая цеплялась за мою спину. Ее пальцы все еще были запутаны в шерсти Джейкоба. В моем взбешенном видении Кайус стал полностью красным. Из груди Джейкоба вырвалось рычание.
- Это тот ребенок, которого ты видела? – требовательно спросил Кайус. – Тот самый, который очевидно был не просто человеком?
Ирина взглянула на нас, первый раз рассматривая Ренесми с тех пор, как она появилась здесь. Ее голова склонилась на одну сторону, сомнение появилось на ее лице.
- Итак, - спросил Кайус.
- Я… Я не уверена, - ответила она в замешательстве.
Рука Кайуса дернулась, как если бы он захотел ударить ее снова.
- Что ты имеешь в виду? – сказал он стальным голосом.
- Она не такая же как была раньше, но я думаю, что это тот же ребенок. Я имею ввиду, что она изменилась. Этот ребенок взрослее, чем тот, которого я видела, но… 
Бешеный рык вырвался сквозь оскаленные зубы Кайуса и Ирина замолчала так и не закончив фразу. Аро перелетел на сторону Кайуса и положил руку на его плечо.
- Будь терпелив, брат. У нас есть время разобраться с этим. Нет необходимости спешить.
С угрюмым выражением Кайус отшатнулся от Ирины.
- А сейчас, милая, - сказал Аро теплым, сладким шепотом. – Покажи мне, что ты пыталась сказать, - и он протянул свою руку к изумленной вампирше.
Ирина взяла его руку неуверенно. Он держал ее только пять секунд.
- Видишь, Кайус? – сказал он. – Вот простой способ узнать то, что нам нужно.
Кайус не ответил ему. Аро обвел глазами свою аудиторию, свою толпу, и затем повернулся к Карлайлу.
- Итак, кажется, у нас появилось что-то таинственное. Выглядит так, что ребенок растет. Но первое воспоминание Ирины, есть не что иное, как бессмертный ребенок. Интересно.
- Это именно то, что я пытаюсь объяснить, - сказал Карлайл, и по тому, как изменился его голос, я могла предположить, что он испытывает облегчение. Это была отсрочка, на которую мы все туманно надеялись.
Я не чувствовала облегчения. Я ждала, почти застыв в своей ярости,  следуя обещанной Эдварду стратегией.
Карлайл вновь протянул свою руку.
Аро замешкался на мгновение.
- Я бы предпочел услышать объяснения от более важного участника истории, мой друг. Или я не прав, что это нарушение - не твоих рук дело?
- Здесь не было нарушения.
- Даже если это так, я должен знать каждую грань этой правды, - в тонком голосе Аро послышались стальные нотки. - И лучший способ получить ее, это услышать все непосредственно от твоего талантливого сына. - Он указал рукой на Эдварда. - Так как ребенок держится за его новообращенную супругу, я предполагаю, Эдвард тоже причастен.
Конечно, он хотел Эдварда. В тот самый момент, когда он проникнет в мозг Эдварда, ему станут известны все наши мысли.
Все, кроме моих.
Эдвард быстро развернулся и, не встречаясь со мной взглядом, поцеловал меня и Ренесми в лоб. Он быстро двинулся по снежному покрову, похлопав Карлайла по плечу когда тот отходил назад. Я услышала тихое рыдание позади – страх Эсме вырвался наружу.
Красный туман, который я видела вокруг армии Волтури, засиял ярче чем раньше. Я не могла смотреть как Эдвард в одиночестве пересекает пустое белое пространство -  но я также не смогла бы выдержать если бы Ренесми приблизилась хоть на один шаг ближе к нашим противникам. Протеворечивые желания разрывали меня. Я чувствовала, словно меня заморозили, и казалось мои кости могут взорваться от напряжения.
Я увидела улыбку Джейн, когда Эдвард пересек середину расстояния между нами, оказавшись ближе к ним, чем к нам.
И эта самодовольная улыбочка сделала это. Мое бешенство достигло пика, оно стало даже сильнее, чем в тот момент бушующей жажды крови, когда я поняла что волки будут участвовать в этой битве, где мы все обречены. Я могла почувствовать безумие на моем языке – я чувствовала, как оно выливается из меня подобно приливной волне. Мои мускулы напряглись, и я действовала автоматически. Я распростерла свой щит всеми силами моего мозга, бросив его на практически невозможную дистанцию – в десять раз дальше моей лучшей попытки – как копье. Мое дыхание стало гневным и напряженным.
Щит полетел от меня сгустком энергии, грибообразным облаком жидкой стали. Он пульсировал словно нечто живое - я могла чувствовать его, от верхушки до края.
Сейчас не было ни одной бреши в этой эластичной ткани; в это мгновение полной силы, я видела, что неуверенность, которую я чувствовала раньше, была только в моей голове – я держалась за нее в самозащите, в подсознательном неверии в собственные силы. И сейчас я освободилась, и мой щит с легкостью распространился на добрых пятьдесят ярдов от меня, потребовав самой минимальной концентрации.
Я могла чувствовать свой щит так же, как любой другой мускул моего тела. Он был послушен моей воле. Я толкнула его на далекую дистанцию, придала ему форму овала. Внезапно все под этим гибким железным щитом стало частью меня – я могла чувствовать жизненную силу всего, что я покрыла. Вампиры и оборотни под ним были точками тепла, искорками света, окружающими меня. Я протянула щит вперед и вздохнула с облегчением, когда почувствовала яркий свет от Эдварда в пределах моей защиты. Я держала его там, сокращая эту новую мышцу таким образом, что осталась всего лишь тонкая, но нерушимая полоска между его телом и нашими врагами.
Вряд ли прошла и секунда. Эдвард все еще двигался к Аро. Но все изменилось абсолютно, но кроме меня никто не заметил этого. Яростный смех вырывался сквозь мои зубы. Я чувствовала, что остальные смотрят на меня, а Джейкоб своими большими черными глазами уставился на меня как на сумасшедшую. 
Эдвард остановился в нескольких шагах от Аро, и я осознала с некоторой досадой, что я не должна мешать этой встрече. Это было частью нашей подготовки - заставить Аро выслушать нашу историю. Мне стало почти физически больно от этого, но я неохотно отдернула свой щит и оставила Эдварда одного. Веселое настроение испарилось. Я полностью сконцентрировалась на Эдварде, готовая в любой момент накрыть его своим щитом, если понадобится.
Подбородок Эдварда высокомерно приподнялся, и он протянул свою руку Аро, как если бы оказывал ему большую честь. Аро, казалось, только восхитился таким отношением, но остальные не разделяли его восторга. Рената возбужденно волновалась в тени Аро. Огорчение Кайуса было так глубоко, что казалось его тонкую, просвечивающую кожу испещрили складки. Маленькая Джейн оскалила свои зубы, и рядом с ней Алек сузил глаза, концентрируясь. Я предположила, что он готовится, как и я, в случае необходимости действовать немедленно.
Аро без промедления сократил расстояние – действительно, чего ему было бояться? Неуклюжие тени в светло-серых плащах – это были мускулистые воины типа Феликса – были всего в нескольких ярдах. Джейн и ее мучительный дар могли повалить Эдварда на землю и заставить корчиться в агонии. Алек мог ослепить и оглушить его, не позволив сделать даже шага по направлению к Аро. Никто не знал, что в моей власти остановить их всех. Никто, даже Эдвард.
С улыбкой, без всякого беспокойства, Аро взял руку Эдварда. Он сразу прикрыл глаза, а затем его плечи сгорбились под шквалом информации.
Каждая секретная мысль, каждая стратегия, каждое предположение – все, что Эдвард слышал в мыслях других за последний месяц – стало доступно Аро в это мгновение. И далее – каждое видение Элис, каждый тихий момент нашей семьи, каждая картинка в голове Ренесми, каждый поцелуй, каждое прикосновение между мной и Эдвардом... Все это теперь принадлежало и Аро.
Я зашипела от расстройства, и щит начал колебаться в унисон с моим раздражением, изменив свою форму и растянувшись вдоль нашей линии.
- Полегче, Белла, - прошептала Зафрина.
Я стиснула зубы.
Аро продолжал концентрироваться на воспоминаниях Эдварда. Голова Эдварда тоже наклонилась, мускулы на его шее напряглись, так как он снова видел все, что видел Аро и еще видел реакцию Аро на все то, что он узнал.
Эта двухсторонняя, но неравная беседа продолжалась так долго, что даже охрана начала беспокоиться. Низкое перешептывание пробежало через строй, пока Кайус не потребовал тишины.  Джейн продвигалась вперед, словно она не могла иначе, а лицо Ренаты выражало крайнее горе. Мельком, я посмотрела на этот мощный щит, который казался в этот момент таким слабым и объятым паникой; хотя она была полезна для Аро, я могла сказать точно, что она не воин. Ее работой была защита, а не борьба. В ней не было жажды крови. Я знала, что если бы сражение было между мной и ею, я бы уничтожила ее.
Я снова сфокусировалась, так как Аро выпрямился, а его глаза открылись. Их выражение было испуганным и осторожным. Он не выпускал руку Эдварда.
Мускулы Эдварда слегка расслабились.
- Ты видел? - спросил Эдвард своим спокойным бархатным голосом.
- Да, я действительно видел, - согласился Аро. Удивительно, но его голос прозвучал почти довольно. - Я сомневаюсь, что кто-то из богов или смертных когда-либо видели столь ясно.
Дисциплинированные лица охраны выразили то же удивление, которое почувствовала я.
- Ты дал мне много пищи для размышления, юный друг, - продолжил Аро. - Гораздо больше, чем я ожидал. - Он все еще не отпускал руку Эдварда, напряжение в теле Эдварда выдавало то, что он понял, о чем думал Аро.
Эдвард не ответил.
- Могу я познакомиться с ней? - спросил Аро – почти умоляя – с все возрастающим интересом. - Никогда за все свои века я даже не мечтал о существовании подобного создания. Какое дополнение к нашей истории!
- Про что ты, Аро? - вставил Кайус перед тем, как Эдвард смог ответить. Простой вопрос заставил меня обхватить Ренесми руками, защищая ее, и качая, словно в колыбели возле груди.
- Кое-что, о чем ты и вообразить не можешь, мой милый друг. Подумай минуту, ведь то правосудие, которое мы намеревались совершить, больше не требуется.
Кайус удивленно зашипел от его слов.
- Мир, брат, - успокаивающе предостерег Аро.
Это должно было быть хорошей новостью – это были те слова, на которые мы все надеялись - отсрочка, возможность которой мы никогда не рассматривали серьезно. Аро выслушал правду. Аро признал, что закон не был нарушен.
Но мои глаза были прикованы к Эдварду, и я видела, как напряглись мускулы на его спине. Я прокрутила еще раз в голове инструкцию Аро для Кайуса, и уловила ее двусмысленность.
- Так ты представишь меня своей дочери? - спросил Аро Эдварда вновь.
Кайус был не единственным, кто зашипел, услышав о таком повороте событий. 
Эдвард неохотно кивнул. Ренесми уже убедила многих. Аро всегда казался лидером древних вампиров. Если он будет на ее стороне, смогут ли остальные действовать против нас?
Аро все еще держал руку Эдварда, и сейчас он безмолвно отвечал на вопрос, который никто из нас не слышал.
- Я думаю, учитывая обстоятельства, мы должны найти компромисс. Встретимся посередине.
Аро опустил свою руку. Эдвард повернулся к нам и Аро присоединился к нему, небрежно положив одну руку на плечо Эдварда, как если бы они были лучшими друзьями, – все это, не прерывая прикосновения к коже Эдварда. Они начали пересекать поле по направлению к нам. Вся стража двигалось в шаге от них. Аро небрежно поднял руку, даже не посмотрев на них. 
- Спокойно, мои дорогие. В самом деле, они не причинят нам никакого вреда до тех пор, пока мы миролюбивы.
Охрана отреагировала на эти слова более откровенно, чем раньше, с рычанием и свистом протеста, продолжая сохранять свою позицию. Рената, придвигаясь еще ближе к Аро, беспокойно запричитала.
- Господин, - шепнула она. 
- Не мучайся, моя любовь, - ответил он. - Все хорошо.
- Возможно, ты должен взять несколько членов своей охраны с нами, - предложил Эдвард. – Может быть, так они будут чувствовать себя спокойней.
Аро кивнул, словно бы он сам сделал это мудрое решение. Он дважды щелкнул пальцами.
- Феликс, Деметрий.
Два вампира немедленно оказались рядом с ним, и выглядели они точно также как в тот последний раз, когда я видела их. Оба были высокие и темноволосые. Деметрий - твердый и гибкий как лезвие меча, Феликс – неуклюжий и угрожающий как железная дубина.
Пятеро из них остановились посредине снежного поля.
- Белла, - позвал меня Эдвард. – Принеси Ренесми… и возьми с собой несколько друзей.
Я сделала глубокий вдох. Мое тело было напряжено. Идея взять Ренесми в самый центр конфликта... Но я доверяла Эдварду. Он бы понял, если бы Аро в тот момент запланировал предать нас. У Аро было три защитника, так что я должна была взять двоих. Мне потребовалась всего секунда, чтобы решить.
- Джейкоб? Эмметт? – спросила я спокойно. Эмметт - потому что он умирал от нетерпения. Джейкоб - потому что он не сможет быть в стороне от этого.
Оба кивнули. Эмметт оскалился.
Я пересекла поле вместе с ними, они защищали меня с обеих сторон. Я услышала еще одно громкое недовольство охраны, как только они увидели, кого я выбрала – на самом деле, они не доверяли оборотням. Аро поднял свою руку, снова прерывая их протесты.
-  Интересную компанию вы подобрали, - сказал Деметрий Эдварду.
Эдвард промолчал, но сквозь зубы Джейкоба вырвалось глухое рычание.
Мы остановились в нескольких ярдах от Аро. Эдвард быстро сбросил с себя руку Аро и присоединился к нам, взяв меня за руку.
Мгновение мы смотрели друг на друга в полной тишине. Затем Феликс поприветствовал меня низким голосом.
- Здравствуй, Белла, - он самоуверенно оскалил зубы, все еще отслеживая каждое движение Джейкоба боковым зрением.
Я криво улыбнулась огромному вампиру.
- Привет, Феликс.
Феликс засмеялся.
- Ты хорошо выглядишь. Бессмертие тебе к лицу.
- Спасибо.
- Не за что. Как жаль…
Он оставил свой комментарий без продолжения, но мне не нужно было способностей Эдварда, чтобы понять концовку. Как жаль, что мы убьем вас за секунду.
- Да, очень жаль, не так ли? – пробормотала я.
Феликс моргнул.
Аро не обращал никакого внимания на наш диалог. Он склонил голову на одну строну, очарованный.
- Я слышу странное биение ее сердца, - прошептал он, и звук его голоса был подобен веселой музыке. – Я чувствую ее странный запах, - затем его затуманенные глаза обратились ко мне. – Это правда, юная Белла, бессмертие сделало тебя очень необычной, - сказал он. – Словно ты была создана для этой жизни.
Я кивнула, как бы принимая его лесть.
- Тебе понравился мой подарок? – спросил он, пожирая глазами кулон, который я носила.
- Он очень красивый. Это так щедро с вашей стороны. Спасибо. Я, наверное, должна была послать записку с благодарностью.
Аро восхищенно засмеялся.
- Это просто небольшая вещица, которая лежала рядом. Я подумал, она сможет дополнить твой новый облик, и это, в самом деле, так.
Я услышала тихий свист в центре строя Волтури. Я быстро заглянула за плечо Аро.
Хмм. Казалось, Джейн совсем не радовал тот факт, что Аро послал мне подарок. Аро прочистил горло, чтобы обратить на себя мое внимание.
- Можно мне поприветствовать твою дочь, милая Белла? – спросил он сладко.
Это то, на что мы надеялись, напомнила я себе. Подавляя желание схватить Ренесми и убежать отсюда, я сделала два медленных шага вперед. Мой щит колебался позади меня как парашют, защищая остальную часть моей семьи, в то время как Ренесми была выставлена вперед. Я чувствовала, что это неправильно и ужасно.
Аро встретил нас сияющим выражением.
- Она исключительна, - промурлыкал он. – Так же как ты и Эдвард. – И затем громче. – Привет, Ренесми.
Ренесми быстро взглянула на меня. Я кивнула.
- Здравствуй, Аро, - ответила она своим высоким, звонким голосом.
Аро выглядел смущенно.
- Что это? – зашипел Кайус сзади. Казалось, он был в бешенстве от необходимости спрашивать.
- Наполовину смертная, наполовину бессмертная, - ответил ему и остальной части своего войска Аро, не отводя пристального взгляда от Ренесми. – Зачатая и выношенная этой новообращенной, пока она была человеком.
- Невозможно, - сказал Кайус недоверчиво.
- Ты думаешь, они одурачили меня, брат? – выражение лица Аро было добродушным, но Кайус отступил. – Или биение сердца, которое ты слышишь, тоже обман?
Кайус нахмурился и выглядел так огорченно, словно эти добрые вопросы Аро были ударами.
- Спокойно и осторожно, брат, - предостерег его Аро, все еще улыбаясь Ренесми. – Я хорошо знаю, как ты любишь правосудие, но здесь не может быть суда в отношении этой уникальной малышки и ее происхождения. И столько еще нужно выучить, столько выучить! Я знаю, у тебя нет моего энтузиазма в отношении собирания историй, но будь терпим ко мне, брат, так как я добавляю главу, которая даже меня ошеломляет своей невероятностью. Мы пришли, ожидая только правосудия и печалясь из-за лжи друзей, но смотри, что мы нашли вместо этого! Новое, яркое знание о нас, о наших возможностях.
Он протянул руку Ренесми, приглашая. Но это было не то, что хотела она. Она отклонилась от меня и потянулась вверх, чтобы коснуться кончиками пальцев лица Аро. Аро не был шокирован так, как почти все другие, кто видел это представление от Ренесми. Он был также привычен к потоку мыслей и воспоминаний других, как и Эдвард.
Его улыбка стала шире, и он вздохнул удовлетворенно.
-  Восхитительно, - прошептал он.
Ренесми расслабленно откинулась на мои руки, но маленькое лицо выражало серьезность.
- Пожалуйста? – спросила она его.
Его улыбка была добродушной.
- Конечно, я не имею никакого желания навредить тебе, драгоценная Ренесми.
Голос Аро был таким добрым и нежным, таким, что он подкупил меня на мгновение. А затем я услышала, как лязгнули зубы Эдварда и, далеко позади нас, свистнула Мэгги, которая почувствовала ложь.
- Я задаюсь вопросом, - сказал Аро глубокомысленно и, казалось, что он не подозревает об отзыве на свои предыдущие слова. Его глаза неожиданно остановились на Джейкобе, и вместо отвращения с которым другие Волтури рассматривали гигантского волка, глаза Аро наполнились тоской, которую я не могла объяснить.
- Ничего не выйдет, - сказал Эдвард спокойным нейтральным тоном, уступившим место внезапной жесткости.
- Просто случайная мысль, - ответил Аро, открыто оценивая Джейкоба, и затем его глаза медленно двинулись вдоль двух линий оборотней позади нас. Что бы Ренесми ни показала ему, это что-то внезапно сделало волков очень интересными для него.
- Они не принадлежат нам, Аро. Они не следуют нашим командам. Они здесь потому, что сами этого хотят.
Джейкоб угрожающе зарычал.
- Но они, кажется, очень привязаны к вам, - сказал Аро. – Ваш молодой друг и вы… семья. Преданная, - его голос произнес это слово очень мягко.
- Они призваны защищать человеческие жизни, Аро. Это делает их способными сосуществовать с нами, но едва ли они станут сосуществовать с вами. Конечно, если только вы не пересмотрите свой стиль жизни.
Аро весело засмеялся.
- Просто случайная мысль, - повторил он. – Ты хорошо знаешь, как это может быть. Ни один из нас не может полностью управлять своими подсознательными желаниями.
Эдвард скривился.
- Я знаю, как это может быть. И я так же знаю разницу между простым полетом мысли и мыслями, которые преследуют какую-то цель. Этого никогда не будет, Аро.
Огромная голова Джейкоба повернулась в направлении Эдварда, и слабый стон вырвался сквозь его клыки.
- Его заинтересовала идея… сторожевых собак, - прошептал ему Эдвард.
Наступила всего одна секунда мертвой тишины, а затем бешеный рык всей стаи заполнил гигантское пространство.
Затем была несколько резких команд – я догадалась, что от Сэма, хотя не повернулась посмотреть – и рычание замерло в зловещей тишине.
- Я полагаю, это и есть ответ на вопрос, - снова смеясь, сказал Аро. – Эта компания выбрала свою сторону.
Эдвард зашипел и подался вперед. Я дотронулась до его руки, задаваясь вопросом, что такого могло быть в мыслях Аро, что вызвало такую острую реакцию, пока Феликс и Деметрий синхронно наклонялись, готовясь к атаке.
Аро вновь махнул рукой. Все они вернулись в исходную позицию, включая Эдварда.
- Столько всего нужно обсудить, - сказал Аро внезапно, тоном умелого бизнесмена. – Так много нужно решить. Если вы и ваши пушистые защитники извините меня, мои дорогие Каллены, я посоветуюсь с моими братьями.

0

37

Глава тридцать седьмая
План

Аро не воссоединился со своей взволнованной охраной, ждущей на северной стороне поляны. Вместо этого он взмахнул рукой, тем самым приказывая им приблизиться к нему.
Эдвард немедленно повернул назад, увлекая за собой меня и Эмметта. Мы поспешили назад, не спуская глаз с надвигающейся угрозы. Джейкоб отступил в последнюю очередь, его мех на плечах вздыбился, а клыки обнажились при виде Аро. Ренесми схватила его хвост, держа его как бы на привязи, вынуждая его остаться с нами. Мы достигли нашей семьи в то же самое время, когда темные фигуры окружили Аро. Теперь между нами и ними было не больше пятидесяти ярдов, любой из нас мог преодолеть это расстояние за долю секунды.
Кайус сразу начал спорить с Аро.
- Как ты можешь выносить этот позор? Почему мы стоим здесь, обесиленные перед лицом такого возмутительного преступления, покрытого таким смешным обманом? - Он держал свои руки на плечах, впиваясь когтями в свои волосы. Я задалась вопросом, почему он просто не коснется Аро, чтобы узнать его мнение. Мы уже видели разделения во взглядах в их рядах. Возможно ли такая удача?
- Потому что это правда, - спокойно ответил ему Аро, - каждое слово! Смотри сколько вампиров готово свидетельствовать о том, что они видели, как этот удивительный ребенок очень быстро растет и зреет. Они узнали её. Они чувствовали теплоту крови, чувствовали её пульс! - жестом Аро пронесся от Амуна на одной стороне до Сиобан на другой.
Кайус странно отреагировал на слова Аро, когда тот упомянул о свидетелях. Гнев, истощающийся от его особенностей, сменился на холодный подсчет. Он поглядел на свидетелей Волтури с выражением, которое выглядело неясно... Скорее даже нервно.
Я так же посмотрела в сторону толпы, и увидела, что они пытаются понять, что происходит. Дикое желание атаки сменилось недовольством.
Кайус хмурился, погрузившись в раздумья. Его неодобрительное выражение лица поддержало огонь моего тлеющего гнева в тот самый момент, когда происходящее взволновало меня. А что, если охрана так себя вела в ответ на какой-то невидимый сигнал?
С тревогой я осмотрела свой щит - он был такой же непроницаемый, как и прежде. Я согнула его в низкий, широкий купол, который образовал дугу перед нашей компанией. Я могла чувствовать яркий факел света там, где стояла моя семья и друзья. Я подумала, что скоро, с практикой, смогу распознавать аромат каждого отдельно. Сейчас я знала, что свет Эдварда был самый яркий из всех. А вот дополнительные пустые места вокруг ярких пятен обеспокоили меня, не было никакого физического барьера к щиту, и если бы какой-нибудь талантливый Волтури пробрался под ним, то щит не защитит никого, кроме меня. Я поморщилась, поскольку попыталась протянуть упругую броню как можно ближе к ним. Карлайл был дальше всех, я стала медленно протягивать маленькие нити щита, так точно к его телу, как я могла. Казалось, что мой щит хотел того же. Он менял форму, когда Карлайл подвинулся, чтобы стоять ближе к Тане. Очарованная такой реакцией, я стала тянуть нити ткани щита в сторону мерцающих форм, которые были друзьями или союзниками. Щит цеплялся за них охотно, перемещаясь, когда они двигались.
Прошла всего секунда.
Кайус всё ещё размышлял:
- Оборотни, - сказал он, наконец.
С внезапной паникой я поняла, что большинство оборотней были незащищены. Я собралась протянуть им щит, когда я поняла одну странность. Я могла чувствовать их свет. С любопытством, я  с трудом протянула щит до Амун и Кеби - к самому дальнему краю нашей группы, так чтобы волки остались снаружи. Как только они оказались с другой стороны, их огни исчезли. Они больше не существовали. Но волки, оставшиеся под защитой, были ещё ярким огнем, или скорее половина из них. Хм... я стала медленно покрывать щитом каждого волка, пока не накрыла Сэма, в тот же миг и остальные волки засветились... Их мысли, должно быть, были более связаны, чем я могла вообразить. Если Альфа был под защитой, значит и остальные были защищены так же, как и он.
- Ах, брат... - ответил Аро в ответ на произнесенное Кайусом слово с огорченным видом.
- Ты тоже защищаешь их, Аро? - поинтересовался Каус. - Дети Луны были нашими заклятыми врагами с начала времен. Мы охотились на них почти до  полного уничтожения в Европе и Азии. И всё же Карлайл поощряет хорошие отношения с этой огромной заразой, без сомнений желая свергнуть нас. Наверное, чтобы защитить свой исковерканный образ жизни.
Эдвард громко откашлялся, и Кайус впился в него взглядом. Аро провел своей тонкой рукой по своему лицу, будто бы смущаясь от слов древнего.
- Кайус - сейчас середина дня, - сказал Эдвард. Он показал на Джейкоба. - Они не дети Луны, это точно. Они не имею отношения к вашим врагам с другой стороны мира.
- Вы выращиваете здесь мутантов! - Каус плюнул в его сторону.
Челюсть Эдварда сжалась и разжалась, после чего он сказал своим спокойным голосом:
- Они даже не оборотни. Аро может подтвердить это, если вы мне не верите.
Не оборотни? Я удивленно посмотрела в сторону Джейкоба. Он пожал плечами. Он также не знал о чем говорил Эдвард.
-  Дорогой Каус, я бы попросил тебя не обсуждать этот пункт, если вы бы показали мне свои мысли, - пробормотал Аро. - Хотя эти существа думают о себе, как об оборотнях, они ими не являются. Более точное название для них будет изменяющиеся  . Выбор волчьего обличия  - дело случая. Они могли стать медведями, пантерами, ястребами, если в первый раз они изменились. Эти существа действительно не имеют никакого отношения к детям Луны. Они просто унаследовали этот навык от своих отцов. Это наследуется генетически - они же не продолжают свой род, они не могу передать свои возможности другим, как это делали истинные оборотни.
Кайус впился взглядом в Аро с раздражением, возможно даже в этом взгляде было обвинение в предательстве.
- Они знают нашу тайну, - сказал он категорически.
Эдвард попытался ответить на эту фразу, но Аро ответил быстрее:
- Они существа нашего сверхъестественного мира, брат. Возможно, они даже больше зависят от тайны, нежели мы. Они не могут нас выдать. Осторожно Кайус, никогда не спеши с выводами.
Кайус глубоко вздохнул и кивнул. Они пристально посмотрели друг на друга. Я подумала, что поняла то, что подразумевалось под осторожной формулировкой Аро. Ложные обвинения не помогли убедить свидетелей с обеих сторон. Аро предостерегал Кайуса от дальнейших неверных действий. Я задалась вопросом, была ли какая-то серьезная причина между этими противоположными стремлениями двух древнейших. Кайус хотел резни, которая, скорее всего, произойдет в ближайшее время, его не сильно волновала репутация клана, в то время как Аро хотел идти на контакт с нами.
- Я хочу поговорить с осведомителем, - резко объявил Кайус.
Ирина не обращала внимания на беседу между Аро и Кайусом, её внимание было сосредоточенно на лицах своих сестер. На её лице было ясно видно, что она поняла, как ошибочны были её обвинения.
- Ирина! - крикнул Кайус.
Она была поражена и испугана. Нерешительно она стала продвигаться от краев стройных рядов Волтури, чтобы встать перед Кайусом.
- Похоже, вы ошиблись в своих утверждениях,  - начал Кайус.
Таня и Кэйт с тревогой подались вперед.
- Я сожалею, - шептала Ирина. - Я должна была удостовериться в том, что увидела. Но я понятия не имела, что это возможно....
- Дорогой Кайус, неужели вы могли предположить, что она найдет объяснения тому, что мы видим? - спросил Аро, - любой из нас, увидев тоже, что видела она, решил бы точно также.
Кайус щелкнул пальцами, заставляя Аро замолчать.
- Все мы знаем, что вы сделали непростительную ошибку, - сказал он резко, - Я хотел бы узнать о ваших побуждениях.
Ирина нервно ловила каждое его слово.
- Моих побуждениях?
- Да, вы же неспроста прибыли сюда, не поинтересовавшись, в начале, у Калленов, что происходит.
Ирина вздрогнула от таких слов.
- У вас были разногласия с Каленнами, не так ли?
Она обратила свои несчастные глаза в сторону Карлайла.
- Да...- начала она.
- Потому что…? - продолжил Каус.
- Потому что оборотни убили моего друга, - прошептала она, - и Каллены запретили мне мстить.
- Изменяющиеся, - спокойно поправил Аро.
- Таким образом, Каллены воссоединились с Изменяющимися, отвернувшись от своего вида,  - подвел итог Кайус.
Я услышала, как Эдвард издал звук отвращения.
Кайус искал обвинения, которых можно придерживаться в дальнейшем.
Плечи Ирины напряглись.
- Это то, что я знаю.
Кайус ожидал продолжения, но не дождавшись промолвил:
- Если ты хочешь предъявить обвинение Изменяющимся и Калленам, сейчас самое время это сделать.
Он улыбнулся крошечной жестокой улыбкой. Он ждал, когда Ирина подкинет ему ещё обвинений. Возможно, он не понимал настоящих семейных отношений, основанных не на жажде власти, а на любви. Возможно, он переоценил её жажду мести. Ирина вздрогнула, а плечи опустились.
- Нет, у меня нет никаких жалоб против волков или Калленов. Вы прибыли сюда сегодня, чтобы уничтожить бессмертного ребенка. Но бессмертного ребенка не существует. Это было моей ошибкой, и я беру на себя полную ответственность за это. Но Каллены не виноваты, и у вас нет никаких оснований для того чтобы оставаться здесь. Я сожалею, - сказала она ему, затем повернулась в сторону остальных Волтури:
- Не было никакого преступления. Для вас нет никакой причины оставаться здесь.
Кайус поднял руку, пока она говорила, в руке он зажимал странный металлический предмет, с красивым декоративным узором. Это послужило сигналом к действию. Реакция была настолько быстра, что мы смотрели в ошеломленном неверии, в тот момент, как это случилось... Прежде чем пришло время реагировать, всё уже было кончено.
Трое из солдат Волтури прыгнули вперед и окружили Ирину своими серыми плащами. В тот же самый момент ужасный металлический визг разорвал воздух. Кайус скользил в центре схватки. Вокруг него плясали искры от металлического предмета. Солдаты вернулись обратно в строй, оставляя Кайуса среди сверкающих останков Ирины. Металлическая вещица в его руках всё ещё отбрасывала огненные искры в костер. С маленьким щелкающим звуком этот предмет перестал извергать огонь. Почти все из свидетелей, стоящих позади Волтури были в ужасе. А мы были слишком ошеломлены происходящим, чтобы хоть как-то отреагировать на то, что случилось. Это было ещё одно доказательство того, что смерть может быть жестокой, с огромной скоростью, не останавливающейся ни перед чем.
Кайус холодно улыбнулся:
- Теперь она взяла всю ответственность за свои действия.
Кайус пристально смотрел на застывшие от ужаса фигуры Тани и Кэйт.
В ту же секунду я поняла, что Кайус никогда в дествительносте не заблуждался насчет истинных семейных уз. Это была уловка. Кайус не хотел выслушивать жалобы Ирины, он хотел бросить нам вызов. Хрупкое перемирие между нашими сторонами очень дребезжало. Ещё немного и начнутся сражения, а если это случится, никто не сможет нас остановить. До тех пор, пока не падет одна из сторон. Наша сторона. Кайус знал это. И Эдвард знал.
- Остановите их! - закричал Эдвард, подскакивая к Тане, чтобы схватить её руки, потому что она покачнулась вперед к улыбающемуся Кайусу с раздраженным криком абсолютного гнева. Она не смогла высвободится от Эдварда прежде, чем Карлайл успел обвить свои руки вокруг её талии.
- Слишком поздно, чтобы помочь Ирине, - быстро пробормотал он, пока она боролась, - Не давайте ему то, что он хочет!!!
Кэйт было сложнее удержать. Громко крича, как и Таня, она попыталась броситься сторону Кайуса, приближая момент общей смерти. Розали была ближе всех к ней, но прежде, чем Роуз успела заключить её в стальные объятия, Кэйт яростно вырвалась, да так, что отбросила Роуз в сторону. Эмметт поймал Кэйт за  руку и повалил её на землю, где она снова попыталась сопротивляться изо всех сил. Казалось, никто не был способен остановить её. Гаррет бросился к ней, пытаясь подойти как можно ближе, он сцепил свои руки на её запястьях. Я видела как его тело сотрясает судорога, поскольку она ударила его током. Его глаза стали закрываться, но свой хватку не ослабил.
- Зафрина - крикнул Эдвард.
Глаза Кэйт опустели и её крики превратились в едва слышные стоны. Таня перестала бороться.
- Отпусти меня, - прошипела она.
Отчаянно, но со всей возможной деликатностью я выпустила Кэйт из своего щита и попыталась укрепить его как можно надежнее вокруг Гаррета, в месте, где они соприкасались, щит стал совсем тонким, как вторая кожа. После этого Гаррет смог снова сражаться.
- Будешь ли ты спокойна, если я выпущу тебя, Кэйт? - прошептал он.
Она зарычала в ответ, всё ещё сопротивляясь.
- Слушайте меня, Таня, Кэйт - сказал Карлайл своим тихим, но ясным шепотом.
- Месть не поможет ей. Ирина не хотела бы, чтобы вы потратили свои жизни впустую, избрав этот путь. Думайте о том, что вы делаете. Если вы нападете, мы все умрем.
Под тяжестью горя плечи Тани опустились, и она наклонилась к Карлайлу в поисках поддержки. Кэйт всё ещё держали. Карлайл и Гаррет быстрым, тихим шепотом пытались их успокоить.
Моё внимание вернулось к следящим за событиями Волтури, с любопытством наблюдающим за смятением в наших рядах.
Боковым зрением я могла увидеть, что Эдвард и остальные, помимо Карлайла и Гаррета, были вновь настороже. Больше всех был недоволен происходящим Кайус, смотрящий с недоверием на Кэйт и Гаррета лежащих на снегу. Аро тоже наблюдал за ними, на лице его было выражение полного равнодушия. Он знал о том, что могла сделать Кэйт. Он чувствовал её потенциал через воспоминания Эдварда. Кажется, он начал понимать, что мой щит рос в силе и тонкости и был намного сильнее того, что помнил Эдвард. Или же ему казалось, что Гаррет изучил свои способности и смог создать свой собственный щит?
Остальные Волтури больше не стояли в ровной шеренге. Они присели на землю, наблюдая сражение Кэйт и Гаррета.
Позади них сорок три свидетеля наблюдали за происходящим с совсем другим выражением лица, чем в начале. Смятение сменилось подозрением. Бесцеремонное убийство Ирины встряхнуло их всех.
«В чем было её преступление?» - читалось у них на лицах. Без прямого нападения, на которое рассчитывал Кайус, свидетели Волтури стали чувствовать себя неуютно, они не понимали, зачем они здесь. Аро стремительно оглянулся, я успела заметить досаду на его лице. Его потребность в наблюдателях имела неприятные последствия. Я услышала ропот Стефана и Владимира, они ликовали от того, что Аро чувствовал себя неуверенно. Однако я не думала, что Волтури оставят нас в покое только ради спасения своей репутации. После того, как они закончат с нами, они, естественно, убьют всех своих свидетелей. Я почувствовала странную, внезапную жалость к массе незнакомцев, которых привели Волтури, чтобы они увидели, как мы умираем. Деметрий охотился бы на них до тех пор пока не прикончил последнего. За Джейкобом и Ренесми, за Элис и Джаспером, за незнакомцами, которые не знали, что умрут сегодня.
Аро слегка коснулся плеча Кайуса.
- Ирина была наказана за лжесвидетельство против этого ребенка. Это их оправдание, - он продолжил. - Возможно, мы должны вернуться к другим вопросам?
Кайус выпрямился, его лицо потеряло всякую мимику. Он смотрел вперед, ничего не видя. Его лицо показалось мне странным, обычно такое выражение лица появляется у человека, которого только что понизили в должности.
Аро приблизился к нам, следом за ним отправились Рената, Феликс и Деметрий.
- Чтобы узнать полную картину происходящего, - сказал он, - я должен опросить нескольких из ваших свидетелей. Процедура, знаете ли. Он свободно махнул рукой в нашу сторону. В тот же миг произошли сразу две вещи.
Глаза Кайуса сосредоточились на Аро, а на его лице вновь появилась крошечная, жестокая улыбка. Эдвард зашипел, его руки сжались в кулаки так сильно, что казалось, что кости в его суставах пронзят его твердую, как алмаз кожу. Я отчаянно попыталась спросить его, что случилось, но Аро был достаточно близко, чтобы услышать даже самый тихий шепот. Я увидела, как Карлайл с тревогой посмотрел на Эдварда, в тоже время на его лице проявилось понимание. Пока Кайус пытался накинуться на нас с беспочвенными обвинениями, пытаясь вызвать тем самым борьбу, Аро продумывал более эффективную стратегию.
Аро тенью мелькнул по снегу, к далекому западному концу нашей линии, останавливаясь неподалеку от Амун и Кеби. Соседние волки сердито оскалились, но остались на позициях.
- Ах, Амун, мой южный сосед! - тепло сказал Аро. - Вы так давно не навещали меня.
Амун был неподвижен, Кеби замерла в стороне.
- Время для меня несущественно, я никогда не замечаю его бег, - сказал Амун почти не шевеля губами.
- Это верно, - согласился Аро. - Но, возможно, у вас была другая причина избегать встречи?
Амун ничего не ответил.
- Возможно, у вас слишком мало времени, которое отнимают те, кто недавно
присоединились к вам? Я это хорошо понимаю! Я благодарен, что у меня есть мои друзья, чтобы избавиться от скуки. Я рад, что твои новые члены семьи вписываются так хорошо. Мне бы хотелось представиться им. Я уверен, что вы пожелали бы навестить меня.
- Конечно, - бесчувственно сказал Амун. Его тон был настолько сух, что было невозможно понять, был ли в его голосе страх или сарказм.
- Это прекрасно! Это так здорово, что мы все вместе теперь! Не так ли?
Амун кивал, его лицо стремительно бледнело.
- Но, к сожалению, причина вашего присутствия здесь не столь приятна. Карлайл обращался к вам с просьбой свидетельствовать?
- Да.
- И как ты свидетельствовал для него?
Амун продолжал говорить с той же  безучастностью, как и в начале беседы.
- Я наблюдал за развитием ребенка. Почти сразу стало очевидно, что она не является бессмертной.
- Возможно, мы должны определить нашу терминологию, - прервал его Аро, - поскольку теперь есть новые классификации. Бессмертным ребенком ты подразумеваешь, конечно же ребенка, укушенного вампиром, после чего тот, сам стал вампиром.
- Да, это то, что я подразумевал.
- Что вы ещё заметили в ребенке?
- Те же самые вещи, которые вы видели в памяти Эдварда. То, что ребенок – его биологическая дочь. То, что она растет. То, что она учится.
- Да, да - сказал Аро, легкий намек нетерпения промелькнул в его любезном тоне. - Но что ты ещё видел за те несколько недель пребывания здесь?
Бровь Амуна приподнялась.
- То, что она растет очень быстро.
- И ты полагаешься, что ей нужно разрешение на жизнь.
Я громко зашипела, и я была не одна. Половина вампиров в нашей линии вторила моему протесту. Звук был низким шипением ярости, который повис в воздухе.
Несколько свидетелей Волтури также поддержали его.
Эдвард сжал моё запястье.
Аро не поворачивался к источнику шума, но Амуна этот протест явно встревожил.
- Я не приезжал, чтобы рассуждать по этому поводу, - двусмысленно проговорил он.
Аро слегка рассмеялся
- Только твое личное мнение.
Подбородок Амуна приподнялся
- Я не вижу опасности в ребенке. Она учится ещё быстрее, чем растет.
Аро кивнул и развернулся.
- Аро? - окликнул его Амун.
Аро развернулся назад.
- Да, друг?
- Я дал показания. У меня больше нет дел здесь. Мой помощник и я, хотели бы покинуть вас.
Аро тепло улыбнулся.
- Конечно. Я рад, что мы немного поболтали. Я уверен, что скоро мы вновь свидимся.
Амун поджал губы в тонкую линию, признавая скрытую угрозу. Он коснулся руки Кеби и они скрылись в лесу. Я знала, что они будут очень быстро и долго бежать.
Аро скользнул назад, в восточную сторону нашего ряда. Его охранники неловко толпились рядом. Он остановился перед массивной фигурой Сиобан.
- Привет, дорогая Сиобан. Вы прекрасны, как и всегда.
Сиобан склонила голову в знак согласия.
- И ты? - спросил он, - Ты ответишь на мои вопросы точно так же, как и Амун?
-Да, - сказала Сиобан, - Но я добавлю немного больше. Ренесми понимает ограничения. Она не опасна для людей - она воспринимается ими лучше, чем мы. Она не подвергает их жизни опасности.
- Ты в этом уверена? - трезво спросил Аро.
Эдвард заворчал.
Молочно-красные глаза Кайуса прояснились.
Рената потянулась в сторону своего господина.
Гаррет освободил Кэйт и продвинулся вперед. Он проигнорировал руки Кэйт, поскольку она попыталась предостеречь его и на сей раз.
Сиобан ответила не сразу.
- Я не думаю, что понимаю, о чем вы.
Аро слегка отодвинулся от неё, немного небрежно, однако теперь его охрана, Рената, Феликс и Деметрий оказались к нему ближе, словно бы его тень.
- Нет никакого нарушения закона, - сказал Аро умиротворенным голосом, но каждый из нас смог понять, что развязка скоро.
Я попыталась укротить гнев, рвущийся из горла, и направила его на укрепление щита. Я хотела быть уверенной в том, что все защищены.
- Никакого нарушения закона, - повторил Аро.
- Следовательно, нет никакой опасности?
- Нет, - покачал он головой. - Это отдельная проблема.
Единственный ответ ему – это то, что мы все напряглись ещё сильнее. Мэгги, стоящая в конце нашей группы гневно покачала головой.
Аро шагал с глубокомысленным видом, я заметила, что каждый его шаг приближал его к охране.
- Она уникальна... крайне, невозможно уникальна. Такая трата была бы, если бы мы убили что-то столь прекрасное, как она. Особенно, в свете последних событий.
Он тяжело вздохнул. Казалось, что ему не хотелось продолжать.
- Но есть опасность, опасность, которая не может быть проигнорирована.
Никто не ответил на его утверждение. Наступила мертвая тишина, поскольку он продолжал свой монолог, который звучал так, будто бы он говорил за себя.
- Так нелепо выглядит прогресс людей, поскольку вера в науку выращивает их и управляет их миром, они более близки к открытию, чем мы. И всё же, сейчас, мы чувствуем себя более свободными из-за их неверия в сверхъестественное, однако их технологии ставят под угрозу наше существование, если бы они желали этого, они бы давно нас раскрыли. Смогли бы даже уничтожить некоторых из нас.
Тысячи и тысячи лет наша тайна была больше вопросом удобства, чем фактической безопасности. Прошедшее столетие родило такое оружие власти, что они подвергают опасности даже бессмертных. Теперь наша тайна спасает нас от этих слабых существ, которыми мы питаемся.
- Это удивительный ребенок, - он опустил свою руку вниз, как будто хотел дотронуться до Ренесми, хотя теперь он был далеко от неё, почти в пределах войска Волтури, - если бы мы могли знать с абсолютной точностью о её возможностях, но нет, она по-прежнему окутана мраком тайны от нас всех. Мы ничего не знаем о том, кем она станет! Мы не можем знать, что она сделает, когда вырастет.
Он сделал паузу, акцентируя своё внимание и свою речь на своих свидетелях. Его интонация голоса чем-то напоминала элементы зондирования. Продолжая смотреть на них, он продолжил.
- Только известное безопасно. Только известное терпимо. Неизвестность является... уязвимостью.
Злобно расширилась улыбка Кайуса.
- Что ты имеешь ввиду? - холодно поинтересовался Карлайл.
- Мир, друг, - Аро улыбнулся, его лицо было столь же доброе, его голос столь же нежный, как и всегда.
- Не делай поспешных выводов. Давайте посмотрим на эту проблему с разных сторон.
- Могу я представлять одну из сторон, подлежащую рассмотрению?- Гаррет подал прошение, выйдя вперед.
- Кочевник, - сказал Аро, раздумывая, после чего кивнул.
Гаррет приподнял подбородок. Его глаза сосредоточились на свидетелях Волтури. Он обращался именно к ним.
- Я приехал сюда по просьбе Карлайла, как и другие, засвидетельствовать девочку, - сказал он, - Это больше не является необходимостью, так как все мы знаем, кто она такая.
- Я остался, чтобы засвидетельствовать кое-что ещё. Вы! - он направил свою руку в сторону внимательных вампиров, - Двоих из вас я знаю. Маккена, Чарльз и я могут видеть, что многие из вас являются такими же страниками, как и мы. Подумайте тщательно над тем, что я вам сейчас скажу.
- Эти древние не прибыли сюда для правосудия, как они вам сказали. Мы многое подозревали в отношении них, и многое сегодня было доказано. Они прибыли сюда, введенные в заблуждение, но с оправданием за их действия. Засвидетельствуйте теперь, поскольку они ищут повод продолжить их истинную миссию. Они изо всех сил пытаются найти оправдание в их истинной цели, - уничтожить эту семью.
Он указал на Карлайла и Таню.
- Волтури здесь для того чтобы убрать тех, в ком они чувствуют соперников.
- Возможно вы, как и я, смотрите на эти золотые глаза, как на чудо. Но древние смотрят и видят кое-что помимо их странного выбора. Они видят власть. Эти странные с золотыми глазами отрицают свою самую природу. Но взамен они нашли кое-что большее, чем простое вознаграждение их желаний. Я провел небольшое исследование здесь и кое в чем убедился. Их крепкие семейные узы стали следствием отказа от крови. Их мирный характер дает такую возможность. Нет никакой агрессии, которую мы видели в больших южных кланах, которые росли и уменьшались так быстро в их дикой вражде. Нет никаких мыслей о лидерстве. И Аро знает это лучше, чем я.
Я наблюдала за лицом Аро, поскольку слова Гаррета осуждали его, я ожидала напряженного, нервного ответа. Но лицо Аро выражало то же вежливое удивление, будто показывая, что ему безразличен этот спектакль.
- Карлайл убедил нас, тех, кто прибыл ему на помощь, что ему не нужны воины, а только лишь свидетели. Эти свидетели, - Гаррет указал на Сиобан и Лиам, - согласились свидетельствовать, чтобы остановить правосудие Волтури, чтобы Карлайл мог представить доказательства невиновности Калленов.
- Но некоторые из нас задавались вопросом, - его взгляд упал на Элеазара, - если Карлайла, с его правдой, будет достаточно, чтобы остановить правосудие, то что сделают Волтури - защитят безопасность нашей тайны или защитят свою власть? Они прибыли, чтобы разрушить противозаконное создание или образ жизни этой семьи? Они могли быть удовлетворены тем, что опасности здесь нет? Что это всего лишь небольшое недоразумение? Или они действовали бы без оправданий со стороны правосудия?
- У нас есть ответ на все эти вопросы. Мы услышали это в словах Аро, в нетерпеливой улыбке Кайуса. Их охрана - только бессмысленное оружие, действующее так, как им скажут. Так что теперь появляются другие вопросы. Вопросы, на которые вы должны ответить нам. Кто управляет вами, кочевники? Вы действуете по сужой воле, вопреки собственной? Действительно ли вы свободно выбираете свой путь, или Волтури решают, как вам жить? Я приехал сюда, чтобы засвидетельствовать. Я остаюсь, чтобы бороться. Волтури ничего не стоит убить ребенка. Они ищут смерти нашей доброй воле.
Он повернулся, чтобы стоять лицом к древним.
- Вы за этим приехали, не так ли? Не надо лжи. Будьте честны в своих намерениях, так как мы честны в своих. Мы хотим защитить свою свободу. Или вы уходите или начинайте атаковать. Выбирайте, позвольте свидетелям увидеть истинную проблему, которую обсуждают здесь.
Гаррет снова обратился к свидетелям Волтури. Его слова имели влияние на них – это было заметно по выражениям их лиц.
- Вы можете присоединиться к нам. Если вы думаете, что Волтури позволят жить вам, после того, что вы увидели или услышали здесь, то вы ошибаетесь. Мы все можем быть уничтожены, - он пожал плечами, - но, с другой стороны, возможно и нет. Возможно, мы находимся на более твердой почве, чем они думают. Возможно, Волтури встретили, наконец, достойных противников. Я обещаю вам это, хотя если мы падем - падете и вы тоже.
Он закончил свою горячую речь, возвращаясь к Кэйт, после чего чуть заскользил вперед, приготовляясь к нападению.
Аро улыбнулся.
- Очень симпатичная речь, мой революционный друг.
Гаррет оставался готовым к нападению.
- Революционер? - проворчал он, - Против кого я восстаю, позволь спросить? Вы – мой король? Вы желаете, чтобы я был таким, же подхалимом, как и ваша охрана?
- Мир, Гаррет, - сказал Аро терпимо. - Я помню, когда вы родились. Вы всё ещё патриот, как я вижу.
Гаррет зарычал.
- Давайте спросим наших свидетелей, - предложил Аро. - Давайте услышим их мысли прежде, чем примем решение. Скажите нам, друзья.
Аро повернулся к нам спиной и направился в сторону возбужденных наблюдателей, которые передвинулись ещё ближе к краю поляны.
- Что вы думаете обо всем этом? Я могу уверить вас, что ребенок не то, чего мы боялись. Мы рискнем и позволим жить этому ребенку? Мы сделаем наш мир опасным, чтобы сохранить невредимой эту семью? Или вы считаете, что Гаррет прав? Вы присоединитесь к ним в борьбе против наших внезапных проявлений доминиона?
Свидетели встретили его пристальный взгляд с осторожностью на лицах. Маленькая темноволосая женщина, кротко смотрела на темного белокурого мужчину в стороне.
- Это наш единственный выбор? – внезапно спросила она у Аро.  - Быть с вами, или быть против вас?
- Конечно, нет, моя очаровательная Макенна, - сказал Аро, будто ужасаясь этой фразе, тому факту, что любой может прийти к такому заключению. - Вы можете уйти, как это сделал Амун.
Макенна посмотрела на лицо своего помощника, он кивнул.
- Мы не приезжали сюда для борьбы. Она сделала паузу, выдохнула, затем продолжила. - Мы приехали сюда, чтобы засвидетельствовать. И наши слова - эта семья невиновна. Всё, чего требовал Гаррет, является правдой.
- Ах, - печально сказал Аро. - Я сожалею, что вы видите нас такими. Но такова природа наших обязанностей.
- Это не то, что я вижу, а то, что я чувствую, - помощник Макенны говорил высоким, возбужденным голосом.
Он поглядел на Гаррета.
- Гаррет говорил, что у них есть возможность распознавать ложь. Я также знаю, когда слышу правду, а когда ложь. – Он придвинулся ближе к Макенне, ожидая реакции Аро.
- Не бойся нас, друг Чарльз. Без сомнений, патриот действительно верит тому, что говорит. - Аро слегка хихикнул, и глаза Чарльза сузились.
- Это всё, что мы хотели сказать, - произнесла Макенна, - теперь мы уезжаем.
Она и Чарльз медленно двинулись в сторону леса, не поворачиваясь, прежде, чем оказались в листве деревьев. Один из незнакомцев последовал их примеру. Я оценила отвагу тех, кто остался. Правда, некоторые были слишком смущены, чтобы принять правильное решение. Но большинство, похоже, прекрасно знали, что происходит, и они выбирали нас. Я была уверена в том, что Аро тоже это знает. Он отвернулся и направился в сторону своей охраны. После чего он к ним обратился:
- Мы превзойдены по численности, мои дорогие, - сказал он. - Мы не можем ожидать помощи извне. Мы должны оставить этот вопрос неразрешенным, что быть спасенными?
- Нет, хозяин, - прошептали они в унисон.
- Защита нашей мировой ценности может пошатнуться, если нас станет меньше?
- Нет, - задышали они. - Мы не боимся!
Аро улыбнулся и повернулся к своим компаньонам, одетым в черные одеяния.
- Братья, - мрачно начал Аро, - есть кое-что, что мы должны рассмотреть.
- Давайте посоветуемся, - сказал Кайус нетерпеливо.
- Давайте посоветуемся, - Маркус повторил фразу своим безразличным тоном.
Аро повернулся и встал как можно ближе к другим древним. Они соединили руки, чтобы сформировать черный треугольник. Как только Аро сосредоточился на тихом совещании, ещё двое свидетелей исчезли в лесу. Я надеялась, что они сделают это быстро. Спокойно я отстранила руки Ренесми от своей шеи.
- Вы помните то, что я вам сказала? - слезы Ренесми хлынули из её глаз, но она кивнула.
-Я люблю вас, - прошептала она.
Эдвард наблюдал за нами свои глазами цвета топаза.
Джейкоб уставился на нас.
- Я тоже вас люблю, - сказала я, и коснулась её медальона, - больше, чем моя собственная жизнь. Я поцеловала её в лоб.
Джейкоб тревожно зарычал.
Я коснулась его и зашептала ему в ухо.
- Подождите, пока они полностью не отвлекутся от нас, а затем бегите. Бегите как можно дальше отсюда.
Лица Эдварда и Джейкоба были почти охвачены почти одинаковыми масками ужаса, несмотря на то, что один из них был волком. Ренесми коснулась Эдварда и он взял её на руки. Он сильно сжал её в своих объятиях.
- Это то, что ты скрывала от меня? - прошептал он, гладя её по голове.
- От Аро, - задышала я.
- Элис?
Я кивнула.
Его лицо искривилось от понимания и боли. Его лицо - копия моего собственного, когда я соединила подсказки Элис воедино вчера вечером.
Джейкоб успокоено заворчал.
Эдвард поцеловал лоб Ренесми и усадил её на плечи к Джейкобу. Она проворно взобралась к нему на спину, удобно устроившись между его лопаток. Джейкоб повернулся ко мне, его выразительные глаза были полны муки, грохочущие рычание разрывало его грудь.
- Ты единственный, кому я могу доверить её, - пробормотала я. - Я знаю, что ты можешь защитить её, Джейкоб.
Он вновь тихо зарычал, после коснулся моего плеча.
- Я знаю, - прошептала я, - я также люблю тебя, Джейкоб. Ты всегда был моим лучшим другом.
Слеза, размером с бейсбольный мяч скатилась по его щеке и упала в красновато-коричневый мех чуть ниже его глаз
- До свидания, Джейкоб, мой брат... мой сын, - прошептал Эдвард.
Другие не обращали внимания на прощальную сцену. Их глаза неотрывно смотрели на черный треугольник, но я могла сказать с точностью, что они слушали.
- Надежды нет? - прошептал Карлайл. В его голосе не было никакого страха. Только понимание происходящего.
- Есть надежда, - пробормотала я. – Это должно быть так. Я знаю это. Я знаю свою собственную судьбу.
Эдвард взял мою руку. Он знал, что это и про него тоже. Когда я говорила про свою судьбу, я подразумевала и его тоже. Мы были половинками одного целого. Эсме тяжело задышала позади нас. Она двинулась мимо нас, коснувшись наших лиц, чтобы стоять рядом с Карлайлом и взять его за руку. Внезапно мы были окружены, наши свидетели, помощники, друзья тихо шептали прощания, говорили про то, что любят нас.
- Если мы переживем это, - прошептал Гаррет Кэйт, - я буду следовать за тобой, куда бы ты ни пошла, женщина.
- Теперь он говорит мне это, - пробормотала она.
Розали и Эмметт поцеловались быстро, но неистово.
Тиа ласкала лицо Бенжамина. Он бодро улыбнулся, поймал её руку и приложил к своей щеке. Я не успела разглядеть все сцены любви и прощания, потому что была внезапно отвлечена от происходящего давлением за пределом моего щита. Я не могла сказать, когда это началось, но было такое чувство, что это было направлено на края нашей группы. На Лиам и Сиобан особенно. Давление не нанесло ущерба, спустя какое-то время оно ушло. Не было никакого изменения в треугольнике, но, возможно, был какой-то сигнал, который я пропустила.
- Приготовьтесь, - прошептала я, -  сейчас начнется.

0

38

Глава тридцать восьмая
Сила

- Челси пытается разрушить нашу привязанность друг к другу, - прошептал Эдвард, - но она не может ничего нащупать, она не чувствует ее, - он мельком взглянул на меня, - Это ты ей мешаешь?
Я злорадно ухмыльнулась: - И не только ей.
Внезапно Эдвард метнулся в сторону от меня, протягивая руку в сторону Карлайла. В тот же миг, я почувствовала более сильный удар по щиту в том месте, где он прикрывал Карлайла. Это было не болезненно, но все же не приятно.
- Карлайл? Ты в порядке? -   задыхаясь, в отчаянии спросил Эдвард.
- Да. А в чем дело?
- Джейн, - ответил Эдвард.
В тот момент, когда он произнес ее имя, дюжина точечных ударов одновременно обрушилась на щит, целясь в двенадцать ярких пятен. Я сосредоточилась, проверяя целостность щита. Кажется, Джейн было не по силам пронзить его. Я быстро осмотрелась, все были невредимы.
- Невероятно, - сказал Эдвард.
- Почему они не дожидаются решения? - прошипела Таня.
- Обычная процедура, - жестко ответил Эдвард, - они, как правило, заранее выводят обвиняемых из строя, чтобы те не смогли сбежать.
Я взглянула на Джейн, которая, не веря своим глазам, в ярости смотрела на нас. Я была абсолютно уверена, что она никогда не встречала никого кроме меня, кто мог бы устоять перед ее сжигающей атакой.
Пусть это было немного по-детски. Но я знала, что Аро потребуется примерно полсекунды, чтобы понять – если он уже не догадался – что мой щит более мощен, чем это было известно Эдварду. На моем лбу уже красовалась огромная мишень, так что не имело никакого смысла делать тайну из своих способностей. Поэтому я ухмыльнулась широкой самодовольной улыбкой в лицо Джейн.
Ее глаза сузились, и я почувствовала давление нового удара, на сей раз направленного на меня.
Я улыбнулась еще шире, показывая зубы.
С губ Джейн сорвался громкий разъяренный визгливый вопль. Все подскочили, даже вымуштрованная охрана. Все, кроме совещавшихся великих бессмертных, которые не удостоили происходящее более чем мимолетным взглядом. Ее близнец поймал ее за руку, поскольку она уже присела для прыжка.
Румыны в предвкушении захихикали.
- Говорил я тебе, что пришло наше время, - сказал Владимир Стефану.
- Вы только посмотрите на лицо этой ведьмы, -  захохотал Стефан.
Алек успокаивающе погладил плечо сестры, а потом обнял ее одной рукой. Он повернулся к нам, его лицо было невероятно гладким, практически ангельским.
Я ждала какого-то давления, хоть какого-нибудь признака его нападения, но я ничего не чувствовала. Он продолжал сосредоточенно смотреть на нас. Он нападает? Проникает ли он сквозь мой щит? Не являюсь ли я единственной, кто еще видит его? Я крепко схватила Эдварда за руку.
- Ты в порядке? – выдохнула я.
- Да, - прошептал он.
- Алек атакует?
Эдвард кивнул, - Его дар действует медленнее, чем у Джейн. Он постепенно наползает. Коснется нас через несколько секунд.
Как только я поняла, что надо искать, я тут же увидела это. 
Странный прозрачный туман медленно сочился сквозь снег практически невидимый на белом. Это напомнило мне мираж – едва искаженное видение, легкое дрожание. Я толкнула свой щит вперед, подальше от Карлайла и всех остальных, опасаясь, что крадущийся туман окажется слишком близко в момент нападения. Что делать, если он проникнет через мою неосязаемую защиту? Придется бежать?
Под ногами раздался низкий грохочущий звук, и внезапный порыв ветра превратил снегопад в редкие снежинки между нами и Волтури. Бенджамин тоже видел наплывающую угрозу, и пытался сдуть туман в сторону от нас. Благодаря снегу было понятно, куда сдувал его ветер, но на туман это никак не повлияло. Это было так, будто воздушный поток бесследно протекал через тень; тень была неуязвима.
Совещавшаяся троица наконец-то отвлеклась друг от друга, когда с невыносимым стонущим звуком посередине поляны длинным зигзагом пролегла глубокая, узкая трещина. На какой-то момент земля приподнялась под моими ногами. Сугробы снега обрушились в расщелину, но туман по-прежнему скользил поверх нее, неподвластный гравитации, также как и ветру.
Аро и Кайус широко раскрытыми глазами уставились на разверзнувшуюся землю. Маркус смотрел в том же направлении абсолютно равнодушно.
Они молча ждали, когда туман достигнет нас. Ветер завыл громче, но не изменил направление тумана. Теперь Джейн улыбалась.
А потом туман ударился об стену.
Я почувствовала это, как только он коснулся моего щита — у тумана был плотный, чересчур сладкий аромат, смутно напомнивший мне ощущение онемения от Новокаина.
Туман вился вверх в поисках бреши или проема в щите. Но ничего не находил. Ищущие щупальца тумана, обхватывая мой щит со всех сторон в попытках проникнуть внутрь, наглядно показывали его невероятные размеры.
С обеих сторон ущелья, сотворенного Бенджамином, послышались вздохи.
- Отлично, Белла! -  тихо одобрил Бенджамин.
Я улыбнулась в ответ.
Я видела суженные глаза Алекса, сомнение, впервые появившееся на его лице, пока его туман безвредно кружил по границам моего щита.
И в этот момент я поняла, на что я способна. Очевидно, что теперь я на первом месте в списке смертников, но пока я держусь, мы более чем равны по силе с Волтури.  У нас также все еще есть Зафрина и Бенджамин, а с их стороны никакой сверхъестественной поддержки. Пока я держусь.
- Мне необходима концентрация, - шепнула я Эдварду, - когда дойдет до рукопашной, мне будет сложно держать щит вокруг всех наших.
- Я прикрою тебя.
- Нет. Ты должен добраться до Деметрия. Зафрина будет их сдерживать подальше от меня.
Зафрина торжественно кивнула.
- Никто ее не тронет, - пообещала она Эдварду.
- Я бы сама хотела разобраться с Джейн и Алеком, но от меня здесь будет больше пользы.
- Джейн моя, - зашипела Кейт, - ей следует попробовать вкус ее собственного снадобья.
- Алек задолжал мне очень много жизней, но мне хватит его одного, - зарычал с другой стороны Владимир, - Он мой.
- Мне нужен только Кайус, - спокойно сказала Таня.
Другие тоже начали разбирать противников по себе, но были быстро прерваны.
Аро, спокойно смотревший на бесполезный туман Алека, наконец заговорил.
- До того, как мы проголосуем, - начал он.
Я зло встряхнула головой. Мне надоели эти загадки. Жажда крови вновь загоралась во мне, и я жалела, что мне придется спокойно стоять, чтобы помочь другим. Я хотела драки.
- Позвольте мне напоминать вам, - продолжил Аро,  - какое бы ни было решение совета,  мы должны избежать насилия.
Эдвард рыкнул в мрачной усмешке.
Apo печально взглянул на него, - Для нашего вида будет прискорбной утратой потеря любого из вас. Особенно тебя, юный Эдвард, и твоей новорожденной подруги. Волтури были бы рады приветствовать многих из Вас в своих рядах. Белла, Бенджамин, Зафрина, Кейт,  перед Вами много возможностей. Оцените их.
Челси пыталась посеять в нас сомнение, но была бессильна против моего щита. Аро пристально вглядывался в наши полные решимости глаза, ища любой признак колебания. Но, судя по выражению его лица, никто не поддался.
Я знала, что он отчаянно пытался удержать Эдварда и меня, пленив нас так же, как надеялся покорить Элис. Но у этой битвы будет слишком большой размах. Он не победит, пока я жива. Я была отчаянно рада, что настолько сильна, что не оставила ему никакого другого выхода, кроме как убить меня.
- Что ж, перейдем к голосованию, - сказал он с очевидным нежеланием.
Кайус заговорил с нетерпеливой поспешностью, - Ребенок - неизвестное существо. Нет никакой причины позволить такому риску существовать. Он должен быть уничтожен, вместе со всеми, кто защищает его.
Он выжидающе улыбнулся.
Я подавила вопль вызова, рвущийся в ответ на его жестокую ухмылку.
Маркус поднял свои равнодушные глаза, казалось, что он смотрит мимо нас, высказывая свое мнение.
- На данный момент я не вижу никакой опасности. Ребенок вполне безопасен. Мы всегда можем переоценить ситуацию позже. Предлагаю, разойтись миром.
Его голос был еще более слабым, чем еле слышные вздохи его братьев.
Но никто из охраны не расслабился после его слов. Кайус по-прежнему самодовольно усмехался. Это было так, будто Маркус не произнес ни слова.
- Видимо, за мной решающий голос, - размышлял Аро.
Внезапно, Эдвард замер около меня.
- Да! - прошипел он.
Я рискнула посмотреть на него. Его лицо озарилось выражением триумфа, который я не могла понять — это было выражение, которое могло бы быть на лице ангела разрушения, смотрящего на пылающий внизу мир. Прекрасно и ужасающе.
Охрана отреагировала на это недовольным бормотанием.
- Аро? - позвал Эдвард, почти крича, с нескрываемой победой в голосе.
Аро на секунду заколебался, тревожно оценивая этот новый настрой, прежде чем ответил, - Да, Эдвард? Ты хочешь что-то добавить…?
- Возможно, - вкрадчиво ответил Эдвард, сдерживая свое необъяснимое возбуждение, - Для начала могу я уточнить один момент?
- Конечно, - подняв брови, сказал Аро, в его голосе был только вежливый интерес. Я сцепила зубы; Аро никогда не бывает более опасен, чем когда проявляет великодушие.
- Та опасность, которая, по вашему мнению, исходит от моей дочери, вызвана тем, что мы не можем предугадать ее дальнейшее развитие? В этом основная причина?
- Да, Эдвард, мой друг, -  согласился Аро, - Если бы мы точно знали…будь у нас уверенность в том, что она сможет скрывать свою суть от человеческого мира, не подвергая опасности разоблачения наш мир …, - он замолчал, пожимая плечами.
  - Стало быть, если бы мы только могли знать наверняка, - предложил Эдвард,  - кем точно она станет … необходимости в совете не было бы вообще?
- Если бы был какой-нибудь способ быть абсолютно уверенным, - согласился Аро, его еле слышный голос стал чуть более пронзительным. Он не понимал, к чему клонит Эдвард. И я тоже.  - Тогда, безусловно, нам не о чем было бы спорить.
- И мы бы расстались в мире, вновь хорошими друзьями? -  с легкой иронией спросил Эдвард.
Еще более пронзительно, - Конечно, мой юный друг. Ничто бы не обрадовало меня больше.
Эдвард торжествующе ухмыльнулся, - Тогда у меня есть, что добавить.
Глаза Аро сузились, - Она абсолютно уникальна. Ее будущее  - это всего лишь предположения.
- Не абсолютно уникальна, - не согласился Эдвард, - Безусловно, случай очень редкий, но она не одна в своем роде.
Я изо всех сил боролась с шоком, с внезапной ожившей надеждой, поскольку это могло отвлечь меня. Мутный туман все еще клубился по краям моего щита. И как только я попыталась вновь сфокусироваться, я опять почувствовала давление чего-то острого на свою защиту.
- Аро, не мог бы ты попросить Джейн перестать атаковать мою жену? - вежливо спросил Эдвард, - мы все еще обсуждаем доказательства.
Аро поднял руку, - Хватит, моя дорогая. Давайте выслушаем его.
Давление исчезло. Джейн оскалилась на меня, я не смогла ответить ей тем же.
- Почему бы тебе не присоединиться к нам, Элис? - громко позвал Эдвард.
- Элис, - шокировано прошептала Эсме.
Элис!
Элис, Элис, Элис!
- Элис! Элис! – услышала я возгласы вокруг меня.
- Элис,  - выдохнул Аро.
Облегчение и неистовая радость нахлынули на меня. Потребовалась вся моя воля, чтобы удержать щит на месте. Туман Алека все еще скользил по нему в поисках слабины, и Джейн бы тут же увидела прорехи.
А потом я услышала, как они бегут через лес, летят, сокращая дистанцию настолько быстро, насколько это было возможно, не сбавляя скорость.
Обе стороны замерли в ожидании. Свидетели со стороны Волтури хмурились в замешательстве.
А потом Элис танцующей походкой вышла на поляну с юго-запада,  и я с трудом стояла на ногах от счастья, что я вновь могу видеть ее лицо. Джаспер держался всего в нескольких дюймах от нее, его проницательный взгляд на этот раз был жестким. Следом за ними бежали трое незнакомцев, первой была высокая мускулистая женщина с растрепанными темными волосами – очевидно Качири.  Она тоже вся была какая-то удлиненная, как и остальные Амазонки, в ней это проявлялось даже больше, чем в остальных.  Второй была вампирша с оливковой кожей, ее черные волосы были заплетены в длинную косу, покачивавшуюся у нее за спиной. Ее глубокие глаза цвета бургунди  нервно метались, осматривая напряженную ситуацию перед ней.
Последним был молодой человек…не такой быстрый, не такой легкий в своем беге. Его кожа была насыщенного темно-коричневого цвета. Его глаза бегло скользили по собравшимся, они были карими, теплого цвета тикового дерева. Его черные волосы также были заплетены в косу, как и у женщины, но не в такую длинную. Он был очень красив.
Как только он приблизился к нам, новый звук вызвал волну шока, прокатившуюся по наблюдавшим вампирам – звук еще одного сердцебиения, усилившегося от нервного напряжения.
Элис легко перепрыгнув через рассеивающийся туман, охватывающий мой щит, подошла и остановилась возле Эдварда. Я потянулась к ней, чтобы коснуться ее руки, то же самое сделали Эдвард, Эсме, Карлайл. Не было никакой возможности поприветствовать ее иначе. Джаспер и остальные последовали за ней через щит.
Вся охрана с большим интересом наблюдала, как прибывшие без труда пересекают невидимую границу моего щита. Крепыши вроде Феликса, и он в том числе, уставились на меня со внезапной надеждой. Они не могли знать точно, что именно может задерживать мой щит, но теперь для них было очевидно, что он беззащитен перед физическим нападением. Как только Аро отдаст приказ, они молниеносно бросятся в атаку, и я буду их единственной целью. Я гадала, скольких из них сможет ослепить Зафрина, и насколько это сможет их замедлить. Достаточно ли будет времени Владимиру и Кейт, чтобы вывести из строя Алека и Джейн? Это было все, о чем я могла просить.
Эдвард, не смотря на то, что был сосредоточен на удачном исходе, к которому он вел, застыл в ярости в ответ на их мысли. Однако он взял себя в руки и снова обратился к Аро.
  - Все эти недели Элис искала своих свидетелей, - сказал он, - И она вернулась не с пустыми руками. Элис, почему бы тебе не представить свидетелей, которых ты привела?
Кайус зарычал, - Время для свидетельствований прошло! Говори свое решение, Аро!
Аро поднял один палец, призывая брата замолчать, его глаза неотрывно смотрели на Элис.
Элис шагнула вперед и представила незнакомцев, - Это - Хайлин и ее племянник, Науэль.
Слышать ее голос было так…так, как будто она никогда не покидала нас.
Глаза Кайуса сузились, когда Элис назвала отношения между Хайлин и Науэлем. Свидетели Волтури зашептались между собой. Мир вампиров изменялся, и все это понимали.
- Говори, Хайлин, - приказал Аро, - расскажи нам то, ради чего вас привели сюда.
Невысокая женщина нервно взглянула на Элис. Элис ободряюще кивнула ей, а Качири положила свою длинную руку на маленькое плечо вампирши.
- Меня зовут Хайлин, - представилась женщина на внятном английском, но со странным акцентом. Когда она продолжила, стало понятно, что она готовилась, чтобы рассказать эту историю. Звучала она так будто старая сказка, - полтора века назад я жила со своими соплеменниками в племени Мапуче. Мою сестру звали Пиир. Наши родители назвали ее в честь снега в горах из-за ее очень светлой кожи. Она была очень красива – слишком красива. Однажды она рассказала мне об ангеле, которого встретила в лесах, и который приходил к ней ночью. Я предостерегла ее, - Хайлин мрачно покачала головой, -  как будто синяки на ее теле не были достаточным предупреждением. Я знала, что это Демон смерти из наших легенд, но она не стала меня слушать. Она была околдована.
Потом, когда она была уверена, что в ней растет ребенок темного ангела, она рассказала мне об этом. Я не стала отговаривать ее от побега из племени, я знала, что наши родители согласятся с тем, что ребенка надо уничтожить, и Пиир вместе с ним. Я ушла вместе с ней в самую чащу леса. Она долго искала своего демона в ангельском обличии, но так и не нашла. Я заботилась о ней, охотилась для нее, когда она совсем ослабела. Она ела сырое мясо, пила кровь животных. Мне стало совершенно ясно, кого именно она вынашивает внутри себя. Я лишь надеялась, что мне удастся сохранить ей жизнь до момента, когда я смогу убить монстра.
Но она любила этого ребенка внутри нее. Она назвала его Науэлем, как дикую лесную кошку, после того как он стал сильнее и стал ломать ей кости – и все равно она любила его.
Я не смогла спасти ее. Когда ребенок вырвался из нее наружу, она быстро умерла, все это время умоляя о том, чтобы я заботилась о ее Науэле. Это было ее последнее желание, и я согласилась.
Он укусил меня сразу же, как только я вынула его из ее тела. Я уползла подальше в джунгли, чтобы умереть там. Далеко уползти мне не удалось – боль была слишком сильной. Но он нашел меня. Новорожденный младенец сам пробрался через густой подлесок, чтобы остаться возле меня. Когда боль утихла, я увидела его свернувшегося во сне рядом со мной.
Я заботилась о нем, пока он не научился охотиться самостоятельно. Мы охотились в деревнях, окружающих наш лес, но всегда были только вдвоем, сами по себе. Мы никогда не покидали наш дом. Но Науэль захотел увидеть ребенка здесь.
Хайлин опустила голову, когда закончила свой рассказ и отступила назад, частично спрятавшись за спиной Качири.
Губы Аро сжались в линию. Он уставился на темнокожего юношу.
- Науэль, тебе сейчас сто пятьдесят лет? – с сомнением спросил он.
- Плюс-минус десятилетие, - ответил он ясным, очаровательно теплым голосом, - мы не считаем.
- И в каком возрасте ты стал взрослым?
- Спустя приблизительно семь лет после моего рождения я стал совершенно взрослым.
- И с тех пор ты не менялся?
Науэль пожал плечами, - Нет, я не заметил.
Я почувствовала, как дрожь пробежала по телу Джейкоба. Я не могла сейчас думать об этом. Я дождусь, когда опасность исчезнет и смогу сосредоточиться.
- Чем питаешься? – с нажимом спросил Аро, вопреки самого себя проявляя любопытство.
- В основном кровью, но могу есть и человеческую пищу. Сойдет вполне для выживания. Говориться. совершенно взрослым, мы не считаем за спиной Качири
- Ты смог создать бессмертную? – Аро жестом указал на Хайлин, и в его голосе опять послышалась уверенность. Я сконцентрировалась на своем щите; возможно, Аро ищет новый повод.
- Да, но никто из остальных этого не может.
Шокированный ропот пробежал по всем собравшимся.
Брови Аро взлетели вверх, - Остальные?
- Мои сестры, - Науэль снова пожал плечами.
На мгновение у Аро был совершенно дикий взгляд, но потом он взял себя в руки.
- Не расскажешь ли нам остальную часть своей истории,  видимо, там есть еще кое-что.
Науэль нахмурился.
- Через несколько лет после смерти моей матери объявился мой отец, он искал меня, - его красивое лицо исказилось, - он был рад тому, что нашел меня, - судя по тону Науэля он не разделял чувства своего отца, - У него было еще две дочери, но сыновей больше не было. Он рассчитывал, что я присоединюсь к нему, как это сделали они. Он был удивлен, что я не одинок. Мои сестры не обладают ядом, но зависит ли это от пола, или это случайность….кто знает. У меня уже была семья с Хайлин, и он меня не заинтересовал, - интонацией он придал иное значение последнему слову, - возможными переменами. Я вижу его время от времени. Теперь у меня еще одна сестра, она повзрослела где-то десять лет назад.
- Имя твоего отца? – спросил Кайус сквозь сжатые зубы.
- Джохэм, - ответил Науэль, - он считает себя ученым. Он думает, что создает новую сверх-расу.
Науэль даже не пытался скрыть отвращение в своем голосе.
Кайус взглянул на меня.  - Твоя дочь. Она ядовита? – требовательно спросил он.
- Нет, - ответила я. Голова Науэля вскинулась от вопроса Кайуса, и теперь взгляд его карих глаз вцепился в мое лицо.
Кайус ждал одобрения от Аро, но Аро был слишком занят своими собственными мыслями. Он, сжимая губы, внимательно посмотрел сначала на Карлайла, потом на Эдварда и, наконец, его глаза замерли на мне.
Кайус зарычал, - Сначала мы разберемся с этим отклонением здесь, а затем отправимся на юг, - убеждал он Аро.
Аро долго напряженно всматривался в мои глаза. Я понятия не имела, что он искал в них или что нашел, но после того, как он мерил меня взглядом в течение этого долгого момента, в его лицо что-то изменилось, лишь намек в чертах его лица, но я поняла, что Аро принял свое решение.
- Брат, - мягко обратился он к Кайусу, - Здесь нет никакой опасности. Безусловно, это необычная мутация, но я не вижу в ней угрозы. Похоже, что эти полувампиры очень похожи на нас.
- Это твое решение? – спросил Кайус.
- Да.
Кайус нахмурился, - А этот Джохэм? Этот бессмертный, столь увлеченный экспериментами?
- Видимо, нам придется побеседовать с ним,- согласился Аро.
- Остановите Джохэма, если хотите, - решительно сказал Науэль, - но не трогайте моих сестер. Они не виновны.
Аро важно кивнул. А потом повернулся к своей гвардии с теплой улыбкой.
- Дорогие мои, - воззвал он к ним, - сегодня мы не будем сражаться.
Охрана дружно кивнула и расслабленно выправилась, сменив свои позы готовности к атаке. Туман стремительно рассеивался, но я продолжала держать щит на случай, если все это было еще одной уловкой.
Я анализировала выражения их лиц, когда Аро опять повернулся к нам.  На его лицо замерло обычное милостивое выражение, но на этот раз я почувствовала, что за этим выражением больше ничего не кроется. Как будто все его планы и интриги исчезли. Кайус был явно в бешенстве, но теперь его ярость была обращена на своих; он был покорен, его поставили на место. Маркус выглядел…скучающим; на самом деле по-другому и нельзя описать выражение его лица. Дисциплинированная охрана не выражала никаких эмоций. Среди них невозможно было выделить отдельных представителей, они представляли собой одно целое. Все они стояли выстроившись, готовые к отбытию. Свидетели Волтури все еще выражали беспокойство, один за другим они уходили, расстворясь в лесах. Чем меньше их становилось, тем с большей скоростью исчезали оставшиеся. Вскоре они все ушли.
Аро протянул нам руки практически в извиняющемся жесте. Позади него основная часть охраны, а также Кайус, Маркус и безмолвствующие, таинственные жены быстро скользили вдаль все в том же строгом, нерушимом порядке. Только трое, которые, видимо, были личными охранниками Аро, остались рядом с ним.
- Как я рад, что все разрешилось без насилия, - сладко произнес он, - Мой дорогой Карлайл, как я рад, что вновь могу назвать тебя другом. Я надеюсь, что вы не держите на меня зла. Я знаю, что вы с пониманием относитесь к тому нелегкому бремени, что лежит на наших плечах.
- Иди с миром, Аро, - натянуто ответил Карлайл, - Пожалуйста, помни, что мы имеем право на свое инкогнито здесь, и пусть твоя гвардия воздержится от охоты в этом регионе.
- Конечно же, - уверил его Аро, - Мне очень жаль, что теперь я заслужил твое неодобрение, мой дорогой друг. Возможно, со временем ты простишь меня.
- Возможно, со временем, если ты докажешь, что вновь являешься нашим другом.
Аро склонил голову, изображая раскаяние, и через секунду, буквально только что отвернувшись от нас, он уже скользил в противоположном направлении. Мы в молчании наблюдали, как последние четверо из Волтури исчезают в деревьях.
Было очень тихо.  Я все еще держала свой щит.
- Все кончено, на самом деле? – прошептала я Эдварду.
Он широко улыбнулся, - Да. Они сдались. Как и все задиры, они всего лишь трусы, прикрывающиеся своим чванством, - Он засмеялся.
Элис смеялась вместе с ним, - Ну, серьезно, народ. Они не вернутся. Все могут расслабиться.
Еще одна минута затишья.
- Опять не повезло, - пробормотал Стефан.
И тут всех прорвало.
Посыпались поздравления. Оглушающий многоголосый вой заполнил поляну. Мэгги похлопывала Сиобан по спине. Розали и Эмметт снова поцеловались – на этот дольше и более пылко, чем прежде. Бенджамин и Тиа заключили друг друга в объятия, также как и Кармен с Элиазаром. Эсме крепко обнимала Элис и Джаспера. Карлайл горячо благодарил южноамериканских гостей, спасших нас всех. Качири стояла рядом с Зафриной и Сенной, их пальцы были тесно переплетены. Гарретт, схватив Кейт, кружил ее над землей.
Стефан сплюнул на снег, Владимир с кислым выражением лица сжимал зубы.
А я почти вскарабкавшись на спину огромного красно-коричневого волка, стянула с него свою дочку и крепко прижала к груди. В ту же секунду нас уже обнимали руки Эдварда.
- Несси, Несси, Неси, - напевала я.
Джейкоб рассмеялся своим громким лающим смехом и ткнул меня носом в спину.
- Заткнись, - пробормотала я.
- Я остаюсь с тобой? – настойчиво спросила Несси.
- Навсегда, - пообещала я ей.
Теперь у нас была вечность вместе. И с Несси все будет в порядке, она будет здоровой и сильной. И, как 150-летний полувампир Науэль, она всегда будет молодой. И мы всегда будем все вместе.
Счастье будто взорвалось во мне, настолько быстро, настолько сильно, что мне казалось, я могу умереть от него.
- Навсегда, - повторил Эдвард мне на ухо.
Я не могла больше говорить. Я подняла голову и поцеловала его с такой страстью, которая могла бы воспламенить целый лес.  И я бы не заметила этого.

0

39

Глава тридцать девятая.
Элилог: И жили они долго и счастливо.
- В конце концов это стало сочетанием всех обстоятельств, но то, к чему все сводилось было...Белла. – объяснял Эдвард. Наша семья и два оставшихся гостя сидели в огромной гостинной Калленов,  в то время, как над лесом стали сгущаться сумерки.
Владимир и Стефан исчезли еще до того, как мы закончили празднование. Они были ужасно разочарованы тем, что весь конфликт сошел на нет, но Эдвард сказал, что их более чем удовлетворила трусость Вольтури, компенсировав их разочарование.
Бенджамин и Тиа быстро последовали за Амуном и Кеби, озабоченные тем, чтобы донести до них чем завершился конфликт; я была уверена в том, что мы увидим их снова – Бенджамина и Тиа, по крайней мере. Никто из кочевников не задержался. Питер и Шарлотта недолго побеседовали с Джаспером и тоже удалились.
Воссоединившиеся Амазонки были обеспокоены своим возвращением домой – для них было трудно находится вдалеке от своих родных тропических лесов долгое время – но они покинули нас с большей неохотой, чем кто-либо еще.
- Вы обязаны взять ребенка с собой, как только  придете навестить меня. – Настаивала Зафрина – Обещай мне, малышка.
Несси прикоснулась своей рукой к моей шее, прося меня.
- Конечно, Зафрина. – согласилась я.
- Мы будем отличными друзьями, моя Несси. – сказала она, прежде чем покинуть нас вместе со своими сестрами.
Ирландский клан продолжил массовый отъезд.
- Хорошо сработано, Сиобанн. – Карлайл высказывал ей свои восхищения, пока они прощались.
- Ах, сила мысли о желаемом. – саркатично отвечала она, закатывая глаза. Затем она заговорила всерьез. – Конечно, это не конец. Волтури не забудут о том, что произошло здесь.
Эдвард был единственным, кто ответил ей на это:
- Они были серьезно потрясены. Их самоуверенность разбита вдребезги. Но, да, я уверен, что они придут в себя от такого удара. И тогда… - он прищурился. – Я думаю, что они станут «подстреливать» на по одному.
- Элис предупредит нас, как только они собируться нанести удар. – уверенно произнесла Сиобанн – И мы воссоеденимся снова. Наверно, придет время, когда наш мир сможет всецело существовать без Волтури.
- Это время придет. – повторил за ней Карлайл. – И если будет так, мы будем вместе.
- Да, мой друг, мы будем. – согласилась Сиобанн. – И как мы сможем проиграть, когда я хочу иначе?
Она рассмеялась.
- Именно так. – сказал Карлайл.
Он и Сиобанн обнялись. Затем он пожал руку Лиаме.
- Постарайся найти Элистара и рассказать ему о том, что случилось. Не хочу думать о том, что все, что случилось заставит его скрываться в ближайший десяток лет.
Сиобанн снова рассмеялась. Мэгги обняла нас обеих – Несси и меня, затем ирландский клан покинул нас.
Денали были последними, кто покинул нас, Гаррет вместе с ними – я была точно уверена, он и впредь будет с Таней и Кэйт. Атмосфера праздника и веселье – это было слишком для сестер. Им нужно было время, чтобы прийти в себя после смерти Ирины.
Хайлен и Нахуель были единственными, кто остались. Хотя я предполагала, что эти двое покинут нас вместе с Амазонками.
Карлайл с головой ушел в беседу с Хайлен; Нахуель сидел рядом с ней, слушая как Эдвард рассказывал о произошедшем конфликте с той стороны, которая была известна только ему (за счет умения чтения мыслей, конечно же – прим. переводчика).
- Элис дала Аро то, что заставило его отступить и не начинать битвы. Если бы он не был так напуган Беллой, то, вероятнее всего, стал бы придерживаться первичного плана.
- Напуган? – произнесла я скептически. – Напуган мной?
Он улыбнулся, посмотрев на меня тем взглядом, который невозможно было узнать – нежный, но в то же время трепетный и сердитый.
- Когда же ты наконец взглянешь на себя по нормальному? – тихо сказал он.
Затем он стал говорить громче, обращаясь ко всем, а не только ко мне.
- Волтури не учавствовали в равном бою около двадцати пяти столетий. И они никогда, никогда не находили соперника, равного им. Особенно, с тех пор, как к ним присоеденились Джейн и Алек, они были вовлечены лишь в безжалостные наказания и убийства, в ответ на которые не встречали никакого протеста и попыток защиты. Надо было видеть как мы выглядели в их глазах! Обычно Алек стирает все чувства и ощущения своих жертв, в то время как Волтури обсуждают их дальнейшую судьбу. Никто не может убежать, пока они выдвигают свой вердикт. А мы стояли там готовые к бою, превосходя их численно, со множественными одаренными в наших рядах в то время, когда Белла парализовала все их способности, направленные на нас. Аро знал, что с Зафриной на нашей стороне они станут слепцами, как только начнется битва. Я уверен, что мы бы потеряли многих из нас, но они были уверены в том, что и они потеряют много своих.  И они никогда не сталкивались с таким раньше. До сегодняшнего дня.
- Затруднительно чувствовать уверенным, когда тебя со всех сторон окружают волки лошадиного размера. – Эмметт рассмеялся, ткнув Джейкоба локтем.
Джейкоб ухмыльнулся ему в ответ.
- Волки – это первое, что остановило их. – сказала я.
- Конечно это так. – согласился Джейкоб.
- Абсолютно так.- согласился Эдвард. – Это еще одно, с чем они не сталкивались раньше. Настоящие Дети Луны очень редко формируются в стаи, и они не очень хорошо контролируют сами себя. Группа из шетнадцати волков была для них сюрпризом, к которомуони явно не были готовы. К тому же Кайус боиться оборотней. Он проиграл бой с ними несколько столетий назад и до сих пор не оправился от того случая.
- Так они настоящие оборотни (имеется ввиду – являются ли Дети Луны настоящими «перевертышами» - прим. переводчика)? – спросила я. – С серебряными пулями, полной луной и всем подобным?
Джейкоб фыркнул.
- Настоящие. А что так похожи на воображаемых?
- Ты знаешь о чем я.
- Полная луна - да. – сказал Эдвард. – Серебряные пули – нет. Это всего лишь очередной миф, чтобы люди думали, что у них есть какой-то рискованный шанс. Их осталось не так много. Кайус убил многих, доведя их почти до полного вымирания.
- И ты никогда не говорил об этом, потому что...?
- Ты никогда не спрашивала.
Я округлила глаза и Элис рассмеялась, наклонившись вперед – она пробралась под другой рукой Эдварда – и подмигивая мне.
Я уставилась в другую сторону.
Конечно, я безумно любила ее. Но сейчас, когда я поняла, что она была с нами, что ее уход был всего лишь уловкой,чтобы Эдвард поверил, что она бросила нас, я чувствовала себя порядком раздраженной. Элис должна была объясниться.
- Просто не принимай это на свой счет, Белла.
- Как ты могла так поступить со мной, Элис?
- Это было необходимо.
- Необходимо! – воскликнула я. – Ты окончательно убедила меня, что мы обречены на смерть! У меня уже окончательно сдавали нервы!
- Так и должно было быть. – спокойно сказала она. – В любом случае ты должна была быть готовой спасти Несси.
Инстинкивно, я прижала Несси – которая уснула у меня на руках – покрепче и поближе к себе.
- Но был и другой выход. – обвинила я ее. – Ты знала, что есть надежда. Вообще, ты когда-нибудь рассказывала мне все? Я знаю, что Эдвард должен был думать, что мы находимя на грани жизни и смерти, из-за Аро. Но ты могла рассказать все мне!
Она взглянула на меня.
- Я так не думаю. Ты не лучшая актриса.
- Это всего лишь из-за моих актерских способностей?!
- Ох, умерь пыл, Белла. Ты можешь представить себе как усложнило бы это мои попытки помочь? Я вообще не была уверена, что существует кто-либо подобный Нахуелю. Все что я знала было то, что я должна следовать за тем, чего я не могу увидеть! Представь себе поиски того, чего не видишь – это не самая простая задача из тех, что я совершала!
К тому же, мы должны были стать ключевыми свидетелями. Будто мы и так не находились в достаточной спешке. И я должна была наблюдать все время, на тот случай, если тебе бы вздумалось подбросить мне еще указаний. Например, ты собиралась точно рассказать мне о том, что будет в Рио. Но в первую очередь я должна увидеть каждую хитрость, которую придумали Волтури, чтобы дать вам ключ к разгадке, чтобы вы находились в готовности, зная их стратегию. И у меня было только несколько часов, чтобы наметить дальнейший план действий. К тому же я должна была быть уверена, что все поверили в то, что я кинула вас, потому что Аро должен был быть убежден, что не будет никакой нитки или зацепки,которая привидет к тому, что бы он не совершил. И если ты думаешь, что я не чувствовала себя тупицей, то...
- Хорошо, хорошо! – прервала ее я. – Я знаю, что это было очень сложным и для тебя. Просто... Просто я жутко скучала по тебе, Эл. Никогда больше так не делай.
Ее переливчатый смех раздался в комнате. И мы все улыбались и были очень рады слышать его снова.
- Я тоже очень скучала по тебе, Белла. Так что прости меня и дай насладиться возможностью почувствовать себя героем дня.
Все рассмеялись.А я, будучи сконвуженной, зарылась лицом в волосы Несси.
Эдвард вернулся к анализированию каждой причины, которая подействовала на изменение изначального замысла Волтури сегодня на поле. Все решили, что я была причиной по которой Волтури сбежали, поджав хвосты. И эта версия, которую приняли все, заставляла меня чувствовать себя неловко. Даже Эдвард. Создавалось такое впечатление, будто с утра я выросла на сотню футов. Я старалась избегать любопытных и восхищенных взглядов, смотря, в основном, на спящую Несси и на неизменимую позицию Джейкоба. Для него я всегда буду просто Беллой. И это приносило мне облегчение.
Но один смущенный взгляд игнорировать было сложнее всего. Не казалось, что полувампир-получеловек Нахуель старался думать обо мне правильно. К тому же он знал, что каждый день своей жизни я убегала от толп многочисленных вампиров, так что сцена на луге не была чем-то необыкновенным. Но все-таки он не сводил с меня глаз. Может он смотрел на Несси. Ноот этого становилось не легче.
Он не мог не забыть того, что Несси была единственной девушкой его рода, кем не были его сестры.
Я не думала.что Джейкобу приходила в голову такая идея. И искренне надеялась что не придет в ближайшее время. И так слишком много борьбы для меня за это время.
В конце концов вопросы для Эдварда закончились и дискуссия перетекла в обычный разговор.
Я чувствовала себя ужасно уставшей. Нет, не сонной, конечно же, но так будто день слишком затянулся. Мне хотелось спокойствия, нормальной обстановки. Я хотела видеть Несси в своей собственной кроватке, хотела находитьсяв стенах собственного дома.
Я взглянула на Эдварда, и на какой-то момент мне показалось, что я могу читать его мысли. Я видела, что он чувствовал себя абсолютно также. Нуждался в спокойствии.
- Может возьмем Несси...
- Хорошая идея. – быстро согласился он. – Я уверен, что она не особо выспалась последней ночью. С таким-то храпом вокруг.
Он ухмыльнулся Джейкобу.
Джейкоб округлил глаза и зевнул.
- Это было впервые с тех пор, как я спал в кровати. Готов поспорить, что отец даст мне пинка под зад, если сейчас не приду домой.
Я коснулась его щеки.
- Спасибо, Джейкоб.
- Всегда пожалуйста, Белла. Но ты и так об этом знаешь.
Он встал, потянувшись. Поцеловал Несси в макушку, а затем меня. В завершении всего он хлопнул по плечу Эдварда.
- Ну что, до завтра, ребята! Кажется дела теперь пойдут получше, но и поскучнее, не так ли?
- Я очень надеюсь на это.
Мы встали, когда он ушел. Я сделала это как можно осторожнее, чтобы не потревожить Несси. Мне доставляло огромное удовольствие видеть ее спящей. Столько всего лежало на ее хрупких плечах. А сейчас, будто она стала ребенком снова – в надежности и безопасности. Ей осталось только несколько лет детства.
Это напомнило мне о том, кто не испытывал чувства надежности и безопасности долгие годы.
- Эмн, Джаспер? -  окликнула я его, когда мы стояли уже возле двери.
Он сидел между между Эсме и Элис. Плотно сжатый ими с обеих сторон. Будто сегодня он был более важной персоной в семье, чем обычно.
- Да, Белла.
- Мне любопытно, отчего Джей Дженкс боиться тебя так, что вздрагивает даже при упоминании твоего имени?
Джаспер ухмыльнулся.
- Я просто знаю, что при таких делах лучшей мотивацией является страх, а не деньги.
Я нахмурилась и пообещала себе, что я  не стану практиковать такой вид сотрудничества, чтобы поберечь Джея, который и так был на грани сердечного приступа.
Мы обнялись, поцеловались и пожелали спокойной ночи друг другу. Единственным, кто выглядел грустным был Нахуель, он выглядел так, будто был готов в любой момент последовать за нами.
Как только мы пересекли реку, мы шли пешком держась за руки, без спешки, но явно быстрее, чем обычный человек. Я устала находится в постоянном риске погибнуть и просто хотела наверстать упущенное время. Эдвард чувствовал себя также.
- Я должен сказать, я поражен Джейкобом. – сказал Эдвард.
- Волки оказали большое влияние на ход событий, не так ли?
- Это не то, что я имею ввиду. Ни разу с того дня, что Нахуель сказало том,что Несси повзрослеет уже через шесть споловиной летон не задумался об этом.
Я задумалась на минутку.
- Он не рассматривает ее в этом плане. И не торопит ее взрослеть. Он просто хочет,чтобы она была счастлива.
- Я знаю. Как я и сказал, это поражает. Это против его инстинктов, но он далет это ради нее.
Я нахмурилась.
- Я не хочу думать об этом в ближайшие шесть с половиной лет.
Эдвард рассмеялся, после чего сказал.
- Конечно, похоже ему придется пройти ряд испытаний, о которых стоит побеспокоиться,  когда придет время.
Я нахмурилась сильнее.
- Я заметила. Я очень благодарна Нахуелю за сегодняшнее, но все-таки,  все его взгляды мне непонятны. И мне все равно, что Несси единственный полувампир, с которым у Нахуеля нет родственной связи.
- О, он не смотрел на нее, он смотрел на тебя.
Вот что это все-таки было... но это не внесло никакой ясности.
- Почему?
- Потому что ты осталась в живых. – быстро ответил он.
- Ты потерял меня.
- Вся его жизнь. – объяснял он. – И он на пятьдесят лет старше меня.
- Старик. – оборвала его я.
Он проигнорировал это.
- Он всегда считал себя монстром, убийцей по своей природе. Его сестры тоже убили своих матерей при рождении, но они не придадут этому никакого значения. Джохам вырастил их с мыслью о том,  что люди, словно животные, в то время, когда они – боги. Но Нахуель вырос под присмотром Хайли, которая любила свою сестру больше всего на свете. И это перевернуло его мировозрение. Так, что он до сих пор ненавидит себя.
- Это так печально. – пробормотала я.
- И вот он увидел нас.  И он впервые понял, что то, что он является наполовину бессмертным не делает его вселенским злом. И смотря на меня он видел то, каким должен был бы быть его отец.
- Ты идеален со всех сторон. – согласилась я.
Он ухмыльнулся, а затем снова заговорил серьезно.
- И смотря на тебя он видел то, какой должна была быть жизнь его матери.
- Бедный Нахуель. – пробормотала я. После такого я не смогу думать о нем плохо, несмотря на то, как бы неловко не заставляли меня чувствовать его взгляды.
- Не стоит жалеть его. Он счастлив сейчас. Сегодня он наконец-то простил сам себя.
Я улыбнулась, потому что Нахуель счастлив и подумала,что сегодня все принадлежит счастью. Конечно, смерть Ирины омрачала свет сегодняшнего дня, но счастье невозможно было отрицать. Жизнь за которую я так боролась снова в безопасности. Моя семья снова вместе. У моей дочери прекрасное будущее без печального конца. Завтра я пойду проведать отца. Он увидит, что страх в моих глазах сменился радостью и счастьем, и он будет счастлив тоже. Внезапно я поняла, что он будет не один. Я не была особо внимательна последние недели, но сейчас создалось такое впечатление, будто я знала об этом давно. Сью будет с Чарли – мама вервольфов с папой вампиров – и он не будет больше один. Я улыбнулась еще шире.
Но самым главным поводом для счастья было то, что я была с Эдвардом. Навсегда.
Не то, чтобы я хотела повторить последние недели, но они научили меня еще больше ценить то, что есть у меня.
Наш коттедж был местом настоящего умиротворения в глубине серебряно-голубой ночи. Мы отнесли и уложили Несси в ее кроватку. Она улыбалась во сне.
Я сняла подарок Аро и легким движением руки кинула его в угол комнаты. Несси сможет поиграть с ним,если захочет. Ей всегда нравились блестящие вещи.
Я и Эдвард медленно вошли в нашу комнату, держась за руки.
- Ночь для торжества. – прошептал он и аккуратно взял меня за подборобок. Чтобы поцеловать.
- Подожди. – помедлила я, отстраняясь.
Он посмотрел на меня  в недоумении. Обычно я так никогда не делала.
- Я хочу попробовать кое-что. – сказала ему я, мягко улыбаясь ему удивленному выражению лица.
Я положила свои руки по обе стороны его лица и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться.
У меня это не очень хорошо получалось, когда Зафрина учила меня, но сейчас я понимала действие моего щита куда лучше. Я понимала ту часть щита, которая боролась с тем, чтобы отсоединиться от меня. Наверняка обычный инстинкт самозащиты.
Это не было так просто, как закрыть другого своим щитом. Я чувствовала его упругость и твердость, охраняющую меня. Я должна была оттолкнуть его от меня и это требовало всех моих сил.
- Белла! – прошептал он, находясь в полном шоке.
Я знала, что это значит, что сработало, поэтому сконцентрировалась еще сильнее, воспроизводя в своей голове те воспоминания, которые я припасла для этого случая. Я прокручивала их в своей голове, и теперь и в его тоже.
Некоторые из моих воспоминаний не были ясными – человеческие воспоминания , то,что я видела своими слабыми глазами слышала своими слабыми ушами. Первый раз, когда я увидела его лицо...как я чувствовала себя, когда он держал меня на лугу...его голос, сквозь завесу темноты, тогда, когда он спас меня от Джеймса...его лицо,когда он ждал меня под навесом из цветов, чтобы жениться на мне...каждый драгоценный миг, проведенный на острове...холод его рук, когда он касался нашего ребенка сквозь мою кожу.
И воспоминания, что были ясными,воспоминания моей новой жизни: его лицо, когда я впервые открыла глаза в своей новой жизни -  рассвет моего бессмертия... тот наш первый поцелуй... та наша первая ночь.
Его губы поцеловали мои, разрушив всю мою концентрацию.
Дыша с затруднением я почувствовала, как мой эластичный щит,который я удерживала с таким трудом,вернулся ко мне снова блокируя мои мысли.
- Ох, я все упустила.
- Я слышал тебя! – прошептал он. – Как? Как ты сделала это?
- Идея Зафрины. Мы работали над этим несколько раз.
Он был ошеломлен. Он моргнул дважды и встряхнул головой.
- Теперь ты знаешь, - мягко произнесла я. – что никто никогда не любил кого-либо так, как я люблю тебя.
- Ты почти права. – его глаза до сих пор оставались немного шире,чем обычно. – За одним исключением.
- Лжец.
Он начал снова целовать меня,но затем остановился.
- Ты можешь сделать это снова? – спросил он.
Я скорчила гримасу.
- Это не так-то просто.
Он ждал с нетерпеливым выражением лица.
- Я не смогу сделать это, если ты будешь мешать мне сконцентрироваться как следует. – предупредила его я.
- Я буду вести себя хорошо.
Я прищурила глаза и сжала губы, а затем рассмеялась.
Я снова положила руки на его лицо, отталкивая щит от моего сознания. И опять начала, как только почувствовала, что щит отступил. Я показывала ему кристально-чистые воспоминания моей первой ночи после моего обращения, задерживаясь на деталях.
Я рассмеялась, когда он снова нетерпеливо поцеловал меня.
- Черт подери. – проворчал он, с жадностью целуя меня.
- У нас достаточно времени, чтобы поработать над этим. – напомнила ему я.
- Вечность, вечность и еще раз вечность. – пробормотал он.
- Именно так.
И мы продолжили наслаждаться нашей маленькой, но идеальной частью нашей вечности.

the end.

0

40

классная книга!

0

41

а есть в пдф?

0


Вы здесь » Форум латиноамериканских сериалов » Книги по мотивам фильмов » Сумерки. Книга 4 - Рассвет