Форум латиноамериканских сериалов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Иоланда Лухан

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

1

Утро очередного дня в доме знатной семьи Идальго дель Кастилъо началось не столь размеренно, как обычно. Почтенная сеньора Сара, хозяйка дома, не смогла найти свою служанку. Властную женщину, привыкшую к порядку и повиновению, это происшествие вывело из себя.
– Куда могла провалиться эта проклятая девчонка? – возмущалась сеньора, распахивая дверь в гостиную. – Иоланда!
На этот грозный окрик, на ходу вытирая руки, из кухни появилась другая служанка лет пятидесяти. Она казалась встревоженной.
– Вы звали меня, сеньора?
– Не тебя, Матильда, – недовольно ответила Сара. – Где Иоланда?
– О, сеньора, ей пришлось отлучиться. – Матильда потупила взгляд, словно это она провинилась.
– Отлучиться? – удивлённо переспросила старая сеньора. – Это ещё куда?
– У неё заболел отец. У него тяжёлый приступ.
– Мне-то что за дело! Я нанимала её не для того, чтобы она торчала у себя дома. Я по горло сыта её проблемами. Я думаю, что на это место всегда можно найти много желающих.
– Может, я могу чем-нибудь помочь сеньоре?
– Не говори глупостей, Матильда. У каждого свои обязанности. Ты свободна. – Сара недовольно поджала губы.
Матильда не заставила её повторять дважды и быстро вернулась на кухню. Добрая женщина спешила поделиться опасениями со своим мужем Ромуальдо, который в это время отдыхал у очага.
– Что случилось, Матильда? – спросил старик.
– Сеньора Сара хочет выгнать бедняжку Иоланду, – с ходу запричитала Матильда. – У неё каменное сердце. Ведь у бедной девочки больной отец!
– Ты же знаешь сеньору, – меланхолично отозвался Ромуальдо.
– Ромуальдо, надо пойти и предупредить Иоланду о случившемся! Узнаешь заодно, как её отец.
– Эх! – старик со вздохом поднялся со стула. Он любил поворчать, но обладал добрым сердцем. – Сейчас иду. Бедная девочка!

Тем временем сеньора Сара поднялась в свою комнату. Усевшись в кресло, она принялась рассматривать журнал. Очень скоро это занятие надоело ей, и она звонком вызвала прислугу. Через минуту в комнату вошла Матильда.
– Как! Иоланда ещё не появилась? – вскричала Сара при виде старой служанки.
– Нет, сеньора.
– Это безобразие! Мне надо поговорить с Гонсало...
Сеньора не успела закончить, как дверь отворилась, и на пороге появился мужчина лет тридцати. Его бледное лицо казалось застывшим, как маска. Чёрные волосы были аккуратно уложены, пышные усы тщательно причёсаны. Сара радостно воскликнула:
– Гонсало, ты вовремя пришёл, сынок!
– Что случилось, бабушка?
Гонсало был любимым внуком Сары. Именно его она назначила управлять всеми делами семьи Идальго в ущерб собственному сыну, отцу Гонсало. Внук, обладая холодным рассудком, полностью оправдывал её доверие, проявляя в финансовых делах железную хватку.
– Сынок, должна сказать тебе, что эта девчонка Иоланда, окончательно разболталась. Целое утро я не могу её найти. Оказывается, у неё заболел отец или что-то в этом роде.
– Её отец действительно болен, сеньор Гонсало, – осторожно заметила Матильда.
– Это не наше дело, – отрезала Сара. – Кто-то ведь должен убирать в доме. Ей за это платят деньги, и потом, можно было предупредить...
– Значит, у Иоланды заболел отец? – с интересом переспросил Гонсало. – Что ж, бабушка, накажи её, но увольнять не вздумай.
– Гонсало... – Старая сеньора в удивлении приподняла брови.
– Бабушка, всё очень просто. Я как человек деловой соответственно и рассуждаю. У меня на руках находятся закладные на дом Иоланды. Если она потеряет работу, то, как сможет оплатить их? Старые руины мне не нужны. Будет разумнее, если деньги, которые мы ей платим, вновь вернутся обратно. Предоставь ей возможность посещать отца...
– Хм, может, ты и прав, сынок, – задумчиво проговорила Сара.
– Иоланда будет вам благодарна, сеньор Гонсало, – расчувствовалась Матильда.
– Очень на это рассчитываю, – загадочно ответил тот.

Оставим дом семьи Идальго и перенесёмся в центр города. В престижном магазине модной одежды его хозяйка Сильвия, худощавая блондинка, беседовала в своём кабинете с собственной тёткой, носившей забавное имя – Коко. Сильвия была из породы молодых предприимчивых женщин, самостоятельно ведущих свои дела и независимых во всех отношениях.
– Ты опять ездила к этому своему доктору? – спросила Коко, которая, как женщина с большим жизненным опытом, постоянно давала племяннице советы.
– О, тётя, он даже согласился пойти со мной сегодня в ресторан, – радостно улыбнулась Сильвия.
– Ну, это достижение. С чего бы это такой убеждённый холостяк, как Хуан Карлос Идальго дель Кастильо, изменил своим привычкам?
– Вероятно, я застала его врасплох. И потом, рано или поздно он должен устать от своего одиночества. Ведь он мужчина, а я женщина, и притом не дурнушка. Разве не так, тётя? – Сильвия лукаво посмотрела на Коко.
– Да уж, ты хороша. Но зачем тебе этот доктор, который ничего не хочет знать, кроме своих пациентов и науки? Ты красива, богата, тебя знают даже за границей. Ты могла бы более разумно распорядиться собой.
– Тётя, тётя... – вздохнула Сильвия. Что поделать. Я просто без ума от него. Сама не знаю, в чём здесь дело.
– Глупости всё это. Лучше выбрось из головы.
– Нет. Этого я не могу. Может, сегодня что-то изменится в наших отношениях с Хуаном Карлосом. Я очень на это надеюсь.
Коко недоумевающе пожала плечами, как бы показывая, что ничего не понимает в происходящем. Сильвия меж тем посмотрела на часы и решительно поднялась.
– Пожалуй, мне пора собираться. Скоро за мной заедет Хуан Карлос, – произнесла она, выразительно глядя на Коко.
– Всё-всё, ухожу. Может, тебе и повезёт. Хотя я решительно не понимаю, что ты в нём нашла. – Коко встала и направилась к двери. Сильвия была чрезвычайно рада этому.
«Скоро» в устах Сильвии оказалось понятием, довольно относительным. Прошло не менее трёх часов, прежде чем она с Хуаном Карлосом появилась в зале фешенебельного ресторана. Её спутник был среднего роста с благородными чертами лица и слегка растрёпанными волосами, что вполне обычно для людей его профессии. Хуан Карлос представлял собой полную противоположность своему брату Гонсало. Вопросы денежные и семейные мало интересовали его. Он отдавал предпочтение медицине и был полностью захвачен работой.
– Это особенный вечер, поэтому мы будем пить шампанское. – Хуан Карлос жестом подозвал метрдотеля.
– Я тоже так считаю. – Во взгляде Сильвии зажглась надежда.
– Я знаю, ты любишь подобные места. Для меня привычнее мой кабинет в клинике, – сказал Хуан Карлос, закуривая.
– Это неправильно. Нельзя ограничивать круг своих интересов одной работой. Ресторану ты предпочитаешь научные конференции, а общению со мной беседы с пациентами. Я тоже люблю своё дело, ты знаешь это, но в жизни столько интересного...
– То, что ты имеешь в виду, не интересует меня. Для счастья мне достаточно моей работы. – Хуан Карлос поднял бокал.
– Но это ненормально. Ты молод. Неужели ты совсем не замечаешь меня? – Сильвия обиженно надула губы.
– Я понимаю, что ты имеешь в виду. Ты прекрасная женщина, но не стоит возвращаться к вопросу о наших отношениях. Только представь нашу совместную жизнь!.. Это будут сплошные споры. Мы слишком разные...
– Но это же, хорошо! – воскликнула Сильвия. – Мы будем прекрасно дополнять друг друга. Я влюблена в тебя, Хуан Карлос!..
– Но я не влюблён в тебя. – Он печально покачал головой. – Ты видишь, я откровенен с тобой.
– Я не сдамся. Я буду бороться за тебя.
– Ты говоришь, как маленькая девочка.
– Скорее, как влюблённая женщина.
– Всё равно. Нам не нужно встречаться некоторое время. Так будет лучше. Останемся друзьями, Сильвия.
– Я не хочу быть твоим другом, – печально ответила та.

После разговора с Сарой Гонсало не стал тратить зря время и тотчас направился в дом к Иоланде Лухан. На это, разумеется, были особые причины. Гонсало ничего не делал просто так. Дом семьи Лухан представлял довольно ветхое строение и, наверное, не стоил тех денег, что значились в закладных. После того как умерла мать Иоланды, жить им стало труднее. Отец болел уже не в первый раз, и всё хозяйство держалось исключительно на бедной девушке. Долги росли, и просвета не было видно.
– Можно войти? – спросил Гонсало, заглядывая в дверь.
– Это вы, сеньор? – удивлённо воскликнула Иоланда.
– Что тут удивительного? Я пришёл справиться о здоровье твоего отца. – Гонсало вошёл в комнату.
– Очень приятно, но с чего бы такое внимание?
– О, ты знаешь, Иоланда, я всегда хорошо относился к тебе. Сегодня бабушка хотела тебя уволить, но я ей не позволил.
– Чем бедная девушка может отплатить такому сеньору, как вы?
– Ну, зачем ты так, Иоланда? Ты одинока, но сама виновата в этом. Стоит тебе захотеть, и твоя жизнь преобразится.
– Какой ценой, сеньор Гонсало? – Иоланда гордо подняла голову. – Вы, верно, не за ту меня принимаете!..
– Я принимаю тебя за красивую женщину. – Гонсало вплотную подошёл к девушке. – Не отвергай меня. Ты горда, но я терпелив. К тому же у меня есть способы изменить твоё отношение ко мне. Подумай об этом. Скоро ты совсем разоришься.
Иоланда отпрянула:
– Уходите, сеньор!
– Гордая девчонка! Ты пожалеешь об этом. Я говорю серьёзно и не бросаю слов на ветер. Подумай о моём предложении: нищета или жизнь в достатке. Только я могу дать тебе всё!
– Я умоляю вас – уходите!.. – Иоланда указала на дверь.
– Я ухожу. – Гонсало нагло улыбнулся и взял девушку за подбородок. – Не забудь о моём предложении. Как бы потом не было поздно.
Когда он вышел, девушка в отчаянии уронила голову на руки и разразилась рыданиями. Казалось, судьба совсем отвернулась от неё.

Уже ночью в своей квартире на десятом этаже нового дома Хуан Карлос укладывал вещи в чемодан. У него была типичная холостяцкая квартира с обыкновенным для подобных жилищ беспорядком. Хуан Карлос методично доставал из шкафа вещи и засовывал их в чемодан, заботясь больше о том, чтобы они влезли, нежели об их сохранности. Это его занятие было прервано телефонным звонком. Звонила Сильвия.
– Привет, Сильвия. Знаешь, чем я занят? Укладываю вещи.
– Как, ты уезжаешь? – воскликнула Сильвия. – Куда? Надолго?
– Я еду домой. Я давно не видел родных. А бабушка уже стара... Кто знает?.. Нужно навестить их.
– Ты ничего не говорил об этом, – в голосе Сильвии послышалось разочарование. – А ты не хочешь взять меня с собой?
– Нет, я же говорил, что нам надо расстаться на некоторое время. Поверь, так будет лучше.
– Я буду скучать. Вспоминай обо мне хоть иногда. Когда ты уезжаешь?
– Рано утром. Извини, Сильвия, но я хочу спать.
– Хорошо... Счастливого пути. Помни – я жду тебя...
Послышались короткие гудки. Хуан Карлос повесил трубку и продолжал собирать вещи.

Утром следующего дня, когда Хуан Карлос был уже в пути, Иоланда навестила отца. Больной старик чувствовал себя немного лучше, но был ещё слаб. Он сжал руку дочери и с трудом произнёс:
– Дочка... Прости меня. Столько хлопот...
– Что ты, папа! Не нужно ничего говорить. Врач запретил тебе.
– Когда умирала твоя мать, она знала, что я не дам тебя в обиду. А я оставляю тебя одну. Молодую девушку подстерегает столько опасностей...
– Не волнуйся... – Иоланда отвернулась, чтобы скрыть навернувшиеся слёзы. – Всё будет хорошо, папа...
В это время в прихожей раздался стук. Иоланда поцеловала отца и пошла открывать. Пришёл её сосед, молодой человек по имени Серхио. Она пригласила его войти.
– Здравствуй, Иоланда, – сказал он, смущённо глядя в сторону. – Как твой отец? Я слышал, что ему плохо.
– Спасибо, Серхио, ему уже лучше.
– Если тебе нужна помощь, то знай, я всегда готов. Я...
– Не надо, Серхио. – Иоланда печально улыбнулась. – Зачем возвращаться снова к этому. Ты достоин большой любви. Я не могу обманывать тебя. Ты это знаешь.
– Но ты – моя единственная любовь! – Юноша взволнованно прошёлся по комнате. – Ты не любишь меня, но не лишай меня надежды! Я смогу завоевать тебя. Я нужен тебе, Иоланда, а ты мне...
– Оставим это. – На глаза Иоланды вновь навернулись слёзы.
– Не плачь. – Серхио погладил девушку по волосам. – Знай, что я всегда готов прийти к тебе на помощь. Я буду надеяться...

Когда Серхио ушёл, Иоланда отправилась в церковь, чтобы попросить Деву Марию дать ей силы вынести все невзгоды. Проведя в молитве полчаса, Иоланда встала и собиралась уйти, когда в церковь вошла Матильда.
– Иоланда, как хорошо, что я нашла тебя. Мне сказали, что ты здесь. – Старая женщина достала небольшой конверт.
– Что случилось, Матильда?
– Сеньор Гонсало приказал мне передать тебе это письмо.
– Что в нём? – Иоланда с отвращением посмотрела на конверт.
– Вскрой и узнаешь.
– Нет! Верни его. Я не возьму ничего от этого человека.
– Но, Иоланда...
– Он приходил ко мне. Этот человек хочет воспользоваться моим положением, чтобы удовлетворить свои низкие, подлые желания.
– Какой негодяй! – возмутилась Матильда. – Этот господин думает, что может всё купить! С каким удовольствием я верну ему это письмо!
– Мне страшно, Матильда. Сегодня ночью цыганка нагадала мне множество бед и даже тюрьму!.. – Иоланда бросилась в объятия доброй женщины. – Но я не уступлю этому человеку. Так и передай.
– Что ты, девочка, – утешала её Матильда. – Бог не отвернётся от тебя. Бог милосерден, он тебе поможет.

Когда Матильда вернулась в дом Идальго, Гонсало был у себя в кабинете. Старая служанка гордо вошла, и молча, протянула злополучное письмо.
– Она не взяла его, Матильда? – удивился Гонсало.
– Нет, сеньор, – холодно ответила Матильда.
– Можешь идти.
Когда служанка скрылась, Гонсало в ярости вскочил на ноги:
– Ты отвергла эти деньги! Гордячка! Но посмотрим, кто победит. Я отступать не намерен. Пусть тебе будет хуже!

На кухне Матильда рассказала обо всём Ромуальдо.
– Это ужасно, – проговорил старик, раскуривая трубку. – Ты не думаешь, что история может повториться?
– Нет, что ты! – с ужасом ответила Матильда. – Я люблю бедняжку Иоланду. Я не хочу, чтобы с ней повторилась история Вирхинии Росалес!.. Не дай ей Бог узнать боль и унижения, которые выпали на долю этой женщины!.. Нет, Иоланда достойна лучшей судьбы.
– Как знать... – горестно покачал головой старик. – Сегодня утром «стервятник» приказал мне привести в порядок домик у реки. Он решил подготовить гнездо для своей гнусной авантюры. Помещение столько лет стояло закрытым. Всё там покрылось плесенью. Когда-то отец Гонсало, сеньор Игнасио, упрятал туда Вирхинию. Там родился у неё сын Хуан Карлос, дитя греха. На счастье или несчастье, сеньора Сара признала его законным сыном сеньора Игнасио.
– Как же уберечь Иоланду от этой судьбы?
Матильду прервал шум подъезжающего автомобиля. Женщина подошла к окну.
– Кто бы это мог быть?

А был это ни кто иной, как Хуан Карлос. Он подъехал к дому Идальго, оставил машину перед входом и стремительно вошёл в дом. В гостиной была только сеньора Сара.
– Сыпок, какой сюрприз! Откуда ты? Как давно тебя не было видно! – расчувствовалась она.
– Бабушка, как я рад тебя видеть! Вот, решил сделать сюрприз. А где остальные? Гонсало? Отец?
– Твой брат, наверное, работает в кабинете, а Игнасио, как всегда, где-то бродит. Но, сколько же, тебя не было?
– Три года, бабушка, три года. Всё дела. Совсем не было времени.
– Ах, негодник... – Сара с укоризной покачала головой. – Как же ты живёшь?
– Работаю в клинике. Открыл консультацию. Всё хорошо.
– А здесь всё по-старому. Но я заговорила тебя. Иди, переоденься. Теперь у нас будет время поболтать.
Хуан Карлос поклонился бабушке и вышел из гостиной. В коридоре он столкнулся с Матильдой.
– Ба, Матильда! Ты жива и, я вижу, всё так же цветёшь!
– Сеньор Хуан Карлос! Какая радость! Мы как раз говорили о вас. Как хорошо, что вы приехали!
– Как Ромуальдо? Всё ворчит?
– Да куда он денется. Старик совсем не изменился.
– Скажи мне, как Иоланда? Она ещё работает в доме?
– Ох, сеньор, бедняжке так трудно. У неё заболел отец.
– Надеюсь, ничего страшного? Она замужем?
– Нет. Она так одинока и беззащитна...
– Но разве Гонсало, мой брат, не помогал ей?
– Ваш брат презирает её. – Женщина покачала головой.
– Презирает? – Хуан Карлос в изумлении посмотрел на Матильду.

0

2

2

Хуан Карлос помнил Иоланду ещё с юности, проведённой в старом доме Идальго дель Кастильо. Тогда она была прелестным ребёнком с распущенными волосами, улыбкой ангела и шаловливым взглядом. При виде этого дома ему тотчас представились их детские забавы: как они носились по двору, вместе бегали на речку... Под влиянием воспоминаний и особенно после разговора с Матильдой Хуан Карлос искал встречи с Иоландой. Но она сидела дома с больным отцом. И тогда через день Хуан Карлос сам отправился к ней. Судьба была благосклонна к нему, и они встретились на полпути между домами Идальго и Лухан.
– Хуан Карлос! – воскликнула Иоланда, увидев молодого сеньора.
– Да, Иоланда, – это я. Я вернулся! – проговорил он, застыв на месте в изумлении. Ожидая встретить всё того же миловидного ребёнка, он неожиданно увидел перед собой прекрасную девушку. Суровый доктор-холостяк впервые понял, что на свете есть не только пациентки, но и девушки, достойные любви......

Утром того дня, когда Хуан Карлос встретил Иоланду, сеньора Сара беседовала в библиотеке со своим сыном Игнасио.
– Не отрицай, с приездом Хуана Карлоса ты стал другим, Игнасио, – говорила старая сеньора тоном, не допускающим возражений. – Да-да, я знаю, что он твой любимый сын. В отличие от Гонсало.
– Почему ты так беспокоишься за Гонсало, мама? – пожал плечами Игнасио. – Что, на нём свет клином сошёлся?
– Ты всегда относился к нему плохо, потому что, он не сын той женщины. Хоть прошло столько лет, ты продолжаешь мстить слабому...
– Слабому? – изумился Игнасио. – Этот негодяй – слабый?
– Почему негодяй? – поморщилась Сара. – Он умный, интеллигентный. Он делает то, на что ты был не способен.
– Он так похож на неё, мама... – тихо произнёс Игнасио.
– На твою жену? Конечно, ведь она его мать.
– Так же, как другой похож на ту, которую я любил всегда.
– Не упоминай о ней в моём присутствии, – грозно сказала Сара.
– Дело в том, что Гонсало мой сын и должен подчиняться мне, но слишком горд и эгоистичен для этого.
– Ты не должен забывать о своём отцовском долге, Игнасио.
– Тогда напомни ему о его сыновнем долге, мама.
– Я ведь только хочу, чтобы у вас не было проблем...
– Это невозможно! Он слишком похож на свою мать... И на тебя, мама. Как же тут жить без проблем!
– Мы все, непонимаем друг друга, – печально сказала Сара.

Чуть позже, когда Хуан Карлос сидел в своей комнате, Матильда принесла его одежду.
– Как вам дома, сеньор? – спросила старая служанка.
– Я видел Иоланду, Матильда, – тихо сказал Хуан Карлос. – Ты права – она само очарование!
– Она так взволновала вас, сеньор?
И тут совершенно неожиданно для себя и тем более для служанки он принялся изливать ей чувства и впечатления от встречи с Иоландой. Слова его лились, словно строки поэмы. Это было как заочное признание в любви. Женщина удивлённо посмотрела на молодого господина.
– В чём дело, Матильда? Ты не веришь?
– Вы видели её только раз. Разве можно тут что-то почувствовать?
– Этого достаточно. Уверяю тебя! Это не просто детская дружба. Нет! Это что-то гораздо большее. И я уверен, что Иоланда чувствует то же самое.
– Вы хотите сказать, что Иоланда тоже влюблена в вас? – изумилась Матильда.
– Я прочёл это в её взгляде.
– Если вам нужен мой совет, то, прошу вас, забудьте об этом безумии! Не хватало бедной девушке ещё этого...
– Что ты говоришь, Матильда?
– Вы забыли, что она не из вашего круга. Она всего лишь служанка в вашем доме. Сейчас ей плохо, но это всего лишь материальные невзгоды. Если вы затронете её чувства, то она будет страдать гораздо сильнее. Пожалейте её, сеньор!
– Но почему?..
– Сеньора Сара никогда не согласится на этот брак. Это принесёт вам только беды.
– Я не остановлюсь ни перед чем, – решительно сказал Хуан Карлос.

Второй брат в это время был занят куда более прозаическими делами. Он обсуждал финансовые проблемы со своим компаньоном Сальдиваром, человеком с мёртвой хваткой, не вызывавшим ни у кого симпатии.
– Говорил ли я тебе, Гонсало, что дон Эрнесто Бенавидес продаёт все свои фермы и скот?
– Продаёт всё? – заинтересовался Гонсало. – С чего бы это?
– Не знаю, но покупатели уже набежали.
– Этому надо помешать. Нам здесь не нужны чужаки!
– Хм, тебе везёт, Гонсало. Сеньора Сара как раз беседует с Магдой Бенавидес. Она красива, умна и, главное, наследует всё состояние отца. Так что, Гонсало, всё в твоих руках.
– Ну и прохвост ты, Сальдивар. Иди, позови её сюда.
Сара действительно беседовала в это время с Магдой и, кажется, пришла к той же мысли, что и Сальдивар.
– У нас так пусто, Магда, – говорила Сара. – Нет молодой энергичной женщины, способной взять дом в свои руки. Я стара...
– Ну что вы, сеньора Сара! Можете рассчитывать на меня во всём. Но зря вы на себя клевещете...
– Брось ты, – махнула рукой Сара. – Ведь ты красавица. Где же глаза у моего внука? Я имею в виду Гонсало, конечно. Столько раз я говорила с ним о тебе...
– Но почему?
– Ему пора задуматься о будущем. Ты так не считаешь?
Магда опустила глаза и покраснела. Сара слегка улыбнулась. Тут в гостиную вошёл Сальдивар.
– Не помешаю, сеньора? – вежливо спросил он Сару.
– Нет, что ты. Заходи.
– Я хотел только сказать Магде, что Гонсало просил её заглянуть к нему. Он хочет с ней поговорить.
– Иди, – сказала Сара. – Я подожду.
Магда отправилась с Сальдиваром. Сара некоторое время сидела одна, но через несколько минут её одиночество нарушил Хуан Карлос.
– Ты не видела Гонсало, бабушка? – спросил он.
– Он в кабинете, и у него Магда. Не стоит их беспокоить.
– Между ними что-то есть?
– Пока нет, но кто знает... Тогда у меня будет только одна забота – женить тебя.
– О, – Хуан Карлос мечтательно улыбнулся, – кажется, я тоже не заставлю тебя долго ждать.
– Ты влюблён? Кто она? Надеюсь, из достойной семьи?
– Она просто чудо.
– Этого мало. Надо, чтобы её родители были достойные люди.
– Ах, бабушка, ты неисправима. Но обещаю, что ты узнаешь её имя первой.
– Помни, сынок, неравные браки – это беда. Сейчас столько охотниц до чужого состояния.

Гонсало задумчиво смотрел на Магду Бенавидес. С этой девушкой он уже связывал далеко идущие планы.
– Я очень хотел поговорить с тобой, Магда, – произнёс он.
– Весьма мило с твоей стороны.
– Ты, наверное, считаешь, что я совсем не обращаю на тебя внимания, но это исключительно потому, что я всё время очень занят.
– Я понимаю, – ответила Магда. – Ты ведь деловой человек.
– Вот именно. Надеюсь, ты будешь на празднике в честь приезда Хуана Карлоса? Я буду рад тебя видеть.
– Да, сеньора Сара как раз пригласила меня.
– Ты будешь, надеюсь, с отцом, доном Эрнесто?
– К сожалению, отец не сможет прийти. Он сейчас слишком занят с покупателями. Это отнимает столько времени.
– С покупателями? Он хочет продать фермы? – тревожно спросил Гонсало.
– Да. Он уже не молод и плохо себя чувствует. Ему трудно нести это бремя, а я ничем не могу ему помочь.
– Но этого нельзя делать. Внешние инвесторы сомнут нас, и мы потеряем власть у себя дома. Ты не могла бы передать дону Эрнесто, что я хочу поговорить с ним на эту тему?
– Я скажу отцу, – кивнула Магда.
– Спасибо. Извини, что я всё же перевёл разговор на дела. Жду тебя на празднике.

Тем временем Матильда, воспользовавшись тем, что семья Идальго была занята приездом Хуана Карлоса, поспешила в маленький домик Иоланды Лухан. Отец девушки, Эстебан, лежал в постели.
– Рада видеть вас, дон Эстебан, – сказала Матильда, входя в спальню. – Надеюсь, вам уже лучше?
– Ох, Матильда, чуть не отдал Богу душу. Спасибо дочке, выходила старика.
– Иоланда такая заботливая...
В это время вошла сама заботливая дочь.
– Матильда! – удивилась она. – Что-то случилось?
– Нет, девочка. Просто старая Матильда соскучилась по тебе.
– Не хотите ли кофе? – предложила добрая девушка.
Женщины оставили старика и отправились на кухню.
– Ты выглядишь счастливой, девочка, – сказала Матильда, усаживаясь за стол. – Отец почти выздоровел. Да и Хуан Карлос всё расспрашивал о тебе.
– Я видела его, – сказала, покраснев, Иоланда.
– Вот из-за этого-то я и пришла, Иоланда. Не знаю, должна ли я говорить тебе это, но будь что будет. Хуан Карлос признался, что любит тебя...
– Правда? – радостно воскликнула Иоланда. – Это самое прекрасное, что я слышала в своей жизни! Он любит меня! Что ещё?
– Он хочет жениться на тебе.
Иоланда в волнении закрыла лицо руками.
– Но не строй иллюзий, девочка. Это принесёт тебе только несчастья. Между вами столько преград, что к хорошему это не приведёт. Тебе не стоит вообще возвращаться в этот дом. Я так и скажу сеньоре Саре, чтобы она не рассчитывала на тебя даже в праздник.
– Праздник? – переспросила Иоланда. – Какой праздник?
– В честь Хуана Карлоса. Но тебе там не стоит быть.
– Праздник... – печально сказала девушка. – А я не смогу участвовать в нём... Буду только издалека смотреть на Хуана Карлоса... Нет, Матильда, я вернусь в дом Идальго. Я заплачу сеньору Гонсало всё до последнего. Что касается Хуана Карлоса, то я буду скрывать свою любовь. Я отвергну его – человека, которого люблю всем сердцем! Не суждено мне узнать счастье...
– Бедная девочка, – покачала головой старая служанка.

Тем временем влюблённая в Хуана Карлоса Сильвия приняла решение.
– Марибель, дорогая, мне необходимо уехать на несколько дней, – обратилась она к своей помощнице по салону мод.
– Что случилось, Сильвия? Ещё недавно ты говорила, что плохо себя чувствуешь, и вдруг собираешься куда-то ехать. Куда? За границу? У тебя появился любовник?
– Нет, я еду в провинцию, вслед за Хуаном Карлосом. Пусть он оценит это. Я люблю его, и я его завоюю. Меня ничто не остановит!
– Но тебя не приглашали! Что скажет его семья?
– Моя любовь оправдает меня. И потом, я надеюсь произвести впечатление на этих провинциалов. Разве я дурна собой?
Сильвия полюбовалась своим отражением в большом зеркале на стене. По её лицу было видно, что она считает себя неотразимой.

Вся семья Идальго дель Кастильо собралась в гостиной. Даже дон Игнасио, отец обоих братьев, обычно не принимающий участия в подобных сходках, на этот раз вышел из своей комнаты.
– Кажется, беседа между Гонсало и Магдой была оживлённой. Это радует меня, – произнесла Сара.
– Скоро они преподнесут нам сюрприз, – вставил Хуан Карлос.
– Ну, ты тоже не отстаёшь от брата, сынок, – улыбнулась Сара.
– А в чём, собственно, дело? – поинтересовался Игнасио.
– Дело в том, что твои дети попали в сети любви, – сказала Сара. – Ты как отец тоже мог бы заметить это.
– Гонсало, это правда? – обратился к сыну Игнасио. – Кто она?
– Магда Бенавидес. Не скрою, она нравится мне.
– Хм, это никак не могло прийти мне в голову, – проговорил Игнасио. – Вот уж не ожидал!
– Но почему? – удивилась Сара.
– Я как-то не замечал симпатии между ними.
– Ты многого не замечаешь, папа, – ответил Гонсало. – Но это так. Может, правда несколько неожиданно... Ну а ты, Хуан Карлос?
– Я тоже влюблён. Не буду отрицать, – признался тот.
– Кто она? Твоя коллега? Дамочка из общества? Или кто-то из нашего городка? – продолжал настаивать Гонсало.
– Я хорошо знаю сына, – уверенно сказал Игнасио, – и убеждён, что, кто бы она ни была, он сделал правильный выбор. Может, она и не дама из общества, но скромная девушка и достойна его.
– Но это должна быть девушка его уровня, – решительно сказала Сара. – В социальном и интеллектуальном плане. Я так считаю!
– Но ведь не ты женишься, мама, – резонно заметил Игнасио.
– Ты, как всегда, невыносим! – Сара поднялась из кресла, в котором сидела. – Пусть Матильда принесёт мне кофе в комнату.
Старая сеньора решительно покинула гостиную. Хуан Карлос в недоумении посмотрел ей вслед. Гонсало молча, пожал плечами.
– А мне кофе в библиотеку. – Игнасио тоже направился к выходу.
– Что всё это значит, Гонсало? – спросил Хуан Карлос, когда отец вышел. – Почему вы все перессорились?
– Я же говорил, что здесь не тёплое семейное гнёздышко, – ответил брат. – Идёт постоянная война. Что поделаешь. Может, ты сможешь подействовать на отца? Ведь он так любит тебя.
– Вы совершенно не пытаетесь понять друг друга. Так нельзя.
– Ты говоришь как врач. Но я знаю только одно – если я стану мягче, то отец просто уничтожит меня. Никто не хочет уступить.
– Так дело не пойдёт. Это всё плохо кончится...
В библиотеку кофе для сеньора Игнасио принёс Ромуальдо. Поставив чашку на стол, он немного поколебался и спросил:
– Могу я поговорить с вами, сеньор?
– В чём дело, Ромуальдо?
– Не знаю, должен ли я делать это, ведь сеньора Сара приказала уничтожить все следы...
– Какие следы? Говори толком! – встревожился Игнасио.
– Дело в том, сеньор, что я прибирался недавно в бунгало у реки и нашёл там фотографию сеньоры Вирхинии... Вот она. Я решил, что будет лучше, если я передам её вам.
– Вирхиния! – Игнасио казался взволнованным. Воспоминания прошлого нахлынули на него. – Ты помнишь её? Это были самые счастливые годы в моей жизни. Я храню память о ней в своём сердце. Я так благодарен тебе, Ромуальдо!
– Я помню её, сеньор. Но что с ней случилось?
– Она исчезла! Я искал её, но всё тщетно. Я не верю в её смерть. Я так хотел, чтобы она смогла обнять своего сына. А моя любовь к ней со временем становится только сильнее...
Во взоре Игнасио застыло страдание. Старый слуга, молча, поклонился и покинул библиотеку. Он не хотел мешать своему сеньору предаваться воспоминаниям.

0

3

3

Магда передала отцу просьбу Гонсало, и дон Эрнесто с утра явился в дом Идальго. Гонсало сидел в своём кабинете, когда ему доложили о приходе почтенного сеньора. Молодой человек искренне обрадовался. Это полностью отвечало его планам.
– Рад, что вы пришли, дон Эрнесто, – произнёс Гонсало, вставая навстречу гостю. – Я удивлён, что вы не сделали этого раньше.
– Да, Гонсало. Магда вчера передала мне твою просьбу. Если честно, я не думал, что это заинтересует тебя. Что касается меня. то, сам понимаешь, продать нажитое за долгие годы – это всё равно, что оторвать от себя часть тела и души.
– Ну, дон Эрнесто, вы же знаете, что я всегда рад помочь вам. Надеюсь, вы не истолковываете мой интерес к продаже ферм, как вмешательство в ваши дела?
– О нет, что ты? Наоборот, я рад, что это привлекло тебя. Я думаю, ты сможешь помочь мне. Это лучше, чем продавать фермы наглым чужакам. Я хочу предложить тебе управление делами. Только если это не обременит тебя. Ты ведь занятой человек.
– Конечно, но я бы не простил себе, если бы ловкачи воспользовались вашим положением. Можете рассчитывать на меня, дон Эрнесто.
– Благодарю тебе. Я так тронут. – Дон Эрнесто протянул руку.
– А теперь я бы хотел поговорить о делах личных. Дон Эрнесто, мне очень нравится ваша дочь. К сожалению, из-за множества дел я не мог уделить ей должного внимания, но вчерашняя встреча заставила меня принять решение. Я не успел переговорить с Магдой, но хочу узнать ваше мнение.
– Это так неожиданно, – смутился старик. – Мне это и в голову не приходило. Но я буду счастлив, если ты и моя дочь... В общем, это большая честь для меня. Я буду гордиться, если наши семьи породнятся. Мне не придётся беспокоиться о будущем моей дочери. Я всецело за! – расчувствовался дон Эрнесто.
– Значит, по рукам! – Гонсало встал и протянул руку с таким видом, как будто заключил очередную выгодную сделку.

Хуан Карлос решил встать пораньше и совершить конную прогулку по окрестностям. Именно этого ему так не хватало в городе. Воспоминания детства нахлынули на него, когда он не спеша ехал по лесу.
Вскоре он спустился к реке и оказался у старого бунгало. Это строение всегда интересовало его. В детстве ему было запрещено к нему приближаться. Бабушка Сара говорила, что там живёт ведьма. Теперь же он только улыбнулся былым страхам. У входа в бунгало Хуан Карлос, к своему удивлению, заметил лошадь отца. Спешившись, он вошёл в дом.
– Папа, что ты здесь делаешь?
– Да вот, ехал мимо и решил зайти отдохнуть, сынок. – Игнасио печально оглянулся по сторонам. – Здесь живут мои воспоминания.
– Я хотел поговорить с тобой, папа, – начал Хуан Карлос. – Мне не нравится, что ты живёшь в постоянной ссоре с бабушкой и Гонсало.
– Не беспокойся, сынок, – тихо ответил Игнасио. – Так было всегда, просто ты раньше не замечал этого. Ты многого не знаешь.
– Но так не должно быть! – воскликнул Хуан Карлос.
– Странно, что ты говоришь мне это именно здесь.
– Поедем со мной в город, папа. Там ты встряхнёшься. Ты почувствуешь себя совершенно другим человеком.
Игнасио растроганно произнёс:
– Сынок! Спасибо тебе! Я не совсем неудачник – у меня есть ты, Хуан Карлос. Я горжусь таким сыном!

Дом семьи Лухан уже не в первый раз за последние дни посетил доктор Фуэнтес. Он тщательно выслушал старого Эстебана и встал. Вид у него был довольный.
– Ну что, доктор, – спросил старик, – как там мой мотор?
– Всё в порядке. О вас хорошо заботятся.
– Это всё моя дочка. Она просто молодец. Я могу встать?
– Пожалуй, что, да, – ответил доктор. – Но на улицу я бы вам выходить пока не советовал, если не хотите снова улечься в постель. Вот так-то.
За окном послышался топот копыт. Через пару минут в комнату буквально влетел Хуан Карлос. После разговора с отцом он прямиком отправился домой к Иоланде. Увидев доктора Фуэнтеса и старого Эстебана, он немного смутился.
– О, Хуан Карлос! – воскликнул Фуэнтес. – Рад видеть тебя. Я слышал, что ты уже доктор. Не верится, как время летит.
– Да, это так. Я тоже рад вас повидать. Как ваши дела?
– Ничего. Жаль, я спешу, хотелось бы поговорить, коллега. Заходи как-нибудь к старому доктору.
– Непременно. Как здоровье сеньора Эстебана?
– Уже лучше. Кризис миновал. Ну, не буду вам мешать.
В комнату вошла Иоланда и, увидев Хуана Карлоса, застыла на месте. Через несколько секунд лицо её стало хмурым, и она спросила:
– Это вы? Зачем вы пришли?
– Я пришёл к тебе, Иоланда. Я ведь обещал.
Иоланда жестом предложила ему выйти в другую комнату. Там она постаралась придать себе неприступный вид и холодно сказала:
– Вы не должны приходить сюда. Это неудобно.
– Ты говоришь мне «вы»? – удивился Хуан Карлос. – Что случилось? Ты так холодна со мной. В чём я виноват?
– Ты не виноват, – смутилась Иоланда. – Но нам не следует встречаться. Это ни к чему не приведёт.
– Но почему?! – На лице Хуана Карлоса выразилось страдание.
– Ты богат и знатен. Я же простая девушка, служанка в твоём доме. Это невозможно...
– Мы мужчина и женщина – остальное не важно!
– Не приходи сюда. Будет лучше, если мы увидимся в твоём доме.
– Но я не хочу, чтобы ты туда возвращалась!
– Я потеряю работу. Что тогда делать?
– Иоланда, я готов дать тебе и твоему отцу всё, что вы заслуживаете. Я не хочу, чтобы ты работала на мою семью. Я люблю тебя, Иоланда!
У девушки задрожали губы. Казалось, что она сейчас расплачется. В ней боролись любовь и разум.
– Нет, нет... – произнесла она дрожащим голосом. – Это невозможно... Ты ошибаешься...
– Значит, мои чувства – обман? – с горечью сказал Хуан Карлос.
– Прошу тебя...
– Зачем ты лжёшь себе? Иоланда, я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой!..
Иоланда побледнела.
– Что ты говоришь!..
– Я не устану повторять это, – твёрдо произнёс Хуан Карлос. – Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой.
– Это невозможно, – тихо повторила Иоланда. – У нас нет ничего общего. Мы слишком разные.
– Общее – это наша любовь! – воскликнул Хуан Карлос.
– Мы друзья, Хуан Карлос. Просто хорошие друзья.
– Друзья, – с горечью повторил он. – Я не понимаю тебя. Почему ты отвергаешь мою любовь? У тебя есть другой?
– Нет, что ты! – испуганно ответила Иоланда. – Прошу тебя, оставь меня!..
Из глаз Иоланды полились слёзы. Хуан Карлос опустил голову и произнёс:
– Прости. Оставим этот разговор. Я уверен, всё прояснится. Возможно, когда мы увидимся в следующий раз, всё встанет на свои места. Я подожду. Но помни – мои чувства неподдельны!
Хуан Карлос, не в силах продолжать, выскочил на улицу. Через минуту послышался топот копыт – вскочив на коня, он ускакал прочь. Иоланда рыдала, закрыв лицо руками, и шептала сквозь слёзы:
– Всё для меня закончилось... Каким коротким оказалось счастье... Прости меня, Хуан Карлос!..
Не успел звук копыт коня Хуана Карлоса стихнуть, как на пороге комнаты появился взволнованный Серхио.
– Что произошло, Иоланда?
– Это ты, Серхио... – слабым голосом проговорила девушка. – Что произошло, это моё дело...
– Что он тебе сказал? Я вижу, ваша отношения продвинулись далеко, – с горечью сказал влюблённый парень. – Что ж, не буду мешать литься слезам радости. Серхио собрался уходить.
– Радости, ты говоришь? – воскликнула Иоланда. – Разве несостоявшаяся любовь доставляет радость?
– Он обидел тебя? – Серхио тут же передумал уходить. – Он на это способен. Ты просто очередной каприз этого человека.
– Не говори так! Он любит меня. Он хочет на мне жениться. Но наш брак невозможен.
– Иоланда, – радостно воскликнул Серхио. – Ты знаешь, что никто не любит тебя больше, чем я! Я способен на любые жертвы ради тебя. А Хуан Карлос просто не достоин твоей любви...
– Ах, оставь меня! Я люблю его, но никогда не признаюсь в своей любви!.. – С этими словами девушка выбежала из дома.
Серхио с грустью посмотрел ей вслед. Как всегда, когда ей было тяжело, Иоланда направлялась в церковь. В исступлении, стоя на коленях перед распятием, она шептала слова молитвы:
– Пресвятая Дева!.. Ты можешь понять мою боль. Помоги мне! Я боюсь своих чувств, своей любви к нему. Я не хочу никому причинять вреда. Я должна отказаться от него. Дай мне силы перенести всё это! Защити меня от невзгод! Укажи мне путь...
Когда Иоланда шла из церкви домой, около неё затормозил автомобиль. Из окна выглянул улыбающийся Гонсало.
– Рад видеть тебя. Молилась о счастье? Тебе полезно ходить в церковь – ты становишься похожей на ангела. Но твоё счастье у тебя в руках. Только скажи мне «да», и у тебя будет всё! Ты домой? Садись, подвезу.
Иоланда старалась сделать вид, что не слышит его, но Гонсало не отставал.
– Я ведь не останавливаю машину, чтобы подвезти первую встречную. Что ты молчишь? Когда ты вернёшься на работу?
– Завтра, завтра утром! – воскликнула Иоланда и свернула с дороги.
Гонсало чуть слышно рассмеялся и крикнул ей вслед:
– Я буду ждать!..
Его красная машина резко набрала скорость и умчалась прочь.

Вернувшись домой, Гонсало застал у себя в кабинете Сальдивара.
– Как прошла встреча с доном Эрнесто? – поинтересовался помощник.
– Мы должны немедленно связаться с адвокатом Бенавидеса. Надо устроить дела. Никогда не думал, что женщина может так помочь в бизнесе. Но сейчас это так.
– Ты о Магде? – спросил Сальдивар. – Тебе стоит поухаживать за ней. Это принесёт хорошие дивиденды.
– Ухаживать? Пожалуй, пора, но как не хочется терять время на подобные глупости.
– Таковы правила игры. Меня больше удивляет, как это такой человек, как дон Эрнесто, так запросто попался на удочку?
– Говорят, что с годами человек умнеет. Но мне кажется, что в нашем случае произошло как раз наоборот.

0

4

4

На следующее утро Иоланда вернулась в дом семьи Идальго, чтобы продолжать работу. Это стоило ей определённых усилий, но она справилась со своими чувствами.
– Ты всё же вернулась? – воскликнула при виде её Матильда. – Зачем?
Иоланда пересказала ей свой разговор с Хуаном Карлосом.
– Мне хватит сил противостоять ему. Я выдержу.
– Лучше бы ты уехала, дочка, – сказала Матильда. – Бери отца и уезжай. Это мой тебе совет.
– Но куда? Мы потеряем всё. И потом, я не хочу уезжать из своего дома. Лучше оставим это, Матильда. Чем мне заняться?
– Мы готовимся к празднику. Но сначала повидай сеньору Сару.

Старая сеньора в это время сидела в своей комнате. Иоланда постучалась и вошла.
– Здравствуйте, я вернулась.
– Хорошо, – холодно ответила Сара. – Ты нужна нам. Но впредь ни я, ни Гонсало не будем терпеть твои выходки. Ты видела его? Нет? Он в кабинете.
– С вашего позволения, сеньора, – поклонившись, Иоланда вышла.

К этому времени Сальдивар уже уехал по делам, и Гонсало был один. Увидев Иоланду, он улыбнулся улыбкой победителя.
– Входи. Я ждал этого момента. Нужно платить по счетам. Ты не надумала принять моё предложение?
– Я бедная женщина, сеньор, но у меня есть достоинство. Я не могу принять вашу помощь.
– Гордячка! – Гонсало рассердился не на шутку. – Я сыт по горло твоими причудами. Посмотрим, что ты будешь делать со своим достоинством, когда очутишься на улице. Без дома и работы! Но ты заплатишь мне. Деньгами или...
– Тогда оставайтесь со своей работой и моим домом, – вскричала Иоланда и повернулась, чтобы уйти.
– Стой, – приказал Гонсало. – Я терпелив. Может, я и погорячился, но виной тому моя страсть. Дай мне надежду.
– Я могу идти? – холодно спросила Иоланда.
– Что ж, иди, – в голосе Гонсало прозвучала угроза.
Когда девушка покинула кабинет, он дал волю гневу. Он не привык, чтобы ему отказывали. Непокорность Иоланды просто взбесила его. Но от этого его порочное желание только усилилось. Через некоторое время Гонсало отвлёк шум подъехавшей машины. Он выглянул в окно и увидел ярко-красный «БМВ», из которого выходила красивая молодая женщина.
– Ого, – пробормотал он. – Вот это да! Кто же она такая?
Когда Сильвия (а это была именно она) вошла в дом, то сразу же наткнулась на Иоланду, спускавшуюся из кабинета Гонсало.
– Привет, – улыбнувшись, сказала Сильвия.
– Чем могу быть полезной? – спросила Иоланда, останавливаясь.
– Доктор Хуан Карлос Идальго дель Кастильо дома?
– Он должен быть в своей комнате.
– А его бабушка, сеньора Сара?
– Одну минуту. – Иоланда быстро вышла, чтобы позвать хозяйку.
Через минуту появилась удивлённая Сара.
– Донья Сара, здравствуйте! – с улыбкой обратилась к ней Сильвия.
– Здравствуйте. Но кто вы?
– Извините, я не представилась. Меня зовут Сильвия Михарес.
– Вы знакомая Хуана Карлоса?.. О, кажется, я всё поняла! Как это я сразу не сообразила! Дорогая, я так счастлива, видеть тебя. – Сара протянула гостье обе руки. – Я рада видеть женщину, которая вызывает у моего внука возвышенные чувства.
– Возвышенные чувства? – удивилась Сильвия. – Значит, он говорил вам обо мне?
– Ну, только в общих чертах. Ты же знаешь его скрытность. Ты именно та женщина, которая его достойна. Иоланда, позови скорее Хуана Карлоса.
– Да, сеньора.
Девушка быстро поднялась наверх. Увидев её, Хуан Карлос удивлённо спросил:
– Что ты тут делаешь?
– Я вернулась. Ты никогда не поймёшь меня.
– Что я должен понимать? Я люблю тебя, и это главное!
– Не надо. Это невыносимо! К тому же к тебе гости.
– Кто?
– Какая-то красивая сеньора. Её зовут Сильвия Михарес.
– Сильвия здесь? – вскричал Хуан Карлос.

В гостиную внизу стремительно вошёл Гонсало. Увидев Сильвию, он вопросительно посмотрел на бабушку.
– Познакомься, Гонсало, это Сильвия Михарес, знакомая твоего брата.
– А, понимаю, – кивнул Гонсало. – Вы невеста Хуана Карлоса. Он говорил нам о вас.
– Можно на «ты», Гонсало, – улыбнулась Сильвия. – Ты такой же деловой, как и твой брат.
– Да, времени зря не теряем. Он в медицине, я в бизнесе. А ты чем занимаешься?
– У меня дом моды. Сейчас он довольно известен.
– Как это мило, – сказала Сара. – А кто твои родители?
– О, они умерли давно, сеньора. Меня воспитывала тётка.
– Ну, мне пора, – произнёс Гонсало. – Прошу меня извинить.
– Счастливо.
Сразу после ухода Гонсало в гостиную вошёл Хуан Карлос.
– Ты? – спросил он, хмуро глядя на Сильвию.
– А ты удивлён? Хотела сделать тебе сюрприз,– ответила та.
– Сынок, – вставила Сара. – Это непростительно с твоей стороны, что ты до сих пор скрывал от меня такую очаровательную девушку. Она чем-то похожа на твою мать.
– Бабушка, извини, но нам с Сильвией необходимо поговорить наедине, – также хмуро ответил Хуан Карлос.
– Конечно, конечно. Я всё понимаю. Это так естественно.
– Зачем ты приехала? – резко спросил Хуан Карлос после ухода Сары. – Я же просил тебя. Мы уже обо всём переговорили.
– Я приехала повидать тебя! – с чувством воскликнула Сильвия.
– Это ни к чему. Я всегда был честен с тобою. Ты привлекательная женщина, но ты никогда не станешь моей женой.
– Я же говорила, что буду бороться за тебя, Хуан Карлос.
– У тебя нет шансов. Лучше уезжай. Прошу тебя!
– Но твоя очаровательная бабушка пригласила меня на праздник. Она назвала меня женщиной, которая вызывает у тебя возвышенные чувства. Или, может быть, кто-то что-то перепутал?
– Сильвия, – смутился Хуан Карлос. – Твоё присутствие только осложняет моё положение. Прошу тебя, уезжай.
– Твоё положение? А ещё чьё?
– Хорошо! Если ты приглашена, то оставайся. Но пусть тебя и развлекает тот, кто приглашал! – Хуан Карлос резко повернулся и вышел из комнаты.
– Я непременно узнаю, кто она, – сказала Сильвия ему вслед.

Иоланда, слышавшая начало разговора Сильвии с Гонсало, еле сдерживая слёзы, бросилась на кухню.
– Что с тобой, Иоланда? Почему ты плачешь? – воскликнула Матильда.
– Он обманул меня! Не могу поверить, что он мог так лгать мне, – всхлипывала Иоланда.
– Да расскажи толком.
– Молодая сеньора, которая только что приехала, невеста Хуана Карлоса!
– Не может бьггь! – Добрая женщина всплеснула руками.
– Это так. Я сама слышала. Я не перенесу этого.
– Нет, ты ошиблась, девочка. Кто угодно, только не Хуан Карлос. Он не мог так поступить с тобой. Он не такой.
– Я тоже так думала. Как я ошибалась! Я не могу сейчас вернуться туда. Пойду немного прогуляюсь.
– Иди, дочка. – Матильда покачала головой. – Бедная девочка. Сколько несчастий на её долю.

Сильвия решила не откладывать дело в долгий ящик и немедленно выяснить, кто та женщина, что заняла её место в сердце Хуана Карлоса. Удобный случай представился очень быстро. В комнату, отведённую гостье, вошла Мария, молодая служанка, ещё совсем девочка. Увидев дорогие наряды, которые Сильвия разложила на кровати, Мария замерла в восхищении.
– Ты давно здесь работаешь? – спросила Сильвия.
– Нет, сеньорита, недавно.
– А другая девушка?
– Иоланда? Она давно. Никогда не видела такой красивой одежды!
– Это всё тряпки, – махнула рукой Сильвия. – Скажи лучше, у Хуана Карлоса много друзей?
– Весь городок. А вы его невеста? Ой, духи!..
– Да, невеста... Напомни, чтобы я дала тебе флакон. А молодые женщины сюда ходят?
– Духи, мне?! Простите... Вчера была Магда Бенавидес. Она очень добрая, красивая и богатая сеньора.
– Ну, всё, можешь идти... Магда Бенавидес...

Хуан Карлос по подсказке Матильды нашёл Иоланду в саду. Девушка печально бродила между деревьями одна со своим горем. Хуан Карлос подошёл к ней.
– Что тебе надо? – спросила Иоланда.
– Что с тобой? Почему ты опять плачешь?
– Что тебе надо?! Я всё слышала. Эта Сильвия... она...
– Ты ревнуешь? – удивился Хуан Карлос. – Но это хорошо. Значит, ты любишь меня.
– Нет. Неправда! Я просто чувствую себя обманутой. Все твои слова – пустая болтовня!
– Но это не так! – воскликнул Хуан Карлос. – Сильвия здесь ни причём. Она мне никто.
– А я?
– Ты девушка, которую я люблю!
– Но она из твоего круга.
– Ну и пусть. Я люблю только тебя. Я не ответил на её любовь, и она озлоблена. Но повторяю – я люблю только тебя!
– Пусти, мне пора.
– Нет, я хочу всем рассказать о нашей любви.
– Ты сумасшедший!
– Ну и пусть. Это от любви. Почему ты отвергаешь меня?
– Я уже сказала тебе почему.
– Я не верю. Мои губы ищут тебя. Неужели ты не чувствуешь этого? – Хуан Карлос обнял Иоланду.
– Нет, мне пора идти... – Девушка пыталась вырваться, но Хуан Карлос поцеловал её в губы. – Ты никуда не уйдёшь от меня.
– Меня зовут... – слабым голосом проговорила Иоланда, но она была уже не в силах сопротивляться и полностью отдалась во власть любимого. Это были самые счастливые минуты её жизни.
– Такими я и представлял твои поцелуи. Жаркими как огонь! Я без ума от тебя, Иоланда, – шептал Хуан Карлос.
– Как я хочу верить в это...
– Ты любишь меня? – спросил он.
В это время из дома раздался крик Ромуальдо:
– Иоланда!..
– Меня зовут. Отпусти меня, Хуан Карлос. – Девушка освободилась от его объятий и побежала к дому.

Тем временем Магда прибыла в дом Идальго уже почти на правах члена семьи. В гостиной в этот момент беседовали Сильвия и Сара.
– О, Магда, как хорошо, что ты здесь, – обрадовалась сеньора Сара. – Познакомься – это Сильвия Михарес – невеста Хуана Карлоса.
– Очень приятно, – произнесла Магда. – Я и не знала, что у него есть невеста.
Сильвия настороженно отнеслась к новой знакомой. Та была, по её мнению, возможной пассией Хуана Карлоса.
– А это Магда – она скоро станет женой Гонсало... – продолжала Сара. – Будьте друзьями!
– Гонсало! – радостно воскликнула Сильвия, сразу переменив отношение к Магде. – Очень приятно.
– Я рада, что скоро вы станете членами нашей семьи. Вы должны, как и я в своё время, хранить традиции этого дома, и ваши дети обязаны быть настоящими Идальго дель Кастильо, – торжественно заявила Сара. – Ну, я оставлю вас ненадолго. Дела.
После её ухода молодые женщины разговорились.
– Я уже столько лет знакома с Гонсало, – говорила Магда, – а он только сейчас решился сделать мне предложение.
– Похоже, что эти братья Идальго – непростые ребята, – вздохнула Сильвия. – Хуан Карлос тоже не подарок. Но у тебя больше определённости, чем у меня.
– Почему?
– Мой жених так занят работой, что ему просто некогда обращать на меня внимание, – пожаловалась Сильвия. – Если честно, то я приехала скорее из любопытства.
– Как это? – удивилась Магда.
– Я хотела узнать, может, у него есть другая причина. Например, женщина? – Сильвия внимательно посмотрела на Магду.
– О, нет, – простодушно ответила та. – Уверяю тебя, ты ошибаешься. По крайней мере, не здесь, в городке. Это точно.
– Спасибо. Ты меня немного успокоила...

Между тем Гонсало поднялся в комнату к Саре. Та читала журналы, что означало у неё хорошее расположение духа.
– Бабушка, – начал Гонсало. – Я хочу тебя кое о чём спросить.
– Что случилось, сынок? – Сара оторвала взгляд от страницы.
– Что ты думаешь о Сильвии?
– Она понравилась мне. А почему ты спрашиваешь?
– Мне она тоже нравится, но, по-моему, у них с Хуаном Карлосом довольно странные отношения. Они как-то сторонятся друг друга.
– Я не обратила внимания. Ты так думаешь? Но твой брат сам рассказал мне о ней, – возразила Сара.
– О ней ли, бабушка? – спросил с сомнением Гонсало. – Ты уверена в этом? Ты знаешь, что от меня не ускользают никакие мелочи. Я прошу тебя пока не вмешиваться в это.
– Хорошо. Спасибо, что сказал. Я буду начеку.
– У меня есть ещё одна просьба, бабушка. На сей раз более приятная. Я хочу, чтобы завтра на празднике именно ты объявила о моей помолвке с Магдой.
– Это замечательно! Я так рада за тебя.

Иоланда из сада сразу же вернулась на кухню.
– Где ты была, девочка? – воскликнула Матильда. – Мы повсюду искали тебя.
– Мне так стыдно, Матильда, – задумчиво ответила Иоланда. – Я так плохо думала о Хуане Карлосе.
– Что же он тебе сказал?
– Правду. Он действительно любит меня. Теперь я поняла это. Был момент, когда я даже хотела открыться ему, но совладала с собой. Теперь я уверена, что он не обманывал меня.
– Иоланда, ты должна быть твёрдой. Назад пути нет. Помни это. Будь осторожна! А эта сеньора Сильвия, кто она?
– У неё есть всё, кроме любви Хуана Карлоса. Его сердце принадлежит мне.
– Берегись! Она может доставить тебе массу неприятностей! Эти женщины из высшего света... – предостерегла Матильда.
Иоланда печально кивнула. Она чувствовала, что все её неприятности ещё впереди.

Поговорив с Магдой и немного успокоившись, Сильвия решила подышать свежим воздухом, раз уж она оказалась за городом. Во дворе она встретила Хуана Карлоса, который возвращался из сада.
– Ты решил не замечать меня? – спросила Сильвия, когда он хотел пройти мимо. – А что скажет твоя семья?
– Пусть думают, что хотят. Мы уже поговорили с тобой на эту тему. Мне нечего добавить.
– Всё же есть какая-то женщина, – убеждённо сказала Сильвия, сверкнув глазами. – Кто она?
– Это женщина, которую я люблю, – ответил Хуан Карлос.
– Ты унижаешь меня! Почему ты так ко мне относишься?
– Ты умная женщина, Сильвия. Я не знаю, почему ты не хочешь понять, что нельзя лезть в мою личную жизнь. Ты говоришь мне о своих чувствах, но подумай о моих!
– Кто эта женщина? – настаивала Сильвия.
– Ты узнаешь это в своё время, – отрезал Хуан Карлос.
– Ты унизил меня, Хуан Карлос Идальго дель Кастильо! Унизил, но не победил. Я добьюсь своего! – Сильвия посмотрела на него с вызовом и, резко повернувшись, направилась к дому.

Сеньора Сара, увидев свою гостью в чрезвычайно возбуждённом состоянии, не преминула спросить:
– Сильвия, что случилось?
– О, сеньора Сара! Я решила уехать.
– Но почему? – удивилась Сара.
– Хуан Карлос как-то изменился. Он сторонится меня, хотя между нами ничего не произошло. Может, он не доволен тем, что я приехала? Я чувствую себя незваной гостьей.
– Не говори так, Сильвия. Это неправда. Ты очень подходишь моему внуку. Я непременно поговорю с ним.
– Нет, не надо!
– Он должен объяснить мне своё поведение.
– Не говорите с ним. Лучше я уеду!
– Нет, Сильвия, это мой дом, и ты останешься здесь. Всё уладится. Посмотри на Гонсало и Магду. Они такие счастливые.
– Спасибо, сеньора Сара, – поблагодарила Сильвия.
Про себя же она подумала: «Для первого дня неплохо. Похоже, здесь нет этой женщины. Может, она в клинике? Но что вообразила себе эта сеньора? Что я, став женой Хуана Карлоса, буду здесь жить? Я бы умерла тут от скуки. Пусть она распоряжается Магдой, но не мной. Это просто смешно...»

0

5

5

После разговора с Сильвией Сара направилась к дому, полная решимости найти своего внука и серьёзно поговорить с ним. Ей очень не нравилось, что всё идёт не так, как ей хотелось бы, и она никак не может совладать с упрямством и своеволием Хуана Карлоса.
Когда она нашла его, и бабушка и внук пребывали не в лучшем расположении духа.
– Хуан Карлос?
– Да, бабушка.
– Я хочу спросить тебя, что происходит? Твоё поведение с этой девушкой, Сильвией, недопустимо.
– Эта девушка, Сильвия, приехала сюда, потому что ей так захотелось. Я её не приглашал.
– Это невежливо, – покачала головой Сара.
– У меня есть на то причины, – ответил Хуан Карлос.
– Я имею право знать их.
– Прекрасно, вот и спроси у неё.
Старая сеньора не скрывала раздражения.
– Ей очень плохо. Она чувствует твоё презрение и хочет уехать.
– Вот и отлично. Не задерживай её. Пусть уезжает.
– Не глупи, Хуан Карлос, она твоя невеста.
– Это она так сказала? – нахмурился он.
– Нет, это ты сам мне рассказывал о своих возвышенных чувствах.
– Бабушка, – нетерпеливо вздохнул Хуан Карлос, – прошу тебя, позволь мне самому решить все проблемы с Сильвией. Пожалуйста, не вмешивайся.
– Да что же это такое! – возмутилась Сара. – Подумай, в какое положение ты её ставишь. Что вообразят наши гости? Почему ты такой грубый, Хуан Карлос? В нашем кругу есть свои правила поведения!
– Да, я знаю, и эти правила превращают нас в лицемеров...
Сара не стала продолжать разговор. Почувствовав, что ничего не сможет добиться, она ушла, очень недовольная внуком.

Тем временем в дом Идальго дель Кастильо начали прибывать гости, приглашённые на праздник. Хуан Карлос, расставшись с бабушкой, вышел к дверям, чтобы встретить своих друзей Роберто и Сусанну.
– Добро пожаловать, сеньоры, – поклонился Ромуальдо и направился за багажом.
– Проходите, пожалуйста, проходите в дом, – радостно приветствовал друзей Хуан Карлос, – рад, что вы приехали.
– Как я мог не приехать, если тебе нужна помощь, – сказал Роберто.
Хуан Карлос увидел Иоланду и подозвал её.
– Иоланда, прошу тебя, приготовь, пожалуйста, комнату для сеньоры Сусанны.
– Комната готова, если не возражаете, я провожу вас. Сусанна и Иоланда ушли, оставив мужчин одних.
– Роберто, – взволнованно сказал Хуан Карлос, – я хочу поговорить с тобой о Сильвии. Ты же её знаешь: она продолжает стоять на своём, и это становится невыносимым.
– А что говорит твоя семья?
– Она сумела покорить их с помощью своего обаяния.
– Что я могу сказать... – проговорил Роберто. – Ты отвергаешь её, Хуан Карлос. А женщины очень чувствительны, они не переносят, когда их отвергают. Она хочет выиграть эту партию, и тебе будет нелегко избавиться от неё.
– Боже, надеюсь, что ей надоест всё это, – вздохнул Хуан Карлос.
– Но расскажи мне о той женщине, в которую ты влюбился...
– Роберто, она просто свела меня с ума.
– Кто она? Я хочу познакомиться с ней.
– Ты её уже знаешь. Это Иоланда...
За разговорами и встречей гостей день быстро сменился вечером. Дом семьи Идальго украсился огнями, заиграла музыка. Наступило время праздника, и всех пригласили к столу.
– Мы собрались здесь по случаю приезда Хуана Карлоса, – торжественно произнесла сеньора Сара, поднимая бокал и оглядывая гостей. Она привыкла быть хозяйкой, и эта роль доставляла ей огромное наслаждение. – Но у нас есть ещё один повод для радости. Гонсало преподнёс мне сюрприз, которым я хочу поделиться с нашими близкими друзьями. Прошу тебя, мой мальчик.
Гонсало поднялся и обратился к Эрнесто Бенавидесу.
– Дон Эрнесто, – сказал он, – я прошу у вас руки вашей дочери Магды.
Эрнесто не мог скрыть радостной улыбки.
– Для меня это большая честь, – сказал он.
– А теперь сюрприз, – продолжал Гонсало, доставая изящную коробочку и вручая её Магде. Внутри та обнаружила чудесное золотое колечко.
– Гонсало, какая прелесть! Спасибо.
– За здоровье жениха и невесты! – провозгласила Сара.
– Доченька, будь счастлива. – Эрнесто поцеловал Магду. – Я всегда мечтал, чтобы у тебя был такой муж, как Гонсало.
– Спасибо, папа.
Все принялись поздравлять жениха и невесту. Звучали радостные восклицания и пожелания счастья. Тут были едины все: и Сильвия, и Хуан Карлос, и Сара. Наконец, бокалы были наполнены вновь.
– За здоровье всех присутствующих, – сказал Гонсало.
Иоланда прислуживала гостям, наблюдая за праздником, и была полна печали и самых противоречивых чувств. Ей нравилось богатство дома Идальго, оно вызывало у неё некоторую зависть, но ей на память пришли слова её отца, – дона Эстебана, сказанные когда-то давно, когда ещё девочкой она в первый раз увидела праздник в этом доме.
– Папа, зачем у Идальго зажигают столько огней? – спросила она тогда.
– Чтобы все видели их богатство. Чтобы мы знали, что они самые могущественные.
– Значит, самое главное иметь деньги?
– Нет. Есть и другие ценности, дочка. Не всё можно купить за деньги. Например, достоинство или честность. Они бесценны. И ещё мечты. Но мечты бывают разные, есть счастливые мечты, есть такие, одно воспоминание о которых приносит боль и страдание...
Прошло некоторое время, и Иоланда вдруг заметила, что Хуана Карлоса нет среди сидящих за столом. Не нашла она его и в доме, и вдруг увидела своего любимого медленно прогуливающимся по саду в глубокой грусти. Она вышла к нему.
– Иоланда?
– Я не должна была приходить сюда, но увидела, что ты такой грустный...
– Это потому, что тебя не было рядом со мной. – Глаза Хуана Карлоса заблестели. – Но мы всегда должны быть вместе, ведь мы любим друг друга.
– Да, Хуан Карлос, но наша любовь невозможна.
– Почему нет? – решительно возразил он. – Мы созданы друг для друга. Я люблю тебя, Иоланда, и ты нужна мне! Давай уедем отсюда. Уедем далеко. Я хочу, чтобы ты стала моей женой!
– Твоей женой? – На щеках Иоланды вспыхнул румянец счастья. Хуан Карлос обнял её и поцеловал, но вдруг почувствовал, что она плачет.
– Что с тобой?
– Я очень боюсь своей любви к тебе.
– Никто нас не разлучит, Иоланда, никто! – сказал Хуан Карлос и ещё крепче прижал её к груди.

Иоланда слишком рано ушла из дома Идальго и слишком поздно вернулась к себе, чтобы это осталось незамеченным. На следующее утро её встретила встревоженная Матильда.
– Я всё знаю, – сказала она. – Я видела его, когда он вернулся.
Матильда всем сердцем желала счастья Иоланде, но она, ни секунды не сомневалась, что любовь девушки к Хуану Карлосу обречена.
– Со мной происходит что-то необычное, – сказала Иоланда, – я просто не могла уйти от него... Но я, ни в чём не раскаиваюсь. Я счастлива.
– Ай, бедная девочка, – всплеснула руками Матильда, – ты сошла с ума!
– Я, наверное, заслуживаю самых больших упрёков?
– Главное, дочка, чтобы твоя совесть была спокойна. Что же он говорил тебе?
– Он говорил, что хочет увезти меня с собой, – мечтательно сказала Иоланда, – и хочет, чтобы я стала его женой.
– Ты была так уверена в себе, давала твёрдые обещания, – вздохнула Матильда, – на что же ты теперь надеешься?
– Ни на что.
– Ни на что? Ах, стоило ли ради этого так рисковать. Какой необдуманный поступок! Ты заслуживаешь лучшей участи.
– Ну что ты говоришь, Матильда! – обиделась Иоланда. – Я уверена, что Хуан Карлос будет бороться за меня.
В это утро хозяева и гости встали довольно рано, несмотря на вчерашний праздник, но к завтраку выходили по отдельности, поэтому Матильде пришлось подавать его три раза. Все были заняты своими проблемами, и даже прекрасный воздух и красота поместья не могли отвлечь от этого. Что поделать, такова человеческая природа.
Первым к завтраку спустился Гонсало. Чуть позже к нему присоединилась Сильвия. Сеньор Гонсало привык вставать рано, ибо уже с самого утра начинал заниматься делами семьи Идальго, которые были полностью в его руках. Сеньориту Сильвию мучила бессонница.
– Я вижу, ты не выспалась, – сказал Гонсало, приглашая Сильвию к столу.
– Я уже давно не могу спокойно выспаться, Гонсало, – ответила Сильвия.
– О чём ты?
Сильвия чувствовала в Гонсало союзника, человека, похожего на неё, поэтому не собиралась с ним хитрить. В конце концов, она может рассчитывать в первую очередь именно на его помощь.
– Зачем притворяться, Гонсало, мы не на сцене.
– Да, ты права. Выпьешь что-нибудь?
– Пожалуй.
– Я наблюдал за тобой во время праздника. Надо отдать тебе должное, Сильвия, ты действительно его любишь.
– А ты думаешь, я приехала сюда, чтобы стать посмешищем? – печально ответила Сильвия.
– Да, я понимаю.
– Так же, как я понимаю, как ты относишься к Магде. Гонсало усмехнулся. Сильвия всё больше нравилась ему.
– Мы думаем одинаково, Гонсало, мы поступаем одинаково. Мы с тобой очень похожи и оба разыгрываем комедию, только ты преследуешь свои интересы, а я свои... Скажи, здесь у Хуана Карлоса никого нет?
– Здесь никого. Я в этом уверен.
– Может быть, я сошла с ума, – вздохнула Сильвия, – но мне от ревности везде мерещатся призраки.
– Послушай, Сильвия, а он делал тебе когда-нибудь официальное предложение?
– Нет, – Сильвия покачала головой, – в этом его не упрекнёшь. Но он задел мою самую больную струну. Я очень тщеславный человек.
– Да, – задумчиво произнёс Гонсало, – она существует, но это точно не ты... Что же ты собираешься делать?
– Продолжать бороться, пока не встречу и не уничтожу эту женщину. – Сильвия встала из-за стола. – А сейчас я хочу развеяться и покататься верхом.
Она направилась к выходу, и Гонсало улыбнулся ей вслед. Сразу же после того, как Гонсало закончил завтрак, к столу вышли Хуан Карлос и Роберто. Братья даже не встретились, так бывало часто, хотя специально и не старались избегать друг друга. Настроение у этих двух было несравненно лучше, чем у Гонсало и Сильвии, но ничего удивительного в этом не было. Хуан Карлос пребывал в радостном возбуждении и был полон решимости, добиться своего.
– Судя по твоим глазам, – говорил Роберто, – ты от неё в восторге. Это прекрасно, но у вас очень сложная ситуация.
– Да, она необыкновенный человек, – отвечал Хуан Карлос, – мы любим друг друга, и я собираюсь жениться. Конечно, будет трудно, но я уверен, что всё у нас кончится хорошо. Просто нужно время.
За разговором мужчины быстро позавтракали и тоже ушли.
А тем временем на кухне любознательная Мария расспрашивала Иоланду, где та пропадала вчера вечером. Этой девчонке всё было интересно. Иоланда уверила её, что ушла, потому что у неё разболелась голова, и попросила никому об этом не рассказывать.
– Ты знаешь, – сказала вдруг Мария, – кажется, сеньор доктор правда влюбился. Это заметно... Иоланда, – заговорщицки зашептала девчонка, – он сводит меня с ума, и я обязательно узнаю, кто та женщина, которую он любит.
Иоланда только недовольно пожала плечами.
Последней в этот день завтракала сеньора Сара. Она тоже была озабочена назревающими проблемами, поэтому, не откладывая, попросила позвать своего сына Игнасио.
– Игнасио, – сказала Сара, когда тот пришёл, – я хочу поговорить о твоём сыне Хуане Карлосе.
– А что с ним случилось? – хмуро спросил Игнасио. Он уже понял, о чём пойдёт речь.
– Игнасио, ты должен потребовать от него объяснений относительно его поведения с Сильвией. Это не укладывается, ни в какие рамки. Поговори с ним, он тебя послушает.
– Пусть тебя не беспокоит поведение Хуана Карлоса, мама. Я полностью в нём уверен. Но что тебя действительно должно волновать, так это подлость Гонсало, его фальшивая любовь к Магде Бенавидес.
– Да как ты смеешь! – вспылила сеньора Сара.
– Послушай, мама, я очень уважаю дона Эрнесто и не допущу, чтобы над ним посмеялись. И потом, я совершенно не понимаю, почему ты так держишься за Гонсало. Уверяю тебя, что если что-нибудь случится, то от него не придётся ждать помощи...
Старая сеньора хотела что-то ответить, но в этот момент их прервали. В гостиную вбежала Мария, а вслед за ней вошёл Ромуальдо. Оба они были чем-то встревожены.
– Сеньора, сеньора! – заголосила Мария.
– Что произошло? Там что, пожар? – недовольно спросила Сара.
– С сеньоритой Сильвией что-то случилось!
– Она уехала кататься верхом, – подхватил Ромуальдо, – я пытался отговорить её, но она не послушалась. И вот лошадь вернулась одна! Наверное, она её сбросила...
– Где же она? – встревожилась Сара.
– Сеньор Роберто и сеньор Хуан Карлос уже пошли искать её, – сказала Мария.
– Не думаю, что она успела далеко отъехать, – сказал Ромуальдо.
Встревоженная случившимся, сеньора Сара приказала, чтобы ей сразу же сообщили, когда вернутся Роберто и Хуан Карлос. Она беспокоилась о Сильвии, ибо относилась к ней с большой симпатией, и молила Бога, чтобы с ней не случилось ничего серьёзного. Но вместе с тем, если всё обойдётся, этот несчастный случай будет очень кстати: сеньора Сара уже совершенно убедила себя, что Сильвия лучшая пара для Хуана Карлоса, и её падение позволит ей остаться в доме на неопределённое время. А там видно будет. Сара была уверена в своих возможностях разрешить эту проблему.
Размышляя, таким образом, сеньора Сара продолжала завтрак. Игнасио же совершенно не заинтересовался происходящим. Занятый своими мыслями и довольный тем, что можно прервать неприятный разговор с матерью, он просто торопливо вышел из гостиной.
Вскоре Хуан Карлос и Роберто принесли Сильвию в дом и уложили в её комнате. Сильвия с трудом боролась с болью, но выглядела неплохо.
– Что с ней, доктор? – взволнованно спросила Матильда.
– Всё в порядке! Ничего страшного, Матильда. Принеси воду и бинт.
– Думаю, это просто сильный ушиб, – сказал Роберто, осматривая ногу, – перелома нет. Надо наложить тугую повязку, и пусть пару дней отлежится.
– Только этого мне не хватало, – проворчала Сильвия, но было видно, что она не против такого развития событий.
– Ты же сама искала приключений, – заметил Хуан Карлос.
– Я? Это ты во всём виноват! Ты ушёл и оставил меня одну. Я что, тебе совсем чужая?
– Когда ты приехала, – возразил Хуан Карлос, – я тебе сразу сказал, чтобы ты на меня не рассчитывала. Ты никогда не была частью моей жизни.
– Должно быть, – язвительно сказала Сильвия, – тебе приятно то, что со мной случилось. Ты бы, наверное, очень обрадовался, если бы я вообще погибла.
– Тебе нужен не просто врач, Сильвия, – вспылил Хуан Карлос, – тебе нужен психиатр!
Не желая продолжать этот разговор, он вышел из комнаты. Он знал, что Роберто прекрасно сделает перевязку и волноваться не о чем.
Сразу после того как Хуан Карлос ушёл, а Матильда принесла бинты, в комнату Сильвии зашла Сара и присела на кровать пострадавшей.
– Сильвия, дочка, как ты? – сказала она воркующим голосом и погладила её по руке.
– Спасибо, Сара. Уже лучше. Физическая боль прошла. Но остальное... – голос её задрожал. – Почему вы не позволили мне уехать?
– Я считала тебя сильнее.
– Но всему же, есть предел! Ему безразлично, в каком я состоянии...
– Мы должны потребовать объяснений!
– Нет, Сара, это ничего не изменит. Лучше немного подождать... – Сильвия просительно посмотрела на Сару. – Мне, наверное, придётся остаться здесь на какое-то время...
– Ты можешь оставаться здесь, сколько захочешь.
– Спасибо.
Разговор был прерван стуком в дверь. В комнату заглянул Гонсало:
– Можно войти?
– Да, Гонсало, входи, – кивнула Сильвия.
– Ну, хорошо, – сказала Сара. – Иоланда принесёт тебе лекарство. Обязательно принимай его. Я скоро вернусь.
С этими словами старая сеньора поднялась и вышла, оставив Сильвию и Гонсало вдвоём.
– Как ты?
Сильвия пожала плечами:
– Мне кажется, я выбрала не самый удачный момент для поездки. Видимо, тётя Коко была права.
– Знаешь, мне очень нравится это имя, – улыбнулся Гонсало.
– Если бы ты с ней познакомился, умер бы от смеха. Она принадлежит к тому типу людей, которые всё про всех знают и у которых есть точный рецепт на все случаи жизни.
Гонсало рассмеялся.
– Да, кстати, – спросила вдруг Сильвия, – что ты думаешь об Иоланде?
– Ты что, её подозреваешь? – удивлённо вскинул брови Гонсало. – Ты напоминаешь мне детектива, который ведёт расследование.
– Да, но пока я допускаю много ошибок.
– Ты думаешь, она твоя соперница?
– Я всех подозреваю, Гонсало.
– Не преувеличивай, Сильвия, – покачал головой Гонсало.
– И всё-таки что ты о ней знаешь?
Будущий хозяин дома Идальго задумался. Потом в сомнении снова покачал головой.
– Она красива. Идеальный вариант для каприза, – сказал он. – Но она умеет держать дистанцию. Так что Иоланду можешь сразу исключить.
Сильвия посмотрела на Гонсало. Наконец, кивнула в знак согласия:
– Хорошо.

0

6

6

На следующий день в семье Идальго произошло много событий. Роберто и Хуан Карлос наконец-то смогли убедить сеньора Игнасио отправиться в Буэнос-Айрес, чтобы развеяться, отдохнуть от непрекращающихся конфликтов с Сарой и сыном Гонсало и, может быть, чем чёрт не шутит, – найти себе достойную спутницу жизни. В конце концов, сеньор Игнасио достоин того, чтобы хоть на склоне лет обрести покой и счастье.
Игнасио согласился и обещал навестить Роберто, когда тот вернётся в город.
Но самое главное произошло ближе к вечеру, когда в доме раздался телефонный звонок. Звонила некая Диана Вальдивья из Буэнос-Айреса. Она попросила к телефону Роберто...

Отвлечёмся на минуту и познакомим читателя с этой молодой и достойной сеньоритой, которой суждено сыграть важную роль в нашей истории. Диана была дочерью одного из самых богатых и уважаемых людей Буэнос-Айреса, дона Вальдивья. Её за глаза называли самой богатой невестой города, и многие, разумеется, настойчиво пытались добиться её руки. Но Диана – девушка скромная и застенчивая – не очень-то обращала внимание на ухаживания. Около года назад в семье Вальдивья случилось несчастье – Диана заболела. Её положили в больницу, ту самую, где работали Хуан Карлос и Роберто, и она стоически перенесла долгий и мучительный курс лечения, а Хуан Карлос стал её лечащим врачом. С тех пор они подружились, и, когда Диана вышла из больницы, Хуан Карлос обещал не забывать её и часто навещать. Вскоре Диана уехала путешествовать, а Хуан Карлос решил проведать свою семью.
И вдруг неожиданный звонок.
Диана сказала, что сильные головные боли вернулись к ней, просила помочь, но не говорить об этом Хуану Карлосу. Роберто обещал, но, конечно же, не сдержал своего обещания, и мужчины решили немедленно вернуться в город. Говоря по совести, это было даже кстати. Хуан Карлос рад был отдалиться от Сильвии, да и для Игнасио появилась причина побыстрее собираться, чтобы присоединиться к ним.

На следующее утро Хуан Карлос, Роберто и Сусанна уже были готовы к отъезду. Но прежде, чем Ромуальдо отнёс чемоданы в машину, у Хуана Карлоса состоялись два разговора. Один с Иоландой. Он попрощался с ней и сказал, что уезжает всего на несколько дней и скоро вернётся, чтобы их сердца соединились. Она ответила, что верит ему и будет его ждать. Второй разговор был неприятным. Исполняя долг вежливости, Хуан Карлос зашёл к Сильвии. Он просто хотел проститься с ней, но опять сорвался.
– Уезжаешь? – Сильвия казалась, совсем убитой. – Я здесь, а ты уезжаешь?
– Сильвия, ну сколько можно. Ты же прекрасно понимаешь, что ты сама по себе, а я сам по себе.
– Но ты вернёшься?
– Да, я вернусь и надеюсь, что тебя к тому времени уже не будет.
– Зачем же ты пришёл? Ещё раз унизить меня?
Сейчас, когда они уже сели в машину и поехали, Хуан Карлос думал, что был не прав, но что сказано, то сказано.
Сильвии же не оставалось ничего другого, кроме как жаловаться на судьбу Саре и мучительно искать соперницу. Между тем сама сеньора Сара тоже пребывала не в лучшем расположении духа. Всё шло не так, как ей хотелось бы. Хуан Карлос уехал, а Игнасио наотрез отказался присутствовать на ужине у Гонсало и Магды, где они собирались объявить о дате своей свадьбы. Сара боялась, что от приглашения на свадьбу он тоже откажется. Что происходит в доме?
Чтобы развеяться, ближе к вечеру Сара зашла к Сильвии.
– Пришла составить тебе компанию, – сказала она, присаживаясь рядом. – Вот, принесла тебе газеты. Меня заинтересовала новость о возвращении Дианы Вальдивья. Недавно писали, что она в Европе, и вдруг неожиданно вернулась...
– Диана Вальдивья одна из моих постоянных клиенток, – сказала Сильвия, взяв газеты.
– Жаль, что у меня нет больше внуков, – вздохнула Сара, – потенциальных женихов. Это была бы идеальная партия!
Сильвия кивнула, подумав про себя: «Холодная и глупая! Но носит фамилию, которая открывает перед ней все двери».
Не меньше Сары отъездом Хуана Карлоса была озабочена и Матильда. Иоланда всё щебетала о своей любви к нему и о том, что она всю жизнь будет жить этой любовью. Добрая женщина не выдержала и решилась навестить отца Иоланды, дона Эстебана, чтобы поговорить с ним о несчастной любви его дочери. Когда Иоланда вечером пришла домой, отец уже ждал её.
– Иоланда?
– Что, папа?
– Я хочу поговорить с тобой. Стариков часто одолевают воспоминания, и я хочу рассказать тебе одну историю, которую уже почти забыл. Но ты напомнила мне её.
– Я?
– Да. Сядь, Иоланда, и послушай внимательно.
Дочь присела рядом, и отец не торопясь принялся рассказывать:
– Это история любви, полная страданий и слёз. Одна девушка, похожая на тебя, такая же простая и бедная, полюбила дона Игнасио де лос Идальго. Это была любовь, о которой только в романах пишут, но донья Сара хотела видеть в своём доме только девушку их класса. Узнав о глубоком чувстве своего сына, она рассердилась не на шутку, и Игнасио, видимо испугавшись угроз, послушался свою мать и женился по принуждению на той, которая была достойна его по положению. Её нашла донья Сара. Он расстался со своей любовью, но потом роман их продолжился и втайне ото всех у него родился младший сын – плод любви Игнасио и этой доброй девушки...
– Хуан Карлос, – только и вымолвила зачарованная Иоланда. – Как странно и грустно, что Хуан Карлос до сих пор не знает, кто его мать. Что с ней случилось? Почему она молчала?
– Это была неравная борьба, Иоланда. Она уехала, и никто не знает, где она сейчас. Поэтому пусть защитит тебя Бог от подобной боли. От доньи Сары всем досталось сполна. Даже законной жене Игнасио. Бедная женщина прожила недолго и умерла в муках...

Оставим на время обитателей дома семьи Идальго с их тревожными мыслями и предчувствиями и перенесёмся в город.
Как только наши герои прибыли в Буэнос-Айрес, Сусанна и Роберто отправились в клинику, а Хуан Карлос к Диане Вальдивья. Он нашёл её в прекрасном настроении, но ещё очень слабой. Она была чрезвычайно рада приезду Хуана Карлоса. И молодой доктор позволил себе немного посплетничать обо всём на свете, но потом всё-таки переменил тему.
– Расскажи мне, пожалуйста, Диана, что тебя беспокоит? – спросил он.
– Всё началось несколько месяцев тому назад, – сказала Диана, – я не придала этому особого значения, но через какое-то время головные боли стали усиливаться, и я уже не могла их выносить. Но самое страшное, что я ничем не могла их снять!
– Вот что, – взволнованно сказал Хуан Карлос, – ты должна отложить все дела и прямо сегодня лечь в клинику. Мы проведём обследование, и я буду лечить тебя.
– Нет, лучше завтра, – возразила Диана.
– Но почему?
– Хочу, чтобы сегодня ты пригласил меня поужинать. Мне стало немного лучше, давай воспользуемся этим.
– Хочешь пойти в тот наш ресторан, – улыбнулся Хуан Карлос, – как в добрые старые времена?
Диана кивнула головой и улыбнулась ему в ответ.
– Хорошо, – сказал Хуан Карлос. Он всё ещё не был уверен, что правильно поступает, но не мог противиться возвращению в те «старые добрые времена». Это было так приятно. Они были просто друзьями. Хорошими друзьями, и Роберто даже раз сказал, что Хуан Карлос и Диана опровергают известный тезис о том, что между мужчиной и женщиной не может быть дружбы. Хотя, кто знает, может быть, на самом деле Хуан Карлос только заставлял себя так думать, чтобы не влюбиться как мальчишка и не нарушить правила врачебного этикета?
Так или иначе, но вечером Хуан Карлос заехал за Дианой, и они отправились в маленький ресторанчик «Савойя», так любимый ими. Они проговорили там почти полтора часа.
– Как-то так получается, Диана, что ты всё время в отъезде, – говорил Хуан Карлос, – как будто от чего-то убегаешь.
– Я должна чем-то заполнять свою жизнь, – отвечала она, – ты говорил, что я женщина, у которой есть всё, чтобы быть счастливой. Но это не так.
– Разве не так?
– Было бы скучно, если бы у меня было всё.
Неожиданно Хуан Карлос заметил, что Диана поглаживает пальцем висок и что ей всё труднее переносить боль.
– Что с тобой? Опять голова?
– Да.
– Нам лучше уйти, Диана.
– Нет, нет, уже проходит, – сказала Диана и чуть покачнулась.
Хуан Карлос не стал больше ждать. Он осторожно взял её под локоть, вывел из ресторана и, усадив в машину, повёз в клинику. Доктор Альманса, один из лучших нейрохирургов в Буэнос-Айресе, должен был прийти только завтра, но всё равно под присмотром врачей Диане будет лучше.
Так и закончился этот день, но, обеспокоенный состоянием Дианы, Хуан Карлос не заметил, как произошёл неожиданный поворот событий. Дело в том, что в этом же ресторане и в это же время по странному стечению обстоятельств оказалась тётя Коко со своей подругой, и уж она-то, конечно, узнала и Хуана Карлоса и Диану Вальдивья! Зная о несчастной любви своей племянницы Сильвии, тётя Коко была просто возмущена поведением Хуана Карлоса...
Боже, неисповедимы твои пути!
Через полчаса в доме Идальго раздался звонок, и к телефону позвали Сильвию.
– Тётя Коко! Наконец-то. Где ты была? Я весь вечер пыталась дозвониться до тебя.
– Радуйся, что меня не было! – взволнованно сказала Коко. – Я ходила ужинать с Беатрис, и нас там ждал большой сюрприз. Знаешь, кого я встретила?
Сильвия вздохнула, предчувствуя неприятное известие.
– Только не говори, что Хуана Карлоса.
– Если бы у тебя всегда была такая интуиция!
– О боже... – вымолвила Сильвия. – Он был там один?
– Стала бы я тебе звонить! Он был с женщиной, да ещё, с какой женщиной. С самой богатой невестой Буэнос-Айреса! – от возмущения Коко почти кричала.
– С Дианой Вальдивья? – тихо спросила Сильвия. – Так, значит, это она.
– Можно узнать, что ты там делаешь, если он здесь? – язвительно спросила тётя.
– Я упала с лошади и повредила лодыжку, – машинально ответила Сильвия. Коко ещё что-то говорила и о чём-то спрашивала, но Сильвия уже не слышала. «Ну, разве не смешно? – думала она. – Диана Вальдивья! Нет уж, я никогда не допущу, чтобы Сара женила внука на этой принцессе!»
– Мне кажется, ты меня совсем не слушаешь, Сильвия, – сказала, наконец, Коко. – Ладно, выздоравливай быстрей и возвращайся. Там тебе делать нечего. Пока.

0

7

7
   

Тем временем день свадьбы Гонсало и Магды приближался, и все с интересом ждали этого события. Гонсало просил, чтобы свадьба была сыграна как можно скорее. У него на это были свои причины, о которых он, впрочем, никому, кроме Сальдивара, не рассказывал. Но бедная ослеплённая счастьем Магда только радовалась этому.
Сильвия обещала за счёт своего дома моделей сшить для Магды совершенно фантастическое платье, и та уже жила в предвкушении поездки в город для примерки. Сара была чрезвычайно рада за старшего внука и с нетерпением ждала свадьбы, хотя едва ли понимала истинный смысл происходящего. Игнасио же было совершенно всё равно, но всё же в последний момент он почему-то передумал и принял приглашение присутствовать на свадебной церемонии.
– Может быть, узы нашей семьи станут крепче? – осторожно предположила сеньора Сара.
Прошло несколько дней. Всё шло своим чередом, только для Сальдивара прибавилось работы. В этот день он пришёл к Гонсало с новыми предложениями.
– Дела идут прекрасно, – сказал он, – но настало время реализовать наш план.
– Что ты предлагаешь?
Сальдивар разложил бумаги.
– Нам нужно создать новое подразделение, Гонсало. Оно будет заниматься всеми вопросами, связанными с фермами. И кстати, нужно подумать о поездке в Буэнос-Айрес...
– Я уже подумал об этом.
– Прекрасно. Итак, фермы находятся под контролем транснациональной животноводческой компании, и нам нужно налаживать контакты с производителями скота и международными агентами. Но самое главное сейчас - это получить доступ к финансам дона Эрнесто. Двадцать пять процентов, как ты понимаешь, Гонсало, это ничтожно мало, об этом даже говорить не стоит. Но через несколько дней ты станешь женатым человеком и сможешь увеличить эту долю. Вот тогда мы продвинем наши дела.
– Кто бы мог подумать, – мечтательно проговорил Гонсало, – что всего за несколько дней так всё изменится! Что, имея лишь знатное происхождение и определённые манеры и не вложив ни единого песо, можно в один миг в четыре раза увеличить своё состояние. Да это просто сделка века!
– Только не забудь, Гонсало, что брак должен базироваться хотя бы на уважении. Иначе тебя ждут большие неприятности.
Так обстояли дела со свадьбой Гонсало н Магды, но об этом почти никто не подозревал. В то же самое время в городе, в клинике, состоялся совершенно другой разговор. Диана, которая лежала здесь на обследовании и снова мучилась головными болями, разговаривала со своим отцом, сеньором Хавьером, который каждый день навещал её. Впрочем, Диану навещали только сеньор Хавьер и Хуан Карлос, остальных к ней не пускали по её же просьбе.
– Только бы ты побыстрее поправилась и вернулась домой, – говорил Хавьер, – там о тебе все спрашивают.
– Нас ведь только двое...
– Да, нас двое... Пока ты не выйдешь замуж и не родишь мне много внуков!
– Тебе бы хотелось этого, папа?
– Конечно. – Сеньор Хавьер печально улыбнулся. – Тебе нужно серьёзно подумать об этом. У тебя должна быть своя семья, свой дом. Я чувствую себя виноватым, что ты до сих пор не замужем.
– Но, папа, я не вышла замуж, потому что ещё не встретила мужчину своей мечты.
– А почему ты думаешь, что тебя связывает с Хуаном Карлосом только дружба? Ведь ты любишь его.
– Да, – вздохнула Диана, – я люблю его. Одно его присутствие делает меня счастливой. Это счастье заполняет всю мою жизнь...
Может быть, Сильвия, делая свои не очень верные предположения, всё-таки была не так уж и далека от истины? По крайней мере, предположения её имели под собой некоторые основания.
Что же касается Дианы, то дела обстояли очень сложно. Ознакомившись с результатами анализов, доктор Альманса, Хуан Карлос и Роберто собрались в кабинете нейрохирурга. Альманса сразу сказал, что подозревает наличие опухоли в мозгу и что, скорее всего, опухоль эта злокачественная. Хуан Карлос был подавлен. Он сказал другу, что едва ли сможет покинуть Диану в такой ситуации. Роберто не стал настаивать.
К вечеру этого дня были готовы результаты последнего исследования – томографии. Альманса стал мрачнее тучи.
– Томография подтверждает предварительный диагноз, – сказал он. – У неё обширная опухоль в правом полушарии. К сожалению, подтвердилось и то, что опухоль эта злокачественная. Не так часто такие злокачественные опухоли поражают молодых, как это случилось с Дианой. Как правило, опухоль быстро разрастается, и... исход всегда фатальный.
– Значит, оперировать бесполезно? – не веря этому приговору, спросил Хуан Карлос.
– Только терять время. Конечно, можно попробовать произвести трепанацию черепа и удалить опухоль. Но у меня нет уверенности, что всё завершится благополучно.
– А какие могут быть последствия?
– Если поражено правое полушарие, может наступить паралич. – Доктор Альманса беспомощно развёл руками. – Всё совершенно непредсказуемо.
– Надо обо всём сказать сеньору Хавьеру, – подал голос Роберто, – и придумать какую-нибудь ложь для Дианы...
После этого Хуан Карлос укрепился в мысли, что покинуть Диану в такую минуту он не может. Но он боялся своей задержкой принести огорчение Иоланде, поэтому решил позвонить домой... Нет, не домой. Если звонить, то только Серхио. Больше Хуан Карлос ни на кого положиться не мог. И через Серхио передать Иоланде, что он любит её и что непредвиденные обстоятельства задержат его всего на несколько дней.
Так он и поступил. И всё было бы хорошо, но не знал Хуан Карлос, что звонок его запоздал. В то самое время, когда в кабинете доктора Альмансы шёл консилиум, Иоланда нашла Матильду и, опустив голову, сказала, что она решила уехать.
Ей было очень тяжело принять такое решение. Опасения Матильды, история, рассказанная отцом, гнев сеньоры Сары – всё повлияло на неё. Но последней каплей оказался разговор с сеньором Гонсало, состоявшийся накануне. Гонсало признался, какую сильную страсть он испытывает к Иоланде.
– Это как психоз, – сказал он. – И знаешь что, Иоланда? Когда я захочу, когда я по-настоящему захочу, ты станешь моей.
– Не смешите! – вспыхнула Иоланда. – Вы можете иметь всё, что захотите, только не меня!
Она сказала это гордо, но на самом деле очень испугалась и приняла окончательное решение – уехать.
Но Хуан Карлос не знал об этом, получилось так, что он надолго задержался в городе. Диане была назначена операция, и он обещал присутствовать. А потом, когда она придёт в себя и силы её начнут восстанавливаться, как он сможет уехать?
Хуан Карлос решил все вопросы и проблемы отложить до операции, а потом будет видно. В день операции он с утра зашёл к Диане. Им надо было поговорить, и Хуан Карлос знал, что это будет тяжело.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил он.
– Лучше, – еле слышно сказала Диана.
– Я рад.
– Послушай, мой дорогой доктор, я вижу, ты принёс мне плохую новость?
– Нет, я только хотел сказать, что обследование закончено, и можно делать операцию.
– Болезнь здесь? – Диана коснулась рукой головы.
– Да.
– Это, наверное, рак.
– Ну, – тяжело вздохнул Хуан Карлос, – что ж скрывать, да, это опухоль, но опухоли бывают разные, Диана. Не сгущай краски...
– Я не хочу умирать.
Он взял её руку в свою и поцеловал запястье.
– Ты не умрёшь, Диана.
– У тебя холодные руки, и это потому, что ты сам боишься.
– Я говорю тебе, что ты не умрёшь, и ты должна верить мне. Ты доверяешь мне?
– Больше, чем кому-либо.
– Тогда в чём же дело?
На глаза Дианы навернулись слёзы.
– Ты меня не бросишь? – спросила она умоляюще.
– Нет, – сказал Хуан Карлос и снова поцеловал её руку.
Они ещё немного поболтали, потом Хуан Карлос ушёл готовиться к операции, а когда всё было сделано, Диану ввезли в операционную, и началась долгая и тяжёлая борьба за её жизнь.

Между тем Сильвия при первом же удобном случае выбралась в город и добралась до тёти Коко. Ревность совершенно ослепила её. Она была уверена, что Диана и Хуан Карлос собираются обвенчаться, и решила, во что бы то ни стало найти их. Она просиживала целые дни у открытого окна и строила бесконечные планы поисков и мести. В этот день у них с Коко начался очередной разговор на старые темы.
– Продолжаешь играть в аристократку? – съязвила Коко.
– Приедет Магда и остановится у нас, – сказала Сильвия, пропустив мимо ушей замечание тётки.
– Кто это? – недовольно спросила Коко.
– Жена Гонсало, брата Хуана Карлоса. Он такой очаровательный циник!
– Вот если бы ты меня послушалась, – вздохнула Коко, – то сейчас ходила бы без палки.
– Успокойся! – воскликнула Сильвия. – Не так уж всё плохо. Я добилась того, чего хотела. Старуха у меня в кармане.
– Какая старуха?
– Типичная представительница матриархата. Всё в доме вертится вокруг неё. Всё в её руках. Ах, если бы ты знала, что там происходит! Скоро я стану настоящей актрисой.
– А кто же у них там умер?
– Моника, мать Гонсало и Хуана Карлоса. Сара испытывала к ней особые чувства, она говорит, что я на неё похожа...
– Господи, нам только Моники не хватает!
– Коко, не иронизируй, лучше скажи, ничего нет нового о Хуане Карлосе?
– Марибель работает, как секретная полиция, – вздохнула Коко, – но всё без толку. Как сквозь землю провалились.

Действительно, поиски пока не давали никаких результатов. Звонки в клинику тоже были напрасны. Но это была отнюдь не случайность. Диану поместили в больницу под вымышленным именем и строго-настрого велели никого, кроме отца и врачей, к ней не пускать и никому ничего не говорить. О себе Хуан Карлос тоже просил ничего не сообщать.
Операция продолжалась до вечера и закончилась настолько благополучно, насколько вообще это слово было уместно в данной ситуации. Доктор Альманса сказал, что в случае с Дианой лучший исход был просто невозможен. Опухоль удалили.
– Но, – добавил с сожалением доктор, – диагноз был правильным, и опухоль появится снова.
– Сколько ей осталось жить? – тихо спросил Хуан Карлос.
– Несколько месяцев, может быть, год.
Хуан Карлос не находил себе места, а тут возникла ещё одна проблема.
– Ты, Хуан Карлос, единственный человек, который способен внести луч света в её существование! – с жаром говорил раздавленный горем дон Хавьер. – У меня много денег, сынок, я могу купить всё, что пожелаю, всё, кроме любви. А это ей нужно больше всего: твоя любовь! Я прошу слишком много, верно?
– Хавьер, Диана всегда занимала особое место в моей жизни, но вы понимаете, о чём вы меня просите? – тихо сказал Хуан Карлос.
– Прошу тебя, что тебе стоит принести такую жертву! Ей так мало осталось жить. Обманывай её, лги, но дай ей хоть кусочек счастья! Пожалуйста.
Хуан Карлос не нашёлся, что ответить на это. Где-то в глубине души он признавал справедливость слов дона Хавьера.

0

8

8

После того как Диана, наконец, очнулась, можно было говорить о реальных результатах. Альманса, Хуан Карлос и Роберто вновь собрались в кабинете нейрохирурга. Итоги были неутешительны: как и опасался Альманса, у Дианы развился паралич и обе ноги перестали её слушаться.
– Паралич, – сказал Альманса, – это следствие поражения опухолью правого полушария. К счастью, никаких клинических осложнений не было. В этом отношении Диане повезло, вы же видели размер опухоли! Она вообще, могла быть, полностью парализована.
– Вы проделали фантастическую работу, доктор, – заметил Хуан Карлос.
– Сейчас нужно смотреть, как пойдёт процесс выздоровления. По моему мнению, никаких осложнений быть не должно.
– Хорошо бы.
После этого разговора Хуан Карлос пошёл проведать больную. Он заглянул в послеоперационную палату, подготовленную специально для Дианы. Там было тихо, только шуршала страницами журнала дежурная сестра.
– Есть новости?
– Нет, сеньор.
– Помни, что меня нет.
– Хорошо, сеньор.
Хуан Карлос прошёл к Диане.
– Привет, как дела? Как за тобой ухаживают?
– Хорошо. Но я чувствую себя уставшей, и какое-то странное ощущение в ногах...
– Тебе нужно отдыхать и побольше спать.
– Я жива, – Диана улыбнулась. – Спасибо тебе, Хуан Карлос.
Когда он выходил из палаты, то услышал какой-то приглушённый шум и слова сестры:
– Сеньорита, я сказала, что его нет...
– А я хочу сама в этом убедиться! – узнал Хуан Карлос голос Сильвии и вздрогнул от неожиданности. Господи! Она и сюда добралась!
– Какой сюрприз! – входя, воскликнула Сильвия. – Доктор Идальго дель Кастильо появился по мановению волшебной палочки!
– Прекрасная манера входить в чужой дом, – проворчал Хуан Карлос.
– Это я должна предъявлять тебе претензии, а не ты мне! Значительные люди всегда на виду, Хуан Карлос. Диана Вальдивья неожиданно возвращается из Европы, и доктор Идальго сразу мчится ей навстречу!
– Ты много потратила времени, чтобы сделать этот вывод?
– Если бы ты был мне безразличен, я бы этим не занималась...
– Господи, как ты мне надоела!
Хуан Карлос вышел в коридор, и, не оглядываясь, направился к выходу. Теперь он знал, что делать. Всё, терпение лопнуло! Есть только один способ покончить с этой ситуацией: он должен вернуться и увезти Иоланду. Только после того, как он сделает это, только после их свадьбы он будет спокоен!
Хуан Карлос немедленно приступил к выполнению этого плана. Он отправился в дом семьи Идальго. Последуем же за благородным Хуаном Карлосом и, оставив суету большого города, расскажем о некоторых событиях, происшедших в доме в его отсутствие.

Иоланда так никуда и не уехала. Несчастья преследовали бедную девушку по пятам. Добрая Матильда очень переживала за неё. Она уже не знала, что и посоветовать Иоланде.
– Ей не везёт, – сказала она Ромуальдо. – Отцу опять стало плохо, она боится отойти от него. Куда ей теперь ехать? Бедная девочка.
– Пусть поищет другую работу, – предложил Ромуальдо.
– Ромуальдо, ради Бога, ну куда она, бедная, пойдёт!
– А этот осьминог, – проворчал старик, – всё бы заграбастал. Всё ему мало! Иоланда будет терпеть до тех пор, пока не осознает, что ситуация очень опасна...
Он знал, что говорит. С тех пор, как Хуан Карлос уехал, Иоланде просто не стало прохода от Гонсало. Она уже устала сопротивляться, но всё-таки была вынуждена возвращаться в дом...

Хуан Карлос приехал в солнечный день. Он вбежал в дом и первым делом принялся разыскивать Иоланду. Она вышла ему навстречу, словно почувствовав его появление.
– Иоланда! – воскликнул Хуан Карлос.
– Хуан Карлос!
– Любовь моя!
– Я не думала, что ты так быстро вернёшься.
– Мне хотелось увидеть тебя! Извини, я не смог приехать, как обещал, я звонил Серхио, чтобы он передал тебе это.
– Что?
– Как, он тебе не сообщил?
– Что не сообщил?
Хуан Карлос секунду был в замешательстве, но потом махнул рукой. Так ли это важно сейчас, в конце концов!
– Я приехал, чтобы забрать тебя. Мы поженимся, Иоланда, и я буду каждый день приходить в дом, где меня ждёшь ты!
– Как это прекрасно! Мне всё кажется, что это сон.
– Нет, Иоланда, это наяву. Я люблю тебя... Я привёз тебе подарок.
– Мне?
– Да. Открой...
Иоланда держала в руках чудесное серебряное колечко и сходила с ума от любви к человеку, который стоял рядом и обнимал её. Его сердце так часто билось...
– Я хочу поговорить с твоим отцом, – сказал Хуан Карлос.
– Нет, нет, не сейчас, – виновато произнесла Иоланда. – Он спит, и потом, он снова заболел.
– Хорошо, тогда завтра.
– Завтра?..
Хуан Карлос с тревогой посмотрел на неё.
– Что происходит? Чего ты боишься, Иоланда?
– Мне нужно время, Хуан Карлос, – тихо сказала она.
– Зачем нам ждать? Мы что, всю жизнь будем чего-то ждать?
– Нет, нет, обещаю, нет. Подождём, пока мой отец поправится, и пока Гонсало женится...
Хуан Карлос вдруг понял, что что-то случилось. Он догадался, что должен помочь ей. Нерешительность и страх Иоланды становились всё сильнее и сильнее. Надо что-то делать.
– Но какое отношение к нам имеет Гонсало?
– Ну... – замялась Иоланда, – сейчас идёт подготовка к свадьбе, и я не могу оставить Матильду одну...
Хуан Карлос не стал настаивать. Он понимал, что нельзя торопиться и делать ошибки, но ему очень не хотелось, чтобы Иоланда задерживалась надолго в этом доме.
У неё было много работы сегодня, и они ненадолго расстались. Иоланда побежала к Матильде, а Хуан Карлос поднялся на второй этаж, ибо в этом доме был ещё только один человек, которого он хотел сейчас видеть. Это дон Игнасио, его отец. Хуан Карлос нашёл его охваченным меланхолией и был рад, что они могут поговорить наедине.
– Ты знаешь, – сказал Игнасио, когда они уселись в глубокие кресла и обменялись новостями, – мне нравится, как ты защищаешь ту, которую любишь.
– Та, которую я люблю, близко, но мне всё время кажется, что она ускользает из моих рук. Я не понимаю, почему всё так сложно!
– За любовь нужно бороться, Хуан Карлос.
– Мы любим друг друга, но мы словно два разных мира...
– Кто она?
– Иоланда, папа.
– Иоланда? – Игнасио был потрясён таким совпадением. Неужели сыну суждено повторить историю отца? Нет! Хотя бы для Хуана Карлоса любовь должна восторжествовать.
– Ты можешь рассчитывать на меня, – сказал Игнасио.
Только закончив беседу с отцом, Хуан Карлос спустился вниз и поздоровался с остальными обитателями дома: бабушкой, братом, Магдой...
А Игнасио, взволнованный услышанным, весь во власти воспоминаний, забрёл в бунгало к Ромуальдо и Матильде. Они относились к тем немногим людям, с которыми он здесь общался. Эта пара, уж конечно, всё знает о Хуане Карлосе лучше его, но тем радостней будет разговор с ними. Но неожиданно Игнасио узнал от старого Ромуальдо ещё одну новость: сегодня утром вокруг дома бродил какой-то незнакомый человек, элегантный мужчина со светлыми глазами, очень хорошо информированный о делах семьи... Боже мой! Игнасио был поражён. Это, вне всякого сомнения, был Адриан Монтес де Ока. Когда-то он отличался удивительной бесцеремонностью. Но ведь это было так давно! Молодой Адриан – любовник сеньоры Моники, красивой, но надменной и эгоистичной жены Игнасио, не очень-то волновал самого Игнасио, безумно влюблённого в Вирхинию и просто не замечавшего его. Но Адриан прекрасно знает, что Моника давно умерла. Зачем он снова сюда приехал?
Никто не знает, что готовит ему судьба, и никто не в силах обмануть её...
Тот день, когда Хуан Карлос приехал из города, оказался очень длинным и богатым на происшествия. Ещё до того, как ночная тьма опустилась на дом, произошли два события, существенно повлиявшие на развитие нашей истории. Донья Мерседес, соседка дона Эстебана, отца Иоланды, как раз навещала старика. Она делала это каждый вечер, памятуя о его хворях, и питая к Эстебану самые тёплые чувства. Вдруг разговор их был прерван каким-то грохотом, донёсшимся с улицы.
– Слышала, Мерседес? – забеспокоился старик. – Похоже на взрыв.
– Не волнуйтесь, дон Эстебан.
– Но что-то произошло...
– Успокойтесь и ложитесь. Сейчас я пойду и спрошу. Как только что-нибудь разузнаю, сразу расскажу.
Мерседес неторопливо направилась к выходу и скрылась за дверью, но долго ждать её не пришлось. Она вернулась встревоженная, под руку с Иоландой.
– Что случилось?
– Взрыв на лесоскладе рядом с лесопильней, – сказала Иоланда. – Серхио с другими рабочими оказался в западне, а сеньор Хуан Карлос спас их!
– Они ранены?
– К счастью, всё обошлось... Склад, правда, говорят, полностью сгорел, но никто из людей не пострадал.
Это была неприятная новость. И дело даже не в складе – этого добра у Гонсало хватало, но спустя день в поджоге обвинили Серхио, бедного Серхио, безнадёжно влюблённого в Иоланду, безобидного человека, даже и не помышлявшего ни о каких поджогах. Кому это было нужно?..
Второе событие произошло далеко от дома семьи Идальго, в Буэнос-Айресе, в салоне мод Сильвии. Её титанические усилия по розыску соперницы ни к чему не привели. Сильвия увядала, как цветок, сорванный с клумбы, и даже тётя Коко ничем не могла утешить племянницу, которая просто бредила Хуаном Карлосом. Неизвестно, сколько бы всё это продолжалось, если бы не расторопные журналисты пятого телеканала, вовремя успевшие заснять пожар как раз к вечерним новостям. Когда Сильвия увидела своего героического возлюбленного, она чуть не сошла с ума.
– Но что он там делает?
– Не ломай голову, дорогая, и согласись, наконец, что Диана – это просто совпадение...
– Но, кто же, тогда?!
– Вспомни всех женщин в том доме, вспомни приглашённых на праздник… Не может быть, чтобы никого не было…
И тут Сильвия вдруг поняла:
– Иоланда?! Не может быть!

0

9

9

Игнасио заглянул к Хуану Карлосу, когда тот отдыхал у себя. Сын обрадовался:
– А, папа, заходи.
– Как дела, сынок? Надеюсь, что завтра ты сможешь сообщить всем приятную новость, – улыбнулся Игнасио.
– Будет ли эта новость приятной для всех? – печально спросил Хуан Карлос. – Я не уверен в этом.
– Да, – согласился Игнасио. – Сара, да и твой брат Гонсало приложат все усилия, чтобы отговорить тебя. Но помни одно, сынок: это твоё решение и твоя жизнь. Ты должен бороться за свое счастье.
– Это так, папа. Но нужно ещё узнать, что скажет дон Эстебан. Вдруг он тоже против?
– Он хорошей человек и хочет видеть свою дочь счастливой.
– Я так хочу, чтобы ты оказался прав. Сыграем поскорее скромную свадьбу. Главное для меня – быть рядом с ней.
– Нужно немного обождать, сынок. Пусть пройдёт сначала свадьба Гонсало. Ведь Иоланда наверняка захочет венчаться.
– Ты прав! – воскликнул Хуан Карлос. – Как я сам не догадался. Именно поэтому она и откладывает решение. Вот в чём дело! Я немедленно иду к ним. Прости, папа.
Хуан Карлос действительно, не теряя времени, отправился в дом Лухан, чтобы переговорить с отцом Иоланды. Она была дома и тотчас повела Хуана Карлоса к дону Эстебану.
– Как вы себя чувствуете, дон Эстебан? – спросил Хуан Карлос тоном профессионального врача. – Вам нужен покой.
– Ты говоришь как доктор. Все врачи одинаковы.
– Но я здесь не как доктор. Вы знаете причину моего прихода?
– Да, Иоланда говорила мне.
– Отлично. Тогда мы можем сразу перейти к делу. Я люблю вашу дочь и хочу, чтобы она стала моей женой. Но сначала я должен спросить, согласны ли вы.
– Если Иоланда решила, что я могу сказать? – вздохнул старик. – Я же не враг своей дочери. Но ты видишь – мы принадлежим к другому миру. Ты привык жить в роскоши, а мы работать, чтобы выжить. Тебя не пугает это?
– Нет, – решительно ответил Хуан Карлос. – Мы с Иоландой давно знаем друг друга. Это только кажется, что мы разные. Я тоже привык работать у себя в клинике. Всё, что у меня есть, досталось мне трудом. Моя любовь крепка, и ей не помешают никакие препятствия. После свадьбы мы думаем переехать в город, дон Эстебан. Мы хотим, чтобы вы поехали с нами. Вы не против?
– Нет, как я могу... – расчувствовался старик.
– Значит, вы согласны! – На лице Хуана Карлоса отразилась радость. – Я очень благодарен вам, дон Эстебан.

Узнав о болезни Дианы, Сара решила позвонить Хавьеру Вальдивья, её отцу, чтобы высказать своё сочувствие.
– Алло, Хавьер. Только сегодня узнала и сразу решила тебе позвонить. Как здоровье твоей дочери?
– Ты представить не можешь, Сара, как я благодарен тебе за этот звонок, – взволнованно ответил Хавьер. – У нас всё очень плохо. Диана обречена!..
– Неужели? – воскликнула Сара.
– Да, – глухо ответил Хавьер. – Такой же безжалостный приговор, что и Монике... У меня к тебе просьба, Сара. Помоги мне, хотя я знаю, что это будет нелегко.
– Что нужно сделать?
– Диана всегда быта неравнодушна к твоему внуку, Хуану Карлосу. Но теперь я узнал, что она влюблена в него. Я знаю – это нелепо, но он свободен... Уговори его жениться на Диане! – В голосе Хавьера послышалось отчаяние.
– Это невозможно, Хавьер. Ты просишь принести в жертву моего внука. Я не могу...
– Я знаю, что это безумие. Но у него вся жизнь впереди, а моей девочке осталось жить, так мало... Умоляю, помоги мне!
Повесив трубку, Сара некоторое время сидела молча. В гостиную вошёл Игнасио и вопросительно посмотрел на мать. Та задумчиво произнесла:
– Странно... Сильвия подозревала, что между Хуаном Карлосом и Дианой что-то есть. И вот теперь это... Игнасио, я только что говорила с Хавьером. Его дочь при смерти. Он хочет, чтобы Хуан Карлос женился на ней. Она его любит.
– Мне искренне жаль её. Можно понять и Хавьера – он в отчаянии. Но какая странная просьба! Нельзя же распоряжаться жизнью людей, как вещью! Не вздумай говорить об этом с Хуаном Карлосом. Особенно сейчас, когда в его жизни грядут перемены.
– Откуда ты знаешь? Он сказал тебе, кто она?
– Я вижу это по взгляду своего сына. Эта женщина сделает его счастливым, – уверенно ответил Игнасио. – А теперь позволь мне уйти. Больше я ничего не могу сказать.
Спустя несколько минут после ухода Игнасио в гостиную вошли его сыновья.
– Хуан Карлос, почему ты не сказал мне, что Диана при смерти? Я говорила с Хавьером – он в отчаянии, – упрекнула его Сара.
– При смерти? – удивился Гонсало. – Что с ней?
– Очень тяжёлый случай, – ответил Хуан Карлос. – Вот я и не хотел расстраивать тебя, бабушка. Главное, ничего нельзя сделать.
– Неужели всё так плохо? – спросил Гонсало.
– Она умирает, Гонсало, – тихо сказал Хуан Карлос. – Вот такие дела. Я, пожалуй, пойду, бабушка.
В дверях он буквально столкнулся с Магдой и, поздоровавшись, вышел. Магда прошла в гостиную и села около Сары.
– Ну, как ты съездила в город? – спросила та.
– Спасибо, хорошо, – ответила Магда, улыбаясь. – Гонсало, ты ещё не передумал?
– О чём ты говоришь? – улыбнулся Гонсало. – Это самое прекрасное решение, которое я когда-либо принимал.
– Ещё одна свадьба в нашей семье. Это замечательно! – воскликнула Сара. – Как жаль, что я пока не могу ожидать этого от Хуана Карлоса. Он тебе ничего не говорил, сынок?
– Нет, бабушка.
– Сильвия не знает, что и думать, – заметила Магда. – Она даже подозревает Диану.
– Ну, мы знаем, что Сильвия его не интересует, – ответил Гонсало.
– Он просто посмеялся над ней! – сказала Сара. – А жаль, мне она понравилась. Дело идёт к свадьбе, а мы даже не знаем, кто она. Но если эта женщина не из нашего круга, то я не допущу этого! Я на всё пойду. В наш дом не ступит нога недостойной женщины.
– У тебя есть подозрения, бабушка?
– Судьба так капризна!
Между тем, Хуан Карлос отправился на поиски Иоланды. Ему казалось, что он и минуты не может прожить без неё. Найдя Иоланду, он тотчас заключил её в объятья.
– Любимая! Я так рад, что твой отец согласен.
– Я тоже, Хуан Карлос. Я так боюсь потерять тебя.
– Этого не случится. Мы будем вместе жить в городе и будем счастливы. Верь мне.
– Хуан Карлос, я так волнуюсь за Серхио! Эти нелепые обвинения... Ты можешь что-нибудь сделать?
– Не волнуйся. Я сам поговорю с Гонсало и всё улажу. Завтра утром я уезжаю. Но не волнуйся, наша разлука будет недолгой. Я буду скучать по тебе, Иоланда.

Вечером представился случай переговорить с братом. Гонсало сам изъявил желание побеседовать с Хуаном Карлосом и пригласил его к себе в кабинет.
– Хотел поговорить с тобой перед твоим отъездом, Хуан Карлос, – начал Гонсало, когда брат уселся в кресло. – Мы братья, и между нами не должно быть тайн. Ты понимаешь, о чём я говорю? Дело идёт к свадьбе, а я ничего не знаю о твоей избраннице. Да н бабушка беспокоится. Скажи, кто она?
– Гонсало, у меня есть серьёзные причины для того, чтобы не говорить этого. Всё в своё время, – ответил Хуан Карлос.
– Скажи, Хуан Карлос, я её знаю? – настаивал Гонсало.
– Знаешь, знаешь. И прошу тебя, оставим этот разговор.
– Хорошо. У каждого свои тайны. Просто я думал, что достоин твоего доверия. Это даже становится любопытным.
– Вам недолго осталось ждать. Но у меня к тебе тоже есть один вопрос, – переменил тему разговора Хуан Карлос.
– Я слушаю.
– Ты не сдержал своего слова в отношении Серхио. Я узнал, что ты его уволил. Ты же обещал!
– Ну, тебя не совсем правильно проинформировали, брат. Его не уволили. Просто я решил дать ему небольшой урок. Ты знаешь, что он ненавидит нашу семью?
– Пускай так, – согласился Хуан Карлос. – Но разве он плохой работник? У него может быть своё мнение.
– Это серьёзное дело, а ты слишком снисходителен. Как ангел.
– Просто я постоянно общаюсь с людьми и считаю, что обладание властью – это постоянное испытание совести...

0

10

10

На следующее утро сеньора Сара была в гостиной, когда позвонила Сильвия, решившая поделиться своими подозрениями.
– Сильвия? Здравствуй, дорогая. Хуан Карлос уехал рано утром вместе со своим отцом. Как твои дела?
– Ничего определённого. Скажите, Сара, вам удалось что-нибудь узнать?
– Нет. Хуан Карлос не захотел довериться даже Гонсало.
– Неожиданная поездка Хуана Карлоса только подтверждает мои подозрения. Эта женщина местная.
– Странно, – удавилась Сара. – Я ничего не заметила. Хуан Карлос почти не выходил из дома.
– В этом-то всё и дело, – оживилась Сильвия. – Эта женщина находится в вашем доме. Сара, я подозреваю, что это Иоланда.
– Иоланда?! – вскричала Сара. – Не может быть! Она простая служанка. Хуан Карлос не мог опуститься так низко! Он ещё не сошёл с ума. Это невозможно! – Сара разволновалась не на шутку.
– Время покажет, Сара, – многозначительно сказала Сильвия.
Сара положила трубку и позвала Гонсало. Когда он вошёл, она печально произнесла:
– Вот мы и одни, Гонсало.
– Полно, бабушка. Хуан Карлос давно уже не живёт здесь, а отец хоть и жил, да толку от него было мало. Они очень похожи.
– Это точно. У обоих одинаковые слабые характеры. Я только что разговаривала с Сильвией. Она считает, что женщина, в которую влюблён Хуан Карлос, находится в нашем доме.
– Иоланда?! – вскричал Гонсало.
– Да... Как ты догадался? – удивилась Сара.
– А кто же ещё? – нахмурившись, ответил Гонсало. – Но это невозможно. Неужели мой брат такой дурак?
– Теперь я думаю, что это именно так. Женщины очень быстро подмечают то, что вам остаётся незаметным. Посмотрим, – грозно добавила Сара.

Когда отец и сын прибыли в город на машине Хуана Карлоса, тот с гордостью привёл отца в свою квартиру, Игнасио выглядел человеком, вырвавшимся из тюрьмы. На его лице сияла счастливая улыбка.
– Проходи, папа. Твоя комната уже готова. Я распорядился по телефону. Надеюсь, что тебе здесь понравится.
– Спасибо, сынок, – ответил довольный Игнасио. – Здесь уютно. Из окон прекрасный вид.
– Виден весь парк. Тебе придётся сначала привыкнуть к жизни в городе. Очень скоро у тебя появятся знакомые.
– Да здравствует новая жизнь! Это прекрасно. И мы вместе.
– Счастье будет полным, папа, когда я привезу сюда Иоланду. Вот увидишь, как нам будет хорошо. Я уже представляю, как мы будем ужинать здесь вместе. Невероятно, как быстро может измениться жизнь. Я счастлив!
– Да, сынок, одни обстоятельства делают человека счастливым, другие несчастным, – философски заметил Игнасио.
– Ну, располагайся, пала. А мне пора в клинику. Накопилось много дел. До вечера.

После разговора с Гонсало Сара ещё больше уверилась в своём подозрении. Тут как раз молодая служанка Мария пришла доложить, что какой-то сеньор хотел поговорить с Игнасио, но, узнав, что тот уехал, ушёл, так и не назвав себя.
– Мария, скажи мне, что делал сеньор Хуан Карлос, когда был здесь?
– Ничего не делал, отдыхал, – простодушно ответила девушка.
– Это я знаю. – Сара недовольно махнула рукой. – Меня интересует, как к нему относятся в этом доме?
– С почтением – это наш долг, – удивлённо ответила Мария.
– А Иоланда?
– Она тоже, сеньора. Как к сеньору Гонсало или Игнасио.
– Хорошо, можешь идти. – Сара покачала головой – слова служанки не успокоили её.
Мария тем временем побежала на кухню, где нашла Иоланду.
– Иоланда, сеньора Сара интересуется тобой! – выпалила она.
– Что именно её интересует?
– Она спрашивала меня о тебе и Хуане Карлосе.
– Не может быть! – испугалась Иоланда.
– Это точно. Но я ей ничего не сказала про вас.
– А что ты знаешь? – ещё больше испугалась девушка.
– Всё. Я же не слепая. Ты любишь его, а он тебя. Но я буду молчать. Не бойся. Лучше вот что, – давай я распущу слух, что ты и Серхио хотите пожениться. Тогда сеньора отстанет от тебя.
– Нет, что ты! Я не могу использовать Серхио, ведь, мы друзья. Этого ещё не хватало. Лучше я уеду.
– Куда? Не уезжай!
– Ты не знаешь, что меня ждёт. Гонсало тоже уже начал что-то подозревать. Мне страшно!
– Что ты будешь делать?
– Не знаю, не знаю, – в отчаянии проговорила Иоланда.
Она вспомнила свой утренний разговор с отцом. Дон Эстебан взял её за руку и посадил на постель.
– Дочка, я хочу поговорить с тобой. Я много думал о том, что произошло, и решил, что тебе нужно уехать.
– Но куда, папа?
– У твоей матери, царство ей небесное, ость дальняя родственница. Я написал ей письмо и думаю, что она не откажет нам.
– Но, я не поеду без тебя! Когда умирала мама, я обещала ей не оставлять тебя. Мы не расстанемся даже на время? Никогда!
Теперь бедная девушка склонялась к мысли, что отец, вероятно, прав и надо последовать его совету.

Не успел Хуан Карлос войти в клинику, как встретил Сильвию.
– Здравствуй. Хуан Карлос. Как твои дела?
– Рад видеть тебя. У меня всё хорошо. Скоро я буду уже не один. Я жду этого дня и хотел предупредить тебя.
– Неужели мы скоро увидим эту таинственную незнакомку! Она, наверное, красавица, элегантна, умна. Под стать доктору Идальго.
– Это так, но боюсь, у нас разные понятия об этих качествах.
– Когда ты женишься? – Сильвия была задета тоном Хуана Карлоса.
– Через несколько дней.
– Будет большой приём?
– Нет, достаточно скромный. Я против этих великосветских глупостей. И моя избранница со мной согласна.
– Вот именно, – сказала Сильвия. – Она просто не привыкла к этому. Разве не так?
– Нет, не так. Это наше дело, не вмешивайся, пожалуйста. И давай сразу же договоримся – мы просто друзья.
– Друзья, – с горечью произнесла Сильвия. – Наконец-то, мы определились. Для меня нет места в твоей жизни, несмотря на мою любовь. Ты изменился, Хуан Карлос.
– Я всегда был таким, Сильвия. Просто ты не замечала. Прошу тебя, давай встречаться как можно реже. И оставим этот разговор. Тем более, что мне пора на обход. До свидания!
Не дожидаясь ответа, Хуан Карлос надел халат и вышел в коридор. Он направился прямо в палату к Диане.
– Ну, как живёт моя девочка? – спросил он, входя.
– Девочка не живёт... – печально улыбнувшись, ответила Диана.
– Ну, что за разговор! – возмутился Хуан Карлос. – Всё будет хорошо. Надо только верить в это.
– Я не верю. Мне незачем жить...
– Прекрати. Выше нос. Я понимаю, что тебе нелегко, но надо бороться. Сдаваться нельзя. Я помогу тебе.
– Ты будешь рядом? – прошептала Диана. – Я прошу тебя...
– Ну, конечно, Диана. А теперь спи. – Хуан Карлос погладил девушку по щеке и вышел в коридор. Там его уже ждал Роберто.
– Привет! – воскликнул он. – Ты от Дианы? Ей нужна помощь. Сегодня она отказалась от кресла-каталки. Для неё это как бы символ болезни. И знаешь, я рад, что дон Хавьер не смог вынудить тебя...
– Я не люблю Диану, хотя считаю её своим другом. Я помогу ей, чем могу, но не женюсь, как хочет дон Хавьер. Он не понимает, что делает. А у меня скоро свадьба.
– Я рад за вас с Иоландой. Надеюсь, что всё будет хорошо. Но можешь поздравить н меня. Похоже, что я нашёл своё счастье.
– Сусанна? – с улыбкой спросил Хуан Карлос.
– А как ты догадался? – удивился Роберто.
– Это видно невооружённым глазом. Поздравляю! Я хочу попросить её помочь Иоланде с покупками к свадьбе.
– Тем более, что ей самой скоро всё это понадобится, – рассмеялся Роберто.
Их беседу нарушил Хавьер Вальдивья. Лицо несчастного отца Дианы очень осунулось и потемнело. Тем не менее, он обрадовался, увидев Хуана Карлоса. Роберто многозначительно посмотрел на друга и поспешил откланяться.
– Как хорошо, что ты здесь, Хуан Карлос, – произнёс Хавьер.
– Я был у вашей дочери. Ей лучше, и она может начать прогулки в парке. На коляске, конечно. Но это лучше, чем лежать в постели. Ободритесь.
– Диана просто расцветает, когда ты рядом. – В глазах отца появился нездоровый блеск. – Хуан Карлос, женись на ней! Прошу!
– Что? Вы понимаете, что вы предлагаете мне? Это значит ежедневный обман. Вы хотите, чтобы я лгал?
– Пускай, но это спасёт её!..
– Это убьёт её, когда обман раскроется, – твёрдо сказал Хуан Карлос. – И потом, я скоро женюсь.
– Я не знал, что у тебя есть невеста, – растерянно проговорит Хавьер. – Но всё равно! Объясни ей... Отложите свадьбу...
– Вы не понимаете, о чём просите...
– Я на всё готов для тебя. Умоляю, сделай мою дочь счастливой! Пусть ненадолго. Пусть. Умоляю тебя, Хуан Карлос.
– Я не оставлю её. Это я могу обещать. Но не более. Мы останемся друзьями. И пожалуйста, не будем больше продолжать этот разговор.
– Это конец для неё, – с отчаянием проговорил Хавьер. – Впервые в жизни я не могу исполнить её желание. Ты, только ты нужен ей. И я бессилен. Умоляю – подумай ещё... Прости меня, глупого старика. Я не знаю, что делать...

Сильвия возвратилась в магазин и застала там свою тётку Коко. Та разглядывала свежие цветы, которые ежедневно приносили Сильвии в офис.
– Прекрасные цветы, – сказала она, увидев племянницу. – Ты узнала, кто эта женщина?
– Он женится. Я только что от него. Он женится, и нет сомнения, что это Иоланда.
– Эта служанка? – удивилась Коко. – Ну, тогда его просто околдовали. Он хочет навязать её приличному обществу?
– Он как будто издевается! Я столько для него сделала, и всё для того, чтобы, в конце концов, узнать, что я просто его друг, – голос Сильвин пресёкся от негодования. – Нет, я этого не оставлю. Пусть он не будет моим, но на этой простушке он тоже не женится. Меня же просто засмеют! Променять меня на служанку!
– Это ужасно, – согласилась Коко.

Гонсало, узнав о подозрениях Сильвии, решил действовать более решительно. Он пришёл к выводу, что вполне достаточно говорил с Иоландой, и если он продолжит в том же духе, то та станет женой брата и ему не видать осуществления своих планов. Он позвонил и попросил принести ему кофе. Как он и ожидал, через пять минут в кабинет вошла Иоланда с подносом в руках.
– Поставь на стол, – сказал Гонсало и, когда девушка приблизилась, обнял её за талию. – Ну, хватит играть в кошки-мышки. Я хочу услышать от тебя правду. Ну, говори!
– Пустите меня! – Иоланда попыталась вырваться.
– Что предлагает тебе мой брат? Отвечай!
– Не скажу, хоть убейте!
– Твоя судьба в моих руках, девочка.
– Пусти – я закричу!..
– Отлично, – усмехнулся Гонсало. – Все так и бросятся тебе на помощь. Вот будет история для моего брата. Ты этого хочешь?
– Пусти меня... Ты ответишь за это...
– Ну, тихо. Стоит только мне захотеть, и ты станешь моей. По-настоящему захотеть.
– Я готова убить тебя!.. – простонала Иоланда.
В этот момент дверь открылась, и в кабинет вошёл Сальдивар.
– Прекрасная сцена, Сальдивар, не правда ли? – сказал Гонсало, отпуская девушку.
Иоланда схватила пустой поднос и выскочила из комнаты.
– Более, чем прекрасная, – сказал Сальдивар. – Но будь осторожнее. Ты слышал, что она сказала? Это же дикарка!
– Я слышал. И ты тоже, – со змеиной улыбкой ответил Гонсало.
– Понимаю,– кивнул Сальдивар.
– Теперь настало время перейти к решительным действиям. Ты сейчас навестишь Эстебана и сообщишь ему, что если он не заплатит за дом в течение двадцати четырёх часов, то вылетит вместе с дочкой на улицу. Посмотрим, что она на это скажет.
Сальдивар вернулся через час. Гонсало с нетерпением ожидал его. Он уже видел Иоланду в своих объятиях.
– Ну, как? – спросил он, когда Сальдивар вошёл.
– Старик даже не знал, что его дом заложен.
– Гордячка. Все могло бы быть иначе, если бы она вела себя по-другому. Сама виновата…
– Что будем делать дальше? От неё всего можно ожидать.
– Ничего, посмотрим. Куда она денется? Я не оставил ей выбора.
– Это точно. Ты так ловко провернул это дело с доном Эрнесто: Магда от тебя без ума, фермы уже в твоих руках. Здесь ты тоже победишь. Я уверен в этом.
– Вот ещё что. Не трогай больше этого парня, Серхио. Это просьба Хуана Карлоса, и я понимаю, почему он так за него беспокоится. Но я ослаблю с одной стороны, и нажму с другой...

Когда Иоланда вернулась дамой, её ждали очередные испытания. В доме царило смятение. Дон Эстебан лежал в постели, бледный, тяжело дыша.
– Папа, что случилось? – воскликнула девушка.
– Почему ты всё скрыла от меня, Иоланда? – с трудом спросил Эстебан. – Как ты могла заложить дом твоей матери?
– Кто тебе сказал?
– Приходил секретарь сеньора Гонсало. Он сказал, что если мы не уплатим, то завтра окажемся на улице. У нас нет дома!
– Я должна была сделать это, папа. Верь мне. Мы никогда не покинем этого дома. Я что-нибудь придумаю.
– Тебе надо уехать, дочка. Добром это не кончится.
– Нет. Я не оставлю тебя.
В это время вошёл Серхно. Он застал Иоланду в слезах и как мог, постарался утешить её. Она рассказала ему о требовании Гонсало.
– Что мне делать? Где взять деньги?
– Я хочу уехать, – сказал молодой человек. – Поехали со мной. Мы начнём всё сначала. Будем работать в городе.
– Нет. Это невозможно. Матильда и Ромуальдо предложили мне денег, но этого мало. А я должна заплатить до завтра.
– Вот. – Серхио протянул ей пачку денег. – Я же говорил, что всегда готов помочь тебе.
– Откуда это? Я не могу взять их!
– Я накопил их на отъезд. Продал мотоцикл. Бери, эти люди злы и жадны. Я не вернусь к ним. Бери.
– Спасибо, Серхио. Мне жаль, что я причиняю тебе столько неприятностей.
– Помочь тебе одно удовольствие для меня, – улыбнулся парень.

Сеньора Сара предавалась мечтам вслух в присутствии внука. Гонсало, развалясь, сидел на диване.
– Побыстрее подари мне внуков, сынок, – говорила Сара.
– Ты действительно так любишь детей? – лениво спросил Гонсало. – В детстве, я помню, ты всё время повторяла, что устала от нас с Хуаном Карлосом. А тогда ты была моложе.
– Мне нужно чем-то заполнить свою жизнь. Знаешь, о чём я подумала? После того, как вы с Магдой вернётесь из свадебного путешествия, мне бы хотелось пожить немного в городе.
– Только не говори, что ты соскучилась без папы.
– Да, – вздохнула Сара. – Так оно и есть.
– Интересно, Иоланда ещё не пришла? – задумчиво произнёс Гонсало.
– Гонсало, я думаю, что необходимо что-то делать с этой девушкой. Она строит какие-то иллюзии в отношении Хуана Карлоса. Это возмутительно. Надо, чтобы она покинула дом к его возвращению. Ты понял, Гонсало?
– Я не уверен, что сейчас самое удобное время для этого. Во-первых, у меня свадьба. Кто будет прислуживать? И потом, здесь легче поймать её с поличным. В чём дело, Матильда?
Старая служанка вошла в комнату во время их разговора и застыла на месте, услышав фразу Гонсало.
– Пришла Иоланда, сеньор Гонсало. Она хочет вас видеть.
– Отлично! – воскликнул Гонсало. – Не торопись, бабушка.
Гонсало буквально взлетел наверх, в кабинет. Он решил, что добился своего и Иоланда сломлена.
– Ну что, дорогая, теперь ты видишь, что значит иметь дело со мной? – спросил он, усаживаясь в кресло.
– Я принесла вам деньги, сеньор, – холодно произнесла девушка.
– Деньги? – удивился Гонсало, такого поворота он не ожидал.
– У меня хорошие друзья, с вашего позволения.
– Ну ладно, Иоланда, – смягчился Гонсало. – Погорячились, и хватит. Ты можешь работать здесь, сколько хочешь. А если дашь мне некоторые гарантии, то мы быстро придём к соглашению. Забирай деньги, и будем считать, что ничего не произошло. Согласна?
– Ничего не произошло! – возмутилась Иоланда. – Да вы чуть не убили моего отца!
– Мне искренне жаль, Иоланда.
– Мне не нужно ваших сожалений. Вот деньги. И прошу впредь разговаривать со мной только по делу. А если вы ещё раз попробуете тронуть меня, то, клянусь, пожалеете об этом!
– Ну, ты наглая! – протянул Гонсало. – Но ты мне нравишься.

0

11

11

На следующий день с утра Хуан Карлос зашёл навестить Диану. Девушка лежала в постели. У её изголовья стояли цветы. Хуан Карлос добавил к ним свой цветок и присел на табурет.
– Ну как ты, Диана? Доктор сказал, что тебя скоро отпустят домой. Ты рада?
– Это мало что изменит, – тихо ответила девушка.
– Ты не права, – возразил Хуан Карлос. – Ты жива, и это главное.
– Жива... – с горечью повторила Диана. – С парализованными ногами. Живой труп. Обуза для окружающих.
– Подумай – огромное количество людей находится в худшем состоянии. У них нет такого количества друзей. Возьми себя в руки, всё будет хорошо. Думай о жизни.
– Ты женишься? – внезапно спросила Диана.
– Да. Я полюбил.
– Кто она? Сильвия?
– Нет. Ты сама познакомишься с ней. Я должен уехать на время. У Гонсало свадьба. А потом я познакомлю вас.
– Ты достоин женщины, которая сделает тебя счастливым.

Перед свадьбой Гонсало и Магды стали съезжаться гости. Сильвия не могла пропустить такого случая. Она отправилась в дом Идальго вместе с Коко. По дороге в посёлок, в машине, они продолжали обсуждать сложившуюся ситуацию.
– Я не хочу пропустить эту свадьбу. Это удобный случай отомстить, – говорила Сильвия, сидя за рулём.
– Но как ты это сделаешь? – спросила Коко.
– О, очень просто. Я разоблачу эту девчонку. Это будет славный скандал. Ты увидишь – эта особа ничего из себя, не представляет.
– Так уж и ничего, – усмехнулась Коко. – Она молода. У неё большие зелёные глаза. Поверь, для мужчин это немало значит!
– Я разоблачу её! Мой план сработает.
– Смотри не ошибись. Безразличие Хуана Карлоса может смениться ненавистью, – предостерегла Коко.
– Не волнуйся. Я ведь не дура. Я буду в роли кукловода. Буду тянуть ниточки на расстоянии, а они пусть пляшут.
В это время они подъехали к дому Идальго, и разговор прекратился. В гостиной их уже ждали Сара и Магда.
– Эрнестина Михарес, – представилась Коко. – Но Сильвия, а с её лёгкой руки и все остальные называют меня просто Коко. Я не обижаюсь... У вас очень красивый дом, Capa. Сильвия мне много о нём рассказывала.
– Красивый и пустой, – вздохнула Сара. – Надеюсь, что скоро в нём появятся внуки. Мои уже не принадлежат мне. Магда, Гонсало уже говорил, что мы собираемся провести один сезон в городе?
– Да, он говорил мне об этом, – ответила Магда.
– Это замечательно, – воскликнула Сильвия. – Мы сможем поближе познакомиться. Я покажу вам такие места! Скажите, а Хуан Карлос уже здесь? Мне показалось, что я видела его машину.
– Да, он здесь, – ответила Сара. – Он куда-то вышел, но скоро вернётся. А мы пока можем выпить кофе.

Хуан Карлос действительно приехал ещё утром. Ему очень хотелось увидеть Иоланду. К сожалению, нм всё время что-то мешало. Тогда они договорились встретиться позже в бунгало у реки. Иоланда ждала уже несколько минут, когда на пороге бунгало возникла мужская фигура.
– Хуан Карлос!
– Хуан Карлос? – в бунгало вошёл Гонсало. – Так вот в чём дело! Значит, это правда. Вот почему ты отказала мне. Вы смеялись здесь при встречах! А ведь это бунгало я приказал приготовить для нас с тобой.
– Уходите! Я не хочу вас видеть!
– Ну, уж нет! – в голосе Гонсало прозвучали железные нотки.
– Не подходите ко мне! – Иоланда попятилась назад. За её спиной оказался старый комод. Тут она вспомнила, как Матильда сказала Ромуальдо, чтобы тот положил в этот комод пистолет на случай нападения бандитов.
Секунды хватило для того, чтобы в руках у девушки оказалось оружие.
– Ещё один шаг, и выстрелю!..
– Ну что ты... – по лицу Гонсало скользнула змеиная улыбка. Он не поверил в то, что она способна выстрелить. – Брось эту штуку.
Он сделал шаг вперёд. Иоланда в отчаянии закрыла глаза и нажала на курок. Грянул выстрел. Комнату заволокло дымом. Гонсало покачнулся и упал на пол. По рукаву его белой рубашки медленно расползалось красное пятно. Иоланда с ужасом смотрела на него. Пистолет выпал из её ослабевших рук.
– Иоланда! – в бунгало ворвался Хуан Карлос. – Что случилось? Гонсало!.. Боже мой! Потерпи, я перевяжу рану, – Хуан Карлос склонился над братом. – Не волнуйся, рана неопасная. Иоланда, беги за доктором...
Через полчаса прибыл доктор Фуэнтес. Он осмотрел рану, отметив квалифицированную помощь Хуана Карлоса. Тому сразу же удалось остановить кровотечение. Рана действительно оказалась неопасной, и Гонсало смог самостоятельно подняться на ноги.
– Тебе повезло, – сказал доктор. – Пуля слегка задела плечо. Это не страшно. Как это произошло?
– Я зашёл в бунгало и встретил здесь Иоланду, – Гонсало бросил взгляд на девушку. – Мы стали болтать, и я решил почистить пистолет. Случайно нажал на курок. Отвлёкся...
– Эта случайность могла стоить тебе жизни, – проворчал доктор. – Я должен вызвать полицию.
– Эго обязательно? – быстро спросил Гонсало.
– Да. Это мой долг.
– Он прав, Гонсало, – поддержал Хуан Карлос. – Я провожу доктора. Иоланда тебе поможет.
Они вышли из бунгало. Гонсало окончательно пришёл в себя и со зловещей улыбкой посмотрел на Иоланду.
– Ты пыталась убить меня! За это сажают в тюрьму. У меня есть свидетель: Сальдивар слышал, как ты угрожала мне вчера. Но я не стану заявлять. Теперь ты моя. Ты будешь делать всё, что я скажу, иначе загремишь до конца дней в тюрьму. Забудь Хуана Карлоса. Возвращайся в дом и не показывай вида. Мы встретимся позже.
Иоланда, молча, выбежала из бунгало. Через минуту вернулся Хуан Карлос. Он принёс какое-то лекарство.
– Выпей это, Гонсало. Тебе сразу полегчает. Хочу воспользоваться случаем и признаться тебе: Иоланда та женщина, которую я люблю.
– Иоланда?.. – разыграл удивление Гонсало. – Но почему ты так долго скрывал это от меня? Я ведь твой брат.
– Я знаю тебя и не хотел раньше времени говорить.
– Не важно, что думаю я. Но что скажет бабушка? Тебе придётся очень трудно. Это необдуманный поступок. Она тебе не пара.
– Не пара? Но я люблю её. Что ещё надо для счастья?
– Общество не примет её. Вам будет нелегко.
– Мне плевать на общество! Это моё дело, на ком жениться.
– Я высказал своё мнение. – Гонсало поморщился от боли.

Сара пришла в ужас, когда узнала о случившемся. Магда сильно побледнела.
– Гонсало, как это произошло? – спросила Сара.
– Это случайность. Чистил пистолет и вот... Ничего страшного.
– Но ты мог умереть! Тебе больно? – воскликнула Магда.
– Нет. Всё в порядке. Не беспокойся, любимая.
– Надо же такому случиться накануне свадьбы! – всплеснула руками Сара. – Ты уверен, что с тобой всё в порядке?
– Да, бабушка. Не волнуйся. Не плачь, Магда. Я пойду в кабинет. Скоро приедет кто-то из полиции. Пусть поднимется ко мне.
В кабинете Гонсало ожидал Сальдивар. Увидев шефа с перевязанной рукой, он удивлённо присвистнул.
– Она пыталась убить меня, – сказал Гонсало, садясь за стол.
– Я же предупреждал! Теперь ты можешь отомстить ей.
– Нет, зачем она мне в тюрьме? Я заставлю её делать всё, что захочу... А, входите, инспектор!
В кабинет вошёл полицейский инспектор в сопровождении Иоланды.
– Как вы себя чувствуете, сеньор Гонсало? – осведомился он. – Я хотел бы услышать, как это произошло. Расскажите, пожалуйста, вы...
Он указал на Иоланду. Гонсало внимательно смотрел на неё.
– Я была в бунгало. Пришёл сеньор Гонсало. Мы разговаривали, а он чистил пистолет. Внезапно раздался выстрел... – Иоланда повторила версию Гонсало. – Это всё, сеньор инспектор.
– Я думаю, что нет необходимости в официальном допросе, инспектор, – сказал Гонсало. – Моего слова вполне достаточно.
– Согласен, – вздохнул инспектор. – Простите за беспокойство, но сами понимаете – служба.
– Вот и замечательно. Сальдивар, провода инспектора. А ты, Иоланда, останься. Я думаю, что нам нужно поговорить. Ты видишь, я всё замечательно устроил. Но если ты всё ещё надеешься, стать женой Хуана Карлоса – забудь про это.
– Я не стану его женой. Вы знаете, почему. Но и вашей я тоже не буду. Так и знайте!
– Ого! Вот это норов. Это ещё почему, позволь узнать?
– Вы хотите скандала?
– Скандала? – удивился Гонсало. – Какого скандала?
– Завтра у вас свадьба. Если сеньора Магда узнает о ваших грязных намерениях, то вряд ли согласится стать вашей женой. Подумайте об этом, сеньор Гонсало.
Иоланда гордо взглянула на него и вышла из кабинета. Гонсало не стал задерживать её. Он задумчиво смотрел ей вслед, понимая, что в словах Иоланды была правда. Строптивая девушка опять выскальзывала у него из рук. Это взбесило его. Тут в кабинет без стука вошёл Игнасио.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил он. – Все поверили твоей версии. Но только не я.
– Да? – усмехнулся Гонсало. – Что же думаешь ты?
– Не трудно догадаться. Нужно только знать тебя, Гонсало. Ты преследуешь Иоланду. Для чего ты приказал приготовить бунгало? Молчишь? Но тут ты узнаешь, что она встречается с твоим братом. Тщеславный Гонсало, достойный сын своей матери, решил вернуть себе то, что считал своим. Тебе наплевать на чувства Хуана Карлоса. Разве не так?
– Впервые в жизни ты оказался умным, – процедил Гонсало.
– И впервые я сделаю всё, чтобы помешать тебе.
– Прекрасная возможность избавиться от сына.
– Оставь свою иронию. Ты довёл бедную девушку до того, что она чуть не убила тебя! Берегись, я не шучу!
– Она никогда не будет его женой! – вскричал Гонсало.
– Я не позволю тебе этому помешать! Ты бессилен.
– Ты выступаешь против сына из-за какой-то служанки?
– Я выступаю против подлости и низости! Эти качества не зависят от происхождения. Как, впрочем, и порядочность с честностью, которых тебе так не хватает. Запомни, что я сказал.
Игнасио вышел, оставив сына наедине с чёрными мыслями.

0

12

12

Наконец настал день свадьбы Гонсало и Магды. С утра в дом семьи Идальго съезжались гости. Работы у Иоланды хватало. Да и вся прислуга трудилась не покладая рук. Ближе к вечеру наступило затишье, и Иоланда отпросилась у Матильды, чтобы сбегать домой повидать отца. Дон Эстебан всё ещё был плох. Иоланда словно чувствовала: что-то должно случиться. Это пугало девушку. Что ждёт её завтра? Но сюрпризы начались ещё сегодня: пришёл почтальон и принёс посылку на её имя. Иоланда в недоумении разглядывала пакет, когда в комнату вошёл Хуан Карлос.
– Хуан Карлос, ты?
– Да, это я. Соскучился по тебе, любовь моя.
– Посмотри, как странно: я получила посылку из города. От кого это может быть, ума не приложу?
– Это от меня. Разверни. Там платье для тебя, дорогая.
Иоланда развернула свёрток, и у неё в руках оказалось самое прекрасное платье, какое она когда-либо видела.
– Какая прелесть! Но зачем это?
– Как зачем? – удивился Хуан Карлос. – Надень его. Ты должна выглядеть лучше всех. Сегодня наконец моя семья узнает нашу тайну.
– Зачем, Хуан Карлос!? Я боюсь... Что они скажут?
– Какая разница! Это наше дело. Главное, ничего не бойся, я всегда буду рядом. А сейчас переоденься. Сюда ты вернёшься только невестой Хуана Карлоса Идальго дель Кастильо.
Тем временем гости собрались в гостиной дома Идальго. Сильвия взяла Гонсало под руку и отвела в сторону.
– Я никогда не прощу тебе этого, Гонсало, – прошипела она.
– Тише. Мы привлекаем ненужное внимание. Ты об Иоланде?
– Да. Ты мог отомстить ей и не сделал этого. Почему?
– О, у меня есть причины. Я не хочу потерять её в тюрьме.
– Понятно, ты тоже стал жертвой её зелёных глаз. Какое совпадение! Я без ума от Хуана Карлоса, а ты от Иоланды. Нам надо действовать. Нельзя допустить этой свадьбы!
– Тут я с тобой полностью согласен. Я приложу максимум усилий, но своего добьюсь.
Их прервал Игнасио, который вышел на середину гостиной и попросил минуту внимания. Гости с удивлением посмотрели на него. Сара, Сильвия и Гонсало не на шутку встревожились.
– Мы собрались здесь на церемонию бракосочетания Гонсало и Магды, – начал Игнасио. – Я хочу сообщить вам ещё одну новость и специально делаю это здесь. Дон Альваро Идальго попросил здесь руки моей матери. Здесь же я оформил свой брак с Моникой дель Кастильо, матерью моих сыновей. Несколько дней назад Гонсало объявил здесь о помолвке с Магдой. И вот, продолжая традицию, я объявляю о помолвке моего сына Хуана Карлоса... – Игнасио сделал паузу. В гостиную вошёл Хуан Карлос под руку с Иоландой, одетой в новое платье, – с Иоландой Лухан!...
Сара презрительно фыркнула и, повернувшись, покинула гостиную. Следом за ней последовали покрасневшая от гнева Сильвия, сопровождаемая Коко, тихо ругающийся Гонсало и остальные гости.
– Подними голову, Иоланда, – приказал Игнасио. – Тебе нечего стыдиться! Я много лет жил с опущенной головой.
– Я чувствую себя виноватой в том, что произошло, – тихо сказала Иоланда. – Всё как во сне...
– Ты ни в чём не виновата! – ответил Хуан Карлос. – Ты моя невеста, и семья Идальго вынуждена будет с этим смириться!
– Пожалуй, пойду выпью что-нибудь, – пробормотал взволнованный Игнасио.
Он вышел в соседнюю комнату, где располагался бар. Там уже стоял Гонсало с бокалом в руке.
– Ты здесь? – спросил Игнасио. – Я не прочь глотнуть немного виски. Иногда это просто необходимо.
– Празднуешь свой триумф? – насмешливо спросил Гонсало. – Думаешь, что спас счастье своего сыночка?
– Я впервые сделал, как мне хотелось. Но что с тобой, Гонсало?
– Оставь меня, папа! – раздражённо ответил Гонсало. – Я не нуждаюсь в твоей жалости. С тех самых пор, как умерла мама.
– Да, это так. Я хотел помочь тебе когда-то, но ты был бабушкиным внучком!
– Не говори так о ней! Она твоя мать. Хотя, наверное, для тебя это слово ничего не значит. Так же, как для меня слово «отец». Жаль, что оборвалась цепь достойных союзов нашей семьи... Сейчас произойдёт церемония, на которой никому не придётся краснеть за меня. С твоего позволения, папа...
Гонсало кивнул отцу и вышел из комнаты. Тем временем гости снова собрались все вместе. Все усиленно делали вид, что ничего не произошло, но, то и дело поглядывали на счастливого Хуана Карлоса и смущённую Иоланду.
– Выпей шампанского, Сильвия, – предложила Коко. – Нет лучшего средства от безответной любви.
– Лучше мышьяк, – ответила Сильвия.
– Ну, не преувеличивай, дорогая. Ты ведёшь себя смешно. На тебя обращают внимание. Слава Богу, что рядом с тобой я.
– Мне плевать на окружающих. Но Хуан Карлос с этой девкой стали центром внимания. На Гонсало с Магдой уже никто и не смотрит. Он ответит мне за всё!..
– Магда, хочу поздравить тебя, – сказал Хуан Карлос, подходя к невесте. – Желаю тебе счастья.
– Большого счастья тебе, Магда, – присоединилась Иоланда.
– Спасибо, Иоланда... – начала Магда, но её перебил Гонсало:
– Иди сюда, Магда!..
Иоланда покраснела и с мольбой посмотрела на Хуана Карлоса:
– Прошу тебя, уйдём отсюда. Я больше не выдержу. Твоя бабушка сейчас испепелит меня взглядом. И Гонсало...
– Не обращай внимания. Им придётся смириться. Я пью за самую прекрасную женщину на свете. За тебя, дорогая!..
Тем временем Игнасио продолжал потягивать виски у бара, стараясь унять охватившее его волнение. Неожиданно к нему подошёл какой-то представительный мужчина.
– Кого я вижу! Игнасио Идальго. Кажется, много лет назад мы уже встречались при подобных обстоятельствах.
– Адриан Монтес де Ока! Я всё помню. Какими судьбами?
– Занёс ветер странствий. Где Сара? Пойду, повидаю её.
Адриан направился в гостиную. Игнасио посмотрел ему вслед.
– Хм... этот человек никогда ничего не делает просто так. Он наверняка что-то задумал, – пробормотал Игнасио.
– Поздравляю вас. Сегодня знаменательный день, – произнёс Адриан, подходя к Саре.
– Спасибо, – удивлённо ответила та. – Но кто вы? Ваш голос мне определённо знаком. Постойте-ка... ну, конечно, только один мужчина на свете может бьпъ столь галантным. Адриан Монтес. Столько лет прошло... Ты уехал после смерти Моники. Где тебя носило?
– Вот именно – носило, – улыбнулся Адриан. – Я путешествовал, пока не замучила ностальгия. И вот я здесь. А вы всё та же...
– О, наконец-то вы в нашем доме, – воскликнул подошедший Гонсало. – Бабушка, этого человека я однажды видел в бунгало...
– Он был частью этого дома, – сказала Сара. – Он видел твоё рождение, Гонсало. А с Хуаном Карлосом ты уже встретился?
– Нет, – ответил Адриан. – И вообще я не приглашён...
– Считай, что ты получил приглашение, – произнесла Сара. – Как тебе Гонсало? Не правда ли, он похож на Монику?
– Я знал твою мать. Мы были большими друзьями, – обратился Адриан к молодому человеку.
– Мы в твоём распоряжении, Адриан, – сказала Сара.
– Спасибо, Сара, я вам очень признателен. И для Гонсало я буду желанным гостем? – спросил Адриан.
– Именно так. Этот дом ваш, сеньор Монтес де Ока, или, если позволите, просто Адриан, – ответил Гонсало.
Гости пили шампанское и вели неторопливую беседу. Обычный светский раут был в полном разгаре. Хуан Карлос увлёкся разговором с одним из гостей и на время потерял из виду Иоланду. Когда через полчаса он спохватился, девушки уже не было в доме. Хуан Карлос решил узнать о ней у Матильды.
– Матильда, ты не видела Иоланду? – спросил он, входя в кухню. – Что-то случилось?
– Какое горе, сеньор... – всхлипнула Матильда. – Дон Эстебан...
– Что случилось, говори толком!
– Умер отец Иоланды, дон Эстебан...
– Я немедленно иду к ней! – воскликнул Хуан Карлос.
Иоланду он застал у постели отца. Девушка горько рыдала, уткнувшись в одеяло. Рядом плакала их соседка Мерседес, бывшая со стариком до последней минуты.
– Папа, зачем ты покинул меня?.. – всхлипывала Иоланда. – Почему именно сегодня!.. Как я буду без тебя!?
– Иоланда, – попытался успокоить её Хуан Карлос. – Прошу тебя. Ему уже не поможешь. Он прожил достойную жизнь. Но тебе надо жить дальше. Он бы не одобрил этого, он так любил тебя...
– Это я виновата... Он из-за меня умер...
– Не говори так! Ты отдала ему всю свою любовь. Но час настал, и Господь забрал его к себе.
– Бедный мой папа...
В прихожей послышался шум. Мерседес вышла посмотреть, что там происходит. Через секунду она испуганно заглянула в комнату и выразительно посмотрела на Хуана Карлоса.
– Я сейчас вернусь, дорогая, – сказал тот, выходя. В прихожей он с изумлением увидел Гонсало.
– Ты оставил меня, своего брата, в день моей свадьбы, чтобы прийти сюда, – процедил Гонсало.
– Я нахожусь там, где и должен бьггь, – тихо ответил Хуан Карлос. – Зачем ты здесь, Гонсало? Не могу поверить, что ты пришёл упрекать меня за мой поступок! Нет, этого просто не может быть!
– Тебе здесь не место! – резко сказал Гонсало.
– Я сам знаю, где моё место! – с гневом ответил Хуан Карлос, его кулаки сжались сами собой. – А вот тебе точно тут не место.
– Я вижу злобу в твоих глазах и никогда не прощу этого Иоланде.
– Это не злоба, – с горечью сказал Хуан Карлос. – Это боль из-за твоего безразличия, брат. Вместо того, чтобы радоваться моему счастью, как я радуюсь твоему, ты не доволен. Уходи! Возвращайся на праздник.
Гонсало побледнел, но ничего не ответил, повернулся и вышел на улицу. В дверях он буквально столкнулся с Матильдой. Старая служанка, казалось, не обратила на него никакого внимания. Она бросилась сразу в комнату, где плакала Иоланда.
– Как только смогла, сразу же пришла, Иоланда! Хочу быть рядом с тобой в такой момент, – сказала Матильда.
– Я не могу поверить в то, что папы больше нет, – ответила Иоланда. – Спасибо вам за всё. Завтра я уезжаю.
– Ты твёрдо решила? Посмотри мне в глаза.
– Этого хотел папа. Он наказывал Мерседес отправить меня к родственнице в город. Кроме неё об этом знаешь теперь только ты.
– Ты скажешь Хуану Карлосу?
– Нет. Я делаю это ради него. Матильда, постарайся убедить его в том, что так будет лучше. Наша любовь принесёт нам одни страдания. Адреса не оставляю. Я сама найду вас.
– Я всё сделаю, – успокоила её Матильда. – Наберись мужества, девочка. Всё образуется.
Вошёл Хуан Карлос. Матильда попросила его уйти, сославшись на то, что Иоланде нужно отдохнуть. Хуан Карлос обещал зайти позже. На некоторое время Иоланда осталась одна. Потом в комнату заглянула Мерседес.
– К тебе пришли, – сказала она, как-то странно глядя на девушку.
– Спасибо. Я сейчас выйду.
К величайшему изумлению Иоланды, в прихожей она увидела саму сеньору Сару. То, что та соизволила лично прийти в этот дом, говорило о серьёзности её намерений.
– Я пришла поговорить с тобой по важному делу, – ледяным тоном произнесла Сара.
– Сеньора, – вытирая слёзы, ответила Иоланда. – Единственная важная причина, по которой вы могли прийти в этот дом, – это для того, чтобы выразить соболезнования.
– Ты маленькая нахалка! – вспылила Сара.
– У вас больше нет права оскорблять меня. Я не ваша служанка.
– Ты должна оставить моего внука! Ты ему не пара.
– Я никому ничего не должна! Он любит меня. Любит по-настоящему. И вы не можете помешать нашей любви, как помешали своему сыну Игнасио много лет назад. Я способна защитить свою любовь от вас и вашего внука Гонсало.
– Что ты говоришь, девчонка!..
– Правду, сеньора! Я уезжаю, и вам не понять, какую боль я при этом испытываю. Я делаю это для того, чтобы не сталкивать Хуана Карлоса с братом. Гонсало домогался меня, используя самые подлые способы. Но у меня есть достоинство.
– Это ложь! – воскликнула Сара.
– Это правда. Конечно, как можно не верить человеку, у которого столько денег! Но спросите у Гонсало, почему я стреляла в него там, в бунгало, н чуть не убила? Он хотел изнасиловать меня! Спросите у него, почему он не донёс на меня? А теперь уходите!..
Потрясённая Сара покинула дом семьи Лухан. Но потрясло её не поведение внука. Едва войдя в дом, она тут же позвала Матильду и Ромуальдо.
– Все эти годы я считала вас, чуть ли не членами семьи, а вы предали меня! Вы разболтали то, что было тайной моей семьи. Я только что была у Иоланды. Она обвиняет меня в том, чего и знать не должна.
– Мы ничего не говорили ей и никому вообще, – обиженно возразил Ромуальдо. – Как можно? Это только ваша тайна...
– Тогда откуда она знает?
– Шила в мешке не утаишь, сеньора. Ещё живы люди, которые помнят события тех дней. Иоланде, наверное, сказал об этом её отец. Память людская сохранила всё.
– Боже! Мои внуки не должны знать об этом! Я не вынесу такого скандала, – простонала Сара.
Старая сеньора вышла в гостиную, нашла там Сильвию и обратилась к ней:
– Сильвия, тебе настала пора действовать. Только ты сможешь заставить Хуана Карлоса забыть эту историю. Надо сделать так, чтобы он искал у тебя помощи. Тогда осуществятся твои планы.
– Значит, эта девка с зелёными глазами собрала пожитки и уехала? – обрадовалась Сильвия.
– Да. И я хочу поскорее переехать в город. Гонсало уже обо всём договорился. Надо сделать так, чтобы у Хуана Карлоса не было возможности встретиться с этой девчонкой.
– А вы надолго едете в город?
– Ещё не знаю. Может быть, навсегда...

0

13

13

На следующее утро Хуан Карлос поспешил к своей любимой. В опустевшем домике он застал только печальную Мерседес.
– Мерседес, всё в порядке? Где Иоланда?
– Она уехала, сеньор, – ответила Мерседес.
– Как уехала? – растерянно пробормотал Хуан Карлос. – Этого не может быть! Куда уехала?
– Вот письмо. Прочтите и всё узнаете.
– Письмо? – удивлённо произнёс он и начал читать: «Хуан Карлос, любовь моя! Я хочу, чтобы ты знал, что я очень страдаю. Я бы никогда не рассталась с тобой, но это невозможно. Если бы ты знал, чего мне стоило принять это решение! Я должна уехать, отказаться от своей мечты. Но знай, что ты моя единственная любовь! Кроме тебя у меня нет никого на всём свете. Надеюсь, что когда-нибудь я смогу объяснить тебе, почему я так поступила. Прости меня и постарайся понять. Прощай, любимый мой...».
Хуан Карлос в бессилии опустил руки. Потом ярость охватила его, и он бросился домой. В гостиной он увидел Сару и тотчас решил высказать ей всё.
– Прекрасно, бабушка! – с горечью и гневом произнёс он. – Ты своего добилась! Иоланда уехала. Можешь торжествовать.
– Эта женщина не для тебя, – ответила Сара.
– Почему? – вскричал Хуан Карлос. – Почему вы все так решили? Я люблю её, что ещё нужно? Вместо того чтобы порадоваться за меня, ты меня унизила! Ты сделала всё, чтобы разрушить моё счастье. Спасибо тебе за это...
– Вот именно. Ты должен благодарить меня за то, что я спасла тебя от позора в обществе.
– В обществе?.. Да мне плевать на это общество. Чего я, по-твоему, достоин? Этой семьи, в которой чувствую себя самозванцем?
– Что ты говоришь? – испугалась Сара.
– Знай, я никогда не прощу тебя за то, что ты сделала. Ни тебя, ни Гонсало, который так похож на тебя. Такой же бесчувственный и жестокий. Нам не о чем больше говорить! Прощай!..
Хуан Карлос выскочил из гостиной. Из соседней комнаты вышел Игнасио.
– Вместо того, чтобы порадоваться их счастью, ты разрушила всё. Наша семья разваливается только благодаря тебе.
– Ты тоже способствовал этому, – раздражённо заметила Сара.
– Конечно. Я был первой жертвой. Первой. До сих пор мы все слушали тебя. Но бойся дня, когда мы все будем судить тебя. Помни об этом! – Игнасио удалился вслед за сыном.
– Я одна, – подумала вслух Сара.
– Я удивлён, слыша эти слова из ваших уст. – В гостиную вошёл Адриан. – Вы всегда были сильной женщиной, сеньора Сара.
– А, это ты... У меня остался только Гонсало.
– Он и есть ваша семья. Моника так страдала от этой истории с Вирхинией. Но она умела не показывать виду.
– Она поступила благородно, признав Хуана Карлоса своим сыном. Но именно это и волнует меня сейчас. Тайна может открыться каждую минуту. Это будет такой удар. Я хочу уехать в город подальше от этих мест. У меня дурное предчувствие... Гонсало будет моим единственным наследником. Но я не хочу, чтобы в этом доме вспыхнула вражда...
– Чем могу быть полезным, сеньора? – поклонился Адриан.
– Не покидай меня в трудные минуты.

0

14

14

Покинув провинциальный городок, где она прожила всю жизнь, и с которым было связано столько тяжёлых и радостных воспоминаний, Иоланда прибыла в Буэнос-Айрес. Столица поразила девушку, привыкшую к тишине провинции, своим шумом, водоворотом людей и машин. В первое мгновение Иоланда просто не знала, что делать. Потом она понемногу пришла в себя и поймала такси. Назвав адрес, который ей оставил отец, Иоланда вскоре добралась до дома, где жила её дальняя родственница. Прежде чем позвонить в дверь, она задумалась. Что ждёт её? Как примут незнакомую девушку? Радости впереди или только новые испытания?
– Добрый день, – поздоровалась Иоланда с довольно молодой, симпатичной служанкой, открывшей ей дверь. – Могу я увидеть сеньору Исабель Кабралес?
– Проходите, – пригласила та, с любопытством глядя на чемодан в руке Иоланды. – Я позову сеньору.
Иоланда прошла в квартиру. Обстановка была не из бедных, хотя и не столь помпезная, как в доме Идальго дель Кастильо.
– Здравствуйте, – сказала вошедшая в комнату женщина. – Вы, наверное, Иоланда Лухан? Мне писал о вас ваш отец.
– Здравствуйте, сеньора, – ответила Иоланда. – Мой отец умер.
– Какая жалость. А ты красивая. У тебя глаза Долорес. Я потеряла с ней связь уже лет десять назад. Что же ты собираешься делать?
– Не знаю, сеньора, там я была служанкой в богатом доме.
– Какой ужас, – ахнула Исабель. – Ты же молода.
– Нам были нужны деньги. В небольшом городке нет возможности найти хорошую работу. Я хотела бы сделать это здесь, в столице. А пока могу делать что-нибудь по дому. Я всё умею.
– Ну, уж нет, – решительно заявила Исабель. – В этом нет необходимости. Ты моя родственница. Тебе надо отдохнуть несколько дней, а потом мы что-нибудь придумаем. И прошу тебя, перестань называть меня сеньорой. Для тебя я просто Исабель.
– Хорошо, сеньора... Исабель, – Иоланда улыбнулась.
– Вот и отлично. Кристина покажет тебе дом и твою комнату. Располагайся, не стесняйся. Чуть позже мы сядем обедать.
– Спасибо, Исабель, – Иоланда последовала за служанкой, а Исабель задумчиво проговорила:
– Кажется, я стала опекуншей весьма красивой девушки. Не знаю, хорошо это или плохо. Время покажет.

Потрясённый до глубины души Хуан Карлос с того момента, как прочитал письмо Иоланды, впал в прострацию и не выходил из своей комнаты. В конце концов, Игнасио решил поговорить с сыном.
– Хуан Карлос, скажи, до каких пор ты собираешься сидеть, запершись и читать письмо, которое к тому же давно выучил наизусть?
– Буду ещё долго читать, папа, – вздохнул Хуан Карлос. – Потому как я ничего из него не понял. Она должна была стать моей женой, но вдруг внезапно уехала. Что её заставило так поступить? В чём дело?
– Ну, для этого, видно, была причина, – ответил Игнасио. – Ты же знаешь, что она не способна обидеть тебя.
– Мне кажется, что она что-то скрывала от меня, – задумчиво сказал Хуан Карлос. – Она чего-то боялась. Но вот чего?
– Не знаю. Но ты должен искать её.
– Искать? – воскликнул Хуан Карлос. – Но где? Я не знаю, куда она уехала. Будто решила исчезнуть навсегда.
– Ну, во всяком случае, мы должны попробовать. Попытка не пытка. А пока, я думаю, нам стоит покинуть этот дом. Мне тесно здесь. Уедем, Хуан Карлос.

Иоланда быстро устроилась у себя в комнате, благо вещей у неё было немного. Разложив пожитки, девушка решила осмотреть дом, в котором ей предстоит жить. В гостиной она встретила молодого человека, одетого хорошо, но несколько небрежно.
– Ты призрак или плод моего воображения? – спросил молодой человек, с интересом рассматривая Иоланду. – Ничего не говори. Я дотронусь до тебя и сам всё пойму... Хм, ты живая. Меня зовут Эктор. Я сын Исабель, а ты кто?
– Я Иоланда, – улыбнулась девушка. – Моя мать двоюродная сестра Исабель. Я приехала издалека сегодня утром.
– Великолепно! – обрадовался Эктор. – Если они двоюродные сёстры, значит, мы с тобой троюродные брат и сестра. Троюродное родство не считается. Это меня успокаивает. Знаешь, очень печально, когда такая прекрасная девушка вдруг оказывается родственницей. Висит груша – нельзя скушать.
– Я не груша, – вновь улыбнулась Иоланда.
– Ну, конечно, ты сочный персик. Ладно. Лучше я тебе опишу твоего родственника Эктора. Я невоспитанный, никудышный студент, гуляка и пустой человек. Так говорит мама. Теперь моя версия. Я просто феноменальный тип. Весёлый, бескорыстный, можно сказать, даже благородный и, главное, весьма забавный.
– Это хорошо...
– Ты впервые в столице? Тогда мы немедленно отправляемся на осмотр достопримечательностей. Это великолепный город.
– Но я ещё не готова, – попыталась возразить Иоланда.
– Ну, не будь букой. Брось свои провинциальные замашки. Здесь, в городе, надо быть лёгким на подъём. Такое впечатление, что жизнь для тебя закончилась...
В это время в комнату вошла Исабель. Увидев сына, она строго сказала:
– Эктор, мне нужно серьёзно с тобой поговорить.
– Как обычно, – вздохнул Эктор.
– Нет, гораздо серьёзнее. Иди сюда.
Молодой человек нехотя повиновался и поплёлся за матерью.
– Я не допущу никаких вольностей с твоей стороны, – строго начала Исабель. – Я не знаю эту девушку, но зато прекрасно знакома с тобой. Иоланда будет жить с нами, и предупреждаю тебя – никаких вольностей!
– Хорошо, хорошо, – согласился Эктор. – Мы просто брат и сестра.
Иоланда, решив не мешать хозяевам дома, отправилась к себе в комнату. Эктор вскоре тоже поспешил ретироваться. Зато позже появилась Оливия, подруга Исабель.
– Оливия, ты всё утро вертелась перед зеркалом, – сказала Исабель. – Ты неисправима.
– Просто я молода душой. Кто-то приехал к нам?
– Да. Это молодая девушка, дочь моей кузины. Она сирота, и я должна приютить её.
– Это большая ответственность, – насторожилась Оливия. – У тебя молодой сын. Ты же знаешь Эктора.
– Я с ним уже поговорила. Он обещал вести себя хорошо.
– Эктор? – воскликнула Оливия. – Пусти козла в огород.
– Ну, ничего не поделаешь. Она уже здесь, и не выгонять же мне её. Я хочу, чтобы ты познакомилась с ней.
– Хорошо. Интересно, что это за штучка...

Прибыв в город, Хуан Карлос сразу же направился в клинику. Он хотел забыться в работе. В клинике он вспомнил о Диане, и справился о ней. Ему сказали, что её уже выписали. Тогда Хуан Карлос решил навестить девушку и вместе с Игнасио отправился к ней после работы. Дверь им открыла Амалия, подруга Дианы.
– Ну, как она? – спросил Хуан Карлос.
–  Физически уже неплохо, – ответила девушка. – Но вот душевно... Вы бы повлияли на неё, доктор Идальго.
– Хорошо. Постараюсь.
– Хуан Карлос! – вскричала радостно Диана. Она сидела в инвалидной коляске посреди комнаты. – Рада видеть тебя.
– Я тоже. Как ты?
– Как видишь. Что-то случилось? У тебя очень грустное лицо.
– Да, – вздохнул Хуан Карлос. – Совсем недавно я чувствовал себя таким счастливым, но в одно мгновение потерял всё. Я совершенно разбит и опустошён. Я в отчаянии.
– Я на всё готова, лишь бы помочь тебе, Хуан Карлос, – искренне проговорила Диана. – Откройся мне. Я пойму тебя. Твоя боль – это моя боль. Верь мне. Почему ты не расскажешь о своей невесте?
– Ты хочешь этого? Я всегда чувствовал, что мы созданы друг для друга. Она тоже так думает. Я уверен. Но вот внезапно она исчезает, и я не знаю, куда и почему. Вот и всё.
– Мы с тобой очень похожи, – с улыбкой сказала Диана. – Ты тоже опускаешь руки перед бедой. Но вспомни, что ты сам говорил мне недавно. Ты тоже должен бороться за своё счастье. Твоя любовь чиста и только усилится от разлуки. Ищи свою невесту.
– Спасибо, Диана. Я вижу, что ты, несмотря ни на что, осталась той же доброй девушкой. Я рад, что ты смогла понять меня.
Тем временем отец Дианы беседовал с Игнасио.
– Рад видеть тебя, Игнасио. После смерти Моники ты замкнулся в себе. Наверное, я так же буду чувствовать себя после смерти Дианы...
– Ну, не спеши, – возразил Игнасио. – Как она?
– Телесно ничего, но вот в душе... Она медленно угасает. Только твой сын мог бы помочь ей. Но он, как я слышал, обручён.
– Всё пропало. Свадьба не состоится, – вздохнул Игнасио.
– Что я слышу! – радостно воскликнул Хавьер – Хуан Карлос свободен!.. Прости меня, – спохватился он, помрачнев. Я стал таким эгоистом. Но и вправду: Диана любит твоего сына. Он мог бы сделать её счастливой.
– Вряд ли это возможно. Для Дианы он просто друг и она это знает. Чувствует. Ей будет больно, если он женится на ней из сострадания.
– Да, ты прав, – грустно согласился Хавьер.

Оливия отправилась знакомиться с Иоландой.
– Здравствуй, дорогая, я Оливия, – представилась она.
– Очень приятно, – вежливо ответила Иоланда.
– Как тебе город? Совершенно другая жизнь, правда?
– Да, всё спешат. Беспокойная жизнь.
– Это так. Но ты скоро привыкнешь к ней. Я думаю, что тебе нужно найти работу. А как тебе этот дом? Я почти член этой семьи. Часто здесь бываю. Как, кстати, тебе показался Эктор? – Оливия осторожно перевела разговор на интересующую её тему.
– Он забавный, – ответила Иоланда. – Хороший парень, симпатичный.
– И большой хитрец, – подхватила Оливия. – Я люблю его... как племянника. Он за мной как за каменной стеной. Чуть что – бежит ко мне. Исабель это не всегда нравится, но что поделать. Я хотела бы получше узнать тебя, Иоланда. Стать твоей подругой. Тебе тоже понадобится помощь в этом огромном городе. – Оливия тараторила как пулемёт.
– Я буду рада, – вставила Иоланда.
– У тебя был любимый?
– Нет, – после секундного раздумья ответила Иоланда.
– Такая красивая девушка и без парня! – удивилась Оливия. – Ну, ничего. Мы тебе живо найдём кого-нибудь...
– Оливия, ты невыносима, – произнёс появившийся Эктор. – Ты учинила настоящий допрос.
– Какой негодник, – рассмеялась Оливия. – Ну, действительно, не буду мешать тебе, Иоланда. Пойдём, Эктор.
– Иди одна, – ответил Эктор. – Тебя мама спрашивала.
Оливии, видимо, не понравилось, что её «племянник» остаётся, но она ничего не сказала и вышла из комнаты. Исабель она нашла в гостиной.
– Ты звала меня, Исабель? – нетерпеливо спросила Оливия, ей хотелось поскорее вернуться обратно.
– Да. Дело в том, что я хочу сделать для Иоланды то, что не смогла сделать для сестры. Она будет мне как дочь. Надо купить платья. Причесать её. Ну, ты понимаешь.
– Ты хочешь полностью изменить её? – удивилась Оливия.
– Да. А почему бы и нет? Она мне понравилась Она станет другим человеком. Вот увидишь.
– Дамой го общества, – съязвила Оливия.
– Ты что, завидуешь? – удивилась в свою очередь Исабель.
– Нет, что ты. С чего ты взяла? Я даже готова отвести её в салон, где одеваюсь сама. Сильвия Михарес всегда рада клиентам. У неё исключительный вкус. Она творит чудеса.
– Вот и хорошо, – улыбнулась Исабель.
Эктор тоже зря времени не терял.
– Не хочешь прогуляться? – предложил он.
– Нет, спасибо, – отказалась Иоланда.
– Как тебе Оливия? Она считает себя вправе заставлять меня делать то, что ей хочется. Она слишком импульсивная и властная. Ну, хватит о ней, лучше поговорим о тебе. Не стоит скрываться. Ты красива и должна выставлять это напоказ, как произведение искусства. Это грех – скрывать красоту. – Эктор подсел к Иоланде.
– Ты очень любезен, но...
Её прервала вошедшая Оливия.
– О, я смотрю, кузены уже нашли общий язык! – сказала она.
– У нас много общего, – ответил Эктор.
– Иоланда просто не знает тебя.
– Это нехорошо с твоей стороны, – надулся Эктор. – Что она может подумать? Кстати, тебе не пора домой?
– Ты прогоняешь меня? – обиделась Оливия.
– Нет, но твой муж будет беспокоиться. Он уже не молод, и вряд ли ему это полезно.
– Какой ты противный. Я пришла по делу. Иоланда, Исабель хочет, чтобы я походила с тобой по магазинам! Завтра мы пойдём в салон. А теперь пойдём, Эктор. Ей надо отдохнуть.
– Ладно, до завтра, Иоланда, – согласился Эктор, н они ушли.
Иоланда была рада остаться одна. Она чувствовала себя усталой. Столько впечатлений за один день не прошли даром. Чуть позже в комнату заглянула служанка Кристина.
– Как ты себя чувствуешь? – спросила она. Кристина сразу перешла с Иоландой на «ты», угадав в ней свою.
– Спасибо, нечего, – ответила та.
– Видела, какая противная эта Оливия? – продолжала Кристина, входя в комнату. – Я её терпеть не могу.
– Я так и не поняла, кто она, – призналась Иоланда.
– Она подруга Исабель ... и Эктора.
– Но она называет его племянником.
– Для прикрытия. Я не понимаю, как она вообще не переехала сюда жить. Распоряжается всем. Ну, разве не смешно. В её возрасте цепляться к мальчишке. Она не расстаётся с зеркалом. Не доверяй ей.
Кристина многозначительно посмотрела на Иоланду.

0

15

15

Семья Идальго дель Кастильо, вернее, одна Сара, так как Гонсало и Магда уехали в свадебное путешествие в Европу, переехала в город. Старой сеньоре было непривычно и одиноко в большой, пустой квартире. Поэтому она искрение обрадовалась приходу Адриана Монтеса де Ока.
– Доехала я хорошо, Адриан, – говорила Сара, беседуя со старым другом семьи в гостиной. – Но мне одиноко здесь. У нас в доме всегда было много людей. А сейчас даже Гонсало уехал в Европу. Правда, он обещал скоро вернуться. Много дел. Но всё равно. Я хочу вернуть Игнасио и Хуана Карлоса. Я всегда была стержнем этой семьи, и мне это под силу.
– Боюсь, будет нелегко, – возразил Адриан. – Игнасио почувствовал свободу и вряд ли захочет с ней расстаться.
– Я добьюсь своего. Найду нужный подход. Кстати, Гонсало говорил мне, что ты понравился ему.
– Я рад этому. Я знаю, что Моника тоже была бы рада этому.
– Да, – согласилась Сара.

На следующее утро Исабель заглянула в комнату к Иоланде. Та уже встала, она привыкла рано подниматься в провинции.
– Доброе утро, Иоланда, – поздоровалась Исабель. – Как ты?
– Спасибо, хорошо, – ответила Иоланда.
– Я рада. Садись. Хочу поговорить с тобой. Я прекрасно понимаю, что у тебя был весьма тяжёлый период в жизни. Смерть отца и, может быть, ещё что-то... Но ты молода, перед тобой вся жизнь. Нельзя всё время сидеть в комнате.
– Ты права, – вздохнула Иоланда.
– Ты должна постараться почувствовать себя здесь как дома. Теперь мы твоя семья и поможем тебе, чем сможем. Как тебе Эктор?
– Он парень сложный, но к нему можно найти подход. Главное, чтобы он не догадывался о том, что от него чего-то хотят.
– Это ты правильно подметила. Ты не могла бы повлиять на него? Я так хочу, чтобы он всё же закончил университет. И, главное, до диплома ему осталось-то всего четыре экзамена.
– Я не знаю. Но обязательно постараюсь.
– Тук–тук! А вот и я, – в комнату вошёл Эктор.
– Входи, Эктор, – пригласила Иоланда.
– Как самочувствие? Я хотел повторить приглашение прогуляться.
– Ну, я не знаю, – замялась Иоланда.
– Иоланда, вспомни, о чём мы только что говорили, – сказала Исабель.
– Хорошо, Эктор, а согласна.
– Отлично! – обрадовался молодой человек. Тогда я жду тебя внизу.
– Пойди, погуляй, – кивнула Исабель. – И вот ещё что. Я смотрю, у тебя достаточно скромные платья, я договорилась с Оливней. Она поможет тебе купить новые.
– Ой, спасибо, не надо, – стала отказываться Иоланда.
– Прекрати. Это мой подарок. Здесь в городе свои порядки.
– Тогда можно я одна сделаю покупки? – спросила Иоланда.
– Ну, как хочешь, – пожала плечами Исабель. – Кстати, Эктор может помочь тебе в этом. Заодно и погуляете. Ну, иди.

Попрощавшись с Адрианом, Сара тут же позвонила Сильвии. В молодой женщине она чувствовала родственную душу, и к тому же с Сильвией были связаны её планы относительно Хуана Карлоса.
– Здравствуй, Сильвия.
– Сара, как я рада вас слышать, – воскликнула та.
– Я только что приехала в город. Хочу поговорить с тобой относительно Хуана Карлоса. Я думаю, что сейчас, когда эта девчонка сбежала, тебе самое время возобновить контакт с ним.
– Но он не хочет меня видеть, – вздохнула Сильвия.
– Ничего, – успокоила её Сара. – Я сегодня говорила с ним. Сказала, что плохо себя чувствую. Он обещал прийти. Будет неплохо, если и ты, как бы случайно, заглянешь.
– Хорошо, – обрадовалась Сильвия. – Я так и сделаю.
Повесив трубку, Сильвия обратилась к тётке Коко:
– Попробую вновь атаковать Хуана Карлоса.
– Тебе не надоело? – пожала плечами Коко. – Тебе не кажется, что исчезновение Иоланды – это только ловкий ход с её стороны?
– Не знаю. Неужели она так хитра?
– У неё не получилось с Гонсало, и тогда она обработала второго брата. Потом она не захотела их ссорить и на время исчезла. Ты подумай, какая знойная женщина, если один её любит, а другой домогается...
– Ну, для того, чтобы соблазнить Гонсало, большого ума не требуется, – заметила Сильвия.

Хуан Карлос, как и обещал, навестил свою бабушку. Та вовсю старалась разыграть недомогание.
– Ох, сынок. Что-то я совсем расхворалась.
– Мой долг помочь человеку, когда ему плохо. Я здесь только ради этого, – сухо ответил Хуан Карлос.
– Я чувствую себя как-то подавленно, – продолжала жаловаться Сара.
– Это тебя совесть мучает, – пожал плечами Хуан Карлос.
– Ты несправедлив ко мне. Я делала всё ради вашего счастья. Я не чувствую себя виноватой и не понимаю твоей обиды.
– Это не обида, бабушка. Это безразличие.
– Не говори так! – воскликнула Сара. – Ты же знаешь, что, кроме меня и Гонсало, у тебя больше никого нет.
– У меня есть отец. Я в вас не нуждаюсь.
Хуан Карлос поклонился и вышел из комнаты. Там он увидел Сильвию и замер на месте.
– Хуан Карлос! – притворно удивилась та. – Какой сюрприз.
– Ну, конечно, – с сарказмом ответил Хуан Карлос. – Бабушке плохо, она вызвала меня, и ты как раз случайно зашла.
– Я не понимаю твоей иронии, – надулась Сильвия. – Но всё равно рада видеть тебя. Поверь, я уже не та Сильвия, которую ты знал.
– Я рад за тебя. Чего ты хочешь от меня?
– Помоги мне избавиться от прежней Сильвии. Ведь ты же говорил, что мы друзья. Я большего не прошу.
– Я не верю тебе.
– Напрасно. Я была не права. Теперь я думаю по-другому.
– То есть ведёшь иную игру. Сильвия, оставь меня. Я любил и продолжаю любить Иоланду. Тебе не место в моей жизни. Понятно?
Тем временем Сара решила поговорить с Игнасио, который пришёл вместе с сыном.
– Игнасио, повлияй на Хуана Карлоса. Только ты способен возвратить его в семью.
– Вопрос, хочу ли я этого, – ответил тот.
– Эта интриганка увела его из нашей семьи.
– Она пожертвовала своим счастьем, чтобы не допустить распрей в доме. Если бы не она, твоих внуков уже могло не быть в живых!
– Я не верю этому!
– Хуан Карлос ещё не знает, до каких низостей опустился Гонсало.
– Ты говоришь о своём сыне.
– Думаешь, мне это приятно? Мы с Хуаном Карлосом не вернёмся.

Весь день Иоланда ходила по городу в сопровождении Эктора. Молодой человек показывал ей достопримечательности Буэнос-Айреса. По дороге они заходили в магазины. Иоланда просто растерялась от обилия товаров. Вначале она всё пыталась зайти в лавочки попроще. Но Эктор настоял на посещении солидных магазинов. Под конец, нагруженные пакетами, они зашли в небольшой, но приличный ресторанчик, чтобы перекусить и отдохнуть. Иоланда ещё не привыкла к новому ритму жизни.
– Как ты? – спросил Эктор, потягивая вино.
– Устала. Но мы столько успели. Только мне кажется, что Исабель будет недовольна, что мы потратили столько денег.
– Мама? Не волнуйся – она будет рада. И потом, у меня тоже есть деньги. Если что, я поделюсь.
– Но ведь ты не работаешь, – удивилась Иоланда.
– Не важно. Отец мне кое-что оставил. Правда, Исабель не даёт сразу помногу, но для такого случая, я думаю, раскошелится.
– Плохо, что ты не хочешь закончить университет.
– Ну, и ты туда же, – протянул Эктор. – Это не главное. Если хочешь, я закончу университет. Я решил изменить свою жизнь, и только ради тебя. – Его рука потянулась к её коленке.
– Не надо, Эктор! – испуганно вскрикнула Иоланда. – Я ценю нашу дружбу и не хочу, чтобы ты её испортил. Пойдём домой.
– Хорошо, – вздохнул Эктор. – Эй, официант!..
Дома их уже ждала Оливия. Эктор тут же сказал, что устал, и удалился к себе в комнату. Оливия же принялась рассматривать покупки Иоланды.
– У тебя хороший вкус. Но ты не захотела воспользоваться моей помощью. Я искренне хотела помочь тебе.
– Спасибо, Оливия, но Эктор предложил прогуляться по городу, и заодно мы зашли в магазины, – устало ответила Иоланда.
– Вы пропадали целый день, – заметила Оливия.
– Он показывал мне город. Было интересно. Но ты зря представляешь что-то другое. Эктор просто хороший парень. Я не создам проблем ни ему, ни тебе.
– Но ты просто преобразила его! Чтобы он кого-то сопровождал по магазинам!
– Ты ошибаешься. Я благодарна ему и Исабель, но ни на что не претендую. Поверь мне, это так.

0

16

16

На следующее утро Кристина заглянула к Иоланде. Та была бледна и выглядела неважно.
– Как ты себя чувствуешь, Иоланда? – обеспокоенно спросила Кристина. – Выглядишь ты паршиво. У тебя кружится голова? Может, вызвать доктора? Наверное, ты заболела.
– Нет, нет, Кристина, – поспешно ответила Иоланда. – Просто я ещё не привыкла к жизни в городе, скучаю по друзьям...
– Смотри, я бы на твоём месте сказала Исабель.
– Не надо. Мне уже лучше. Но я так одинока. Мне нужен кто-то, кому бы я доверяла, с кем могла бы поговорить...
– Я всегда рада помочь тебе, Иоланда, – ответила Кристина. – Рассчитывай на меня.

В это утро Диана приказала одеть себя в лучшее платье и долго сидела перед зеркалом. Её отец радовался тому, что дочь хоть немного развеселилась.
– Ты выглядишь прекрасно, – сказал он.
– В этом кресле! – печально ответила Диана.
– Это ерунда! Я рад, что ты решила немного прогуляться.
– Хуан Карлос был так добр ко мне, что пригласил меня пообедать в ресторан. С его стороны это большая жертва.
– Что ты говоришь, дочка!
– Это правда. Он такой галантный кавалер, а я...
– Ну, прекрати...
– Неправда, – громко сказал вошедший Хуан Карлос. – Я пригласил прелестную девушку, и пообедать с ней огромное удовольствие для меня.
– Ты должен простить меня, Хуан Карлос, если что-то не получится. Я только недавно научилась управлять этой коляской.
– Не волнуйся. Положись на меня. Я тебе помогу.
– Ну, идите развлекаться, – сказал Хавьер. – Счастливо.
– Спасибо, Хавьер, – ответил Хуан Карлос, и они удалились.
– Хоть бы случилось чудо... – прошептал Хавьер.

Эктор тоже не терял время зря и, как только Иоланда вышла из своей комнаты, тут же пригласил её в ресторан. Девушка пыталась отказаться, но молодой человек проявил максимум настойчивости, и Иоланде пришлось согласиться.
– Не знаю, почему я всё-таки пришла сюда, – сказала она, усаживаясь за столик в ресторане. – Я чувствую себя здесь неуютно.
– Ты должна отвлечься. Развлекайся, – простодушно ответил Эктор. – Что ты закажешь? Да что с тобой?..
Иоланда внезапно побледнела как полотно. Она неотрывно смотрела в другой конец зала. Там Хуан Карлос подкатил кресло с Дианой к столу и сам уселся рядом.
– Боже, это он!.. – прошептала Иоланда. – Он не должен меня видеть. Эктор, прошу тебя, уйдём отсюда. Я что-то плохо себя чувствую...
– Мне нужно позвонить в клинику, – сказал Хуан Карлос, вставая из-за стола. – Я быстро.
– Уйдём, Эктор, – вновь попросила Иоланда.
– Ну, хорошо, – пожал плечами тот.
Они встали и направились к выходу. Иоланда постаралась побыстрее покинуть ресторан, но Эктор увидел Диану и радостно воскликнул:
– Диана Вальдивья! Приятно видеть тебя.
– Как дела, Эктор? – улыбнулась Диана.
– Хочу представить тебе мою кузину Иоланду. Она плохо себя чувствует, и поэтому мы вынуждены покинуть вас.
– Всего хорошего, – кивнула Диана.
Иоланде казалось, что она сейчас упадёт в обморок. В любой момент мог возвратиться Хуан Карлос. Но Эктор и Иоланда успели выйти на улицу до его прихода. Встреча влюблённых не состоялась.
– Всё в порядке, – сказал Хуан Карлос, садясь за стол. – В клинике всё в порядке. Редкий случай. Ты улыбаешься?
– Я только что встретила старого знакомого. Это Эктор Кастелло. Удивительно! Он всегда в компании прелестных девушек. С ним была его «кузина» Иоланда из провинции. Но пусть не думает, что я ему поверила.
Хуан Карлос побледнел.
– Не может быть, чтобы это была она... У неё нет родственников в городе. И потом, она не будет развлекаться. Ведь совсем недавно умер её отец...
– Что ты шепчешь? – спросила Диана. – Что-то не так?
– Нет, всё нормально. Что ты хочешь заказать?

По дороге домой Иоланда взволнованно думала о том, что фотографию Дианы она видела в газете у Матильды. Диана была пациенткой Хуана Карлоса. Бедная девушка, она так молода! Иоланда решила, что ей надо срочно уезжать отсюда. А жаль, она только начала привыкать к этому дому. Но Хуан Карлос мог найти её в любой момент.
Проводив Иоланду, Эктор направился в маленький бар недалеко от дома. Настроение у него было неважное, и он хотел побыть один. Но в баре к нему тут же подсела Оливия.
– Ты что, следишь за мной? – недовольно спросил Эктор.
– Я решила, что ты приведёшь её сюда, – сказала Оливия.
– Иоланду? Ты, видно, совсем свихнулась. Это девушка, заслуживающая уважения. Ей здесь не место.
– Ну, конечно, она уже окрутила тебя!
– О чём ты? – вяло отмахнулся Эктор. – А ты не боишься сидеть в баре?
– А чего мне бояться? Я свободная женщина.
– У тебя есть муж, свободная женщина. И ты ему изменяешь.
– Потому что люблю тебя. Я хочу всегда быть с тобой.
– Я для тебя просто игрушка, больше ничего.
– Ты меня не любишь... – с горечью проговорила Оливия.
– Я никогда не отличался постоянством, – заметил Эктор.
– Я знаю, ты хочешь избавиться от меня... А я всё поставила на карту ради тебя. Ты просто ублюдок после этого! Я плачу за твоих потаскушек... Но с Иоландой ты мне не изменишь. Я этого не допущу. Я на всё способна. Я готова даже убить тебя!..
– Ты просто сумасшедшая, – пробормотал Эктор.

Вернувшись домой, Хуан Карлос первым делом рассказал отцу о странной встрече Дианы с Эктором и какой-то кузиной Иоландой. Игнасио внимательно выслушал и промолчал. Ближе к вечеру Хуан Карлос отправился в клинику. А вечером к Игнасио пришёл его знакомый инспектор полиции.
– Я пригласил вас, инспектор, чтобы попросить найти одну девушку, – начал Игнасио.
– Кто она вам? Вы понимаете, что мне необходимо знать это.
– Конечно, – согласился Игнасио. – Это невеста моего сына. Её зовут Иоланда Лухан. Она пропала несколько дней назад. Я думаю, что она где-то здесь. Вот её фотография.
– Это трудная задача, – ответил инспектор. – Я не уверен, что нам это удастся. Многомиллионный город...
– Но я очень прошу вас. От этого зависит счастье моего сына.
– Понимаю. Но слишком мало сведений...
– Начните искать с семьи Кастелло. Может, это абсурд, но попытайтесь. И прошу вас хранить тайну.
– Положитесь на меня, сеньор. Семья Кастелло? Это уже что-то.
– Я надеюсь на вас, инспектор, – сказал Игнасио.

0

17

17

На следующее утро Иоланда вновь почувствовала себя плохо. Добрая Кристина встревожилась не на шутку.
– Слушай, Иоланда, это не дело, – сказала она, зайдя утром в комнату девушки. – Тебе обязательно надо обратиться к врачу.
– Но это пройдёт, – вяло попыталась возразить Иоланда.
– Я пойду и поговорю с сеньорой Исабель. Она вызовет семейного доктора.
– Нет, не надо этого делать. Я не хочу доставлять Исабель лишних беспокойств. Она и так слишком добра ко мне.
– Но это теперь твой дом. Чего ты боишься?
– Но, я, правда, не хочу, чтобы они беспокоились.
– Вижу, что ты настроена решительно, – покачала головой Кристина. – Тогда, может, ты согласишься пойти со мной к моему врачу? Он, конечно, не светило науки, но я не жалуюсь.
– Хорошо, спасибо, – обрадовалась Иоланда. – Я ведь тоже не дама из общества.

Сильвия пребывала в дурном расположении духа. Встреча, подстроенная Сарой, показала, что Хуан Карлос окончательно потерян дли неё. Теперь она сидела дома в обществе Коко и вяло поддерживала разговор. Внезапно зазвонил телефон.
– Да, Сильвия Михарес слушает, – сонно произнесла она в трубку.
– Алло, Сильвия? Это Хуан Карлос.
– Хуан Карлос! – Сильвия буквально подскочила на месте от изумления. – Какой сюрприз! Чем обязана?
– Я хочу видеть тебя, – ответил Хуан Карлос.
– Как подругу? – съязвила Сильвия.
– Нет, не только...
– С ума сойти... – Сильвия не верила своим ушам. – Но я жду тебя. Приезжай.
Она повесила трубку, Коко вопросительно посмотрела на племянницу.
– Хуан Карлос хочет меня видеть, – победоносно заявила Сильвия.
– Ну, значит, твой докторишка совсем закис. Что ж, поздравляю. На ловца и зверь бежит.
– Коко, прошу тебя, исчезни куда-нибудь. Пойди, погуляй или навести подругу. В общем, оставь нас вдвоём с Хуаном Карлосом.
– Ну, дорогая, – возразила Коко, – я вовсе не хочу пропустить такой цирк. И потом, я не ребёнок, чтобы отправлять меня поиграть.
– Ну, тётя, прошу тебя!
– Что ты вообразила? Он просто хочет развлечься.
– Пускай. Но я воспользуюсь его слабостью. Теперь он не уйдёт от меня. Не забывай, что это он нуждается во мне.
– Ты себя совсем не ценишь, – вздохнула Коко. – Хорошо, я уйду. Но я тебя предупредила.

Тем временем Хуан Карлос сидел в своём кабинете. Решение позвонить Сильвии он принял от отчаяния. Он так и не понял, почему Иоланда столь внезапно покинула его, и не мог справиться с мрачными мыслями. К Хуану Карлосу заглянул его друг Роберто.
– «И он сидел за столом, погружённый в тяжкие думы», – дикторским голосом произнёс он. – Ну, что ты киснешь?
– А, это ты, – приподнял голову Хуан Карлос.
– На тебя жалко смотреть. Не думал, что всегда решительный доктор Идальго так быстро сдастся.
– Что мне остаётся?
– Нельзя позволять себе так раскисать. Ты должен бороться.
– Бороться? – переспросил Хуан Карлос. – За что? Я уже достаточно боролся.
– И что ты сделал? – насмешливо спросил Роберто. – Сидел и вздыхал? Ищи Иоланду. Реши для себя, любишь ты её или нет. Если нет, то перестань сходить с ума, а если любишь, то сражайся за эту любовь.
– Сражаться за любовь, – во взгляде Хуана Карлоса появилась надежда. – Пожалуй, ты прав.
– Ну, вот уже лучше, а то тошно смотреть. Будь оптимистом.
– Спасибо тебе, Роберто, ты даже не знаешь, как ты мне помог. У меня была минута слабости, и, если бы не ты, то я мог бы наломать дров. – Хуан Карлос ожил буквально на глазах.
Роберто улыбнулся на прощание и вышел. Хуан Карлос решительно взялся за телефонную трубку.
– Алло, Сильвия? К сожалению, я не смогу приехать. Очень важное дело в клинике. Как-нибудь позвоню на досуге...
Сильвия в бешенстве бросила трубку.
– Да он просто издевается надо мной! Куда ты собралась на ночь глядя? – спросила она Коко.
– Ну, знаешь. Я уступила твоим уговорам и собралась сыграть партию в покер с Беатрис. Но если хочешь, мы можем сделать это и здесь.

В то время, как Иоланда вместе с Кристиной отправилась к врачу, Оливия решила поговорить с Исабель на волнующую её тему.
– А где Иоланда? – как бы невзначай спросила она.
– Она ушла с Кристиной за покупками.
– А Эктор? Его тоже нет дома.
– С Эктором произошло чудо, – оживилась Исабель. – Ты представить себе не можешь, как он изменился. Он сейчас в университете и должен-таки получить диплом.
– И кому мы обязаны этим чудом? – с иронией спросила Оливия.
– Иоланде. Только ей. Она так повлияла на Эктора, что тот совершенно изменился.
– Вот-вот, – с сомнением проговорила Оливия. – В этом-то всё и дело. Ты не боишься, что твой сын влюбится в эту девушку?
– Оливия, ты всегда видишь то, чего нет.
– Но вдруг! Тебе бы это понравилось? Ты же всегда хотела, чтобы твой сын женился на женщине из общества.
– Иоланда – славная девушка, а я не враг своему сыну. Если произойдёт так, как ты говоришь, я не буду им мешать.

Врач внимательно осмотрел Иоланду.
– Сколько дней вам уже нездоровится?
– Несколько дней.
– Тошнота, головокружения, головная боль?
– Да, бывают. Особенно по утрам. Что со мной?
– Ещё не знаю. Сделайте анализы и приходите завтра.
– Хорошо, спасибо, доктор.
Иоланда вышла от врача и вместе с ожидавшей её Кристиной отправилась домой. Только вчера судьба свела её с Хуаном Карлосом в одном ресторане, и вот уже на следующий день на очереди был Ромуальдо, отправившийся за покупками. Старик не привык к шуму города и с опаской шёл по улице, когда внезапно увидел Иоланду на противоположной стороне. Он так обрадовался, что совершенно забыл, что находится не в маленьком городке, а в столице. Ромуальдо с криком выбежал прямо на проезжую часть:
– Иоланда! Иоланда!
Это чуть не стоило ему жизни. Страшно завизжали тормоза, и старика задело автомобилем. Ромуальдо упал на асфальт, а Иоланда, ничего не замечая, продолжала свой путь. Перепуганный водитель выскочил на дорогу и склонился над стариком. К счастью, тот пострадал не сильно. Водитель уложил Ромуальдо на заднее сиденье и отвёз его в клинику. Цепь совпадений продолжалась: в этот час там дежурил Хуан Карлос.
– Что случилось? – спросил он, спустившись в приёмный покой.
– Старика сбила машина, – ответила медсестра. – К счастью, ничего серьёзного. В худшем случае, пара сломанных ребёр.
– Что ж, посмотрим, – Хуан Карлос подошёл к лежащему старику и замер на месте. – Ромуальдо? Это ты? Как же ты так неосторожно?..
– Хуан Карлос! – воскликнул старик. – Вас послало ко мне само провидение.
– Молчи, Ромуальдо. С тобой всё в порядке, но надо ещё сделать рентгеновский снимок. Как тебя угораздило попасть под машину?
– Это из-за неё... Я увидел её на улице и обо всём позабыл.
– О ком ты говорить? – удивился Хуан Карлос.
– Об Иоланде, я видел её недалеко отсюда.
– Ты видел её! Значит, она в городе... Хорошо, Ромуальдо, потерпи немного. Скоро тебя отпустят.
– Надо позвонить Матильде, она, наверное, беспокоится за меня.
– Я сейчас позвоню. Но волнуйся.
Хуан Карлос вернулся к себе в кабинет. Там его ждал Игнасио.
– Я пришёл, но мне сказали, что у тебя срочный вызов.
– И как ты думаешь, к кому? – спросил Хуан Карлос. – К Ромуальдо. Старик попал под машину.
– Надеюсь, ничего серьёзного?
– Нет. Всё в порядке. Но не это главное. Он видел Иоланду недалеко отсюда. Она в городе. Ты был прав.
– Отлично! – обрадовался Игнасио. Значит, мы найдём её.
– Я не знаю... неуверенно ответил Хуан Карлос. – Всё так перепуталось. Диана с её болезнью...
– Ну, выше нос, сынок, – ободрил его Игнасио. – Ты же любишь Иоланду. Значит, мы должны найти её.
– Да, ты прав, – согласился Хуан Карлос. – Ты спешишь? Я должен пойти посмотреть снимки Ромуальдо. А потом мы могли бы вместе проводить его домой.
– Хорошо, я подожду тебя, – ответил Игнасио.
Как только Хуаи Карлос вышел, Игнасио тут же набрал номер полиции.
– Алло, могу я поговорить с инспектором Алазабалем?.. Инспектор? Это Игнасио Идальго. Я знаю, что ещё рано, но у меня есть сведения, что Иоланда Лухан находится в городе. Я уверен в этом. И искать надо в семье Кастелло Кабралес, Это наиболее верный вариант. Спасибо.

Гонсало с Магдой вернулись из Европы внезапно. Скорее всего, Гонсало, как человеку дела, просто надоело праздное времяпрепровождение, тем более, что к своей жене он не питал особых чувств. Магда вернулась расстроенная. Она уже почувствовала, что сказка обернулась суровой прозой. К их приезду Сальдивар закончил оборудование офиса и встретил там своего хозяина.
– Как поездка? – спросил Сальдивар.
– Так себе. Пора переходить к делам. А здесь всё хорошо, я доволен.
– Я старался. Перевёз твоё любимое кресло н стол. Можешь приступать к работе. Что-то старый Эрнесто сдал. Он, конечно, уже в возрасте, но всё равно.
– Он чувствует, что упустил из рук свою империю. Но уже поздно. Это бизнес... Что с Иоландой?
– Не успел последний ком земли упасть на гроб отца, как её и след простыл. Но я уверен, что она здесь, в городе. Игнасио и Хуан Карлос усиленно ищут её, но пока безрезультатно.
– Хм, – задумался Гонсало. – В городе легче устроить встречи. Это не провинция, где все всё знают. Что ж, пускай ищут. Они-то не догадываются, что делают это для меня, – он злорадно ухмыльнулся.
– Это точно, – подтвердил Сальдивар.

0

18

18

Как и было условлено, на следующее утро Иоланда в сопровождении Кристины вновь посетила врача. В приёмную они вошли вместе. Врач внимательно посмотрел какие-то бумаги и сказал:
– Я только что получил ваши анализы. Как я и думал, ничего страшного. Это нормальные симптомы для такой молодой женщины, как вы.
Иоланда растерянно улыбнулась.
– Мои поздравления, сеньора. Вы ждёте ребёнка.
Это сообщение поразило Иоланду как гром среди ясного неба. Она не помнила, как вышла в коридор, где без сил опустилась в кресло.
– Боже, что же мне делать? – прошептала бедная девушка.
– Иоланда, – только и произнесла потрясённая Кристина.
– Я не могу иметь ребёнка. Только решила начать новую жизнь, и теперь вновь всё рушится.
– Нужно принять неизбежное и защищать то, что дано, – сказала Кристина. У ребёнка ведь есть отец?
– Да, есть, Но я не могу, сообщить ему об этом. Это невозможно. Нет, только не это!
– Но он гоже должен нести ответственность, – возразила Кристина. Обязательно нужно сообщить ему. Ты любишь его?
– Да! – воскликнула Иоланда. – Эго мой единственный мужчина. Но я покинула его ради него же. Он не должен страдать. Он не заслуживает этого, Что мне делать?
– Не отчаивайся, – пыталась успокоить её Кристина.
– Я лгала всем. Но я не хочу, чтобы стало известно о ребёнке.
– Но ты не сможешь долго скрывать это.
– Я знаю. Видимо, мне придётся уехать.
– Опять бежать? Но куда?
– Не знаю, но это просто необходимо. А пока прошу тебя, не выдавай меня. Я не переживу этого.
– Ну, что ты. Конечно, я буду молчать, – ответила Кристина.

Хуан Карлос с утра был в клинике и даже успел сделать обход больных. Когда он поднялся в кабинет, то, к своему удивлению, застал там Сильвию.
– Сильвия? Какими судьбами? Если честно, то ты застала меня совершенно случайно. Я уже собирался уходить.
– Я проходила мимо и решила зайти. Мне пришла в голову мысль, что ты не откажешься пройтись со мной немного, – ответила, улыбаясь, Сильвия.
– Неплохая мысль, – согласился Хуан Карлос. – Я здорово устал.
– Знаешь, меня обеспокоил твой звонок.
– Я же извинился. Так получилось, – пожал плечами Хуан Карлос.
– Я понимаю, но нам есть о чём поговорить.
Они вышли из кабинета, покинули клинику и пошли не спеша.
– Ты, наверное, удивляешься, что такая гордая женщина, как я, навязывает себя. Я хочу быть искренней с тобой, – говорила Сильвия. – Я понимаю, что у тебя есть серьёзные основания не доверять мне. Может показаться странным, что я вдруг изменилась. Но поверь, это так. Я стала другой неожиданно для самой себя. Клянусь, я больше не буду преследовать тебя, и ревновать ко всем. Я хочу попросить тебя только об одном – но лишай меня своей дружбы. Ведь и у нас были прекрасные моменты.
– Я всегда был твоим другом, – с улыбкой ответил Хуан Карлос, глядя на Сильвию. – И знаешь, я понял, что мешало тебе быть обаятельной – отсутствие понимания.

Игнасио говорил по телефону, когда в квартиру вошла Сусанна, невеста Роберто, друга Хуана Карлоса. Игнасио повесил трубку и весело посмотрел па девушку.
– Очень хорошо, что ты зашла, – сказал он. – Хуана Карлоса, правда, нет, но он скоро придёт.
– Как он? – спросила девушка.
– Он, очень угнетён, но я уверен, что скоро всё кардинально изменится, – ответил Игнасио. – Я рад, что ты пришла именно сейчас. Ты как раз подходящий человек. Дело в том, что я нашёл Иоланду. Только что позвонил инспектор и сообщил, где она живёт.
– Как же обрадуется Хуан Карлос! – воскликнула Сусанна.
– Я не хочу пока говорить ему. Это дело деликатное, и я боюсь, что Иоланда вновь сбежит и тогда, уж мы её точно не найдём. Я прошу тебя помочь мне. Переговори с Иоландой. Попроси её о встрече со мной. Хорошо? Но только Хуан Карлос не должен об этом знать.
– Хорошо, – ответила Сусанна. – Я рада помочь Хуану Kaрлосу.

Сусанна пришла по адресу, который дал ей Игнасио. Увидев её, Иоланда опешила. Сбывались самые худшие её предчувствия.
– Ты? – спросила она. – Как ты нашла меня, Сусанна?
– Это всё Игнасио. Он не пожалел сил, чтобы найти тебя. Хуан Карлос ещё ничего не знает. Игнасио хочет сначала встретиться с тобой сам, – ответила Сусанна.
– Я благодарна ему за его заботу о сыне. – Иоланда еле сдерживала себя, чтобы не заплакать. – Но Хуан Карлос это уже прошлое. Почему ты так смотришь на меня? Я люблю его, но у меня уже другая жизнь. Пусть он поймёт это.
– Он очень страдает, – тихо сказала добрая девушка.
– Что он знает об отчаянии, – вырвалось у Иоланды, которая вспомнила о ребёнке. – Я прошу тебя, скажи Игнасио, что я благодарна ему за то, что он сделал для меня. Но больше не надо ничего предпринимать. Хуан Карлос должен смириться. Он должен понять, что у меня своя жизнь.
– Хорошо, Иоланда, – грустно произнесла Сусанна. – Я не справилась с ролью посредника, но кое-что поняла.
– Спасибо. Была рада увидеть тебя.
– Я пойду. – Сусанна повернулась и ушла.
Когда Сусанна вернулась к Игнасио и рассказала всё, что услышала от Иоланды, он воскликнул:
– Не может быть! Я отказываюсь верить в это!
– Дело в том, Игнасио, что Иоланда уже не тот человек, которого мы знали. Она изменилась. Мне даже показалось, что она стала грубой, – печально ответила Сусанна.
– Но что могло произойти? – продолжал недоумевать Игнасио.
– Мне кажется, что она больше не любит Хуана Карлоса. Она так и сказала, чтобы он больше не вмешивался в её жизнь.
– Это невозможно. С Иоландой могло произойти всё, что угодно. Но я не верю, что она могла разлюбить Хуана Карлоса. Это была прекрасная, сильная любовь. Есть какая-то другая причина. Что-то случилось. Но разлюбила – нет, невероятно!
– В любом случае я считаю, что не стоит говорить Хуану Карлосу об этой встрече, – решительно заявила Сусанна. – Это ещё больше ранит его. И лучше я пойду. Не хочу, чтобы Хуан Карлос застал меня здесь.
– Конечно, конечно, – пробормотал всё ещё не пришедший в себя Игнасио. – Я провожу тебя.

Вскоре после ухода Сусанны к Иоланде заглянул Эктор.
– Фу, ты, как всегда, сидишь печальная, – упрекнул её он. – Ты не спустилась к ужину. Я и мама беспокоимся. Что-то случилось?
– Ничего, Эктор, всё нормально, – рассеянно ответила Иоланда.
– Так не кисни, – приказал Эктор. – А ну-ка, улыбнись! Жизнь даётся один раз. Надо веселиться.
– Да, я знаю, – ответила, оживляясь, Иоланда. – Я хочу попросить тебя об одном одолжении. Думаю, ты единственный, кто может помочь мне. Научи меня, что нужно делать... Я не хочу больше страдать. Хочу жить, как другие, совершенно по-новому.
– Отлично! – обрадовался Эктор. – Никого лучше меня ты не могла для этого найти. Я ждал, что ты мне это скажешь. Вот увидишь, как мы будем развлекаться. Я большой специалист в подобных делах.

В последнее время, сразу после переезда в город, у Игнасио появилась привычка гулять вечерами по парку. Это несколько успокаивало его и чем-то напоминало провинцию, где он прожил долгие годы. Во время этих прогулок он несколько раз встречал одну и ту же женщину. Он видел её только издалека. Но она чем-то привлекала его, а чем, он сам не знал. Каждый раз ему казалось, что он когда-то раньше уже видел её, и эта уверенность росла и крепла. В последний раз он попытался приблизиться к ней, но женщина, заметив его, тут же поспешила уйти.
После печального разговора с Сусанной Игнасио, как всегда, собрался в парк. Через некоторое время он заметил в конце дорожки ту женщину. Она направлялась в его сторону и, похоже, ещё не заметила его. На этот раз Игнасио решил прибегнуть к несколько странному способу. Он спрятался в заросли и принялся терпеливо ждать. Минут черед пять гравий дорожки заскрипел, и женщина поравнялась с ним.
– Сеньора, – произнёс Игнасио, делая шаг вперёд.
Женщина испуганно обернулась, и Игнасио замер в радостном изумлении. Женщина сделала движение, чтобы уйти, но он остановил её.
– Вирхиния?! – воскликнул Игнасио, когда дар речи вернулся к нему. – Ты ли это? Я столько лет искал этой встречи. Я так страдал от того, что не мог тебя обнять...
– Игнасио, – тихо ответила Вирхиния, – ты опоздал на много лет.
– Нет, не говори так! Дай мне обнять тебя. Почему ты так говоришь?
– Прошло столько лет. Ты бросил меня из-за Моники. У меня отняли сына, – с горечью проговорила Вирхиния. – Всё это ради неё.
– Но я никогда не любил её. То, что произошло, это самый большой мой грех. Я сполна получил за что. Ни минуты я не был счастлив без тебя. Неужели ты не можешь всё забыть?
– Нет. Это бесполезно. Ты всё равно вернёшься к ней. Слишком многое нас разделяет, – покачала головой Вирхиния.
– Ничто больше не мешает нам! – возразил Игнасио. – Ты же не знаешь: Моника умерла. А наш сын вырос. Ты должна увидеть его.
– Это невозможно. Что я ему скажу? «Я – твоя мать, хоть ты и не знал этого?» Я боюсь.
Вирхиния заплакала. Игнасио обнял её и попытался успокоить:
– Не бойся. Тебе не придётся завоёвывать его. Зов крови – это великая вещь. Он уже взрослый. Он замечательный человек. Я горжусь нашим сыном. Только он помог мне пережить все эти годы. У него чистая душа, он благородный человек. Тебе он сразу понравится.
– Значит, он похож на отца, – тихо проговорила Вирхиния.
– Я не отдал его Capе. Он мой сын. Наш сын, – с гордостью оказал Игнасио.
– Замечательно. Скажи, Игнасио, я сильно постарела?
– Нет, что ты! Мы оба немного постарели, но наша любовь так же, молода, как и много лет назад. Мы скоро поженимся, и всё встанет на свои места. Как я рад, что нашёл тебя!
Они обнялись, словно им снова было всего по двадцать лет, и не спеша пошли к выходу из парка. В эту ночь Игнасио не пришёл ночевать домой.

0

19

19

– Добрый день, бабушка, – Гонсало впервые вышел позавтракать с Сарой с того момента, как вернулся из Европы.
– Я уже отчаялась увидеть тебя вновь за одним столом со мной. Ты теперь отдаёшь предпочтение Магде. Кто я по сравнению с ней!
– Не говори так, – возразил Гонсало. – Мы ведь только что поженились. Неужели ты ревнуешь меня?
– Нет, что ты! – воскликнула Сара. – Но ты так важен для меня.
– Я знаю, бабушка. Ты единственная из нашей семьи любишь меня. Отец меня ненавидит, маму я плохо помню. А теперь, кажется, потерял и брата.
– Не говори так. Я знаю твоего брата. Он уважает тебя. Но ты должен понимать, какое влияние может оказать женщина на мужчину, – произнесла Сара.
– Да, Иоланда...
– Не упоминай это имя в моём доме! – в гневе воскликнула Сара. – Она пыталась оболгать тебя! Когда у Хуана Карлоса пройдёт эта блажь, вы непременно помиритесь.
– Я очень надеюсь на это, бабушка, – с сомнением ответил Гонсало. – Но мне пора. Дела.

Игнасио вернулся домой только на следующее утро. Хуан Карлос иронически окинул взглядом отца.
– Я рад видеть тебя, папа, – улыбаясь, произнёс он. – Кажется, переезд в город пошёл тебе на пользу. Скоро мне придётся просить руки дамы для моего отца. Чтобы не нарушать этикет.
– Смейся, смейся, – проворчал Игнасио. – Но речь идёт о необыкновенной женщине. Она не похожа на других.
– Правда? И где ты с ней познакомился?
– В парке, – смутился Игнасио.
– Замечательно. Дама из парка и кавалер из оранжереи. Не знал, что прогулки по парку столь полезны. Теперь я буду чаще прописывать их своим пациентам.
– Я хочу, чтобы ты познакомился с ней, Хуан Карлос, – сказал Игнасио.
– Я рад буду познакомиться с женщиной, которая сделала моего отца счастливым.
– Но это ещё не всё. Мы скоро поженимся, – заявил Игнасио.
– А вот это уже сюрприз. – Хуан Карлос откинулся на спинку кресла. – Но почему такая спешка?
– Это вам, молодым, нужно время на то, чтобы узнать друг друга, – уклончиво ответил Игаасио. – А мы, старики, знаем всю правду о других.
– Серьёзно, папа, я рад за тебя, – улыбнулся Хуан Карлос. – Ты выглядишь счастливым. Это просто замечательно.
– Спасибо, сынок, – тихо сказал Игнасио.

После ухода Гонсало Сара решила разобрать почту. Газеты и журналы она отложила в сторону и сразу принялась за письма. Вскрыв первое письмо, она побледнела, как будто прочитала там собственный смертный приговор. В это время в комнату вошёл Адриан.
– Что случилось, Сара? – встревожился он. – Ты плохо выглядишь.
– Прочти это. – Сара протянула письмо.
Адриан бегло пробежал написанное. Потом прочитал во второй раз уже более внимательно. В письме говорилось, что, если Сара не хочет, чтобы тайна рождения Хуана Карлоса стала всеобщим достоянием, она должна положить в указанное место десять тысяч долларов.
– Нет. Ты не должна делать этого, – уверенно сказал он. – Десять тысяч!
– Что ты предлагаешь? – слабым голосом спросила Сара.
– Немедленно позвонить в полицию, – строго сказал Адриан.
– Нет, только не это! – воскликнула Сара. – Это означает, что будет скандал и всё раскроется. Это невозможно.
– Но что тогда?
– Я приму их предложение.
– Ты хорошо подумала? Если ты заплатишь сейчас, то будешь платать всю оставшуюся жизнь.
– Я готова на всё, лишь бы сохранить эту тайну. Я готова отдать всё до последней монеты.
– Ты понимаешь, что говоришь? – возмутился Адриан.
– Да. Я так решила.
– Ты кого-то подозреваешь? – спросил он.
– Да. Иоланду. Она сначала предупредила меня, а потом перешла к действию. Она на это способна!
– Лучше всё же заявить в полицию.
– Нет. Это затронет Гонсало и Хуана Карлоса. Между ними теперь и так вражда. Это убьёт меня. Не уговаривай меня, Адриан. Я всё решила. Проводи меня до банка. Мы получим деньги, и ты отвезёшь их в указанное место. Сделай это ради меня.
– Хорошо. Я как следует, рассмотрю, кто придёт за ними.
– Нет! Сделай всё, как там сказано. Я не хочу рисковать. Максимальная осторожность. Я прошу тебя, Адриан!
– Хорошо, – согласился Адриан. – Но почему ты думаешь, что это Иоланда? Может, это та, другая?
– Нет, – убеждённо ответила Сара. – Вирхиния могла сделать это уже давно. И потом, она не будет желать зла своему сыну.
– Наверное, ты права, – ответил Адриан. – Но лучше бы ты тогда отдала ей ребёнка. Подумай, скольких бед ты бы избежала.
– Может, ты и прав, – тихо ответила Сара.

Сильвия после разговора с Хуаном Карлосом немного успокоилась и вновь принялась за работу в своём салоне. Она как раз думала, как лучше украсить витрину, когда зазвонил колокольчик над входом. Это означало, что пришёл кто-то из клиентов. Сильвия поспешила выйти в зал. Там стояла Иоланда.
– Ты?! – изумилась Сильвия, этого она никак не ожидала. – Вот это да! Что ты хочешь?
– Знаешь, я, как приехала в город, много слышала о твоём салоне. Вот решила зайти посмотреть.
Сильвия отметила про себя, как изменилась Иоланда. Теперь она уже мало походила на простую служанку. Модное платье плотно облегало фигуру, придавая ей особый шарм.
– У меня одежда дорогая, – осторожно заметила Сильвия.
– Я знаю. У тебя богатые клиенты. Но я теперь тоже не из бедных. Может, мне что-то и понравится.
– Быстро ты устроилась, – сказала Сильвия с некоторой долей уважения. Она прежде считала Иоланду простушкой, которая ухватилась за своё счастье. Но теперь оказалось, что она ошиблась.
– Знаешь, Сильвия, – сказала Иоланда, – ты будешь благодарить меня за этот визит. Я пришла к тебе с предложением, которое, несомненно, тебя заинтересует.
– Предложение? Я не ошиблась на твой счёт. Это уже интересно. – Сильвия была заинтригована.
– Тогда вот что. Я хочу попросить тебя оказать мне услугу. Это тебе понравится. Я хочу избавиться от Хуана Карлоса, и ты способна мне помочь. Что ты так смотришь на меня? У меня есть свои причины для этого. Хуан Карлос больше меня не устрашает.
– Ну и ну, – удивилась Сильвия. – Ты свела его с ума, а теперь такое говоришь!
– Ты же умная женщина, Сильвия, – ответила Иоланда. – Тебе всегда был нужен только Хуан Карлос. Так ведь? Ну вот, я уступаю его тебе. Я хочу предложить тебе устроить как бы случайную встречу. Ты придёшь с Хуаном Карлосом, а я со своим знакомым. Что скажешь?
– Сейчас мы говорим на одном языке, – улыбнулась Сильвия.
– Отлично. Тогда я позвоню тебе, и мы договоримся о подробностях. Как раз по случаю такой необычной встречи я и хочу надеть новое платье. У тебя найдётся что-нибудь?
– Мой салон отличается разнообразием и может удовлетворить вкусы самых взыскательных клиентов, – ответила Снльвия.
Некоторое время она помогала Иоланде выбирать платье. После того, как покупка была сделана и Иоланда ушла, Сильвия некоторое время ошеломлённо молчала.
– Ну и ну, – произнесла она, наконец. – Жизнь преподносит сюрпризы. Не могу поверить, что это была недотрога Иоланда.
– Ты ещё на работе? – удивлённо спросила Коко, входя в салон.
– Я занималась с клиенткой. Это женщина, которая тратит большие деньги на одежду. Она хочет быть красивой и элегантной. Как ты думаешь, кто это? Иоланда!
– Иоланда? Что ей было нужно? – спросил Коко.
– Ты не поверишь. Она приходила просить меня помочь ей избавиться от Хуана Карлоса. Что это означает, по-твоему?
– Это означает, что ты осталась такой же наивной, а она стала ещё хитрее.
– Ты слишком недоверчива. Я уже представляю, какое лицо будет у Хуана Карлоса, когда он увидит свою любовь с другим. Вот это номер. – Сильвия мечтательно улыбнулась.
– Постарайся не слишком ей доверять, – посоветовала Коко.

Покинув салон Сильвии Михарес, Иоланда встретилась с поджидающей её Кристиной.
– Вот и всё, – грустно сказала Иоланда. – Я сделала то, что должна была сделать.
– Чего ты добьёшься этим? – пожала плечами Кристина. – Ты только сведёшь с ума парня, который тебя любит. Скажи ему всю правду. Так будет лучше.
– Я понимаю, что поступаю плохо, но другого выхода не вижу, – ответила Иоланда. – Он не должен знать, что у него будет ребёнок.
– Ты хочешь взять всю ответственность на себя. Сможешь ли? Посоветуйся с сеньорой Исабель. Она поймёт тебя.
– Исабель? Как я скажу ей? Я лгала... Как я буду смотреть ей в глаза? Нет. Я так хочу, чтобы Хуан Карлос был рядом со мной, но это невозможно.
– Ладно, не волнуйся так, – успокоила её Кристина.

Игнасио не мог долго переносить разлуку с Вирхинией, которую он наконец-то нашёл. Поэтому он вновь отправился к своей любимой.
– Я так скучал по тебе, – сказал он, обняв Вирхинию.
– Я тоже, – призналась та. – У меня были такие же ощущения, как в те давние времена, когда я ждала тебя.
– Ты отпросилась на работе? – поинтересовался Игнасио.
– Я попросила три дня, сославшись на болезнь.
– Эта болезнь продлится долго. Я не хочу, чтобы ты работала.
– Нет, сейчас мне не хотелось бы уходить. Работа так долго была единственным, что я имела в жизни. Тогда я смогла найти только такое место. Работа в тюрьме непрестижна... Но я старалась быть справедливой с теми несчастными, которые заперты там. Знаешь, в тюрьме столько горя!..
– Я поговорил с Хуаном Карлосом, – сменил тему разговора Игнасио. – Он сказал, что будет рад видеть женщину, сделавшую меня счастливым.
– Я боялась встречи с тобой. Но сейчас я ещё больше боюсь встретиться с ним. Не знаю, удержусь ли я, чтобы сразу не прижать его к груди. Моего сына!
– Достаточно одной твоей улыбки, чтобы завоевать его.
– Хорошо, если так, – вздохнула Вирхиния. – Но мне ещё многое нужно узнать. Скажи, Игнасио, когда умерла Моника?
– Это произошло через два года после того, как ты уехала. Я везде тебя искал, но всё было тщетно. Тогда я вернулся в городок и жил воспоминаниями.
– А что с ней случилось?
– Рак. Она медленно угасала, оставаясь такой же гордой и высокомерной. Мне даже не было жаль её...
– Значит, Хуан Карлос почти не помнит её?
– Да. Его воспитывали Матильда и Ромуальдо.
– Они ещё работают в доме? – обрадовалась Вирхиния.
– Работают. Они просто молодцы. Я хочу сообщить им, что нашёл тебя, – сказал Игнасио.
– Нет, не надо, – обрадовалась Внрхиния.
– Чего нам теперь бояться? Ты будешь моей женой. И потом, Хуан Карлос имеет право знать, кто его настоящая мать.

Оливия теперь невольно всё больше времени проводила не с Эктором, а с его матерью.
– Молодёжь ушла веселиться, – с горечью сказала она. Как изменилась Иоланда. Она почувствовала себя современной Золушкой.
– Я рада за неё, – ответила Исабель. – Мои советы пошли ей на пользу. Меня очень беспокоило, что она целыми днями сидела в комнате и плакала. Она ведь так молода.
– Она плохая дочь. Ей бы нужно иметь уважение к памяти недавно умершего отца, – возразила Оливия.
– Нет. Иоланда была хорошей дочерью. Я поняла это по её взгляду.
– Она ещё преподнесёт тебе сюрприз, – предупредила Оливия.
– Почему ты гак плохо к ней относишься? – возмутилась Исабель. – Прошу тебя, если ты не можешь хорошо относиться к девушке, то хотя бы подавляй свои чувства в её присутствии.
– Ну, не будем ссориться, ведь мы столько лет дружим. Но Эктор неспроста переменился. Чудес не бывает. Ты ещё будешь раскаиваться в том, что приняла эту девушку.

Хуан Карлос старался не забывать Диану. Ему была глубоко симпатична эта умная девушка. Он в очередной раз навестил её. Хавьер, увидев Хуана Карлоса, искренне обрадовался.
– Ну, как Диана? – спросил Хуан Карлос.
– Не будет преувеличением, если я скажу, что с этой минуты она будет чувствовать себя намного лучше, – ответил Хавьер. – Я хочу, чтобы ты понял, какое большое значение имеет для моей дочери общение с тобой. Она знает всё про свою болезнь.
– Это должно было произойти, – сказал Хуан Карлос. – Диана – умница.
– Я не отстану от тебя, – вновь начал Хавьер. – Не перестану просить тебя. Просить всё о том же!..
– Вы хотите, чтобы я обманывал её?
– Я хочу, чтобы моя дочь была счастлива. Твоё присутствие делает её счастливой. А ведь ей осталось так мало…
– Привет, – сказала Диана, въехав в комнату на коляске. – О чём это вы?
– Да ни о чём, – смутился Хавьер. – Я оставлю тебя в надёжных руках. До свидания, Хуан Карлос.
Хавьер поспешил уйти.
– Ну как ты? – спросила Диана.
– Не мог зайти раньше, – виновато ответил Хуан Карлос. – Было много работы.
– Я всегда рада видеть тебя, – ответила Диана. – Но я хочу, чтобы ты приходил только тогда, когда тебе самому этого хочется. Я не хочу, чтобы визиты ко мне стали для тебя обязанностью. Ты знаешь, приходила Сильвия Михарес. Мы не были подругами. Просто я часто бывала в её салоне. Она всё время говорила про тебя. Кажется, она не на шутку в тебя влюблена.
– Она просто подруга, – ответил Хуан Карлос.
– Как я?
– Нет, что ты! – возразил Хуан Карлос. – Мы с тобой прекрасно понимаем друг друга. А она совершенно другая.
– Да, – печально сказала Диана. – Мы понимаем друг друга. Но между нами никогда ничего не было. Ты понимаешь, что я имею в виду? Я такая же, как и остальные. Твоя подруга.
– Я люблю с тобой разговаривать. Мне становится легче.

Сара с нетерпением ожидала возвращения Адриана. Ей очень хотелось поскорее узнать, как прошла передача денег вымогателям.
– Наконец-то ты пришёл, – воскликнула она, когда Адриан появился. – Я так волновалась. Как всё прошло?
– Нормально, – ответил тот. – Я положил конверт з деньгами и отошёл на приличное расстояние. К сожалению, и не видел, кто его забрал, но он попал по адресу.
– Надеюсь, что меня больше не потревожат, – вздохнула Сара.
– Я же говорил тебе. Эти мошенники не отстанут от тебя, пока не высосут всё. Они постараются как можно лучше заработать на твоём страхе.
– Тебя это не должно беспокоить, – ответила Сара. – Сейчас я согласилась заплатить, но увидишь, они поплатятся за это.

Когда Иоланда и Эктор вернулись, Оливия подкараулила момент, чтобы начала выяснять отношения.
– Прости, что я надоедаю тебе, – говорила она, пожалуй, слишком громко. – Но когда же ты снова будешь уделять мне время? Ты обращаешься со мной, как с игрушкой. А мне ты нужен как воздух. Я не могу без тебя! С тех пор, как приехала Иоланда, ты всё время проводишь только с ней.
– Да, это правда, – ответил, нахмурившись, Эктор. – Потому что, я могу свободно ходить с ней. Представлять её моим друзьям. Мне нравится, что она рядом со мной.
– О, как ты жесток!..
– Я уже устал от твоих требований, Оливия, – вздохнул Эктор, пытаясь отстраниться. – Оставь мена в покое!
В этот момент в комнату вошли Исабель и Иоланда.
– Не правда ли, Иоланда выглядит потрясающе? – спросила, улыбаясь Исабель.
– Это ваша заслуга, – скромно ответила Иоланда.
– Ну, не только, – возразила Исабель. – Ты проявила хороший вкус. Это тоже нелегко. Ну, ладно, не буду вас задерживать.
– До встречи, мама, – махнул рукой Эктор, и они с Иоландой ушли.
На этот раз Иоланда н Эктор отправились не просто на прогулку. Иоланда созвонилась с Сильвией и договорилась, что та пригласит Хуана Карлоса в ночной клуб. Именно туда она и держала путь с ничего не подозревающим Эктором.
Они заняли столик у стены. Постепенно стали собираться посетители. Иоланда чувствовала себя ужасно. Ей было страшно встретиться с Хуаном Карлосом, тем более в таком качестве. Прошло около часа, и она начала вдобавок волноваться, что он не придёт. Наконец, в полутёмный зал вошла Сильвия под руку с Хуаном Карлосом. Сильвия тут же внимательно осмотрелась, и, увидев Иоланду, улыбнулась. Всё шло по плану. Они расположились недалеко от столика Эктора и Иоланды. Хуан Карлос был поглощён своими мыслями и не обращал внимания на окружающих. Немного погодя Сильвия, поняв, что если они так и будут сидеть, то Хуан Карлос может вовсе не заметить Иоланду, пригласила его танцевать. Иоланда не отрываясь, смотрела па своего любимого, не обращая внимания на то, что говорил ей Эктор. Танец закончился, и Сильвия села обратно за столик. Хуан Карлос скользнул безразличным взглядом по Иоланде и вдруг замер на место. Иоланда поняла, что её заметили, и тоже вся напряглась.
– Что с тобой? – спросил Эктор.
Хуан Карлос решительно направился к их столику.
– Так вот ты где! – дрожащим от гнева голосом сказал он.
– В чём дело? – спросил ничего не понимающий Эктор.
– Пойдём отсюда, Иоланда, – твёрдо сказал Хуан Карлос.
Иоланда собрала всю свою волю и ответила:
– Уходи, Хуан Карлос, я не хочу тебя видеть...
– Это ты говоришь мне? – вскричал Хуан Карлос.
Эктор, окончательно потерявший всякое представление о происходящем, встал со стула и решил вмешаться.
– Ты что, парень, тронулся или выпил лишнего? Эта девушка пришла сюда со мной. Так что оставь нас в покое!..
Кровь бросилась в голову Хуану Карлосу, и он рванулся вперёд. Если бы не подоспевшая Сильвия, то наверняка завязалась бы драка.
– Прошу тебя, Хуан Карлос, уйдём отсюда, – взмолилась она.
– Нам нечего здесь делать, – согласился и Эктор. – В этом месте полно психов. Уйдём.
Он взял Иоланду под руку, и они вышли из зала. Ошеломлённый Хуан Карлос продолжал стоять на месте. Придя в себя, он дал Сильвии вывести его на улицу и сказал:
– Прошу тебя, вернись домой! Я поймаю тебе такси.
– Нет, я не оставлю тебя одного, – заупрямилась Сильвия.
– Я настаиваю. Мне надо остаться одному...
Он остановил проезжающую машину и посадил туда Сильвию, а сам бродил по улицам ещё несколько часов. Домой он вернулся уже поздней ночью совершенно разбитый и, не раздеваясь, упал в кресло. Через некоторое время раздался стук в дверь. Хуан Карлос нехотя поднялся и пошёл открывать. На пороге стоял его друг Роберто.
– Это ты? – вяло проговорил Хуан Карлос. – Тебе позвонила Сильвия? Значит, ты всё уже знаешь.
– Да, – подтвердил Роберто, проходя в комнату.
– Прошу тебя, оставь меня одного, – попросил Хуан Карлос.
– Я сегодня дежурю. Мне, пришлось срочно искать замену. Давай поговорим.
– Мне сейчас плохо, как никогда в жизни, – признался Хуан Карлос.
– Я понимаю тебя. Но жизнь довольно странная штука. И потом, ты ведь ещё ничего толком не знаешь.
– Она неузнаваема. Ты видел её там, в провинции. Теперь это совершенно другая женщина. Этот пустой взгляд... Она прямо сказала, что не желает меня больше видеть. Что происходит? Я ничего не понимаю…
– Это всё так, – согласился Роберто. – Но ты ведь не знаешь, почему она так поступила.
– Что мне делать? – спросил Хуан Карлос.
– Тебе надо, во что бы то ни стало, встретиться с ней и окончательно выяснить отношения. Не терзай себя зря. Если она действительно обманывала тебя, то, значит, просто не достойна твоей любви. Я не психолог, и мне трудно говорить, но я твой друг.
– Да, ты прав, – оживился Хуан Карлос. Но где мне её искать? Вновь ходить по ночным клубам? Сколько на это уйдёт времени?

Этой ночью Матильде не спалось, и она вышла па кухню попить чаю. Внезапно раздались шаги, вошла бледная Магда.
– Сеньора, вы тоже не спите в такой час! – воскликнула Матильда. Что-нибудь случилось?
– У меня внезапно разболелась голова, и я решила выпить таблетку, – слабым голосом ответила Магда.
– Лучше чаю. Эти таблетки до добра не доведут, – посоветовала старая служанка. Вот и чайник вскипел.
– Спасибо, – Магда села за стол. – Скажи – ты ведь давно в этом доме, – какая была Моника, жена Игнасио? Как она ладила с Сарой?
– Вот оно что, – покачала головой Матильда. – Сеньора Моника была гордой и заносчивой женщиной. Она гордилась тем, что стала членом семьи Идальго дель Кастильо, Сеньора Сара очень любила её и выполняла все её капризы.
– Понятно, – кивнула Магда, – Спасибо за чай.
Магда достала из кармана халата две таблетки н запила их чаем. Матильда с жалостью посмотрела ей вслед.

0

20

20

На следующее утро Хуан Карлос рассказал отцу о случившемся накануне. Игнасио внимательно выслушал сына и помрачнел. Он-то надеялся, что теперь, когда он нашёл Вирхинию, у него с сыном всё будет хорошо.
– Я не понимаю, что с ней произошло, – в который раз повторял Хуан Карлос. – Такое впечатление, что это совсем другой человек.
– Я тоже не понял, сынок, – вздохнул Игнасио. – Жаль, всё было так хорошо. Я должен признаться, я, наверное, впервые в жизни обманул тебя.
– Что ты говоришь, папа? – воскликнул Хуан Карлос.
– Я знал о том, что Иоланда в городе, и даже знал, где она.
– Как!
– Я взял фотографию у Матильды и отдал её инспектору полиции. Он нашёл её у Кастелло Кабралес. Она живёт там.
– Это тот парень из ночного клуба, – вскричал Хуан Карлос.
– Не волнуйся. Он просто её родственник по материнской линии.
– Но почему ты молчал?
– Я хотел устроить вашу встречу, но, как видно, опоздал.
– Я немедленно иду туда, – решительно заявил Хуан Карлос. – Я уведу её из того дома. Ей нечего там делать. Её место здесь.
– Умоляю, Хуан Карлос, – прокричал ему вслед Игнасио. – Постарайся не делать глупостей...
Но Хуан Карлос уже не слышал его. Он сломя голову мчался вниз по лестнице.

Когда Кристина сказала Иоланде, что к ней пришёл Хуан Карлос, та сначала испугалась, но, поразмыслив, решила всё же, не уклоняться от разговора, чтобы окончательно всё решить. Она вышла к нему в прихожую.
– Зачем ты пришёл? – спросила она.
– Ты спрашиваешь это у меня? – воскликнул Хуан Карлос. – Нам нужно поговорить.
– Нам не о чем больше разговаривать, – ответила Иоланда.
– Ты сошла с ума. Скорее одевайся, и уйдём отсюда. Мне нужно поговорить с тобой. Слышишь? Или ты хочешь, чтобы я силой тебя увёл?
Иоланда, молча, оделась, и они вышли на улицу. Хуан Карлос отвёл её в сквер перед домом.
– Что всё это значит, Иоланда? – возмущённо спросил он. – Ты смеёшься надо мной? Я ничего не понимаю.
– Ты меня совсем не знаешь. – Иоланда явно испытывала затруднения с подбором аргументов.
– Это точно, – с горечью ответил Хуан Карлос. – Я действительно, совсем не знаю тебя. Ты стала совершенно другой. Что я тебе сделал, что ты так поступаешь со мной?
– Я устала, Хуан Карлос. Устала от унижений и оскорблений. Ты прекрасно знаешь, что твоя семья не примет меня.
– Да, – согласился Хуан Карлос. – Но я хочу знать: может, ты устала от меня? Ответь мне!
– Что ты хочешь узнать? – продолжала уклоняться от ответа Иоланда.
– Любишь ли ты меня?
– Неужели ты не видишь, что наша любовь создаёт сплошные проблемы. Я тебе и раньше говорила, что это невозможно, – снова ушла от ответа Иоланда.
– Я боролся за тебя. Чтобы защитить тебя, я порвал со своей семьёй. Я готов на всё ради тебя.
– Сара твоя бабушка, Гонсало твой брат. Я всегда буду стоять между вами.
– Я не могу без тебя. Ты единственная женщина, которую я люблю. Ты прекрасно знаешь это.
– Единственная? А Сильвия? Быстро ты нашёл утешение в её объятиях, – ответила Иоланда.
– Это неправда, – возмутился Хуан Карлос. – Я тысячу раз говорил тебе о наших отношениях...
– Ну, конечно, – с иронией произнесла Иоланда. – Большая дружба... Как бы то ни было, я больше не хочу продолжать этот бессмысленный разговор. Я ухожу.
Иоланда сделала попытку вернуться домой, но Хуан Карлос схватил её за руку.
– Ты не можешь уйти, ничего не объяснив мне.
– Что ты ещё хочешь узнать от меня? Забудь меня.
– Почему я должен забыть тебя? Я люблю тебя. Куда ты хочешь уйти? Обратно в этот дом? К этому человеку?
– Думай, что говоришь. Этот человек – член моей семьи.
– С каких это пор членом семьи называют любовника?
– Ты просто дурак! – крикнула Иоланда.
– Ну, хорошо. – Хуан Карлос совсем потерял голову. – У меня ничего нет с Сильвией, как и у тебя с Эктором. Мы можем пожениться. У нас может быть ребёнок...
– Нет, – испугалась Иолацда. – Оставь меня. Неужели ты не видишь, что между нами всё кончено. Я не люблю тебя! Это правда! Ты не веришь, но это так. Уйди из моей жизни. Забудь меня.
Иоланда вырвала руку и убежала из сквера.
– Иоланда! – крикнул ей вслед Хуан Карлос.
Но девушка не остановилась. Через минуту она скрылась в подъезде своего дома. Совершенно убитый услышанным, Хуан Карлос продолжал смотреть ей вслед.

С утра Сильвия не удержалась и позвонила Саре.
– Алло, Сара? У меня для вас приятная новость.
– Да? – заинтересовалась Сара. – И что же это такое?
– Вчера мы с Хуаном Карлосом встретили в ночном клубе – кого, как вы думаете? Иоланду, собственной персоной.
– Вот так хорошая новость, – буркнула обеспокоенная Сара.
– Она так изменилась. Накрашена, одета в шикарное платье. И, главное, она была там с мужчиной из общества.
«Так вот для чего ей понадобились мои деньги», – подумала Сара. Вслух же она сказала:
– Хуан Карлос видел её?
– О, да, – возбуждённо ответила Сильвия. – Он просто умирал от ревности и злобы. Это был для него настоящий удар. Хуан Карлос даже чуть не подрался с поклонником Иоланды.
– Боже мой, какой скандал! – воскликнула Сара. – Эта девица, кажется, задалась целью досаждать нашей семье.
– Надеюсь, что Хуан Карлос получил хороший урок, – сказала Сильвия. – Это уже не сплетни, а неоспоримый факт. Он, воочию, убедился в том, что, представляет, из себя эта девица. Но к счастью, мы от неё избавились.
– Поверь мне, – многозначительно сказала Сара, – она ещё много крови попортит нашей семье. Но я готова к этому.
В это время в дом Сары, потому что его уже трудно было назвать домом семьи Идальго – ведь сама семья практически распалась, – заглянул Игнасио. Он не спешил показаться матери на глаза. С гораздо, большим удовольствием он общался с Матильдой и Ромуальдо. Вот и сейчас он направился прямо в кухню.
– Сеньор Игнасио! – воскликнула, увидев его, Матильда. – Я сейчас такое услышала! Сеньора Сильвия наговорила что-то про Иоланду и Хуана Карлоса. Наверное, какая-то очередная ложь.
– Да, – вздохнул Игнасио, – я думаю, что она не совсем беспристрастно преподнесла всю эту историю.
– Какую историю? – ужаснулась Матильда. – Неужели Хуан Карлос действительно встретил Иоланду с другим мужчиной?
– Да, встретил, но не надо делать поспешных выводов. Мы же прекрасно знаем Иоланду. Она живёт в доме Кастелло Кабралес. Это её дальние родственники.
– Правда, родственники? – с надеждой переспросила Матильда.
– Да, это точно. И Хуан Карлос знает это. Я предупредил его, чтобы он не наделал глупостей. Я дам тебе адрес Иоланды, сходи и поговори с ней. Может, тебе удастся что-то выяснить.
– Конечно, сеньор, – обрадовалась Матильда. – Я обязательно схожу. Что же это делается?
В это время вошёл Ромуальдо. Старик искренне обрадовался приходу Игнасио.
– Добрый день, сеньор. Рад видеть вас. Матильда, тебя зовёт сеньора Сара.
– Я обязательно схожу туда, – ещё раз сказала Матильда и вышла.
– Ну, как твоя нога, Ромуальдо? – спросил Игнасио.
– Спасибо, ничего. Болит, но терпимо. Как вы, сеньор Игнасио?
– Я нашёл её, – с улыбкой ответил Игнасио.
– Иоланду? – не понял старик.
– И её тоже. Я нашёл Вирхинию.
– Не может быть! Вот радость! Я ведь думал, что она умерла. Как она?
– Я встретил её совершенно случайно. Даже не узнал сначала. Она всё ещё одна. Это такое счастье. Мы, наверное, скоро поженимся.
– Это так неожиданно, – с улыбкой повторял Ромуальдо. – Я рад за вас. Дай Бог вам счастья. Расскажите о ней.
– Конечно, – улыбнулся Игнасио.
Когда, рассказав всё, что он знал про Вирхинию, Игнасио собрался уходить, в дверях он столкнулся с Адрианом.
– Какая встреча! – сказал Адриан. – Жаль, что ты уже уходишь. Могли бы поговорить. Нам есть, что вспомнить.
– Воспоминания не всегда бывают приятными, – ответил Игнасио.
– Всё та же горечь в словах. Ты относишься к тому типу людей, которые предпочитают уйти без борьбы, – заметил Адриан.
– Зато ты настоящий герой, – усмехнулся Игнасио.
– Это не всегда удаётся. В тебе же я и раньше замечал некоторую леность. Многие вещи оставляли тебя равнодушным.
– Именно благодаря моему безразличию ты и мог пробраться в этот дом, – ответил Игнасио.
– Мы могли бы быть друзьями, – покачал головой Адриан. – У нас столько общего.
– Вот именно. Ты любил Монику, а я нет. Ты знаешь, что я любил другую женщину. Как видишь, мы не были соперниками.

Как только Хуан Карлос пришёл в клинику, у него в кабинете зазвонил телефон.
– Идальго слушает, – произнёс он в трубку.
– Хуан Карлос, здравствуй, – раздался голос Сильвии. – У тебя тяжёлый момент. Я хочу попытаться утешить тебя. Я тоже знаю, как это тяжело, когда тебя отвергают. Я испытала это на себе. Правда, вы, мужчины, воспринимаете всё по-другому. Вы более практичны, менее уязвимы, менее чувствительны. Я не верю, что эта история с Иоландой совершенно выбила тебя из колеи.
– Я прошу тебя, Сильвия, с этого момента я не хочу слышать имя Иоланды. Сделай одолжение, – попросил Хуан Карлос.
– Правильно, – обрадовалась Сильвия. – Так и надо. Есть ещё люди, которым ты нужен.
– Да, которые всё отдают, ничего не требуя взамен, – вздохнул Хуан Карлос.

Когда Иоланда вернулась домой, её уже ждал Эктор.
– Ну, наконец-то, – обрадовался он. – Я уже начал волноваться. Ты не забыла, что мы идём в клуб?
– Да, я помню, – рассеянно ответила Иоланда.
– Послушай, я всё думаю о том человеке в ночном клубе. Мне показалось, что он имеет какие-то права на тебя...
– Нет, Эктор, нет. Ты ошибаешься.
– Но кто он? Ты его знаешь? – продолжал настаивать Эктор.
– Да, знаю, – призналась Иоланда. – Не буду скрывать. Эго доктор Хуан Карлос Идальго дель Кастильо. Я была служанкой в его доме. Ещё там, в провинции.
– Вот в чём дело! – воскликнул Эктор. – Теперь всё понятно. Сеньор просто не мог смириться с тем, что ты тоже попала в общество. Что ты одета в красивое платье, а не в униформу...
– Хватит, Эктор, – взмолилась Иоланда.
– Ладно. По крайней мере, теперь я знаю, как защитить тебя от него. Не волнуйся. Ну, так мы идём?
– Эктор, я так устала. Давай останемся дома, – попросила Иоланда. – Завтра сходим.
– Ну, ладно, – согласился Эктор. – Дома так дома.

Придя в офис, Гонсало, к своему удивлению, обнаружил там Сильвию.
– Сильвия? Какая приятная неожиданность.
– Вот решила зайти. Есть новости.
– Неужели объявилась Иоланда? – спросил Гонсало.
– У тебя хорошая интуиция, – улыбнулась Сильвия. – Но главное не то, что она объявилась. Главное, какой она стала. Это уже не та робкая провинциальная девушка. Она теперь совершенно другая женщина – привлекательная, непринуждённая. А самое главное, что её отношения с Хуаном Карлосом, похоже, в прошлом. Она прямо ему об этом сказала. Это облегчает твою задачу.
– Интересно, – задумчиво сказал Гонсало. – Это оправдывает мою позицию по отношению к Хуану Карлосу и в то же время даёт возможность удовлетворить мой старый каприз. Спасибо, что зашла сообщить такую новость.
– Да, и ещё я хочу предложить тебе помощь, – сказала Сильвия.
– Помощь? – заинтересовался Гонсало. – Что ты имеешь в виду?
– Можно устроить твою «случайную» встречу с Иоландой.
– Неужели? – оживился Гонсало.
– Среди новых привычек Иоланды теперь появилась ещё одна – одеваться модно и красиво. Она моя постоянная клиентка. Её совсем нетрудно встретить у меня в салоне.
– А ты и впрямь хитрая, – улыбнулся Гонсало. – На этот раз она от меня не ускользнёт. Как и Хуан Карлос от тебя. Я могу считать тебя, Сильвия, членом семьи. Это меня очень радует.

Сразу после ухода Игнасио Матильда отпросилась у Сары и отправилась по данному ей адресу. Увидев старую женщину, Иоланда очень обрадовалась.
– Матильда, как мне тебя не хватает! – воскликнула она. – Я так тебя люблю. Это Хуан Карлос попросил тебя зайти?
– Нет, детка, он ничего не знает, – ответила Матильда. – Это сеньор Игнасио посоветовал мне сходить к тебе. Чей это дом?
Матильда оглядела богатую обстановку, да и сама Иоланда была одета небедно.
– Это дом кузины моей мамы, – ответила Иоланда, провожая Матильду к себе в комнату. – Сеньора Исабель приняла меня очень хорошо и относится как к дочери.
– Я рада за тебя. Но что с тобой происходит? Про тебя рассказывают невероятные вещи. Я в них просто не могу поверить.
– Я хочу, чтобы про меня рассказывали всякую всячину, – призналась Иоланда. – Я хочу стать неузнаваемой. Но если бы ты знала, как мне это тяжело, как больно.
– Но почему? – спросила Матильда. – Зачем столько страданий?
– У меня есть на то очень веская причина.
– Никакая причина не может изменить сущность женщины, – возразила Матильда.
– Я хочу, чтобы Хуан Карлос забыл меня. Чтобы он перестал даже думать обо мне. Я не хочу, чтобы и у меня отняли моего ребёнка. Я ведь жду ребёнка от Хуана Карлоса.
– Ты уверена, девочка? – спросила потрясённая Матильда.
– Я была у врача.
– Что же ты теперь будешь делать? – спросила изумлённая Матильда.
– Не знаю, – тихо ответила Иоланда. – Наверное, снова уеду.
– Ты уже сказала об этом сеньоре Исабель?
– Нет. Я не могу. Тут н так возникли неприятности из-за меня, а если ещё окажется, что я беременна...
– Тогда я помогу тебе, – уверенно сказала Матильда. – Я твёрдо решила, что не оставлю тебя, детка. Я отправлю тебя далеко, так далеко, что никто не найдёт тебя.
Зелёные глаза Иоланды наполнились слезами благодарности.

Эктор, как обычно, сидел в своём любимом баре недалеко от дома. Там его и нашла Оливия.
– Привет, – сказала она. – Ты знаешь, какой сегодня день?
– Что ты, – вяло ответил Эктор. – Я даже не знаю, какой сегодня месяц.
– Сегодня годовщина нашей первой встречи, – с гордостью произнесла Оливия, доставая дорогие часы «Роллекс». – Это тебе. Я хочу, чтобы ты всегда их носил.
– Значит, прошло уже семь лет? – задумчиво спросил Эктор. – Тебе не кажется, что это ужасно, Оливия? Хотя ты всегда была хорошей тётей. – Он сделал ударение на последнем слове. – Пора заканчивать эту историю. Мне кажется, что ты решила купить меня. – Он повертел в руках часы. – Но моя свобода не продаётся. Она просто не имеет цены.
– Ты ещё многого не знаешь, – покачала головой Оливия. – Есть разные обязательства. Письменные, устные, плотские... Разрывать их без обоюдного согласия крайне опасно. Поверь мне. И не будем больше об этом. Носи эту вещь, прошу тебя.

– А, доктор Альманса, – обрадовался Хуан Карлос, когда к нему в кабинет заглянул седовласый сеньор. – Как дела у Дианы?
– Хорошо, вернее, мне хорошо удаётся обманывать её. Но она умная девушка. Она уже начала догадываться, что с ней на самом деле. Это очень опасно. У неё такая болезнь, которая во многом зависит от состояния психики больного. То состояние, в котором она пребывает сейчас, может просто убить её преждевременно.
– Да, я разговаривал на днях с Хавьером, – ответил Хуан Карлос.
– Насколько я знаю, ты имеешь на неё большое влияние, – заметил доктор Альманса. – Используй это, чтобы избавить её от тревоги, от страха перед будущим. Она сейчас нуждается в утешении, в любви. Это твой долг, Хуан Карлос.
– Я постараюсь, – ответил Хуан Карлос.
– Ну, я пойду, – сказал доктор Альманса. – Дела. Будь здоров.
– До свидания.

Сара обрадовалась приходу Адриана. Гонсало был всё время занят, и только со старым другом семьи она могла поговорить о своих делах.
– Проходи, Адриан. Я оказалась права. Сильвия Михарес рассказала мне, что она вместе с Хуаном Карлосом видела Иоланду. Та была богато одета и светилась радостью. Наверное, от того, что я заплатила ей за молчание.
– И что ты собираешься делать? – поинтересовался Адриан.
– Пока ничего, – ответила Сара. – Подождём. Наше время ещё не пришло.
– Изворотливая девушка, – сказал Адриан. – Помню, я как-то встретил её в бунгало вместе с Гонсало, кажется...
– Да, – вздохнула Сара. – Сильвия открыла мне глаза. Она сначала пыталась завлечь Гонсало, а когда её отвергли, бросилась на бедного Хуана Карлоса. Она даже стреляла в Гонсало. Он, как благородный человек, не стал доносить на неё, помня о своём брате.
– Придёт время, когда она получит по заслугам, – заметил Адриан.
– Я с нетерпением жду этого дня, – призналась Сара. – Я буду просто счастлива, когда она навсегда исчезнет из нашей жизни. Я только на это и надеюсь.

Игнасио так хотел, чтобы Вирхиния поскорее увидела их сына, что решил не откладывать это дело в долгий ящик. Они прошлись по магазинам, купили продуктов. Игнасио решил, что Хуану Карлосу в его теперешнем состоянии не помешает немного отвлечься.
– Ну, теперь мы от голода не умрём, – радостно произнёс он, когда Вирхиния закончила сервировку стола. – Ты вложила в этот приём всю душу, дорогая.
– Дело в том, что я ещё не знаю вкусов Хуана Карлоса и поэтому постаралась приготовить всего понемногу, – ответила взволнованная Вирхиния. – Я просто умираю от страха.
– Чего ты боишься? – удивился Игнасио.
– Я боюсь этой встречи. Как она пройдёт? Понравлюсь ли я ему? Столько вопросов. Я мечтала об этом много лет.
– Хорошо, Вирхиния, мы скажем ему всю правду.
– Нет. Только не сейчас, – испугалась Вирхиния. – Я хочу, чтобы он сначала привык ко мне. Я заслужу его любовь постепенно.
– Ну, ладно, – согласился Игнасио. – Подождём. Куда торопиться.
В этот момент хлопнула входная дверь. Вирхиния замерла на месте. Игнасио улыбнулся и встал, чтобы встретить сына.
– Познакомься, Хуан Карлос, это Вирхиния Росалес, женщина, которую я люблю.
– Мне очень приятно с вами познакомиться, сеньора, – произнёс Хуан Карлос. – Отец много о вас рассказывал.
Вирхиния покраснела и ничего не смогла сказать от волнения.
– Вирхиния очень чувствительная женщина, – ответил за неё Игнасио. – Она боялась знакомиться с тобой.
– Но почему? – удивился Хуан Карлос.
– Боялась, что не понравится тебе, – объяснил Игнасио.
– Ну, это исключено, – улыбнулся Хуан Карлос. – Сеньора, я хочу сказать, что вы сделали моего отца счастливым. Это для меня главное.
– Вирхиния, что же ты всё молчишь, – с укоризной сказал Игнасио. – Смелее.
– Ой, простите, я так волнуюсь, – ответила Вирхиния.
– Вы мне очень понравились, – признался Хуан Карлос. – У вас такой добрый взгляд, сеньора, нежный и глубокий.
– У нас много общего, – сказал Игнасио. – Вирхиния тоже многие годы страдала. Ей нужна ласка и любовь. Мне хотелось бы, сынок, чтобы ты относился к ней как к матери. Я уверен, что она будет любить тебя как родного сына.
Вирхиния побледнела. Чтобы разрядить обстановку, Игнасио предложил сесть за стол. Ужин проходил в приятной семейной обстановке. Постепенно Вирхиния пришла в себя и даже стала улыбаться. Хуан Карлос теперь был с ней на «ты», о чём она сама попросила.
– Я хочу ещё раз выпить за вас, – предложил он. – За вашу встречу и за счастье, которое вы оба заслужили.
– Спасибо, – ответила Вирхиния. – Ты хорошо поел?
– О, да! – ответил Хуан Карлос. – Всё было просто замечательно. Я уже давно отвык от домашней пищи.
– Я рада. Я так старалась.
– Всё хорошо, Вирхиния, – успокоил её Хуан Карлос. – Я сразу полюбил тебя. Я буду для тебя сыном.

Вечером Магда улучила момент и решала поговорить с Гонсало.
– Гонсало, чем ты занимался до того, как мы поженилнсь?
– Хм, странный вопрос, – пожал плечами Гонсало. – Работал. Как и сейчас. А что?
– Нет, работа – это понятно, – продолжала Магда. – Но ведь вечерами ты был дома. Как ты отдыхал? Ты почти ничего не рассказываешь мне о своей жизни.
– Странно, что ты меня об этом спрашиваешь. Что конкретно тебя интересует?
– Ну, понимаешь, мы давно знаем друг друга. Я часто приходила в ваш дом. Ты как-то не замечал меня. И вдруг ты сделал мне предложение. Мы поженились, отправились в свадебное путешествие. Потом вернулись и поселились в этом доме, который нам не принадлежит. Ты сразу ушёл с головой в работу, а я всё время одна, погружённая в свои мысли.
– Ты хорошо знаешь, Магда, – недовольно ответил Гонсало, – что вышла замуж за очень занятого человека.
– Но я начинаю сомневаться! – воскликнула Магда. – Ты так безразличен ко мне.
– Ну, не говори так. У нас ещё не закончился медовый месяц. Я люблю тебя, дорогая.
– Скажи, до женитьбы на мне ты был влюблён в кого-нибудь?
– Но женился-то я на тебе, – ушёл от ответа Гонсало.
– Это так, – вздохнула Магда. Она поняла, что её расспросы не дадут никакого результата.

Семейный ужин прошёл отлично, но Хуан Карлос помнил, что договорился встретиться в казино с Дианой. Она сказала, что ей не нравится, когда Хуан Карлос приходит за ней и везёт куда надо. Она хочет назначить ему свидание и сама добраться до места. Поэтому в казино её доставил знакомый.
Хуан Карлос извинился и поспешил откланяться. Через полчаса он уже был в казино.
– Привет, дорогая, – произнёс Хуан Карлос, подходя к Диане и целуя ей руку. – Как твои дела?
– Да не очень. Чувствую себя несколько неуютно, – призналась девушка. – Я много раз бывала здесь и всегда старалась оставаться незамеченной. Теперь же – просто центр внимания.
– Конечно, это неприятно, – согласился Хуан Карлос. – Но это нормальная реакция. Не обращай внимания. Главное, мы снова встретились. Перестань грустить. Что-нибудь выпьешь?
– Сок разве что.
Хуан Карлос заказал два стакана сока.
– Я очень благодарна тебе за то, что ты для меня делаешь. Я прекрасно понимаю, что я для тебя обуза, и ты ходишь со мной только потому, что чувствуешь себя обязанным, – печально сказала Диана.
– Опять ты за своё, – недовольно сказал Хуан Карлос. – Прекрати издеваться над собой. Я тебе уже много раз говорил, что мне хорошо с тобой. Ты же умная женщина. Почему ты не хочешь понять этого? Верь мне.
– Нет, я очень глупая женщина. Иногда я мечтаю, что ещё могу быть счастливой. Но для этого нужно мужество и время.
– Ты достойна счастья. Если ты почувствуешь себя счастливой хоть ненадолго – это уже хорошо.
– Но я хочу полного счастья, – возразила Диана. – Полного и навсегда.
– Диана Вальдивья! – Одна из посетительниц казино подошла к их столу. – Какая встреча! Слушай, мы тут решили составить партию в покер, но не хватает партнёра. Ты ведь играешь? Не хочешь присоединиться?
– Иди, поиграй, – улыбнулся Хуан Карлос. – Я пока пойду на рулетку.
У стола с рулеткой, как всегда, толпился народ. Хуан Карлос протиснулся к зелёному сукну. Встав рядом с молодой сеньорой, он, к своему изумлению, обнаружил, что это Иоланда.
– Боже мой, – прошептала девушка.
– Иоланда? – удивился Хуан Карлос. – Как изменилась твоя жизнь! И как она отличается от той, которую я мог бы предложить тебе...
– Прошу тебя, Хуан Карлос. – Иоланда попыталась уйти.
– Понимаю, ты не одна, – с горечью сказал Хуан Карлос. – Верно? С тобой кто-то пришёл, и тебя это беспокоит. Иоланда, нам надо поговорить.
– Прошу, оставь меня.
– Скажи, ты меня ещё любишь? Мы с тобой сейчас как чужие... Ты ничего не хочешь мне сказать? Тогда послушай, что я скажу. Ты связалась с плейбоем. Вот, что представляет, из себя, твой кузен.
– Это моя проблема. Оставь меня в покое.
– Нет. Давай встретимся там, где мы сможем спокойно поговорить. Ты должна мне многое рассказать...
– Мне нечего больше добавить, – ответила Иоланда. – Я ухожу.
– Иоланда...
Но она вновь покинула его. Хуан Карлос автоматически попробовал играть, но, даже ставя на чёт-нечёт, он умудрялся проигрывать. Через некоторое время вернулась Днана.
– Как прошла игра? – спросил Хуан Карлос.
– Плохо, – пожала плечами Диана. – Я давно не играла и никак не могла толком собраться. Я слишком рассеянна.
– Я тоже, – вздохнул Хуан Карлос.
– Иоланда, – вскричала Днана, заметив девушку. – Привет.
– Привет, Днана, – смутившись, ответила Иоланда.
– Как дела, Диана? – спросил подошедший Эктор.
– Так себе. Думаю, вы не знакомы. Это Эктор Кастелло. А это доктор Хуан Карлос Идальго дель Кастильо.
– Да, – процедил Эктор. – Пожалуй, мы уже виделись. Ну, нам пора. Прости.
– Конечно, – растерянно ответила Днана. – Я что-то не так сказала?
– Нет, всё в порядке, – успокоил её Хуан Карлос.
– Ты знаешь эту девушку? Я имею в виду Иоланду.
– Да, знаю, – признался Хуан Карлос.
– Чёрт знает что, – возмущённо сказал Эктор, когда они отошли в сторону. – Этот тип всё время мешается под ногами.
– Прошу тебя, Эктор, – воскликнула Иоланда.
– Как тесен мир. Но не беспокойся. Я не дам тебя в обиду. Этот сеньор много о себе воображает. Можно подумать, что он купил всё вокруг, – не унимался Эктор. – Он больше не будет тебя беспокоить. Выпьем за твоё освобождение, Иоланда.
– Ты не слишком остроумен. Давай уйдём.
– Так рано? – удивился Эктор. – Давай хотя бы сначала выпьем.
– Хорошо. Мне сок, пожалуйста.
– Отлично. Официант, сок и виски.

Сильвия, решившая помочь Гонсало в его гнусных замыслах, позвонила Иоланде, чтобы условиться о встрече. К телефону подошла Оливия.
– Алло, могу я поговорить с Иоландой? – спросила Сильвия.
– А кто её спрашивает? – поинтересовалась Оливия.
– Я Сильвия Михарес из салона.
– Сильвия? Интересно. А я Оливия Боргес.
– Привет, дорогая, как дела? – обрадовалась Сильвия. – Какое совпадение! Я, наверное, ошиблась номером, вообще-то я звоню другой клиентке.
– Иоланде Лухан?
– Да, ты её знаешь? – удивлённо спросила Сильвия.
– Конечно. Она живёт в доме моего племянника.
– Ну, надо же! Мне повезло: одним выстрелом я убила двух зайцев. Я звоню, чтобы сообщить о новой коллекции. Прелестные платья.
– Значит, Иоланда твоя клиентка?
– Да, с недавних пор. Но я с ней знакома давно.
– Странно, она ведь в городе без году неделя.
– Но я знала её раньше.
– Неужели? – обрадовалась Оливия. – Я обязательно передам ей твоё приглашение и сама приду. Нам надо поговорить. Ты меня просто заинтриговала.
– Так я жду тебя. – Сильвия повесила трубку. – Вот так совпадение. Оливия и Иоланда. Невероятно.

Проводив Вирхинию, Игнасио позвонил Матильде.
– Алло, Матильда? Как дела? Ты ходила к Иоланде?
– Да, сеньор. К большому сожалению, могу сказать, что ничего нельзя сделать. Иоланда очень изменилась, хоть мы и не можем осуждать её за это. Сеньор, вы должны сделать всё возможное для того, чтобы помочь Хуану Карлосу забыть Иоланду.
– Нет-нет! – воскликнул Игнасио. – Это невозможно! Ты же знаешь, как он любит её. Он просто сходит с ума. Но что она сказала тебе? В чём причина её поведения?
– Она просто устала бороться за несбыточную мечту. Вы же взрослый человек, сеньор, вы должны знать, как это бывает. Их слишком многое разделяет, и связь принесёт им только несчастье. Они никогда не смогут пожениться и жить спокойной жизнью. От судьбы не уйдёшь. Боюсь, что история повторяется. Но я всё равно рада, что повидала её. Знаете, сеньор, ведь у Иоланды и Хуана Карлоса нет будущего...
– Я не верю. Должен же быть какой-то выход. Пусть они поженятся и уедут, – предложил Игнасио.
– Чтобы потом всю жизнь скрываться? Это невозможно. Нужно свыкнуться с мыслью, что им предстоит разлучиться. Иного выхода нет. Так распорядилась судьба.
– Ты меня просто убиваешь, Матильда, – ответил Игнасио.

0

21

21

На следующее утро Магда решила немного разнообразить свою монотонную жизнь и отправилась к Сильвии Михарес посмотреть что-нибудь новое для своего гардероба.
– Я рада видеть тебя, – сказала Сильвия, когда Магда появилась в её салоне. – Хочешь что-то посмотреть?
Целый час они тщательно выбирали платья для Магды. Та радовалась, как ребёнок и решила купить кое-что. Одно вечернее особенно понравилось ей. Она никак не могла оторваться от зеркала.
– Нравится? – спросила Сильвия, поправляя складку. – Оно очень тебе идёт. Для какого-нибудь особенного случая?
– Какой особенный случай может быть с Гонсало, – вздохнула Магда. – Он полностью поглощён работой.
– Бедняжка, ты даже не можешь насладиться медовым месяцем...
– Да... Сеньора Сара сказала, что появилась Иоланда...
– Да, к сожалению, но она больше не представляет опасности. По её вине я чуть не потеряла Хуана Карлоса.
– А что она вообще за человек? – поинтересовалась Магда.
– Ну, она способна на всё ради достижения своей цели. У неё нет совести.
– Гонсало был против её отношений с Хуаном Карлосом.
– Он умный мужчина, – ответила Сильвия.
– Но может, он был влюблён в неё? – предположила Магда. – Он так страстно противился этому, что можно подумать, что это была ревность.
– Как ты можешь так говорить о своём муже? – удивилась Сильвия. – Это абсурд.
– Но слишком много совпадений. Это очень странно.
– Не забивай себе голову ерундой, – посоветовала Сильвия. – Мне кажется, что такие мысли обычное дело для молодожёнов. Пока вы не привыкните друг к другу.
– Может быть, – не очень уверенно сказала Магда. – Но я прошу тебя, Сильвия, ничего не говори Гонсало или кому-нибудь другому. Пусть это будет нашим общим секретом. Хорошо?
– Ладно, – пожала плечами Сильвия. Раз ты так просишь.

Совершенно неожиданно Иоланде позвонила Диана и попросила её зайти к ней поговорить. Иоланде было жалко бедную девушку, и она согласилась, хотя после вечера в казино её не очень-то тянуло с ней встречаться.
– Как дела? – спросила Диана, когда Иоланда вошла. – Прости, что заставила тебя ехать сюда, но ты понимаешь, что сама зайти я не могу. – Она показала на инвалидную коляску, в которой сидела. – Мне надо с тобой поговорить.
– Если ты делаешь это по просьбе Хуана Карлоса... – начала Иоланда, но Диана её перебила:
– Нет. Он ничего не знает о нашей встрече. Выслушай меня. Я получила много разноречивой информации о тебе и хочу сама во всём разобраться. Я хочу понять, что ты за человек. Иоланда, ты была невестой Хуана Карлоса?
– Да, – ответила Иоланда. – Не вижу смысла скрывать это.
– Но тогда я не понимаю! – воскликнула девушка. – Его счастье в твоих руках. Он влюблён в тебя. Ты упускаешь случай, который не повторится. Ты не хочешь выйти замуж за человека, который любит тебя... Хуан Карлос не заслуживает такого отношения.
– Я тоже страдаю, – тихо ответила Иоланда. – Разве я это заслуживаю?
– Что же вам мешает? – спросила Диана.
– Что мешает? А что мешает тебе? Я знаю, что он неравнодушен к тебе. Я видела, как он переживал за тебя, когда ты была в больнице. И ты знаешь, мне приятно разговаривать с тобой...
– Мы могли бы стать подругами, – предложила Диана.
– Ты подруга Хуана Карлоса.
– Да, ну и что? Я могла бы быть и твоей подругой тоже. Знаешь, почему я вмешиваюсь? Потому что, несмотря на то, что ты изо всех сил стараешься скрыть свои чувства, всё равно я вижу, что ты любишь его.
– Как ты можешь знать это?
– Я вижу, – повторила Диана. – Слушай, прошу тебя, не отвергай Хуана Карлоса. Никого не слушай. Доверяй только своему сердцу. Увидишь – оно никогда не обманывает.
– Спасибо тебе, – искренне ответила Иоланда. – Но боюсь, сейчас слишком поздно.
– Поздно? – горько улыбнулась Диана. – У тебя всё ещё впереди. Чего нельзя сказать обо мне...

Оливия не могла упустить случая, получить новые сведения об Иоланде, и тут же отправилась в салон Сильвии Михарес.
– Оливия! Какой сюрприз. Не очень-то ты балуешь вниманием мой салон, – приветствовала её Сильвия.
– Я очень занята в последнее время. – Оливия приняла усталый вид. – Но, как видишь, я сдержала слово.
– Будешь что-то выбирать? – спросила Сильвия, показывая на новые платья.
– Нет. Пока предпочитаю поболтать с тобой. Мне приходится постоянно ухаживать за мужем. Он уже совсем плох. К тому же я часто бываю в доме моего племянника Эктора Кастелло.
– Эктор твой племянник? – удавилась Сильвия.
– Ну, не совсем. Я давняя подруга его матери, и он называет меня тётей. А сейчас в их доме появилась эта Иоланда. Представляешь, я хотела тогда привести её к тебе, но она пришла сама. Твой салон пользуется успехом.
– Спасибо, ты мне льстишь, – улыбнулась Сильвия.
– Я хотела поговорить об Иоланде. Ты сказала, что знаешь её. Может, поделишься со мной информацией?
– Смотря, что тебя интересует, – пожала плечами Сильвия.
– Иоланда появилась в доме Исабель так неожиданно. Они дальние родственники, но это ничего не значит. У моей подруги молодой сын. Иоланда тоже молода, красива... Скажи мне, Сильвия, что она из себя представляет?
– Могу только сказать, что она была служанкой в доме Идальго дель Кастильо, – сдержанно ответила Сильвия.
– Служанкой? А какие-нибудь подробности ты знаешь? – Оливия жадно смотрела на Сильвию.
– Оливия, Иоланда моя клиентка, а в моих правилах не распространяться о моих клиентах. Это профессиональная привычка. Извини, но больше я ничего не могу добавить. Если хочешь, можешь выбрать что-нибудь для себя.
– Пожалуй, – разочарованно ответила Оливия. Она резко повернулась к манекенам с образцами, и из её уха вылетела серёжка.
– У тебя выпала серьга, – сказала Сильвия. – Будь осторожней. Это дорогая вещь, и так недолго её потерять.
– Да, надо сходить к ювелиру, – вздохнула Оливия.

Магда, томимая бездельем, вышла в гостиную. Там сидела Сара, тоже не обременённая работой.
– Магда, посиди со мной, – предложила старая сеньора. – Ты знаешь, я давно хотела сказать тебе, что ты необычайно похожа на Монику. У тебя её причёска и цвет волос.
– Сара, – вспыхнула Магда, – я прекрасно понимаю, что для вас означает память о Монике. Но она уже много лет как умерла, а я жива. У неё была своя внешность, у меня своя. Я не хочу быть ни на кого похожей. Хочу остаться со своими достоинствами и недостатками.
– Ну, не надо так реагировать, – протянула Сара. – Я это сказала просто так. Просто констатация факта.
– Мне никогда не заменить вам Моники. Для этого мне пришлось бы подражать ей, а я не хочу этого. Я не пойду на это. Я хочу быть счастливой в этом доме и хочу сделать счастливым вашего внука. Но я хочу сделать это так, как это я понимаю. Без чужого вмешательства.
– Не понимаю, – пожала плечами Сара. – Не надо так волноваться. Но то, что я сказала, правда. Вот и всё.

Выйдя от Дианы, Иоланда решила зайти к Хуану Карлосу, чтобы раз и навсегда решить этот вопрос. Когда Хуан Карлос открыл дверь и увидел на пороге Иоланду, он просто замер от неожиданности.
– Иоланда! – воскликнул он. – Это ты? Не может быть. Я рад видеть тебя. Нам так много надо сказать друг другу…
– Хуан Карлос, я понимаю, что после того, что случилось, я вообще не должна была приходить, но это последний раз. Главное, чтобы ты понял, что я не отвергаю тебя, а просто прошу забыть меня и больше не искать.
– Но почему? Это-то и мучает меня. Если боишься поссорить меня с моей семьёй, то я уже не общаюсь с ними. Они меня совершенно не интересуют.
– Нет, ты ничего не понимаешь, а я просто не могу всего тебе объяснить. Ты должен просто мне поверить. Нам надо расстаться.
Их разговор прервал телефонный звонок. Хуан Карлос без особого желания снял трубку. Поговорив, минут пять, он вернулся к Иоланде.
– Извини, мне срочно нужно в клинику, – с досадой сказал он.
– Что-то серьёзное?
– Отец Магды. У него предынфарктное состояние. Иоланда, я прошу тебя, не уходи до моего прихода. Поговори пока с Игнасио. Только дождись меня!
Хуан Карлос оделся и поспешно вышел. В комнату, привлечённый голосом, вошёл Игнасио.
– Иоланда? Как я рад, что ты пришла! – воскликнул он. – Мы столько искали тебя. Ты не представляешь.
– К сожалению, я пришла в последний раз, – ответила Иоланда.
– Но почему? Хуан Карлос так тебя любит. Я знаю, что ты не хочешь ссорить братьев. Это большая жертва с твоей стороны. Я пока не знаю, что нам делать, но что-то всегда можно придумать.
– Нет. Нельзя. Вы должны помочь мне. Заставьте Хуана Карлоса отказаться от меня. Никто не понимает, как я страдаю. Я всё время одна. Поймите, невозможно защитить нас от ненависти, злобы другого человека. Простите меня, но ваш сын Гонсало ничтожный, жестокий тип! Он способен на всё. Это такой негодяй! Что мне делать, чтобы Хуан Карлос перестал искать меня? Он не должен знать правду.
– Я вижу такую грусть в твоих глазах, – печально проговорил Игнасио. – Я всё бы отдал, лишь бы вы были счастливы. Я искал тебя ради Хуана Карлоса. Потому что ты единственная женщина, которую он любит.

У отца Магды, дона Эрнесто, случился удар, когда он был в доме Идальго. Дочь последовала за ним в клинику, куда вызвали Хуана Карлоса. Дона Эрнесто отвезли в реанимацию, а Магда осталась в коридоре сама не своя от волнения. Чуть позже пришёл Гонсало.
– Магда, любовь моя, – сказал он, обняв жену. – Я приехал, как только узнал о случившемся. Как он?
– Говорят, что ещё рано делать заключения, но пока его состояние стабилизировалось, – всхлипывая, ответила Магда.
– Ты была здесь одна? Бабушка сказала, что это случилось, когда он был у нас дома...
– Да, и я благодарю Бога, что это случилось именно там. Это спасло ему жизнь.
– Успокойся, дорогая.

Хуан Карлос ожидал результатов обследования дона Эрнесто, когда в его кабинет вошёл Игнасио.
– Я поговорил с Иоландой и решил зайти к тебе. Уже здесь узнал о несчастье с доном Эрнесто. Как он?
– Ещё рано говорить, но пока есть надежда. Что она тебе сказала? Она ещё дома? Зря ты оставил её одну.
– Она ушла, – помрачнев, ответил Игнасио. – И я должен попросить тебя положить конец этой истории.
– Это говоришь мне ты? – вскричал поражённый Хуан Карлос.
– Я знаю, сынок, что я сам помогал тебе искать её, но тебе просто необходимо расстаться с ней. Хотя бы на время. Мне тяжело говорить, но на это есть причины.
– Но какие причины? Назови хотя бы одну.
– Мне кажется, что она сомневается в твоей любви.
– Она сомневается?!
– Я не верю в то, что ты разлюбил её. Но у неё есть причины сомневаться. Она не уверена...
– Но нам надо было только назначить дату свадьбы, – недоумённо сказал Хуан Карлос. – Я отказываюсь что-либо понимать.
– Ты не можешь заставить её выйти за тебя замуж, – твёрдо сказал Игнасио. – Она хочет найти выход, но для этого надо дать ей время. Ты понимаешь? Это единственное, что она у тебя просит. Время.
Игнасио ушёл, сославшись на договорённость с Вирхинией. Хуан Карлос почувствовал, что он окончательно перестаёт что-либо понимать. Его раздумье было прервано приходом Гонсало.
– Скажи, Хуан Карлос, как он? – спросил Гонсало.
– Пока без изменений, – ответил тот.
– Мне нужно точно знать, что с ним. Есть какая-то надежда, что он поправится? – настаивал Гонсало.
– Чего ты хочешь? Я же тебе сказал. Мне нечего добавить.
– Мне нужно знать, как он. У нас с ним много общих интересов.
– Верно, – презрительно сказал Хуан Карлос. – Общие интересы. Ты только об этом и думаешь. Когда ты станешь немного человечнее?
– Когда людей начнут ценить за душевные качества, – цинично ответил Гонсало.
– Да, верно, человечность это не из твоего репертуара. Её не купишь и не продашь.
– Хуан Карлос, ты прекрасно знаешь, что я реалист и не люблю все эти сантименты.
– А я не люблю людей бесчеловечных. В этом наше отличие, – ответил Хуан Карлос.

Оливия, узнав, как ей показалось, важную новость, тотчас отправилась к Исабель, чтобы поделиться с нею.
– Она была служанкой, Исабель, – многозначительно сказала Оливия.
– Ну и что? – искренне удивилась Исабель. – К чему этот тон? Что, разве служанка какая-то особенная профессия?
– Пусть так, – согласилась Оливия. – Но ты всегда хотела, чтобы Эктор женился на девушке из общества.
– Мало ли, что я говорила. Иоланда сама рассказала мне о своём прошлом. Так что ты меня не удивила.
– Меня беспокоит будущее Эктора. Может, они уже...
– Вот когда это случится, – перебила её Исабель, – тогда и будем говорить.
– Когда это случится, будет уже поздно. Она не может быть его женой, – твёрдо сказала Оливия.
– Не знаю... Эктор сам толком ещё ничего не понимает. И дай Бог, чтобы он влюбился в Иоланду. Она из хорошей семьи, порядочный человек, а для меня это самое главное. И хватит об этом, – решительно закончила Исабель.

От Игнасио Иоланда отправилась к врачу. Ей нужно было периодически посещать его.
– Ну, по моим наблюдениям всё идёт нормально, – заверил её врач.
– Я принимаю ваше лекарство.
– Вот и хорошо. Вам теперь надо регулярно приходить сюда. В следующий раз я жду вас через месяц. Думаю, что никаких осложнений не будет. Всё идёт прекрасно.
– Спасибо, доктор, – улыбнулась Иоланда. – До встречи.
Через пять минут после её ухода в кабинет заглянул Эктор.
– Можно? – спросил он. – Я хотел бы узнать, была ли у вас моя жена? Иоланда Лухан.
– Да, она только что ушла.
– Какая жалость, – притворно вздохнул Эктор. – Я должен был заехать за ней, но не успел. Как она?
– Всё идёт нормально, – улыбнулся врач. – Через шесть месяцев вы узнаете, что значит быть счастливым отцом.
Потрясённый Эктор не помнил, как вышел в коридор.

Оливия, прежде чем идти в салон Сильвии, передала её приглашение Иоланде. Девушка, не подозревающая о том, что Эктор уже проник в её тайну, выйдя от врача, направилась к Сильвии. Когда она вошла в салон, там была только Коко.
– О, Иоланда, – обрадовалась та. – Ты помнишь меня?
– Да, вы Коко, – ответила Иоланда.
– Сильвия сейчас занята с клиенткой. Могу я тебе помочь?
– Я лучше подожду её, – ответила девушка. – Я хочу с ней поговорить.
– Присаживайся, – предложила Коко. – Ты очень изменилась. Мне нравятся люди, которые знают, чего хотят и легко меняются, когда им это нужно.
– Да, вы, наверное, правы. Только вот окружающие чаще всего ведут себя не так, как хочется, – заметила Иоланда.
– Ты интересно рассуждаешь, – сказала Коко.
В этот момент вошла Сильвия.
– Иоланда, тебе передали, что у меня новая коллекция?
– Да, я зашла посмотреть.
– Отлично. Коко, ты не могла бы заняться клиенткой? Спасибо.
Когда Коко вышла, Сильвия улыбнулась Иоланде:
– Мы с тобой всё правильно рассчитали. Надеюсь, что у тебя всё хорошо, а у меня – так просто отлично.
– По тебе не скажешь, – с сомнением сказала Иоланда.
– Ну, – протянула Сильвия, надув губы, – ты же знаешь, как трудно забыть свой каприз.
– Тем более, что я не была капризом для Хуана Карлоса. – Иоланда решила сменить тему разговора. – У тебя действительно прекрасные платья. Я посмотрю?
– Конечно. – Сильвия постаралась изобразить улыбку. – Пройди туда.
Иоланда направилась в примерочную. Сильвия, продолжая улыбаться змеиной улыбкой, набрала номер Гонсало.
– Слушаю. Сильвия? Чем обязан? – спросил Гонсало.
– Я выполняю свои обещания, – ответила Сильвия.
– Иоланда у тебя? – оживился Гонсало. – Я немедленно выезжаю.
– Особо не торопись. У меня из салона женщина раньше чем через два часа не выйдет.
– Прекрасно! Целую тебя. Я твой должник.
– Дорого ты мне заплатишь, дорогая, – прошипела Сильвия, повесив трубку.

– Привет, – сказал Сальдивар, заходя в кабинет Гонсало.
– Что нового? – спросил тот.
– Беседовал с представителем фирмы заказчика. Они отказываются подписать контракт.
– Как? Это невозможно! Мы же почти закончили подготовку.
– Они нашли другую фирму, которая предоставляет более надёжные гарантии, и, главное, у них цены на десять процентов ниже.
– Чёрт! Они просто сбивают цену, – предположил Гонсало.
– Нет, я проверил. Они действительно подписали с ними договор, – огорчённо развёл руками Сальдивар.
– Но ты понимаешь, что это означает? – воскликнул Гонсало.
– Я понимаю, но что поделаешь, у крупных корпораций свои законы. Не стоит отчаиваться. Это наш первый провал. Надо просто извлечь урок. К тому же, сейчас всего один звонок может всё изменить.
– Если ты об Эрнесто, – пробурчал Гонсало, – то он идёт на поправку. Крепкий оказался старик. Где же мы ошиблись?
– Посмотрим, – пожал плечами Сальдивар.
– Ладно. – Гонсало встал из-за стола. – Мне надо идти. Когда вернусь, не знаю. Ничего, упустил в одном, наверстаю в другом.

Тем временем Эктор вернулся домой, и, как всегда, застал там Оливию. Это уже начало его порядком раздражать.
– Что же ты один? – насмешливо спросила та.
– Ничего, не волнуйся, – буркнул в ответ Эктор. – Вечером мы с Иоландой идём в ресторан.
– Тебе так нравится эта служанка?
– Да, а что? Я уже не могу без неё, – ответил Эктор. – Когда её нет, я нервничаю.
– Хочешь сказать, что влюблён в неё?
–‘А почему бы и нет? Я не намерен скрывать это. Я свободный человек.
– Это не так, и ты это знаешь, – угрожающе произнесла Оливия.
– Что ты имеешь в виду?
– Жаль, что ты не носишь мой подарок. Но надеюсь, надпись с обратной стороны ты всё же прочитал? Там написано: «Мой навсегда, пока смерть нас не разлучит». Помни об этом.

Иоланда, как и всякая другая женщина, с удовольствием вертелась перед зеркалом, примеряя наряды. За этим занятием её и застал Гонсало, примчавшийся по звонку Сильвии.
– Прекрасно, – насмешливо произнёс он. – Ты стала ещё красивее, Иоланда. И ещё соблазнительнее. Я слышал, ты пользуешься успехом...
– Гонсало! – Иоланда побледнела от гнева. – Вижу, что благодаря ловкости Сильвии мы снова встретились.
– Перед тобой мужчина, который умеет по достоинству ценить красоту, – с улыбкой ответил Гонсало.
– Конечно, ты думаешь, что у всего есть своя цена. Но я её не имею. Я не продаюсь. Возможно, это будет твоя единственная неудавшаяся сделка.
– Ты, как всегда, горда и высокомерна, – ответил Гонсало. – Но я, тем не менее, терпелив.
– Не пытайся произвести на меня впечатление своим долготерпением.
– Ты очень продвинулась вперёд. Теперь ты сравнялась со мной и даже не должна говорить мне «сеньор».
– Сеньор? – улыбнулась Иоланда. – Думаю, ты шутишь. Ты хочешь знать значение этого слова? С тобой оно не имеет ничего общего.
– Словом, ты хочешь прогнать меня. Скажи, разве в новой обстановке ты не встречала практичных мужчин? Думаю, ты тоже могла бы стать более практичной и сговорчивой.
– Отойди, – презрительно ответила Иоланда. – Меня тошнит.
– Так или иначе, ты всегда была неравнодушна к Идальго дель Кастильо, дорогая Иоланда.
– Не сравнивай себя с Хуаном Карлосом.
– О, твоя несбывшаяся мечта, не так ли?
– Благодаря твоей подлости, – бросила она ему в лицо.
– Ты всегда будешь помнить обо мне, – ответил Гонсало. – Ты крепко привязана к моей жизни.
– Я буду вспоминать тебя, – пообещала Иоланда. – Как мне забыть то зло, которое ты причинил мне и Хуану Карлосу!.. Но помни и ты – справедливость восторжествует, и ты получишь за всё сполна!
– Посмотрим, – ответил Гонсало и вышел.
Иоланда с отвращением сняла платье, которое примеряла, и быстро оделась. В примерочную вошла Сильвия.
– Тебе что-нибудь подошло? – спросила она.
– Ты оказалась вероломной, – сказала Иоланда. – Мне не нравятся твои игры. Но теперь я извлекла урок.
– О чём ты? – притворилась непонимающей Сильвия.
– Ты не говорила, что Гонсало тоже твой клиент.
– Но у него здесь были дела, – попыталась возразить Сильвия. – Я хочу сказать, что его жена здесь одевается.
– Какое совпадение.
– Ну, не думай так плохо обо мне, – попросила Сильвия.
– Нет, конечно, ты на такое неспособна! Но и ты не думай плохо обо мне, если я решу вернуться к Хуану Карлосу. Пока!..
– Иди, иди отсюда! – со злобой прокричала ей вслед Сильвия.
– Ты получила хороший урок, – сказала, войдя, Коко.
– Мы были союзницами, а не подругами, – ответила Сильвия.
– Ей сейчас сопутствует удача, и должна сказать, что кроме красоты и обаяния у неё есть ещё ум. Она далеко пойдёт. А твои грязные игры не нравятся даже мне! Берегись!..
– Ты мне надоела! – воскликнула Сильвия. – Уходи!..

Вернувшись из салона Сильвии, Иоланда была готова расплакаться. Всё повторялось. Она думала, что больше уже никогда не увидит Гонсало, но он снова преследовал её. В комнату вошёл Эктор.
– Привет. Как дела?
– Ничего, – ответила Иоланда.
– Я хотел спросить тебя – ты любишь детей?
– Какой странный вопрос! Конечно, люблю.
– Уверен, что, когда ты выйдешь замуж, у тебя их будет много.
– Сколько Бог даст, – ответила Иоланда.
– Ты уверена? – спросил Эктор. – Но от детей столько проблем. Они вечно вертятся под ногами...
– Неужели ты не любишь детей? – воскликнула Иоланда.
– Нет, я шучу. Дети – это хорошо. Я много раз спрашивал знакомых, у которых есть дети, чувствуют ли они что-то особенное. Но никто не смог толком объяснить мне. Это очень трудно рассказать...
– Да, наверное, это так, – согласилась Иоланда.
– Какие у тебя планы?
– Пока никаких.
– Предлагаю сходить к одному моему другу.
– Я не против, – ответила Иоланда.

Коко, конечно, обиделась на племянницу, но салон не покинула. Эго было во многом её детище. Как раз, когда она рассматривала новые образцы, в салон доставили великолепную норковую шубу.
– Отличная вещь, – заметила Коко.
– Да, и стоит немало, – подтвердила Марибель, компаньонка Сильвии. – Но не волнуйся. Нам не придётся её продавать.
– Подарок? – догадалась Коко.
– Точно. Весьма необычный.
– И кто же счастливица, и кто жертва? Я хочу сказать, кому и от кого?
– Счастливица – Иоланда Лухан. Жертва – Гонсало Идальго.
– Это уж слишком, – в сердцах сказала Коко.

Сильвия, раздосадованная больше тем, что её сделка с Иоландой, похоже, не состоялась, чем неудачей Гонсало, решила позвонить Хуану Карлосу.
– Привет. Узнала от Магды о несчастье с доном Эрнесто, – сказала она. – Как он?
– Его спасли. Я думаю, всё будет в порядке, – ответил Хуан Карлос. – Ты для этого звонила?
– Зато тебя спасти не удалось. Ты всё ещё любишь Иоланду. Ты даже не удосужился позвонить мне, – вспылила Сильвия.
– Сильвия, я просил тебя не упоминать её имя! – сердито ответил Хуан Карлос. – Что тебе нужно?
– Хуан Карлос, мы оба были свидетелями её гнусности. Я же была с тобой. Иоланда не любит тебя. Прошу, смирись.

Оливия, как всегда, сидела и судачила с Исабель. Теперь это было основным её времяпрепровождением в отсутствие Эктора.
– Смотри-ка, – сказала она. – Иоланда быстро приспособилась к новой жизни. Она теперь одна из постоянных клиенток Сильвии Михарес.
– Да, – согласилась Исабель.
– Прекрасно, Исабель. Хоть в этом ты согласна со мной. Девочка стремится подняться, и надо сказать, что пока удача сопутствует ей. Начала с нуля, и смотри, чего уже добилась.
– Как дела, Исабель? – спросила, войдя, Иоланда.
– Спасибо, – улыбнулась Исабель. – Тебя совсем не видно.
– Привет, Оливия.
– Привет, – пробурчала та.
– Мы с Эктором решили немного прогуляться, – сказала Иоланда.
– Хорошая мысль, – поддержала Исабель.
– И куда вы идёте? – поинтересовалась Оливия.
– Оливия, – строго сказала Исабель, – уйми своё любопытство.
– Вот и я. – Вслед за Иоландой вошёл Эктор. – Ты готова?
– Да, я жду тебя.
В комнату вошла Кристина, держа объёмистый свёрток.
– Это принесли для сеньоры Иоланды, – сообщила она.
– Что это? – удивилась Иоланда.
– Скорее всего, подарок от поклонника, – съязвила Оливия. – Ну же, смелее. Открывай.
Иоланда с опаской взяла свёрток и начала разворачивать. Из-под бумаги засеребрился мех, и к её ногам упала великолепная шуба. Она застыла в изумлении.
– Боже мой, шуба, – прошептала она.
– Какая прелесть! Стоит невероятных денег, – сказала Оливия.
– Это, наверное, ошибка, – пролепетала Иоланда.
– Не думаю, – заметила Оливия. – В шикарных салонах не ошибаются. Шубу доставили по адресу.
– Кто тебе её прислал? – спросила Исабель.
– Не знаю. Визитка без подписи.
– Анонимный поклонник, – процедила Оливия. – Может, это твой сын, Исабель?
– Ну, хорошо, – вскинул голову Эктор. – Это мой сюрприз. Я лишь осуществил то, что собиралась сделать мама. Так ведь?
– Да, конечно, – растерянно пробормотала Исабель.
– Я так вам благодарна, – прошептала Иоланда.
Иоланда и Эктор ушли. Она сияла от счастья, он словно обдумывал что-то. Оливия желчно сказала:
– Она держит его в кулаке. Мы собрались здесь только для того, чтобы посмотреть на её шубу... Что ты на это скажешь, Исабель?
– Я довольна. Эктор так счастлив.
В комнате Иоланды, куда она зашла отнести шубу, Эктор спросил её напрямик:
– Это от него? Скажи мне. Я должен знать правду, чтобы помочь тебе.
– Хуан Карлос и я должны были пожениться. – Иоланда с трудом заставила себя говорить. – Но это невозможно. Я решила уйти от него. Без него я не представляю своей жизни, но он для меня недостижим. Кто я по сравнению с ним?
– Это ерунда, – возмутился Эктор. – Ты чудесная женщина. Ты любишь его? Скажи мне?
– Наша любовь невозможна, – тихо ответила Иоланда.
– Я хочу, чтобы ты забыла его. Пусть он даст тебе жить спокойно. А я кардинально изменю свою жизнь, всегда буду радом с тобой и готов на всё ради этого... Не отвечай мне сейчас. Думай, сколько тебе надо, только не чувствуй себя одинокой. Я рядом. Я помогу тебе.
– Эктор, я... – начала Иоланда, но её прервала Кристина:
– Прошу прощения. Пришёл сеньор Хуан Карлос.
Хуан Карлос пришёл, чтобы услышать от самой Иоланды то, что передал ему Игнасио. Первым к нему вышел Эктор.
– Ты? Зачем ты здесь?
– Я хочу поговорить с Иоландой.
– Ты наглец. Иоланда не хочет с тобой говорить. Это мой дом.
– Пусть она сама скажет мне это, – упрямо ответил Хуан Карлос.
– Ты хочешь своей навязчивостью завоевать её? Кто ты ей?
– Она моя невеста. И станет моей женой.
– Хуан Карлос, прошу тебя! – воскликнула Иоланда, вбегая.
– Планы Иоланды изменились, – ответил Эктор. – Мы с ней решили пожениться.
Хуан Карлос побледнел как смерть. Он посмотрел на Иоланду и тихо спросил:
– Это правда? Ты сама должна мне это сказать...
– Прошу тебя, уходи... Уходи... – Иоланда закрыла лицо и бросилась вон из прихожей.
– Я же тебе говорю, – пожал плечами Эктор. – Ты разве не слышишь? А теперь можешь уходить. Но запомни, я не хочу, чтобы ты переступал порог этого дома. И перестань преследовать Иоланду, иначе тебе придётся иметь дело со мной. Повторяю: она скоро станет моей женой.
В прихожую вошла Оливия. Она прекрасно слышала последнюю фразу. Её глаза зловеще блеснули.
– Впечатляюще, – сказала она. – Ты дал обещание, которое не сможешь выполнить. Кто этот человек? Отвергнутый влюблённый? Сиротка не теряла времени зря. Она успела обзавестись двумя мужчинами.
Хуан Карлос молча повернулся и ушёл. Эктор закрыл дверь и сказал Оливии:
– Я женюсь на Иоланде, Оливия. А ты, моя дорогая тётя, забудь о племяннике. Я больше не потерплю вмешательства в свою жизнь. Иначе я устрою скандал, и об этом узнает твой муж. Поняла?
Эктор отстранил Оливию и ушёл в комнату. Она осталась в прихожей, кусая губы.

В отчаянии Хуан Карлос позвонил единственному человеку, который был способен понять его, – своему отцу. Тот, как всегда в последнее время, находился у Вирхинии.
– Алло, папа...   
– Что случилось, Хуан Карлос? – спросил Игнасио.
– Всё потеряно! Она выходит замуж, – ответил Хуан Карлос.
– Постарайся успокоиться, – посоветовал Игнасио. – А лучше приезжай сюда. Сейчас же приезжай.
– Хорошо, – уныло ответил Хуан Карлос.
– Боже, какие страдания, – сказал Игнасио, повесив трубку.
– Что случилось? – спросила Вирхиния.
– Сейчас приедет Хуан Карлос. Иоланда выходит замуж, или он так считает... Но она тоже страдает. Она вынуждена жертвовать своим счастьем. Надо что-то сделать... Я попрошу её уехать на некоторое время.
– Почему наш сын должен страдать? – воскликнула Вирхиния.
– Видно, на нас лежит злой рок, – вздохнул Игнасио.
Через полчаса Хуан Карлос позвонил в дверь.
– Проходи, – сказал Игнасио. – Нам надо поговорить.
– Всё пропало, – простонал Хуан Карлос. – Она выходит замуж за этого плейбоя. Я должен что-то сделать.
– Не торопись. Не вы первые, не вы последние, с кем происходит что-то подобное. Много раз случалось, когда любящие люди расставались вдруг без видимых причин.
– Но почему? Я не верю в то, что Иоланда разлюбила меня. Этого не может быть! – воскликнул Хуан Карлос.
– Сердце может чувствовать, а разум не понимать. Успокойся. Лучше вспомни, что ты сам ещё недавно говорил мне. Ты говорил, что я честный и умный человек. И я могу и обязан справиться со своими проблемами. Тебе пришла пора вспомнить собственные советы. И больше не будем об этом. Ложись спать.
– Хорошо, папа, – ответил Хуан Карлос. – Спасибо, что напомнил мне мои собственные слова.

Тем временем Кристина, служанка в доме Исабель, позвонила Матильде и сообщила ей о разговоре, состоявшемся в прихожей между Иоландой, Эктором и Хуаном Карлосом. Девушка попросила повлиять на Иоланду. Кристина считала, что Иоланде просто опасно оставаться далее в этом доме, и её необходимо поскорее увезти. Матильда согласилась с ней и пообещала что-нибудь придумать.
Оливия после объяснения с Эктором, дрожа от гнева, явилась к Исабель.
– Сидишь, дорогая? – спросила она. – Ну, конечно, родители всегда узнают всё самыми последними.
– Что случилось? – недовольно спросила Исабель.
– Эктор собирается жениться на Иоланде. Он мне сам сказал.
– Пусть тогда он и мне сообщит, – пожала плечами Исабель.
– Ты так спокойно об этом говоришь? – удивилась Оливия.
– Ты знаешь мою позицию, – невозмутимо ответила Исабель.
– Ты её изменишь. Знай, что у Иоланды была связь с доктором Идальго, когда она служила у того в доме. Он приходил только что и обвинял её в измене. Девчонка специализируется на хозяевах дома! Берегись!..
– Слушать противно, – возмутилась Исабель. – Хватит, тебе-то, что до этого?
– Переговори с Иоландой. Спроси Эктора. Ещё не поздно. Ещё всё можно исправить. Прогони её!
– Вот, чего ты хочешь! – вскричала Исабель. – Ты сошла с ума.
– Моя совесть чиста. Я тебя предупредила.

0

22

22

Утром Хуан Карлос отправился в клинику. Когда он прибыл туда, оказалось, что отцу Магды дону Эрнесто ночью стало хуже. Случилось самое плохое – кровоизлияние в мозг. Хуана Карлоса искали всю ночь, но никто не знал телефона Вирхинии. У дверей палаты сидела утомлённая, бледная Магда.
– Хуан Карлос, наконец-то ты пришёл, – воскликнула она с облегчением. – Вряд ли он выживет, но мне всё равно спокойнее.
– Я не хочу тебя обманывать, – признался Хуан Карлос. – Состояние твоего отца очень тяжёлое. Он в коме. Сожалею...
– Я не хочу, чтобы он страдал, – всхлипнула Магда.
– Я сделаю всё, что возможно, – пообещал Хуан Карлос.
Он направился в кабинет. Там его ждал Роберто.
– Как он? – был первый его вопрос.
– Плохо. Уже ничего нельзя сделать, – ответил Хуан Карлос.
– Где ты был? Мы обыскали весь город.
– Конец, Роберто, я всё потерял. Иоланда выходит замуж. Похоже, что мне тоже надо исчезнуть.
– Не раскисай. Ты не можешь бросить всё, что тебя окружает. Друзей, отца... – возразил Роберто.

Утром Исабель решила осторожно поговорить с сыном. Хоть она и не разделяла позицию Оливии, но женитьба сына всё-таки серьёзный шаг и не терпит спешки.
– Послушай, сынок, я хочу поговорить с тобой.
– Ну, конечно, – произнёс Эктор. – Оливия всё уже доложила.
– Меня не интересует, что говорит Оливия, – ответила Исабель. – Я хочу знать, что происходит. Помнишь, я просила тебя не трогать Иоланду? Мне нужно знать, какие у вас отношения.
– Я, и мечтать, не смел о каких-то отношениях, – признался Эктор. – Я влюблён в неё.
– Это правда или очередной каприз? – настаивала Исабель. – Я не позволю шутить над бедной девушкой.
– Это правда, поверь мне! Я хочу жениться на ней.
– Она согласна?
– Я думаю, да, но пока не говори с ней. Ещё рано.
– Хорошо, но ты уверен в своих чувствах? Это серьёзный шаг. Я не против, но только если твои намерения серьёзны.
– Я уверен в себе, – решительно заявил Эктор.
– Тогда скажи, ты знаешь о её отношениях с доктором Идальго?
– Да, она говорила мне. Это уже в прошлом. Она необыкновенная женщина. Ей нечего стыдиться!

Оставив жену в клинике, Гонсало отправился к себе в офис. Там его уже ждал Сальдивар.
– Услышал, что старику совсем плохо, – сказал он. – Ему явно не повезло. Только хотел отдохнуть от дел, как вдруг такое. Зато тебе повезло. Ты становишься обладателем одного из крупнейших состояний в стране.
– Не я, а Магда, – поправил его Гонсало. – А она что-то начала внушать мне беспокойство. Она защищает брата, Иоланду.
– Ничего. Она без ума от тебя. Всё уладится.
В приёмной послышался шум. Дверь распахнулась, и в кабинет влетела разгневанная Иоланда с шубой в руках. Патриция, новая секретарша Гонсало, беспомощно развела руками.
– На, возьми, – сказала Иоланда, бросая шубу на кресло. – Запомни, Гонсало, что я не продаюсь. Тебе просто не хватит денег.
– Какой характер! – произнёс Гонсало. – Так ты благодаришь поклонника? Замечу: терпеливого поклонника. Но я уверен, что ты сдашься. Ты будешь моей.
– Оставь меня. Ты знаешь, что я люблю твоего брата, хоть ты и помешал нашему счастью. Надо уважать чужие чувства. Оставь меня в покое и прекрати преследовать. Иначе у меня лопнет терпение. Ты знаешь, на что я способна.
Иоланда повернулась и вышла из кабинета, не дав Гонсало времени ответить. Воспользовавшись возникшей паузой, Сальдивар поспешил ретироваться.
– Как она вошла сюда? – спросил Патрицию Гонсало.
– Я пыталась задержать её, но не смогла, – оправдывалась секретарша. – Кто она?
– Одна женщина, которая остаётся дня меня загадкой.
– Загадка отвергла твою шубу, – заметила Патриция.
Гонсало с интересом взглянул на девушку.
– У меня есть идея. Возьми её себе, – предложил он.
– Нет, Гонсало, я не сделаю этого. Эта вещь предназначалась не мне. У меня тоже есть гордость.
– Тогда возьми её и обменяй на другую. Давно собирался сделать тебе подарок. Поверь, ты мне нужна не только как секретарша, – многозначительно сказал Гонсало. – Ты интересуешь меня и как женщина.
– Что ж, – самодовольно улыбнулась Патриция. – Я принимаю подарок. Невероятно, но гордость одной женщины может удовлетворить тщеславие другой. Я не забуду этот день, Гонсало.

Эктор предложил Иоланде всё же пойти к его другу. Вчера это им не удалось из-за прихода Хуана Карлоса. Иоланда согласилась, так как хотела немного отвлечься. Габриэль, хозяин квартиры, обрадовался их приходу. Некоторое время они просто болтали, потом Габриэль поднялся:
– Какая беда, у меня в доме совершенно нечего выпить. Пойду, схожу за шампанским. Я быстро.
– Я не хочу пить, – сказала Иоланда.
– Ничего, немного вина не помешает, – ответил Габриэль.
Когда он ушёл, Эктор подвинулся к Иоланде:
– Я хочу, чтобы ты знала, что мои вчерашние слова – не пустая болтовня. Я действительно люблю тебя.
– Зачем ты вчера солгал Хуану Карлосу? – спросила Иоланда.
– Я хотел защитить тебя. Я понимаю, что ты связана с ним, что ещё питаешь к нему чувства. Но неужели я не могу хотя бы надеяться на подобное чувство ко мне?
– Эктор, зачем ты снова начинаешь этот разговор? Мы с тобой друзья. И только. Хуан Карлос это прошлое, а настоящего у меня нет, – сказала Иоланда.
– Не говори так, – возразил Эктор. – Я хочу быть твоим настоящим. Дай мне только надежду. – Эктор взял руку Иоланды в свои ладони. – Я на всё готов ради тебя. Я стал другим.
– Эктор, – ответила Иоланда, высвобождая руку, – я прошу тебя, не будем об этом. Давай уйдём отсюда. Я всё прекрасно понимаю, но ничего изменить не могу. Пойми и ты меня.

Патриция не стала тратить время и тотчас отправилась в салон Сильвии Михарес, чтобы обменять шубу. Встретила её сама Сильвия.
– Здравствуйте, – сказала она. – Кажется, мы где-то встречались?
– Да, я секретарша сеньора Гонсало, – ответила Патриция. – Я пришла обменять шубу. К сожалению, та, которой она предназначалась, не захотела её взять. Сеньор Гонсало решил подарить её мне. Может, это и неправильно, но я не могу отказаться.
– Ничего, – улыбнулась Сильвия. – Вам просто повезло. Вы давно знаете Гонсало?
– Я работаю у него с тех пор, как он переехал в город. Но мы и раньше были знакомы.
– Тогда я надеюсь, что вы станете нашей постоянной клиенткой. Гонсало – великодушный мужчина. И у него отличный вкус.
– Ну, что вы! – воскликнула Патриция. – Я ведь простая секретарша.
– Давняя дружба редко прерывается, – улыбнулась Сильвия. – Жду вас в моём салоне.
Выйдя из салона, Патриция не спешила возвращаться в офис. Она нашла уличный таксофон и набрала номер.
– Алло, дорогой? – сказала она в трубку. – Всё идёт хорошо. Он уже расщедрился на шубу. Я только что из салона. Знаешь, мы не ограничимся только тем, что разорим Гонсало Идальго, нет. Мы приготовим ему сюрпризы и в личной жизни. В один прекрасный момент мы не только выбросим его на улицу, но и сделаем так, что семья отвернётся от него. Когда нужно будет, его жена узнает об измене. Мне нравится эта работа. Приятно осознавать, что судьба Гонсало Идальго дель Кастильо в моих руках.
Улыбнувшись, Патриция повесила трубку, и продолжила свой путь в офис Гонсало.

В это время другая женщина вошла в клинику. «Тётя» решила, во что бы то ни стало вернуть себе «племянника». Оливия постучалась в дверь кабинета.
– Да, войдите, – сказал Хуан Карлос.
– Доктор Идальго? – спросила Оливия входя. – Меня зовут Оливия Боргес.
– Садитесь, – предложил Хуан Карлос.
– Спасибо. Я пришла сюда, чтобы помочь вам и Иоланде. Не удивляйтесь, она живёт в доме моего племянника. Я близкая подруга его матери. Вы обязаны спасти эту девушку.
– Вы говорили с Иоландой? – удивился Хуан Карлос.
– Нет. Но между вами стоит Эктор. Он никогда не женится на ней. Для него она просто очередная игрушка. Иоланда только недавно вошла в этот новый для неё мир. Она не любит Эктора. Просто она попала под его влияние. Он довольно ловок в этих делах. Иоланде необходимо помочь. Спасите её, уведите её из этого дома. Только не медлите, иначе будет поздно. Решайтесь!
– Ничего не понимаю, – честно признался Хуан Карлос.
– Только вы можете ей помочь, – убеждённо сказала Оливия.

Гонсало был немало удивлён, когда увидел Игнасио, входящего к нему в офис.
– Отец? – воскликнул он. – Какая честь! Чем обязан?
– Я пришёл поговорить с тобой, и ты знаешь, на какую тему.
– А, наверное, ты опять о своём любимом мальчике. Хочешь сказать, что он просто погибает от отчаяния?
– По твоей вине, – резко сказал Игнасио. – Я вынужден молчать, но это не будет продолжаться вечно. Я должен защитить его, но сначала я хочу попросить тебя изменить своё поведение.
– Моя вина только в том, что он влюблён в женщину, которую я хочу, – пожал плечами Гонсало.
– Ты просто подонок! – вскричал Игнасио. – Ты мой сын, но ты довольно жалкий тип. Я начинаю сомневаться в твоей чести.
– Я просто хочу женщину, – цинично повторил Гонсало.
– Поступи, как порядочный человек. Оставь их, – потребовал Игнасио. – Дай им возможность быть счастливыми.
– Ты просишь меня пойти на жертву, – сказал Гонсало. – Я большой эгоист, папа. Я, как и моя мать, не пойду на уступки. Если Иоланда не станет моей, то ему тем более её не видать. Даже если ты будешь умолять меня, стоя на коленях.
– Когда-нибудь ты заплатишь за это, – ответил, выходя, Игнасио.
После ухода отца Гонсало отметил про себя, что одержал победу. В кабинет вновь вернулся Сальдивар.
– Что-то у тебя просто паломничество какое-то, – заметил он.
– Да уж, – согласился Гонсало. В это время зазвонил телефон, и он снял трубку. – Слушаю... Да?.. Спасибо. Хм, – обернулся он к Сальдивару. – Для дона Эрнесто всё закончилось. Он умер.
– Зато для тебя только начинается! – воскликнул Сальдивар.
– Не знаю, что тебе сказать, – задумался Гонсало.
– Ты стал обладателем огромного состояния.
– Пока оно принадлежит Магде. В какой-то мере я от неё завишу. Мне придётся советоваться с ней, хотя бы для вида. К тому же она хочет, чтобы я постоянно был рядом.
– Ничего, это только начало, – возразил Сальдивар. – Ты быстро сумеешь переподчинитъ себе всю империю дона Эрнесто. Только не надо медлить с наследством.
– Это точно, – согласился Гонсало. – Скажи, что ты думаешь об Адриане?
– Ты хочешь взять его к себе? – с беспокойством спросил Сальдивар. – Вообще-то, что ж! Он человек с хваткой.
– Вот и я думаю, что он бы мне подошёл. Он легко приспосабливается. Умеет подчинять себе людей. Но не бойся, мой дорогой Сальдивар, я не брошу тебя. Без тебя мне не справиться. Он тебя не заменит.
– Да я и не боюсь, – пожал плечами тот. – С чего ты взял?
– Просто я хочу окружить себя преданными людьми. Ну, скажем, типа Патриции. Она способная, ловкая, преданная и стала просто незаменима в работе. Ну, ладно, пора мне идти утешать дорогую жену и устраивать погребение, в буквальном смысле этого слова, дорогого тестя. Удача и впрямь повернулась ко мне лицом.
В клинике Гонсало умело разыграл печаль от утраты тестя. Он постарался успокоить Магду.
– Дорогая, не плачь. Твоего отца уже не вернуть. Иди лучше отдохни. Поезжай домой, я пока займусь некоторыми формальностями.
Магда уступила ему и отправилась домой. Гонсало узнал, где находится администрация и что ему нужно сделать, чтобы дона Эрнесто можно было поскорее похоронить. Но первым делом он связался с адвокатом тестя и попросил того как можно быстрее задействовать завещание старика. На данный момент это было самое важное для него дело. Покончив с формальностями в клинике, Гонсало отправился домой. Зайдя в комнату к жене, которая уже успела надеть траур, он сказал:
– Дорогая, я переговорил с адвокатом твоего отца. Сообщил о случившемся и попросил подготовить завещание.
– Гонсало, – ответила Магда, – неужели в такой момент нужно говорить об этом. Прошу тебя...
– Магда, мне бы не хотелось, чтобы ты считала меня циником, но это необходимо. У нас в обороте огромные деньги. Нельзя, чтобы остановилось производство. От нас зависят судьба многих людей. Это действительность, и её никак не проигнорируешь. Надеюсь, ты меня понимаешь?
– Ты решил похоронить папу здесь, в городе, но даже не посоветовался со мной, – с горечью сказала Магда. – Я против этого. Я хочу, чтобы его похоронили в семейном склепе рядом с мамой.
– Но он умер здесь, – попытался оправдаться Гонсало, – и я решил...
– Вот именно – ты решил, – перебила его Магда. – Неужели ты не понял, что с того момента, как мы поженились, моё мнение имеет ту же силу, что и твоё.
– Хорошо, – тихо ответил Гонсало. – Прости меня.

Весть быстро распространилась, и скоро в дом Идальго приехали Сильвия с Коко, чтобы выразить соболезнования. Их встретила Сара.
– Я хочу, чтобы отпевание прошло в кафедральном соборе, – говорила она. – Там отпевали Монику, и это теперь традиция семьи Идальго дель Кастильо.
– Бедная Магда, – сказала Сильвия. – Эго так ужасно и неожиданно. Он ведь был ещё не старым?
– Да, – вздохнула Сара. – Ему было всего шестьдесят. Это не возраст для мужчины. Кто бы мог подумать...
– Может, это произошло потому, что он расстался с Магдой? – предположила Сильвия.
– Нет, – возразила Сара. – Он ведь приехал, чтобы повидаться с ней. Он хотел немного пожить с нами. Хорошо, что это произошло именно здесь. Последние часы он провёл с дочерью.
В гостиную вошёл Адриан. Он сразу направился к Коко.
– Мы, кажется, знакомы? – спросил он с поклоном.
– Я плохо запоминаю лица, – призналась Коко. – Но с вами мы встречались на свадьбе Гонсало. Позвольте представиться – Эрнестина Михарес. Для друзей – просто Коко.
– Адриан Монтес де Ока, – представился Адриан. – Мы точно виделись на свадьбе Гонсало, но я совершенно уверен, что мы встречались и до этого.
– Не знаю, – легкомысленно ответила Коко. – Я никогда не запоминаю новых знакомых.
– Может быть, в Париже? – предположил Адриан.
– Может быть, – согласилась Коко. – Я часто бывала в этом чудном городе.
– Вспомните маленькую площадь… Ночь. Монмартр, – продолжал Адриан.
– Там я прекрасно проводила время с друзьями, – кивнула Коко.
– Вы всегда были прелестной женщиной.
– Адриан, насколько я поняла, вы очень галантный кавалер. Мне это нравится. Я скорее прощу мужчине отсутствие ума и красоты, но не отсутствие любезности и галантности, – улыбнулась Коко. – Это моя слабость.
– У меня больше нет сомнений – это вы, – убеждённо сказал Адриан. – Вы и тогда были такой.
– Адриан Монтес де Ока... Странно, что я не запомнила такого обаятельного кавалера, как вы, – ответила Коко. – Но это не помешает нам продолжить знакомство.
– Как Магда? – спросила Сильвия, подойдя к Гонсало.
– Не трудно представить, – ответил тот.
– А где твой брат?
– Не знаю. Я его сегодня не видел. В эти дни он почти не появлялся, – многозначительно сказал Гонсало.
– Если ты намекаешь на Иоланду, то смею заверить, что она уже в прошлом, – твёрдо ответила Сильвия.
– Ты уверена? – удивился Гонсало. – Я не стал бы утверждать это. Она ещё преподнесёт нам сюрприз.
– На этот раз чутьё подвело тебя. Поверь мне.
– Увидим, кто был прав. Время покажет.

Иоланда уже почти подходила к дому Исабель, когда внезапно рядом с ней затормозил автомобиль. За рулём сидел Хуан Карлос.
– Я знал, что увижу тебя здесь. Садись, нам всё же надо договорить.
– Зачем всё это? – воскликнула Иоланда. – Уезжай.
– Нет, я не уеду, пока не поговорю с тобой, – упрямо ответил Хуан Карлос.
– Хорошо, – согласилась Иоланда, испугавшись, что в любую минуту может появиться Эктор. Она села в машину, и они некоторое время ехали молча.
– Я не понимаю, что происходит, – начал Хуан Карлос. – Я люблю тебя. Я знаю, что ты любишь меня, но почему-то между нами выросла стена, а разрушить её, у меня нет сил...
Хуан Карлос полностью отдался своим чувствам и перестал следить за дорогой. В это время из переулка выехал другой автомобиль. Когда Хуан Карлос заметил это, было уже поздно. Он только успел круто свернуть в сторону, и его машина врезалась в столб. К счастью, удар был несильным.
Хуан Карлос тут же обернулся к Иоланде:
– С тобой всё в порядке?
– Всё нормально, – слабым голосом ответила Иоланда.
– Прости, любимая, я виноват. Не знаю, как это случилось.
– Ты неосторожен. Могло случиться несчастье.
– Ты не ушиблась? Давай я посмотрю, я же всё-таки врач. Только взгляну, что с машиной.
Иоланда побледнела. Ей казалось, что он может как-то догадаться о её беременности. Хуан Карлос обошёл машину, чтобы осмотреть повреждения. Когда он вернулся, Иоланды там уже не было.
Дома Иоланда сразу же позвонила Матильде и договорилась с ней о встрече в ближайшем кафе. Когда та села к ней за столик, девушка сказала:
– Матильда, нам надо как можно скорее уехать отсюда. Я только что виделась с Хуаном Карлосом, и он чуть было не узнал, что я беременна.
– Но Хуан Карлос только что вошёл в дом, – удивилась Матильда.
– Да, мы вместе ехали в машине и чуть не попали в аварию. У нас нет другого выхода – только уехать.
– Но куда? – спросила Матильда.
– Куда угодно. Лишь бы подальше от этого города.
– А деньги? На что мы будем жить?
– У меня ещё остались те деньги, которые мне дали вы с Ромуальдо, – ответила Иоланда.
– Лучше подождать до конца месяца. Тогда мы с Ромуальдо получим зарплату, и на эти деньги сможем прожить пару месяцев. За это время мы найдём работу.
– До конца месяца... – протянула Иоланда. – Ну, ладно. Несколько дней ничего не изменят. Давай так и сделаем. Ты знаешь, Матильда, на днях я видела Серхио.
– Он часто приходил и спрашивал нас о тебе.
– Он говорил мне, – сказала Иоланда.
– Не обижайся, дочка, но, кажется, он бы больше всех подошёл тебе, – заметила Матильда.
– Нет, – покачала головой Иоланда. – Я поняла, что любовь – это чувство, с которым невозможно совладать. Если я не могу быть с Хуаном Карлосом, то лучше буду одна.
– Да, ты права, – вздохнула Матильда. – Ну, мне надо бежать. Как только разошлась эта новость, в дом так и повалил народ. Работы невпроворот.
– Какая новость? – спросила Иоланда.
– Ты не знаешь? Умер отец Магды, дон Эрнесто.
– Умер? Бедная Магда.
– Если захочешь со мной связаться, делай это через Кристину. Она славная девушка, – сказала напоследок Матильда.

Эктора тоже ждал сюрприз при выходе из дома. Он встретил Оливию. Она была вне себя от бешенства.
– Я видела вас вместе, – прошипела она. – Тебе не надо больше лгать мне. Я предупреждала тебя – кто угодно, но только не она.
– Я и не лгал тебе. Я сразу сказал, что хочу жениться на Иоланде. И знаешь, я устал от твоей слежки и твоих угроз.
– Она подлая девчонка! – вскричала Оливия. – Она отвергла Хуана Карлоса. Теперь взялась за тебя. Она просто любит кружить мужчинам головы.
– Кто бы говорил это! – удивился Эктор. – Ты бессовестно обманываешь своего мужа, от которого, кроме добра, ничего не видела. И всё для того, чтобы удовлетворять свои мелкие прихоти.
– Как ты смеешь говорить мне это? – закричала Оливия. – Я делаю это только из любви к тебе.
– Неправда, – возразил Эктор. – Просто ты хочешь увериться в том, что ещё желанна. Только добиваешься ты этого подкупом и шантажом.
– Ты можешь говорить мне всё, что угодно. Но выбрось Иоланду из головы. Она никогда не будет твоей женой. В этом я абсолютно уверена, – твёрдо заявила Оливия.
Хуан Карлос, войдя в дом, сразу же выразил свои соболезнования Магде. В гостиной, где было уже довольно много народу, он заметил Диану на коляске.
– Пришла проведать Магду, – сказала Диана, когда Хуан Карлос подошёл к ней. – Мне так её жаль.
– Я думаю, что тебе не следовало бы посещать подобные мероприятия, – недовольно заметил Хуан Карлос.
– Это не хуже того, через что мне уже пришлось пройти, – ответила Диана. – Ты чем-то расстроен?
– Ты знаешь мою ситуацию.
К ним подошла Сильвия.
– Что, Диана, пытаешься выяснить, где столько времени пропадал наш доктор? – спросила она.
– Нет, Сильвия, я не привыкла устраивать допросы.
– Извините меня, но я хочу поговорить с отцом, – поклонился Хуан Карлос и направился к Игнасио.
– Куда ты ходил? – спросил тот.
– Я искал Иоланду. Я не отступлю, пока не выясню, что, собственно, происходит, – ответил Хуан Карлос.
– Ты упрямый, – улыбнулся Игнасио. – Поскорее бы прошло время.
– Я вам не помешал? – поинтересовался подошедший Гонсало.
– Нет, нисколько, – ответил Игнасио.
– Сегодня все так внимательны ко мне, – усмехнулся Гонсало. – А вообще-то подобные сборища очень похожи одно на другое. Мы, мужчины, говорим о делах. Женщины – о разных глупостях. А вы, скорее всего, обсуждаете сентиментальные проблемы. Я не прав?
– Что делать, светские разговоры нас не прельщают, – ответил Игнасио. – Зато ты вдоволь наговорился о процентах и бирже.
– Просто я деловой человек, – улыбнулся Гонсало.
– Я говорил с Магдой, – вставил Хуан Карлос. – Думаю, что после похорон ей надо обратиться к врачу.
– Да, всё это ужасно подействовало на неё, – согласился Гонсало. – Она очень любила отца.
– Я имею в виду не настроение, а здоровье.
– Странно, она мне ничего не говорила, – пожал плечами Гонсало. – Но спасибо за совет.

Иоланда после разговора с Матильдой без помех добралась до дома. К ней сразу же заглянула Кристина.
– Где ты была? – спросила она. – Сеньора Исабель несколько раз спрашивала о тебе.
– Я встречалась с Хуаном Карлосом. Так получилось. Я пытаюсь выиграть время. А ещё говорила с Матильдой: в конце месяца мы уедем.
– Надеюсь, ты не забудешь меня. Пиши. Сообщи, когда родится ребёнок. Ты зря не сказала правду Исабель.
– Нет, это невозможно, – возразила Иоланда. – Ты не видела Эктора?
– Нет. Будь с ним осторожнее. Он может втянуть тебя в неприятную историю, – предупредила Кристина.
– Не беспокойся. Через несколько дней меня здесь уже не будет.

0

23

23

На следующее утро Сильвия вошла в свой салон и обнаружила на столе у входа огромный букет цветов.
– Чёрт знает, что такое, – проворчала она. – Я же просила – никаких цветов. – Она взяла букет и собралась его выбросить.
– Что ты делаешь? – обеспокоенно спросила вошедшая Коко.
– Хочу выкинуть этот букет.
– Но это цветы для меня, – возразила Коко.
– Для тебя? – удивилась Сильвия. – Но от кого? А, вот визитка: «Адриан Монтес де Ока». Тётя, ты зря времени не теряешь. Я вчера видела вас вместе – вы идеальная пара.
– Да, мы знакомы, оказывается, ещё по Парижу. Он чрезвычайно галантный мужчина.
– О, ты ещё выйдешь замуж раньше меня, – улыбнулась Сильвия. – А у меня новые проблемы. Теперь я не опасаюсь Иоланды, она вышла из игры. Теперь меня беспокоит Диана. Но с ней я справлюсь.
– Ты неисправима, – вздохнула Коко. – Не думай, что Диана так проста. Это ничего, что она в коляске. Для иных мужчин сострадание настолько сильное чувство, что заменяет и любовь.

Эктор продолжал планомерную осаду Иоланды, несмотря на полученный отказ. Он пригласил её пообедать в ресторан. После долгих уговоров она всё же согласилась.
– Зачем мы здесь? – спросила Иоланда, садясь за столик. – Мне не нравятся все эти люди. Я чувствую себя скованно.
– Ты боишься встретить Хуана Карлоса? Но я же сказал тебе, что смогу защитить тебя. Я хочу помочь тебе, Иоланда.
– Я уже сказала тебе, Эктор, я не могу принять твою помощь. И ещё я решила, что нам больше не нужно появляться вместе. Так будет лучше. По крайней мере, некоторое время.
– Но почему? – спросил Эктор. – Ты же знаешь мои чувства...
– Прошу тебя! Как тебе объяснить. Я так хочу! – Иоланда исчерпала все аргументы. – Не будем больше обсуждать это.
– Хорошо, – вздохнул Эктор. – Мне уже расхотелось, есть, я хочу пройтись, ты составишь мне компанию?
– Нет. Извини, но я предпочитаю остаться здесь, – ответила Иоланда. – Не обижайся на меня.
Эктор встал, поклонился и молча вышел из ресторана. Иоланда осталась сидеть за столом, погружённая в свои думы. Неожиданно к ней кто-то подсел. Иоланда испуганно подняла голову и с облегчением узнала Игнасио.
– Добрый день. Прости, я тебя напугал. Я позвонил тебе домой, и мне сказали, что ты здесь. Нам надо поговорить. Я так хочу, чтобы вы были счастливы. Но этому препятствует злоба Гонсало. Поэтому я пришёл, чтобы попросить тебя уехать из города. Хотя бы на время.
– Я уже думала об этом, – призналась Иоланда.
– Вот и отлично, – обрадовался Игнасио. – Только прошу, сначала предупреди меня. Я хочу сам объяснить всё Хуану Карлосу. Вы должны бороться за свою любовь.
– Я хочу признаться вам, Игнасио, хоть, наверное, и нарушу клятву, данную отцу. Я уже много раз хотела сказать Хуану Карлосу и Гонсало, что они не родные братья. Но меня всегда останавливало то, что Хуан Карлос будет страдать от мысли, что он никогда не видел своей настоящей матери.
– Спасибо тебе за эти слова, – растроганно проговорил Игнасио.

Придя в дом Эктора, Оливия убедилась, что её «племянник» уже ушёл. Тогда она решила вновь взяться за его мать.
– Исабель, прошу, выслушай меня, – решительно начала она. – Я знаю, что эта тема неприятна тебе, но я также знаю, что тебе небезразлична судьба твоего сына. Поэтому я не буду молчать. Я ходила к Хуану Карлосу Идальго...
– Как ты посмела? – возмутилась Исабель.
– Иоланда что-то скрывает от тебя. Это точно.
– Что же сказал Хуан Карлос? – осторожно спросила Исабель.
– Ага, ты уже заинтересовалась. Он сказал, что она должна была выйти за него замуж. Но вероятно, теперь у неё другие планы.
– Что ж, – пожала плечами Исабель. – Идальго – знатная семья. У доктора прочное положение. Это только означает, что она не тщеславна. Вот и всё.
– Только не думай, что она любит Эктора, – заявила Оливия. – Просто в провинции у неё было мало места для размаха. В городе она развернётся вовсю. Она чрезвычайно хитрая бестия.
– Эктор говорил, что она искренна с ним.
– Не теряй времени. Пока ещё не поздно, поговори с ней.

Сара с утра была не в духе. Когда Матильда подошла к ней, она довольно резко спросила:
– Что ещё?
– Почта, сеньора, – спокойно ответила Матильда.
– Давай, – небрежно сказала Сара. В эти дни приходила масса писем с соболезнованиями. Сара предпочитала предоставлять Магде право читать их. Но одно письмо сразу же привлекло её внимание. Это был знакомый маленький голубой конверт.
«...Условия остаются прежними. Сумма та же. Положите их на предпоследнюю скамью справа в соборе Сан Марин де Тур. Никаких шуток. Не забывайте про своих внуков», – прочитала Сара.
– Я этого больше терпеть не буду! Матильда, прикажи подать машину.

Когда Иоланда вернулась домой, её уже ждала взволнованная Исабель. Нельзя сказать, что она поверила словам Оливии, но в то же время, как любящая мать не могла не волноваться за судьбу сына. Исабель села на кушетку рядом с Иоландой и начала:
– Мне нужно поговорить с тобой. Я много думала, прежде чем решиться. Я хочу узнать о ваших отношениях с Эктором. Я мать и имею право знать. Но сначала скажи мне, какие у тебя отношения с доктором Идальго? Какое место он занимает в твоей жизни? Не сочти это за вмешательство в твою личную жизнь.
– Конечно, – ответила Иоланда. – Мне нечего скрывать. Хуан Карлос просил моей руки у моего отца. Но его семья, естественно, была против. Ведь тогда я ещё работала служанкой у них в доме. Они всячески препятствовали этому. Он любит меня. Я тоже его люблю, но считаю, что эта история должна закончиться как можно скорее. Я не хочу стать причиной безвыходной ситуации. Что же касается Эктора, то я убеждена, что он просто немного запутался в своих чувствах ко мне. Но это не моя вина.
– Он любит тебя, Иоланда, – сказала Исабель. – Аты бы могла его полюбить? Он хочет на тебе жениться.
– Нет, это невозможно. Я не верю, что он любит меня. Я, пожалуй, нравлюсь ему, но не более. Клянусь, я была с ним искренна, и он знает правду, как и вы. По отношению к нему я поступила честно.
– Спасибо, Иоланда, я тебе верю. Мне достаточно твоего слова. Я чувствую себя намного спокойнее...
– Я бы не смогла обмануть вас, – ответила Иоланда. – Вы оказали мне такое доверие, приняли меня как дочь.
Успокоенная Исабель вышла, а Иоланда отправилась в ближайшую церковь. У входа на неё неожиданно налетела разъярённая Сара.
– Ты не только соблазнительница, но и подлая шантажистка! – закричала она. – Я разоблачила тебя и могла бы посадить тебя в тюрьму. Но тебе удалось сломить Сару Сотомайор! Вот деньги. Возьми их! Я готова заплатить ещё, лишь бы ты исчезла навсегда.
– Я не понимаю, о чём вы говорите? – отшатнулась Иоланда.
– Не понимаешь? Ты же сама сказала, что знаешь мою тайну.
– Конечно, знаю. И готова повторить: за то, что вы сделали со своими внуками, вы ещё поплатитесь перед Богом и людьми.
– Чего ты хочешь от меня? – спросила Сара.
– Я ничего не хочу, – гордо ответила Иоланда. – Уберите свои грязные деньги. Они вам понадобятся, чтобы подкупить многих людей, которые также знают то, что вы считаете тайной. Я не продаюсь.
– У меня достаточно сил, чтобы уничтожить тебя. Берегись. Я не шучу, – предупредила Сара.
Старая сеньора удалилась. Иоланда осталась стоять около входа.
– Что происходит? – прошептала она. – Я ничего не понимаю. Сару кто-то шантажирует… Может, это очередная мерзость Гонсало? Что мне делать?
Вернувшись домой, Сара застала там Адриана.
– Хорошо, что ты здесь, – обрадовалась она. Я поймала её с поличным. Это не только моя интуиция. Я получила сегодня письмо с требованием очередной суммы и решила сама отвезти деньги. Их нужно было оставить в церкви. И, представь, я встретила там Иоланду. Больше сомнений нет. Это она!
– Она призналась? – удивлённо спросил Адриан. – Взяла деньги?
– Нет, денег не взяла и притворилась, что ничего не понимает.
– Тогда, может, это и не она? – предположил Адриан. – Может, она просто пришла помолиться. Какой ей смысл отрицать всё, если она и так держит тебя в руках?
– Но если не она, то кто? – спросила Сара.
– Постой, – сказал Адриан. – Я же не утверждаю, что это точно не она.
– Это она, – уверенно сказала Сара. – Теперь, я думаю, она прекратит свой грязный шантаж.
– Я не верю в это. Надо уступить ей. Сколько ты предложила?
– Сколько она захочет.
– Это неосторожно. Она может оказаться жадной. И очень опасно заставлять шантажиста признаваться. Если хочешь, я сам поговорю с ней. Может, со мной она будет вести себя иначе?
– Я думаю, что это бесполезно, – покачала головой Сара.

Когда Иоланда вернулась домой, ей захотелось побыть в одиночестве. Но в комнату тотчас заглянул Эктор.
– Опять сидишь одна, – с укоризной произнёс он. – Тебе, наверное, скучно. Слушай, у меня есть прекрасное предложение. Я хочу провести остаток недели на берегу океана. Поехали со мной. Чудное место! Не пожалеешь!
– Нет, Эктор, – отрицательно покачала головой Иоланда. – Я не могу, да и не хочу.
– Но почему? Я придумал эту поездку специально для тебя. Я умру там от скуки один. Или ты всё ещё мечтаешь о Хуане Карлосе?
– Прошу тебя в последний раз – никогда не упоминай его имя при мне, – строго сказала Иоланда.
– Ну, не сердись. Я только хочу, чтобы ты не скучала. Видно, у тебя плохое настроение. Тогда, может быть, ты станешь добрее ко мне. – Эктор улыбнулся и вышел.
– Он прав в одном, – прошептала Иоланда. – Глупо сидеть в четырёх стенах. Пора становиться эгоисткой и думать только о своём счастье. Быть счастливой рядом с отцом моего ребёнка.
– Иоланда, тебя к телефону, – позвала Кристина.
– Спасибо. – Иоланда взяла трубку. – Да?.. Хуан Карлос?
– Я хочу видеть тебя! Скажи, что ты выйдешь...
– Хорошо... я выйду, – согласилась Иоланда.
Через десять минут она вышла из дома и села в машину поджидавшего её Хуана Карлоса.
– До каких пор мы будем врозь? – спросил тот. – Я мечтаю о том времени, когда мы будем вдвоём. Чего ты боишься? Я люблю тебя, а ты?
– Почему ты сомневаешься во мне? – с болью ответила Иоланда. – Я люблю только тебя. Ты мой единственный. Но я не хочу причинять тебе боль. Я не хочу, чтобы ты страдал.
– Любовь моя, ради тебя я готов на всё. Мы должны бороться за наше счастье. Бороться против бабушки, Гонсало, против общества, которое будет нас преследовать.
– Но Гонсало твой брат! Я не хочу вас ссорить.
– Но мы всё равно не находим общего языка. Мне наплевать на всех, кто против нас. К тому же мой отец поддерживает нашу любовь. Он ведь тоже моя семья.
– Любимый, я устала от разлуки с тобой, – со слезами воскликнула Иоланда. – Если ты хочешь, я буду бороться вместе с тобой. Обними меня!..
Счастливый Хуан Карлос обнял и поцеловал Иоланду.
– Я хочу, чтобы мы поженились как можно скорее, – прошептал он. – И не нужно тебе больше оставаться в этом доме.
– Нет, я не могу так поступить с Исабель. Она была так добра ко мне. Немного подождём. Я подготовлю её.

Адвокат, которому звонил Гонсало, узнав о смерти дона Эрнесто, тотчас вылетел в город и огласил завещание, по которому дон Эрнесто оставлял всё состояние своей дочери Магде. Она становилась одной из самых богатых женщин страны.
– У вас есть вопросы, Магда? – спросил адвокат, закончив чтение.
– Нет, вопросов нет, – ответила та. – Спасибо вам. Я только хочу спросить, могу ли я рассчитывать на вас в плане помощи в управлении всем этим богатством?
– Да, конечно. Вы всегда найдёте во мне помощника. А теперь разрешите откланяться.
Когда адвокат ушёл, Гонсало обратился к Магде:
– Дорогая, тебе не кажется, что для управления таким большим состоянием тебе нужно создать фонд?
– Гонсало, прошу тебя, разве мы не можем поговорить об этом позже? Я сейчас не в состоянии обсуждать такие проблемы.
– Магда, ещё недавно ты была согласна на то, чтобы твой отец всё продал, потому что ты не в состоянии справиться с этим. Только моё вмешательство спасло твоё имущество. Ты же не деловая женщина. Тебе не справиться с такой задачей.
– Пока всё останется в моих руках, – довольно сухо ответила Магда. – Адвокат будет помогать мне.
– Ты мне не доверяешь! – вскричал Гонсало. – Я твой муж, и кому как не мне помогать тебе в управлении делами. Почему это должен делать кто-то посторонний? Для тебя я буду работать с большим усердием, дорогая.
– Гонсало, я устала. Поговорим об этом потом, – прервала его Магда.
– Ты права, – покорно согласился Гонсало. – Прости меня.
Гонсало вошёл в свой офис в бешенстве. Он уже считал, что состояние дона Эрнесто у него в руках, и вдруг такое разочарование!
– Сальдивар, – сердито сказал он. – Она просто издевается надо мной. Она объявила мне войну. Ну, конечно, теперь её собственность по сравнению с моей огромна... Я продал свою свободу за эти деньги и в итоге их не получил!
– Успокойся, – ответил Сальдивар. – Магда твоя жена. Она любит тебя. Надо только проявить немного терпения. Будь внимательней к ней. Она сама отдаст тебе всё. Сейчас ты можешь перегнуть палку. Дай ей время.
– Она договорилась до того, что заявила, чтобы я не принимал никаких решений без её ведома! – возмутился Гонсало. – Сказать мне такое!..
– Я тебя не узнаю. Соберись, успокойся. Если ты потеряешь контроль над собой, ты пропал. Это будет катастрофа.
Магда, расстроенная разговором с мужем, вернулась в комнату. Внезапно зазвонил телефон.
– Сеньора, – раздался незнакомый женский голос. – Вы не знаете меня. Вы переживаете трудный момент, но мне нужно сказать вам что-то очень важное. Речь идёт о злодействах вашего мужа. Иоланда является жертвой его жестокости. Он продолжает преследовать её, и из-за этого страдают невинные люди.
– Кто говорит? – испуганно спросила Магда.
– Этого я не могу вам сказать. Но если вы мне не верите, спросите у Иоланды.
В трубке послышались короткие гудки.
– Боже мой! – прошептала Магда. – Я должна поговорить с Иоландой. Возможно, это правда.
Озадаченная Магда повесила трубку. В её комнату постучались, и в дверях появился Игнасио.
– Что с тобой, Магда? – обеспокоенно спросил он.
– Ничего, Игнасио. Просто чувствую, что я почти на пределе. Сегодня приезжал адвокат. Мне пришлось заниматься завещанием отца.
– Так быстро? – удивился Игнасио.
– Этого хотел Гонсало. У него нет никакого сострадания. Ко всему чисто практический подход. Как можно быть таким эгоистом! Даже не поговорил со мной, не успокоил... Он не понимает, что я не его вещь.
– Магда, как я ни хотел скрыть от тебя недостатки моего сына, но это просто невозможно, – вздохнул Игнасио.
– Его недостатки я узнаю постепенно. Я пришла к выводу, Игнасио, что наш брак потерпел крах. Гонсало, наверное, пришёл в бешенство от того, что я не позволила ему распоряжаться своим состоянием. Но я выходила замуж по любви. А он, видно, женился на состоянии. И если он думает, что у него что-то получится в дальнейшем, то он ошибается! – Магда задохнулась от возмущения. Она так долго была наедине с собой, что ей просто необходимо было выговориться. – Я не отдам ему состояния своего отца. Помоги мне, Игнасио.
– Можешь рассчитывать на меня, – заверил её Игнасио. – Я хочу, чтобы ты знала: что бы ни случилось, ты можешь всегда обратиться ко мне за помощью.

Чуть позднее Матильда, воспользовавшись удобным случаем, отправилась к Иоланде отнести детские вещи, которые она вязала вечерами.
– Тебе нравится? – спросила старая женщина, после того как Иоланда с радостью и нежностью уложила детские вещи в чемодан.
– Да, спасибо, Матильда, – ответила счастливая Иоланда. – Ты знаешь, я хочу сказать тебе одну вещь. Я видела Хуана Карлоса. Он всё ещё любит меня. Я тоже поняла, что без него не могу жить. Мы решили быть вместе, несмотря ни на что. Если надо, мы будем бороться против всех за своё счастье.
– Ну, слава Богу! – воскликнула Матильда. – Это меняет всё.
– Да, я так рада, что больше не надо обманывать Хуана Карлоса.
– Ты достойна счастья. Вот, что ещё, – вспомнила Матильда. – С тобой хочет поговорить Магда. Она сказала, что может помочь тебе. Может, она о чём-то догадалась?
– Скорее, она поговорила с Сарой, – печально ответила Иоланда.
Девушка рассказала о странной встрече в церкви и обвинениях Сары.
– Она хочет купить моё молчание, но я и не думала шантажировать её.
– Да, – задумалась Матильда. – Что-то она в последнее время сама не своя. Вот в чём дело... Но вряд ли Магда будет говорить с тобой об этом.
– Наверное, она уже начала понимать, в руки какого монстра она попала, – сказала Иоланда.

После ухода Игнасио в комнату к Магде зашла Сара.
– Девочка моя, – начала она. – Наша семья верна традициям. Всегда было так, что мужчины занимались делами, а женщины домом. Мой муж распоряжался моими деньгами. Игнасио деньгами Моники. Теперь настал черёд Гонсало. Я, признаться, удивилась, узнав, что ты решила сама вести дела.
– Я так хочу, – твёрдо сказала Магда. – Ты не считаешь, Сара, что сейчас другие времена и женщина вправе сама решать многие проблемы? Есть некоторые вещи, которые меня не устраивают. Я думала, что всё будет по-другому, что Гонсало будет другим. К сожалению, в последнее время у меня прибавилось грустного опыта.
– Но твой отец умер с верой в Гонсало. Он хорошо разбирается в бизнесе. Боюсь, тебе окажется не под силу эта ноша.
– Может, со временем я и изменю своё решение. Но пока пусть всё остаётся, как есть, – твёрдо сказала Магда.
Сара в недоумении пожала плечами и вышла. На смену ей снова появился Гонсало. Он решил больше бывать с женой, надеясь, таким образом, успокоить её и добиться своего. Магда осторожно завела разговор об Иоланде и Хуане Карлосе.
– Дорогая, оставь эту тему, – недовольно сказал Гонсало. – Я уже тысячу раз говорит тебе, что не одобряю этот брак, но Хуан Карлос может поступать как хочет. Какое нам дело до них?
– Вот именно, – подхватила Магда. – Если они любят друг друга, то, причём тут социальные предрассудки? Что мешает им пожениться?
– Очень хорошо. Вот и скажи им об этом. Я-то тут причём?
– Я хочу поговорить с Иоландой, – сказала Магда.
– Нет, пожалуйста, не надо, – испугался Гонсало. – Зачем это нам? Будем жить своей жизнью. Оставим их в покое. Почему мы не можем пожить для себя?
– Потому что я человек, который может быть счастлив, только когда другие тоже счастливы, – ответила Магда.
– Магда, оставим это. Мы слишком редко бываем вместе, чтобы обсуждать дела моего брата, – попросил Гонсало.
– Как ты думаешь, что я делала днём? – вдруг спросила Магда. – Я искала тебя, но тебя не было в офисе.
– Я был на собрании, – быстро ответил Гонсало.
– Прекрасно, но там не было и твоей секретарши. Патриции...
– Она сопровождала меня с документами. Это её работа.
– Она хорошенькая, эта Патриция... – проговорила Магда.
– Да, – осторожно подтвердил Гонсало. – Не сажать же в приёмной старую грымзу.
– У неё вид способной секретарши, которая всюду следует за своим шефом, – заявила Магда. – И всегда в распоряжении шефа. Днём и ночью.
– Магда! – воскликнул Гонсало. – Что за вульгарные намёки? Я что, должен всё время проводить с тобой? Что с тобой происходит? Скажи мне?
– Ты до сих пор не понял, какая я. Я не могу жить во лжи. Думаешь, мне нравится воевать с тобой?
– Магда, я хочу заполнить всю твою жизнь, – тихо сказал Гонсало. – Я люблю тебя. Давай не будем ссориться по пустякам.

Тем временем Сара разговаривала с Игнасио в гостиной.
– С каждым днём ты и Хуан Карлос всё больше отдаляетесь от нас, – печально сказала она. – Мы никак не можем преодолеть наши разногласия.
– Хуан Карлос мучается по твоей вине. Ты и Гонсало не даёте ему спокойно жить рядом с Иоландой, – ответил Игнасио.
– Её видели в ночном баре, вульгарно одетую, с каким-то типом. Хуже всего, что Хуан Карлос продолжает видеть в ней чистую девушку, – яростно произнесла Сара.
– Эта женщина пошла на огромную жертву ради твоего внука.
– Мы никогда не поймём друг друга, – заявила Сара.
– Вот мы и вернулись к началу разговора, – вздохнул Игнасио.
– Добрый вечер, – сказал вошедший Адриан. – Привет, Игнасио.
– Привет, Адриан, – пробурчал Игнасио и вышел.
– Можно без преувеличения сказать, что Игнасио недоволен моим приходом, – заметил Адриан.
– Ты у меня в гостях, и потом, ты почти член семьи, – ответила Сара. – Игнасио всегда чем-то недоволен. К сожалению, я не могу оградить Хуана Карлоса от его пагубного влияния.
– Я устал говорить тебе, Сара, – вздохнул Адриан. – Прекрати играть роль главы семьи.
– Нет, – возразила Сара. – Я ещё верю в свой авторитет.

Перед уходом Игнасио зашёл на кухню. Матильда была занята готовкой.
– Простите, что не могу подать руки, – сказала она.
– Ничего. Есть новости? – поинтересовался Игнасио.
– Угадали. Я виделась с Иоландой. Она сказала мне, что они с Хуаном Карлосом решили бороться за свою любовь.
– Замечательно, – обрадовался Игнасио. – Именно этого я и хочу. Потому что самое главное в жизни – это личное счастье.
– Но между ними стоит сеньор Гонсало.
– Я теперь другой, – заметил Игнасио. – Я не дам их в обиду. Ради этого я готов сражаться хоть с самим чёртом.
– Это меня радует. Я очень надеюсь на то, что вы поможете им, – сказала женщина.
– Кто меня беспокоит, так это Магда, – сказал Игнасио.
– Да, сеньоре нелегко, – согласилась Матильда. – Особенно после смерти отца.
– Я думаю, что она совершила большую ошибку, выйдя за Гонсало, – вздохнул Игнасио. – Ну, я пойду. Хочу поскорее увидеть Хуана Карлоса.

0

24

24

Эктор вошёл в комнату Иоланды так внезапно, что та даже испугалась.
– Эктор, ты меня напугал, – сказала она сердито.
– Прости, но ведь у тебя не больное сердце, – заметил он.
– Да, если бы оно было больным, я бы уже давно умерла, – ответила девушка. – А что ты здесь делаешь? Ты же должен был уехать?
– У нас возникли проблемы с машиной. Пришлось отказаться от поездки. Вот я и вернулся. Ты рада меня видеть?
– Рада, рада, – отмахнулась Иоланда.
– У тебя всё ещё плохое настроение, – вздохнул Эктор. – Ты стала очень жёсткой женщиной. Хотя для этого у тебя не было никаких причин. Я очень скучал по тебе. А ты по мне?
– Ты невозможен! – воскликнула Иоланда.
– Нет, – возразил Эктор. – Я был невозможным. Но теперь я не тот, каким был. Ты не забыла, кто меня изменил?
– Помню, не волнуйся.
– Ты как-то изменилась. – Эктор внимательно посмотрел на неё. – Теряешь грацию. Тебе не помешали бы кое-какие упражнения.
– Нет-нет, – поспешно ответила девушка. – Тебе просто показалось.
– Я гордился твоей фигурой.
– Гордился? Не говори глупостей. Где Исабель?
– Мама? – переспросил Эктор. – Она ушла вместе с Оливией.
– Оливия настроена против меня, хотя я ей ничего не сделала. Почему так?
– Просто она взбалмошная женщина, – махнул рукой Эктор.
– И очень привязана к тебе. Особенно после того, как появилась я, – сказала Иоланда.
– Вот хорошая новость, – улыбнулся Эктор. – Ты уже начинаешь меня ревновать.
– Ты невыносим!

Сара сидела в своей комнате и читала книгу, когда Ромуальдо принёс ей букет цветов.
– Это вам, сеньора, – сказал старик.
– Хорошо, поставь на стол, в вазу.
Сара подошла к столу и вдруг заметила спрятанную в цветах записку. Схватив её, она быстро пробежала глазами текст и, покраснев от гнева, сбросила вазу с букетом на пол. На шум пришёл Гонсало.
– Что случилось, бабушка?
– Ничего, – стараясь придать своему лицу спокойное выражение, ответила Сара. – Пойдём в гостиную, Матильда здесь уберёт.
– Меня беспокоит Магда, – сказал Гонсало, подходя к дивану.
– Что с ней?
– Она с утра поехала на консультацию к Хуану Карлосу.
– Она больна? – удивилась Сара.
– Нет, на всякий случай. Не это беспокоит меня. Помоги мне переубедить Магду. Она должна доверить мне управление своими делами.
– Мне кажется, что сейчас тебе не стоит уделять этому такое внимание, – сказала Сара. – Со временем всё образуется.
– Но ведь это моя жизнь, бабушка, – возразил Гонсало. – Моя жена. Что может быть важнее?
– Что ты хочешь от меня? – спросила Сара. – Чтобы я забилась в угол, не мешала вам да ещё выполняла все твои просьбы относительно Магды? Этого не будет. Это мой дом, и вы живёте у меня.
– Но это также и мой дом. И дом моей жены.
– Значит, ты пойдёшь против меня, чтобы защитить её? – Голос Сары стал напряжённым.
– Пожалуйста, бабушка, – взмолился Гонсало. – Зачем так сгущать краски? Я не говорил этого.
– Ну ладно... Вообще-то я уже говорила с ней. Пугала ответственностью. Но, кажется, она настроена решительно. Я надеялась, что она будет второй Моникой. Но я ошиблась.

Хуан Карлос внимательно осмотрел Магду и сказал:
– Ничего страшного. Наверное, ты просто переволновалась.
– Да, спасибо. Как твои дела?
– Женюсь, – коротко ответил Хуан Карлос.
– На Иоланде? – обрадовалась Магда. – У меня просто камень с души упал. Я была уверена, что только из-за Гонсало вы не можете соединиться.
– Не бери на себя вину Гонсало.
– Не могу, – вздохнула Магда. – Я так хочу, чтобы он изменился. Но не знаю, стоит ли на это надеяться.
– Гонсало – исполнитель воли Сары, – сказал с досадой Хуан Карлос.
– Я вижу это. Но пока ничего не могу поделать.
– Главное, верь в себя и не давай подчинить свою волю. Тогда есть надежда, что ты победишь.
– Мне очень приятно говорить с тобой, Хуан Карлос, – призналась Магда. – Ты мне помог.
– Спасибо. Увидишь, мы получим результаты анализов, и ты убедишься, что с тобой всё в порядке. Не волнуйся, – успокоил её Хуан Карлос.

После разговора с Эктором Иоланда собралась и вышла на улицу. Ей не понравилось, что Эктор обратил внимание на изменение в её фигуре. Сама она была убеждена, что пока ничего не заметно. Раз она ошиблась, значит, срочно надо что-то предпринимать. Не успела она пройти и нескольких шагов, как повстречала Оливию.
– Привет, Оливия, – поздоровалась Иоланда.
– Привет, в клуб идёшь? – ответила та.
– Да, а что?
– Ведёшь весёлую жизнь! Кто бы мог подумать, – съязвила Оливия. – Ты действительно очень ловкая.
– Что ты имеешь против меня? – спросила Иоланда прямо.
– Конечно, ловкая, хоть ты и играешь под дурочку, – продолжала Оливия.
– Мне не нравится твой тон.
– Кем ты себя считаешь, девочка?
– Я племянница Исабель и кузина Эктора.
– Ты провела их своей фальшивой наивностью. Но меня тебе не провести, – заявила Оливия. – Я разобью миф о девушке с добрым и благородным сердцем. И добьюсь твоего изгнания.
– Посмотрим. Я такая, какая есть. А вот ты интересная женщина. Я, например, не знала, что ты замужем. А поскольку ты всё время проводишь здесь, то, вероятно, роль жены тебе менее приятна, чем роль тёти? Не так ли?
Иоланда оставила растерявшуюся Оливию и отправилась по своим делам.
Не зная, что предпринять, Оливия после разговора с Иоландой поехала в салон к Сильвии.
– Сильвия, я прошу тебя пойти и поговорить с матерью Эктора, – начала Оливия, войдя в салон. – Её зовут Исабель. Ты должна мне помочь. Иоланда ведёт одновременную игру и с Эктором и с доктором.
– С Хуаном Карлосом? – насторожилась Сильвия.
– Да. Она встречается с обоими.
– Ты в этом уверена?
– Она развратная женщина. Как только Эктор уходит, она бежит к доктору. Я разговаривала с ним, и он сказал, что собирается жениться на ней. Он, кажется, влюблён в неё. Но это уж его проблема. Меня волнует мой племянник Эктор. Я не могу позволить, чтобы Иоланда так над ним посмеялась. Скажи мне, что ты о ней знаешь?
– Я уже говорила тебе, что не в моих правилах вмешиваться в личную жизнь моих клиентов, – ответила Сильвия.
– Неужели ты не поможешь мне? – Оливия поняла, что здесь ей помощи ждать не приходится, и, попрощавшись, ушла.
Она не знала, что явилась совсем не по адресу. Сильвии меньше всего хотелось спасать Эктора от Иоланды. В её планы как раз входило нечто противоположное. Сильвия оценила услышанное и решила немедленно действовать.
Она тут же отправилась к Иоланде для разговора по душам.
– Добрый день, – сказала Сильвия, когда Кристина проводила её в комнату Иоланды. – Давай, наконец, поговорим начистоту. Мне надоела бесполезная болтовня. Что ты собираешься делать?
– Я не горю желанием объясняться с тобой, – ответила Иоланда.
– Я устала от этой комедии.
– Я тоже устала, – согласилась Иоланда. – Я люблю Хуана Карлоса, а он меня. А то, чего ты пытаешься добиться, не имеет ничего общего с любовью.
– Я пришла узнать, собираешься ли ты выйти замуж за Хуана Карлоса? – прямо спросила Сильвия.
– Да, – ответила Иоланда.
– Ты сильно изменилась. Раньше ты была наивной девушкой, теперь превратилась в опытную женщину.
– Пожалуй, ты права, – согласилась Иоланда. – Я изменилась. Но это не моя вина. Просто заставили обстоятельства. Я готова бороться за своё счастье.
– Ты просто играешь Хуаном Карлосом! Ты его не любишь! – воскликнула Сильвия. – Скажи, что для тебя значит Эктор?
– Он мой кузен, – пожала плечами Иоланда.
– Кузен, – с иронией повторила Сильвия. – Так я тебе и поверила. Имей совесть. Кого ты хочешь обмануть?
– Послушай, я не хочу больше слушать твои мерзости, – отрезала Иоланда. – Я буду женой Хуана Карлоса, и никто не сможет мне в этом помешать. Я всё сказала. Теперь уходи.
– Ты ещё пожалеешь, – прошипела Сильвия и стремительно вышла из комнаты.

Сара, улучив момент, решила вновь поговорить с Магдой.
– Надеюсь, Магда, ты немного успокоилась после обследования. Что сказал Хуан Карлос?
– Вроде бы всё нормально, но надо ещё дождаться результатов анализов, – ответила Магда.
– Магда, я хочу поговорить с тобой, – сказала Сара, приняв серьёзный вид. – Сначала ты была такой мягкой и нежной. Сейчас же, наоборот, – стала агрессивной. Всё время ссоришься с Гонсало. Если мы живём вместе, то между нами должно быть взаимопонимание.
– Я полностью с вами согласна, – кивнула Магда.
– Мы переехали сюда жить только из-за того, что я хотела быть поближе к Игнасио и Хуану Карлосу. Я не скрываю этого. Но, кроме того, Гонсало здесь, в городе, удобнее управлять владениями твоего отца. Разве не так?
– Да, конечно, – вновь согласилась Магда.
– Тогда мне не понятно, почему мы ведём какую-то странную борьбу. Ты занимаешь своё место в доме, а я своё.
– Но вы сказали, что я должна приспособиться к вашим привычкам, – ответила Магда.
– Я имела в виду традиции этого дома, – ответила Сара.
– Нет, это именно ваши привычки, – подчеркнула Магда. – Я же считаю, что для любого брака главное общение. Я хочу, чтобы мы с Гонсало почаще были одни, а не подчинялись тем строгим правилам, о которых вы упомянули.
– Но нельзя жить уединённо под одной крышей.
– Я понимаю вас. Но мы можем жить в мире только тогда, когда вы с Гонсало научитесь понимать других. Если этого не произойдёт, я перееду в свой дом, где смогу жить так, как привыкла. А теперь прошу простить меня. – Магда встала и вышла из гостиной.

Гонсало в очередной раз беседовал с Сальдиваром в своём офисе.
– Я еду в провинцию. Магда передала через меня некоторые распоряжения управляющему, – сказал Сальдивар. – В частности, она хочет оставить старый дом дона Эрнесто.
– Но зачем? – удивился Гонсало. – За него можно получить большие деньги. Зачем он ей?
– Наверное, как память, – предположил Сальдивар. – Но не исключено, что она собирается вернуться туда, если ваши отношения не сложатся.
– Что ты говоришь? – забеспокоился Гонсало.
– Но об этом ещё рано говорить. Просто я хочу, чтобы ты понял: тебе необходимо действовать осторожно. Не торопись, и всё будет твоим. Я думаю, вам нужно завести ребёнка.
– Ребёнка? – с ужасом воскликнул Гонсало.
– Да. Это будет твой наследник и с Магдой вас свяжет. Она охотно расстанется с наследством.
– Зато я окажусь между двух огней, – пробурчал Гонсало.
– Я не помешаю? – В кабинет вошёл Адриан.
– Конечно, нет, – ответил Гонсало. – Это хорошо, что ты пришёл. Возвращаясь к моему предложению, я хочу попросить тебя занять пост исполнительного директора. Как ты на это смотришь?
– Я хотел бы ещё немного подумать, – уклонился от ответа Адриан.
– Конечно, – согласился Гонсало. – Но я хочу, чтобы ты уже был в курсе дела: я собираюсь обратиться в Международный банк за кредитом.
– Ты мне ничего не говорил, – удивился Сальдивар.
– Я только сегодня решил это. Я хотел бы, Адриан, чтобы ты поехал со мной на встречу с директором банка.
– Пожалуй, я пойду. – Сальдивар, почувствовавший себя лишним, поклонился и вышел. В приёмной Патриция задержала его.
– Этот Адриан быстро нашел подход к Гонсало, – сказала она.
– Пускай, – пожал плечами Сальдивар. – Он назначил его исполнительным директором и уже хочет взять на переговоры с Международным банком. Пусть. Я достаточно давно работаю с Гонсало.
– Конечно, – согласилась Патриция. Как только Сальдивар вышел, она набрала номер телефона: – Алло, Рикардо? Всё идёт замечательно. Надо выбрать подходящий момент и действовать. Слушай, у тебя, кажется, есть знакомый среди директоров Международного банка? Гонсало хочет взять там кредит. Нам стоит помешать ему. Постарайся...
Чуть позже, когда Адриан уже ушёл, в офис Гонсало заявилась Сильвия. Она отчаянно искала союзников.
– Послушай, Гонсало, Хуан Карлос женится на Иоланде, – сразу перешла к главному Сильвия. – Это не должно случиться. Надо что-то делать.
– Не теряй самообладания, Сильвия, – успокоил её Гонсало. – Мне бы твои проблемы. Этой свадьбе не бывать.
– У тебя есть план? – с надеждой спросила Сильвия.
– Конечно, неужели ты думаешь, я не приготовил сюрприза? Этой свадьбы не будет. Я расскажу Хуану Карлосу такое, что он возненавидит Иоланду. Положись на меня.
– Сделай что-нибудь. – Сильвия с надеждой посмотрела на Гонсало.

0

25

25

На следующее утро Сальдивар зашёл в офис переговорить с Патрицией.
– Я вернулся, чтобы поговорить с тобой. Я запомнил твои слова, и мне кажется, что у нас с тобой одна цель. Уверен, у тебя есть какая-то цель. Кто ты?
– Ладно, – кивнула Патриция. – Я расскажу. Я давно знакома с Гонсало. После замужества я уехала в Штаты, за это время дела у моего отца пошли плохо. Он был должен крупную сумму. В самый тяжёлый момент он пришёл за помощью к Гонсало. Но тот ответил ему, что дуракам нечего делать в бизнесе. Мой отец как честный человек был вынужден покончить с собой. Мой брат работал не покладая рук, чтобы заплатить долги отца. К тому времени я развелась с мужем и вернулась домой. Долги мы заплатили, но остался долг мщения Гонсало. Я хочу отомстить за его подлый поступок с моим отцом. Теперь ты знаешь всё.
– Послушай, Патриция, – немного подумав, сказал Сальдивар. – Я хорошо помню твоего отца. И сейчас убеждён, что, несмотря на то, что проработал на Гонсало много лет и сделал для него немало, моё будущее у него неопределённо. Этот Адриан быстро нашёл общий язык с Гонсало. Они так похожи. Адриан пойдёт вверх, а я останусь не у дел. Я хорошо знаю Гонсало и не позволю, чтобы со мной так поступили. Считаю, что нам надо действовать вместе. Будем обмениваться информацией.

Иоланда чувствовала, что с каждым днём ей всё труднее обходиться без Хуана Карлоса. Вот и сегодня утром она не выдержала и договорилась встретиться с ним в кафе.
– О чём ты думаешь? – спросила она.
– Я всё мечтаю об одном: мы одни, далеко от всего и от всех. Есть только мы и наша любовь, – ответил Хуан Карлос.
– Наша любовь... Мы уже так давно любим друг друга.
– И будем любить всю жизнь, – подхватил Хуан Карлос. – Давай подумаем о нашем будущем. О наших детях. Представляешь: у нас с тобой ребёнок...
– Тебе правда хотелось бы ребёнка? – радостно спросила Иоланда.
– Я бы с ума сходил от радости. Я бы бегал по улицам и кричал, что у нас будет ребёнок.
– Как я рада слышать от тебя эти слова, – улыбнувшись, сказала Иоланда. – Надеюсь, что я скоро смогу сказать тебе: у нас будет ребёнок...

Вернувшись из клиники, Магда позвонила Гонсало.
– Дорогой, у нас будет ребёнок, – сообщила она.
– Ребёнок? – растерянно переспросил Гонсало, но потом овладел собой и воскликнул: – Ты сказала, у нас будет ребёнок? Конечно, я рад! Не представляешь как... Что с тобой, ты плачешь? Успокойся. Я скоро приеду. Эту радость мы должны отметить. Целую. Жди... – Он повесил трубку. – Только этого мне не хватало. Ребёнок никак не входит в мои планы. Хотя, как говорил Сальдивар, этот ребёнок может помочь мне... Да, пожалуй.
Когда Магда сообщила новость Саре, та воскликнула:
– Ребёнок Гонсало! Не представляешь, Магда, как меня радует эта новость. Это моё самое большое желание. У меня будет правнук. Он станет настоящим Идальго.
– Он ещё н Бенавидес, Сара, – вставила Магда.
– Я уже вижу, как он бегает по дому, – продолжала Сара, не обратив внимания на реплику Магды. – Только бы Бог дал мне здоровья дожить до тех пор.
– Вам цветы, сеньора Магда, – сказала Матильда, передавая огромный букет.
– Ну-ка, дай мне визитную карточку, – попросила Сара. – «Я люблю тебя, дорогая. Гонсало».
– Какие красивые, – прошептала Магда.
– Теперь ты должна беречь себя. Надо думать о своём здоровье, чтобы ребёнок родился здоровым и сильным.
– Гонсало! – обрадовалась Магда, увидев входящего мужа.
– Да, это я, дорогая. Я так счастлив. – Гонсало поцеловал жену. – Бабушка, что ты на это скажешь?
– Это всё равно, что снова увидеть, как ты растёшь, – ответила Сара. – Мой правнук. Ещё один Идальго!

Когда Иоланда вернулась домой, к ней заглянул Эктор.
– Ты уже встала? Я думал, что ты в это время ещё спишь.
– Нет, – коротко ответила Иоланда.
– Чем же ты занималась так рано? – поинтересовался Эктор.
– Встречалась с Хуаном Карлосом.
– Вижу, доктор удачливее меня, – грустно сказал Эктор. – Нет, ничего мне не говори. Ты не обязана мне отчитываться, и имеешь полное право сама выбирать себе компанию. Ты счастлива с ним?
– Эктор, я никогда не обманывала тебя.
– Я этого и не говорил. Ты с самого начала предупреждала, что наша любовь невозможна. Но ты продолжаешь встречаться с ним. Только не думай, что мои чувства изменились. Какая для меня мука видеть вас вдвоём! Это сильнее меня.
– Я сожалею, Эктор.
– Но ты странно ведёшь себя. Я давно это заметил. Ты всё время меняешься.
– Видишь ли, – ответила Иоланда. – Я думала, что наши отношения не имеют будущего. Вот и всё.
– Значит, у меня ещё есть надежда? – обрадовался Эктор. – Скажи мне это, Иоланда! Я так хочу, чтобы ты стала моей!

Сара пошла, распорядиться насчёт праздничного семейного ужина, а Гонсало сел рядом с женой.
– Послушай, Магда, что случилось? Ты не рада?
– Конечно, рада, – улыбнулась Магда. – А ты?
– Я счастлив, любимая, – ответил Гонсало. – Иметь ребёнка от тебя – это самая сокровенная моя мечта. Поверь мне.
– Да, – сказала, нахмурившись, Магда, – но наш ребёнок будет только нашим.
– Конечно, – удивился Гонсало. – Почему ты так говоришь?
– Ты же слышал, Сара уже строит планы относительно того, кто ещё не родился, – ответила недовольная Магда.
– Не надо так переживать, – успокоил её Гонсало. – Ты же знаешь бабушку.
– Да, начинаю узнавать, – ответила Магда. – Понимаешь, меня не так пугает её хитрость, как невероятная ловкость, с которой она всё под себя подминает. Ты замечаешь, Гонсало, что меня она практически игнорирует? Обрати внимание, она обращается со мной как с неодушевлённым предметом.
– Успокойся, – ответил Гонсало. – Не говори так. Прошу тебя, любимая.
– Я тебя предупреждаю, Гонсало, – твёрдо сказала Магда. – В этом вопросе я буду несгибаема. Когда родится ребёнок, он будет только моим. Я не собираюсь его с кем-нибудь делить. Я решила это твёрдо.
– Хорошо, дорогая, – ответил Гонсало. – Я готов для тебя на всё.

В этот день произошло ещё одно радостное событие: Игнасио и Вирхиния поженились. Свадьбу отметили довольно скромно в новой квартире, которую молодожёнам подарил Хуан Карлос. Присутствовали он сам и Матильда с Ромуальдо, то есть наиболее близкие люди. Иоланда сказала, что она очень рада, но считает, что ей ещё рано посещать подобные семейные мероприятия. Вечером Игнасио и Вирхиния остались одни.
– Теперь ты сеньора Идальго, – с нежностью сказал Игнасио.
– Да, я ждала этого дня столько лет. – На глазах Вирхинии выступили слёзы.
– Я так счастлив. Теперь у нас всё будет хорошо.
– Я тоже так считаю, – сказала Вирхиния. – Я постаралась забыть всё, что с нами произошло за эти годы. Ты знаешь, я уже слышала, как Хуан Карлос назвал меня мамой. Я готова была отдать жизнь за то, чтобы услышать это слово.
Вирхиния расплакалась от избытка чувств.
– Успокойся, – произнёс Игнасио. – Нет никакой причины плакать сейчас. Как ты думаешь, когда мы сможем сказать ему правду?
– Скоро, – убеждённо ответила Вирхиния. – Мне больше, чем тебе, хочется сказать ему об этом. Потому что хоть мне и не довелось услышать его первые слова, увидеть, как он бегает, но это не важно. Для матери сын всегда останется ребёнком. Клянусь, каждый раз, когда он меня обнимает, мне кажется, что он маленький мальчик. Мне даже хочется взять его на руки.
– Главное, что мы все вместе, – сказал Игнасио. – Теперь навсегда вместе.

0

26

26

На следующий день Хуан Карлос пригласил Иоланду пообедать в ресторане при клубе.
– Тебе здесь нравится, дорогая? – спросил он, когда принесли заказ.
– Да, очень, – ответила Иоланда. – Я не знала, что здесь есть ресторан, всегда бывала в баре. Тут очень красиво.
– А мне кажется, что мы сделали ошибку, выбрав это место, – вдруг нахмурился Хуан Карлос. – Боюсь, что здесь у нас могут быть нежелательные встречи. Я об этом не подумал.
– Я знаю, – вздохнула Иоланда. – Но ты не можешь отрицать, что здесь хорошо.
– Ты права, – кивнул Хуан Карлос.
В это время в зал вошёл Эктор.
– Не волнуйся, – сказала Иоланда, перехватив взгляд Хуана Карлоса.
– Я теряю терпение, – сказал Эктор, сразу направившись к их столику. – Я тебе уже сказал, что не хочу, чтобы ты встречался с ней!
– Я встречался с ней, и буду делать это впредь. Ты не вправе указывать мне, что делать, – ответил Хуан Карлос, вставая. – Успокойся, мы уже уходам. Пойдём, дорогая.
– Иоланда никуда с тобой не пойдёт! – воскликнул Эктор.
– Эктор, прекрати, – приказала Иоланда. – Ты что, не понимаешь, что я люблю его?..
– Идём, – холодно сказал Хуан Карлос, и они покинули зал.
– Ушла с ним, – пробормотал Эктор. – Она слушает его, а не меня. Ну, ничего, этот тип дорого мне за всё заплатит.
Иоланда вернулась домой расстроенная. На неё произвела тяжёлое впечатление дурацкая сцена в ресторане. Размышления девушки были прерваны звонком. Звонил Габриэль, друг Эктора.
– Алло, Иоланда, срочно приходи ко мне. Эктору нужна помощь.
– Что с ним?
– Увидишь... Ему очень плохо. Приходи скорее. – Габриэль повесил трубку и обратился к Эктору: – Ты знаешь, что я твой друг, но сейчас я тебя не одобряю. Иоланда живёт в твоём доме, и ты не должен так поступать...
– Это будет ей уроком, – мрачно ответил Эктор. – Она запомнит его на всю жизнь. А сейчас давай проваливай.
Через пять минут после ухода Габриэля в дверь позвонила Иоланда. Эктор открыл дверь.
– Эктор, что случилось? – спросила взволнованная Иоланда.
– Как видишь, не только ты одна такая хитрая, – сказал Эктор, вталкивая девушку в квартиру. – Нам нужно поговорить. Мы должны снять маски. Ты не находишь? Ты ведь не та наивная провинциалка, за которую выдаёшь себя. А я не мальчик, у которого ты вызвала пылкие чувства. Когда ты приехала в наш дом, моя мать сказала, чтобы я не трогал тебя. Мама такая наивная. Ей многому надо поучиться.
– Чего ты хочешь от меня? – Иоланда попятилась.
– Я хочу того, чего хочет любой мужчина.
– Разреши мне уйти. – Девушка повернулась к двери.
– Стой. – Эктор схватил её за руку и вернул в комнату. – Ты такая скрытная, но я разоблачил тебя. Можешь не изображать удивление. Я всё знаю. Я был у доктора Альвеара. Тебе что-нибудь говорит это имя? Он сообщил мне, что ты беременна. Это уже нельзя скрыть.
– Ты знал и... – от гнева Иоланда не находила слов.
– Ну, не делай такого лица, – попросил Эктор. – Давай придём к соглашению. Я постараюсь сохранить для всех твой образ наивной провинциалки, а ты... Не надейся, мы не выйдем отсюда, пока не проясним ситуацию.
Эктор зловеще улыбнулся и попытался обнять Иоланду. Та отчаянно сопротивлялась. Завязалась борьба.
– Я никогда не сделаю то, что ты хочешь, – крикнула Иоланда. Защищаясь, она вцепилась Эктору в лицо.
Тот закричал от боли и отпустил девушку. Иоланда воспользовалась этим и выскочила из квартиры. Она не помнила, как прибежала домой. Кристина, увидев её, всплеснула руками.
– Что случилось?
– Кристина, – Иоланда задыхалась от волнения, – Эктор всё знает про ребёнка. Мне срочно надо покинуть этот дом. Я оставлю письмо для Исабель. Передай его ей.
– Поговори с ней сама, – предложила Кристина.
– Нет, не могу. Я умру от стыда. Сделай, как я прошу.
После бегства Иоланды в квартиру вошла Оливия. Увидев свежие царапины на лице Эктора, она покачала головой.
– Сегодня тебе не повезло? Что случилось? Кошечка показала когти? Я уверена, что ты за всю свою жизнь не встречал такой женщины.
– Ты пришла в неудачный момент, – буркнул Эктор.
– Я и сама вижу, – не стала спорить Оливия. – Тебя разочаровала твоя провинциалка?
– Уходи. Мне нужно подумать.
– Единственное, о чём тебе стоит подумать, так это о том, чтобы забыть Иоланду раз и навсегда. Она не для тебя.
– Я не могу этого сделать, – ответил Эктор.
– Только не говори мне, что ты так влюбился, что не можешь жить без неё, – насмешливо произнесла Оливия. – Ты не способен на это. Одной женщины тебе всегда было мало.
– Но сейчас я должен обдумать своё будущее. Это не только любовь. Я связан долгом. Я мужчина и отвечаю за свои поступки. Мне нужно жениться на Иоланде как можно скорее, потому что она ждёт ребёнка.
– От тебя? – вскричала поражённая Оливия. – Это невозможно! Скажи, что это неправда!
– Это правда, – ответил Эктор. – Почему я должен тебе врать?
– Не будь таким наивным! – взвизгнула Оливия. – Не попадись в ловушку. Как ты не понимаешь, что это именно то, чего она добивается!
– Я чувствую свою ответственность, – серьёзно ответил Эктор. – Мне нужно жениться!
– Ты уже сказал Исабель? – с беспокойством спросила Оливия.
– Нет, и не собираюсь пока. Я сначала женюсь на ней, а потом посмотрим.
– Ей нужно выйти за тебя! Ей нужно скрыть свой позор. Это не твой ребёнок! Дай ей денег, и пусть убирается навсегда.
– Я не хочу уходить от ответственности, – ответил Эктор. – Я люблю её и женюсь.
– Это ложь! – закричала взбешённая Оливия.
– Да? – Эктор тоже терял над собой контроль. – Вот лучшее подтверждение, которое я могу тебе дать. – С этими словами он влепил Оливии звонкую пощёчину.

Разговор с Оливией не выходил у Исабель из головы. Поэтому она решила вновь поговорить с Иоландой.
– Иоланда, – сказала она, войдя в комнату девушки. – Я всё время замечаю, что ты нервничаешь. Как будто чего-то боишься.
– Нет, со мной всё в порядке. Чего мне бояться?
– Послушай, с первого дня, как ты появилась в этом доме, я отношусь к тебе как к собственной дочери. Доверяй мне. Почему ты не хочешь поделиться со мной своими проблемами?
– Я очень благодарна тебе, – ответила Иоланда. – Ты действительно заменила мне мать. Будь уверена, моя настоящая мама всё видит с неба. Я надеюсь, что когда-нибудь смогу отплатить тебе за твоё великодушие и выразить свою признательность.
– Ты мне ничего не должна, дорогая. Я делаю это не из чувства долга, – возразила Исабель. – Ты изо дня в день завоёвывала мою любовь.
– Спасибо тебе за всё, – поблагодарила Иоланда.

Эктор после разговора с Оливией, который закончился довольно печально для последней, вернулся домой и не преминул вновь заглянуть к Иоланде.
– Слушай, почему ты боишься меня? – спросил он. – Ничего не изменилось. Ты умная женщина и должна понимать, что самое лучшее, что ты можешь сделать, это принять моё предложение. Я не вижу причин для отказа с твоей стороны.
– Прошу, оставь меня! – взмолилась Иоланда. – Я ничего больше у тебя не прошу, только оставь меня в покое.
– Проблема есть и у тебя, верно?
– Но я сама её решу. Ладно?
– Не будь такой гордой. Советую стать более покорной. Особенно в твоём положении... А ещё говорят, что материнство делает женщину мягче...
– Ну что тебе сказать, чтобы ты отстал от меня? – в отчаянии спросила Иоланда.
– Значит, ты ничего не скажешь Хуану Карлосу, отцу своего ребёнка?
– Имей хотя бы сострадание, – почти простонала она.
– Я тебя не понимаю. Я предлагаю тебе два варианта: Хуан Карлос или я. Подумай хорошенько, Иоланда. Я готов взять на себя его ответственность. – Эктор значительно посмотрел на Иоланду и вышел из комнаты.

Обмен любезностями с Иоландой не успокоил Исабель. Она всё равно подозревала, что девушка что-то скрывает от неё. Поэтому она решила пойти в дом Идальго, чтобы узнать там подробности о жизни Иоланды. На свою беду, она встретилась с Сарой.
– Вы Сара Сотомайор? – спросила Исабель.
– Да, а с кем имею честь? – удивлённо спросила Сара.
– Простите меня за столь внезапное вторжение. Меня зовут Исабель Кабралес. Мне необходимо узнать что-нибудь об одной девушке, которую я очень люблю. Это Иоланда Лухан.
– Иоланда? – вскричала Сара. – Не знаю, по адресу ли вы пришли, но я могу сказать только одно: Иоланда – это человек, которому абсолютно нельзя доверять.
– Но у меня о ней сложилось самое благоприятное впечатление. Ведь она служила у вас в доме? – спросила в недоумении Исабель.
– Да, Иоланда немало лет проработала в этом доме. Вначале она тоже внушала мне самые лучшие чувства. К сожалению, я слишком поздно поняла, что она из себя представляет. Если бы вы знали, сколько зла она нам причинила! Два моих внука из-за неё стали злейшими врагами.
– Не могу поверить, – произнесла потрясённая Исабель. – Она такая добрая, такая ласковая…
– Да-да, – подхватила Сара. – Вежливая, тактичная, но это всё не более, чем лицемерие. Она подлый человек. Надеюсь, что больше никогда в жизни не увижу её.
– Но почему у вас такое ужасное мнение о ней?
– Мне не хотелось бы касаться подробностей, вы понимаете меня?.. Иоланда наглая и практичная женщина. Она сначала хотела соблазнить моего внука Гонсало, а потом Хуана Карлоса, пока я не вышвырнула её вон.
– Мой сын влюблён в неё, – растерянно сказала Исабель.
– Понимаю, у вас молодой сын, – кивнула Сара. – Теперь мне всё ясно. Вы должны поскорее отдалить его от Иоланды. В противном случае вы его потеряете.
– Я потрясена, – ответила Исабель. – Если она всё это время обманывала меня, то она, вероятно, такая ловкая... Оливия права. Я была слепой...
– Вы должны немедленно выгнать её из дома, или случится непоправимое, – предупредила Сара.

Исабель ещё не вернулась, когда появилась Оливия.
– Послушай, Иоланда, с меня достаточно! – закричала она, вбегая к девушке в комнату. – Я не позволю, чтобы ты погубила такого парня, как Эктор. Я знаю, что ты ждёшь ребёнка, но этот ребёнок не его. Любопытно узнать, чей он?
– Запомни, – Иоланда еле сдержалась, чтобы не ударить её, – я никому не позволю так разговаривать со мной. Тем более тебе запрещаю говорить таким тоном. Потому что ты не только нагло обманываешь своего мужа, но и подло лжёшь своей подруге. Ты не имеешь права читать мне мораль. Ты виновата так же, как и я.
– Я пойду и скажу Исабель, кто ты на самом деле, – пригрозила Оливия, не найдя что ответить.
– Отлично, заодно дашь мне возможность рассказать ей многое другое. Сделай одолжение, уходи отсюда!
Оливия, буквально побелевшая от злости, бросилась наверх в комнату Эктора.
– Как только придёт Исабель, я тотчас ей всё расскажу, – закричала она с порога.
– Отстань от меня! – ответил Эктор.
– Я не позволю, чтобы эта ведьма погубила тебя. Я устала тебе говорить: ты не женишься на ней! Ты принадлежишь мне.
– И за сколько ты меня купила? – холодно спросил Эктор.
– Ты прекрасно знаешь. – Оливия была готова рвать и метать.
– Я хочу жениться на Иоланде. У нас будет ребёнок, – пожал плечами Эктор, дав понять, что вопрос исчерпан.
– Это ложь! – бросила ему в лицо Оливия. – Это не твой ребёнок!
– Она мне нравится, – начал выходить из себя Эктор. – Ты это понимаешь? Я хочу прожить с ней всю жизнь. А что мне можешь дать ты? Что, отвечай?..
Вместо ответа Оливия схватила попавшуюся под руку статуэтку и ударила ею Эктора.
– Вот что! – крикнула она.
Эктор покачнулся и рухнул, как подкошенный. На ковер брызнула кровь.
– Боже... – простонала Оливия. – Эктор...
Она в ужасе выбежала из комнаты. На шум прибежала встревоженная Иоланда. Увидев молодого человека, лежащего на ковре, она опустилась на колени.
– Эктор, ответь мне!
Иоланда ощупала голову Эктора, послушала сердце. Похоже, что Эктор мёртв. На крик Иоланды в комнату заглянула Кристина.
– Вызови врача и полицию, – приказала Иоланда.
Кристина бросилась к телефону. Позже в комнату вбежала Исабель. Увидев на полу Эктора и склонившуюся над ним Иоланду, руки которой были испачканы кровью, бедная женщина издала вопль отчаяния:
– Эктор... Эктор... Сынок... За что ты его убила?
Исабель с ненавистью обернулась к Иоланде. – Ты убила моего сына! Зачем ты это сделала?..
– Это не я! Поверь, это не я... – воскликнула Иоланда. Ей и в голову не пришло, что её могут обвинить в убийстве.
Исабель продолжала истерически кричать. В это время прибыла полиция.
– Вот убийца моего мальчика! – закричала Исабель, увидев полицейского. – Он мёртв. Это её рук дело!..
– Успокойтесь, сеньора, – сказал полицейский. – Мне надо задать вам несколько вопросов.
– Уйдите! Чем вы можете помочь теперь!.. Он мёртв! Я хочу остаться одна...
В доме начался самый настоящий бедлам. Бригада криминальной полиции тщательно осматривала место происшествия. Прибывший врач констатировал смерть от удара головой о твёрдый предмет. Вскоре приехал Хуан Карлос, который ещё ничего не знал и просто хотел повидать Иоланду.
– Что произошло? – спросил он.
– Эктор мёртв, – механически ответила Иоланда и вдруг зарыдала: – Но это не я его убила. Верь мне! Это не я!.. – У девушки начиналась истерика.
– Я верю. – Потрясённый Хуан Карлос обнял её. – Только успокойся.
После того, как все показания были зафиксированы, а тело увезено в морг, полицейский обратился к Иоланде:
– Вы, сеньорита, должны поехать с нами.
– Вы хотите сказать, что она арестована? – спросил Хуан Карлос.
– На основании улик, собранных на месте происшествия, я вынужден задержать сеньориту для выяснения её причастности к убийству, – казённым языком ответил полицейский.
– Я не хочу, чтобы меня увозили. – Глаза Иоланды снова наполнились слезами. – Не покидай меня, Хуан Карлос.
– Я с тобой, Иоланда, – повторял Хуан Карлос. – Это ненадолго. Я найму адвоката... Всё выяснится. Я верю в тебя... Это какая-то страшная ошибка.
Иоланду усадили в полицейскую машину и увезли в управление полиции. Хуан Карлос тотчас помчался домой к Игнасио. Надо было срочно решать, что предпринять для спасения Иоланды.

Немного погодя Оливия вернулась в дом, где произошло убийство. Сделав удивлённый вид, она подошла к Кристине и спросила:
– Кристина, что случилось? Почему ты плачешь?
– Сеньор Эктор... – всхлипывая, ответила Кристина, – мёртв.
– Нет... Не могу поверить! Невозможно!..
Оливия быстро прошла в комнату Исабель.
– Оливия, Эктор мёртв. Это она его убила. Она, Иоланда!.. Зачем она это сделала? – При виде подруги Исабель разразилась новым приступом рыданий.
– Откуда ты знаешь, что это она? – осторожно спросила Оливия.
– Я была у сеньоры Сары Сотомайор. Я хотела проверить, правду ли ты говоришь. Как я была глупа! Сара открыла мне глаза на эту тварь. Когда я вернулась, Эктор был уже мёртв, а руки у Иоланды были в крови... в крови моего мальчика...
– Исабель, сколько раз я тебя предупреждала, – покачала головой Оливия. – Я чувствовала, что эта женщина погубит нас.
– Оливия, он мой единственный сын. Я потеряла его! Больше у меня ничего в жизни нет... – Исабель вновь зарыдала.

Хуан Карлос приехал к отцу и буквально сразил того страшной новостью. Глаза Игнасио, искрившиеся счастьем после свадьбы, померкли, лицо осунулось на глазах.
– Хватит разговоров, – оборвал он сына. – Надо действовать. Я позвоню своему адвокату, и он скажет что делать.
– Спасибо тебе. Знаешь, я никогда не смогу забыть то, что видел в этом доме. Это такая трагедия!
Игнасио, не бросая слов на ветер, связался со своим адвокатом. Тот выразил желание немедленно лично заняться делом Иоланды и отправился в комиссариат полиции. Оттуда он пришёл к Игнасио.
– Я был в комиссариате, – сказал адвокат. – Пока Иоланда изолирована. Если она не будет возражать, я с удовольствием займусь этим делом и приложу максимум усилий, чтобы спасти девушку.
– Я не могу понять, почему её изолировали как преступницу? В чём дело? – недоумевал Хуан Карлос.
– Необходимая формальность, – успокоил его адвокат. – Это не значит, что она виновата. Вопрос виновности может решить только суд.
– Всё так абсурдно, – проговорил Хуан Карлос. – Я до сих пор не могу поверить... Мы ведь вот-вот должны были пожениться...
– Начиная с этого момента, – предупредил адвокат, – я рекомендую вам не предпринимать никаких действий, предварительно не проконсультировавшись со мной.
– Разумеется, – согласился Игнасио.
– Необходимо действовать с величайшей осторожностью, – продолжал адвокат. – Я понимаю вашу тревогу и отчаяние, но любая оплошность или неосторожность могут помешать ходу расследования. Оно должно проводиться строго в рамках закона. Предупреждаю, я не намерен скрывать от правосудия правду. Но, если Иоланда действительно причастна к убийству Эктора, я повторяю, если, я приложу максимум усилий, чтобы смягчить наказание.
– Спасибо вам, – сказал Хуан Карлос. – Но она невиновна.
– Если это так, мне будет легче работать, – философски заметил адвокат. – А сейчас я бы хотел услышать детальное описание того, что произошло, прежде чем я ознакомлюсь с официальной версией. Также я хочу, чтобы вы подробно рассказали мне о жизни, воспитании и характере Иоланды. Короче, меня интересует абсолютно всё.
– Мы всё сделаем, чтобы облегчить вашу задачу, – пообещал Хуан Карлос.

После того как увезли тело Эктора и арестовали Иоланду, в доме стало тихо. Исабель лежала у себя. Кристина ещё раз поднялась в злополучную комнату, где произошла трагедия. Там она увидела Оливию, которая рассматривала что-то на полу.
– Вы что-то потеряли, сеньора? – спросила Кристина.
– Нет-нет, – быстро ответила та. – Теперь эта комната будет напоминать нам только о грустном, правда? Ведь это произошло здесь?
– Разве вы не знаете? – пожала плечами Кристина.
– Я не стала спрашивать у бедной Исабель. Это так ужасно.
– Но мне показалось, что вы и сеньор Эктор – упокой Господи его душу – поссорились.
– О чём ты говоришь? – воскликнула Оливия. – Нет, я только хотела, чтобы он выбросил из головы Иоланду. И ты посмотри, как всё обернулось!
– Иоланда была вместе со мной, – задумчиво сказала Кристина. – Мы вместе вышли из её комнаты.
– А я оставила Эктора в этой комнате одного. Я была возмущена, – поспешно сказала Оливия. – Может, я была несправедлива к бедному мальчику, кто мог знать, что случится такое! И всё эта проклятая девчонка. Она убила его!
– Её ещё не осудили, – возразила Кристина. – Пока что рано что-либо говорить.

0

27

27

Иоланду поместили в общую камеру, где находилось несколько женщин. Это были настоящие преступницы, которые не в первый раз попадали сюда. Они рассматривали новенькую, а Иоланда со страхом смотрела на них. Ей навстречу, поднялась мощная женщина в сером рваном платье. Она окинула Иоланду оценивающим взглядом и сказала хриплым голосом:
– А ну, разойдитесь! Хм... какая куколка. Ты не похожа на нас. Ручки белые, волосы ухоженные. Откуда ты взялась? Как тебя зовут? У нас тут нет имён. Клички, понимаешь? Здесь имена не нужны. Видишь, вон ту, в углу? Это Маркиза. Она просто задвинута на деньгах, вечно о них говорит. А вон ту зовут Червяком... Подними голову и слушай меня, – приказала страшная женщина. – Меня называют Умницей, потому что могут на меня рассчитывать. Конечно, если будут слушаться меня во всём. Ну, так как тебя зовут?
– Иоланда, – ответила девушка дрожащим голосом.
– Забудь это имя. Отныне ты будешь Куколкой. Да, эта кличка подходит тебе.
Иоланда побледнела и вдруг стала медленно сползать на пол. Все перенесённые потрясения оказались ей не под силу.
– Ты смотри, что она вытворяет, – удивилась Умница. – Эй, позовите охрану... Охрана! Ну её к чёрту, ещё помрёт...

Сильвия восприняла случившееся с Иоландой как подарок судьбы и поспешила навестить Сару.
– Я думала, что вы отнесётесь к этому с большим энтузиазмом, – сказала Сильвия Саре. – Ведь это означает, что мы навсегда избавимся от этой ужасной женщины.
– Я предпочитаю держаться подальше от всей этой мерзости. Ты просто меня ещё не знаешь, – заметила Сара. – У меня есть дела поважнее этого.
– Что может быть важнее? – удивилась Сильвия. – Ведь она продолжала встречаться с Хуаном Карлосом. Регулярно!..
– Откуда ты это знаешь? – спросила Сара.
– От моей клиентки Оливии Боргес. Она подруга Исабель Кабралес, матери убитого Эктора. Она мне всё рассказала.
– Да, Иоланда, ужасная женщина, – согласилась Сара – Сильвия, я прошу тебя, давай вместе нанесём визит Исабель. Она приходила ко мне спросить об Иоланде. Я рассказала ей всё, как есть, но, к сожалению, это не помогло.
– Я не знала, что вы знакомы, – удивилась Сильвия. – Но неужели вы сомневаетесь в виновности Иоланды? Вы не забыли, что она уже стреляла в Гонсало?
– Да, согласилась Сара, – она на всё способна.
– Теперь она там, где должна быть, – улыбнулась Сильвия.
– Если бы Гонсало тогда обвинил её, она была бы там уже давно, – задумчиво сказала Сара.

Потерявшую сознание Иоланду отнесли в тюремный госпиталь.
– Где я? – спросила она, придя в себя.
– Не волнуйся, – отозвался врач, стоящий у её кровати. – Это тюремная больница. Я доктор Домиан. Ты почувствовала себя плохо, и тебя доставили сюда. Я просмотрел твою медицинскую карту и результаты анализов. Ты беременна?
– Да, – смущённо кивнула головой Иоланда.
– Хоть у тебя и нет мужа, но такое случается нередко, – мягко сказал врач. – Как ты сюда попала? Ты не похожа на других.
– Меня обвиняют в том, чего я не совершала.
– Ладно, я ведь просто врач и в полиции не работаю. Тебе надо расслабиться. Где отец твоего ребёнка?
– Какое это имеет значение! – воскликнула Иоланда.
– Как хочешь, но тебе всё равно придётся признаться в этом.
– Я не хочу возвращаться в камеру, – испуганно сказала Иоланда.
– Но это неизбежно, – возразил врач.
– Там эти ужасные женщины. Я не вынесу этого.
Врач внимательно посмотрел на Иоланду:
– Хорошо, я помогу тебе остаться здесь. Ты беременна, это веская причина. Сам не знаю, почему я решил тебе помочь, просто ты не похожа на остальных. Но есть одно условие: я запрещаю тебе вставать. Если кто-нибудь увидит, что ты разгуливаешь, у меня могут быть большие неприятности.
– Спасибо вам, – прошептала Иоланда. – Вы так великодушны.
– Самое главное, Иоланда, чтобы ты даже здесь не теряла присутствия духа. Я могу, насколько это, возможно, обрадовать тебя: у тебя будет самый лучший адвокат в городе. Это значит, что почти наверняка тебя оправдают.
– Доктор, вы так добры ко мне, не могли бы вы позвонить одной хорошей женщине и передать, что я здорова и верю в то, что скоро покину это место? – Иоланда умоляюще посмотрела на него.
– Иоланда, – улыбнулся врач. – Я уверен, что ты скоро будешь на свободе, зато меня посадят за соучастие. Ладно, давай номер телефона.

Особенно сильно Хуан Карлос страдал от того, что не мог ничего сделать для освобождения Иоланды. Он прекрасно понимал, что адвокат прав и необдуманные действия могут только повредить. Поэтому он искренне обрадовался визиту Дианы.
– Я с тобой, Хуан Карлос, – сказала Диана. – И в радости, и в горе. Что я могу сделать для тебя, для Иоланды?
– Всё, что уже сделала. – Хуан Карлос посмотрел на неё с благодарностью. – Ты можешь выслушать меня. Спасибо. Это самое главное.
– Я не верю в её виновность, – сказала Диана.
– Я тоже. Это какой-то рок.
– Это не рок, а просто очередное испытание вашей любви. Счастье, что у тебя есть такая любовь, за которую стоит бороться. Счастье, что у тебя есть верные друзья.
– Спасибо. Благодаря тебе я не чувствую себя одиноким.
– Привет, как дела? – В комнату вошла Сильвия.
– Я смотрю, у тебя всё хорошо, – заметил Хуан Карлос.
– Конечно, – согласилась Сильвия. – А что огорчает тебя? Неужели то, что натворила Иоланда?
– Сильвия, я прошу тебя! – воскликнул Хуан Карлос.
– А что? Она теперь там, где ей самое место. Пойми, Хуан Карлос, Иоланда не та женщина, которая тебе нужна. Как ты можешь её защищать после того, что она сделала?
– Сильвия, мне безразлично твоё мнение об Иоланде.
– Тогда не жди от меня утешений. Ты совсем сошёл с ума.
Сильвия повернулась и вышла, хлопнув дверью.

После визита Сильвии, Сара в задумчивости сидела в гостиной. Оживилась она, только когда пришёл Адриан.
– Наконец-то, ты появился, – сказала она. – Я ещё никогда не ждала тебя с таким нетерпением.
– Что-то случилось? – спросил Адриан. – Неужели тебя опять шантажируют?
– Нет, дело не в этом, – ответила Сара. – Ты должен помочь мне. Помнишь, я тебе говорила, что наступит день, когда мне понадобится твоя помощь. Сейчас этот день настал. Прояви свою ловкость. Необходимо сделать всё, что возможно, чтобы Иоланда не предстала перед судом. Даже, если ради этого придётся перевернуть землю, мы должны сделать так, чтобы она вышла на свободу. И как можно скорее.
– Это слишком сложно для меня, – признался Адриан. – И к тому же я совершенно не понимаю, для чего тебе это нужно?
– Я боюсь, что на процессе Иоланда раскроет мою тайну. Когда она поймёт, что пропала, то она потянет за собой всех. Это не должно произойти. Сделай что-нибудь. Я денег не пожалею. Подкупи кого надо. Поговори с её адвокатом.
– Нет, – задумался Адриан. – Подкуп здесь не поможет. Она сейчас в руках правосудия. Но можно попробовать одну вещь. Это несколько рискованно, но может получиться...

Хуан Карлос был немало удивлён, увидев Гонсало, входящего в его кабинет.
– Здравствуй. Садись. Что привело тебя ко мне в клинику?
– Я пришёл сказать, что ты можешь рассчитывать на меня. Адвокат Ринальди как раз то, что нужно. Я сам хотел посоветовать тебе его, – произнёс Гонсало.
– Не верю своим ушам, – ещё больше изумился Хуан Карлос. – Ты ли это? Ведь ты всегда был против моего брака с Иоландой!
– Просто ты никогда не хотел поверить мне. Несмотря на наши разногласия, мы всё же братья.
– Ты поздно вспомнил об этом, – с сожалением сказал Хуан Карлос. – Когда я хотел жениться на Иоланде, тебе было достаточно протянуть руку и сказать: будь счастлив, брат.
– Может, я ошибался, – ответил Гонсало. – Но я жду момента, чтобы сказать тебе, что ты тоже не прав.
– Ну, так говори! – воскликнул Хуан Карлос. – Чего ждать?
– Нет, не сейчас, – покачал головой Гонсало. – Я не хочу причинять тебе лишнюю боль.

Исабель совсем пала духом. Оливия постоянно находилась возле неё не столько для того, чтобы успокоить, как чтобы поддержать в бедной женщине ненависть к Иоланде.
– Я тебя хорошо понимаю, Исабель, – говорила Оливия. – Ты знаешь, что для меня значил Эктор. Но мы должны быть сильными. Нужно действовать. Нужно отомстить за его смерть.
– С этого момента месть станет единственной целью моей жизни, – ответила Исабель. – Я всё сделаю, чтобы эту мерзавку сгноить в тюрьме. А я ещё относилась к ней как к родной дочери!
– Сеньора Исабель, – сказала вошедшая Кристина. – Иоланда просила передать вам шкатулку с ожерельем и письмо.
– Я ничего не хочу! – закричала Исабель. – Выбрось всё это на помойку. Мне ничего не надо от убийцы моего сына!
– Напротив, ты должна прочитать письмо, – возразила Оливия. – Я думаю, что там можно найти что-нибудь, компрометирующее её. Она всё предусмотрела и потом хотела просто убежать. Ты ведь ещё не знаешь, почему Иоланда убила твоего сына! Она беременна.
Исабель посмотрела на неё с недоумением.
– Да, да, – подтвердила Оливия. – Иоланда ждёт ребёнка. Эктор сам сказал мне это незадолго до гибели. Он был благородный человек и хотел исправить ошибку, которую он совершил.
– Иоланда ждёт ребёнка от Эктора? – потрясённо повторила Исабель.
– Нет, – возразила Оливия. – Ребёнок не его. Она хотела заставить его поверить в это. Но когда поняла, что проиграла, то убила его!
– Это ужасно, – прошептала Исабель.
– Это неправда! – не выдержала Кристина. – Не верьте ей, сеньора.
– Ты что-то знаешь? – с надеждой спросила Исабель.
– Она заодно с Иоландой, – поспешила вставить Оливия. – Я часто видела, как они запирались в комнате и о чём-то говорили. Кристина, ты слышала вопрос сеньоры Исабель?
– Я могу ответить не только на этот вопрос, – твёрдо сказала Кристина. – Но я сделаю это, когда будет нужно. Вы прекрасно знаете, что несправедливы к Иоланде. Сеньора Исабель, не позволяйте себя обманывать. Будьте осторожны.
Выпалив это, Кристина поспешила покинуть комнату.
– Неужели ты веришь ей? – с презрением спросил Оливия. – Она же заодно с Иоландой. Прогони её!
– Нет, ты что! – возразила Исабель. – Кристина много лет работает у меня. Я ей полностью доверяю.
– Неужели жизнь не научила тебя? Разве ещё можно кому-нибудь верить?
– Да, ты нрава, – совсем запуталась Исабель. – Кругом ложь. Я не знаю, кому верить. Один обман...
Не на шутку встревоженная Оливия подумала: «Кристина что-то знает. Скорее всего, она нашла серёжку. Тогда я пропала. Единственное моё спасение – это Исабель. Она должна считать убийцей Иоланду».

Ближе к вечеру Сара, Магда и Гонсало собрались в гостиной.
– Я был у Хуана Карлоса и сказал ему, что он может рассчитывать на меня, – заявил Гонсало.
– Ты, правда, сделал это? – спросила Магда.
– Да, это мой долг. Мы же братья.
– Ты обрадовал меня, – сказала Сара. – Я так хочу видеть вас вместе. Дружными.
– Я думал, тебе это не понравится, – удивился Гонсало. – Я же знаю, как ты относишься к Иоланде.
– Отношусь так, как она заслуживает, – ответила Сара. – Но это совсем не значит, что нужно быть непримиримым. Между нами глубокая пропасть. Я хотела бы видеть её подальше от Хуана Карлоса. Но, честно говоря, я не верю в то, что она могла совершить это ужасное преступление. Я не желаю ей зла.
– Бабушка! – Гонсало был поражён до глубины души. – Я ожидал от тебя всего чего угодно, но только не этого.
– Плохо же ты обо мне думаешь, – ответила Сара. – Наверное, предстоящее рождение внука сделало меня добрее.
– Поблагодарим Бога за это, – сказала Магда. – Но я устала и, пожалуй, пойду, отдохну.
– Правильно, – согласился Гонсало. – Ты должна беречь себя. Я посижу с бабушкой и приду позже.
Магда ушла.
– Теперь мы одни, бабушка, – сказал Гонсало, – и я хочу уточнить, что моё отношение к Хуану Карлосу не изменилось. Я хочу, чтобы Иоланда исчезла на веки веков.
– Но мои слова искренни, – возразила Сара.
Гонсало подумал, что он перестал её понимать.

Доктор Домиан вновь зашёл к Иоланде уже под вечер.
– Успокоилась? Ну, вот и хорошо. Ты мне нравишься. Я верю тебе. Не хочу, чтобы ты волновалась зря. Это вредно для твоего малыша.
– Я постараюсь, – ответила Иоланда. – Но это так трудно. Мне кажется, что жизнь остановилась.
– Я твой друг и верю в то, что ты невиновна. Позже к тебе зайдёт твой адвокат. Расскажи ему всю правду. Да, чуть не забыл. Я позвонил, как ты просила. Матильда сказала, что Хуан Карлос и Игнасио сделают всё, что возможно для твоего скорейшего освобождения.
– Спасибо, доктор, – обрадовалась Иоланда. – Это успокоит меня лучше всего.
– Они не бросят тебя, – улыбнулся доктор.
– Я знаю, спасибо.
В это время пришёл адвокат Ринальди. Он оказался немолодым мужчиной со строгим лицом.
– Иоланда Лухан? – спросил он, глядя поверх очков.
– Да.
– Я твой адвокат, Сальвадор Ринальди. Семья Идальго дель Кастильо поручила мне выступать на процессе в качестве защитника. Ты согласна? Отлично. Вот копии документов, которые я получил в полиции. Я хочу задать тебе первый вопрос. Отвечать нужно только правду. Адвокату, как и священнику, нужно знать только правду, какой бы она ни была. Тогда я решу, на чём мне строить защиту. Виновна ты или нет?
– Невиновна, – твёрдо ответила Иоланда.
– Это правда?
– Да.
– Хорошо, тогда расскажи мне подробно, что произошло в тот день. Постарайся ничего не упустить.
Иоланда рассказала всё до мельчайших подробностей. Закончив, она испытала огромное облегчение. Адвокат был первым человеком, которому она смогла излить душу.
– Я нашёл одно противоречие, – задумчиво сказал адвокат. – Ты не упомянула, что ты беременна. Это установили по анализам здесь, в тюрьме. Мы должны договориться об одном. Любая деталь, даже самая незначительная, может сыграть решающую роль в твоей судьбе. Понимаешь? Ничто секретное или интимное не должно быть скрыто. Процесс – это в своём роде открытая книга. Все участвующие в нём имеют право и даже обязаны знать про тебя всё. Мне, как защитнику, придётся говорить о твоём положении. Да и обвинение не обойдёт этот вопрос стороной. Пойми, это может сыграть решающую роль в ходе процесса и открыть мотив преступления. Ты должна сказать всё. Скоро ты станешь матерью, и очень важно знать, кто отец ребёнка. Кто он?
– Хуан Карлос, – призналась Иоланда.
– Я не вижу причин скрывать это, – удивлённо сказал адвокат.
– Вы не знаете эту семью, – взволнованно сказала Иоланда. – Они отнимут у меня ребёнка...
– Почему они должны сделать это? Эта семья оплачивает твою защиту. Я не верю, что они желают тебе зла. Но я сделаю всё, чтобы эта новость не попала в прессу до процесса. Это будет нелегко. Ну а тебе нужно успокоиться. Когда тебя будет допрашивать прокурор, постарайся быть с ним откровенной так же, как со мной. Говори ему правду. Если понадобится, назови имя отца ребёнка.
– А если нет? – с надеждой спросила Иоланда.
– Тогда оставим это в секрете. Но пока мне трудно что-либо обещать, – честно признался адвокат.
– Спасибо вам.

0

28

28

На следующее утро Сара и Сильвия отправились к Исабель выразить соболезнования.
– Я вам очень благодарна за ваш визит, – проговорила Исабель. – Если бы я раньше пришла к вам, то мой сын, возможно, был бы жив. – Она приложила платок к глазам.
– Прошу вас, дорогая, – попросила Сара. – Вы ведь верующий человек и найдёте утешение в Боге.
– Я никогда не утешусь! Я всю жизнь буду мучиться, и ненавидеть эту женщину.
– Вы не должны так говорить, Исабель, – мягко сказала Сара.
– А я вас понимаю, – подхватила Сильвия. – Это ужасно, потерять сына.
– Я не успокоюсь, пока не увижу её за решеткой, – заявила Исабель. – Бедный Эктор. Она хотела возложить на него вину за свою беременность.
– Как? Она ждёт ребёнка? – спросила потрясённая Сильвия.
– Боже мой! – прошептала Сара.
– Это ребёнок Хуана Карлоса, – сказала Сильвия, для которой такая новость была сильным ударом. – Пришло время покончить с ней. Боритесь что есть сил. Это нельзя так оставить. В ваших руках всё, чтобы доказать её виновность. Сара и я знаем эту девицу. Она на всё способна.
– Я потрясена, – прошептала Сара. – Я не знаю, что сказать.

Доктор каждое утро первым делом заглядывал к Иоланде.
– Как дела? – спросил он и на этот раз.
– Я так устала. Адвокат всё время спрашивает меня об одном и том же. Это ужасно, – ответила Иоланда.
– Но он должен всё знать, чтобы помочь тебе.
– Но я не хочу, чтобы у меня отняли ребёнка. Я этого не позволю. А они могут сделать это.
– Кто они? – спросил доктор.
– Неважно. Если я докажу, что невиновна, то могу потерять ребёнка. Тогда лучше пусть меня осудят.
– Хватит, Иоланда, – строго сказал доктор. – Ты разве не знаешь, что если тебя осудят, то ребёнка тебе не оставят? Через шесть месяцев его заберут в приют, откуда ты сможешь взять его только после освобождения.

Хуан Карлос встретился с адвокатом Иоланды, чтобы узнать, как идут дела.
– У меня пока не было возможности, как следует изучить это дело, – сказал адвокат. – Тут многое неясно. Надо ещё опросить свидетелей... Но не это беспокоит меня. Поведение Иоланды, вот что может всё испортить. Она решительно настроена, скрыть свою беременность, и не хочет называть имя отца.
– Что вы сказали? – изумился Хуан Карлос. Эта новость оглушила его. – Она беременна? Мне надо её срочно увидеть.
– Пока это невозможно, – покачал головой адвокат. – Но я обещаю держать вас в курсе всех дел.
Проводив адвоката, Хуан Карлос вернулся в комнату, где его ждал Игнасио.
– Я ничего не понимаю, – пробормотал Хуан Карлос. – Почему она убегала от меня? Почему ничего не сказала? Здесь что-то скрыто. И я, кажется, знаю, где собака зарыта.
Хуан Карлос быстро оделся и направился к выходу.
– Куда ты?! – крикнул ему вслед Игнасио, но тот уже исчез.

В это время Гонсало сидел в офисе. В кабинет вошёл обескураженный Адриан.
– Что случилось? – спросил Гонсало.
– Нам отказали в кредите, – ответил Адриан. – Всё очень странно. Мне не назвали конкретной причины.
– Что происходит? – удивился Гонсало. – Кажется, кто-то меня бойкотирует. Но зачем?
– Ты довольно наивен, – ответил Адриан. – Надо провести расследование. Кажется, твои конкуренты начали против тебя игру. Ты внезапно появился в городе, и началась паника.
– Рынок открыт для всех, – пожал плечами Гонсало.
– Но не все готовы отдать его тебе. Ты начинал не с нуля. У тебя огромные ресурсы, и многие постараются утопить тебя.
– Ну, это мы ещё посмотрим, – грозно сказал Гонсало. – Я не потерял хватку. Я буду бороться.
В это время в кабинет буквально влетел Хуан Карлос. Настроен он был весьма решительно.
– Я хочу знать правду.
– Какую правду? – не понял Гонсало.
– Правду об Иоланде. Твою правду.
– Мне кажется, что ты сошёл с ума, – пожал плечами Гонсало.
– Хватит, я не дурак, – крикнул Хуан Карлос. – Чего боится, от чего убегает Иоланда? Может быть, вы в курсе дела, Адриан?
– Скажи ему, Гонсало, пусть лучше всё знает, – предложил Адриан.
– Что я должен знать? Говори! – Хуан Карлос еле сдерживался, чтобы не броситься на брата.
– Я предпочитаю, чтобы ты сомневался во мне, – с наглой улыбкой ответил Гонсало. – Предпочитаю твоё безразличие, твоё презрение, но зачем мне говорить тебе то, что ты и сам знаешь? Чего ты от меня ждёшь?
– Ты мразь! – крикнул Хуан Карлос. – Ты подлец! Теперь я понимаю всю боль Иоланды, её страх. Ты ещё пожалеешь об этом. Клянусь тебе. Прощай!..
Хуан Карлос вышел, хлопнув дверью. Гонсало с улыбкой проводил его взглядом и сказал:
– Отлично. Сейчас у него в голове зародились сомнения. Иоланда обречена. Спасибо, Адриан, твоё вмешательство оказалось весьма полезным для меня. Мы понимаем друг друга с полуслова.
– Для него это тяжёлый удар, – заметил Адриан.
– Мне жаль, но ничего не поделаешь – Иоланда нужна мне. Это уже дело принципа. Она беременна от Хуана Карлоса. Но я не допущу, чтобы он признал этого ребёнка.
– Он не простит тебе этого. Ни он, ни Игнасио.
– Последний меня вовсе не интересует, – отмахнулся Гонсало. – Я никогда не имел ничего общего с отцом. А Хуан Карлос забудет. Время лучший лекарь.
– Есть вещи, которые не забываются, – осторожно сказал Адриан.
– Куда он денется. Главное – это то, что мы с тобой прекрасно понимаем друг друга. Мы очень похожи, – заключил Гонсало.

0

29

29

После первых часов потрясения и отчаяния Исабель постепенно приходила в себя. Конечно, горечь утраты не притупилась, но теперь она могла рассуждать, руководствуясь не только эмоциями. Исабель сидела в комнате, когда Кристина принесла чай.
– Я приготовила чай, потому что кофе слишком возбуждает вас, – сказала служанка, ставя чашку на стол.
– Спасибо, Кристина, – поблагодарила Исабель и попросила: – Расскажи мне об Иоланде.
– Я думала, что вы и слышать не хотите её имени, – удивилась Кристина. – Что же вы хотите узнать?
– Неужели, правда, что эта девушка коварна?
– А вы уверены, сеньора, что Иоланда действительно убила вашего сына? – спросила в свою очередь Кристина.
– Я бы сама никогда не поверила, если бы не видела её в крови рядом с ним. И потом, я как раз в тот день разговаривала с сеньорой Сотомайор. Она рассказала мне столько ужасного об Иоланде... Как можно быть такой фальшивой?
– Сеньора, – ответила Кристина. – Вы должны простить меня за то, что я скажу, но я продолжаю думать, что Иоланда ни в чём не виновна. Она стала жертвой подлой клеветы. Я могу поклясться в том, что она непричастна к смерти вашего сына.

Утром Адриан нанёс визит Саре. Он продолжал оставаться для неё членом семьи, но теперь больше времени проводил с Гонсало, с которым его связывали дела.
– Я сделал так, как ты просила, – сказал Адриан с улыбкой. – Но предупреждаю, сейчас отношения Иоланды и Хуана Карлоса прерваны. Мне кажется, не нужно вмешиваться. Пусть процесс идёт своим ходом. Я лучше приложу все усилия, чтобы она не заговорила о твоей тайне.
– Но она ждёт ребёнка от моего внука, – возразила Сара. – Нужно попытаться договориться с ней.
– Это невозможно. Сейчас её нельзя навещать.
– Ты понимаешь, она ждёт ребёнка, моего правнука. Это то же самое, что ребёнок Гонсало. Если она будет признана виновной, то ребёнка у неё отнимут. Что с ним станет?
– Его поместят в приют.
– Нет, я не допущу этого! – воскликнула Сара. – Я думаю, что Магда и Гонсало признают его своим сыном.
– Повторяется та же история, – заметил Адриан.
– Пусть. Но меня волнует, что она скажет во время следствия. Нам надо быть предельно осторожными. Действовать тайком.

Игнасио, видя состояние Хуана Карлоса, решил поговорить с ним.
– Ты можешь сказать мне, что произошло? – спросил он.
– Я в отчаянии, – признался Хуан Карлос. – Только тебе я могу поведать это. Иоланда всегда была такой чистой. Я боюсь, что она притворялась. Я не мог понять её странного молчания. Ты помнишь выстрел в бунгало перед свадьбой Гонсало? Это не был несчастный случай... Она стреляла в Гонсало. Должно быть, она была в отчаянии... Её страх и ненависть к Гонсало обоснованы. Она ждёт ребёнка. Но от кого?..
– Я думал, что худшее уже позади, – печально ответил Игнасио, глядя на сына. – Но моя боль нестерпима. Потому что вы оба мои сыновья.

Оливия продолжала пребывать в страхе перед разоблачением. Она считала, что может спастись только одним: уверить Исабель в виновности Иоланды. Она боялась суда.
– Я долго говорила с мужем, – сказала Оливия во время очередного визита к Исабель. – Мы хотим взять тебя с собой в путешествие в Испанию. Тебе нужно отвлечься.
– Нет, Оливия, – возразила Исабель. – Я не уеду, пока не закончится процесс.
– Но это лишние переживания. Именно от этого я хочу тебя избавить. Когда ты вернёшься, всё будет уже кончено.
Исабель, слушая Оливию, взяла с подноса утреннюю почту и вскрыла письмо. Прочитав его, она побледнела и прошептала:
– Это подлость! Как они смеют!..
– Что случилось? – Оливия взяла у неё письмо и прочитала вслух: – «Карточные долги нужно оплачивать, а то их сумма может очень вырасти». Чего эти люди хотят добиться? Неужели думают, что мы поверим, что Эктор был игроком. Это, наверное, сообщники Иоланды. Надо немедленно позвонить в полицию.
– Как можно быть такими безжалостными! – всхлипнула Исабель.
– Это ещё одна причина для того, чтобы тебе уехать.
– Так очернить память о моём сыне! Кто это мог сделать?
– Я звоню в полицию, – решительно заявила Оливия.

Адвокат вновь посетил Иоланду в больнице.
– Я слышал, что доктор Домиан сумел добиться того, чтобы тебя оставили здесь. Это хорошо. Как ты себя чувствуешь? – спросил адвокат.
– Спасибо, уже лучше, – поблагодарила Иоланда.
– Я поставил семью Идальго в известность о ходе дел, – продолжал адвокат. – И хоть ты была против, рассказал Хуану Карлосу о твоей беременности.
– Боже! Как же он отреагировал?
– Он был поражён, – ответил адвокат. – Но мы не смогли поговорить, как следует. Я увижусь с ним сегодня вечером.   
– Прошу вас, – попросила Иоланда, – больше ничего ему не рассказывайте. Я вас умоляю.
– Чего ты боишься? – спросил адвокат. – Такого рода процесс это не шутка. Ты не можешь замалчивать обстоятельства, которые могут стать для тебя смягчающими. Раз ты в тюрьме, значит, следователь считает, что ты виновна. Или, по крайней мере, некоторые факты указывают на твою виновность. Я должен доказать обратное. Это моё дело, а твоё помогать мне и рассказать без утайки всё. Иначе, как я смогу помочь тебе? Суд состоится через месяц.
– Ещё целый месяц, – ахнула Иоланда.
– Нам ещё повезло, другим приходится ждать и по полгода. Как твоя беседа с прокурором?
– Всё нормально. Он заставлял меня повторять одно и то же несколько раз. Хотел запутать. Он, видно, настроен против меня.
– Нет, это его работа. И как ты с этим справилась?
– Я невиновна, – коротко ответила Иоланда.

Вечером адвокат встретился с Хуаном Карлосом.
– Я хотел увидеть вас, чтобы сообщить, одну важную вещь, – сказал Хуан Карлос. – Я отец ребёнка Иоланды. Я хочу признать за собой ответственность и жениться на ней.
– Слава Богу! – воскликнул адвокат. – Я уже стал бояться, что мне придётся выйти на процесс без оружия. Это всё меняет.
– Я хотел бы повидать Иоланду.
– Это невозможно. Она не должна ни с кем встречаться, – ответил адвокат. – Тут я не могу помочь.
– Тогда передайте ей, что я счастлив и горд. Я беру на себя всю ответственность за моего ребёнка во имя нашей любви. Я очень счастлив.
– Вы благородный человек. Я уже сообщил Иоланде, что процесс начнётся через месяц.

Сальдивар, вернувшись из поездки, тотчас отправился к Гонсало в офис. Он привёз грустные новости.
– Я ждал тебя, – сказал Гонсало. – Как дела?
– Не смог дозвониться до тебя, но думаю, что ты читал газеты, – ответил Сальдивар. – В провинции были проливные дожди. Настоящее наводнение. Сожалею, но нанесён серьёзный ущерб. Обрушился потолок на мебельном складе. Ничего нельзя спасти.
– Это уж слишком! – воскликнул Гонсало. – Меня преследуют сплошные неудачи. Одни потери.
– Я решил лично проинформировать тебя. Полагаю, ты дашь указания на этот счёт. Не удалось спасти ни одного стола, а поставка намечена на следующую неделю. Фабрике ещё долго придётся сушить оборудование.
– Это какое-то проклятье, – сказал Гонсало. – А как фермы?
– Там всё хорошо. Ущерб небольшой. Скот был вовремя укрыт.
– Замечательно, – пробормотал Гонсало. – Значит, она на плаву, а я пошёл ко дну.
– Нам нужно договориться с другой фабрикой. Попросить о помощи. Нельзя срывать поставки.
– Нет, – решительно ответил Гонсало. – Для меня лучше потерять клиента, чем стучать в чужие двери с протянутой рукой. Если клиент не может понять нас в этой ситуации, то пусть ищет других поставщиков.

Магда заглянула на кухню и обратилась к Матильде, вяжущей на спицах:
– Матильда, мне не хочется тебя затруднять, но у меня к тебе просьба. Вот лекарство, которое мне выписал врач. Я такая забывчивая. Не могла бы ты мне его давать? Тут всё написано – когда и сколько.
– Конечно, сеньора, – с радостью согласилась та.
– Что это ты тут вяжешь? – поинтересовалась Магда. – Ползунки? Это для ребёнка Иоланды?
– Да, – ответила Матильда. – Простите, но я вяжу сама и поэтому не осмеливаюсь преподнести вам что-то для вашего малыша.
– Не волнуйся, – успокоила её Магда. – Какой срок у Иоланды?
– Три месяца, сеньора.
– И три месяца мы с Гонсало женаты, – задумчиво произнесла Магда. – Я много думала о ней. Бедная Иоланда. Если увидишь её, то скажи, что я готова помочь ей. Пусть она рассчитывает на меня независимо от того, что скажет Гонсало.
– Большое вам спасибо, – растроганная Матильда даже прослезилась. – Господь не забудет вашу доброту.

Когда разгневанный Гонсало покинул офис, Сальдивар подсел к Патриции.
– Какая приятная новость, – сказала, улыбаясь, секретарша. – Гонсало ушёл в бешенстве.
– Дела его плохи, – подтвердил Сальдивар. – Не знаю даже, что это – полоса неудач или начало падения. В любом случае я начеку. Я не мужественный капитан и не стану дожидаться, пока судно пойдёт ко дну. А как тут дела?
– Всё, как мы предвидели, – ответила Патриция. – Адриан стал его правой рукой. Гонсало ничего не делает без его совета.
– Он стал его охотничьим псом, – понимающе кивнул Сальдивар. – Я даже знаю, куда направлен их первый выстрел, и кто будет первой жертвой. Перед отъездом я предложил свои услуги Магде Бенавидес.
– Гонсало не привык идти на компромиссы, – заметила Патриция.
– Он слишком поторопился с Магдой, и очень скоро будет сожалеть об этом, – ответил Сальдивар. – Магда – мягкая женщина, но, если на неё оказывают слишком грубый нажим, она становится жёсткой.
– Да, ты прав.
– Я говорил тебе, что ничего не забываю. Он ещё полностью не отдалил меня, но я уверен, что осталась считанные дни моего пребывания на работе.
– А ты не торопишь события? – засомневалась Патриция.
– Нет, я хорошо изучил Гонсало.
– Слушай, а что ты можешь сказать об Иоланде? – поинтересовалась Патриция. – Какое место она занимает в его жизни?
– Иоланда Лухан – это месть судьбы, – с удовлетворением ответил Сальдивар. – Это единственное, что он не смог купить за все свои деньги.

Хуан Карлос заехал к Игнасио и Вирхинии, где теперь часто бывал. У них он чувствовал себя как дома.
– Я встречался с адвокатом, – сказал Хуан Карлос. – И сказал ему, что хочу как можно скорее жениться на Иоланде.
– Именно этого мы и ждали от тебя, сынок, – обрадовался Игнасио. – Мы гордимся тобой.
– Я сделаю то, что и собирался сделать, – пожал плечами Хуан Карлос. – У вас скоро появится внук.
– Или внучка, – сказала, улыбнувшись, Вирхиния.
– Я уверен, что это будет мальчик, – возразил Хуан Карлос.
– Он будет такой же благородный, как его отец, – сказала Вирхиния.
– Говорят, что всё в жизни компенсируется, – уклончиво ответил Хуан Карлос.

Магда спустилась в гостиную. Сара решила воспользоваться удобным моментом и поговорить с невесткой о ребёнке Иоланды.
– Скажи, Магда, а Гонсало ещё не пришёл? – издалека начала Сара. – Я очень нервничаю. Этот случай с Иоландой так меня тревожит. Что будет с Иоландой, меня не волнует, но вот ребёнок... Ведь это ребёнок моего внука.
– Которого из них? – не сдержалась Магда.
– Что ты имеешь в виду? – удивилась Сара.
– Сара, давайте поговорим откровенно. – Магда решила открыть карты и разрешить все сомнения. – С самого начала Гонсало преследовал эту девушку. Я знаю его истинное отношение к Иоланде.
– Ты оскорбляешь мужа! – вскричала Сара. – Она просто авантюристка! Опомнись, Магда.
– Я прекрасно знаю, что Иоланда не авантюристка, – возразила Магда. – Она всегда любила и продолжает любить Хуана Карлоса, а Гонсало делал всё, чтобы помешать этой любви. Вы помните, что случилось перед нашей свадьбой? С того момента, как я узнала, что Иоланда ждёт ребёнка, эта мысль не выходит у меня из головы. В тот день в бунгало на берегу Гонсало овладел Иоландой.
– Да что ты говоришь? – Сара была потрясена услышанным. – Это абсурд. Ты понимаешь, что это серьёзное обвинение?
– Да, – ответила Магда. – Гонсало быстро сочинил историю, но я не верю ни одному его слову. Я уверена, что Иоланда выстрелила в Гонсало, защищаясь от насилия.
– Я выслушиваю эти глупости только потому, что ты жена моего внука, – строго сказала Сара. – Мой внук – порядочный человек.
– Я тоже так думала, – с горечью ответила Магда. – Поэтому я и вышла за него замуж. Но теперь я в этом горько раскаиваюсь.
– Подумай, что ты говоришь! – воскликнула Сара.
– Говорю то, что есть, – ответила Магда.
– У Иоланды будет ребёнок, и я хочу его спасти, потому что этот ребёнок от Хуана Карлоса. – Сара постаралась сменить тему разговора.
– Конечно, я уверена, что он женится на Иоланде, – пожала плечами Магда. – Он признает ребёнка своим.
– Ты сумасшедшая! – закричала Сара. – Как тебе могла прийти в голову такая мысль? Мой внук никогда не женится на этой женщине. Тем более, что она в тюрьме. Я этого не допущу.
– Что же вы сделаете?
– Когда у неё родится ребёнок, я сделаю всё, чтобы вы с Гонсало усыновили его, – твёрдо сказала Сара.
– Что вы говорите? – настал черёд Магды застыть от изумления.
– Что происходит? – поинтересовался Гонсало, входя в гостиную.
– Гонсало,– обрадовалась Магда. – Ты пришёл весьма кстати. Сара, вы отвели роль ему, так пусть он хотя бы узнает обо всём.
– Я только сказала, – пожала плечами Сара, – что ребёнок, который родится у Иоланды, будет иметь нашу кровь. Поэтому я подумала, что вы с Магдой могли бы усыновить его. Ты не согласен?
– Я на это никогда не пойду, – решительно заявила Магда. – И надеюсь, что ты, Гонсало, тоже не будешь участвовать в этом подлом деле.
– Магда! – резко сказала Сара. – В этом доме только я могу распоряжаться.
– Это я знаю, – с иронией ответила Магда. – Только распоряжайтесь слугами, а не мной.
– А теперь прекратите обе! – крикнул Гонсало. – Я не хочу быть свидетелем подобной сцены! Вы можете объяснить, в чём дело?
– Сара задала тебе вопрос, Гонсало, – спокойно сказала Магда.
– Это не просто вопрос, – уклонился от ответа Гонсало. – Мне надо подумать. Я не могу сразу ответить.
– Подумать? – протянула Магда. – Я считала, что у тебя уже готов ответ. А, конечно, ты оказался между двух огней. Но я хочу, чтобы ты понял, что все вопросы, касающиеся нашего брака, мы будем решать вместе. Я имею моральное и законное право на это.
Магда встала и гордо покинула гостиную.
– Знаешь, что я скажу? – сказала возмущённая Сара, когда Магда ушла. – Отныне мне трудно будет жить под одной крышей с твоей женой. Она твоя жена, Гонсало, и должна подчиняться тебе, должна делать то, что угодно тебе, а не то, что хочет она.
– В том-то и дело, – ответил с досадой Гонсало. – Она моя жена, а не рабыня.
– Как, ты тоже против меня? – оскорбилась Сара.
– Нет, что ты! – Он поспешил уверить её в обратном. – Я только хочу сказать, что сейчас не надо спешить. Дай мне всё уладить самому. Я же никогда ни в чём не отказывал тебе.
Гонсало поднялся к жене. Она собирала вещи у себя в комнате.
– Что ты делаешь? – спросил он.
– Я собираюсь уехать, – ответила Магда. – Я не намерена участвовать в этом фарсе. Ты же, как я посмотрю, не можешь отказать ей. Ты бесхарактерный человек. Позволяешь собой манипулировать.
– Прошу тебя – взмолился Гонсало. – Ты ещё просто не знаешь бабушку. Я всё улажу.
– Не знаю? Тогда увольте, с меня хватит и того, что я узнала, – ответила Магда. – Больше уже не хочется!

Адвокат в очередной раз встретился с Хуаном Карлосом.
– Я передал ваши слова, – сообщил он. – Но девушка охвачена страхом. Она просто в панике. Я думаю, что кто-то ей угрожал. Она отказалась говорить со мной.
– Надо действовать! – воскликнул Хуан Карлос.– Какой срок она получит, если её осудят?
– Об этом рано говорить. Я сделаю, всё, что от меня зависит. Я уверен, что она невиновна. Но мне придётся менять тактику.
– Конечно, – рассеянно ответил Хуан Карлос.
Немного позже ему позвонила Магда и попросила срочно приехать. Хуан Карлос тотчас отправился, решив, что Магду заставили обратиться к нему какие-то осложнения, связанные с её беременностью.
– Спасибо, что ты приехал, – поблагодарила Магда. – Хуан Карлос, я совершила большую ошибку, когда уехала из своего дома. Мне здесь плохо. Моя жизнь стала кошмаром.
– Успокойся, расскажи всё по порядку.
– Мне так плохо, так одиноко. Моя любовь оказалась сплошным обманом. Если бы я не ожидала ребёнка, то предпочла бы умереть.
– Перестань, Магда, – испугался Хуан Карлос. – Ты сейчас в таком положении, что тебе нельзя волноваться. Что за глупые мысли?
– Я приняла решение и хочу уехать, – сказала Магда.
– Но Гонсало не может остаться в стороне. Он должен нести ответственность. Он должен заботиться о тебе и о ребёнке. Я поговорю с ним, – пообещал Хуан Карлос. – А ты успокойся.
Хуан Карлос тут же спустился в гостиную, где застал Гонсало и Сару.
– Очень хорошо, что вы вместе, – сказал он. – Я пришёл поговорить с вами как врач. Я только что был у Магды. Если ты, Гонсало, хочешь, чтобы твой ребёнок родился здоровым, ты должен оберегать Магду. Постарайся наладить с ней отношения.
– Что же она тебе сказала? – осторожно спросила Сара.
– Ничего. Мне не надо говорить. Я и так всё прекрасно вижу.
– Тебе не кажется, что ты виноват во многих проблемах нашей семьи? – спросила Сара.
– Я ношу вашу фамилию, но я не такой, как вы.
– Ты унижаешь нас, – оскорбился Гонсало.
– Это ты мне говоришь об унижении? – удивился Хуан Карлос.
– А ты уже подумал о будущем своего ребёнка? – поинтересовалась Сара.
– Это моё дело, – отрезал Хуан Карлос.
– Ты не должен так отвечать мне, – с укоризной сказала Сара, покачав головой. – Я твоя бабушка, и у меня седая голова.
– Верно, – согласился Хуан Карлос. – Я тебя уважаю, но не нахожусь у тебя в подчинении. Я вас предупреждаю – если с Магдой что-то случится, то вы будете нести за это полную ответственность.
С этими словами Хуан Карлос покинул гостиную. Гонсало немного помолчал и сказал:
– Бабушка, я прошу тебя помочь мне с Магдой. Я не хочу потерять своего ребёнка. Постарайся больше с ней не ссориться. Ничего ей не говори. Когда придёт время, мы сделаем так, как нужно. Не забывай, что это твой первый правнук.
– Первый правнук, – повторила Сара. – Гонсало, я хочу задать тебе один вопрос и надеюсь, что ты ответишь на него откровенно. Что произошло в тот день в бунгало? Я помню, что ты тогда рассказал, но что было на самом деле?
– Почему у тебя возникли сомнения? – насторожился Гонсало.
– Я часто вспоминаю тот день. Ответь мне.
– Я давно постарался забыть об этом, – ответил Гонсало.
– Но Магда помнит, – сказала Сара. – Она уверена, что ребёнок Иоланды – это результат той встречи.
– Именно эту мысль мы и должны выбить у неё из головы, – раздражённо произнёс Гонсало.
– Действительно, нет такой возможности, что ребёнок Иоланды твой? – с надеждой спросила Сара.
– Нет. Мне неприятно говорить на эту тему. Я уже давно забыл об этом эпизоде. Похоронил его, бабушка.

0

30

30

Время пролетело быстро, и настал день, когда должен был начаться процесс. Дело об убийстве Эктора Кастелло получило широкий резонанс в обществе. Вполне естественно, что довольно много людей с нетерпением и тревогой ожидали суда над Иоландой. У каждого были на это свои причины.
Итак, этот день наступил. Иоланда, чуть живая от страха, еле дошла до скамьи подсудимых. Торжественная обстановка зала суда потрясла её. Она почувствовала себя маленькой и беззащитной. Присутствие в зале её друзей и Хуана Карлоса как ни странно не ободрило её, а наоборот, испугало. Адвокат ободряюще кивнул ей, и первое заседание началось.
– Приступаем к оглашению предварительных выводов следствия: «Представляя обвинение, я подошёл к этому делу абсолютно беспристрастно. – Суровый секретарь в белом парике читал заключение прокурора, олицетворяя карающую руку закона. – Проанализировав все данные, которые представлены мне полицией, судебной медициной и экспертами, я пришёл к выводу, что есть достаточно улик, чтобы считать сеньору Иоланду Лухан виновной в совершённом преступлении, и прошу у суда назначить ей наказание в виде двадцати пяти лет лишения свободы».
По залу прокатился глухой ропот. Наказание было суровым. Иоланда закрыла лицо руками. Адвокат нахмурил брови.
– Прошу сеньора секретаря перейти к оглашению заключения защиты, представленной адвокатом Ринальди, – сказал судья.
– «После тщательного изучения материалов дела, представленных полицией, судебной медициной и экспертами, я с полным основанием заявляю, что нет убедительных улик, подтверждающих виновность Иоланды Лухан, и прошу суд вынести ей оправдательный приговор», – зачитал секретарь.
По залу вновь пронёсся ропот. Хуан Карлос с надеждой посмотрел на адвоката Ринальди. Тот сохранял невозмутимый вид.
– После оглашения заявлений обвинения и защиты переходим к допросу обвиняемой, – объявил судья.
Иоланда подняла голову.
– Иоланда Лухан, – произнёс секретарь, – напоминаю вам, что вы дали клятву говорить только правду.
– Обвиняемая, вы считаете себя виновной или невиновной? – спросил судья.
– Я невиновна, – ответила Иоланда.
– Обвинение может начать допрос, – удовлетворённо сказал судья.
– Согласно вашему заявлению, вы состоите в родственных отношениях с сеньорой Исабель Кабралес. Так ли это? – спросил обвинитель.
– Да, сеньор.
– Сеньора Исабель с любовью приняла вас в своём доме и сделала всё, чтобы вы чувствовали себя хорошо?
– Да, сеньор.
– Какие отношения у вас были с Эктором Кастелло? – продолжал обвинитель.
– Хорошие, мы очень ладили. Мы были друзьями.
– Значит, у вас не было поводов для ссор? – уточнил обвинитель.
– Да, я сказала, что мы были друзьями.
– Вы были родственниками?
– Да, мы были кузенами.
– Вы хорошо чувствовали себя в его обществе?
– Он был добр ко мне...
– А вы?
– Я старалась быть вежливой, – отвечала, смущаясь, Иоланда.
– Понимаю, – кивнул обвинитель. – Вы только хотели быть вежливой с ним.
– Нет, – спохватилась Иоланда, – мне тоже нравилось проводить с ним время.
– Пока достаточно. Представляю, право защите задать свои вопросы. – Обвинитель сел на место.
– Защита может приступить к допросу, – предложил судья.
– В настоящий момент у меня нет намерений, допрашивать обвиняемую, ваша честь, – ответил с поклоном адвокат.
– Слово предоставляется обвинительной стороне, – объявил судья. – Обвиняемая может сесть.
– Приглашаю сеньору Исабель Кабралес, – сказал обвинитель.
– Сеньора, поклянитесь говорить только правду, –  напомнил секретарь.
– Клянусь, – ответила Исабель. Она была в трауре.
– Вы знаете обвиняемую? – спросил прокурор.
– Думала, что знаю, – с горечью произнесла Исабель. – Я относилась к ней как к дочери, а она предала меня и убила моего сына. Я, мать, прошу справедливости ради него!
– Расскажите нам о своём сыне, – попросил обвинитель.
– Он был весёлый... Не очень любил учиться... Для меня он был всем. Пока его не убили...– Исабель всхлипнула.
– Я понимаю вашу боль, – сказал обвинитель, – но для того, чтобы была установлена истина, необходимо, чтобы вы точно описали то, что увидели в день смерти вашего сына.
– Меня не было дома, – начала в волнении говорить Исабель. – Когда я вернулась, то нашла моего сына мёртвым. Рядом с ним была эта женщина. Руки её были испачканы кровью, и она сжимала какой-то предмет, наверное, орудие преступления. С самого начала она отрицала, что это она убила Эктора, но кроме неё в комнате никого не было.
Заседание продолжалось ещё некоторое время. Вернувшись в больницу, Иоланда без сил рухнула на кровать. К ней подошёл врач.
– Ну, как дела? – спросил он.
– Меня допрашивали, – ответила Иоланда. – Но я не понимаю, почему меня не стал допрашивать адвокат. Это плохо. Я бы всё рассказала.
– Не волнуйся, – успокоил её врач. – У него своя стратегия. Всему своё время.
Позже зашёл адвокат Ринальди.
– Ну, всё идёт хорошо, – заявил он. – Не волнуйся.
– Но почему вы не допросили меня?! – воскликнула Иоланда.
– Всему своё время. Меня больше волнует это орудие преступления. Ты мне ничего не говорила...
– Это, наверное, статуэтка, которая лежала на полу рядом с Эктором...
– Статуэтка? – задумался адвокат. – Ладно, мы поговорим об этом позднее. Завтра будут выступать свидетели защиты. Показания Кристины Рамирес должны стать решающими.
– Кристины? – обрадовалась Иоланда.
– Я уверен в этом, – подтвердил адвокат.

0